Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 28
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 26
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Тур - 180:""Покоя фамильная вотчина" (конкурс завершен)


                                                                                                   Улыбка небесного гения,
                                                                                                   погоды случайный каприз.
                                                                                                   Флажок моего настроения
                                                                                                   устал трепетать - и завис.
                                                                                                   Покоя фамильная вотчина,
                                                                                                   обитель морали святой.
                                                                                                   Уснули желанья порочные
                                                                                                   в качелях над чёрной водой.
                                                                                                   Так много судьбою подарено,
                                                                                                   так трудно не ждать новостей.
                                                                                                   Я буду серьёзной и правильной,
                                                                                                   у входа встречая гостей.
                                                                                                   И впору запить и отчаяться,
                                                                                                   блестяшки меняя на ржу.
                                                                                                   Ты видел, как небо качается?
                                                                                                   Пойдём, я тебе покажу...
                                                                                                    "Улыбка небесного гения..."-Таня Кузнецова

                    Здравствуйте, уважаемые участники конкурса!
                   "На свете счастья нет, но есть покой и воля" - писал в свое время Александр Сергеевич Пушкин. Иногда я согласна с ним, иногда - нет. Покой напоминает штиль; после бури, когда потрепанные паруса клочьями свисают с мачт, штиль воспринимется как благословение божье, Но отдоxнув, скучаешь по свежему ветру, по напряжению, даже по опасности.  
Тема 180 Понедельника - покой; его плюсы и минусы.

Примеры из классики:

"ТАНГЕЙЗЕР"-Максимилиан Волошин
"ИВА"-  Николай Рубцов
"Мне кажется: весна в свои права" -Лев Гунин
"Выхожу один я на дорогу"-Михаил Лермонтов

Сроки проведения конкурса:

Начало: суббота, суббота, 9 апреля.
Окончание: суббота, 16 апреля.
Редакторское голосование: суббота, 16 апреля.-суббота,  23 апреля.
Голосование зрителей и участников:   суббота,   16 апреля.-суббота,  23 апреля.
Подведение итогов : суббота,  23 апреля.
Начало нового конкурса: суббота,  16 апреля.

Правила:

1. Жанр – свободный.
2. Стихотворение должно точно соответствовать теме конкурса.
3. Каждый участник может подать на конкурс одно стихотворение не более 36 строк.
5. Стихи с ненормативной лексикой, стихи низкого художественного уровня, стихи,
не удовлетворяющие условиям конкурса – не принимаются!
6. Решение об отклонении стихотворения принимает Ведущий конкурса. Решение
Ведущего окончательное, обжалованию не подлежит.
7. Стихотворения, взятые как "примеры из творчества наших авторов" в конкурсе не участвуют.
8. Если у вас возникли вопросы или какие-либо пункты правил неясны – обращайтесь
в личку к Марине Генчикмахер


Призовой фонд:

1 место - 1000 баллов
2 место - 800 баллов
3 место - 600 баллов.
4 место - 400 баллов.

Места определяются по итогам голосования жюри. Места в номонации "Приз зрительскиx симпатий" определяются по итогам голосования всеx авторов портала.

Дополнительные призы:

Первые 7 стиxотворений, получившие наибольшее число баллов, вxодят в подборку, которая анонсируется на Главную. Если колличество стиxотворений, получившиx максимальное, но равное колличество баллов, превысит число 7, например (первое место - 1 стиxотворение, 2 место - 3 стиxотворения, 3 место - 4 стиxотворения), решение по отбору принимает главный редактор портала Андрей Злой.
Приз за обоснование  листа - по 40 балов за рецензию каждого стихотворения*

Пы.Сы.

1. Напоминаю: название цикла конкурсов позаимствовано нами у братьев Стругацких абсолютно осознанно,
о чем и писалось в соответствующем анонсе: http://www.grafomanam.net/poems/view_poem/242389/
2. Приз за обоснование  листа выдается при условии уважительного отношения к автору обозреваемого
текста, грамотности рецензии, упоминающей и плюсы и минусы рассматриваемого стихотворения и
определенного объема (не менее 2.5 строк в микрософт ворд). Если соберется несколько мини-обзоров по
конкурсу, они будут объединены в один обзор, анонсируемый на Главной странице портала.
3. Доска почета "Понедельника" http://grafomanam.net/works/326897

Организатор

Platformus.ViewModels.Shared.AssociationViewModel

Состав жюри


Заявленные произведения

Странноприимный Дом –
Дом, принимающий странных.
В самых далеких странах
Знали всегда о нем,

Построенном до всего –
Прежде Ура и Трои,
Так, как будто его
Никто никогда не строил

В самом конце дорог,
Самый последний приют.
Мало истоптан его порог:
Всех принимают тут

Но к ветхим его дверям
Приходят с тайной печалью
Те, кто все потерял,
Отмеченные печатью.

Им не страшны погони -
Их никому не догнать,
Они согревают ладони
У дремлющего огня

Время, сжатое в жгут,
Недвижно в этом жилище...
Они никого не ждут,
Они ничего не ищут,

И ничего не обрящут
Из прошлого своего,
Здесь нет ничего в настоящем
И в будущем нет ничего.

Никто никому не рад...
Воистину - все равно...
И нету дорог назад –
Они заросли давно …
                
                ***
И я, как судьбу свою ни крою
Веслом по живой воде,
Однажды и я окажусь на краю
На грани «здесь» и «нигде»

Я сброшу cвязку  дорог,
Собранных днём с огнём,
Шагну за этот порог
И окажусь в Нём...

И больше не будет погонь
За тем, в чем нету нужды,
А будет гореть огонь
И горький призрачный дым

Заполнит вечный досуг
И распространится повсюду …
И времени больше не будет вокруг...
И смерти больше не будет

Заморосило, затуманило просвет,
Размыло номера и скрыло линии;
К Васильевскому острову калиновый
Туманный мост в запеленованный рассвет.

Не покачнётся даже маятник часов,
Лишь капли отмеряют ход истории
И утренней истории, в которую
Я вписан смутным начертаньем адресов.

На петербургском спящем острове покой,
Звук поглощает "вата"... Отуманено
Скольжу неслышно, совершая таинство,
В небесный город - город именем святой.

Святое имя. Знать, оно дано не зря, -
Слепым Господь подал - нам дал поводыря.


В полумраке своём удивительно ровно
……………………………..проживает свеча на пластмассовой полке.
Пахнет жжёный фитиль сладковато, напряжно,
Словно пропасти гибельной рядом начало,
……………………………..и опасность таится в проклятом осколке
Этой ночи спокойной и даже нарядной.


Тишину не спугнёт и жужжание чьё-то…
……………………………Это мысли роятся как старые трутни…
Наступила новейшая смена сезонов,
И красивый самец вдруг теряется в жизни,
……………………………и становится странно и больно ненужным,
И становится словно ничейный ребёнок…


Что до мыслей пустых… Что до их производных…
…………………………..Что до производящих бессмысленность тварей…
И одна вон – в моём лысоватом обличье -
Так пытается что-то сказать о бесчестье
………………………….безысходности мира… Но мир киноварью
Прагматичных предательств стирает приличья.


Её путь – красноватая в пятнах дорога,
………………………….по которой брести – мой удел окаянный,
И ненужность свою смаковать в каждой капле
Коньяка дорогого со вкусом дешёвым,
………………………….как и все мои грёзы, и образ желанный,
И попытки отдать себя. Глупо. Не так ли…


Замусоленный скромным словарным запасом
…………………………мой мирок засыпает в свечном полусвете,
Шоколадный запас пожирает нескромно…
Этих зимних торжеств так помпезна нарядность,
…………………………так фальшива – заигранной песней о лете…
Лишь фарфоровый кот молча смотрит влюблённо.

2011 г.

Пословица как мир стара,
Но всё же действует покуда,
В ней плюс – нет худа без добра –
И минус – нет добра без худа...

То шторм, то штиль... Не повезло
Тем, кто легко теряет веру...
Вопрос: покой – добро иль зло?
Ответ: всё хорошо, что в меру.

Желателен душе уют,
Но может сделать он бескрылым,
А если критики клюют –
Глядишь, прибавит это силы.

Творится лучше в тишине,
Но мир далёк от совершенства.
Слетайтесь критики ко мне,
Нас ждёт взаимное блаженство.

                                         Хорошую религию придумали индусы... (Высоцкий)

апгрейд положен не всем
а так
наверно десятой части
но каждый третий из тех кому
безмысленно мчится в счастье
на свет
и значит не в тот туннель
дорога с односторонним
забита намертво напрочь зато каждый третий пристроен
еще процентов сорок сидят гоняют чаи с какао
у них печеньки и сторона сам понимаешь какая
кому-то в сутолоке отдавят ноги и честь и совесть
а кто-то вовсе остыв отстанет
чуть нарастив слоновость
ума и кожи
ты знаешь каждый прав и не прав по сути
свободен в выборе вольно и не
и
как ни злись подсуден
глупее на очень долгую жизнь или на смерть умнее
и как ни стели соломку никто спрятаться не сумеет

но если Он вопреки и паче хмыкнет в прокуренный ус:
"еще разочек? с нуля? ну что же..."
и выдохнет

я вернусь

*Какая глупая гора, - старик подумал, спотыкаясь, -
иду-бреду без передышки долгий, долгий век,
натёр мозоли по камням, но нет обещанного рая -
возьму левей".
Седые волосы трепал такой же странствующий ветер,
но он-то знал, где обрести покой на склоне дней.
Старик пошёл на перевал, где вечность искорками метит
дорогу к ней.
Давно очищенный рюкзак: от всех наград и привилегий,
от горстки денег, от вещей - хранил один дневник,
и старый ветер шелестел листками с нотами элегий -
ушёл старик...*

Песня на этот текст здесь: http://www.chitalnya.ru/work/1665259/

Пахнет дождем и немножечко дымом.
Мою окно.
Мне почему-то светло как в любимом
Старом кино.
Небо спустилось седым покрывалом.
Люди вдали,
Кружат зонты над таинственным балом
Мокрой земли.
Небо ложится прозрачной зевотой,
Кутает дождь.
Я не окликну, когда на работу
Ты потечешь.
Мою окно в затерявшемся мире,
Где-то давно.
Где-то в чужой незнакомой квартире
Мою окно.
Мне хорошо, не печалься, не сетуй.
Переживем.
Только до одури кружится небо,
Пахнет дождем...

Не решилась будить, не хотела нарушить покой
безмятежной улыбки, спокойствие сомкнутых век.
Сжав дыханье в груди, собрала осторожно рукой
мотыльки твоих снов, так стремительно рвущихся вверх.
Как могла эта ночь так удерживать долго в плену
твоих чувств теплоту и глаз магнетический свет?
Прогоню ее прочь и, разрушив ее тишину,
нашепчу про мечту - чтобы Грей вел сквозь бури "Секрет"*.
Мой любимый, к тебе прибегу по волнам, облакам,
я поверю тебе, как поверила в принца Ассоль.
Наше время - для нас, я не дам равнодушным часам
ни секунды отнять и все же нарушу твой сон.


*Корабль "Секрет" с алыми парусами капитана Грэя из творения Александра Грина "Алые паруса"

Авторское исполнение:
http://litsait.ru/upload/mediafiles/03efd684d39963a339602653a71686cb.mp3

Думы бывшего горожанина

Какими же великими в деревне
Нам кажутся большие города.
Их гул и суета в нирване ленной -
Как странный вкус заморского плода.

В стихах любое слово  - как эпиграф
Для всякой закорючки бытия,
Как будто бы в божественные игры
Играют досточтимые князья.

И по крупинке к нам течёт на темя
Других галактик тайная смола -
Больших миров ниспосланное время,
Как будто крошки с барского стола.

Великие события из книжек
Пугающи в нетронутой глуши.
Здесь голос мой навряд ли кто услышит,
И не заметят страждущей души.

Вновь облако истаяло до срока,
Доставив нам по капельке дождя.
И лишь мираж к нам привела дорога,
Как будто бы заблудшее дитя.

Я пробую слова свои на ощупь,
Освобождаю птиц из тайных пут.
Их голоса звучат за дальней рощей,
К свободным им прокладываю путь.

8 августа 2014

Болезнь и старость преодолевая,
Впустив пичуг в весеннее окно,
Он слушал голос раннего трамвая
И слышал всё, что знал давным-давно:

Вот порх и шорох лёгкой занавески,
Дыханье молодого ветерка,
Вот звякают хрустальные подвески...
И вот пришла...любимая...строка:

"На свете счастья нет, но есть покой и воля"...
Да, есть покой, но воли нет почти...
И помогла бы доза алкоголя...
Совсем смешная... Господи, прости...

О чём я?.. Да... О воле и неволе...
Вдруг понимаешь - воли вовсе нет...
Где угнездились боли, в той юдоли
Остался только несказанный свет...

Покой и свет. А большего не надо.
Есть лютики, блестящая трава...
И, может, доживу до листопада...
Вот только нет тебя, моя отрада...
Покой и свет. И жизнь всегда права.


   Затаюсь от тебя, от себя, от земли, от небес.
   Заварю тайной травки забвения с поля чудес.
   Загустеет и схватится воздух, запахнет смолой.
   Снизойдёт на мятежную душу янтарный покой.

   Оплетёт хлороформовой ватной струёй тишина.
   Покачнётся под дремлющим духом тугая волна.
   Хронос алчно поглотит душистый твердеющий ком,
   станет, словно конфету, катать за щекой языком.

   Но поток никогда не случившихся, призрачных дней
   потревожит однажды журчание речи твоей:
   -Ах, жучок-человек! Ты, увы, ничего не достиг!
   Твой янтарный покой – не спасенье, а жёлтый тупик...

Я - древо мечты, мной единственный матч
был сыгран с судьбою и взяты призы:
я в группе подобных себе крепких мачт
восприняло ветра-надежды призыв.

Наполнив уверенностью паруса,
вперёд, к берегам неоткрытых земель
пустились мы в путь... Жить в дремучих лесах?!
По мне - лучше вдребезги, сходу на мель!

Август, 3-е, 2011 г.

«В спокойствии – сила», - считает мудрец.
И я с ним согласна на все… тридцать пять.
Но в каждом начале заложен конец,
И реки нельзя поворачивать вспять.
Немало таких, кто спокоен, силён
В своем понимании мира вещей.
И Бог таких любит… Но Бог удивлён:
Спокойствие он не приемлет вообще.
Покой – это спячка. Покой – это то,
Что в мире не сыщешь за тысячу вёрст.
Мы – люди – в погоне за каждой мечтой
Не знаем покоя. Диагноз наш прост:
За штилем приходит бушующий шторм.
Прими это должным. Прими себя сам.
И брось эти все «никогда», «ни за что»…
Мы люди. И в каждом из нас – полюса.

                              


Ласкал чинары ветерок,
Оса кружила над столом.
Был свежим чай и пах пирог
Фруктовым джемом. И теплом

Осенний воздух обдавал.
В цветах орнамента узор
На глянце маленьких пиал.
Стекались родичи во двор.

Под струйкой нежного луча
Блестел, как новый, самовар.
На блюде – горкою чак-чак.
Была похожа на пожар

Пунцово-рыжая листва.
За дружным низеньким столом
Гостей беседа увлекла
О буднях, внуках, о былом.

В пиалах – чай, не до краёв,
А чайник – полон и горяч.
Шумела стайка воробьёв,
Терзая высохший калач.

Касалось солнышко стола,
Пытаясь чай позолотить.
Была медовой пахлава
И сладкою чурчхелы нить.

Слетали листья с алычи,
Шуршали тихо под ногой.
Отменны были куличи
И чай, вселяющий покой.

  Экс на: http://litset.ru/publ/16-1-0-16287
                                                                                                               Грустнеешь, конечно, ныряя в такие глубины,
                                                                                                                Куда и Господь не гонял матерей голубиных (с)
                                                                                                                                                              Татьяна_Коновалова


Себя перебрав, как молящийся – пальцами – чётки,
К рассвету ныряю я в сон. Он тревожно-нечёткий.
Меня колыбелит – баюкает памяти гамма.
Мгновенье – и снова я девочка. Рядышком – мама:
Живая весёлая. С нею легко и спокойно,
И всё разрешимо. И вдруг понимаю: «Не больно.
Не страшно. Я справлюсь. Всё сладится». Тают печали.
А мама глядит, улыбаясь, и лечит молчаньем.
И, вынырнув дню суетливому в тёплые руки,
Я чувствую, верю, что временны боль и разлуки.
Со мною любовь. Ей подвластны любые преграды.
Уютно желтеет за окнами дар листопада.

(13/09/15 12:50)

Часовенка души (Лирика / городская) Анонимный автор
Покой и свет в душе усталость тела топят
в таинственной реке, текущей на восток.
Потерь, побед и бед теперь не нужен опыт,
В гусиный пруд слились и устье, и исток.

Забота без забот, веселье без похмелья,
Без пафоса слеза, без злой обиды гнев.
Покойная земля, припал всем телом к ней я,
И строю тёплый кров, сарай, забор и хлев.

Зазубрен мой топор - не там бревно он тешет,
Не точена пила, и рез её не прям.
Проекта нет  совсем, и знает только леший:
А будет ли вообще построен этот храм.

Какой уж храм? Смешно! Часовенка в низине
с иконкой лишь одной «Нерукотворный Спас».
Неужто тот костёр погаснет и остынет,
Который я разжёг, и горстку дров припас.

Течёт поток машин не пафосного вида
На север в Кострому, по бывшей «Костромской».
Неправдой снов теперь мне кажутся обиды,
Да были ли они? Прошли. Как в детстве корь…

Спасибо за январь абстрактной лжи,
Горбатый свет случайных фонарей,
За то, что, боль и морок пережив,
Мы стали и спокойней и мудрей,
Что развиднелось марево пурги
И новый день печалей не принес…
Друзей не стало, впрочем, есть враги –
Они все время думают про нас.
Спасибо, за привычный белый цвет,
За то, что неподъемной вышла кладь.

Бескрайний снег… Зимою красок нет –
И можно только кровью рисовать.

           Чайке по имени Джонотан Ливингстон посвящается

Из книги судеб вырвана страница –
Она моею вырвана рукой.
Слепой определённости покой
Я поменяла на метанья птицы,
Желающей летать не так, как все.
И вот лечу – внизу трава в росе
И моря бурного вздымаются валы.
Я прорвалась…
                          И подо мной, белы,
Заснеженные тянутся поля.
Неведомая, новая земля
Принять готова странницу,
                                                но мне
Вернуться надо к тем, кто лишь во сне
Увидеть может новые пути.
И за собой
                     мечтателей
                                           вести.

Зарумянились нежные щёчки у вишенок-скромниц.
Ты шептал им всю ночь свои глупости, падая ниц?
Прочь лети от меня, мало было наивных поклонниц?
Превращаешь всех девственниц... в страстных блудниц.

Ветер, ветер! Встречай наше жаркое лето,
Расплетай косы ивам, порхая над тихой рекой.
Принеси им Любовь в парусах бригантины и эхо,
Ну, а мне, я прошу, подари тишину и покой…

Что ж опять ты, проказник, в лицо мне смеёшься?!
И целуешь ладони и на ухо шепчешь стихи…
Вот поймаю сейчас! Улетел, ну ещё попадёшься!
Я люблю тебя, ветренный мой, и, конечно, прощаю грехи…

"Вот он, приехал!" - сказали некстати…
Я поскорей опустила глаза:
Громко забилось сердце-предатель,
Выпрыгнуть хочет – но дрогнуть нельзя!

Мне удавалось не теплить неделю
В трепетном сердце любви семена.
Холод пришел, и к началу апреля
Я перестала скучать у окна.

Но прозвучало любимое имя –
Так, будто майское солнце взошло…
Сразу полезли побеги из зимней
Комнатной спячки: им стало тепло…

Люди заметят! Ведь я отпечатки
Пооставляла везде и следы…
Прячу глаза и копаюсь в тетрадке:
Может быть, выйду сухой из воды.


Хмурое утро, горячий кофе,
Булочки сливки и послевкус
Ленности - тихо ушла эпоха.
Легкость снежинок,  невинность пусть -
Ложечкой чайной звенит Чайковский.

Мазано белым под синью неба.
Вихрем, свалившимся в тишину:
Фокусник кучер в рамке из снега,
Клякса лица и волчий тулуп...
Тройка движеньем оцепенела.

В шаге: часами, чугунной гирей
Хронос дрожит что локомотив...
Солнце и скатерть - пахнет имбирным
Теплым печеньем. Встать и пойти  
К няне на кухню: "Мы были? Были".

Зверь циферблата щедро кукует.
День за окном что кот мартом глуп.
Няня: "Оденься. Дует",- ох дует
Воющий ветр норы партитур.
Утро безумное. Ко... Так дует.

Вновь весна к нам стучится, как прежде, цветущею веткой в окно,
И привычно запели надежды забытые струны,
Но в душе так пустынно, так холодно и беспросветно темно,
Что на мир я смотрю без восторга, довольно угрюмо.

Глаз давно, жаль, не радует вид молодой и зелёной листвы,
Пенье птиц уж не будит восторг в моём сердце усталом,
От унылых и горестных дум не поднять мне седой головы,
Видно время проститься с мечтою о счастье настало.

Без особых иллюзий на возраст критически свой посмотреть,
Что достиг оценить, подражая своим идеалам,
И огонь, что пылает в душе, погасить, чтоб совсем не сгореть
В его пламени жарком, что вспыхнуло  так запоздало.

Перестать сеять зерна надежды дрожащей и слабой рукой,
А стремиться сберечь поредевшие, прежние всходы,
И стараться в душе не нарушить обманчиво-хрупкий покой,
Чтоб неспешно текли одинокие, тихие годы.

И пока, в моих старческих жилах ещё неостывшая кровь,
Орошает мой мозг своим медленным, зыбким движеньем,
Я припомню тебя и угасшую странную нашу любовь,
Промелькнувшую в жизни коротким, прекрасным виденьем.

Мне захочется снова, всё вспомнив, вернуться на миг хоть туда,
Где мы вместе смеялись, мечтали и радостно жили,
В те далёкие славные и безрассудные наши года,
О которых сегодня с тобою мы напрочь забыли.

Воскресить нашу бывшую молодость, мысли свободный полёт,
И заставить вновь сердце на полную силу забиться,
Раз последний душою больной и усталой почувствовать взлёт,
Перед тем, как придётся ей с телом навеки проститься.

И тогда пусть, как прежде, стучится цветущая ветка в окно,
Пусть всё это ещё много раз, много раз повторится,
Только нас здесь, как жалко, не будет, а значит не всё ли равно,
Для кого на земле этот праздник Весны будет длиться?    

Что жизнь моя? Стоялая вода...
А после что? Да и не знаю даже...
Бессрочный отпуск, отпуск навсегда,
Навеки - без отгулов и поблажек?

Хотелось бы, но некого спросить …
И вот тоннель – души метаморфозы,
Побочное воздействие наркоза.
Отмучиться бы… Господи, спаси!

Все наяву, а будто бы во сне.
И голоса всевластных демиургов,
На время воплотившихся в хирургов.
Я возвратился, немощен и нем:

Внутри меня блаженно мир сиял -
Новорожденный, ласковый и глупый,
И кислород ловили жадно губы,
Но это был уже совсем не я...

В дремотной области земной излучины
срединнорусской полосы
вглядись, и вслушайся в уключины
весла, - так тикают часы…

В уютной деревянной полости,
старинной лодочки, вдали,
плыви тихонько с ликом кротости,
веслом смиренно шевели…

Следи за всплесками и склонами.
Они поодаль, но видны.
Там ивы, как весы наполнены
Равновеличием  воды.

И думай, думай об утраченном
и не жалей о прошлом, где
скрипят уключины как часики
и бьются вёсла по воде…


Неужели сожжены все мосты?
Я бесстрастно с дороги сойду.
Неужели, отгорев и остыв,
Я пойду, словно камень, ко дну?

Только мысли мне уснуть не дают –
Зарядил их начальный разгон.
Для последних дней, часов и минут
Неужели  покой не суждён?

Если груз меня, как колос согнул,
Если стебель подрублен косой,
Значит всё ведёт одно к одному
Под конец немудряще-простой.

Неужели и в тиши, и впотьмах
Мне припомнят былые грехи
И сведут немилосердно с ума,
Мне читая...  мои же стихи.

Годы без важных дат,
Странники без отчизн –
Это какой-то ад…
Это не жизнь. Не жизнь.

Цепи сердец и рук
Крепко сковали день.
Цели орут вокруг,
Смелые – их мишень.

Крики и кулаки –
Немощный меч и щит.
Где-то есть дом таким,
Только – ищи-свищи.

В каплях солёных вод
Выход на смерть похож.
Но, как всегда, спасёт
Душу святая ложь.

Рай невозможен здесь,
Рай для меня – покой,
Строки, где не прочесть
Образ желанный твой.

Я открыл свое окно.
Ночь. Сижу на стуле.
Что-то не было давно
Тишины в июле.
Тут – ни звука. Ну и ну!
Город. Звезды. Крыши.
Я такую тишину
Много лет не слышал:
Замолчал ночной проспект,
Не шумят трамваи,
Дебоширов пьяных нет,
Кошки замолчали,
Ветер не стучит в окно,
Не воркуют гули.
Может, в мире – никого?
Может, все – уснули?
Тишина висит в окне,
Словно коромысло.
Может, в этой тишине
Есть какой-то смысл?
И она, метлой в гостях,
Из щелей и люков
Выметает лихо прах
Надоевших звуков?
И плывет как сон она -
Нет ни дна, ни края -
Вот такая тишина!
Тишина такая.

...Тут открылась дверь в трактир,
грянул смех девичий...
Всё нормально. Снова мир
Задышал обычно.

Вязкое небо влажностью дышит.
Сыростью пахнут леса и поля.
В сумраке мокнут потные крыши.
И не найти, где сухая земля.

Тряпками крыльев в хляби туманной
Машут грачи над осиновой мзгой.
В одури сонной крик их гортанный
Вновь будоражит бездонный покой.

Мокнет, топорщится зимняя простынь.
Из-за сугробов, осевших пластом,
Вышла на свет прошлогодняя осень
С веткой засохшей, увядшим листом.

Осень нагую в пожухлости бренной
Видно повсюду на тропах лесных.
Но, среди бурого, мокрого тлена
Кажется слышно дыханье весны.

Скажу я вам одной строкою  
С высот прожитых мною лет:
"Не то чтоб хочется покоя,
На беспокойство силы нет".
в дворцовом окне наблюдаешь немало
житейских картинок: под визги и вопли
(супружница с кучером ночь прогуляла)
гоняется конюх за нею с оглоблей…
как любит ее, так и бьет… очень сильно…
а там у фонтана красивый и ладный,
сгорая от страсти, младой камердинер
не первую фрейлину тискает жадно..
надеясь, что с ней адюльтер славный выйдет,
в капризах он ей неспроста потакает…
а первая фрейлина это все видит
с балкона в плюще и безумно страдает…
жизнь бьет через край…. но за стенкой и мимо…
ах, как напрягает тоскливое это…
тебе ж так вести себя недопустимо..
и жертвою царственного этикета
на троне сидишь ты в короне хрустальной...
грудь давит корсетом... "ну, в чем же тут дело
и как же так вышло",- ты шепчешь печально...
все люди, как люди, а ты - королева…


Где Вы - там тишь "земли обетованной"...
Я ж – Боцман, и матросил с юных лет,
Был неотступно рядом с капитаном,
Но нынче штиль, отплыть - надежды нет.

Небесный свет очерчивает скалы,
сМЫШно белы и мелки облака.
А я, как шкот, привязан, одичалый,
Таращусь в даль, где Вы - мила, мяввка...

Мурзель! Я - к Вам вплыву, мечтой влекомый,
Когда пассат наполнит паруса!
До сей поры, так жаль - мы незнакомы,
Но буду - Ваш, на целых полчаса!

Я размуррею с Вами, растревожась,
Примяв в портовом скверике цветы.
Оглянет нас завистливо прохожий,
Услышав вдруг мурласковое: "ты..."

Суровый Боцман, школенный штормами,
Видавший виды, знатный мышелов -
Не ровня пассажирам с паспортами,
Что, будто псы, в ошейниках от блох!

Не думайте: чисты, бело-пушисты -
Они не знают жизни и слабы!
О, Donna Mia! Бури ярый приступ
Без жалоб претерплю и без мольбы!

Сквозь все шторма, когтями - в грот-стень-вантах,
Махнув хвостом, миную океан,
И, Вас обняв, украшенную бантом,
Нырну мур-субмурриною в роман!