Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 31
Авторов: 0
Гостей: 31
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Из романа ОДНА — ЭТО ТОЛПА НАРОДА или... Она и небо (Лирика / пейзажная)


Из романа      ОДНА — ЭТО ТОЛПА НАРОДА или
               ЖЕНЩИНА — ЭТО МНОГО ЛЮДЕЙ
                               (РОМАН В ОТРЫВКАХ)    


                                            
                                                ОНА И НЕБО

       У Нее странная походка... Да-да, остановка в течении текста вполне оправдана: походка — одна из характеристик человека, глубоко изучаемая психологами.

        Так вот, Она ходит, с самого детства, словно к Ее спине привязан шест, не позволяющий Ей сгибать спину.

        Итак, спина ровная, голова — словно рассматривает что-то высоко в небе, и это — при стремительном движении вперед. Одноклассники говорили, что Она ходит, не глядя на презренную землю и обязательно будет астрономом.

         И в самом деле, устремленно двигаясь по земле, Она порой не замечает того и тех, что слева и справа, но всегда успевает рассмотреть живопись неба.

          Фотоаппарат для того и куплен ею, а потом заменен на более современный, чтобы фотографировать закаты. Окна Её квартиры выходят на северо-запад.
                                              
  Из окна в любое время года и в любой час суток чудный вид, по вечерам к нему добавляется еще и закат.
      И каждый раз — это встреча. Встреча с прощанием. Прощается солнце с «сегодня».
       И как это всегда по-новому, и как всегда красиво и радостно. И значительно.
       Потому, глядя на величие этого прощания, всякий раз осознаешь величие дня сегодняшнего в планетарном масштабе.
     Солнце это видело, ибо оно освещало всё освещало высвечивая, и к концу дня, закатом своим, подытоживает: это хорошо.
      В конце июля, вечером, небо было чистое, голубое, пустынное. Только солнце, четко очерченный шар ярко красный, быстро опускается вниз...
      Вдруг — дерево. Шикарно сформированная круглая крона одиноко стоящего мощного каштана! И солнце запуталось в его ветках!!! Застыл, замер, уютно улегшись на ветвях как в гнезде, нет, этот круг — как бы сам — гнездо!
      Да, так и застыл мой взгляд в ожидании той незнакомой доныне птицы, которая которая в это гнездо сейчас пригнездится... Осторожно, чтобы не спугнуть её медленно задвигала глазами обшаривая окрестности гнезда по небу, в поисках волшебной птицы, ибо в такое гнездо может лететь только волшебная...
      Вдруг, на совершенно чистом пустом небе: она!.. Белое облако, совсем единственное, но в виде очень четко обозначившейся огромной дивной птицы. Голова повернута к диску солнца-гнезду. Шея вытянута (ах, какая любопытная!), глаз на ее головке резко увеличился — от удивления и восторга... А хвост, что за диво этот шикарно развернувшийся павлиньи-жар-птичий хвост!  Густой. Пять густых разделов оперения.
      И все это великолепие плывет, наклоняя головку на, вытягивающейся необычайно горделиво, шейке.
      Поразительно, но солнце, до этого так скоро опускавшееся, лежало. Замерло


           ***
Солнце завалилось
За ширму черной тучи –
Катилось и споткнулось
Об облачные кучи.

Из-за стенки-шторы
Искрится и сверкает.
К себе земные взоры
Играясь, привлекает.
                              


ДЕЖУРСТВО АНГЕЛА-ПОДМАСТЕРЬЯ

Творец разрисовывал тщательно день.
Отставил и кисти, и краски, устало…
Уж за полдень. Солнце забыло про тень.
Пора небеса подготовить к закату…

- Где график дежурства моих подмастерий?
Труби общий сбор! Юных ангелов – в строй!
Расписывать небо – нет проще мистерий.
Землянам то – чудо, для нас – труд простой!

Дежурящий ангел, спеша на свиданье,
Священный обряд исполнял как подряд.
Выхватывал кисти Творца. Без старанья
Почистил те кисти, не глядя, подряд!

Елозил по небу, задорно смеясь,
И мазал то слева, сто справа, то прямо…
Он спешно махал, задержаться боясь –
Он рвался на встречу любимой упрямо.

Какой получился забавный закат!
Горсть пестрых мазков, порхая со свистом,
Юноша-ангел швырнул наугад,
И все облака повымазывал кистью!

А люди с Земли, улыбаясь, следили,
Как ангел дежурный по небу летал.
- Он сильно влюблен! – земляне решили.
Им ангел влюбленность свою передал!                                    

                 ***
Закат сиреневый
              разодран в клочья,
Висит на тёмной
                           стали неба.
Всё замерло
                   и ожидает ночи.
Вот так затихнуть
              и забыться мне бы...

                                         СОЛНЦЕ - ПТИЦА

      Ежевечернее наблюдает Она из окна закат солнца, часто фотографирует.

      Вдруг пришла к умозаключению, что Солнце – птица, и улетает на зиму…
Всю зиму из Её окна виден лишь его отсвет, садится оно за соседним домом.

       Весной выплывает из-за него, продвигаясь слева направо, и к середине лета, ежевечернее падая за горизонт, добирается до одной точки, от которой, также постепенно, до самой поздней осени, отлетает назад, за тот же соседний  дом, чтобы на следующую весну вернуться вновь.

        Но самым важным и уникальным в этом путешествии Солнца, с точки зрения Её наблюдательного пункта, и является эта самая конечная точка пути!

        Вдалеке растет громадное красивое дерево с пышной шарообразной кроной. Несколько дней в нее, как в гнездо, и садится закатное солнце, после чего отправляется в обратный путь.

         Дерево – родной дом для солнышка, выходит...
                                    

***
На закате Солнце прячется,
Вновь с восходом появляется ...
Вам ведь тоже странным кажется:
Как оно не утомляется?
Как ему не опостылело
Странное однообразие?
Вдруг бы в ночь сиянье вылило
На земное безобразие?
                                          


* * *
ходит дождь по балконным карнизам,
он подобен моим капризам:
пошумит, побурлит, а затем испарится.
как все в мире стихийно творится!..


***
Завидев сверху, что тоскую,
Проблем охваченная бездной,
Мне солнышко на гладь речную
Дорожку бросило любезно.
Тропинка предо мной из света
Слепит, сверкая и маня...
Так солнце, мудрое, приветом
Вернуло к радости меня.                                


  КИТАЙСКИЙ СТИХ...
                
Наступила осень,
И начала осыпаться листва.
Начало весны отмечается тюльпанами.
И эти листья - так же ярки.            


                    ***    
Бедные зимние лужи!
Как ваши жизни не прочны:
Морозной страшитесь вы стужи,
Что в камень сбивает вас ночью.

Днём же – всем милое солнце
Вам лишь одним ненавистно,
Если, глядясь как в оконце,
Над вами, суша вас, нависло.

Ветры вас рвут, засоряют,
Птицы галдят, в вас купаясь.
Листья вам тайны вверяют,
С осенних деревьев ссыпаясь.

Как неприятно стращают -
В мазутах и грязи колёса,
Расхлюпав, вас превращают
В сырые кривые полосы.

Дети вам только и рады,
Хлопают ножками резво,
Взрослым же вы –  преграды;
Обходят, ругая вас резко.

НАЧАЛО ВЕСНЫ

А зима о себе напомнит
Так прелестно – последним снегом.
В нём весна, пробуждаясь, затонет
И лениво встряхнётся от неги.
А на утро – лучами заблещет,
Их омоет в журчанье ручьёв,
И под вечер ливнем захлещет.
Всё отныне – во власти её!

Первый ливень - по голым деревьям,
Первый лучик - по голой земле...
Каждый год в этом мире древнем
Всё впервые на вечной земле.
Я впервые твой взгляд замечу,
Что давно посылаешь ты мне,
Свой отправлю тебе навстречу
И растаю в твоём огне.


***
Душе неизбывное светлое мнится.
Молитвенно ветер пророчит.

По клавишам-листьям синица
Мне стрекотом-щебетом строчит!      
        
Каштаны готовят к цветенью
Роскошью белой покрытые свечи.

Тучи густою накрыли все тенью,
Будто стихийно слетевшись на вече.                                                          

                               СОТВОРЕННОЕ   КАЛЕЙДОСКОПОМ

        В последние дни все небо густо покрыто облаками. Ветер такой сильный, что на небо смотришь, как в калейдоскоп.

        Калейдоскоп для меня – самая любимая игрушка и самое яркое впечатление детства.

        Разница с сегодняшним ежесекундным изменением формы туч и облаков у вспомнившейся трубки из длинных стеклянных полосок, образующих вписанный в картонный цилиндр параллелепипед, имеющий своим основанием правильный шести- восьми или десятиугольник, в том, что в калейдоскоп можно было добавить своих мелких стеклышек и кремней.

        Мне непременно надо было руководить процессом, в том числе и разнообразием стихийно и хаотично складывающихся картинок.
        На получающиеся образы на небе я, увы, не могу влиять. И трубку кручу не я. Крутиться естественным образом земля, пласты воздуха перемещаются опять же, согласно атмосферным процессам. Но я могу давать имена фигуркам, ежесекундно меняющимся на небе.

        Как это радостно делает мой муж:
- Смотри туда! Видишь, птеродактиль! Переходит в петуха! Теперь белка… Сокол…

          Я, как подобает идеальной жене, поддакиваю, восторгаясь его «фантазией, образным мышлением, оригинальностью воображения…».

          Но в глубине души я бунтую!!! «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» - кричали советские лозунги. Да, хорош смысл жизни: прийти в мир, и все, что всевышний создал прекрасным и сказочным, извести, доконать, опохабить, приземлить до обыденности. Все прекрасное, сказочное, сделать прошлым и былым. А нынешнее – шаблонным, серым и обыденным.

          Вот, чудо чудное – облако. Меняет размер, форму, окраску, свое расположение в среде других небесных шедевров… Наше же сознание и здесь норовит дать всему имена, провести аналогии – лишить все оригинальности и неординарности. Печально.


                                                        ***      
– Ой, какие черные тучи на небе, - подумалось в 0 час. 30 минут.

И тут же:

        - А ведь это по черному ночному небу – рваные молочно-белые облака!..

Здравствуйте, знакомые дороги!!!
Вечно новые, привет вам, облака…


                                                        ***                                        
         Еще только последний день мая, а уже вдруг предновогоднее настроение выползло ненароком из подсознания.  Глянула резко в окно. Деревья за нашим окном густой кроной достают до 9-го, а те, что напротив, вплотную к соседнему дому – выше 12-го.

        Шикарно зеленая огромная липа под сильным ветром одновременно все свои ветки плавно словно заворачивает вокруг собственного ствола. И память радостно воскликнула: крутится, как новогодняя елка, крутится, танцуя!!


                                          
                                                   НЕБО НА ПОКРОВ

       Самолеты стали летать реже. Недавно вдруг два самолета оставили след так, что две взаимно перпендикулярные широкие полосы образовали крест.
        Четко очерченный огромный правильно стоящий крест на чистом безоблачном небе — ну, чем не знамение?!
        В этот же день был виден весь самолет, серебристый и красивый, за ним две полоски белого дыма, но остающийся хвост, в бесконечности бледно утончающийся в даль, и широкий — у самолета, как хвост воздушного змея: в две полоски не таящий вдали и не меняющийся по насыщенности.
        Казалось, что самолет тянет за собой два белых полотнища, привязанные под его сверкающими крыльями.
       Утром же небо поразило всех землян, которые еще способны посматривать на него, изредка отрывая взоры от неудавшейся земной жизни, которая, неудавшаяся жизнь, всегда плотно прибита к грязным тротуарам и от редко подметаемой дворниками земли.
       Не было утром ни единого облачка. Голубо-серый светлый чистый занавес. А от самой земли — ровно окрашенная густая темно-серая полоса, сверху аккуратно обрезанная, словно декоратор изобразил горную гряду!
       Покров — день встречи с зимой, но трава зеленая, как в начале лета, листья, за редким исключением, не просто зеленые, а сочно зеленые.
Поразительно в этом году и то, что много уже опавших листьев на земле но самого падения и кружения листьев в этом году не наблюдалось.
       Листопад - без падения как такового. Никто не видел, как растут грибы: вчера не было, а сегодня — взрослый гриб. Так никто не видит в этом году, как листья с деревьев переправляются на землю.
        Рябины покрылись ягодами, более, чем обильно. Но сегодня это только радует взгляд и украшает природу, а вовсе не настораживает приметой, что обилие ягод на ней предрекает долгую холодную зиму.

                          
                                         ЧТО-ТО И НИЧЕГО

       Насажала много кактусов, маленьких-маленьких.

       И растут они медленно-медленно…

        Поливаю и разговариваю с ними. О разном. А сегодня всплыла такая тема.
Ничего, пройдут годы, и вы вырастете большими. Меня не станет, а вы – останетесь. Или ваши детки останутся. А моих не останется…

         Не востребована временем.

         Сама природа не допустила, чтобы продолжение меня следовало…

          О, Господи, только ты меня не забыл! Или наоборот, отбросил меня как непотребное, швырнул меня на эту несчастную планету, на которой всем так неуютно…

         А может, для того создан этот неуют, чтобы все стремились с нее, то есть стремились выше, к Свету


                                        ХОРОШО, КОГДА “КСТАТИ”

        Вот ведь, как хорошо всё в своё время, точнее сказать даже: ко времени.

        В новогоднюю ночь, а уж особенно - в канун её. Когда мамы на кухнях готовятся к праздничному застолью, дети, до которых временно нет никому дела, радостно катаясь с горок и по наскольженным дорогам, азартно взрывают петарды. Громыхает то тут, то там! Вздрагиваешь от этих хлопков воздуха и взрывов тишины и замираешь радостно: “Скоро!”. И – сразу на часы. Осталось … часов, минут! И вот 24.00 или, если угодно, 00.00 все выскакивают на балконы и лоджии, открывают окна и, обжигаясь свежим морозцем, высовываются, чтобы ближе рассмотреть новогодний салют.

        И, оборачиваясь в восторженном ожидании на очередной грохочущий звук, впиваясь взором в новую россыпь огней, скашиваешь взгляд, боясь потерять красоту в противоположной стороне. Крутя шеей, охватывая взглядом доступную часть искрящихся земли и неба, пытаешься “вслепую” поджечь свою петарду и, высунувшись, внутренне радостно взвизгиваешь, после того, как громыхнет, вспыхнет твой праздничный залп.

        Под утро засыпаешь под страшный грохот выстрелов и взрывов. Просыпаешься первого под эту же канонаду. И опять в течение дня что-то где-то взрывается. И опять улыбаешься, уже снисходительно радостно, и задумываешься: «Новый год, что-то он принесёт?…”. И мечтательно недоверчиво покачаешь головой (возраст уже оттесняет оптимизм).

        Но второго эти же взрывы, уже редкие, вызывают досадное раздражение: “Чего вдруг?” или “Ну, к чему это?”.

          Да, всему своё время…

                                                      ДВЕ ТАЙНЫ


        Рассматриваю иллюстрацию “Дворец в Фесте. 2000-1500 до н.э.”  или какое-нибудь изображение других развалин древнего сооружения.

        И!.. Глаза расширяются, душа рада выскочить из вместилища своего навстречу этим остаткам творения рук и мечты человека. Для ума это – непостижимая тайна: что, для чего кем построено, почему не сохранилось? И, главное, как долго это строение служило людям, и какую службу: добрую или злую? Было ли там счастье, и сколько длинно было оно.

        А то, что там было не только счастье, но и горе, бедствие великое, это уже наверняка! Ведь когда здание рушилось, больно было не только самому зданию…

         И такая грусть охватывает тебя от мысли, что и это ты не успел увидеть.

         Воображение тут же на остатках фундамента выстраивает стены с оконными и дверными проемами. И, коль уж древность, то, конечно же, глаза начинают ощупывать развалины в поисках оснований для колонн и постаментов! И вот уже стены выставлены, дело за кровлей.

        Стоп! Здесь фантазия начинает пробуксовывать. Крыша должна быть похожа на…?! Не видели нынешние уцелевшей крыши, возложенной 2000 лет до нашей эры! Потому с высоты воображаемых стен по воображаемым же колоннам взгляд соскальзывает вниз, после чего по кирпичикам, по камушкам скользит уже только по горизонтали. Тихо и грустно, тревожно, тоскливо.

        А рядом с тем мёртвым, что как-то сбереглось, - живое! Сама природа, куда более древняя, чем те выпиленные и слепленные куски. Созерцание гор, равнин… заставляет душу взлететь, но до чего же легко и радостно.

        Вместо взволнованной печали – взволнованное ликование! Волнение перед тайной, тайной тоже древней, но совсем иной.

        Отчего такая разительная перемена в восприятии двух тайн? Древность там, древность тут. Да потому, должно быть, что в том случае – ностальгия.

        Это ум и глаза видят впервые, а потому начинают шевелиться – фантазировать и рассматривать. А душа – вспоминает. Ибо она тогда, 2000 лет до н.э., была, а посему не видит, а помнит и знает.

        Потому и грустно, что для неё это – воспоминание об ушедшей любви.

                                                                ДОЖДЬ


                                                                                    Я предчувствовала будто
                                                                                    Этот мелкий редкий дождь.
                                                                                    Ожидала я под утро
                                                                                     Очищения. И что ж?..

        Нет явления в природе, более значительного, более необычайного и более чистого, чем дождь! Сколько с ним связано для всего живущего. То с нетерпением ждут: «Хоть бы один дождичек…», и с этим ожиданием связаны мысли об урожае, о грибах, о прохладе, наконец, в такую пору, когда стоит утомительная, тяжёлая жара. А то с не меньшим же нетерпением ожидают, когда он прекратится, и это уже вызвано желанием тепла, усталостью от мокрой одежды, у кого-то – ломотой в ногах и пояснице, и опять же – с урожаем: «Убирать-то как?»

        И всегда дождь – праздник, и не столько сам дождь, хотя и он сам захватывает и несёт, сжимает всего тебя и останавливает всю душу, всё тело твоё на глубоком вдохе, когда не можешь выдохнуть всю холодящую радость и чувствуешь, что вот-вот задохнёшься.

       А как прекрасно ощущение омовения души вместе с омовением всего вокруг, самой природы. И зримо видишь, как с души смывается усталость, озлобленность, боль. А вон и поплыла с бурлящим ручьём по обочине дороги умершая вчера, или прошедшей ночью, надежда, надежда на надежду, на счастье, на покой.…

       Поплыла – сухим листом, плоская, высушенная в тонкий песочный блин, освобождая место новой надежде, новому ожиданию счастья.

       Да и не столько удивителен и потрясающ сам дождь, как его ожидание природой и его окончание, точнее прекращение паданья мелких капель сверху.

      Перед самым дождём всё клокочет, дует, шумит, а в самый последний момент – как бы застывает, как застываем мы перед заветной дверью, готовясь отворить её, шагнуть через порог и увидеть…

       И вот он начинается: кап, кап.… А дальше…  дальше всё зависит от того, когда, в какое время года происходит это диво, это удивительное явление, названное таким коротким словом, произносимым одним дыханием: дождь.

       Первый весенний дождь – самый светлый, искрящийся бесцветным, необычайно прозрачным светом. В конце мая – это дробь редкими крупными каплями, и одновременно с дождем светит яркое солнце, так и кажется, что само солнце умывается, и капли воды, каждая из которых несёт с собой искорку солнца, которая смылась с него мягкой нежной водой, падает на землю, прокалывает её и в этом месте, проклёвывается зелёным ростком и уж от этого «слепого» дождя, как прозывают его в народе, никому не приходит в голову прятаться под зонт, так же как и в первый весенний дождик, когда
                            под зонтиками люди
                                        беспомощно смешны,
                            сердца от омовения
                                         у них защищены…

       В самый же разгар лета дождь прорывает густую ватную завесу зноя ливнем, всё смывающим, ломающим и прибивающим к земле, а, затихая, высыпает ещё и мелкие ледяные шарики – град. От этого дождя уже не спасают и зонты, их с ожесточением вырывают из рук ветер и вертикальный поток воды.

       К тому же ливневые и грозовые дожди обрушиваются на землю так внезапно, без долгих приготовлений, поистине «как дождь на голову», когда все, выходя из дому, проверяют, не забыты ли солнцезащитные очки, вместо того, чтобы захватить зонт.

      А как сер и тих мелкий осенний дождь. Так и кажется, что небо от весенних и летних дождей прохудилось на сито и теперь моросит устало и дробно косыми длинными водяными нитями. Эти секущие дожди особенно радует грибников - «любителей тихой охоты», как назвал их какой-то фразоизобретатель.

      И вот упали на землю последние брызги дождя. Все начинает светлеть. В наступившей тишине выпрямляется каждая травинка, поднимается каждая головка цветка, но особенно хороши деревья. Как люди зимой выходят из бани с парилкой притихшие, приятно утомлённые и спокойно-домашние, так и деревья, словно умывшись, спокойно застыли и только поблёскивают мокрыми листьями.

       А мокрый асфальт, блестящими ровными полосами вырезавший островки газонов, только подчёркивает то весеннюю зелень, то летнее разноцветие клумб и, как на последнем балу, пестроту жёлто-оранжево-коричнево-красного осеннего наряда земли, особенно яркую после дождя.  

       В один год ни весной, ни до середины лета не выпало ни единой капли влаги. Трава, казалось, уже вырастала сухой. И вот однажды среди тихого солнечного раскаленного зноем утра мгновенно поднялся просто-таки смерч, пыль с песком поднялись над землей густой высокой завесой, деревья, наклоняясь до земли, раскачивались из стороны в сторону…

А всё с утра ждало дождя.
И вербы били так поклоны,
Что не от ветра, а от них
Шли по пруду, казалось, волны.

Всё так давно ждало дождя.
Земля уж пылью исходила.
Вот ветер дунул и затих,
А пыль всё шла, как дым с кадила.

На сено выжжена трава,
Зной подкосил своей косою
Её, в июне взяв права,
Каких лишь в августе достоин.

Всё изнывало по дождю,
Для жизни всё просило влаги.
Так от врага пощады ждут,
Склонив потрёпанные флаги.

Вдруг ветер тучи притащил
И драгоценную прохладу.
Земле, что прежде истощил,
За муки ливень дал в награду!

Дождь пошёл совсем внезапно,
Редко, крупно, невпопад.
Гром за ним ударил залпом,
Будто ливню задал старт.

Только молний ярких пламя,
Грома выстрел прервали покой.
И земля, застывшая в камень,
Потекла единой рекой...

Дождь на лужи кругами ложился,
Пузырился, словно кипел.
Прочной мир стеной обложился
Из воды, шумел и шипел.

                        
НЕ СПРАШИВАЙТЕ ИМЕНИ У ЧУДА!!!

    Очень люблю комнатные цветы, к тому же они у меня хорошо растут. У нас хорошая лоджия, я там устроила комнату, называется «сад», она вся в зелени. Цветы убираю в квартиру только на период очень сильных холодов. Там многолетние и однолетние; цветущие и нет…

      Все, кто видит наши цветы, едва успев восхититься, тут же начинают «изучать» и почти всегда:
– А как он называется?!

   Я иногда внутренне вздрагиваю, и мне становится очень обидно за это великолепное, ни на что не похожее, чудо. Как зовут?!
           -  Не знаю, я у них паспорта не требую! - отшучиваюсь я.

      Но мне обязательно норовят сообщить названия известных им растений, тыча в них пальцами…

      Ах! Да ну какая разница, как они называются? Я же не для анализов в ботсаду их выращиваю, а чтобы их любить, ими восхищаться и «ими отдыхать» от суеты и обыденности!

      Как называется это облако? У меня как-то после такого вопроса пошли рифмы, но меня, как почти всегда бывает, отвлекли. Осталось не дописанным.
      
И во всей моей квартире
Масса комнатных цветов.
Я не знаю их названий, -
Все живут без паспортов.
Я не знаю их имен,
Для меня они – загадка.
……
Одного названье знаю,
И к нему – претензий рой…

      Обнаружила листок с неоконченными рифмами. Пытаюсь вспомнить, о ком это не дописано? Но поскольку я знаю только одно имя: «денежное дерево», то, похоже, что о нем…
   Действительно! Росло себе что-то премилое под общим кодом «кактус», все набегают, ахают:
      - Ой, какое у вас денежное дерево! Дайте отросток…
      
     Да ото всего с радостью даю отростки, но коль уж это – денежное, то лучше я денег дам, чего же его привлекателя разбазаривать и обижать, отламывая побеги?

       Тем более что оно на самом деле очень предсказывает денежные потоки в дом или из дома. То вдруг ярче и обильнее зазеленеет, то, при таком же уходе и тех же погодных условиях начинает массово ронять листья…

      Теперь на каждое его сбрасывание или произрастание листьев мы посматриваем, ища предсказаний и смысла. И с грустью вспоминаем то время, когда оно росло, радуя нас, будучи совершенно безымянным, никому ничего не обязанное. Поистине, знание умножает скорбь.


                                    ПОГОДА ИЛИ НЕПОГОДА

      Люди так забавно утроены: из века в век, изо дня в день, похоже, с самого своего появления на земле, удивляется, наблюдая проявления природы, разнообразящей погоду самым неожиданным окрасом и цветовым, и температурным...
      В этом году апрель никак не соглашался быть апрелем, потому май в один день вступил в летнюю погоду: в один день проросла трава и зацвели сразу все деревья. Одновременно восхищали красотой, соревнуясь между собой, ибо никогда не раскрывали свои цветы вместе, абрикосы, начинающие обычно сезон цветения и слива, завершающая прежде его!
      Семнадцатого мая, называемого у нас травнем, заблагоухала липа, даря нектар своих соцветий еще не успевшим окончательно проснуться пчелам, кои знают перевод названия месяца липень, как июль, потому очень осторожно маленькими группками облетали липу, обсуждая между собой вопрос: «А где же июнь?! Не исключен ли он из годового круга?!».
       И вот июнь пришел, напомнив температурой воздуха прежний конец апреля!  Холодный штормовой ветер с дождями и ливнями... Последние же требуют столько воды, что одновременно на все небо ее не достает, посему небесная заслонка открывается поочередно над разными частями огромного, бестолково растянутого по обе стороны, особенно широкого в этой местности, Днепра.
       Мобильники беспрестанно звенят на всем просторе — народ, хаотично согласовывая встречи, заранее запланированные на выходной день, перенося их:
– У нас дождь прекратился, выезжаю!!!
– Так у нас начался! И сразу — как из ведра... Пока не едь...
       И все, как и в прежние времена, ругают нынешнюю погоду, забывая, что именно так она себя проявляла уже на их памяти, то двадцать, то пятнадцать лет назад, в тот же календарный день. И тогда ее бранили теми же словами... И тогда не думали о том, что горожанина раздражает именно то, чему радуется земля, со всем, произрастающим на ней... «Не проси дождя, проси урожая», - говаривал наш предок.

***
Породило небо облако-барана,
Наблюдаю. Тает. Затихает рана.


** *
Первая осенняя погода
Ливнем третий день подряд
Хищно с древ смывает зелень,
Пестрым заменяя их наряд.

Стайкою плескаться, в лужу
Кинулись с разлета воробьи.
Спрятались, забыв за лето стужу,
Все комахи. Листья - корабли!!!

Ночью землю освещая, грохотала,
С ветром жутким, сильная гроза.
Провожая лето, ветками махала.
Капля каждая — прощальная слеза.

Осень в августе, конечно, авантюра.
Бабье лето не забудет свой черёд.
Этот ливень — только увертюра,
Предвещающая листьев хоровод.

Бабье лето — проводы Жар-птицы,
Отлетает до весны, как встарь,
Взмах ее крыла — судьбы десницы,
Рассыпает на прощанье ярь.
                                    30.08.2012 г.
  

***
Весна. И солнца-одуванчики
Пробились первыми меж трав
Смешались девочки и мальчики,
Ни чьих не нарушая прав.

Но, среди их поляны ровныя
Два желтых шара на стеблях.
Тюльпаны среди них огромные
Напомнили: здесь общая земля.

Не образуя дисгармонии,
Они соседствуют, ликуя.
Разводят люди антимонии,
Подняться выше всех, рискуя.
                          29.04.2013 г.

© Нагорная Лидия, 28.07.2017 в 08:44
Свидетельство о публикации № 28072017084456-00411073
Читателей произведения за все время — 31, полученных рецензий — 1.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии

Артур Сіренко
Артур Сіренко, 28.07.2017 в 14:34
Интереснейшая стилистика Ваших сочинений. Восхитило.....

Это произведение рекомендуют