Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 10
Авторов: 0
Гостей: 10
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Тур - 236: "История пишется карандашом" (конкурс завершен)


                    История пишется карандашом.
                    Химическим.      
                    Синим.
                    Который слюнявят.
                    Который, если нажать хорошо,                
                    "Твой муж и защитник" напишет
                                                                              и вдавит
                    Корявую подпись в помятый листок ..
                    Чтоб доставили к месту, где жизни исток.
                    Где ромашка Наташку велела любить.
                    Где за домом забор не успел починить.
                    Написал.
                    Успокоил жену.
                    Рассказал,
                    Что победа - вот-вот,
                                                       не потом, не когда-то,
                    Что с махрой, из-за кашля, почти завязал,
                    Что живёт немчура в чистоте и богато,
                    Что теперь и солдату -
                                                        от пуза пожрать,
                    Шлют и борщ, и тушёнку товарищи янки,
                    А носки, что связала,
                                                        не слать, а продать,
                    Занавесок тут тыщи, вполне на портянки,
                    Что умеет он шпрехать по ихнему.
                                                                               Вот:
                    "Хенде хох!", "Хальт!", "Капут!", "Фрау ...", "Шайзе!".
                    Что второй автомат он пустил в оборот -
                    Снял с эсэсовца новенький "Шмайссер",
                    Что для дочки
                                            красивые туфли припас,
                    Есть две пары часов и отрез шевиота,
                    Всё с собой, в вещмешке ...
                                                                   ... Что, неровен час,        
                    к Первомаю Берлин штурмовать будет рота...
                    Что Василий - убит, а Трофим - без ноги,
                    Гад дерётся, как зверь,
                                                           сдох бы он поскорее.
                    И что выдали новые сапоги.
                    А носки - нет, не шли. Не дойдут.
                    Не успеют.
                    Перечёл.
                    И вздохнул.
                    И в карман карандаш.
                    Генералам - ничтожнее  инфузории...
                    Человек.
                    Исторический персонаж.
                    Не узнавший,      
                                          насколько он важен истории.

                             в "Победе - семьдесят..." - Лев Визен

          Здравствуйте, уважаемые участники конкурса! История пишется карандашом, утверждает Лев Визен; человек, пишущий эту историю возможно не чувствует значимости своиx поступков, которые, в совокупности с малыми и большими поступками современников могут изменить xод войны или революции, повлиять на судьбу мира. Письма с фронта вряд ли напоминали передовицы газет, которые солдаты читали, но они куда интереснее передовиц и книг: в ниx портрет человека, как такового, он куда более правдив и достоверен.
          На 236 тур Понедельника принимаются стиxотворения в форме писем.

          Примеры из классики:
          "Открытое письмо" - Константин Симонов
          "В Пекине очень мрачная погода" - Владимир Высоцкий
          "Открытка из города К." - Иосиф Бродский

          Сроки проведения конкурса:
          Начало: воскресенье, 07 мая
          Окончание: суббота, 13 мая.
          Редакторское голосование: воскресенье, 14 мая - суббота, 20 мая.
          Голосование зрителей и участников: воскресенье, 14 мая - суббота, 20 мая.
          Подведение итогов : воскресенье, 21 мая.
          Начало нового конкурса: воскресенье, 14 мая.

Правила:

1. Жанр – свободный.
2. Стихотворение должно точно соответствовать теме конкурса.
3. Каждый участник может подать на конкурс одно стихотворение не более 36 строк.
5. Стихи с ненормативной лексикой, стихи низкого художественного уровня, стихи, не удовлетворяющие условиям конкурса – не принимаются!
6. Решение об отклонении стихотворения принимает ведущий конкурса. Решение ведущего окончательное, обжалованию не подлежит.
7. Стихотворения, взятые как "Примеры произведений на Grafomanam.net" в конкурсе не участвуют.
8. Если у вас возникли вопросы или какие-либо пункты правил неясны – обращайтесь в личку к Марине Генчикмахер.

Призовой фонд:

1 место - 1000 баллов
2 место - 800 баллов
3 место - 600 баллов.
4 место - 400 баллов.

Места определяются по итогам голосования жюри. Места в номонации "Приз зрительскиx симпатий" определяются по итогам голосования всеx авторов портала.

Дополнительные призы:

Первые 7 стиxотворений, получившие наибольшее число баллов, вxодят в подборку, которая анонсируется на Главную. Если колличество стиxотворений, получившиx максимальное, но равное колличество баллов, превысит число 7, например (первое место - 1 стиxотворение, 2 место - 3 стиxотворения, 3 место - 4 стиxотворения), решение по отбору принимает главный редактор портала.
Приз за обоснование  листа - по 40 балов за рецензию каждого стихотворения*

Пы.Сы.

1. Напоминаю: название цикла конкурсов позаимствовано нами у братьев Стругацких абсолютно осознанно,
о чем и писалось в соответствующем анонсе: http://www.grafomanam.net/poems/view_poem/242389/
2. Приз за обоснование  листа выдается при условии уважительного отношения к автору обозреваемого
текста, грамотности рецензии, упоминающей и плюсы и минусы рассматриваемого стихотворения и
определенного объема (не менее 120 символов). Если соберется несколько мини-обзоров по
конкурсу, они будут объединены в один обзор, анонсируемый на Главной странице портала.
3. Доска почета "Понедельника" http://grafomanam.net/works/326897

Организатор

Platformus.ViewModels.Shared.AssociationViewModel

Состав жюри


Заявленные произведения

Я пишу тебе снова. Опять потускнели Плеяды
В этом стылом окне, что анфасом обрушено в осень.
Я не вижу её. Просто чувствую – холодны взгляды.
И неровным пунктиром наш воздух последний уносит…

Понимаешь? - распутье. Я очень устал от безделья –
Регистрировать вспышки тоскливых желаний остаться
И мигать семафором на ворохе мятых постелей,
Как в вагонном купе, отбивающим оторопь станций…

Я устал продираться тропой ненасытных животных,
Что в мехах, с маникюром, а в сути своей – обезьяны…
Улыбнись, оттолкни – это принцип успешных и потных.
Неужели постиг? До чего же обычаи странны…

Понимаешь? - отверг я событий пустые куплеты,
Не хочу поддаваться опять продвиженью к победе
И усердно писать. Я твои воплощаю советы,
Только голос сорвал на озвучке всех треков к беседе…

Понимаешь? - мне больно. Писать – это иглами в нервы,
Это в радужной дымке - лицом по замёрзшей брусчатке…
Пьяный ангел отполз на окраины взгляда не первый.
Перед ним – вереница отравленных фей – без оглядки…

Я пишу тебе… Знаешь? – ответы с рожденья фальшивы...
Так что ты и молчи, как молчала все эти столетья.
Ну а мне – на охоту за воздухом. Помнишь? – пунктиром.
Я ещё напишу. Если хватит Массандры. До встречи!..


       Ты знаешь, я выучил зиму, дождь,
        ведь в раю или в аду этого не будет. Леша, 4 кл.
        Из 'Дети пишут Богу'

Ты знаешь, я запомню дождь и снег,
Полёт с горы и старые салазки.
В твоём раю не видеть мне вовек
Пейзажей черно-белые раскраски.

В твоём саду раскрашены давно
Цветы - каких мы сроду не видали,
И певчих птиц весеннее панно,
Слетевшихся из солнечных италий.

Я попрощаюсь со снеговиком
На всякий случай, - средь твоих газелей
Не видели, наверно, испокон
Январских разыгравшихся метелей.

Запомню я и хлюпанье шагов,
И шорох листьев, и промозглый ветер.
Хрустальность первых девственных снегов
Не променяю ни на что на свете.

Какой же это рай? Без миражей
Мне не прожить, такому шалопаю,
Как много вечных памятных вещей
Из непогодных списков не хватает?

6 мая 2010 г.

Специально для конкурса на 'Семи Днях':
Не бойся, я с тобой!..
http://www.stihi.ru/2010/05/05/3910


Песню в авторском исполнении можно послушать здесь:
http://www.chitalnya.ru/work/193979/

              
Не удивляйтесь, это - Я. За стихоплётство извините!
Любовных трелей соловья не будет.
                                                          Так что, и не ждите.

А, просто, всё вокруг цветёт, но мне наряд весны не впору -
опять мутит круговорот воспоминаний. Разговоры
и мысли... всё переплелось, переживания воскресли...
И скачут строчки вкривь и вкось - пишу, скрутившись в старом кресле.

К себе испытывая жалость, искала рай не в шалаше,
Создать уют в душе пыталась... а «поезд тронулся» ... уже́.
И у «разбитого корыта» занозой тихо ноет грусть.
Я, по пословице «избитой», к колодцу старому вернусь,
чтоб из него испить водицы и освежить горячий лоб.
А нет, так можно утопиться, устало лечь в сосновый гроб.

Под новогодний запах сосен так будет сладко почивать...
Но, нет! Ещё совсем не осень, а речка не вернётся  вспять.
И на одни и теже грабли нет больше смысла наступать.
Неугомонный мой кораблик отчалил, покидая гладь
залива скучного покоя.
                                        Зачем об этом Вам пишу?
Чтоб знали - ни о чём не ною, и, не жалея, ухожу.
Мне больше не удастся  верить в легенду Алых парусов.
И Вы - не лучший в роли Грэя, и я, конечно, не Ассоль.

И всё же, я так благодарна за Вашу верность и любовь...
Но не указывает карма на  Вас.
                                                    Тогда -  любой другой.

              

«Здравствуй, читающая душа! Это письмо добиралось долго?», -
Строки мокрых каракулей – огрызком карандаша…
Серыми вОлнами мельтешат, грифель прорвал белизну иголкой,
Бьётся перед глазами свет осколками витража…

«Я полагаю, ты разберёшь мой непослушный предсмертный почерк», -
Бездна с баржей балакает, как будто с луной зверьё,
Смерть предрекая в огне с зарёй, – у мессершмиттов прицельный – точен.
Мысли пляшут, горячки бред… Но паника не зальёт!

«Выплатил долг пред страной конвой,  больше никто не стоит у флага,
Чайки в море каяками, нахохлились», - каково
На бескозырке писать, каймой ленты придерживая бумагу…
Шутят нервы, хотят ответ: «Ответите кто кого?»

Выжил, спасён, пощадил налёт. Тридцать с гачком – салютуют Спасской;
Почта шла окаянная – бутылочная: «Аллё…»
Снова читает и узнаёт, как удивительно! Жить прекрасно.
Время вновь вереницей лет по писанному…
........................................Твоё.

http://www.playcast.ru/view/2107198/aed26d6360d1efddb77dd64b7de3eec7cb17afe8pl
___

Экспромт на: Прошу тебя - ты не молчи ни дня, 
                        Пиши по три, по две хотя бы, строчки... © Оксана Картельян
                         


Привет! Пишу я прямо из весны... Как ты просила... Салютуют почки...
И появились первые листочки...
А мне про нас вдруг стали сниться сны... В них - каждой ночью - рядышком...  Вдвоём...
Страницы счастья заново листаем... В миг поцелуев страстью истекаем и горький мёд ошибок вместе пьём...
При пробужденьи - слёзы на глазах... Хотя по жизни - не сентиментален... Уж сорок лет прошло... Как перст... Печален и одинок... Жена - на небесах...
Я вспоминаю зарево любви, в котором треугольником пылали... День-ночь... Когда ребёнка потеряли... И ты ушла, сказав:"С женой живи..."
Казалось верным это мне тогда... Но и с женою не родились дети... Мы одиноко жили на планете сердец разбитых... Ад вдвоём... Беда...
Вина скрепляла жизни сургучом... Вино - анестезировало сердце... Захлопнулся капкан... Несчастья дверца - рубцом инфарктным душу мне сечёт...
А прошлым летом - новая беда: жена ушла... Теперь - один на свете... За ней рвануть пытался... На рассвете холодным зимним утром... Бог не дал...
Верёвка изветшала как душа, не выдержала... Рухнул я... Со мною  упала книга с карточкой родною...  
Израиль... Море... Мы вдвоём....................  
"Дышать! Проснуться! Жить!"- кричала память мне...
С тех пор тебя я вижу каждой ночью. Листвою клейкой салютуют почки. И в сердце - неизбежно - быть весне.

Как ты просила... я пишу письмо... За каждый год - по слову или строчке... Но, видимо, родился я в сорочке: мы свиделись при жизни...  
Mon Amore...

P.S.
Надеюсь, встретиться с тобой,
                                                      родная,
                                                                      я успею...
Строчки эти
            доставит белый маленький конвертик...
Прости за всё, любимый  Ангел мой!

Дописано совсем другой рукой. Врачебный почерк - вязь для прокурора.
Слова души... Писались, видно, скоро. В момент для жизни очень непростой.

Мне трудно в роли этой выступать... Но, знать, судьбе-fatal сие угодно...
Миг смерти старомодно-всепогодно жизнь забирает подло, словно тать...
Вы не жена ему и не вдова... Остались в сердце навсегда любимой... Как жаль: ничто нигде неповторимо... Надеюсь, почта донесёт слова,
которые хранились столько лет в разбитом жизнью и инфарктом сердце. Во сне звучали звуком нежных терций, открывшись миру в финишный момент...

Он умер... Трансмуральным был инфаркт... Мгновенной смерть... Вам посылаю фото. Где вы вдвоём на пляже... Миг полёта любви... Сердца и души бьются в такт...

И ниже подпись...
Доктор Иванов В.П.
P.S. За сим прощаюсь с Вами.
                          Мне сложно чувства передать словами.
                                                   Прочтя письмо, молчать был не готов...

18.04 и 08.05.2012

*fatal(словарь иностранных слов) - фатальный, неотвратимый

Р.S. Фото из интернета.


Привет, ребята! Вот… пишу…
Не то, чтоб случай был пожарный,
Нет…вы же знаете, грешу
Эпистолярным этим жанром,
А это, видимо, болезнь,
Такая, знаете, хвороба,
И, если в это дело влез,
Уж не избавиться до гроба –
К бумаге тянется рука
И к пальцам ручка прилипает,
И знаю ведь наверняка -
Не очень нужно, но... кропаю
Про то, что достаёт жена,
А в небе кружат птичьи стаи,
Что на дворе давно весна,
А мне зарплаты не хватает,
Что из окошка даль видна,
А во дворе орёт наш дворник,
Что в огороде бузина,
А в Киеве у тёщи домик,
Что от петрушки всё стоит
И что прогноз на май хороший,
Что водкой лечат простатит,
И не достать нигде калоши,
Что у Егора Кузьмича
В ненужном месте чирей вылез,
Что расплодилась саранча,
А в моде нынче сильный вырез,
Что штука страшная – прогресс,
И, что в цене сегодня раки,
Что у соседа - энурез…
И где он его взял, собака?!!
Что где-то там за рубежом
Свободы больше, чем народу,
Из крана там течёт „Боржом“,
А снег в Швейцарии из соды…

Да…от Толяна всем привет –
Солидный стал теперь – весь в теле,
С работы мне припёр конверт –
Не покупать же, в самом деле…
У Зинки  - новое пальто,
А муж другой, но тоже Вася,
У Катьки всё ваще тип-топ –
МладшОй уже в четвёртом классе,
А про себя то что? Пашу…
Не заслужил пока медали…

P.S. Я то вам пишу…
Вы мне хоть раз бы написали!!!

Жди.
Планета и так не летит никуда никогда.
Скорей в океанах Земли испарится до соли вода,
Скорее обратно из рек в облака устремятся дожди,
Чем вдруг на вопрос мой «мне ждать» ты ответишь мне «жди»
Или «да».

Пей.
Я выжата, перебродила и стала кислить.
Напейся до белой, свались и уйми свою ложную прыть.
Допейся до белой, быть может от этого станешь белей
В том смысле, что чище, честней – не со мной, так хоть с ней,
Вам ведь жить.

Плачь.
Ведь ты всё равно ничего не намерен менять.
Так пусть же другой раздевает и в пекло бросает меня,
Так пусть же другой учиняет пожар оттого, что горяч,
А ты наблюдай, плачь, рычи, кулаки в стену прячь,
Всех виня.

Ври.
И больше себе самому, чтоб себя же простить.
А мне сладкой ложью и горькою правдой послужит мой стих.
На мне поцелуями писанных клятв протокол рви и ври.
Держась у порога, держа мою руку в двери,
Отпусти.

Любимая,
                    я верю -
                                 ты жива!
Дошла,
              пробилась,
                                   и среди своих.
К тебе
           мои последние  
                                         слова -
Письмо
                 и торопливый,
                                          горький стих...

Свидетель Бог,
                             как я тебя любил!
Но наше счастье
                              забрала
                                             война...
Прикрою  вас -
                            насколько хватит сил...
Прости,
              что остаешься ты
                                               одна...

Ты жива еще, моя старушка?..
... Не ходи так часто на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.
               Письмо матери, Сергей Есенин

               http://www.stihi-rus.ru/1/Esenin/93.htm

Каково тебе, моя старушка,
Ведь на протяженьи стольких лет
Ты живешь не в башне, а в избушке,
В глухомани, где просвета нет.

Ты за тех детей таишь тревогу,
Что хлебают полной ложкой зло.
И выходишь часто на дорогу
В дни, когда ее не развезло.

Не случайны все твои тревоги:
Наша жизнь не стоит и гроша,
Пьянки, драки... Надобно ли много,
Нож под сердце - и прощай душа.

Мы обречены чуть не с пеленок...
Пред тобою, мать, душа чиста,
И мечтает каждый твой ребенок
Посетить родимые места.

Он придет, чтоб преклонить колени,
Истово покаяться в грехах:
Пьянстве, слабоволии и лени...
Чаще в прозе, изредка в стихах.

Он в любви признается мамане,
И закончит так, сдается мне:
"Пусть другие носят от Армани,
Ты мила мне в ветхом шушуне."


Приветствую тебя, полковник.
Октябрь ставит нас на вид,
Но слова у меня такого нет,
Чтоб этот дождь остановить.

Причуды матушки-природы.
А мне смешно: все это вздор!
Сложу частушку, песню оду –
И помещу их на забор!

Я выхожу в сырые сенцы,
И дальше - отовсюду вон…
Я думал, это голос сердца,
А это колокольный звон.

Тоска сгущаются повсюду,
И это мне не по нутру.
Я резать никого не буду,
Но тянется рука к перу.

В поэзии какая тайна? –
Вот sms-ки – «само то»…
И середину не читает
В больших стихах теперь никто.

А значит, выдалась возможность
Сказать о главном напрямик.
Конечно, жить на свете сложно,
К тому же если ты старик.

Кусает дождик, словно мошки.
Свет уменьшается на треть,
Не понимаю, как тут можно
Жить и притом не помереть?..

Найти себе под солнцем место –
Нелегкий и тревожный труд.
Не важно, из какого теста
Ты сделан – все равно сожрут.

Ты ждешь, наверное, доныне
Краеугольное письмо…
Чтоб сытым был петух гордыни,
Самим придется жрать дерьмо.

И так всегда. Здесь или – или:
То мир к ногам, то черепки…
А после – камень на могиле
И золотые светлячки.


В чудесной общей катастрофе
Все к одному, и все итог.
Дни кончились, как в банке - кофе.
Последний, стало быть, глоток.

Шаги твои все тише, тише.
Закат тревожен, горько-ал.
Полковнику никто не пишет…
А я вот нынче написал.


*По мотивам произведения Маркеса "Полковнику никто не пишет"


................Памяти павших в Великой Отечественной войне
  
Привет, черноглазая дочка,
Пишу после боя тебе.
Жестоко бомбили фашисты нас ночью,
Но мы отстояли рубеж.

Настало священное время
И миг мирной жизни далёк,
Как счастливы были порой довоенной –
Напомнил о том василёк.

Оторван снарядом фугасным,
Лежал на горящей земле.
Его подобрал я на поле солдатском,
В письме посылаю тебе.

Досталась вам тяжкая доля,
Недетской войны сорванцы,
Но насмерть стоят на поруганном поле
За вас ваши деды, отцы!

Кудрявая, нежная доча,
Надеюсь, останусь живой.
Ты слушайся маму, войну мы закончим
И сразу, с победой, домой.

Моя черноглазая Мила,
Врагу в Сталинграде – конец.
Клянусь, уничтожим фашистскую гидру!
Солдат Петраков. Твой отец.
18.09.42

* строка из письма участника обороны Сталинграда Дмитрия Петракова дочери Людмиле. Подлинник письма высечен на камне памятника девочке Миле, мемориал "Солдатское поле", Волгоградской области.http://pikabu.ru/story/pamyatnik_devochke_mile_na_soldatskom_pole_pod_volgogradom_4247878

Мама    милая,  шлю   тебе  с    фронта    письмо.
За    меня   не   волнуйся:  я    цел,   невредим.
Только   сбросим   с    Отчизны   фашизма     ярмо
И    в    войне    обязательно    мы    победим!

Был   я    ранен   немножко.  Пустяк,   зарастёт.
Подлатали    хирурги    в    госпиталях.
В    часть    вернулся     свою. Как   там   наш   огород?
Поднялась    ли    картошка, пшеница   в   полях?

Как   братишка    Максим?   Как    успехи    его?
Помогает,   надеюсь,   в   хозяйстве    тебе?
Кстати,   на    фотографии,  друг   мой    Левон,
Пулемётчик    "максима",    отличник    в    стрельбе.

Видел     сёла     сожжённые    и      города
И     во    рвах    сотни   мирных   советских   людей.
Мы   врага    разобьём,   хоть   не    знаю   когда.
Отомстим   за    отцов    наших    и     матерей!

Ты   бы    видели   этих   хвалёных    вояк,
Когда    сжали     кольцо,  отстояв    Сталинград.
Им    "каюк!   Уж    теперь   не   опомнится   враг!
Зацветёт   нам   на   радость   сиреневый   сад!

С   нетерпением    жду   писем    тёплых    твоих.
Мне   светлее   на   сердце  и   ночью   и   днём.
Не    печалься,-  я   верю,  наступит   тот    миг:
За    победу    мы    полную     чарку    нальём!

Храм у холодного озера.
Сельский погост у пруда.
Год мою душу занозило:
Надо приехать сюда.

Здесь твое детство летучее,
Юность и зрелость прошли.
Здесь ты лежишь, милый мученик,
В пяди родимой земли.

В церковь зашла между соснами.
Слышится громкая речь.
Надо ж! Уборка серьезная.
Мокро, свечи не зажечь.

Мне улыбнулась прислужница:
"Бог видит в сердце твоем…
Вечером служба: все трудимся...
Свечку оставь, мы зажжем".

Вот у горшочка с азалией
Пристань твоя и жилье.
«Здравствуйте!» – люди сказали мне,
Имя не зная мое.

Хочется, как на свидании,
Нежность тебе передать –
К озеру, к волнам касаньями –
Где так любил ты играть.

Пляж хорошо окультурили.
Сделали мостик, скамьи…
Рядом с цветочными урнами
Праздник идет: «День семьи».

Зябко, и местные жители
Дружно играют в футбол.
Длинного платья решительно
Вверх подбираю подол.

Рядом с мальчишками смелыми
В воду вхожу по песку.
Воды остекленелые
Памятью детства влекут.

В озере, сморщенном утками –
Будто ты мальчик опять…
Хочется с волнами чуткими
Что-то в ответ услыхать...

Сяду в автобус у пристани.
Вновь не увидимся год.
Коль обещала так истово –
Свечку старушка зажжет.

Мама, к тебе не прилетала моя маленькая серохвостая птичка?
Она улетела от меня ночью,
навсегда,
её не удержали ни прутья клетки,
ни мой ласковый голос, ни зёрнышки, ни свежая вода,
ни блестящий зеркальный шарик, подвешенный для забавы.

Она последнюю неделю была такая тихая и ласковая,
и не хотела ничего – только сидеть спрятавшись в моих ладонях,
греясь моим теплом.
Я накрывала её своими ладонями как одеялом,
а потом дышала внутрь,
на маленькую головку.
Она замирала и сидела не шелохнувшись, долго-долго.
Ей кроме этого уже ничего не было нужно.
А я всё равно набивала её домик птичьими лакомствами
и пела ей: - поправляйся, птичка, пожалуйста, поправляйся!

Мама, когда ты болела, семь лет назад, я грела твои холодные ладони своими
и растирала тебе ноги, ты помнишь?

Мама, время притупляет память.
Я не знала, что могу забыть твой голос. Но он забывался постепенно,
стихал,
терял очертания интонаций и бархатистую нежную глубину.
И сейчас я могу только описать твой голос, но не услышать его...

Наверное, мне нужно было любить эту птичку больше, чем я её любила –
тогда бы я не чувствовала себя такой беспомощно-виноватой.
А может быть, меньше...

Мама, я не была тебе очень хорошей дочерью.
Нет, я не была плохой, но мне нужно было быть лучше, внимательнее, нежнее...

Мама, мне сейчас нужно идти обратно, в комнату с опустевшей клеткой.
Но я оттягиваю этот момент.
Пока я не посмотрю на эту пустую клетку,
моя птичка как-будто ещё немножко со мной...

Мама, я знаю, что она была просто маленькой птичкой.
И всё же сейчас, когда она только-только улетела,
и мне плачется так горько и безудержно,
- все масштабы, шкалы и размеры размываются -
и как-будто между вами нету различий, как-будто вы одного размера.
Размера потери.

Со временем она станет меньше и дальше, дальше и меньше.
Это происходит с тобой уже семь лет.
Я ещё никак не могу с этим смириться –
что память ветшает, становится пыльной, шершавой как промокашка,
и все образы становятся стёртыми, зыбкими и расплывчатыми.

Мама, я иногда про тебя забываю, чтобы не нужно было верить,
что ты улетела навсегда.

Мама, долетела ли до тебя моя маленькая ласковая серохвостая птичка?

Её зовут Бади.

                                      Оставленным на полях...
                                      И поисковым отрядам с благодарностью.


Никто не напишет родным обо мне.
Друг - первым сгорел в военном огне,
А наш командир - по доносу расстрелян,
За то, что в солдатах поддерживал веру,
За то, что учил побеждать не числом...
Он был коммунистом при том. Не спасло.
Кто выжил, тот спишет счета на войну...
А кости в полях не поднимут волну,
Оставят землёй эту тему прикрытой,
Молчат амбразуры сегодня про то...                        
Я  - тот,
кто мог стать неизвестным,
а стал позабытым...