Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 13
Авторов: 0
Гостей: 13
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

3 - Испания, XV век (конкурс завершен)

          "Оказаться «в том месте в то время»... И заставить читателя тоже увидеть - и поверить. Всё простенько. Подчеркну - простого упоминания в тексте «мельком»" о каком-то событии в подходящем интервале координат (как Вы привыкли в других конкурсах) недостаточно, нужны «показания очевидца»".
                                           (из правил конкурса - СОВЕТУЮ ПРОЧИТАТЬ!)

           Когда был самый интересный период в испанской истории? Многие скажут – XVI век: Испания в зените могущества – в неё течёт золото из завоёванных заокеанских земель.
           Но меня больше привлекает предыдущий, XV век. Да, в нём ещё нет помпезности – но есть невероятное разнообразие и причудливость. Если Испания «золотого века» – «нормальное», жёсткое, чиновное государство, то XV век – время легенд, влияющих на наше её восприятие даже спустя полтысячелетия. Страна, о которой поют песни…

          Последний европейский оплот мавров – Гранада. Окончание реконкисты, объединение страны, череда королей – то капризных, то мудрых, то безвольных, своеволие знати, кортесы… Разбойники, эрмандада… Марраны и мориски… Ярость битв – и лень сиесты… Инквизиция – дышащая на ладан в начале века, чудовищная по своему могуществу – в конце. Коррида – дорогое развлечение кабальеро. Наконец – открытие Америки.
          Первые рыцарские романы, придворная поэзия, переводы Петрарки…
          Арабская изысканность Альгамбры – и европейская готика. Первые проблески ренессанса…
          Изабелла, Торквемада, Колумб.

          Невероятные сюжетные возможности, знойная яркость личностей и событий – ну, что Вам ещё нужно, чтобы написать нечто более-менее поэтическое?! ))
          Например,  старую детскую сказочку из Гранады:

                    Дéрвиш вращает звёзды –
                    игривые звёзды Магрúба,
                    их поцелуи – пламя
                    снов кружевнóй Альгамбры.

                    Месяц, – гляди-ка! – месяц
                    рóжками бьёт, пострелёнок;
                    дервиш его щекочет, –
                    прыснул шалун и – за тучу…

                    Дервиш колышет небо –
                    дервишу небо тéсно:
                    срываются – в саблях молний! –
                    с неба потопы гнева;

                    дервиш плащом сметает
                    рычащие тучи на север,
                    в полночные земли неверных –
                    логово франков и дэвов.

                    Скоро над спящей Гранадой
                    сплетут серебро муэдзины;
                    дервиш исчезнет в утре –
                    спи! – он вернётся… завтра…

          Или блаженной памяти Томас Торквемада – скромняга-аскет, проповедник, великий инквизитор – что он сам мог о себе думать? (свежачок-с – вчерась по случаю настрогал):

                  «Э, брат Диего, грудка каплуна
                    всего сочней, когда полна Луна!»
                  «Ты знай – крути, фра Фредерико, вертел!
                    Луна важна, но лучше –
                    жбан вина...
                    крути! а то весь жир спровóрят черти.»

                 – О чём они, о Господи! – о чём?!
                    Мы – псы Твои, пусть любим мы не кости;
                    но сколько тех, кто тайно, Pater noster,
                    не во Христе,
                    хотя бы и крещён.
.
                    Испания… мятежная блудница
                    магрибских обжигающих кровей:
                    ты – Эвридика, тень…
                    Но кто – Орфей,
                    рождённый за тобою в Ад спуститься?!

                    Я?.. Нет, я – пастырь,
                    скорбный, как любой,
                    чей крест – печаль Господня и досада,
                    кому дана горчайшая любовь…
                    любовь и плеть! – пасти людское стадо,
                    – смиренный Том
                    из дома Торквемада.

                    … лишь пастырь, просто пастырь…
                    Как любой.

          В общем – возможностей немеряно, но напишут опять человек пятнадцать… Лентяи вы, коллеги.

          Сроки конкурса:
          – подача заявок – 15 ноября 2015 – 12 декабря 2015;
          – судейство – 13 декабря – 19 декабря;
          – объявление результатов – 20 декабря;
          – награждение победителей – с 21 декабря, по мере раскрытия анонимности.

          Призы (баллы и баксы) и порядок их присуждения – см. в предисловии к конкурсу.

          Принимаются анонимные, опубликованные на «Графоманам.нет» стихотворения на русском, украинском и белорусском языках - хотя, боюсь, не все члены жюри смогут оценить качество не-русских текстов, и они окажутся в невыгодном положении. Решение о соответствии текста заданию и о допуске его на конкурс принимает ведущий.
          Размер - до 32 строк. В случае «формата А4» или дробления строк на подстроки размер считается по рифмованным участкам. В случае «стихотворения в прозе» - не более 1200 символов. Комментарии и эпиграф не учитываются.

          Минимальное число работ, при котором конкурс считается состоявшимся - 10 шт.
          Призы: по решению жюри, 1 место - 1500 баллов, 2 место - 1000 баллов, 3 место - 800 баллов. Ссылки на стихотворения-победители и их авторов публикуются на главной странице. Если число участников меньше 20, присуждаются только два места, меньше 14 - одно. По голосованию читателей - только одно первое место, 1500 баллов для количества участников 20 и более, 1000 баллов - иначе.
          Внимание! Впервые в практике конкурсов на Графоманам.нет, как эксперимент, предусмотрен денежный приз, весьма небольшой - 100$, но всё равно приятно. Приз будет поделен между участниками, занявшими первое место по голосованию жюри. Кстати, если у наших авторов есть желание помеценатствовать на эти цели (от 20$ и выше), то - милости просим (подробности - в личке), Ваш взнос будет отражён на странице конкурса.

          Ведущий 3 тура конкурса – Андрей Злой

Организатор

Состав жюри


Заявленные произведения

Запах солнечной пыли, обожженного камня,
Сухость терпкого зноя.
Над Севильей, Грaнадой, изразцами Альгамбры
Встало солнце стеною.

Льется вязью гортанной, стынет сталью чеканной,
Веет львиной саванной.
Край расплавленных шпилей, край, где ветер бессилен,
Небеса бестуманны.

Над плащом изумрудным, над долиною судной,
Над дрожаньем фонтанов,
Бесполезных как ветер. Зноя липкие сети
Ловят сны неустанно.

О суровых хоралах, лентах огненно-алых,
На тропе каменистой
Безотрадных изменах, хрупких свитках бесценных
На кострах реконкисты.

Пересохшие реки. Отжурчавший навеки
Нежный голос гортанный.
Созерцатели высей. Толкователи чисел.
Обреченные станы.

Дремлет Кастилия. Только тревожен сон.
Мрачно да призрачно, веки земли дрожат.
Видится-снится ей: страшное колесо
Давит людей, и ни спрятаться, ни сбежать…

Видится-снится ей: шорохи у двери,
Звяканье, лязганье, переплетенье рук,
Белыми, алыми пятнами ночь пестрит,
Будто кого-то зА волосы – к костру.

Шёпотом-рокотом эхо начнёт стенать,
Каждое слово подхватит, да невпопад.
Плачет Кастилия. В доску она пьяна
Санта – вином инквизиции – Эрмандад*.

Вспышки безумия – снова костры горят,
Братство Святое /не/ведает, что творит.
Плачет Кастилия. Чёрен ее наряд –
Веры людской обугленный лабиринт.

                                                   15 ноября 2015 г.
*Святая Эрмандада (исп. Santa Hermandad (Санта Эрмандад), буквально — «святое братство») — вооруженная организация по охране общественного порядка, существовавшая в городах средневековой Испании, более всего была распространена в Кастилии. Фактически - инструмент королевского произвола и орудие инквизиции.

- Откуда дети, Ана?
- От Святого Духа!
Два мальчика, две девочки - вполне
достаточно, чтобы гореть в огне.

- Откуда дети, Ана?
- От Мадонны-Девы!
У инквизиции готов костёр,
и пламень обжигающе остёр.

- Откуда дети, Ана?
- От любви без мужа!
- Мы знаем! Для испанок не впервой
рожать чертей, ссылаясь на любовь!

Два мальчика, две девочки - вполне
достаточно, чтобы гореть в огне!
А дети смотрят.
- Дайте им плетей!
- Достаточно в Испании чертей!
- Ату! Гони!
- Бесстыжий взгляд!
В Испании средневековый чад,
а ведьмы умирают и молчат.

Моя любезная Фелипе, хвала тебе и небесам!

Я вижу наш уютный флигель, где свой проект я набросал.
Я вижу мудрого монарха, который понял мой резон
И без упрёка, и без страха послал меня за горизонт.
И вот, я здесь. Ликуй! Свершилось! В напряге помыслов и жил,
Используя и Божью милость, такой успех я заслужил!

По бурным водам океана сюда стремились мы не зря –
Для нас страной обетованной открылась новая земля.
Земля несчитанных сокровищ богата лесом и зверьём...
(мне вдруг приснились реки крови, которые мы здесь прольём...)
Но это – вздор! Ночным кошмаром морочить голову не след.
Здесь – Новый свет. Сравнить со Старым – есть многое, чего там нет.
Здесь пьют КАКА’О вместо кофе, в почёте – ТЫ’КВА и БОБЫ’.
А мне понравились: КАРТО’ФЕЛЬ, ТОМА’ТЫ, ПЕ’РЦЫ и ... рабы.
Рабы приветны, простодушны, (представь!)похожи на людей.
Но сходство – только лишь снаружи. Живут, как звери – без затей,
Без книг, без школ, без христианства – чумазым скопищем невежд.
Без гриппа, оспы и без пьянства и (не поверишь!) без одежд.

Им повезло – конкистадоры их души грешные спасут!
Огнём, мечом без лишних споров готовят их на Страшный суд.
Мы все работаем помногу: знакомим с таинством святынь,
С молитвами во славу Бога.
                                               За сим откланяюсь. Аминь.

И катился к закату пятнадцатый век.
Что грешно, а что свято? Познай, человек!
***
Дон Cristоbal Colоn был могуч и упрям,
Ради славы корон он ходил по морям.
Генуэзская кровь, жажда странствий – не блажь.
- Ну-ка, боцман, готовь, проверяй такелаж!
Торквемада кострами коптит небеса,
Но тугими ветрами полны паруса.
Режет «Санта-Мария» форштевнем волну,
Следом «Пинта» и «Нинья». И честь на кону.
Дальше, дальше на Запад идут корабли
На волнующий запах далёкой земли,
В золотую Чипангу, в торговый  Катай,
К полноводному Гангу…
- Мечтай, брат, мечтай!
С жаждой новых открытий и славы мирской
Предначертано плыть им по шири морской.
И на долгом пути столько было чудес:
Орион им светил с просветлённых небес,
И вулкан Тенерифа потешил сполна,
На коварные рифы швыряла волна,  
Оплетали саргассы борта каравелл…
Но заветного часа дождался, кто смел.
Не уснул де Триана Родриго в «гнезде»:
Вдруг увидел амиго огни на воде!
Содрогается «Пинта» от криков - «Земля!»
От кормы до бушприта. И пушки палят.
Будет Сан-Сальвадором земля названа,
А Вест-Индией – новая эта страна.
Здравствуй, остров Хуана, Тортуга  - привет!
Походя, капитаном открыт Новый свет.
Звучны звуки аврала. Продолжен поход.
И в веках адмирала бессмертие ждёт…
Умён ты, марран*, богат,
Завидно нажИв добра.
Да верен ли ты, брат?
Нет. Вера твоя худа...

Мрак Торы из уст в уста
Охаял священный крест -
На дыбу пойдёшь: сустав
Откроет духовный срез.

Осталось тебе теперь
От боли сходить с ума.
В руках правосудья, верь -
Застрянет твоя мошна.

Зелёная Дама* пьёт,
Как херес - аутодафе.
Для ереси - суд без льгот:
"Засохшая ветвь"* - в огне!

Зачем ты постился*, брат -
Готовил еду огню?
Молчание - не набат,
Не сломит сердец броню...

*марран - термин, которым христианское население Испании и Португалии называло евреев, принявших христианство, чтобы избежать преследований и втайне сохранявших верность иудаизму (полностью или частично), и их потомков
*Зелёная Дама - так называли в Испании инквизицию
*Церковь оправдывала правомерность применения казни еретиков через сожжение на костре словами из Евангелия:"... Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают ..."
*Соблюдение иудейских постов часто вменялось в вину подозреваемым в ереси

Когда Колумб в Палос-де-ла-Фронтера,
Отдав швартовы, пОднял паруса,
Земель, ещё не найденных, разделы
Авансом Папа в акте указал.
Испанской королеве Изабелле
И власти португальских королей
Распределил он все права на земли
А также на живущих там людей.
Им - "низшим расам" - только два пути:
Рабами стать  иль - револьвера дуло…

А вдруг понтифик Млечного Пути
"Своих"  благословит подобной буллой*?
...
Смотрю я на фиалки звёздных  клумб:
А ну как гуманоиды не дремлют,
И к нам  летит космический Колумб…
Что будет, если он откроет Землю?

*Булла - указ Папы Римского

Пятнадцатый век и Гранада,
Костра обжигающий жар,
Монах Томмазо Торквемада
Замыслил вселенский пожар.

В позорной одежде, босые,
С наплечником желтым в крестах,
Евреи – пророки, святые,
Сгорают живьём на кострах.

Донос написали злодеи,
Что тайно читают талмуд,
Марраны и те иудеи,
Которым достаток дал труд.

Так зависть и жадность толкают
На подлость с лет давних людей,
А церковь грех спишет, святая,
Её ты порочить не смей.

Пятнадцатый век и двадцатый,
Но та же картина, поверь,
В нём снова евреи распяты, -
Счёт страшный смертей и потерь.

Их бедных с вещами, толпою,
В которой и млад шел, и стар,
Ведут палачи, - цель не скрою,
Под пули, чтоб лечь в Бабий Яр.

Дон Санчо такому же дону,
На пламя костра кинув взгляд,
Любуясь на действо с балкона,
Сказал: - Глянь, евреи горят.

Невинно мне жаль убиенных,
Что шли по статье и графе,
Расстрелянных или сожженных
Во всех тех аутодафе.

Вовсю полыхали зарницы,
Толпа шла довольная прочь,
И пепел с печей Аушвица
Гнал ветер в испанскую ночь.

Поздравьте, люди!  Я - женюсь,
лишившись разума и неба,
отдав Анхелику свою
дон кабальеро* на   потребу.
Поздравьте, люди!  Я -  женюсь!

Широкий жест - кувшин вина
из рук любимого сеньора…
Он был уверен – я со дна
сосуда выберусь не скоро…
Ты мне заплатишь, дон, сполна!

Душе, попавшей в круговерть
всеразрушающей лавины,
судьба  - безумной  умереть!
От рук незлого господина
принять  мучительную  смерть!

О, если б умер старый дон,
не овладев блудливым  правом!
Сеньорам будущих времен
он стал бы памяткой исправной,
как с реальгаром* медальон.

Мой разум мечется в бреду,
не зная, чем разбавить время,
окаменевшее   в  аду
каморки.  
Варварское племя
над нами властвует…  
Ведут!
Мою Анхелику…
- Анхела!
- Густаво! Бог на свете есть -
запрет наложен   королевой…
Твоя, твоя  девичья честь!
- О, Бог мой! Слава королеве*!


*кабальеро (исп.) – дворянин.
*реальгар – красивый, но ядовитый минерал.  Моносульфид мышьяка AsS.
*Указ 1486 года, изданный Фердинандом Арагонским и Изабеллой Кастильской: «мы полагаем и объявляем, что господа (сеньоры) не могут также, когда крестьянин женится, спать первую ночь с его женой и в знак своего господства в брачную ночь, когда невеста легла в кровать, шагать через кровать и через упомянутую женщину; не могут также господа пользоваться против воли дочерью или сыном крестьянина, за плату или без платы».

Где фортуна заблудилась,
Ты не знаешь ли, Хуана?*
Розовый туман клубится –
Солнце встало рано-рано.

К ветру выпусти мантилью,
Выйди на балкон из башни,
В апельсиновой Севилье
Нет моей Хуаны краше!

Взгляд волнующий и манкий
Сколь надменный, столь прелестный.
Под окном пою романсы
И забросил сирвентесы.*

Стала милая мечтою,
Радостью и светом жизни –
Тот навек лишён покоя,
У кого любовь капризна!

По ГвадалквивИру * ночью
Уплыву дорогой странствий,
Знает лишь Хуана точно –
Уходить мне, иль остаться!


Примечания:
*Романс – это камерное вокальное произведение, которому свойственна стихотворная форма и лирическое содержание любовной тематики.  Зародился в средневековой Испании  Испанское слово «romance» - «по-испански»  По структуре - восьмисложник - метрическая особенность  испанской народной поэзии,
*Сюжет романса обычно ограничивается одним событием из жизни персонажа. Персонаж в испанском романсе - лицо конкретное. Его имя в романсе, если учесть объем текста, упоминается очень часто.
*сирвентесы – стихи полемического характера, популярные в ХV в Испании.
* ГвадалквивИр – река в Испании

                       Христофор Колумб - Беатрис Энрикес де Арана
                       своей невенчаной жене

Вот и улажены все вопросы,
И три каравеллы,
Подобно горячим коням,
Рвутся с якоря в океан,
Не боясь рисковать
И не веря в будущие угрозы.

Я оставляю Кордову, милая Беатрис.
Я готов подняться на палубу
И отбыть в неизведанные моря
За мечтами, что в сердце горят.
Звёзды укажут мне правильный путь.
Не надо, не говори мне про риск.

Кровь солона, как морская вода,
В ней бурлит жажда странствий
И великих открытий.
Вот я и снова в гуще событий.
Моря зов, словно гром оваций.
А опасности - Бог бы с ними!
Для кабальеро они - ерунда.

Разгорелась заря,
Незаметно рассвет наступил.
Отдан приказ,
И матросы полезли по вантам.
Солнце белое облако
Повязало красивым бантом.
Ждать выхода в море больше нет сил.
Прозвучала команда:
"Поднять якоря!"  

Брошен с небрежностью веер на зубья пейнеты,
звёздная пряха прядёт темноту молчаливо.
Снова цикады достали свои кастаньеты,
звонко запели в тени благонравной оливы.

Летняя полночь качает Кастилию в зыбке,
листья и травы  мерцают под лунным фатином.
Спи, Изабелла, пусть снов разноцветные рыбки
нежат и кружат тебя в тихом храме глубинном.

Там, в глубине, где горят негасимые свечи
жгучих желаний, надежд на удачу и счастье,
льются сиятельных грандов учтивые речи,
плещется шёпот дуэний о долге и страсти.

Верь, Изабелла, всё будет не так, как с другими -
будешь блистать, и любить, и молиться, и править.
Жёлтому цвету испанцы дадут твоё имя.
Дерзкий Колумб навсегда приведёт тебя к славе.

Спи, Изабелла, на ложе побед без опаски.
Завтра с рассветом начнёшь танцевать сегидилью
с Промыслом Божьим, любовью, короной испанской,
с морем, людьми, Реконкистой, легендой и былью.

Слышишь, уже приготовили перья поэты
и романсеро из ниточек жизненных вяжут.
Веер прижался задумчиво к зубьям пейнеты.
Звёздная пряха мотает небесную пряжу...

Спи…

Вы слуги зла и тьмы агенты!
Смешаю грешников с золой...
Зовите «черною легендой», -
Евреев, мавров с глаз долой!

Пока различия не стерты,
Насыщен мой рабочий день.
Я ради веры на костер бы
И сам взошел, но много дел…

Довольно воздыханий томных.
Огонь горит не шутки для.
Итак, засранцы, das ist Tomas
Де Торквемада! Voi la!

Не надобно писать реляций
«Оттуда» нашим палачам.
Не вздумайте потом являться
Ко мне в кошмарах по ночам!

Оставим ложь и пересуды.
Молись и верь. Смотри в окно.
Горят, горят костры повсюду,
Но почему же так темно?..


Арагон, Арагон! Край идальго и гор!
Ты – владыка Испании; жаркий Неаполь
и Сицилия влúлись в твой яростный хор –
Арагон, Арагон! край идальго и гор,
край мечей, кабальерос и конского всхрапа.

Твой суровый Ането – седой великан –
друга – Монте-Пердидо – встречает над тучей,
мы смеёмся летящим в долинах векам,
выся кручи людей и ледовые кручи –
Арагон, Арагон! неподвластный векам.

Арагон и Кастилия? С Богом не спорят!
Твой громовый ответ, как восход, предрешён:
ты берёшь, как владыка владык, ихних жён,
Арагон! – властелин Средиземного моря…
… Это – воля небес, с ней не спорят.


___________________________
Напомню, что именно в 15 веке Арагон владел не только половиной Испании, но и «заморскими» землями – Сицилией и Неаполитанским королевством, причём этот краткий период неаполитанцы вспоминали как свой «золотой век».