Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 32
Авторов: 0
Гостей: 32
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Артисты в погоне за Дьяволом (Проза)

(От автора: эту книгу я писал в соавторстве с Геннадием Ледоколом. Жанр точнее всего было бы охарактеризовать как боевик-погоня с элементами фантастики.)
2 часть, выложенная от имени моего соавтора: http://grafomanam.net/works/413805

Солнечным днём 27 июня 2010 года театральное училище в очередной раз устраивало "встречу выпускников". Солидный 41-летний мужчина, в прекрасной спортивной форме и с небольшими усами, неторопливо расхаживал по залу. Он ожидал встречи с двумя другими выпускниками, в студенческие годы бывшими его лучшими товарищами, но уже лет 14 они не виделись - по его сведениям, им пришлось уехать в другие города на работу. Его взгляд задержался на собственной фотографии, прикреплённой к почетной доске "Наши лучшие выпускники". Подпись под фотографией гласила: "Виталий Полковников. Киноактёр, в 1985-1993 годах снявшийся в 25 фильмах". Сам Виталий был на ней изображён в 21-летнем возрасте.
- Вспоминаешь? - услышал Полковников за спиной голос.
Он обернулся. Перед ним стоял мужчина среднего роста и возраста. Его некогда пышная шевелюра начала уже седеть и редеть.
- Рудик? Неужели это ты? - воскликнул Полковников и кинулся к нему обниматься.
- Да. Рудольф Иванович Романов, собственной персоной, - скромно ответил он.
- Ну здравствуй, здравствуй, дружище! - довольно говорил Полковников, хлопая Романова по спине. - Сколько лет, сколько зим! Вот не поверишь, вчера только запись твоего спектакля смотрел, где ты Чацкого играл.
- Ох... - вздохнул Романов. - Неужели это когда-то было? Вообще уже почти не помню - свыше 10 лет, за баранкой фуры...
- Да и я уже не верю, смотря фильмы с самим собой, - улыбнулся Полковников. - Какие же работы были!.. Не то что сейчас - только в одно "мыло", по сути, и зовут...
- Что, героев-любовников играешь? - съехидничал Романов.
- Да иди ты!.. Нет, конечно же. Всякие там дешёвые боевички... С такими примитивными драками, что их даже макака не менее убедительно сыграет, - пробурчал Виталий.
- О! Смотри, кто идёт! - указал Романов на дверь.
Виталий обернулся. К ним подходил стройный высокий мужчина. По паспорту ему недавно исполнилось 38, но никто из тех, кто встречался с ним в первый раз, не верил, что ему больше 30.
- Мишаня? Соловьёв! - явно не веря своим глазам, подошёл к нему Полковников. - Да ладно! - Они крепко обнялись, похлопав друг друга по спинам, вскоре к ним присоединился и Романов. - А ты вообще не изменился!
- Вот это и самое странное, - ответил ему Соловьёв. - Сколько уже механиком работаю...
- Что, по-прежнему вспоминаешь лазание по тросам под куполом цирка, когда прыгаешь на лебёдках для доставания двигателей из машин? - и тут не удержался Романов.
- Ой, ой... И это говорит мне человек, который читал монолог Гамлета, держа в руке череп из школьного учебного пособия, - с сарказмом отозвался Соловьёв. - Говорят, ты там настолько вошёл во вкус, что некий самарский учитель биологии, которому ты вёз это пособие, с трудом отбил его у тебя.
Обменявшись этими любезностями, они сели за праздничный стол. Втроём - впервые за последние 14 лет.
- Ребят, а помните? - впал в воспоминания Полковников. - Мой дебют в фильме "Цветы и гангстеры". Первая главная роль... - на лице Полковникова расплылась блаженная улыбка. - Жаль, что оператор там так накосячил, что в итоге отснятое даже монтировать не стали.
- Да уж, как ты убивался по этому поводу, такое не забудешь, - ответил Соловьёв. - Я слышал, ту студию так и не открыли вновь?
- Так же, как и цирк, как и театр, - ответил Полковников. - Пришлось на телестудию податься, чтоб хоть что-то жрать было. Ходил я тут как раз недавно, по этим местам... Вместо студии - коттеджи. Вместо театра (и прилегающих к нему домов) - жилой комплекс. А на месте цирка - торговый центр "Люцифер"... Всё ровно как 14 лет назад, - подытожил он.
- Да... Поразводилось у нас в 90-е бизьнесьменофф… - нарочно исказил последнее слово Соловьёв. - Как у нас, этот... Давид Даниилыч Довлатов, верно?
- Ага, Д.Д.Д., - мрачно ответил Полковников. - Правда, у нас его больше Дьяволом кличут. Крайне борзый мужик. Благодаря ему наш городок в 90-е стал чуть ли не самым криминальным местом России.
- Ну-ну, - ответил Романов. - Повезло, что я в 1995-м на гастроли уехал - последние, как оказалось. Хоть смог денег набрать, чтоб выживать как-то. И то организатор хапугой оказался, хотел всю выручку себе забрать, чтоб Мерседес купить. Еле правды добился.
- М-да, тяжёлые времена были... - сказал Соловьёв.
Тут в зале заиграла красивая и динамичная музыка.
- Ну что, ребят? - сказал Романов. - За встречу?
- За встречу!
Они подняли бокалы...
...Ещё раз пробежавшись глазами по фотографиям со вчерашней встречи, Полковников, слегка улыбаясь, набросил на себя лёгкую куртку, готовясь выходить из дома. Он собирался встречать с работы свою невесту Надежду - миловидную женщину 34 лет, работающую редактором в "Щукинском вестнике". Для него этот человек очень много значил - особенно после кризиса 1998 года. Когда Полковников лишился обоих родителей - отца ночью зарезали грабители на улице, позже их поймали, но особо легче оставшемуся без отца Виталию от этого не стало - а его мать, узнав о том, что осталась вдовой, тяжело заболела и вскоре умерла. Более того, именно в это время ему почти перестали предлагать роли на местной телестудии, даже самые незначительные - а то бывало и так, что даже когда приглашали, то не платили за это вообще. Тогдашний руководитель студии аргументировал это так: "А смысл тебе платить, когда ты лишь в эпизоде мелькнул?" От всего этого Виталий чуть не пристрастился к алкоголизму. В ноябре 1998 года Виталий пил в среднем 2 стопки в день, и можно было вполне обоснованно предположить, что дозы в очень скором времени будут увеличиваться... Но под конец года он столкнулся на улице с молодой девушкой. Та сначала спросила, как пройти к "Щукинскому вестнику" - она тогда только пыталась устроиться туда, а потом, присмотревшись к Виталию, вдруг стала расспрашивать, что с ним, почему он так выглядит. Полковников сначала удивился такому вопросу - его жизнью давно уже никто не интересовался - а потом, взглянув в голубые глаза незнакомки, его вдруг как прорвало, и он начал рассказывать про себя... Незаметно они подошли к чёрному ВАЗ-21083, принадлежавшему в то время Надежде, и доехали до её дома... Полковников до сих пор помнил её слова, сказанные ему тогда Надеждой: "Ты справишься. Ты красивый, молодой мужчина. Верь в себя". Для него именно эти слова, сказанные именно Надеждой, стали некой путеводной звездой... Устроившись на работу, Надежда первым делом начала собирать материал на руководителя студии, из-за которого Полковников (и не только он, но к тому времени - уже и многие его коллеги) чуть не лишился работы. Оказалось, что он нарочно начал снимать абсолютно бездарные фильмы и сериальчики, лишая работы более-менее талантливых актёров и снимая людей, вообще не имевших никакого отношения к искусству. Общаясь с представителями студии, выдав себя за автора репортажа, восхваляющего продукцию студии, Надежда случайно подслушала разговор руководителя с кем-то по телефону. Сквозь дверь его кабинета она слышала, как руководитель убеждал своего собеседника на том конце провода в том, что студия вот-вот загнётся, и землю, на которой она стоит, можно будет выгодно продать. После чего его собеседник, похоже, задал вопрос, куда тогда переедет новая студия. На что руководитель презрительно фыркнул: "Студия? Да этому быдлу вообще незачем телик смотреть! Кто они такие вообще? Пусть по другим Мухосранскам разъезжаются, или вообще дохнут, мне-то что с того?" Уже через три дня вышла статья в газете, вызвавшая такой громкий скандал, что руководителя студии сразу же уволили. Причём для этого его в буквальном смысле пришлось срывать с кресла: сотрудники милиции тянули руководителя за ноги, а тот, громко визжа от страха, руками впивался в подлокотник... Новый руководитель студии хоть и тоже не снимал шедевров, но более-менее стабильный заработок актёрам, в том числе и Полковникову, обеспечил. Он понемногу начал приходить в себя, снова начал производить впечатление уверенного в себе мужчины... А Надежда с тех пор стала его самым близким человеком. Подъезжая ко входу редакции на своём золотистом "Патриоте" УАЗ-3163, Полковников уже всерьёз подумывал о том, что на днях надо бы ей купить уже обручальное кольцо...
- О, Виталя! - улыбнулась ему Надежда. - Ты уже пришёл?
- Да, моя красавица, - улыбнулся в ответ Полковников. - Ты, я смотрю, заждалась меня уже?
- Да, - внезапно посерьёзнела Надежда. - Я тут кое-что нашла.
- Что такое? - слегка напрягся Полковников.
- Сейчас покажу.
Виталий помог надеть ей лёгкую курточку, и они стали спускаться вниз по лестнице.
- Помнишь, как ты потерял свою первую работу? - спросила Надежда.
- О да, такое не забудешь... - мрачно ответил Полковников. - Насколько помню, у нас ещё протест был организован, против этого сноса, но всё закончилось ничем...
- Да нет... Протест закончился, можно сказать, в пользу Дьявола.
- Как это? - не понял Полковников.
- Узнав о протесте, Дьявол связался со своими людьми и приказал, как он выразился, "убрать этот мусор". Его головорезы приехали к месту собрания на джипах и открыли там стрельбу. Все 34 человека, участвовавших в акции протеста, получили огнестрельные ранения, из них на месте погибло 19, ещё 9 потом скончалось в больнице от ран. Причём двое из них были добиты прямо в больнице, а ещё двое были найдены застреленными после выписки.
- Откуда тебе всё это известно?
- Неделю назад ко мне пришёл некий человек, представившийся Спесивцевым, - начала рассказывать Надежда. - Он сказал, что работает на телефонной станции, и предоставил мне запись этого разговора. Я, естественно, спросила у него: "а чего вы так долго ждали?" Он ответил: "Понимаете, среди тех митингующих, как выяснилось впоследствии, был мой сын. Он попал в больницу, но его удалось вылечить. Узнав об этом, я тут же запросил эту запись. Получив её, сделал на всякий случай её копию. Практически сразу после этого к нам вошли люди в милицейской форме и заявили, что, мол, проводим следствие по этому делу, нам нужны вещдоки. А я тогда в своей кабине один сидел. Когда у меня забрали оригинал этой записи (о копии они, к счастью, не знали, и поэтому не стали её искать), один из них вдруг взял меня за воротник рубашки и тихо сказал: "А теперь слушай сюда. Мы знаем всё и про твоего сына, и где вы живёте. Если станете трепать языком - мы сделаем так, что все усилия врачей окажутся напрасными. Понял? Надеюсь, у тебя хватило ума не рассказывать об этом своим сослуживцам?" Я, естественно, кивнул. "Молодец. Держи и дальше язык за зубами, иначе..." После чего они ушли. А позавчера мы с сыном нашли Вашу разоблачительную статью на директора телестудии от 1998 года, а вечером он напился на корпоративе и спьяну ляпнул, что, дескать, у меня осталась копия этого разговора. Уж не знаю, как он это узнал - вы первая, кому я об этом рассказываю - и как они узнали, но домой он с того корпоратива не вернулся. Его нашли зарезанным на городской свалке. Его коллеги говорят, что он сел в какое-то такси - возможно, на самом деле это были те самые головорезы. Чую, скоро они и за мной придут. Поэтому я хотел бы отдать это вам. Вы, насколько я знаю, женщина "несгибаемая"..."
Увлечённые разговором, Полковников и Надежда не заметили, как вышли на улицу. Как не заметили и того, что проходящие мимо два человека вдруг заинтересовались их разговором.
- И что думаешь делать? - спросил Полковников.
- Завтра сверстаю материал об этом, - ответила Надежда, садясь в свой серый ВАЗ-2114. - Посмотрим, что он на это скажет...
- Ну, ты, это... поаккуратнее, - сказал Полковников. - Всё-таки Дьявол - не из тех, кого можно просто так запугать...
- Всё будет в порядке, милый, - улыбнулась Надежда. Она поцеловала Виталия в щёку на прощание, потом завелась и уехала домой. Полковников же, проводив её взглядом, сел в свой золотистый УАЗ-Патриот и тоже поехал домой. Но у него на душе появилось нехорошее предчувствие...
- Всё слышал, Логичный? - сказал один из тех двоих, что заинтересовались разговором.
- Достаточно, - ответил Логичный. Он достал мобильник. - Алло, Давид Даниилыч! Похоже, тут одна барышня заинтересовалась судьбой одного митинга - помните тогда, в 1995-м?
- Помню, помню, - ответил высокий лысый бородатый мужчина с очень крепким телосложением. Он неторопливо расхаживал по своему кабинету, обильно отделанному золотом. - На память пока не жалуюсь. Надеюсь, и вам не надо напоминать, как вы должны себя вести в таких случаях?
- Конечно, конечно, Давид Даниилыч! - горячо отозвался Логичный. Он нажал отбой. Его напарник, Поликарп, отчётливо слышал каждое слово Дьявола: он прислонился ухом к той руке, которой Логичный держал мобильник.
- У меня идея, - сказал Поликарп. - Смотри: видишь вон того чувака? - Он указал на небольшого мужичка, запирающего свой Москвич-2141 золотистого цвета, после чего поднимающегося к себе в подъезд. - Давай-ка используем для дела его тачку...
...чтобы потом сказать СМИ, что именно он был за рулём, - закончил за него Логичный. - А что, логично.
Для бывалого Поликарпа не составило особого труда вскрыть замок старенькой машины. Логичный сел за руль, Поликарп - рядом, и они выехали со двора.
Москвич медленно следовал по пятам за «четырнадцатой». Логичный смотрел вперёд на дорогу. Поликарп тоже изредка посматривал на впереди идущий автомобиль, а затем мощно зевал. После третьего зёва, Логичный сказал:
- Неужели тебе скучно?
- А что весёлого-то? – ответил Поликарп, - Едем себе по дороге… Преследуем… Всё равно не так, как раньше было…
- Не так, как раньше было… - задумчиво прошептал Логичный.
По своей сущности Логичный был немного странным. Если на него смотрели со стороны, то у людей складывалось о неоднозначное впечатление о нём - хотя бы потому, что он почти никогда не расставался с бутылочкой «Ессентуков». Куда бы он ни отправился, у него всегда был с собой этот напиток. Особенно он любил выпить его тогда, когда приходилось подумать, а думать ему приходилось очень не мало…
С детства у Логичного была одна неотъемлемая черта – трезвость ума. Он всегда сохранял её. Да и своё прозвище он получил благодаря тому, что мог найти выход абсолютно из любой ситуации, даже из тех, которые казались безвыходными. В 90-е же он, подумав, как следует, принял для себя решение переступить закон. Он собрал команду из трёх давних товарищей и принялся устранять конкурентов в сфере бизнеса. Но в какую сферу бизнеса податься, он не знал, поэтому сразу решил убрать влиятельных городских авторитетов. Причём, как это сделать, он продумывал заранее, составлял подробнейший план, который впоследствии приводил в исполнение. За какие-то пару месяцев он со своей командой очистил город от влиятельнейших криминальных личностей, но занять их место так и не смог, ибо банды, потеряв своих главарей, либо объединялись, либо избирали новых. Поэтому Логичному приходилось устранять и устранять вновь пришедших. Но за ним укрепился огромнейший авторитет. К нему начали обращаться с заказами. Причём Логичный за заказы брался крайне выборочно. Он сам решал, кого убрать, а кого не следует. Иногда он мог убрать даже того, кто обратился к нему с заказом. В конце 90-х он объединился с Дьяволом, так как считал, что его команда «самая адекватная в городе». Некоторых бандитов он зачищал и в других городах. С некоторыми налаживал контакты. Ему обещали поддержку даже те, кого он никогда не видел. К примеру, некий авторитет Щука из Самары в начале 90-х первым изъявил сотрудничать с Логичным, хотя тот впоследствии, бывая в Самаре, так его ни разу и не повстречал. А вообще, когда в Щукинске кого-нибудь убирал Логичный, это скрыть не получалось. Особенно примечательным был один случай, произошедший в Щукинске уже в 99-м году.
В тот день Логичный со своей командой приехали по наводке к нелегальному казино. У них были сведения, что именно сегодня там будет Герцог, давний должник Дьявола, не платящий ему за землю. Дьявол чуть ли не умолял Логичного убрать Герцога тихо. Но Логичный плевал на это. Тихо он никого не убирал. А точнее убирал так, как получится.
Казино располагалось в полузаброшенном районе, где дома в основном представляли собой двухэтажные бараки. Вокруг дома стояли дорогие чёрные джипы, вперемешку с машинами немногочисленных жильцов. Поликарп, Аристарх и Бу Электрифицированный, такие наименования были у членов команды Логичного, как обычно, оценив обстановку, начали высказываться:
- Нам их не взять, они все вооружены до зубов…
- Да мы эту дверь даже не откроем…
- Даже если и откроем, они нас моментально возьмут…
А Логичный стоял, попивал «Ессентуки» и думал.
- Что скажешь, Логичный? – спросил его Поликарп.
Допив «Ессентуки», Логичный аккуратно положил бутылочку в карман. Затем он посмотрел по сторонам и вдруг воскликнул:
- У меня есть отличная идея!
Он указал на стоящую неподалёку ГАЗель с газовым баллоном. Поликарп разом её вскрыл и подогнал ко входу в подвал двухэтажного барака, где располагалось казино. Затем они скрутили газовый баллон и приготовились к осуществлению очередного плана Логичного…
Раздался стук в дверь. Маленькое зарешёченное окошечко открылось и оттуда донёсся бас:
- Кто там?
- Доставка пиццы! - ответил ему Логичный.
- О, как кстати!" - дверь сразу же открылась.
Громилу у двери тут же вырубили прикладом автомата, и тот скатился вниз по ступенькам. Бандюки из казино тут же помчались к лестнице. Как только они подбежали к ней, вниз полетел газовый баллон. Логичный выстрелил в баллон, и тот взорвался. Его команда мигом успела закрыть дверь и подпереть её ГАЗелью. Но взрыв оказался такой мощности, что у дома вылетели все стёкла и он покрылся трещинами, а ГАЗель вместе с бронированной дверью отлетели в сторону. Команду Логичного разбросало в разные стороны. Самого же Логичного отбросило на лобовое стекло его новенькой ВАЗ-2112. Через несколько секунд дом рухнул. Поднялось огромное облако пыли. Логичный слез с разбитого лобового, отряхнулся, посмотрел по сторонам и сказал:
- Идея оказалась настолько превосходной, что превзошла все возможные ожидания.
- Логичный, - произнёс Поликарп, поднимаясь с земли, - ты в своей логичности превзошёл самого себя…
Логичный вздохнул. Столько времени прошло с тех пор, а это высказывание Поликарпа запомнилось ему больше всего.
…Серый ВАЗ-2114 ехал по шоссе. Надежда обернулась на папку, лежащую рядом с ней на переднем сидении, после чего достала из сумочки мобильник и положила на приборную панель. Первые несколько сот метров прошли без происшествий. Но вскоре она почувствовала, что кто-то ей сел на хвост. Она обернулась: вдали за ней ехала машина. Она напряглась: долгое время, кроме неё, на этой дороге вообще никого не было. Надежда нажала на газ, машина на хвосте стала приближаться. Она вцепилась обеими руками в руль, на лбу выступили капельки пота. Машина нагнала её, стекло на её передней правой двери опустилось.
- Эй, красотка! - сказал пассажир, после чего достал пистолет. Пуля разбила стекло левой задней двери 2114. Надежда, пригнувшись, закричала от ужаса, после чего надавила на газ. Преследователи тоже начали набирать скорость. Она схватила мобильник и быстро набрала номер.
- Алло? - сказал Полковников. Он уже успел приехать домой, и теперь сидел, смотрел телевизор.
- Виталя! - перепуганным голосом закричала Надежда. - Виталя, милый, за мной гонятся какие-то люди!
- Что? - вскочил Полковников с кресла. - Где вы, какие люди?
- Мы на... на 301-м шоссе! - еле сдерживала слёзы Надежда. - З... золотистый Москвич-2141, их двое, они стреляют по мне! Виталя, пожалуйста, помоги мне!
- Держись, прошу тебя! Я еду! - закричал Полковников.
Он вскочил в свой Патриот и, едва не снеся задом ворота, поехал на 301-е шоссе. Надежда почувствовала удар в зад. Она еле удержала управление. Вторым ударом Москвич почти снёс Самаре задний бампер. Он обошёл 2114 чуть больше чем на полкорпуса и резко ударил его. Надежду отбросило в сторону, она зацепила отбойник, и правая фара Самары лопнула.
- Ишь, какая шустрая баба! - довольно сказал пассажир Москвича. - Логичный, ты чего так медленно плетёшься? Тебе что, скучно?
- Нет, конечно же! - сказал Логичный, улыбаясь. - Сейчас мы...
Он снова ударил 2114 в бок. Машина пошла зигзагами. Надежда почти впилась ногтями в руль, по её лицу текли слёзы. Москвич снова ударил её в зад. Надежда нажала на газ: стрелка спидометра приблизилась к 130 км/час.
- Так, Поликарп, а теперь держись... - сказал Логичный.
Он принял вправо. 2141 стал выталкивать Самару на холм. Надежда, отчаянно взвизгнув, нажала на тормоз, но было поздно: 2114, подлетев на холме, два раза перевернулся, а затем встал на колёса. Надежда ударилась головой об руль и среднюю левую стойку кузова. Словно в тумане, она слышала тормозящую машину, а затем голоса:
- Вот и долеталась, пташка!
- Так... Поликарп, доставай буксир, сейчас мы поразвлекаемся.
На этом она потеряла сознание.
..Вскоре к месту аварии подъехал Патриот. Полковников выскочил из него, но никаких машин не было. На траве валялись разбитое лобовое стекло и зеркала ("От 2114", пришла в голову Полковникову пугающая мысль), белые и жёлтые осколки. И тут... Полковников, зайдя дальше в траву, дрожащей рукой поднял с земли кулончик в виде красного сердечка. Он сам его дарил Наденьке... Рядом валялся разбитый мобильный телефон Надежды: кто-то явно раздавил его ногой. Полковников огляделся, сжав кулон в руке...
...Надежда постепенно пришла в себя. Она вздрогнула и огляделась. Она сидела в своём разбитом ВАЗ-2114 на краю какого-то обрыва, в совершенно незнакомой ей местности. Надежда, связанная с заткнутым тряпкой ртом, была пристёгнута ремнём безопасности к водительскому креслу. Неподалёку стоял жёлтый Москвич-2141, с помятым правым передним крылом и треснувшим передним бампером. На его фаркопе всё ещё болтался буксировочный трос. В окно водительской двери 2114 заглянул мужик.
- О, проснулась, красавица! - он потрепал Надежду по щеке. Та, замычав, замотала головой, по её щекам потекли слёзы. - Жаль тебя, дуру, конечно... Но ничего не поделаешь, ты узнала больше, чем должна была... Логичный! - крикнул он. - Готово?
- Давно уже, - буркнул тот в ответ. – Давай ставь.
- Погоди, так это же Док для другого дела давал…
- Неважно, объясним ему, он новую сделает.
Поликарп подошёл к нему, а затем вернулся и что-то положил на заднее сидение 2114. Надежда, насколько позволяли ей путы, обернулась: это была бомба. Она исступлённо закричала и задёргалась, пытаясь высвободиться.
- Ну что... Прощай, красавица, - притворно вздохнув, сказал Поликарп. Он начал толкать 2114 к краю обрыва. Надежда, дико выпучив глаза, билась и кричала... 2114 слетел с обрыва, в полёте взорвался, упал на камни и по кускам стал падать в обрыв. Логичный и Поликарп молча смотрели на это с края обрыва. Поликарп медленно снял шапку.
- Готово, - тихо сказал Логичный. - Так, а теперь нам надо вернуть машину на место. Смотри, чтоб на ней не осталось никаких наших отпечатков.
- Понял, - ответил Поликарп. Они сели в Москвич и задним ходом начали покидать место происшествия. По дороге назад Логичный набрал Дьявола.
- Всё готово, - тихо произнёс он.
- Хорошо, - коротко отозвался Дьявол, после чего отложил телефон.
Он откинулся на спинке дорого кресла и задумался.
"Прошлое даёт о себе знать, - думал он, - причём с самой отвратительной своей стороны. Кто бы мог подумать, что спустя 15 лет вскроется эта история? Это всё Спесивцев... Та сволочь все эти годы хранила то, что могло меня уничтожить в любую секунду. Но теперь ему не жить. Как только вернётся Поликарп, нужно будет направить его к тому телефонисту. Надо заметать следы, пока не поздно."
Дьявол встал из-за стола и сделав несколько кругов по своему кабинету, подошёл к окну. На улице не было ни души. Фонари бросали жёлтые круги света на серый асфальт, пытаясь хоть как-то сделать улицу светлее. Дьявол вздохнул.
"Нужно будет обратиться к Гене, - продолжал думать он, - Кто, ежели не он доставит мне эту запись в целости и сохранности?"
Вдруг он вздрогнул.
- Только бы не сработал его фактор ярости... - уже с испугом думал он, - из-за этого всё дело накроется медным тазом!
Он снова вздохнул.
"Но выбора у меня нет. Остальные не такие надёжные. Их запросто могут расстрелять в упор на загородном шоссе. А Гена не так прост. Он всегда идёт на таран. Эх, как бы это всё не испортило..."
Если бы у кого-нибудь из подчинённых Дьявола спросили, что они думают о нём, то в 99% случаев ответ был бы примерно такой: "Конкретный мужик!" А оно и было видно.
Сам по себе Давид Даниилыч Довлатов был крепким лысым бородатым мужчиной двухметрового роста, на вид лет пятидесяти с хвостиком. Увидевшие его сразу чувствовали перед ним страх, что доставляло ему радость. Отчасти, он держал в железном кулаке весь Щукинск, контролируя почти все его сферы. Неугодных ему личностей или провинившихся перед ним он безжалостно устранял, за что и получил своё прозвище ещё в конце 80-х, когда только начинал свою бандитскую "карьеру". Стоит отметить, что лихим он прослыл ещё с раннего детства, когда начал устанавливать свои порядки в своём дворе. Позже он набрал банду и совершил первый налёт на ювелирный магазин. Тогда всех участников ограбления задержали, но так как ему было только 17 лет, он отделался условным сроком. Но первый срок не заставил его переосмыслить жизнь. Во второй половине 80-х он высоко поднялся на продаже дефицитных в то время сигарет и дорогого алкоголя. Но барыгой быть он не собирался и в скором времени сколотил новую банду. После распада СССР его дела пошли в гору. За пару лет он взял под контроль абсолютно весь Щукинск, устранив всю конкуренцию. Были у него и кровные враги, которые все до одного были убиты в 90-е. Не был убит разве что только Щука, его самый опасный враг. Он знал про Дьявола многое, но не сдавал, пытаясь ликвидировать его собственными силами. В 95-м, после кровавого расстрела, Щука куда-то пропал вместе со своей многочисленной бандой, что немало встревожило Дьявола. Но в скором времени он благополучно забыл про Щуку и продолжил заниматься своими грязными делами. Большим помощником Дьявола по этим грязным делам был мэр города Горшочкин Борис Вячеславович. Вплоть до 2006-го Дьявол крутил им как хотел, пока тот по пьяни не попал в аварию. Под вечер, на своём Лэнд-Крузере он на скорости под двести километров врезался в Икарус Геннадия, того самого, который работал на Дьявола до нулевых. Это произошло на загородном шоссе. Крузер восстановлению не подлежал. Мэр тоже. Геннадий же, никак не хотел фигурировать в этой истории, поэтому сразу же позвонил Дьяволу. Тот прилетел на место через десять минут, буквально полыхая от ярости. Геннадий всё ему рассказал, показывая на разбитый в хлам Крузер и помятый задний бампер Икаруса-280. Дьявол сказал, что утрясёт эту историю сам, обставив всё как надо.
Следующий же мэр Щукинска с Дьяволом церемониться не стал и указал тому его место. Дьявол рвал и метал, но ничего не мог поделать, так как нынешний мэр имел мощную поддержку из Москвы. Впрочем, как выяснилось позже, новоизбранный мэр оказался не намного чище старого. Видимо, он просто не хотел делиться с Дьяволом и делать всё открыто, как делал его предшественник. Тем не менее, дела Дьявола не особо ухудшились, и постепенно он стал акционером, прирастив свой капитал.
Теперь же всё могла испортить вновь всплывшая история из далёкого 95-го...

Всю ночь Полковников носился по близлежащим окрестностям. Где он только не побывал за эту ночь...
Под утро он оказался на въезде в каменный карьер на окраине города. Там стояли пожарные Уралы и милицейские Форды. УАЗ тут же свернул к месту происшествия. Выбежав из машины, Полковников увидел, как из карьера подъёмный кран на базе МАЗа-5335 доставал полностью сгоревший и искорёженный кузов "четырнадцатой". Милиционеры равнодушно наблюдали за этим процессом, попутно разговаривая между собой:
- ...а следак-то наш журналюгам по делу так ничего и не сказал.
- А что он скажет-то? Водителя автомобиля мы нигде не нашли. Такое ощущение, что автомобиль пустым скинули.
- Не факт. Тут криминалисты сейчас копались. Сказали, мол, в салоне какая-то бомба сработала, уничтожившая всё, кроме железа.
- Что за бомба?
- А кто его знает... Поговаривали, что в 90-е авторитетов такими убирали. Подкинут под днище Мерса - и всё. Кузов весь обгорит, а вся живая материя, даже кости, испаряется.
- Вот это да! Ни разу не слышал...
- И не услышишь. Кто их делал, так и неизвестно...
Вдруг милиционер обернулся и увидел Полковникова.
- Э! А ну вали отсюда! - грубо крикнул он.
Полковников сурово посмотрел на него и развернулся. Все мысли в его голове были перемешаны.
Вдруг в Патриоте зазвучал радиоприёмник - Полковников специально его настроил так, чтоб он в определённое время включался и сообщал ему новости. В этот раз Виталий краем уха услышал следующее:
... и скинул автомобиль в кювет. Как сообщил нам свидетель, пожелавший остаться неизвестным, "Жигули" 14-й модели преследовал жёлтый Москвич-2141...
Полковников пригляделся. На обгоревшем крыле Самары всё ещё виднелись частицы жёлтой краски.
- А я ведь видел этот Москвич у редакции, - подумал Полковников. - Ну, су-у-ука...
Он буквально влетел в свой Патриот и с визгом шин бросился обратно к редакции. Вылетев на шоссе, он чуть не врезался в белый Москвич-412, отчего тот скатился на обочину. Из окна Москвича высунулся водитель и рассерженно посмотрел вслед Полковникову. Вдруг он услышал шум слева. Повернувшись, он увидел, как подъёмный кран опустил на землю вытащенный из карьера сгоревший автомобиль. Но вот уж номер автомобиля показался ему до боли знакомым...
- Не может быть! - испуганно прошептал он.
Москвич резко развернулся и поехал прочь от места аварии. Это был телефонист Спесивцев.
Через 20 минут Полковников был на месте. Выскочив из машины, он сразу же увидел мужичка, осматривающего мятое переднее крыло своего Москвича:
- Вот козлы! Узнаю, кто это сделал...
И тут же он почувствовал, как кто-то схватил его за шиворот, а затем резко развернул и взял за грудки. В этот же момент он увидел пронзающий взгляд Полковникова, наполненный неудержимой яростью.
- Ты что творишь! - крикнул водитель, но Полковников прижал его к Москвичу и тихо сказал:
- Прежде чем я размажу тебя здесь по асфальту, я хочу услышать от тебя всё, всё, что ты знаешь...
Водитель непонимающе смотрел на Полковникова.
- Говори! - рявкнул Полковников и ударил кулаком по крыше Москвича.
- Что говорить!? - пролепетал водитель. - Я вчера поставил здесь машину, а сегодня выхожу, а тут вот что...
- Что ты здесь вчера делал? - грозно спросил Полковников.
- Я к старому товарищу приезжал! - воскликнул водитель. - В этом доме, - он махнул головой на рядом стоящую панельную двенадцатиэтажку, - живёт мой старый друг Василий Иваныч Зурков. Я к нему частенько заезжаю сыграть по партии в нарды и домино! А сегодня задержался, разговор был интересный, выхожу под утро и вот!
- Что ты врёшь! - крикнул Полковников. - Я твоей машины здесь ни разу не видел!
- А что, я тебя каждый раз предупреждать должен, когда в гости к другу приезжаю? - водитель начинал злиться.
Вдруг Полковников увидел камеры наблюдения на стене дома напротив. Он отпустил водителя и сказал:
- Если я узнаю, что ты мне соврал...
После этих слов, он развернулся и направился в кафе на первом этаже дома с камерами. Он влетел в помещение и, подбежав к бармену, нетерпеливо спросил у него:
- Я могу поговорить с администратором?
- Конечно, - зевнул бармен. - А в чём дело?
- Машину ночью угнали, нужно записи с камер посмотреть, - быстро нашёлся Полковников.
- Сейчас позову, - бармен лениво отошёл от стойки.
Через минуту он подошёл уже с администратором.
- У вас машину угнали? - вежливо спросил администратор.
- Да, записи с камер срочно посмотреть нужно, - нетерпеливо сказал Полковников.
- Конечно, - всё так же вежливо ответил администратор, - пройдёмте, - и он указал Полковникову на небольшую дверку в конце зала.
Полковников чуть ли не побежал к ней. Внутри оказалось небольшое помещение с несколькими компьютерами, за которыми сидел ЧОПовец.
- Нужно посмотреть записи с камер, - сказал администратор и кивнул на Полковникова, - у гражданина машину ночью угнали.
ЧОПовец кивнул.
- Какой ракурс интересует? - спросил администратор.
- Угол Водопроводной и Зимней, - ответил Полковников.
ЧОПовец начал что-то набирать на клавиатуре. Через минуту на экране отобразилось изображение улицы.
- Какое время? - спросил администратор.
- 21:00, вчера.
ЧОПовец снова что-то набрал на клавиатуре. На мониторе изображение улицы слегка потемнело. Полковников увидел, как к тротуару подъехал жёлтый Москвич и припарковался неподалёку от серого 2114. Из Москвича вышел водитель, закрыл его и направился в сторону той самой панельной двенадцатиэтажки.
- Может стоит немного перемотать вперёд? - участливо спросил администратор.
- Да-да, - задумчиво сказал Полковников, - самую малость.
ЧОПовец начал перематывать запись. Полковников внимательно наблюдал.
- Стоп! - вдруг крикнул он.
Запись остановилась, а затем пошла в обычном режиме. Полковников увидел, что к Москвичу подбежали двое людей, один из которых начал ковыряться с дверным замком, затем сели в него и отправились вслед только что отъехавшему ВАЗу-2114.
- Можно увеличить? - взволнованно спросил он.
- Увы, - сказал администратор, - оборудование слишком старое.
Вдруг что-то заставило Полковникова поднять глаза от монитора и посмотреть в окно. Рядом с жёлтым Москвичом стоял милицейский Форд, и пострадавший указывал в сторону кафе. Один милиционер в штатском и с папкой ("Следователь", - подумал Полковников) посмотрел на кафе и направился туда вместе с несколькими оперативниками. Взгляд следователя сразу чем-то не понравился Полковникову, и он, тут же вылетел из кафе через чёрный ход. Администратор с неимоверным удивлением посмотрел ему вслед.
Тут в кафе зашли следователь и два милиционера.
- Здравствуйте, - поприветствовал вошедших администратор, - Чем могу быть полезен?
- Здравствуйте, - серьёзно сказал следователь и показал удостоверение. - Следователь Бирюков. Ночью угоняли машину, нам нужно посмотреть записи с камер.
- Конечно, - вежливо сказал администратор. - Пройдёмте, - и он указал на вход в комнату с компьютерами.
Все направились туда. Оказавшись внутри, администратор сказал следователю:
- Несколько минут назад к нам уже заходил гражданин, сообщивший об угоне своей машины.
- И где же он? - с интересом спросил следователь.
- Буквально минуту назад выскочил через чёрный ход, ничего толком не объяснив, - удивлённо ответил администратор.
- Ага, - задумчиво произнёс следователь.
Он просмотрел запись с того же момента, что и Полковников, а затем заявил:
- Запись мы изымаем, для проведения розыскных мероприятий.
Администратор кивнул. Когда запись уже была у следователя и они вместе с милиционерами собирались уходить, администратор вдруг спросил:
- Может, стоит помочь вам составить фоторобот этого гражданина?
Следователь обернулся. Затем он подошёл к администратору и, похлопав его по плечу, с усмешкой сказал:
- У нас уже есть его подробное описание.
После этого он развернулся и вышел из кафе. Полковников, всё время находившийся у двери чёрного хода в служебном помещении, внимательно слушал их разговор. После этого он тихо вышел через чёрный ход и, дождавшись, пока милицейский Форд и жёлтый Москвич уедут, вернулся к своему Патриоту.
Всю дорогу до дома Полковников ехал сам не свой. Мысли о Надежде и о том, кто мог её убить, настолько захватили его, что он несколько раз чуть не попал в аварию. Водители высовывались из машин, ругались вслед, Полковников что-то огрызался в ответ, сам даже не слыша себя. На автомате дошёл из машины до дома, открыл дверь и, прямо в уличной обуви пройдясь по ковру, сел в кресло. Ещё минут пять посидев в ступоре, он не глядя схватил телефон и также на автомате пытался набрать номер. Лишь с третьего раза ему удалось набрать его правильно.
- Алло?
- Рудик? О... наконец-то дозвонился.
- Виталь, что с тобой? У тебя слишком нехороший голос...
- Рудик... Надю мою убили.
- ЧТО??? Как?..
- На машине с обрыва скинули...
- Виталя, держись! Я сейчас же еду к тебе!
- Так ты ж говорил, что сегодня в рейс очень важный отправляешься...
- Да х** с ним, с этим рейсом! Всё! Жди!
Полковников медленно отнял руку с телефоном от уха. Его мысли постепенно начали становиться более ясными.
- Так... - вздохнул Полковников, набирая номер Соловьёва - уже осознавая, что делает...
Следователь Бирюков зашёл в свой кабинет и закрылся. Затем он взял сотовый и набрал номер.
- Алло, Давид Даниилыч? Это Бирюков.
- А, - лениво отозвался Дьявол, - Что у тебя?
- Мы изъяли запись с камер видеонаблюдения из кафе в доме напротив редакции, где видно, как Логичный с Поликарпом угоняют Москвич.
- М-да, додумались же угонять машину на виду у камер.
- Их можно понять, если бы они её упустили, то...
- Я знаю, - резко отозвался Дьявол, - Это всё?
- Не совсем, - взволнованно произнёс следователь.
- Что ещё?!
- Дело в том, что перед тем, как мы приехали, к хозяину Москвича подходил какой-то тип. Он угрожал ему, всё выспрашивал. Потом, как выяснилось, он заходил в кафе в доме, где были установлены камеры и...
- Что "и"?..
- Ему показывали эти записи.
Дьявол не ответил.
- Но не стоит переживать, на записях не видно лиц...
- А я не переживаю, - спокойно ответил Дьявол, - Это ты должен переживать. Если "посылочка" не дойдёт до меня, то ты первый в расход пойдёшь.
У Бирюкова дрогнули руки.
- Кстати, - спросил Дьявол, - А почему не получилось всё подстроить так, как будто за рулём был именно владелец машины?
- У него алиби было... Которое многие подтвердили...
- А, - недовольно произнёс Дьявол, - Нужно было это дело поручить Важняку, он бы точно лучше тебя справился... Ты установил личность этого типа?
- Есть фоторобот, но он нигде не светился...
- А что тебе мешает спросить про него непосредственно в редакции?
- Так дело в том, что мы пока решили не афишировать, кто именно разбился в карьере.
- Вот как... - задумчиво произнёс Дьявол, - Ну что же, тогда работай дальше. Чтобы завтра же предоставил мне отчёт об этом типе.
- Будет сделано, - ответил следователь и, отложив сотовый, взволнованно вздохнул.

..Уже спустя три часа после своих звонков Полковников услышал звонок в дверь. Подходя к двери, он успел в окно заметить белый МАЗ-5440 Романова, тягающий прицеп-рефрижератор. Он открыл дверь - на крыльце стояли сразу Романов и Соловьёв. Полковников удивился - он не думал, что они приедут одновременно.
- Виталя, ты как? - спросили они почти хором.
- Не знаю... - слабым голосом ответил он. - Проходите.
Они прошли в гостиную. Романов заметил ковёр со следами ботинок.
- Ох, чёрт... - сказал Полковников. - Я ж так и не разулся...
Все три часа ожидания он провёл, почти неподвижно сидя в кресле.
- Что случилось, Виталь? - тут же начал Романов. - Как это произошло?
- Надя мне позвонила, - начал рассказывать Полковников. Было видно, что слова ему давались с трудом. - Она плакала и кричала. Говорила, что за ней гнался жёлтый 41-й Москвич. Я, естественно, тут же кинулся её искать, но на названной ей дороге никого не нашёл... Вскоре на обочине заметил разбитые детали от машин. Там валялись... разбитая лобовуха, осколки от фар... её кулончик и разбитый телефон. - Виталий замолчал, его губы задрожали, а затем, собравшись с силами, он продолжил. - У меня почти что началась паника. Я всю ночь как угорелый носился по этой дороге, и только под утро нашёл место аварии... - Дальше Полковников продолжать не смог. Он спрятал лицо в руки.
- Миша, воды! - крикнул Романов, кинувшись к Виталию. Соловьёв метнулся на кухню, из-под крана набрал воды, а потом, вернувшись в зал, протянул стакан Полковникову.
- Ох, спасибо, - Виталий дрожащей рукой взял стакан, выпил, а остатки выплеснул себе на лицо. - От её машины не осталось почти ничего. Салон был полностью уничтожен, капот тоже был сильно разбит. Там только задний номер уцелел...
- Виталя, держись, - твёрдо сказал Романов. - Мы найдём этих мразей. Они очень сильно пожалеют, что сделали это.
- Ты знаешь, кто мог это сделать? - спросил Соловьёв.
- Когда мы выходили из редакции, то Надя мне говорила про судьбу того митинга 1995 года... помните его?
- Да, конечно, - закивали головами Романов и Соловьёв.
- Она сказала, что ей какой-то Спесивцев дал телефонную запись разговора, где Дьявол приказал расстрелять митингующих. Потом она села в машину, и... Боже, какой я был идиот!! - Полковников снова схватился за голову, он был готов рвать на себе волосы от отчаяния. - Мы как дураки, орали об этом на всю улицу.
- Успокойся, Виталь, - погладил его по спине Соловьёв. - Спесивцев, говоришь? Телефонную запись дал?
- Да, но эту запись вроде как никто не нашёл...
- Нам нужно съездить к нему, - сказал Романов. - Объяснить ему ситуацию и ещё раз самим расспросить про то, что он знает.
- Думаешь, он так вот прям возьмёт и расскажет? - горько усмехнулся Полковников.
- Пока это единственная зацепка для нас, - сказал Романов. - Нам надо действовать.
- Да, пожалуй... - Полковников поднялся на ноги. - Но нам ещё раз надо заехать на место аварии.
- Заедем, обязательно заедем, - успокоил его Романов. - Куда нам ехать?
- Сейчас покажу, - ответил Полковников.
Спустившись во двор, они втроём сели в УАЗ Полковникова и поехали на телефонную станцию.
Спустя полчаса Артисты прибыли на место. На входе их тут же встретил дежурный:
- Вы кто такие?
- Здравствуйте, - начал Полковников. - Скажите, пожалуйста, у вас работает человек по фамилии Спесивцев?
- Ну, работает, - буркнул дежурный. - Только сегодня я его не видел. А вам-то чего?
- Не видели? - переспросил Полковников. - То есть, он сегодня не пришёл на работу?
- Видимо, не пришёл, - уже более раздражённо ответил дежурный. - А вам-то какое дело?
- Понимаете ли, - подключился к разговору Романов, - мы его одноклассники бывшие, давно не виделись, вот захотели проведать его...
- Что-то молоды вы для одноклассников его, - заметил дежурный. - И вообще, здесь телефонная станция, а не дом свиданий. Шли бы к нему домой, да там бы и встречались с ним...
- А адрес не подскажете его? - спросил Полковников.
- Ну вы даёте, мужики! Говорите, что одноклассники, а не знаете, где живёт!
- Да мы ж из другого города все, - вмешался Соловьёв, - не знали, что он переехал, приехали к нему на старую квартиру, а там уже давно другие люди живут...
- Странно... - ответил дежурный. - Не слышал я, чтоб он переезжал когда-либо... Новосельская, дом 2 он живёт.
- Спасибо, - ответил Полковников.
- Не за что, - буркнул дежурный, всё ещё с подозрением глядя на Артистов, садящихся в Патриот.
Дом 2 по улице Новосельской находился на самой окраине Щукинска. Артисты ехали по единственной ведущей туда дороге.
- Далеко забрался, однако... - сказал Романов.
- О! - вдруг выкрикнул Полковников. - Вот оно!
- Что - оно? - не понял Романов.
- Место, где Надя разбилась.
Патриот резко затормозил у оврага. Милиция давно уже уехала, и Артисты смогли спокойно осмотреть место аварии. Однако, кроме обугленных деталей машины (в основном салона) да нескольких пластиковых осколков, там ничего уже не было.
Побыв в овраге минут 10 и полностью обойдя его за это время, Артисты молча вернулись к машине. Однако спустя ещё 10 минут УАЗ вдруг зарулил на местную автосвалку.
- Виталь, а зачем мы сюда..? - спросил Соловьёв.
- По-моему, там Надина машина стоит.
И действительно, почти у самого входа стояли обугленные останки 2114. Сильно обгоревший кузов был почти полностью сплющен, от него всё ещё несло гарью.
- М-да, сильно горело, - тихо сказал Романов. - Виталя, - обратился он к Полковникову, - а куда Надя положила кассету?
- На переднее сидение, - прошептал он. Он хотел сказать это громче, но не смог.
- Ну она могла улететь с него, при взрыве, - предположил Соловьёв, - или её, сгоревшую, забрали милиционеры. Сомневаюсь, что она могла уцелеть при таком-то пожаре.
- Навряд ли улетела, - покачал головой Полковников. - Мы же бродили по оврагу, и ничего не нашли.
- Ну да, - сказал Романов, заглядывая в то, что осталось от салона. - К кузову вроде тоже ничего не прикипело...
- А это значит, что нам нужно как можно скорее попасть к этому Спесивцеву, - подытожил Полковников. - Только вот вряд ли мы сможем его сильно разговорить...
- Почему? - спросил Соловьёв.
- Неспроста он на работу не явился, - ответил Виталий. - Похоже, он узнал об аварии и теперь боится...
Он был прав. Действительно, увидев, что осталось от машины Надежды, Спесивцев в ужасе развернулся и поехал домой, никого не предупредив. Когда ему начали звонить с работы, пытаясь выяснить, почему его нету, он не брал трубку. Он небезосновательно полагал, что её устранили именно из-за того, что он ей рассказал. А значит, он следующий "на мушке"... Поэтому не было ничего удивительного в том, что когда Артисты поднялись на крыльцо его старого деревянного одноэтажного дома (с полностью завешенными окнами - это явно было неспроста) и Полковников постучался в дверь, никакого ответа он не получил.
- Может быть, его нет дома? - предположил Соловьёв.
- Навряд ли, - ответил Полковников. - Он явно прячется - и его можно понять. Но нам всё равно очень важно с ним поговорить. Как бы мы не опоздали...
И тут Романов, стоящий у окна, увидел сквозь щель задёрнутых занавесок какое-то движение. Он тихо постучался в стекло.
- Спесивцев! Это вы?
Ответом было напряжённое молчание. Полковников подошёл к этому же окну и негромко сказал:
- Спесивцев.. не знаю вашего имени и отчества. Пожалуйста, вы можете с нами поговорить? Меня зовут Виталий Полковников, я жених убитой Надежды... был женихом (на этих словах его голос дрогнул).
- Чем докажете, что вы не человек Дьявола? - раздался грубый голос по ту сторону окна.
Полковников полез в кошелёк.
- Это подойдёт? - он показал в щель фотографию, где он был изображён в обнимку с Надеждой. - Послушайте, я прекрасно понимаю, что вы боитесь, но нам очень надо с вами поговорить. Может быть, ваши слова помогут нам найти и наказать убийц вашего сына... и моей Наденьки. - Его голос снова задрожал.
- Хорошо, допустим, - ответил всё ещё грубый голос, но его обладатель всё-таки поверил в искренность слов Полковникова. - Только входите быстро.
Щёлкнул замок, и все трое быстро шмыгнули в дверь.
- Так вас трое? - оглядев их, строго спросил Спесивцев. Если бы Надежда увидела его в этот момент, то сказала бы, что с момента их встречи он стал выглядеть ещё старше и угрюмее, на лице прибавилось морщин, а на голове стало больше седых волос.
- Да. Мы - следователи под прикрытием, - твёрдо сказал Полковников, начав уже "включать актёра". - Это неофициальное расследование, потому как - сами понимаете - от моих коллег вы ничего не добьётесь.
- Да уж... - восхищался про себя Соловьёв. - Виталя и правда шикарный артист.
- Вот как, значит? - ехидно спросил Спесивцев. - То есть, вы хотите сказать, что все ваши коллеги-менты куплены Дьяволом, и только вы одни остались честными?..
- Вы можете нам не верить, но это именно так, - твёрдо сказал Романов, также начиная входить в образ. - Да, вы можете нам возразить, что люди Дьявола могли бы сказать то же самое, но поймите - если вообще никому не верить, то лучше вы этим никому не сделаете, в том числе и себе.
После этих слов Спесивцев наконец сдался.
- Хорошо, пойдёмте в гостиную.
Романов незаметно подмигнул Полковникову, и тот подмигнул ему в ответ.
- Хорошо. Итак, - начал Полковников. - Насколько я знаю, расстреливать митингующих приказал лично Дьявол. Верно?
- Да, - ответил Спесивцев. - Когда те двое "милиционеров" отпустили меня, то краем уха я слышал, как они переговаривались что-то про то, что, мол, повезло Дьяволу, что в глазах мэра не упал. Вечером, включив телевизор, я увидел, как наш мэр нахваливал Дьявола, как наиболее успешного и доброжелательного мецената нашей области. (На этих словах Артисты разом переглянулись.) Вот да, - заметил их реакцию Спесивцев, - надеюсь, вам не нужно напоминать, что творилось с нашим Щукинском в 90-е годы? Не было и месяца, чтобы не закрылось хотя бы одно сколько-нибудь значимое для города предприятие, а уж про мелкие фирмы и артели, реально что-то производящие, а не просто "купи-продай", и говорить нечего: еженедельно десятками "загибались". Мэр же, чёрт бы его подрал, - Спесивцев плюнул, - с каждым появлением в телике становился всё жирее и жирее, а с Дьяволом чуть ли не в дёсны целовался. Потом хоть в 2006-м, когда он скончался (и я так подозреваю, что не своей смертью), его место занял другой человек, который не стал так церемониться с этой сволочью, и указал ему его место. Более чем уверен, что Дьяволу это очень не понравилось, но спорить с ним он явно не стал - и у нас хоть поспокойнее слегка стало.
- Ну, хоть это радует, - подумал Соловьёв.
- Это, безусловно, хорошо, - сказал Романов. - Но нас всё-таки больше непосредственно тот телефонный диалог интересует.
- А что я ещё по нему могу сказать? - отозвался Спесивцев. - Всё, что у меня было, я вашей невесте отдал. Так, мол, и так, звонит Дьявол своим, говорит: "уберите этот мусор, я у мэра на приёме!" - и всё, затем началась пальба... Вообще, я понять не могу - вам что, Надежда ничего про это не сказала?
- Понимаете ли, - начал было Соловьёв, - дело в том, что, насколько нам известно, вашей кассеты в сгоревшей машине найдено не было, вот мы и... - Он тут же получил пинок ногой от Полковникова, но было уже поздно.
- Ах, вот как? - сразу же взвился Спесивцев. - Кассеты нет, говорите? А может быть, её люди Дьявола успели изъять - как они любят выражаться? Вы понимаете вообще, что они могут со мной сделать, если это так? А ну пошли отсюда!
- Но... - начал было Романов.
- Вон! - указал пальцем на дверь Спесивцев. - Не хочу ничего слушать!
Он чуть ли не руками вытолкнул их за дверь. Очутившись на улице, Полковников рассерженно взглянул на Соловьёва.
- Кто тебя за язык дёрнул сказать ему про кассету?
- А что, если это правда? - растерянно сказал Соловьёв. - Мы ж и овраг обыскивали, когда менты уехали, и на автосвалку заезжали - и кассеты правда не было...
- Она могла сгореть в пожаре, и менты могли её забрать, а то и правда, - сказал Романов, - её забрали ещё до того, как они взорвали машину.
- Даже если и забрали, - пробурчал Полковников, садясь в Патриот, - нам-то что от этого? Он мог ещё что-нибудь знать! Как мы теперь разговорим его, в таком-то состоянии?
Он повернул ключ, и вдруг... Грянул такой взрыв, что Патриот пошатнулся. Артисты обернулись: на том месте, где ещё минуту назад был дом Спесивцева, теперь стояло огненное облако, от которого разлетались деревянные обломки.
- Похоже, уже никак не разговорим... - тихо сказал Соловьёв.
- Чёрт... Можем, попробуем спасти его? - потянулся к дверной ручке Романов.
- Сиди ты! - одёрнул его Полковников. - Ему уже ничем не поможешь. За ним, - и, похоже, за нами тоже - явно следили. Надо убираться отсюда.
Патриот сорвался с места. Никто из сидевших в нём Артистов так и не обратил внимания на старый синий Ниссан-Патрол, стоявший вдалеке от бывшего дома Спесивцева. Водитель которого, увидев проехавший мимо Патриот, разозлённо произнёс:
- Какого хрена раньше не взорвалось?! Опять у Дока какой-нибудь суррогат взял...
Он завёл мотор, и Патрол, взвизгнув шинами, тронулся вслед за УАЗом.
Вскоре Романов заметил в правое зеркало приближающийся джип.
- О-о... Похоже, это уже за нами.
- Вижу, - ответил Полковников. - Держитесь, ребят.
Патриот резко свернул направо, скача по неровной дороге. Патрол сначала развернуло на 180 градусов, но вскоре он начал нагонять их. Соловьёв сквозь окно задней двери видел быстро приближающийся Ниссан, поднимающий облака пыли. Вскоре Артисты почувствовали толчок сзади.
- Вот гад! - выругался Полковников.
Патрол попытался обойти их слева, но Полковников начал маневрировать, не давая ему это сделать. Тогда Поликарп встал по центру дороги, наблюдая за продолжающим маневрировать Патриотом. Затем он резко нажал на газ и ударил в зад вильнувший влево Патриот так, что тот улетел в кусты. Впрочем, Полковникова это не смутило - он начал гнать уже по ним. Но вскоре сквозь высокую траву за ними снова показался Патрол.
- Не отстаёт, гад, - процедил Соловьёв.
Вскоре они снова вылетели на пыльную дорогу. На этот раз Патрол смог обойти Патриот и начал бить его в левый бок.
- Ну, су-у-ука... - процедил Полковников, изо всех сил пытаясь сохранить контроль над машиной.
Четвёртым толчком Патрол отбросил Патриот вправо, но тот сразу же ударил его в ответ. Затем - ещё раз, основательно замяв ему правое переднее крыло.
- Виталя, смотри! - показал Романов налево. Впереди была небольшая яма.
- Ага, вижу... - ответил Полковников. Дождавшись, пока оба джипа подъедут к ней поближе, он мощным ударом отбил Патрол влево. Ниссан влетел в яму, после чего вылетел из неё, потеряв передний бампер, в полетё перевернулся на левый бок, уже на земле перевернулся, разбив лобовое стекло, а затем, встав на колёса, откатился по инерции назад. Его крыша смялась, все двери от удара открылись.
- Фух, оторвались вроде... - сказал Соловьёв.
Придя в себя, Поликарп достал телефон и набрал номер:
- Логичный, тут такое дело... В общем, к телефонисту люди приезжали, я их взять пытался, но они, сволочи, ушли. Что делать?
Логичный некоторое время молчал, а потом рассерженно сказал:
- А знаешь, почему они вышли на того телефониста? Потому что они стали мстить за ту бабу! Говорил я тебе, что надо было номера скрутить, прежде чем с обрыва скидывать?
- Так я ж не думал..., - начал оправдываться Поликарп, - что номера уцелеют, я думал, что всё сгорит и разобьётся...
- Думал он! Индюк тоже думал! Вот теперь их искать ещё надо! Шустрые какие оказались...
- А ты, между прочим, - попытался пойти в атаку Поликарп, - мог бы и настоять, чтоб я скрутил...
- Ах, я настаивать ещё должен был? - тут же озлился Логичный. - А сразу послушаться опытного человека не судьба было? Эх, ладно, теперь надо людям Дьявола позвонить, чтоб перехватили их... Как всегда, всё приходится делать самому!..
Логичный начал набирать номер Баламута. Но тут же обнаружил, что у него закончились деньги, после разговора с Поликарпом. Тогда он открыл багажник «двенашки» и извлёк оттуда старенькую рацию. Затем сел в машину и начал пытаться включить её, после десятилетнего отдыха...
...Следователь Бирюков ехал через весь город на очередной вызов. На этот раз из театральной студии ночью пропало новое дорогущее оборудование. Прибыв на место, он сразу понял, что дело - табак. Было разбито подсобное окно, вокруг которого возились криминалисты, пытаясь найти несуществующие отпечатки пальцев. Опросив немногочисленных свидетелей, а именно - охранника и уборщицу, Бирюков пришёл к выводу, что никто ничего не видел и не слышал. Закончив с опросом, он уже собрался уезжать, но проходя по центральному коридору, Бирюков случайно пробежался глазами по фотографиям с недавней встречи выпускников на огромном синем стенде. Дойдя до выхода и взявшись за ручку двери, он вдруг встал как вкопанный. Кто-то знакомый промелькнул на фотографиях. Он вернулся к стенду и начал более детальное изучение фотографий. Как вдруг на одной из фотографий он увидел именно того типа, который подходил к хозяину угнанного Москвича.
- А вот и ты... - радостно прошептал Бирюков, - Не ожидал я тебя здесь увидеть...
На фотографии Полковников был изображён рядом с двумя мужчинами. Бирюков прочитал подпись к фотографии:
- "Встреча выпускников театрального училища города Щукинск, 27 июня 2010 года. Слева направо: М. Соловьёв, В. Полковников, Р. Романов..."
Бирюков в спешке переписал в блокнот фамилии, а затем, не долго думая, сорвал фотографию со стенда и сунул к себе в карман. После этого он направился к выходу.
Прибыв в отделение, он быстро пробил всех троих по базе данных. Ничего особо интересного эти три элемента из себя не представляли.
- Давид Даниилыч? - набрал следователь Дьявола, - Я установил личность того типа.
- И кто он? - с интересом спросил Дьявол.
- Актёр какой-то.
- Актёр???
- Да. Что ему нужно было тогда - не представляю.
- Да может это какой-то её родственник или хахаль, главное - возьми его на крючок. Адрес узнал?
- Да.
- Вот и хорошо. Подключай своих.
- Будет сделано, - сказал Бирюков и положил трубку.

- Интересно, жив? - спросил Соловьёв, всё ещё смотря назад.
- Хочешь вернуться и проверить? - с сарказмом спросил Романов.
- Нет, конечно же, - ответил Соловьёв. - Просто если выжил, то мог подкрепление вызвать...
- Мог, - подтвердил Полковников, глядя в заднее зеркало. - А посему нам надо как можно быстрее уехать. Предлагаю на мою дачу. Она находится в достаточно глухом месте - если не знать точную дорогу, её можно очень долго искать...
- Виталя, осторожно! - вдруг крикнул Романов.
Полковников опустил взгляд на лобовое стекло и, вздрогнув, ударил по тормозам, но... Патриот на всём ходу ударил вылетевший ему наперерез чёрный Джип-Чероки в левое заднее крыло так, что оно почти полностью замялось вовнутрь. Джип занесло, и он опрокинулся на крышу.
- Чёрт... - тихо сказал Полковников. - Только этого ещё не хватало...
Артисты вылезли из Патриота и пошли к выбирающимся из Джипа трём здоровым мужикам.
- Ребята, вы как?
- Мужик, ты чё, ваще охренел? - рявкнул на Полковникова мужик, вылезший с водительского сидения. - Не видишь, куда прёшь? Посмотри, чё ты с тачкой сделал!
- Лыко, это они! - вдруг крикнул мужик, всё ещё выползающий из салона. - Хватай их!
Услышав это, Лыко затормозил. После чего начал вынимать пистолет из-за пояса, но успевший сориентироваться Полковников ловким ударом левой ноги пнул его в руку, в результате чего пистолет вылетел из-за пояса на землю. Выползающий из салона мужик попытался его подобрать, но ему на руку тут же наступил Романов. Полковников хуком слева повалил Лыко на землю. Тут же показался третий мужик, выползший с правого переднего сидения. Он перескочил через днище Джипа и прыгнул на Полковникова, но тот поймал его и, раскрутившись, с силой бросил на землю. Лыко, отплёвываясь, поднялся, но Полковников тут же подскочил к нему и, в прыжке схватившись за левое переднее колесо, ударом ноги отключил его. Брошенный Виталием на землю мужик тоже попытался подняться, но Романов вырубил его таким же приёмом. Третий мужик рывком выскочил из Джипа, но Соловьёв тут же прижал его к машине. Тут же к нему подскочили Полковников и Романов и, схватив за руки, оттащили от машины.
- Ты кто такой? - грозно спросил Полковников.
- А тебе-то что? - оскалившись, ответил тот. - Ну, Биком меня кличут, и что дальше?
- Кто тебя на нас натравил? - спросил Полковников.
- Кто, кто... - усмехнулся тот. - Давид Даниилыч, собственной персоной. Говорит, вы там нашего человечика в яму скинули...
- За дело скинули! - грубо перебил его Романов. И тут же дал ему коленом под дых. Бик, тяжело дыша, повалился на колени, и Полковников отключил его ударом локтя.
- Во дела, - отдышавшись, сказал Романов. - На нас уже охоту открыть успели...
- Ещё неизвестно, кто на кого больше охотится, - пробурчал Полковников. - О-па, а это что?
Сквозь приоткрывшуюся крышку бардачка в Джипе проглядывал лист бумаги с какими-то почеркушками. Полковников тут же выудил его - это были записи каких-то планов, где упоминалось о каких-то Аристократе, Логичном, Баламуте и прочих людях.
- Что это? - подойдя поближе, спросил Соловьёв.
- Пока не знаю, - ответил Полковников. - Но здесь явно говорится о напарниках вот этих вот, - он кивнул на поверженных мужиков, - товарищей.
Он достал телефон и сфотографировал листок, после чего полез в перевёрнутую машину - класть листок обратно.
- А чего нам с собой его не взять? - спросил Соловьёв.
- Ага, чтоб они, очухавшись, увидели, что его нет, и с удвоенной силой принялись нас искать? - выбравшись, спросил Полковников. - Фотографии нам вполне достаточно будет. Кстати... - Он вдруг поочерёдно начал подходить к бандюкам, будто прослушивая их пульс.
- Ты чего?.. - удивлённо спросил Романов.
- Проверяю, точно они без сознания, или кто остался - подслушивает нас, - ответил Полковников. - Вроде все. Ладно, ребят, давайте в машину - и валим поскорее отсюда.
- А не боишься, что они прямо сейчас придут в себя и будут гнаться за нами? - спросил Соловьёв, заскакивая обратно на заднее сидение Патриота.
- Не боюсь, - ответил Полковников, заводя двигатель. - У меня удар хорошо поставлен - ещё час они точно так валяться будут. Нам этого должно хватить, чтобы скрыться.
И действительно, примерно через час после инцидента все трое бандитов почти одновременно пришли в себя. Никакого золотистого Патриота, как и его обитателей, рядом с ними уже не было.
- Ушли всё-таки, суки, - пробурчал Бик, поднимаясь на ноги и смотря в сторону леса. - Вот суки... Малыш, - обратился он к третьему мужику, который, вопреки своей кличке, имел рост чуть выше среднего и довольно крепкое телосложение, - сколько времени прошло?
- А я знаю? - огрызнулся тот. - Я, знаешь ли, время не засекал, когда в обморок падал. Мне как-то слегка не до того было.
- Уроды... - ещё раз процедил Бик. - Хорошо хоть, бумажку нашу не нашли, - проверил он её наличие в бардачке. - Ну и? Что теперь будем делать?
- Что, что! - отозвался Лыко. - Взяли!
Втроём они перевернули Джип обратно на колёса.
- М-да... - произнёс Лыко, осматривая машину. Её крыша была изрядно помята, лобовое стекло было густо усеяно трещинами и наполовину провалилось вовнутрь в салон. - Похоже, снова придётся в наш автосервис ехать... Твари, только вчера ведь тормозные колодки поменял! - вдруг рявкнул он в сторону леса. После чего вновь повернулся к напарникам: - Интересно, их ещё будет кто-нибудь из наших перехватывать?
- Без понятия! - огрызнулся Бик. - Логичный только со мной связывался. Не обрадуется он, если узнает, что мы упустили их... Ладно, поехали в сервис.
С трудом заведясь, Джип, булькая мотором, тронулся с места...

..На конечную остановку автобусов у Покровского рынка заехал старенький потрёпанный жёлтый Икарус-280.33 28-го маршрута. Высадив немногочисленных пассажиров у входа на рынок, Икарус с грохотом закрыл створчатые двери и, сделав круг вокруг рынка, остановился рядом с новенькими ЛиАЗами-5293.70. Передняя створка с грохотом распахнулась, и из кабины вышел водитель.
- Гена! - радостно произнёс водитель одного из ЛиАЗов. - А мы тебя ещё за километр услыхали. Твоя колымага на весь город гремит! - все дружно засмеялись.
Геннадий хмуро посмотрел куда-то в сторону, а затем, повернувшись, произнёс:
- По крайней мере лучше, чем твоя газовая камера, - и кивнул в сторону новенького ЛиАЗа.
- Эх, - вздохнул один из шоферов, - сегодня целый час на Малокрасноярской простоял. Какой-то кретин на Нексии меня по обочине объезжал, ну я его и притёр между собой и отбойником.
- Ууу... - обычно произнёс другой шофёр. - Это как же вас так угораздило?
- А это ты у него спроси, - буркнул первый в ответ, - я дистанцию соблюдаю.
- Ну, если бы ты дистанцию соблюдал, то сейчас целым бы ездил - а теперь вот! - один из шофёров, посмеиваясь, указал на свежую царапину на правом борту ЛиАЗа и треснутый передний бампер.
Геннадий внимательно осмотрел бампер.
- Ха! - радостно воскликнул он. - Я понять не могу: у вас что, автобусы из картона сделаны? - Он махнул рукой. - Айда сюда, что покажу, - и направился к заду Икаруса. Все последовали за ним.
Обойдя Икарус, Геннадий указал на задний бампер, а точнее на место, где из-под краски проглядывал металл.
- Ну и что? - сказал один из водителей. - У тебя почти весь Икарус уже облупленный.
Геннадий усмехнулся.
- Всё не так просто, - сказал он. - Это после сегодняшнего ДТП.
- Да ладно! - удивился шофёр, минуту назад рассказывающий про свою аварию. - Ты что, тоже сегодня в аварию попал?
- Ага, Вась, - ответил Геннадий, - но, в отличии от тебя, я не простаивал. Там вообще такая история получилась...
- Ну-ка, рассказывай, - чуть не в один голос пробасили водители.
Геннадий снова довольно усмехнулся.
- Короче, ехал я сегодня по Троллейбусной, - начал он, - как вдруг... Ба-бах! Кто-то мне в задний бампер влетел. Я выхожу из Икаруса и иду разбираться, уже готовясь как следует рявкнуть на этого дебила. Подхожу и вижу: стоит, значит, сзади помятый красный Мерс, и из него какая-то баба выходит и начинает свою тачку осматривать. Ну я естественно и говорю: "Ты куда прёшь, дура? Совсем с ума сошла?" А она на меня вдруг посмотрела и как затараторила, мол "извините, случайно вышло" и прочее. Я уже думал, что полдня из-за этой аварии тут проторчу, а она мне и говорит: "Может, на месте решим вопрос? Сколько?" "А ты сама-то как думаешь?" - говорю я и указываю на искорёженный бампер. "Пятьдесят тысяч хватит?" - слышу в ответ. Да я от удивления чуть рот не открыл! "Да, - говорю я, - конечно хватит". Она открыла кошелёк, отсчитала 10 пятитысячных купюр и протянула мне. Я молча взял, залез обратно в свой Икарус и поехал на конечную. Там нашёл какую-то корягу и пару раз ей по бамперу долбанул. Да он как новенький стал! - Геннадий от души захохотал. Все поддержали его дружным смехом.
Вдруг рядом с Икарусом затормозил чёрный "шестисотый". Из него вылез верзила в костюме с галстуком и подошёл к Геннадию.
- Здорово, Ген, - пробасил он и протянул руку.
Геннадий молча ответил на приветствие, косо на него поглядывая.
- Побазарить надо, - произнёс верзила. - Отойдём?
Водители с интересом посмотрели на Геннадия. Тот кивнул, и они с верзилой пошли прочь от конечной и остановились неподалёку у старого закрытого ларька.
- Ты на хрена сюда приехал! - рявкнул Геннадий на верзилу, как только они оказались на достаточном расстоянии от остановки.
- Босс хочет тебя видеть, - спокойно ответил верзила.
- А позвонить ты мне не мог? Да и зачем я ему вообще понадобился?
- Посылочку доставить надо, - монотонно продолжал верзила. - Шофёр нам нужен.
- У меня нет ни времени, ни желания. Я уже давно выбыл из игры. Ты, Крольчатник, и сам неплохо водишь. Что же тебя не задействуют?
- Там тема не простая, - протяжно произнёс Крольчатник, - профи нужны. Тем более хорошие деньги обещаются.
Геннадий рассмеялся.
- Да я сегодня зарплату за несколько месяцев вперёд получил! - довольно сказал он.
- А получишь за несколько лет вперёд. Я же говорю, заказ особый.
Геннадий задумался. Его не так интересовали деньги, как сама перевозка. Он уже давно хотел поучаствовать в подобном, но каждый раз передумывал.
- Что нужно перевезти? - недоверчиво спросил он.
- Так ты в теме? - переспросил Крольчатник.
- Я подумаю, - ответил Геннадий.
- Тогда я так и передам боссу. Если что, подъезжай в десять вечера у посёлку Солнечная Долина. Будем ждать тебя на въезде, - Крольчатник развернулся и направился к "шестисотому", но вдруг он снова повернулся и произнёс: - Если считаешь, что это слишком опасно, можешь заехать к своему приятелю Доку, он даст тебе таблетку от страха. - Крольчатник усмехнулся и пошёл к своей машине.
Геннадий проводил его взглядом, затем вернулся в отстой автобусов.
- Кто это был? - спросил Вася.
- Это был мой старый знакомый, - задумчиво ответил Геннадий.
- Что он тебе сказал? - на этот раз Вася спросил как-то недоверчиво.
- Он сказал… - Геннадий ещё больше задумался. - Он сказал, что мне пора отдохнуть... Что я слишком много работаю, и поэтому я должен от-дох-нуть... - Геннадий произнёс последнее слово по слогам, после чего, окончательно погрузившись в раздумья, сел в свой Икарус и отправился на маршрут.
- Действительно, - подумал Геннадий, - нужно заглянуть к Доку.
Ему сразу же вспомнился случай из 90-х, когда Дьявол, узнав, что у Геннадия есть знакомый профессор (сумасшедший или нет, его абсолютно не интересовало), велел съездить на стрелку.
- Съездите на Красное болото, там у нас стрелка будет, но чувствую, что перевес будет не на нашей стороне. Как разберётесь, подъедем мы и заберём наши деньги. Если дело выгорит, вы с профессором 5% от общей суммы получите, - сказал Дьявол им тогда.
Геннадий взял с собой Дока и направился к месту стрелки. У Дока был с собой чёрный тубус.
- Ты что, - весело спросил Геннадий, - взял с собой миниатюрный гранатомёт?
- О-о-о... - Док расплылся в широченной улыбке. - Это гораздо лучше!
Подъехав на расстоянии километра от Красного болота, Геннадий остановил свой старенький светло-зелёный ИЖ-21251 на холме, с которого было видно всю близлежащую местность. Он вышел из машины и поднялся на пригорок. Внизу вдалеке стояло несколько чёрных Мерседесов и Джипов Чероки.
- Отсюда достанешь их? - спросил он у Дока.
- Конечно же да! - радостно воскликнул Док, выбираясь из Комби.
Он раскрыл тубус и выудил из него установку, внешне смахивающую на помповый дробовик. Единственным отличием было только то, что дуло у этой штуковины было неимоверно огромным, как будто он собирался стрелять из него пушечными ядрами. Геннадий косо посмотрел на изобретение Дока и, указав на людей и машины снизу, сказал:
- Стреляй.
Док прицелился и выстрелил. Из установки вылетел небольшой металлический шарик и приземлился на капот Чероки. Удивлённые бандиты окружили его. Вдруг шарик взорвался, а затем на том месте образовался белый дымок. Все бандиты разом упали.
- Ха-ха! - радостно воскликнул Геннадий и похлопал Дока по плечу. - Молодчина! Теперь нужно позвонить Дьяволу, пускай деньги забирает, - Геннадий достал радиотелефон.
- Он что, хочет умереть? - радостно спросил Док.
- В смысле? - не понял Геннадий.
- Так ведь я же стрелял снарядом с содержанием моего фирменного газа №508! - Док радостно подпрыгнул.
Геннадий медленно убрал радиотелефон. Затем он глубоко вздохнул и сказал с расстановкой:
- А теперь объясни мне, почему мы не можем туда подойти? - и он указал в то место, куда стрелял Док.
- Так ведь, вся фишка моего газа в том, - Док с энтузиазмом принялся рассказывать, - что он заражает воздух в пределах 508 метров!
Геннадий снова вздохнул. На этот раз ещё глубже.
- И когда теперь мы сможем туда подойти? - спросил он.
- Через 1 месяц! То есть ровно через 30 дней! - воскликнул Док, - Ровно столько действует мой газ на местность.
Геннадий облокотился на свой старенький ИЖ и опустил голову. С минуту он ничего не говорил.
- Противогазы помогут? - расстроено спросил он.
- Конечно же, нет! Этот газ и знаменит тем, что преодолевает все герметичные преграды!
Геннадий ничего не ответил. Он отошёл от Комби, похлопал радостного Дока по плечу и начал ходить кругами по холму, положив руки за спину и глядя в землю. Вдруг он подлетел к Доку и рявкнул на него:
- Какого хрена ты мне об этом не сказал!?!
- Так ты же не спрашивал, - ответил Док, улыбаясь.
Стоит отметить, что Геннадий нашёл в себе силы позвонить Дьяволу и попросить приехать его. Через полчаса на холме уже было с десяток чёрных иномарок. Дьявол бешеными глазами смотрел на лежащих вдалеке поверженных врагов.
- Там же были алмазы! - вдруг вскричал он.
Сопровождающие Дьявола молча и серьёзно смотрели на Геннадия и Дока, стоящих рядом со стареньким ИЖом.
- Значит так... - Дьявол пытался держать себя в руках, что получалось у него плохо, - вы здесь месяц проторчите, а затем пойдёте туда и заберёте мои алмазы и деньги...
После этих слов он сел в свой чёрный тонированный "шестисотый" и на огромной скорости унёсся прочь.
Но вскоре Геннадия и Дока оттуда убрали, ибо Док от нечего делать взорвал находившуюся неподалёку электроподстанцию. После этого случая там начали дежурить уже проверенные люди Дьявола, которых постоянно удивляло то, что каждый день в том районе падали пролетавшие мимо птицы. Через месяц на место привезли Геннадия и Дока. Но всё обошлось. Место оказалось уже безопасным, и Геннадий беспрепятственно забрал чемоданчики, а затем передал их Дьяволу. После этого случая Дьявол заявил, что если ещё хотя бы раз Геннадий возьмёт в дело Дока, то он их обоих закопает у себя во дворе особняка. Что, тем не менее, не помешало Дьяволу установить у себя дома несколько изобретений Дока, среди которых были пуленепробиваемая прозрачная стена, калиевый генератор и радиоприёмник с вещанием всех радиостанций мира.
- Да, - улыбнулся Геннадий, - было время... А к Доку я всё равно загляну...

…После столкновения с Джипом УАЗ-Патриот без происшествий доехал до дачи Полковникова. Выйдя из машины, Романов и Соловьёв поначалу замерли. Это был весьма красивый двухэтажный домик, с белыми фасадами. Крыша дома и козырёк над входной дверью были покрыты красной черепицей. Вокруг окон были красивые белые орнаменты и даже створки, как у старых избушек. К дому был пристроен гараж, тоже белый с красной крышей и поднимающейся вверх дверью. Домик был окружён ухоженными газончиками, а на другом конце участка была небольшая беседка.
- Нехило... - выдохнул Романов. - Хорошо живёшь, Виталь!
- Хорошо? Хех... - усмехнулся Полковников, открывая ворота. - Тут от нас в полукилометре коттеджный посёлок есть, так по сравнению с тамошними домами у меня просто хибара...
- Ну там, как я понимаю, все здешние олигархи живут, - ответил Романов, зайдя вместе с Соловьёвым во дворик и неспешно прогуливаясь по дорожкам, дыша загородным воздухом. - А ты-то у нас нормальный вменяемый мужик...
Полковников лишь ещё раз усмехнулся. Он вернулся к своему Патриоту, завёлся и заехал во двор своей дачи. После чего, не заглушив мотор, вышел из машины и запер ворота. Затем он достал пульт из кармана и, направив его на гараж, нажал кнопку: дверь стала медленно подниматься. Соловьёв и Романов, сделавшие уже к тому времени полный круг по саду и вернувшиеся обратно, стали заглядывать вглубь гаража. В нём стоял сильно потрёпанный УАЗ-31514 тёмно-зелёного цвета.
- Надо будет его сейчас выгнать на улицу, а мой Патриот загнать вовнутрь, - пояснил он. - Чтобы, если они вдруг проедут мимо, не вычислили нас по машине.
Поменяв свои машины местами, он закрыл гараж и начал открывать дом.
- А зачем тебе второй УАЗ? - полюбопытствовал Соловьёв. - Да ещё и в таком состоянии...
- Да любил раньше иногда на нём в лес съездить, поохотиться, - ответил Полковников. - Тогда он был ещё нормальным, а потом им просто заниматься некогда было. Нужно было на жратву себе зарабатывать.
Они зашли в дом. Среди прочей уютной обстановки, там находился и компьютер.
- Итак... - сказал Полковников, включив его и подсоединив к нему телефон. Дождавшись, пока всё загрузится, Виталий открыл фотографию листка.
- Ох ты... - сказал Соловьёв, наклонившись к монитору. - Какой хороший листок... Все данные, все планы есть... Непонятно только, зачем они такую информацию возили на листке в машине...
- Ну так иди и спроси у них, - не удержался от насмешки Романов.
- Так, ребята, тихо, - останавливающе поднял руку Полковников. - Давайте не сейчас, вы мне мешаете.
Он, сощурившись, вчитывался в содержание листка. Очевидно, его писал сам Дьявол или под его диктовку, так как все фразы были буквально напичканы словами "сука", "идиот" или "идиоты". Одна запись предписывала передать некоему «нашему следаку», чтобы тот приехал на встречу к Аристократу. После фразы "запоминайте, идиоты" был указан адрес, куда тому надлежало подъехать. По другому адресу располагалась какая-то "отмывочная".
- Прачечная, что ли? - удивился Соловьёв.
- Сам ты "прачечная"! - отозвался Романов. - Это явно какое-то место, где он бабло своё отмывает.
- Похоже на то, - ответил Полковников. - Завтра нам надо будет по этим адресам наведаться... - он глянул на окно, в котором виднелось заходящее солнце.
- Виталь, я тут думаю... - начал Романов. - Нам, наверное, надо будет три машины иметь. Вдруг нам придётся разделиться...
- А где мы третью возьмём? - ответил Полковников.
- Надо будет забрать мой МАЗ от твоего дома, - сразу же ответил Романов. - Можно будет поехать, когда стемнеет. Думаю, вряд ли они нас по ночам искать будут...
- Эти когда угодно нас искать могут, - возразил Полковников. - Риск есть...
- Да, есть, и тем не менее, - ответил Романов уже с нажимом в голосе. - Причём поедем на твоём Патриоте.
- Ага, чтобы нас тут же и накрыли, - с сарказмом отозвался Полковников. - Ты ж сам знаешь, как мы им наследили уже...
- Да, - ответил Романов. - Но в случае чего, Мише тоже может понадобиться машина. А если у него останется Патриот, то ему может плохо прийтись - они сейчас явно будут даже если и ночью искать, то здесь, а не в городе. Думаю, те братки давно уже очухались и сообразили, что мы в сторону леса поехали...
- ...и есть большой риск нарваться на них скорее здесь, чем в городе, - закончил Полковников. Но, смягчившись, добавил: - Хотя я знаю тут одну дорожку... Я её уже настолько исколесил, что могу по ней даже ночью без фар проехать. Сомневаюсь, что кто-то здесь её лучше меня знает...

...В 22:00 ко въезду в полузаброшенный элитный коттеджный посёлок подъехала чёрная Волга-310221. Из машины вышел Геннадий и облокотился на водительскую дверь. Внезапно темноту пронзил свет фар и к нему подъехал чёрный Кадиллак Эскалейд. Из передней пассажирской двери вышел Крольчатник и, махнув головой Геннадию, открыл заднюю правую дверь. Оттуда не спеша вышел Дьявол. Он свысока посмотрел на Геннадия и сказал:
- Приветствую, Превысокомногорассмотрительствующий.
Геннадий кивнул головой в знак приветствия. Дьявол подошёл к нему, а затем обернулся. Крольчатник сел в Кадиллак, и автомобиль отъехал на несколько десятков метров назад.
- Так что за дело? - спросил Геннадий, - Можно получить подробное описание?
- Я скажу только то, что ты должен знать, - сказал Дьявол, - Начну с того, что ты зарекомендовал себя как хороший водитель. Жаль, что ты не остался в моей команде.
- Мне и так хорошо, - равнодушно ответил Геннадий.
- Хорошо? - вскричал Дьявол, - Ты копейки получаешь на своей работе! Вспомни сколько ты у меня получал?
Геннадий не ответил.
- Что? Светиться не захотел больше? А чего же тогда сейчас приехал? - с вызовом спрашивал Дьявол, - Ааа... Тянет всё-таки прошлое...
- Можно ближе к делу? - нетерпеливо прервал Геннадий.
- Можно, - Дьявол посерьёзнел, - Значит так. На меня накопали кое-какие данные, но их смогли перехватить. Твоя задача - доставить их мне в целости и сохранности. В этом деле тебе поможет Логичный со своей командой.
- Однако, - разочарованно произнёс Геннадий, - Это всё?
- Нет! - рявкнул Дьявол, - Ты что, думаешь, что всё так просто? Вот скажи мне, когда у нас всё было просто? Вот когда? Верно! Никогда!
Геннадий равнодушно хмыкнул.
- Эти данные, а точнее самый настоящий компромат на меня, Логичный забрал у одной журналистки из местной газеты. Затем, он её с обрыва скинул. Поэтому за неё могут начать мстить.
- Мог бы и не скидывать... - всё так же равнодушно сказал Геннадий.
- Не мог! - снова рявкнул Дьявол. - Мы свидетелей не оставляем! Короче, этот компромат заберёт у Логичного Баламут. Ты должен будешь ждать его в аэропорту. Там же он пересядет к тебе и ты отвезёшь его на это место. От хвоста ты отделаешься без особого труда. Всё понял?
Геннадий глубоко вздохнул, а затем задумался.
- Я спрашиваю, - крикнул на него Дьявол, - Ты всё понял?
Геннадий посмотрел на него и ответил:
- Я всё понял.
- Вот и замечательно, - довольно произнёс Дьявол. - Только найди какую-нибудь колымагу, свою машину светить не вздумай. Отгони её пока в наш сервис. Там её тебе малость подрегулируют...
Геннадий косо посмотрел на Дьявола.
- Не боись, - захохотал Дьявол, - не заминируем! Считай, что это небольшая спонсорская помощь.
После этих слов Дьявол развернулся и махнул водителю Кадиллака. Автомобиль начал медленно подъезжать.
- Завтра я свяжусь с тобой, - сказал Дьявол, - Жди моего звонка.
Когда Кадиллак подъехал, Дьявол сел в него и укатил прочь. Геннадий посмотрел ему вслед и подумал: "Всё-таки я не зря заехал к Доку..."

...В полпервого ночи Полковников вышел из дома. Запасные ключи он на всякий случай оставил Соловьёву. Заревел мотор, и Виталий выгнал Патриот из гаража. Романов сел на заднее сидение, и машина выехала по известной только Виталию дорожке. Романов сразу же уснул, Полковникову же помогала держаться горечь от утраты Надежды. Впрочем, когда он вернулся к своему дому, возле которого Романов бросил свой МАЗ, и он уже начал чувствовать сонливость. Выйдя из машины, Полковников разбудил Романова:
- Давай, вставай, приехали.
- О-о-о... - улыбнулся Романов, потягиваясь. - Как же мне это знакомо - смена водителей посреди ночи в рейсе...
По его настоянию Виталий загнал свой Патриот в кузов МАЗа. После чего, забравшись в кабину, сразу же уснул на спальной полке. Романов же, заняв привычное место водителя, поехал обратно на дачу. В пути Рудольфа неожиданно захватили воспоминания. Как он в далёком уже 1995-м, потеряв работу в любимом театре, решил податься в дальнобойщики. Он с детства любил смотреть на мощные дальнобойные тягачи, а в 1992-м именно по его настоянию Полковников и Соловьёв вместе с ним сдали на права категории "С", а вскоре закончили и курсы экстремального вождения. После они ещё какое-то время отрабатывали полученные навыки на стареньком красном Москвиче-408, который тогда принадлежал отцу Романова. Правда, во время очередного закладывания виража у машины на всём ходу заклинил двигатель, и сидевший за рулём Полковников еле смог удержать машину. Как оказалось, никто не заметил, как они во время своих покатушек выжгли масло в движке...
Но тогда в Щукинске количество парков дальнобойщиков сильно сократилось, а оставшиеся не хотели набирать новых работников, так как и старым зарплату тогда платили фактически "со скрипом", а набор новых грозил бы и вовсе заставить всех работать "за спасибо". Тогда Рудольф подался на работу в Самару, хотя и там ему не сразу удалось устроиться... Его первой машиной, как у новичка, был сильно потрёпанный бежевый МАЗ-5432 1982 года выпуска. Романов быстро завоевал репутацию хорошего водителя, но постоянно ругался со своим директором из-за того, что машину ремонтировали "спустя рукава". На что неизменно получал ответ, мол, "денег нет на ремонт, все ремонтники бухают, а больше никто работать не идёт, и вообще - скажи спасибо, что хотя бы это есть, думаешь, у других машины лучше?" В итоге в 1999 году Рудольф чуть не разбился насмерть на заснеженной дороге, когда у его МАЗа на спуске отказали тормоза. Он на всём ходу снёс выехавшую справа "Тойоту-Хиасе", в которой в итоге из 7 пассажиров выжили только двое - и то один вскоре скончался в больнице. Сам же МАЗ съехал в кювет и, опрокинувшись набок, проскользил ещё 10 метров. Несмотря на то, что суд оправдал Романова, доказав, что авария произошла из-за некачественного ремонта тормозов и что Рудольф неоднократно, но безуспешно пытался обратить на это внимание руководства, его тогдашнее руководство, похоже, мало что поняло по итогам этой аварии. Романова пересадили на красный выцветший КамАЗ-5410, оказавшийся лишь немногим лучше списанного МАЗа. Начальник объяснил это тем, что, мол, все деньги ушли на выплаты компенсациям родственникам погибших. После этого Романов всегда ремонтировал машину в пути, прямо на дороге, покупая новые запчасти в придорожных магазинах. В 2007 году у предприятия сменилось руководство, и Романова наконец-то пересадили со вконец к тому времени изношенного КамАЗа на двухлетний МАЗ-5440. Впрочем, сразу же после этого оно сменилось вновь, и оказалось похожим на предыдущее, также склонное экономить на ремонте. Излишне говорить, что и с этим начальством у Романова не сложилось отношения, более того - они были едва ли не хуже, чем с позапрошлым. Отчасти и поэтому Романов, не задумываясь, бросился на помощь Полковникову именно на рабочем МАЗе. "Пусть начальство понервничает", - не без злорадства думал он, ведя машину по ночной дороге...
Путешествие в обе стороны прошло без каких-либо происшествий, никто из людей Дьявола им не встретился. Вернувшись на дачу, Романов не стал будить Полковникова, оставив его ночевать в кабине, а сам вернулся в дом, где проспал ещё 5 часов. В 9 утра зазвонил будильник. Позавтракав, все расположились в беседке.
- Так, - сказал Полковников и посмотрел на Романова и Соловьёва. - Предлагаю следующий план действий.
Романов с Соловьёвым поудобнее откинулись на стульях и принялись слушать.
- Для начала стоит проверить адреса, указанные на листке. Мы с Рудиком поедем на МАЗе по указанным адресам, а там разделимся, благо эти два места находятся буквально в паре кварталов друг от друга. Ты, - Полковников обратился к Соловьёву, - останешься здесь и будешь на связи. Если с нами что-то случится, то вся надежда на тебя.
Соловьёв только вздохнул.
- Как всегда, остаюсь в стороне, - тихо произнёс он.
- Ну сам посуди, - обратился к нему Полковников. - Вот повяжут нас там, а может, и убьют даже, - он вздохнул, - и мы ничего сделать не сможем. Кроме тебя, нам никто не сможет помочь.
- Если нас там убьют, - рассуждающе произнёс Романов, - то нам вряд ли кто-то поможет...
Полковников обернулся на Романова и бросил грозный взгляд на него. Тот сразу же замолк.
- Ладно, - сказал Соловьёв, - тут ты прав.
- Вот и хорошо, - Полковников похлопал по плечу Соловьёва, а затем обратился к Романову, - Готовь машину.
Романов кивнул и отправился к МАЗу. Полковников последовал за ним. А Соловьёв остался в беседке и смотрел вслед отходящим товарищам. Когда рёв уехавшего МАЗа стих, Соловьёв вышел из беседки и начал прогуливаться по даче. Но уже через десять минут это ему надоело.
- Проедусь-ка я по окрестностям, - подумал он, - посмотрю, что и как здесь. Телефон возьму с собой, если что, услышу зов о помощи.
Он сел в старый УАЗик Полковникова и выехал с дачи...
Тем временем МАЗ подъехал к развилке. Впереди стоял указатель, который указывал два направления: влево - коттеджный посёлок, вправо - село Грибное. Романов припарковал МАЗ на обочине, и они с Полковниковым вышли из кабины. Рудольф помог Виталию выгнать его машину из полуприцепа.
- Ну что, - сказал Полковников, - ты давай направляйся на встречу следака с Аристократом и посмотри, что там будет, а я отправлюсь в "отмывочную".
После этого они пожелали друг другу удачи и разошлись по разные стороны от указателя.
Романов направился к коттеджному посёлку. Дойдя до него, он обнаружил шлагбаум на въезде.
- Вряд ли получится пройти незамеченным... - подумал он. - Хотя...
Он увидел, как к шлагбауму медленно подъезжала тентованная ГАЗель. Не долго думая, Романов догнал ГАЗель и запрыгнул в кузов. Там оказались какие-то картонные коробки. Романов пролез в самый конец кузова и спрятался между коробками. Подъехав к шлагбауму, ГАЗель остановилась.
- Мебель перевозим, - крикнул водитель вышедшему ему навстречу ЧОПовцу, - Лучезарная, 12. Там впереди меня ещё две ГАЗели и Валдай прошли.
ЧОПовец кивнул и поднял шлагбаум. ГАЗель въехала на территорию посёлка.
- Лучезарная... - подумал Романов, - это та самая улица, которая мне и нужна.
Дождавшись, когда ГАЗель остановится, Романов выпрыгнул из кузова, но сразу же замер. На него удивлённо смотрели рабочие, заносящие мебель в дом.
- Спасибо, что подвезли, ребят! - быстро сказал Романов и побежал прочь от дома.
- А ну держи его! - закричали вышедшие из ГАЗели рабочие.
Часть грузчиков и шофёр Валдая выскочили из грузовичков и побежали вслед за Романовым. Выбежав на пересечение с какой-то дорогой, Романов чуть не попал под колёса милицейского Форда-Фокуса. Тот резко затормозил. Грузчики всей гурьбой чуть не снесли его. Из Форда вылетел разгневанный водитель и крикнул на них:
- Вы что творите!
Те сразу обступили его и начали с жаром рассказывать про Романова. Водитель растолкал рабочих и залез обратно в Форд.
- Обращайтесь в отделение, - недовольно ответил он и поехал прочь.
Рабочие ещё некоторое время постояли на месте, о чём-то говоря, а затем отправились назад. Романов к тому времени уже подбежал к нужному дому. Это был огромный чёрный особняк, обнесённый не менее чёрным забором.
- М-да, - подумал Романов, - домик никак не соответствует названию улицы.
Вдруг к воротам подъехал тот самый милицейский Форд, под колёса которого чуть не угодил Романов. Форд посигналил и ворота открылись. Неизвестно чем руководствуясь, Романов побежал следом за Фордом, который уже въезжал на территорию. Как ни в чём не бывало, Романов забежал на территорию и спрятался за лежащими неподалёку деревянными бочками. Из Форда вышел водитель и направился ко входу в дом. Из дома же ему навстречу вышел Аристократ. Он спустился по ступенькам крыльца и пожал руку пришедшему. Затем указал ему куда-то в сторону и они прошли к небольшой беседке - почти такой же, какая была на даче Полковникова. Романов медленно прокрался к ней и, спрятавшись за бочками, которые были почти на всей территории, начал слушать разговор.
- Короче, - начал пришедший, - все махинации с ГАИ мы уладили. Свои люди, как ни как. Но тут три кренделя образовались.
Он достал из папки фотографию и протянул её собеседнику.
- Знакомые лица, - сказал тот через некоторое время, - наши ребята с ними столкнулись вчера.
- Значит, они тоже замешаны в этом деле и...
- Тихо, - оборвал его Аристократ, - не шуми, Бирюков. А по поводу них, - он указал на фотографию, - то они замешаны в этом деле больше, чем мы думаем. Ты установил их личности?
- Да, - ответил Бирюков. - Это некие Полковников, Романов и Соловьёв. И кстати, все они в прошлом артисты.
- Артисты... - задумчиво произнёс Аристократ. - Кто же им нужен...
- Точно не знаю, но думаю, что Дьявол.
- Артисты в погоне за Дьяволом... - всё так же задумчиво произнёс Аристократ.
- Ага, - кивнул Бирюков, - Что будем делать?
- Вы искали их?
- Романов и Соловьёв - не местные, Полковникова дома не оказалось.
Аристократ снова задумался. Некоторое время он молчал. Потом произнёс:
- Это вопрос времени. Они сами себя выдадут. В этом можешь не сомневаться.
- Но как?
- Я же сказал, что это вопрос времени, - раздражённо повторил Аристократ, - Вся твоя беда в том, мой друг, что ты не понимаешь с полуслова.
- Больно кто-то тебя с полуслова понимает, - огрызнулся Бирюков.
- А понимают, - важно ответил Аристократ, - есть такой Превысокомногорассмотрительствующий, вот он понимает.
- Кто это? - удивился следователь.
- Не суть. Важно то, что он с конца 90-х не участвовал в наших делах, но ситуация складывается так, что нам без его помощи не обойтись.
Бирюков присвистнул.
- Серьёзный у вас штаб...
- А то! - сказал Аристократ и откинулся на стуле.
Романов попятился и случайно толкнул одну бочку. Та опрокинулась и покатилась к Форду. Аристократ и Бирюков резко обернулись.
- Стоять! - закричал Бирюков, выхватив пистолет.
- Э, только в доме у Шефа не вздумай стрелять! - вскочил со стула Аристократ.
Романов пулей выскочил из дома. Не долго думая, он вскочил в Форд, завёлся и резко сорвался с места. Бирюков, выскочив из дома, дважды выстрелил вслед, но промахнулся. Аристократ выбежал вслед за ним, а потом крикнул:
- За мной!
- Куда? - не понял Бирюков, но последовал за Аристократом. Они обежали особняк, Аристократ открыл гараж. Вскоре из него выехала чёрная "Тойота-Кэмри".
Романов жал на газ изо всех сил. Вскоре ему снова встретились те ГАЗели. На этот раз грузчики вынимали из них какие-то доски. Романов попытался объехать их слева, но вдруг оттуда выскочил Валдай. Рудольф, чертыхнувшись, дёрнул руль вправо, едва не сбив при этом грузчика. Тот, вскрикнув, выронил доски, и они упали на лобовое стекло Тойоты, из-за чего то покрылось трещинами. Бирюков инстинктивно закрылся руками, Аристократ из-за этого же остановился. Воспользовавшись заминкой, Романов ещё сильнее нажал на газ, выписывая "змейку" между домами. Наконец, он приблизился к шлагбауму. Не обращая внимания на вышедшего охранника, Рудольф продолжил набирать ход. Он с треском вынес шлагбаум, охранник стал кричать ему вслед. Добравшись до своего МАЗа, он выскочил из Форда и, достав перочинный ножик, пробил ему оба левых колеса. Уже запрыгивая в МАЗ, он заметил быстро приближающуюся Тойоту.
Бирюков попросил притормозить у его машины, но, увидев, что остался без колёс, со злобным "чёрт" сел обратно. Он по рации вызвал эвакуатор для своего Форда. Вскоре Тойота нагнала МАЗ. Заметив её в зеркале, Романов снова начал идти зигзагами, не давая себя обогнать.
- М-да... - проворчал Аристократ, безуспешно пытаясь обойти фуру. - Вот уж действительно - Артист... Смотри, какие фокусы выписывает!
У Романова тем временем успел созреть план. Дождавшись, пока они отъедут достаточно далеко от коттеджного посёлка, он принял вправо, позволив наконец Тойоте себя обогнать. Та тут же вырвалась вперёд и, обойдя МАЗ на десять метров, резко затормозила. МАЗ тоже остановился. Аристократ и Бирюков с пистолетами наперевес вышли из машины. И в это же время Романов резко тронулся. Аристократ и Бирюков разбежались; МАЗ ударил Тойоту в зад и, продолжая толкать перед собой, уехал. Бирюков выпустил вслед МАЗу оставшиеся пять пуль, но лишь одна достигла цели, попав в правую дверь полуприцепа.
- Чёрт! - он начал быстро крутить головой по сторонам. - Что нам теперь делать?
- Что, что! - крикнул на него Аристократ. - Ментам своим звони!
- Чёрт... - прошипел Бирюков, побежав вслед за МАЗом. - Телефон в машине оставил...
- Молодец! - рявкнул Аристократ, побежав вслед за ним.
Посмеиваясь про себя, Романов продолжал толкать Тойоту ещё метров 400. Наконец, дойдя до развилки, от которой дальше дороги отходили сразу в пяти направлениях, он немного сбавил ход и принял влево. Тойота продолжала катиться вперёд по инерции. МАЗ легонько толкнул её в левый бок, и та съехала в кювет, перевернувшись на крышу. После чего Романов поехал известной только ему дорогой.
Спустя 10 минут уставшие и обозлённые Аристократ и Бирюков наконец добежали до своей машины.
- Вот гад! - рявкнул Аристократ, увидев, в каком положении была его Тойота. - Быстро звони своим, пусть план "Перехват" объявляют!
- Позвонить-то я могу... - ответил Бирюков, обыскивая машину в поисках своего телефона. - Только вот тут же целых пять дорог, ведущих чёрт знает куда, он куда угодно уйти мог!
- Тьфу! - со злости плюнул Аристократ.
…Тем временем Полковников неторопливо ехал по лесной дорожке. Вдруг он резко затормозил, увидев, как метрах в 30 от него выруливала слева и ехала вперёд целая колонна бронированных УАЗов-3741, бежевых с зелёной полосой.
- Интересно... Кому в этой глуши понадобилась инкассация? - подумал Полковников. - Не иначе как люди Дьявола опять что-то замышляют...
Дождавшись, пока проедет последний УАЗ, он пристроился ему в хвост, стараясь, тем не менее, держать большую дистанцию: всё-таки про него наверняка успели уже разузнать, да и сам по себе золотистый Патриот - далеко не самый частый гость на дорогах.
Они ехали минут 20. Вскоре лес расступился, и на поляне показалась некая избушка, к которой и направлялась колонна. Загнав свой Патриот в кусты, Полковников вышел из него и посмотрел вслед. УАЗики с характерным скрипом тормозов все как один остановились у этой избушки. Из них поочерёдно, из головы колонны к хвосту, начали выходить люди в камуфляжной форме и выгружать какие-то пачки ("Деньги, скорее всего", - подумал Полковников), занося их в избушку. Как успел рассмотреть Полковников, в каждом из шести УАЗиков находилось не более двух человек. Они встали у высокой травы, в которой взрослый человек вполне мог ползти, оставаясь полностью скрытым ей. Именно такой манёвр и предпринял Виталий.
После того, как первый УАЗ полностью разгрузился, пассажир сел в него, и броневик, свернув влево, скрылся в траве. Остальные подъезжали ближе к дому, и их пассажиры, словно конвейер, выполняли точно такие же операции. Наконец, когда разгрузился последний УАЗ, его пассажир вернулся к нему, собираясь закрыть задние двери. Именно в этот момент он увидел смотрящего на него из травы Полковникова.
- Что за...
Виталий тут же наскочил на него и, оглушив, затащил его в кузов. Быстро надев на себя его одежду поверх своей - благо, комплекция перевозчика оказалась покрупнее - он закрыл двери и сел в кабину УАЗа.
- Чего так долго? - недовольно спросил водитель.
- Шнурок развязался, - ответил Полковников. Его артистического таланта хватило на то, чтобы по двум услышанным словам убедительно сымитировать голос перевозчика.
- А в машине нельзя было зашнуроваться? - с ещё большим раздражением сказал водитель, заводя машину. - Ты же прекрасно знаешь, что в нашем деле каждая секунда - на вес золота!
- Знаю, - буркнул Полковников в ответ. Дождавшись, пока УАЗик скроется в траве, он быстрым ударом локтя оглушил водителя. Броневик тут же остановился. Выскочив из него, Полковников тут же направился к дому. Его тут же встретил охранник, по комплекции и даже внешне похожий на Полковникова.
- Чего ещё тебе? - спросил он.
- Слушай, - начал Полковников, - по ходу, я там свою ручку обронил, именную, мне Дьявол подарил, я могу её забрать?
- С чего бы вдруг Дьявол тебе именную ручку подарил? - задумчиво спросил охранник. - Ладно, стой здесь, я пойду поищу её...
Как только охранник повернулся спиной к Виталию, тот тут же накинулся на него и, оглушив, раздел до трусов. После чего облачил его в форму перевозчика, а на себя надел его строгий чёрный костюм. Оттащив к подвалу, запер охранника в нём.
- Странно, - подумал Полковников, - подходя к первой же комнате. - Похоже, у них тут что-то очень серьёзное - и всего один охранник...
Он приоткрыл дверь и заглянул вовнутрь. В помещении находилось несколько человек. Рядом с ними лежали инкассаторские сумки, из которых они доставали деньги и, пересчитав их через счётные машинки, небольшими пачечками укладывали в чёрные кейсы. Неподалёку от двери спиной к Полковникову стоял мужчина крепкого телосложения, наблюдавший за процессом. Полковников медленно достал телефон и начал снимать происходящее на камеру. Он не особо понимал, что здесь происходит, может, здесь всё было даже легально, но на всякий случай решил перестраховаться.
Один из считавших деньги закончил с этим делом и, закрыв кейс, подошёл к наблюдавшему. Полковников прикрыл входную дверь, оставив только маленькую щёлочку для камеры телефона.
- Всё, Египтянин, - радостным басом произнёс он, - денежки посчитаны, - и он потряс кейсом.
- Молодец, Пони, - отозвался Египтянин. - Теперь отправим их в "резерв" босса.
- Ага, - радостно продолжал Пони. - Всё-таки здорово получилось.
- Что именно?
- А то, что ну очень кругленькая сумма, выделенная на социальные выплаты, благодаря нам и нашему Давиду Даниилычу, враз стала совершенно не кругленькой! Вся круглость нам отошла!
Египтянин посмотрел на смеющегося Пони.
- Не трепись, - тихо произнёс он. - Мы до сих пор не знаем, есть ли здесь "уши".
- Ну ты в натуре паникёр! - ещё громче грянул смехом Пони.
Египтянин вздохнул.
- Кроме как государственные деньги тырить, мы ещё и бизнес ушедших авторитетов осваиваем, - вдруг сказал Египтянин, - а это не так уж и смешно.
- Ага, - надменно произнёс Пони. - Да мы уже в нулевые освоили всё, что только было можно.
- Всё да не всё! - резко огрызнулся Египтянин. - Последнее время Дьявол хочет капитал одного субъекта к рукам прибрать.
- Чё за субъект? - с интересом спросил Пони.
Египтянин обернулся по сторонам, но не заметил еле-еле приоткрытую дверь, за которой находился Полковников.
- Щуку помнишь? - тихо спросил он.
Пони сразу же задумался. Вдруг его как будто лопатой по голове ударили. Он вытаращил глаза и приоткрыл рот.
- Это ж тот... - так же тихо произнёс он.
- Да... - загадочно произнёс Египтянин. - Тот ещё беспредельщик был. Но вот только 15 лет назад как сквозь землю провалился. А вместе с ним исчезла и вся его банда.
Пони усмехнулся.
- Преинтереснейший случай! - весело сказал он.
- Да, - ответил Египтянин. - Так вот Дьявол его капитал и хочет освоить.
- Что же ему мешает? - непонимающе спросил Пони.
- Там много факторов. Во-первых, точно неизвестно, кем сейчас контролируется бизнес Щуки. А во-вторых, Дьявол как-то обмолвился, что у него проблемы с акционерами из Самары, и что он туда в ближайшее время не поедет. А ведь Щука самарский был.
- Ну дела! - присвистнул Пони и повернулся к входной двери.
Тут-то он и заметил, как в щёлке что-то блеснуло. Он подвинул Египтянина и направился к выходу в коридор, но никого там не встретил. Ему в глаза сразу бросилось, что входная дверь приоткрыта.
- Твою мать! - выругался он. - Опять Борис со своего поста свалил! Борис, мать твою! - Пони вышел во двор и начал обходить дом по кругу. - Ты опять бухать ушёл, скотина?
Полковников, ориентируясь на голос Пони, также обходил дом по кругу, но на противоположной его стороне. Когда Пони вернулся ко входной двери, он услышал громкий стук в дверь, доносящийся откуда-то из дома. Он забежал вовнутрь и, открыв подвал, встал как вкопанный, увидев Бориса в небрежно натянутой на него форме перевозчика.
- Это... - он был в шоке, - это что такое? ЭТО ЧТО ЗА МАСКАРАД, Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ?? - Пони сорвался на крик.
- Какой нахрен маскарад? - заорал Борис в ответ. - Меня наш инкассатор сюда засунул!
- Инкассатор? - вопрошал Пони. - А поумнее ничего не мог придумать??..
Воспользовавшись их руганью, Полковников смог незаметно вернуться к своему Патриоту. Также без происшествий ему удалось вернуться к себе домой. Там он продублировал полученную запись на свой компьютер. Выйдя обратно во двор, Полковников увидел проезжающий мимо по дороге МАЗ. Он тут же помахал фуре рукой, и та остановилась.
- О, Виталя, - Рудольф, выпрыгнув из кабины, пожал ему руку. - Ты какими судьбами тут?..
- Смотри, - Полковников протянул ему телефон. - "Отмывочная" - это не то слово... Они там не только государственные, но и деньги убитых авторитетов отмывают. Я сейчас на свой... - Он оглянулся, проверяя, не слышит ли кто их разговор. - ..на свой компьютер перекинул, на всякий случай, - закончил он уже шёпотом. - А у тебя как?
- Немногим лучше, - ответил Романов. - Меня чуть не догнали, еле оторвался. А так из их разговора понял, что они уже знают о нас достаточно.
- Ага. То есть, получается, и по моей машине, и по твоей нас могут вычислить...
- Да, - ответил Романов. - И тем не менее, поедем на МАЗе. В случае чего, будем его использовать как оружие. А твоя машина останется здесь...
- Кхм... Чтобы они, подумав, что я дома, зашли ко мне с обыском, и чисто из любопытства включили ком... - с напускной задумчивостью начал Полковников. - А ну-ка, погоди...
Он вернулся в дом и, отключив компьютер, по частям перетащил его в небольшой сейф, встроенный в стену и спрятанный в шкафу. На это ему потребовалось пять минут, плюс ещё почти минуту он заставлял книгами полку, за которой была дверца сейфа. А часть денег, которые он обычно прятал туда, наоборот, положил к себе в карман. "Могут пригодиться". - подумал он. Вернувшись на улицу, Полковников заметил, как Романов загоняет в кузов своего МАЗа серебристую "Волгу" ГАЗ-31105, на которой Соловьёв приехал к дому Полковникова.
- А вот её нам нужно будет забрать с собой, - пояснил тот. - Как раз у нас будет три машины - включая твой охотничий УАЗик...
Также без происшествий они вернулись на дачу. Пока Романов выгружал Волгу из кузова, Полковников пошёл скидывать полученную информацию и на дачный компьютер – а заодно проверить, что делает Соловьёв. Но вскоре он вернулся встревоженный.
- Рудик... Миши нигде нет. Ни его, ни УАЗа.
- Чёрт... - ответил Рудольф. - Неужели они нас нашли?
И тут у Полковникова зазвонил телефон.

...За минуту до 10 часов утра на территорию аэропорта въехал ВАЗ-2102 небесного цвета. Он объехал контейнеры и остановился за ними. Геннадий заглушил мотор и закинул руки за спинку сидения, откинувшись назад.
"Эх… - подумал он. - Если будет погоня, до последнего не буду обращать на них внимания... Просто оторвусь от них".
А дело было в том, что когда Геннадия провоцировали на дороге, то он медленно начинал сходить с ума и творить безумства. Именно поэтому он зарекомендовал себя хорошим водителем, когда работал с Дьяволом, и именно поэтому в самом конце 90-х принял решение выйти из его команды, осознав, что больше так продолжаться не может. Он устроился водителем автобуса в местном АТП и начал привыкать к мирной жизни. Но вскоре произошла одна история…
Ещё в начале 00-х он однажды ехал по маршруту на своём ЛиАЗе-677М. Вдруг перед ним начали выделывать виражи какие-то пьяные мажоры на чёрном Гелендвагене. Они резко тормозили, обгоняли по тротуару и подрезали Луноход. Геннадий постепенно начинал выходить из себя. И уже когда он был готов оттолкнуть их в припаркованные на обочине автомобили, они резко остановились перед ним. Геннадий на всей скорости снёс их. От удара у Гелендвагена разнесло всю заднюю часть.
- Ты чо наделал, мужик! - начали выбираться из разбитого Мерседеса пьяные мажоры. Но Геннадий спокойно взял монтировку и вылез из Лунохода. Они уже бежали на него с кулаками, как вдруг Геннадий разом отбросил от себя сразу двух. Один сразу же ударился головой о бордюр. Второго Геннадий добил мощным ударом монтировки по черепу. Третий испуганно остановился в трёх метрах от него. Геннадий спокойно посмотрел на него, а затем кинул монтировку ему прямо в лоб. Тот замертво упал. Четвёртый стоял рядом с разбитым Мерседесом и наблюдал за происходящим. Затем он достал пистолет и, прицелившись, снял его с предохранителя. Геннадий молча посмотрел на него. Вдруг он выхватил из-за пояса пистолет и четыре раза выстрелил в целившегося. Тот рухнул на землю. Через несколько секунд в салоне автобуса раздался истошный крик. Геннадий обернулся и убрал пистолет. Затем вернулся в кабину Лунохода и открыл двери. Все, включая кондуктора, высыпали из салона и разбежались прочь. А Геннадий спокойно закрыл двери и поехал в парк.
Он поставил ЛиАЗ в парк и направился домой... Но милиция к нему не пожаловала. Как потом выяснилось, тех, кого Геннадий разбросал на дороге, оказались нежелательными личностями для Дьявола.
Дьявол же, моментально узнав об этом, договорился с директором АТП, чтобы Геннадия не вздумали увольнять. Затем поговорил с кондуктором и местными ментами. Они не должны были принимать заявления о случившемся. Так же Дьяволу удалось легализовать огнестрельное оружие Геннадия. Теперь у того был некий документ, благодаря которому милиция Щукинска не могла задерживать его за незаконное нашение огнестрельного оружия. В скором времени эту историю удалось замять. Даже в автобусном парке об этом никто, кроме директора не узнал. (Впрочем, директор скоро куда-то пропал...). По такому случаю Дьявол предложил устроить Геннадия директором в это же АТП, но Геннадий отказался...
"Эх…" - снова вздохнул Геннадий, смотря из окна Двойки на взлетающий самолёт...
…Логичный же всю ночь проторчал на конспиративном месте – на заброшенной лодочной станции. От нечего делать, он начал ещё с вечера ловить рыбу, а к ночи развёл костёр и принялся готовить уху. К утру у него уже был неплохой улов.
Забросив, как обычно, удочку, он принялся ждать. Солнце медленно поднималось над рекой, озаряя её. Логичный прищурился от солнца и, достав бутылочку «Ессентуков», принялся попивать напиток. Вдруг удочку с силой дёрнуло, отчего она чуть не вылетела у него из рук. Логичный, что есть сил, вцепился в неё и принялся тянуть на себя. Но удочку с небывалой силой тянуло в речную глубь. Отхлебнув из бутылки, Логичный быстро отмотал леску с удочки и перевязал её на крюк для автоприцепа сзади «двенашки». За несколько секунд вся леска ушла в воду, а затем вытянулась, как струна.
- Вот так! – радостно воскликнул Логичный и сел за руль машины.
Автомобиль медленно поехал прочь от реки. Вдруг он начал буксовать, а затем покатился назад.
- Ну уж нет! – рявкнул Логичный и что было сил нажал на газ.
«Двенашка» резко дёрнулась вперёд и медленно, но верно пошла по заданному направлению. Спустя пару минут, Логичный, отъехав за это время метров на тридцать, остановился и вышел из машины. От удивления он открыл рот. За машиной барахтался на песке огромный сом!
- Вот это улов! – обрадовался Логичный и подбежал к сому.
Но тот бился на земле так, что взять его не представлялось возможным. Тогда Логичный медленно достал пистолет. Но, немного поразмыслив, убрал его, решив не привлекать внимание лишним шумом.
Через некоторое время сом успокоился, и Логичный, убрав его в багажник и намотав леску обратно на удочку, продолжил рыбалку.
…Проезжая через дачный массив, постепенно переходящий в лесной, Соловьёв увидел вдалеке на берегу реки рыбака.
- Ну наконец-то, - радостно произнёс он, - хоть одна живая душа.
Он плутал по массиву с час, и уже думал, что окончательно заблудился. Подъехав к крутому спуску к реке, Соловьёв заглушил машину и вышел из неё. Он с удовольствием вдохнул свежий лесной воздух, после чего начал пробираться сквозь заросли деревьев к рыбаку.
"Наверное, местный житель, - думал он. - Вряд ли бандиты будут сидеть на берегу с удочкой... Надо будет разузнать у него местность..."
Пробравшись через деревья, он уже хотел было подойти к рыбачащему, как вдруг тот отвлёкся на телефон.
- Да, Баламут, - вдруг сказал рыбак.
Соловьёв встал, как вкопанный.
- Я на месте, подъезжайте, - сказал рыбак и спрятал телефон. Затем он убрал в багажник скромный улов и удочку. Вдалеке послышался шум подъезжающего автомобиля. К месту подкатил белый ВАЗ-2106, полностью заполненный пассажирами. Из машины вышли все, кроме водителя, и подошли к рыбаку.
- Привет, Логичный! - весело сказал один из них.
- Приветствую, Баламут, - Логичный кивнул в ответ.
- Посылочка у тебя? - весело спросил Баламут.
Логичный открыл переднюю пассажирскую дверь «двенашки» и вытащил оттуда папку.
- Держи, - ответил он, - Смотри не потеряй.
- Ойййй… - раздражённо махнул рукой Баламут. - Нам главное - до Крольчатника добраться, а там можно уже считать, что посылочка у шефа!
- Ага, - сказал Логичный и сел за руль своей машины.
Баламут и трое его сопровождающих загрузились в Шестёрку.
- Трогай, Киселёнок! - скомандовал Баламут, и Жигули сорвались с места. «Двенашка» поехала в противоположную сторону.
Соловьёв побежал к УАЗу. Он прыгнул за руль и, заведя двигатель, понёсся за Баламутом. Он набрал Полковникова и, как только услышал его голос на конце провода, закричал:
- Виталя! Я Баламута преследую!
- Что?! - воскликнул Виталий. - Где ты его нашёл?
- Случайно вышло! Нет времени объяснять!
- Мы скоро будем! - ответил Полковников. - Веди его!
..Спустя некоторое время «шестёрка» выехала на шоссе, УАЗ последовал за ней. Вскоре сидящий сзади посередине Канюля обернулся и спокойно сказал:
- О, за нами погоня.
Баламут, обернувшись:
- Вижу, спокойно.
Водитель также ненадолго перевёл взгляд на салонное зеркало. Баламут всё тем же тихим спокойным голосом сказал: "Киселёнок, прибавь слегка газу". Водитель выполнил команду: стрелка спидометра 2106 медленно преодолела отметку "100". Соловьёв, сощурившись на Жигулях, выжимал всю мощь из старого УАЗика, понимая тем не менее, что быстрее 105 км/час ему ехать не удастся (уже скорость в 100 км/час давалась машине с трудом), и он может потерять их из виду. Он схватил мобильник:
- Ребята, вы где?
- Сейчас, мы едем! Вы где находитесь?
- По 102-й дороге едем.
- Ох, ты ж… Похоже, тебе полчаса придётся продержаться, раньше мы не успеем. Поверь, мы и так на всех парах летим…
- Да я верю, - раздосадованно ответил Соловьёв, положив мобильник на правое переднее сидение. Он снова нажал на газ.
Тем временем Баламут сам достал мобильник. Всё тем же тихим спокойным голосом он произнёс:
- Алё, Ген, ты на месте? Хорошо. Слушай, у нас тут небольшая заминка - за нами хвост... Хорошо.
Он нажал отбой.
- Что он сказал? - спросил Киселёнок.
- Говорит, с Шефом сейчас посоветуется, - ответил Баламут. - Обещал перезвонить.
И действительно, вскоре снова раздался звонок.
- Алло?.. Да, хорошо. Всё понял.
Баламут, нажав отбой.
- Значит, так, - он повернулся к Канюле. - Возьмёшь эту папку, и когда мы оторвёмся - это ведро вряд ли нас нагонит сейчас, - он кивнул на УАЗ, - вы с Гармонистом сядете к Геннадию. Он, естественно, поедет за вами. Вы заводите его в Тупикову рощу и тихо устраняете его. А затем снова едете к Крольчатнику. Всё понял?
Тот кивнул. Достав из бардачка папку, Баламут протянул его Канюле, и он тут же спрятал его под куртку. Затем Баламут обернулся к Киселёнку:
- Сейчас направо. Посмотрим, как он проходит повороты.
Тот послушно кивнул головой. И 2106 плавно прошла поворот на скорости. УАЗ сделал то же самое, но из-за этого слегка потерял скорость - чтобы удержаться на дороге. В силу изношенности машины, Соловьёву было разгоняться не так легко, как "шестёрке". Он стиснул зубы, подумывая уже обеими ногами жать на газ. «Ну, вот и славненько», - прокомментировал это Баламут, глядя сквозь заднее стекло на отставший УАЗ. На приборной панели 2106 стрелка спидометра приблизилась к отметке "120". Вскоре Жигули въехали на территорию аэропорта. Объехав большой контейнер, они резко затормозили с заносом направо. Канюля и сидящий справа от него Гармонист выскочили из машины и побежали к ожидавшему их Геннадию. Вслед с этим с протяжным скрипом тормозов резко остановился УАЗ. Соловьёв выскочил из него и побежал за бандюками, не обращая внимания на "шаху". Бандюки, подбежав к голубому ВАЗ-2102, открыли правую заднюю дверь и сели внутрь. "Двойка" резко сорвалась с места, не дожидаясь, пока успевшие сесть бандюки закроют дверь. Увидев это, Соловьёв резко затормозил, развернулся и побежал назад. Он прыгнул в УАЗ и также резко сорвался с места, уже за «двойкой».
- Ага… - наблюдая за этим, протянул Баламут. – А ну-ка, Киселёнок, давай-ка за ним…
Тот кивнул, и белый 2106 сел УАЗу на хвост. Вскоре все три машины выехали с территории аэропорта и поехали лесной дорогой. Михаил снова схватил мобильник:
- Миша! Что там у тебя?
- Они пересели в голубую "двойку", без номеров! Мы едем лесной дорогой...
- Отлично! Мы теперь гораздо ближе к вам! Жди, скоро будем…
- С кем это он там болтает? – указал Баламут на УАЗ.
- А я почём знаю? – отозвался Киселёнок.
- Так… Ну что ж, тогда пора нам купировать этот «хвост», - произнёс Баламут.
Кивнув, Киселёнок нажал на газ, и они легонько толкнули УАЗ. Соловьёв от неожиданности выронил телефон, и тот упал на пол. Он обернулся и увидел сзади те самые Жигули.
- Ё-моё! - крикнул Соловьёв, прибавив газу.
По встречной полосе двигался лесовоз "Урал-43204". Когда он поравнялся с Соловьёвым, тот ударил по тормозам. 2106 резко вырулила влево, а Михаил, снова набрав ход, толкнул её в правый бок. Жигули, уворачиваясь от Урала, вылетели на встречную обочину и развернулись на 158 градусов, подняв облако пыли. Тем временем Соловьёв, прибавив хода, слегка толкнул 2102 в зад, от чего та немного подпрыгнула.
- А! - сказал Канюля. - Догнал-таки. А где Баламут? Какого они отстали?
Потянувшись к переднему сидению 2102, он взял с него рацию:
- Ну вы где, хлопцы?
- Мчим на всех парах! Он нас чуть под Урал с прицепом не загнал!
- Да хоть с рефрижератором! Быстрее, быстрее, а то этот… нас сейчас догонит!
После чего Канюля крикнул:
- Гена, либо дави на газ, либо скидывай его с дороги!
Кивнув, Геннадий прибавил газу. «Двойка» начала отрываться. Внезапно за УАЗом показалась «шестёрка» с помятым правым крылом. Увидев их в зеркале, Соловьёв попытался нащупать на полу телефон, но 2106 успела обойти УАЗ слева и толкнуть его в бок. УАЗ отлетел на обочину. Восстановив управление, Соловьёв резко выкрутил руль влево и ударил «шестёрку» в правый бок. Та отлетела влево, но, не сбавляя скорости, вскоре снова прижалась к УАЗу. Вдруг стекло левой задней двери УАЗа лопнуло. С заднего сидения «шестёрки» в салон УАЗа начал заползать Шиворот. Михаил, обернувшись, с размаха ударил его локтем по лбу, рассчитывая выкинуть его обратно в Жигули, но тот упал на заднее сидение УАЗа. Шиворот попытался дотянуться до ручника, но Соловьёв снова ударил его. Тем временем Баламут, разбив стекло водительской двери УАЗа, попытался вытащить Михаила из салона.
- Ха-ха-ха-ха! - засмеялся Гармонист. - А главарь-то наш молоток! Глядите, как он сейчас его на асфальт выкинет! Гена, - обратился он к водителю, - ну куда ты так разогнался? Сбрось скорость, иначе мы пропустим всё веселье!
Геннадий послушно кивнул. Тем временем Баламут, вытянув из УАЗа ремень безопасности, начал им душить Соловьёва.
- Ну, чего ты за нами увязался? - сказал он. - Сейчас бы дома сидел, да кофеёк попивал. А теперь... Хе-хе-хе...
Вдалеке появился серебристый ГАЗ-3110, несущийся на приличной скорости.
- А теперь всё! - прохрипел Соловьёв, дёрнув за ручник. Ремень безопасности слетел с него и, зацепившись за руку главаря, выбросил его из Жигулей на встречную полосу. Баламут с воплем упал на асфальт. В ту же секунду его на огромной скорости сбила Волга, после чего с визгом шин затормозила на обочине. Шестёрка пролетев ещё 50 метров, также резко затормозила.
- Баламут!!! - закричал Гармонист.
Соловьёв, покачиваясь, вышёл из УАЗа и выбросил Шиворота с заднего сидения, попутно забрав у него из-за пояса пистолет, после чего, немного придя в себя, снова бросился в погоню. Вскоре Шиворот также пришёл в себя, с трудом поднявшись на ноги. 2106 резко сдала к нему задом, и Шиворот, пошатываясь, сел обратно на заднее сидение, скомандовав: «Гони!» «Шестёрка» с пробуксовкой задних колёс сорвалась с места и вскоре нагнала УАЗ, но тот ударил её в правое заднее крыло, отчего её развернуло на 158 градусов.
- Гони, Гена! -  крикнул Канюля, глядя в заднее стекло и видя надвигающийся на них УАЗ. Геннадий, молча кивнув, набрал ход, но 31514 приближался быстрее... И тут Шиворот, выхватив из-под куртки пистолет, высунулся из левого заднего окна и дважды выстрелил, разбив заднее стекло УАЗа. Соловьёв пригнулся, от испуга убрав ногу с педали газа. Воспользовавшись этой заминкой, Канюля с Гармонистом высунулись из окон задних дверей 2102 и тоже открыли огонь - пули оставили четыре пробоя на лобовом стекле 31514. Увидев, что дело приобрело такой оборот, Соловьёв сам достал пистолет и, просунув его дуло в одно из отверстий, выстрелами разбил стекло задней двери "двойки". Но больше он ничего не успел сделать - тут в дело подключился уже Киселёнок, водитель 2106. Правой рукой держа руль, он левой рукой открыл огонь по УАЗу из автомата Калашникова. Шиворот же, чтобы не мешать ему, перелез в окно задней правой двери и снова открыл огонь. Весь зад УАЗа оказался изрешечён. Хуже того, бандиты из 2102 тоже продолжали стрелять... Но тут пуля Киселёнка оцарапала плечо Гармонисту, стрелявшему из левого заднего окна 2102, и он крикнул ему по рации: "Осторожнее, придурок!" Но как осторожнее, когда УАЗ шёл зигзагами, и бандиты из 2106 могли попасть в своих же? Гармонист и Канюля сели обратно в 2102 и начали стрелять уже через разбитое окно задней двери.
- Ладно, сейчас я его... – с этими словами Киселёнок, снова высунувшись с "калашом", изрешетил левое заднее колесо УАЗа. Его развернуло задом наперёд, и он остановился. 2106 тоже затормозил, а вот 2102 скрылся из вида... Выскочив из 2106, Киселёнок и Шиворот открыли массированный огонь по УАЗу. Соловьёв, едва успев выскочить из машины, спрятался за ней. Он попытался отстреливаться в ответ, но делал это вслепую, боясь попасть под вражеский огонь, и все четыре пули лишь продырявили лобовое стекло Жигулей... Больше у него патронов не было, и Михаил понял, что дело совсем худо. К тому же бандитские пули пробили бензобак УАЗа, и топливо из них сразу полилось на землю... Когда УАЗ в конечном счёте загорелся, Соловьёв, рискуя жизнью, прыгнул в траву, пытаясь убежать в лес. Бандиты прекратили огонь, и Киселёнок, скомандовав Шивороту: "За ним!", побежали следом. На обочине остались побитый 2106 и объятый пламенем УАЗ…
...Прошло минут 10, а бандиты так и не смогли найти Соловьёва.
- Да где же он?
- Тьфу! Словно сквозь землю провалился.
А Михаил же, действую по наитию, смог вернуться обратно к месту бойни. Взглянув в последний раз на горящий УАЗик («М-да… Виталя точно этому не обрадуется»), он запрыгнул в 2106 и сорвался на нём с места – благо, перед стрельбищем он успел заметить, куда поехала «двойка». На шум вышли бандиты с автоматами - но они уже опоздали: у обочины лишь догорал УАЗ. Киселёнок плюнул со злости. И тут к ним подъехал бордовый ВАЗ-2105 с прицепом. Из машины выскочил водитель:
- Во дела! Там человека "Волга" сбила, тут УАЗик горит... Помощь нужна?
- Да, да, нужна! – обрадовались бандиты этому мужичку, вернее, его машине. Они подбежали к нему. - Мы из милиции, преследуем особо опасного преступника. Он сжёг нашу машину. Вызывай пожарных, а мы пока на твоём Жигулёнке его догоним!
С этими словами бандиты сели в «пятёрку» - Киселёнок, разумеется, занял место водителя - и бросились в погоню. Тем временем 2106 почти нагнал 2102.
- О! Наши на подходе, - заметив это, сказал Гармонист. - Тормози, Гена.
Геннадий молча кивнул и, съехав на обочину, остановился. 2106 подъехала впритык к левому боку «двойки» и тоже остановилась. Соловьёв выскочил из машины, перекатился по капотам Жигулей и, открыв заднюю правую дверь голубого универсала, выбросил из него Гармониста. Тот, упав на пыльную обочину, выхватил из-за пояса пистолет, но Соловьёв, выбив его из рук, сделал бандиту "раз-два-три по почкам" – и тот упал без чувств.
- Гена, гони! - крикнул Канюля, и Геннадий, молча кивнув, тронулся с места, но и второго пассажира «двойки» Соловьёв успел выкинуть из машины. Между ними завязалась ожесточённая драка – в ходе которой Соловьёв, отпихнув бандита, застрелил его пистолетом Гармониста. После этого он в поисках мобильника похлопал себя по карманам, но вспомнив, что его телефон остался в сгоревшем УАЗе, он принялся искать его у Канюли. Вдруг, он наткнулся на папку, точь-в-точь такую, которую Логичный передавал Баламуту. Открыв её, он увидел внутри записи, сделанные рукой Надежды, и аудиокассету.
- Не может быть! – радостно воскликнул Соловьёв. – Вот это удача! Непонятно только, зачем они с ним носятся, когда они могли его сразу уничтожить…
Он спрятал папку и снова принялся искать мобильник Канюли. Найдя его, он позвонил Полковникову.
- Алло?
- Виталь, это я! Ты не поверишь! Я компромат перехватил!
- Не может быть! – обрадовался Полковников. - А почему ты не со своего номера звонишь?
Тут к месту схватки подъехала 2105 с прицепом. Сквозь опускающееся стекло правой передней двери Соловьёв успел рассмотреть Шиворота с пистолетом.
- Некогда объяснять… - успел только вымолвить он.
Без предисловия бандиты открыли по нему огонь - но Соловьёв успел отпрыгнуть за поваленное бревно. Причём сделал он это так артистично, что бандиты подумали, что Михаил застрелен. Тогда Киселёнок и Шиворот, выйдя из машины, подошли к Гармонисту. Приведя его в чувство, усадили на заднее сидение «пятёрки»... И тут Соловьёв, внезапно выпрыгнув из-за бревна, снова начал стрелять. Все трое бандитов вздрогнули, но тут же сориентировались, и «пятёрка» сорвалась с места. На ходу Шиворот со своего правого переднего места прострелил передние колёса «шестёрки». Выбежав из-за бревна, Соловьёв начал стрелять им вслед. Одна из пуль, разбив заднее стекло, убила Шиворота, и он на ходу выпал из машины. Увидев простреленные колёса Жигулей, Михаил чертыхнулся… И тут он услышал шум на дороге. По ней ехала серебристая Приора-седан. Соловьёв вышёл ей навстречу...
Тем временем 2102 уехал достаточно далеко. Вдруг в нём ожила рация.
- Гена! Гена! У вас там всё в порядке?
- Нет, - взяв рацию, медленно ответил Геннадий.
Некоторое время рация молчала. Наконец Геннадий услышал: "Значит, поступим следующим образом..." В этот момент наперерез 2102 вылетел белый МАЗ-5440 с прицепом-рефрижератором. Геннадий обернулся на него, но… Мощным ударом в левое переднее крыло МАЗ скинул «двойку» в кювет. Она несколько раз перевернулась, упав на колёса.
- Как думаешь, он жив? – спросил Романов, глядя на лежащего на руле Геннадия.
- Вряд ли, после такого удара… - ответил Полковников. – Но теперь это не имеет особого значения. Нам надо найти Мишу.
МАЗ, повернув направо, уехал.
Однако Виталий ошибся. Спустя несколько секунд из разбитых Жигулей медленно вышёл Геннадий. Он осмотрелся: фура выкинула «двойку» на свалку металлолома. На подъезде к ней стоял старый серый ГАЗ-22, на вид вполне ездовой. Геннадий подошёл к нему и сдул с него пыль. После чего, проникнув в салон, открыл капот. Бегло осмотрев глазами двигатель и аккумулятор, вернулся в салон и, соединив провода под панелью. Увидев, что стрелка топливомера сдвинулась с нуля, попробовал завестись. Это ему удалось.
- Ну, сейчас я вам устрою концерт... – сказал Геннадий, удивляясь собственному везению.
- Чёрт… Не отвечает, - безуспешно пытаясь набрать Соловьёва, процедил Полковников. – Где же он?
- Не знаю, не знаю… - ответил Романов, тоже начиная нервничать.
Внезапно грузовик зачихал и начал замедляться.
- Чёрт!.. – крикнул Романов. – Почему именно сейчас?..
Проехав ещё пару метров, МАЗ окончательно заглох. «Как всегда, вовремя», - пробурчал Романов, выйдя из него.
Вдруг к нему подлетел и резко затормозил ГАЗ-22. Геннадий вышел из него с пистолетом в руках. В этот же момент к МАЗу с короткой узкой лесной дорожки слева подъехала и Приора. Соловьёв выскочил из неё с криком «Рудик!», и Геннадий, заметив это, успел взять в заложники Романова, приставив пистолет к его виску.
- Не подходи, а то твоему дружку хана! - промолвил он.
Полковников незаметно вышел из МАЗа через правую дверь и отошёл назад. Геннадий с Романовым медленно встали перед МАЗом.
- Значит, так..., - прошипел он. - Сейчас ты, - он посмотрел на Соловьёва, - отдаёшь мне папку, я сажусь в Волгу и уезжаю, и мне никто не препятствует. Если попытаешься погнаться за мной, сдохнете оба.
Тем временем Полковников, встав за кабиной на раме, щёлкнул рычажком... и Геннадий получил по голове откинувшейся кабиной, а точнее - её лобовым стеклом. Оно тут же покрылось трещинами. Воспользовавшись этим, Романов попытался убежать, но Геннадий успел выстрелить... Соловьёв тут же выстрелил в Геннадия, но тот успел отпрыгнуть, и его пули попали в передние колёса МАЗа. Геннадий, отскочив к Волге, успел прострелить левое переднее колесо Приоры, после чего, сев за руль, скрылся. Безуспешно выстрелив ему вслед, Соловьёв вместе с Полковниковым бросились к Романову.
- Ты как?
- В порядке, - простонал Романов. – Руку задел, сволочь…
- Виталя, - распрямился Соловьёв. – Справишься?
- Да, - ответил Полковников.
- Тогда я за ним! Так просто мы ему это не простим! – крикнул Соловьёв и побежал доставать запаску Приоры. Полковников, достав из кабины МАЗа аптечку, начал доставать бинт, но вскоре услышал на дороге шум. Он обернулся - по дороге ехал старенький ГАЗ-М20В голубого цвета. Он буквально бросился Победе под колёса:
- Дед, помоги, Богом молю! Человека ранили!
Отправив деда перевязывать рану Романову, Полковников на его Победе бросился в погоню за Волгой. Вскоре за ним сорвалась и Приора, уже с новым колесом.
Геннадий летел на Волге по шоссе. Вскоре впереди показался 2105 с прицепом. Увидев Киселёнка за рулём, Геннадий махнул ему, чтобы тот остановился.
- Перекройте дорогу, - сказал он, когда машины поравнялись. - За мной погоня.
После этих слов он свернул на узенькую грунтовую дорогу. Киселёнок же развернул «пятёрку» поперёк дороги. Он и Гармонист, выйдя из машины, приготовили пистолеты. Вдалеке показалась Победа.
- Это он? – спросил Гармонист.
- Не знаю, - ответил Киселёнок, - Сейчас ближе подъедет, увидим.
Полковников, увидев препятствие, что есть сил нажал на газ:
- Ну, держитесь, братки!
Бандиты открыли огонь. Пули пробили лобовые стёкла. Но Победа, не сбавляя скорости, на всём ходу врезалась в заднее правое крыло «пятёрки». Прицеп отлетел в сторону и перевернулся, а «пятёрку» развернуло на 180 градусов, и она передним левым крылом уложила Киселёнка к себе на капот. Гармонист же отлетел на асфальт от удара Победой. Прибавив скорость, Виталий понёсся вперёд.
Внезапно справа вылетел ГАЗ-22, толкнув Победу в правый бок, и та вылетела на встречную полосу. Вынув пистолет, Геннадий выстрелил: пуля разбила стекло правой передней двери. Виталий в ответ ударил Волгу в левый бок, и та немного отклонилась влево, а затем вновь прижалась к правому боку Победы. Геннадий начинал прицеливаться в Полковникова, но тот, сдав сначала влево, с силой толкнул Волгу в левый бок. Геннадий, выронив пистолет, отлетел на обочину. После чего снова получил удар в левый бок. ГАЗ-22, вылетев в кювет, подпрыгнул на холмике, ударившись передним бампером при приземлении, и начал маневрировать между деревьями. Вскоре в Волге ожила рация:
- Гена! Гена! Ты меня слышишь? Как ты меня слышишь?
- Превосходно, - ответил Геннадий, медленно взяв рацию.
- Где вы находитесь? - орала рация. - Мы можем выслать вам на подмогу двух автоматчиков.
Победа с разгона протаранила Волгу в зад, отчего та подпрыгнула и, споткнувшись об кочку, перелетела через неё.
- А хрен его знает. Похоже, я заблудился, - ответил Геннадий.
Из рации полилась ругательная речь. Геннадий, отключив рацию, посмотрел в левое зеркало – и тут же Победа снова ударила Волгу в зад. Геннадий с сильным заносом свернул налево. Победа же притормозила. ГАЗ-22 начал разгоняться. Впереди был небольшой склон.
- Напролом, - сказал Геннадий, и, надавив на газ, полетел вниз...
Тем временем уцелевший Киселёнок, сев в «пятёрку» и завёл её. Справа показалась Приора. Увидев её, Киселёнок сорвался с места. Он свернул на ту же грунтовку, что и ГАЗ-22. Приора проследовала за ним. 2105 разгонялась всё быстрее. Она подпрыгнула на яме, из-за чего у него открылся багажник. От этого же прыжка у Приоры разлетелся передний бампер. Соловьёв, нагнав 2105, ударил её в зад. У «пятёрки» лопнули задние фонари, а сама Приора лишилась решётки радиатора. От следующего толчка в зад «пятёрки» лопнули фары Приоры. От третьего удара помялась крышка капота. 2105 начала вилять. На очередной яме Жигули, подпрыгнув, встали на левые колёса и начали маневрировать на них.
- Ну держись, каскадёр! - сказал Соловьёв и, обойдя Жигули справа, резко свернул влево. «Пятёрка» врезалась в багажник Приоры и, подлетев в воздухе, перевернулась на крышу и взорвалась.
- Готов, - сказал Соловьёв, развернувшись назад...
Заменив колёса на МАЗе, Романов с перебинтованной рукой поехал вперёд, оставив деда посреди дороги. Вдруг вдалеке с небольшого обрыва на шоссе выскочил ГАЗ-22.
- Вот он, гадёныш! – вцепился в руль Романов. Он нажал на газ. - Сейчас я его по всей дороге размажу!
Внезапно ГАЗ-22, выехав на встречную полосу, понёсся прямо на МАЗ.
- Неужели он на меня едет? – вскинул брови Романов. Расстояние между универсалом и фурой всё сокращалось...
- Ну вот и всё, - сказал Геннадий. - Мой последний выход.
- Ё-моё!!! - крикнул Романов. Он резко свернул направо и врезался в столб-указатель: лобовое стекло рассыпалось вдребезги, радиатор начал парить. Пролетев в нескольких сантиметрах от края прицепа, Волга, пробив дорожное ограждение, полетела с уже высокого обрыва, в полёте перевернувшись на крышу.
- Всё, - сказал Геннадий. ГАЗ-22 с грохотом упал на крышу.
К МАЗу подъехали Победа и Приора.
- Что теперь будем делать? - спросил Соловьёв.
- Наверняка они вызвали подкрепление, - ответил Полковников. - Но наша главная цель - разобраться с этим Дьяволом.
- Верно, - ответил Соловьёв. - С ним пора кончать.
- На чём мы поедем? – спросил Романов. – Мой МАЗ без эвакуатора не сдвинется с места.
- А чего ты в сторону-то сворачивал?
- Мало ли. Вдруг он машину заминировал.
- Эх, ладно! – сказал Полковников. - Вызывай эвакуатор для МАЗа и скорую для себя, а мы постараемся вдвоём разобраться.
После этих слов Артисты, рассевшись по машинам, уехали.
"Ох... - думал Полковников на ходу. - Не обрадуется сейчас дед, когда увидит, что с его машиной стало..."
Вернув по дороге автомобили их хозяевам, которые, увидев их состояние, приняли наших героев не без "ласковых слов", Полковников и Соловьёв доехали на рейсовом Икарусе-260 до ближайшего безопасного места - дачи Полковникова.
- О! - сказал Соловьёв, увидев возле ворот свою серебристую Волгу. - Моя машина! Откуда она здесь?
- Мы с Рудиком привезли, - ответил Полковников. - Думаю, здесь она будет нужнее, чем возле моего дома.
- Вот спасибо, - улыбнулся Соловьёв. - Ну и? Каков наш дальнейший план действий?
- Думаю, - ответил Виталий, - теперь нам стоит отправиться в особняк Дьявола. Застанем его там врасплох.
- Может, сначала обратимся в милицию? - спросил Соловьёв. - Попытка - не пытка. Заручимся подкреплением.
- Скорее всего, менты будут продажные. Дьявол всё здесь под себя подмял. А договориться с местной милицией - ему раз плюнуть. Тем более нас там могут запросто задержать.
- Это за что? - удивлённо спросил Соловьёв.
- Да хотя бы за ту погоню, которую мы устроили за городом. Милиция уже точно в курсе произошедшего.
- И всё же, - не унимался Соловьёв, - может, среди оравы продажных ментов окажется хотя бы один порядочный следователь, который примет от нас компромат на Дьявола и передаст его в вышестоящие инстанции?
Полковников задумался. Обращаться в милицию было рискованно, и он это понимал. Но брать Дьявола голыми руками было ещё рискованней, поэтому он сказал:
- Эх, была не была. Заедем в отделение. Есть у меня один план... Тем более голыми руками Дьявола нам не взять.
- Вот и хорошо! - обрадовался Соловьёв.
Они вышли во двор и сели в золотистый «УАЗ-Патриот».
- Кстати, - вдруг насторожился Полковников. - А где мой охотничий УАЗ, на котором ты преследовал бандитов?
Соловьёв огорчённо вздохнул.
- Ясно, - ответил Полковников.
- Зато у меня остались ключи от твоей дачи… - смущённо протянул он их Виталию. Тот положил их к себе в карман.
- Ладно, не переживай, - после небольшой паузы ответил он. После этих слов Соловьёв заметно расслабился.
- Кстати! - вдруг сказал он. - А почему мы не на моей едем? Ты ж сам говорил, что они тебя по машине враз вычислят!
- Они нас теперь и без машины могут враз вычислить, - ответил Полковников. - Именно поэтому едем на моей. - Увидев, что Соловьёв всё ещё не может его понять, он добавил: - Хорошо. Я раньше не говорил... Это не простой Патриот. У него бронированный кузов.
- Да ладно? - удивился Соловьёв.
- Да. Толщина кузова 6 сантиметров, и четырёхсантиметровые окна, - пояснил Полковников.
- Неслабо... - обрадованно одобрил Соловьёв. - Погоди, - снова посерьёзнел он, - а если что в отделении с нами будет? Мы ж туда не сунемся на машине, верно?
- Ничего, справимся… - ответил Полковников, правда, уже с лёгкой неуверенностью в голосе. Он знал, что ехать в отделение не следует, так как это было действительно опасно. Но у него был план, который он надеялся осуществить. Последнее время Полковников работал каскадёром, выполняя разные трюки для небольших местных клипов или самодельных фильмов. Трюки ему поручали самые простенькие, так как, во-первых, профессиональным каскадёром по факту он не считался, а, во-вторых, ничего серьёзнее драки эти съёмки не требовали. Просиживая дома, после закрытия кинокомпании в 90-е, Полковников начал потихоньку изучать разные приёмчики. Поэтому, теперь на съёмках он превосходно "дрался", оглушая противника, даже не дотронувшись до него. С телеэкрана выглядело это эффектно. И вот теперь Полковников начинал вспоминать некоторые приёмы, так как знал, что из отделения их навряд ли выпустят просто так.
Он посмотрел на Соловьёва. "Ну, циркач-то наш уж точно выберется невредимым, - думал он, - Что только он не вытворял на манеже, когда городской цирк ещё работал..." Вдруг на Полковникова нахлынули воспоминания. Всю дорогу он вспоминал прошлое, а точнее - совсем другую жизнь... Воспоминаниям начал предаваться и Соловьёв. Он вспомнил, как ещё 4-летним мальцом, побывав в цирке, твёрдо решил связать с ним свою жизнь. Но он хотел быть не клоуном типа Никулина, а акробатом. Его родители, увидев, как под впечатлениями от увиденного маленький Миша начал делать сальто через спину, лазать в саду по веткам деревьев, держась за них только руками, не стали ему препятствовать и уже в 7 лет решили отвести его к директору местного цирка. Однако, несмотря на то, что тот явно был впечатлён способностями мальчика - он прямо назвал его "одарённым", не стал принимать его в цирк, сославшись на маленький возраст. Потом этот директор до самой своей смерти (от инфаркта, узнав, что его любимый цирк снесли ради торгового центра) помнил, какую истерику закатил из-за этого Миша... Впрочем, эта неудача не заставила его опустить руки, и в 14 лет он вернулся в цирк. На этот раз его, уже более опытного и ловкого, приняли, посмотрев всего лишь два номера в его исполнении. В итоге начиная с 1987 года и вплоть до развала Советского Союза цирк буквально ломился от посетителей - все шли именно на Михаила Соловьёва. Впрочем, в 1992-1993 годы цирк тоже срывал аншлаги, но посетителей с каждым разом становилось всё меньше и меньше - но не потому, что Соловьёв им наскучил, а потому что многим стало банально не хватать денег на билет... Именно этим и воспользовался Дьявол, снеся цирк под предлогом его нерентабельности. Так Михаил остался без работы, но впоследствии он не раз вспоминал добрым словом Романова, который отвёл его и Полковникова на курсы экстремального вождения... Поскольку в Щукинске было с работой совсем туго, он подался в Куйбышев инструктором по вождению... Поначалу всё шло неплохо, но в 1997 году автошкола была сожжена дотла. Несмотря на то, что достоверно было установлено, что это был поджог, виновных найти так и не удалось (или же удалось, но их "отмазали" от правосудия - это Соловьёв точно не знал)... Тогда он устроился работать автослесарем. Почти сразу же он зарекомендовал себя и как отличный механик, однако в среднем раз в месяц на него поступали жалобы от клиентов. Правда, на самом деле во всех случаях всё обстояло так: когда Соловьёв ремонтировал очередную "шестёрку" пожилого дедушки, в сервис заезжал очередной Ленд-Крузер, из которого выходил браток и грубо отпихивал дедушку с комментариями: "нечего тебе это старичьё обслуживать, пусть сами в своих вёдрах горбатятся!" Многие из них при этом не упускали случая выбить какое-нибудь стекло в Жигулях (иногда - то, которое Соловьёв только что заменил), или ударить ломом по кузову... Разумеется, в таких случаях Михаил сразу вступался за пожилых водителей - что и фиксировали эти мажорики в жалобных книгах как "неслыханное хамство" и что таких быдланов, не уважающих "реальных мужиков", надо гнать взашей, а то и за решётку сажать... Спасало Михаила лишь то, что директор автосервиса в прошлом был влиятельным авторитетом, поначалу словами пытавшихся вразумить мажориков. Когда это на них не подействовало, директор лично начал крушить кувалдами их машины. Тогда на директора последовало несколько неудачных покушений, но каждый раз ему не только удавалось выкрутиться, но и отправить киллеров туда, куда они собирались отправить его... В итоге, когда были найдены застреленными несколько заказчиков покушений, а директор во всеуслышание заявил, что если кто ещё тронет Соловьёва, он лично перережет всех мажориков города, те хоть и с большой неохотой, но отстали от Михаила. После чего он смог спокойно продолжить любимую работу...
Время пролетело быстро, и вскоре УАЗик остановился рядом с местным отделением милиции на окраине города.
- Почему в местное? - удивился Соловьёв, - Я думал мы поедем в центр...
- Ты что, забыл? Там прямо напротив отделения находится офис-центр Дьявола.
- Ну и здорово! Прямо бы из милиции пошли бы его брать.
- Ага, - хмыкнул Полковников, - если бы нас там самих не взяли. Тем более, мы точно не знаем, где он находится. А устраивать разборку в центре города, где могут пострадать случайные люди, я считаю не целесообразным.
Полковников выждал небольшую паузу и снова заговорил:
- Если же он действительно окажется в своём небоскрёбе, то выждем, пока он выйдет оттуда и выследим, куда направится. Затем будем думать, как взять его.
- У тебя есть конкретный план?
- Есть, но только в том случае, если он окажется в особняке.
- Хорошо, - доверительно сказал Соловьёв. - Будем надеяться, что он окажется именно в особняке, и что твой план окажется хорошим.
- Тогда пошли, - сказал Полковников и, выйдя из машины, направился ко входу в отделение. Соловьёв последовал за ним.
Зайдя в отделение, Полковников обратился к дежурному:
- Подскажите, как пройти к следователю.
- Поднимитесь по лестнице, там направо, кабинет 24, - ответил дежурный и в упор посмотрел на Полковникова.
- Ага, спасибо, - сказал Полковников, и они с Соловьёвым направились к следователю.
Поднявшись на второй этаж и повернув направо, Полковников услышал, как из одного кабинета с приоткрытой дверью доносится чья-то бурная речь.
- ...там этот мне сам под колёса там рухнул! Там УАЗ и «шестёрка» шли, прижавшись там друг к другу. Там ещё пассажир Жигуля пытался там водилу УАЗа достать из машины, но тот перебросил его там через Жигуль, прямо мне под колёса! - кричал кто-то в кабинете.
Полковников насторожился. Он подошёл к двери кабинета, из которого доносилась речь.
- Товарищ! - раздражённо ответил милиционер. - Успокойтесь и перестаньте кричать! Вы запомнили, кто был за рулём УАЗа?
- Да какой там запомнишь! - не унимался рассказывающий, - Я там на дорогу смотрел, а не на водилу УАЗа...
Полковников отошёл от двери и тихо сказал Соловьёву:
- Я же говорил, что милиция уже в курсе. Главное, чтобы следователь ничего не заподозрил.
Он подошёл к 24-му кабинету и постучал в дверь.
- Войдите, - раздалось в ответ.
Они вошли. За столом сидел следователь Бирюков, внимательно смотрящий на них. «Эх, - подумал Полковников, - тот самый следователь попался… - он вспомнил случай у кафе. - Интересно, есть ли уже на нас ориентировки?»
- А мы вас уже заждались, - вдруг произнёс с расстановкой следователь, - товарищи Полковников, Соловьёв и… а, где же Романов.
- Так и знал, что вы продались Дьяволу, - ответил Полковников.
Бирюков в ответ только усмехнулся.
- Всё кончено, - сказал он, - лучше просто сдайтесь. И… вы должны кое-что мне отдать.
Полковников зло вздохнул и достал свёрток.
- Что ты делаешь! – закричал Соловьёв, но Полковников его резко оборвал.
- Всё. Ничего не поделаешь, придётся сдаться, - сказал он и протянул свёрток следователю, - Держи.
Бирюков довольно потянулся к нему, но тут Полковников схватил его за руку и, подтянув к себе, ударил кулаком ему ровно в нос. Следователь отлетел на свой стол и, проломив его, грохнулся на пол.
- Я же тебе говорил, что не стоит обращаться в милицию, - обратился Полковников к Соловьёву, но тот всё ещё никак не мог прийти в себя после увиденного.
Полковников подошёл к лежащему на полу следователю и достал у него из кармана ключ. Затем он открыл оружейный шкафчик и достал из него два дробовика, один из которых кинул опешившему Соловьёву.
- Я всё продумал, - начал рассказывать Полковников. - У них наверняка уже давно есть ориентировки на нас. То, что нас здесь будут ждать – было очевидным. Но я подумал, что голыми руками нам Дьявола не взять, поэтому нам нужно много оружия. И угадай, где мы его возьмём?
- Ты что, задумал обокрасть отделение полиции? – спросил наконец пришедший в себя Соловьёв.
- Ничего не поделаешь, - ответил Полковников, - пошли. Пора разобраться с оборотнями в погонах.
Он выглянул из кабинета в щелку двери. По коридору прошло несколько милиционеров.
- Миш… - вдруг сказал Полковников.
- Что? – насторожился Соловьёв.
- Помнишь, ещё в 91-м, когда ты выступал на манеже, - Полковников вдруг начал предаваться воспоминаниям, - из зрительного зала на арену вылезло несколько пьяных рокеров, который начали с тобой драться…
- Эх, - вздохнул Соловьёв, - такое забудешь…
- А помнишь, как ты их раскидал в одночасье! А одного вообще закинул в оркестр, и тот пробил головой барабан! – Полковников ухмыльнулся. - Публика гремела аплодисментами, наверное, на весь город!
- О, да… - Соловьёв тоже начал предаваться воспоминаниям. - Меня тогда чуть не уволили!
- Так вот, - Полковников посерьёзнел, - сейчас тебе придётся вспомнить все свои трюки, и даже больше…
После этих слов Полковников ногой распахнул дверь. Но как назло, в коридоре никого не оказалось. На шум открылась дверь соседнего кабинета, и оттуда выглянул милиционер. Полковников резко открыл дверь и мощным ударом отбросил милиционера в кабинет. Из-за столов в кабинете быстро поднялись два милиционера и потянулись к пистолетам. Полковников направил на них дробовик и скомандовал:
- Руки вверх!
Милиционеры медленно начали поднимать руки.
- Где у вас оружейная комната?! – спросил Полковников.
Милиционеры не отвечали, и только зло смотрели на него. Тогда Полковников поднял дробовик и выстрелил в люстру. Та разлетелась на осколки. А Полковников, быстро перезарядив дробовик, снова направил его на милиционеров.
- Я дважды не повторяю… - прошептал он.
- На первом этаже, - проговорил один из милиционеров, - 18-й кабинет.
- Спасибо, - ответил Полковников, - а теперь кидайте мне своё табельное оружие, и пристёгивайтесь наручниками к батарее!
Когда данная операция была выполнена, Полковников забрал у них ключи от наручников и снова выбежал в коридор.
- Миша, давай в тот кабинет, а я по остальным на этаже пробегусь, - и Полковников побежал по коридору.
Соловьёв открыл дверь указанного кабинета и вошёл в него. На него тут же посмотрел милиционер.
- Какого… - произнёс он.
- Алле-оп! – Соловьёв перепрыгнул через сидящего на стуле человека и сбил с ног милиционера. Затем огрел его мощным ударом приклада дробовика.
- Я тебя знаю! – вдруг услышал он за спиной.
Соловьёв обернулся. На стуле сидел тот самый товарищ, который с криком доказывал, что тот бандит, вылетевший из Жигуля, сам попал ему под колёса.
- Это ты был там за рулём УАЗа! – воскликнул товарищ, - Это ты там кинул человека мне под колёса!
Он надвинул серую кепку себе на лоб и ловко схватил Соловьёва. Соловьёв быстро закрутился по кабинету, и товарищ, сорвавшись, вылетел через окно на лобовое стекло своей серебристой Волги. Соловьёв подбежал к разбитому окну и выглянул в него. К свидетелю уже подбежало несколько милиционеров, как вдруг тот заорал, указывая на Соловьёва:
- Это он там кинул мне под колёса человека! Держите его там!
- Ёлки-палки, - быстро пробормотал Соловьёв и отбежал от окна.
Выбежав в коридор, он столкнулся с Полковниковым.
- Там в кабинетах никого не оказалось, - ответил ему тот, - А у тебя всё в порядке?
- Сейчас здесь будет очень много ментов, - только ответил ему Соловьёв.
Тут же они услышали на лестнице оглушительный топот.
- Миша, за стену! – скомандовал Полковников, - И по моей команде…
Они заняли позиции. По лестнице уже поднимались милиционеры.
- Поехали! – крикнул Полковников и, вместе с Соловьёвым, полетели вниз с лестницы, сбивая всех подряд.
Оказавшись на первом этаже, они добили милиционеров, скатившихся с лестницы, и побежали к оружейной комнате. Внезапно из дежурной части вышел дежурный и начал стрелять по ним из пистолета. Соловьёв сделал тройное сальто назад, и дежурный отлетел обратно в приёмную, пробив в ней стекло. Полковников подбежал к оружейной и открыл её.
- Миша, - крикнул он Соловьёву, - тут на окнах решётки. Выдерни их с улицы УАЗиком, - и Полковников кинул ключи от машины Соловьёву.
Соловьёв кивнул и хотел было выйти на улицу через главный вход, но был вынужден отпрыгнуть назад, так как пули из автоматов пробили стёкла в дверях центрального входа. Тогда Соловьёв поднялся на второй этаж и с разбега выпрыгнул из окна в коридоре, аккуратно приземлившись на капот милицейской Пятнашки. Её тут же изрешетили пули, и Соловьёв, как можно быстрее побежал на противоположную сторону улицы. Милиционеры стреляли ему вслед. Наконец Соловьёв добежал до УАЗика и, сев в него, развернулся. Милиционеры поливали УАЗик со всех сторон из автоматов.
- Вряд ли я смогу достать трос, - сказал Соловьёв и на всём ходу въехал задом в стену отделения.
Стена рассыпалась, как деревянная, и УАЗ оказался по середине оружейной комнаты. Полковников, ничего не говоря, молниеносно открыл багажник и запихал в него как можно больше разнообразного оружия, затем запрыгнул туда сам и закрыл за собой тяжёлую дверцу. УАЗ на огромной скорости протаранил милицейский Форд Фокус и выехал с территории отделения. Милиционеры спешно запрыгнули в сои машины и помчались следом.
Свидетель наконец слез с капота и, сев в свою серебристую Волгу, тоже отправился в погоню.
- Я вам там покажу! – крикнул он и прибавил газ.
Полковников вскоре услышал за собой вой "мигалок". Он обернулся: за ними гнались Форд-Фокус с вырванным левым передним крылом, Фольксваген-Пассат Б6 и ГАЗ-3110 свидетеля.
- Э! А этому-то что от нас надо? - спросил Полковников.
- Понятию не имею, - ответил Соловьёв, поправляя салонное зеркало. - Но в любом случае, надо уходить, и как можно скорее.
- О-па...
Впереди Соловьёв заметил полицейскую засаду: дорогу им перекрыли УАЗ-3909 и ВАЗ-2115. Менты стояли с "калашами" наперевес.
- Так... - Полковников стал смотреть вперёд. - А ну-ка, тарань их...
- Ага, чтоб нас изрешетили? - ответил Соловьёв.
- Ты уже забыл? У меня бронированная машина!
- А! Ну да... - ответил Соловьёв и нажал на газ. Менты, поняв, что УАЗ не собирается тормозить, разбежались в стороны, даже не пытаясь стрелять. Однако, приблизившись к засаде, Соловьёв увидел перед машинами расстеленную ленту с шипами.
- Чёрт! Это же ш... - он начал было кричать, но ожидаемых хлопков и шипения спускаемых шин так и не услышал, как и не почувствовал столкновения с милицейскими машинами. Михаил обернулся - и увидел раскиданные УАЗ и "пятнашку", а также упавшие на бок шипы.
- Спокойно, - сказал Полковников. - Шины у меня тоже пуленепробиваемые.
- Сразу надо было сказать... - буркнул Соловьёв.
- О-па!.. Ты смотри, какое сальто он сделал! - вдруг отвернувшись на заднее стекло, сказал Полковников.
Соловьёв обернулся: свидетель, уворачиваясь от шипов, резко свернул вправо, подпрыгнув на холме чуть ли не на полтора метра. От приземления у Волги открылась крышка багажника, но в целом машина, похоже, не пострадала - и с той же прытью помчалась за УАЗом.
- Да уж, крут мужик... О-ОХ!! - выкрикнул Соловьёв.
Они так засмотрелись на прыгающую Волгу, что не заметили, как УАЗ, свернув с дороги, сам подлетел на холме. И прыжок этот был таким, что Полковников вдруг выпал из УАЗа через багажник, и упал прямо в багажник Волги. Он тут же закрылся.
- Ага! - злорадно сказал свидетель. - Ну вот, один попался! Так, поеду-ка я с ним обратно, там в руки правосудия сдам...
Волга резко развернулась и поехала обратно, разминувшись с Фольксвагеном. Вскоре, приблизившись к месту несостоявшейся засады, свидетель услышал громкие стуки в багажнике. Он остановился.
- Ну что ты там стучишь? - вышел он из машины с монтировкой в руке. - Сам там прекратишь портить мне машину, или мне там тебя успокоить?..
И тут, прямо на его глазах, Полковников мощным ударом обеих ног сбил с петель крышку багажника Волги, которая упала рядом с машиной. Он тут же выбрался из багажника. Увидев это, свидетель, бросив монтировку на землю, испуганно попятился назад и сел обратно за руль. Он поднял стекло... и тут Полковников сорвал водительскую дверь Волги. После чего уголком этой же двери оглушил свидетеля. Бросив дверь на землю, выбросил свидетеля из машины. Он оглянулся: ментов нигде не было; более того, разбегаясь от УАЗа, они побросали автоматы. Полковников подобрал один из них и, сев в Волгу, резко развернулся обратно за погоней. Вскоре он нагнал Фольксваген. Его водитель уже открыл огонь по УАЗу, и тот испуганно начал идти зигзагами.
- Держись, Мишаня, - прошептал Полковников.
Он из автомата открыл огонь по Фольксвагену: пули изрешетили заднее стекло и крышку багажника. Его водитель испуганно пригнулся. Волга пошла на обгон и толкнула Фольксваген в заднее крыло, но ему удалось удержаться на дороге. Вдруг в зад Волгу толкнул Форд, который непонятным образом умудрился объехать шипы. Волга завиляла. Форд обошёл её слева и толкнул в бок. Из окна пассажирской двери показался автоматчик. Тогда Волга поравнялась с Фордом и Полковников, схватив автоматчика, вытащил его из окна. Затем попытался сбросить его. Но тот крепко за него держался. Тогда Полковников резко затормозил. Автоматчик сорвался и отлетел далеко вперёд. После этого Волга поехала дальше.
Догнав Форд, Полковников открыл огонь из автомата. Заднее стекло разлетелось вдребезги. Водитель резко выкрутил руль влево. Форд выехал на встречную полосу. В этот момент по ней ехал тёмно-синий Киа-Рио. Форд попытался вернуться на свою полосу, но Волга толкнула его в левое заднее крыло. Фокус вылетел на встречку и Киа влетел ему в правые двери. В его салоне тотчас сработали подушки безопасности. Полковников обернулся и произнёс:
- Извините.
После этого он прибавил газ и начал настигать Фольксваген, который всё ещё ехал за УАЗиком. Узнав, что автомобиль бронированный, Соловьёв расслабился и снизил скорость. Фольксваген тоже был вынужден ехать чуть медленнее. Поэтому Волга на скорости обошла его по обочине и с силой ударила его в правый бок. У Пассата вылетело несколько стёкол и треснули бампера.
- Ах ты! - рявкнул милиционер и, достав пистолет, прицелился в Полковникова.
Волга снова ударила Фольксваген в бок. Соловьёв, наблюдая за происходящим в заднее зеркало, начал увеличивать скорость. Фольксваген и Волга последовали его примеру. Вдруг Фольксваген с силой оттолкнул Волгу и та, вылетев на обочину, развернулась на 180 градусов. Тогда Соловьёв резко нажал на тормоз. Фольксваген на всей скорости влетел под УАЗ.
К месту аварии подъехал Полковников и, выйдя из Волги посмотрел на милиционера. Тот был бес сознания.
- Он там цел? - спросил высовывающийся из окна Соловьёв.
- Цел, цел, - ответил Полковников и сел в УАЗ.
- Куда теперь?
- Едем в особняк, - решительно сказал Полковников. - Уничтожим эту сволочь.
Соловьёв кивнул, и УАЗ тронулся с места...
Уже через полчаса они были у въезда в элитный коттеджный посёлок Дьявола. На въезде их встретили два ЧОПовца. Не церемонясь, Полковников молча направил на них автомат, приказав поднять шлагбаум. Когда его указание было выполнено, он вышел из машины и оглушил их, после чего они с Соловьёвым затащили их в будку. Затем они медленно поехали вдоль дорогих особняков, ища дом Дьявола.
- Где же его хибара? - спрашивал Соловьёв, поглядывая на дорогие особняки.
- У него, по-любому, самый дорогой дом, - ответил Полковников.
В конце небольшой улочки стоял чёрный огромный особняк, обнесённый чёрным забором. Полковников и Соловьёв переглянулись.
- Он! - одновременно сказали они.
УАЗ затормозил, не доезжая 30 метров до особняка.
- Что будем делать? - спросил Соловьёв.
- Так… - задумался Полковников. - Сейчас я возьму оружие и схожу на разведку. Если что, я тебя кликну.
- Это как так-то? - возмутился Соловьёв. - Ты меня здесь, что ли, оставляешь?
- Будешь следить за местностью, вдруг Дьявол выйдет через чёрный ход, - и Полковников кивнул на несколько гаражных ворот, находящихся в заборе.
Соловьёв вздохнул.
- Осторожнее там, - участливо сказал он. - Смотри, как бы тебя камеры не увидели, а то эти головорезы на тебя волкодавов спустят.
- Ты думаешь, там есть собаки? - удивлённо спросил Полковников.
- А ты думаешь, нет? - переспросил Соловьёв.
- Думаю, нет, - спокойно ответил Полковников.
- Почему ты в этом так уверен?
- Если бы там были собаки, на заборе висела бы табличка "Осторожно, злая собака".
- И ты всерьёз думаешь, что Дьявол будет предупреждать о собаках, пришедших к нему?
Полковников задумался.
- Верно, - сказал он. - На табличке просто-напросто не было бы слова "осторожно".
После этих слов Полковников вышел из машины и, достав из багажника несколько пистолетов, направился к дому. Он обошёл его. С другой стороны забора валялись какие-то палки. Полковников подставил их к забору и забрался по ним на него. Он осмотрелся. Камеры видеонаблюдения были развешаны по всему дому, но там, где находился Полковников, их не было. Тогда он перелез через забор и начал красться вдоль него, прячась за высокие шезлонги напротив бассейна. Подойдя таким образом к главному входу, он увидел нескольких крепышей, которые копались под капотом уже знакомого ему чёрного «Гранд-Чероки», на чьей крыше солнечные блики всё ещё выдавали небольшие вмятинки от аварии. Полковников на цыпочках прошёл у них за спинами и вошёл в открытую дверь центрального входа. Он увидел в зале на 1-м этаже двух здоровых мужиков. Один из них подошёл к книжному шкафу и достал из него что-то из Данила Корецкого - Полковников не разглядел, что именно. Тот сел на диван и начал читать. Вскоре он сказал:
- О-па! – Его голос, как показалось Полковникову, был каким-то приглушённым. – Бик, смотри.
- Что там, Аристократ? – наклонился к нему собеседник.
- Какие-то акции Дьявола… - сказал Аристократ. – Слушай, я тут чего подумал… А что, если мы эти акции… - Он так выразительно посмотрел на Бика, что тот по его взгляду всё понял.
- Ты что, сдурел? – рявкнул на него Бик. – Ты вообще понимаешь, что нам Дьявол за это сделает?
Полковников действовал по наитию. Он выхватил пистолет и начал стрелять, но... пули, не пролетев и полметра, останавливались и падали вниз, оставляя за собой белые точки. Полковников недоуменно оглядел свой пистолет. Бик и Аристократ с лёгким недоумением посмотрели на него. Тут же Полковникова сзади схватили Малыш и Аким, заломив ему руки за спину.
Послышалась электронная трель, и стеклянная дверь, которую Полковников не успел заметить, отворилась. Через неё вышел Бик.
- М-да, - с улыбкой сказал он Полковникову. - Не зря Док настоял на установке в коттедже Шефа пуленепробиваемых стёкол. - Он подошёл ближе. - Мил человек, я вот только сначала спросить хочу: как же ты сюда попал?
- Как? - ответил Полковников, осторожно переставив ноги назад. - А вот так! - Левой ногой обхватив правую ногу держащего его слева Акима, а правой - левую ногу Малыша, он с силой дёрнул их вперёд, одновременно отклонившись всем корпусом назад. Потеряв равновесие, бандиты упали и выпустили Полковникова. При падении они также ухитрились попасть ногами по лицу Бика, сами же ударившись головами об пол так, что потеряли сознание.
Воспользовавшись этим, Полковников заскочил в открытую дверь. Сидевший там Аристократ тут же направил на него пистолет.
- Стоять!
Полковников резко остановился, продолжая, однако, отклоняться влево.
- Ты что, глухой? Я сказал - стой на месте! Ты куда тянешься?
Полковников медленно поднял со стола телефон Аристократа, заряжающийся от розетки.
- Положи на место, я сказал! Ты что де...
Полковников метнул телефон в руку Аристократа, выбив из неё пистолет. Телефон, упав на пол, развалился на части. В руке у Виталия осталось зарядное устройство.
- Ты что, совсем ох...
Аристократ получил вилкой зарядника по лицу. Потом - ещё раз. Взяв вилку в руку, Полковников начал стегать его по лицу проводом, как плетью. Очередной удар попал Аристократу в глаз, и он зажмурился, прослезившись...
- Ну, мразь! Иди сюда!
Он вслепую кинулся на Полковникова, но тот успел увернуться, и Аристократ упал на пол. Виталий тут же встал сзади него и начал душить его зарядкой. В этот момент пришедшие в себя мужики ворвались в зал. Они тут же открыли огонь по Полковникову, но тот стал прикрываться Аристократом, и все шесть пуль попали в него. Полковников бросил его тело перед изумлёнными бандитами.
- Вы что натворили, идиоты? - заорал Бик. - Вы его должны убить!
Бандюки нацелились на Полковникова, и...
- Алллле-опппп!
Послышался сильный грохот. Выбив бронированное окно вместе с рамой, в особняк залетел Соловьёв, и в прыжке обеими ногами одновременно ударил бандитов по головам. Они снова упали на пол. Бик, присмотревшись, увидел вокруг толстенных стёкол переломанные тонкие реечки. «Поставить сверхпрочные стёкла в такие тонкие рамочки? Да, на такое только Док способен», - подумал он. После чего, выхватив пистолет, начал стрелять, но Соловьёв, прыгая по дому, с лёгкостью от него уворачивался. Пули Бика разбили портрет Дьявола на стене, плазменный телевизор, окно в кабинете и дверь в туалет.
Тем временем взгляд Полковникова упал на акции, которые Аристократ предложил Бику продать. Взяв их в руки и бегло просмотрев, он спрятал их под куртку («Могут пригодиться»), и...
- А ну, стоять!
Он обернулся: в него целился Жид.
- Ни с места, я сказал! Что ты там взял?
- Я? Да… Вот это… - сказал Полковников и, схватив со стола острую перьевую ручку, метнул её в Жида. Он увернулся, а Полковников, воспользовавшись заминкой, выпрыгнул в окно. Жид заорал: «Стой, гад!» и прыгнул за ним. Полковников подбежал к воротам особняка, но тут же остановился: к нему подъезжал "Джип-Чероки", с Лыком за рулём. Увидев Виталия, Лыко, нажав на газ, понёсся прямо на него. Сзади к Полковникову подбежал Жида и с криком «Стой!» открыл огонь. Но Полковников отскочил в сторону, и пулей Жида сквозь лобовое стекло Лыко был убит. Неуправляемый Джип, летя про инерции, сбил Жида, а потом протаранил стену дома. Он наполовину въехал в котельную дома, повредив бак с водой систему отопления. Из труб начала хлестать холодная вода.
..Малыш и Аким на полу в гостиной пришли в себя. Аким, услышав журчание внизу:
- Слышишь?
- Что?
-Что-что! Это же в котельной! Там же генератор Дока стоит! Если на него хоть капля воды попадёт, то всё! Нам всем кранты!
- А какой долбо** додумался в котельную калиевый генератор поставить? - взвился Малыш. - Быстро туда!
Тем временем Бик, поняв бесперспективность своей пальбы, погнался за Соловьёвым. Но тот успел выпрыгнуть из особняка, разбив окно – как оказалось, единственное, которое Док не успел заменить на бронированное. Бик по инерции рванул за ним, но в спешке распорол себе руку об осколок стекла. Он отстал от Соловьёва, морщась от боли и зажимая кровоточащую рану.
Тем временем Малыш и Аким выбежали из дома, побежали к дыре в стене, из которой всё ещё торчал джип, и увидели, что они опоздали: вода уже вплотную приблизилась к генератору. Вытаскивать его уже не имело смысла, поэтому они попытались оживить Жида. Он поднялся и увидел сначала дыру в стене, а затем - Полковникова и Соловьёва, бегущих к УАЗу.
- Стойте, твари! - рявкнул Жид.
Он пулей залетел в дом, не обращая внимания на крики бандитов: "Стой! Куда ты? Сейчас рванёт!" После чего вернулся, с противотанковой гранатой в руке. Он размахнулся и прямо с крыльца кинул её в сторону УАЗа - но Соловьёв успел поймать её, после чего сразу кинул её обратно. Жид, увидев это, попытался убежать, но граната с хрустом ударила его в голову. Он упал на землю, воя от боли, граната упала рядом. Увидев это, Малыш, Аким и Бик бросились прочь. В этот же момент вода достигла профессорского генератора, и... Грянул такой страшный взрыв, что в мгновение ока от роскошного двухэтажного особняка не осталось ровным счётом ничего. Лишь чудом разлетающиеся со страшной скоростью пылающие обломки не зацепили никого из людей. Как пуля, из того места, где только что была котельная, вылетели горящие останки Джипа.
- Ни фига себе… - произнёс Полковников. - А ловко ты с гранатой! - сказал он Соловьёву.
- Вспомнился цирковой опыт, - скромно произнёс тот. - Один раз пришлось жонглёра заменять, когда тот забухал не вовремя.
- А теперь нам пора валить, - подытожил Полковников.
- Да, - сказал Соловьёв.
Они запрыгнули в УАЗ. Прямо перед ними на дорогу выскочили Аким и Малыш. Они нацелили на них пистолеты, но… Соловьёв ударил по газам, и бандиты с криками исчезли под капотом Патриота. Через несколько минут на дорогу, прихрамывая, вышел Бик и оглядел дымящиеся остатки дорого особняка. Затем он, сев в свой синий «Москвич-Иван Калита», достал сотовый и набрал номер.
- Босс, у нас проблемы.
- Что такое? - ответил Дьявол.
- Артисты уничтожили ваш загородный домик. Аристократ, Лыко, Жид, Малыш и Аким погибли.
- ЧТО!?!
- То. Что будем делать?
Несколько секунд длилась пауза, которая внезапно прервалась оглушительным рёвом:
- Взять их!!! Живыми... или... как получится!!! Все силы на это брось!!! Подними всех!!! Абсолютно всех!!!"
После этих слов Дьявол с размаху метнул свой дорогущий смартфон об стенку. Он был в ярости. Через некоторое время, он всё же постепенно начал приходить в себя. Он подошёл к окну и посмотрел вниз.
- Я убью их... - тихо сказал он...

…Крольчатник уже много часов находился в ожидании в «Солнечной Долине». Ни Геннадия с «посылкой», ни звонка от шефа, ничего не приходило. Он уже подумывал сам набрать шефа, но вдруг сотовый зазвонил сам.
- Слушаю, - сказал Крольчатник. – Всё понял, - ответил он через несколько секунд.
Он отбросил сотовый в сторону и завёл двигатель. Чёрный Кадиллак сорвался с мета и понёсся прочь.

...Выехав на шоссе, УАЗик начал разгоняться.
- Прямо к нему в офис поедем? - спросил Соловьёв.
- Вариантов больше нет, - ответил Полковников. - Нужно только Руда дождаться. Вот потом все вместе и поедем.
Соловьев посмотрел на Полковникова.
- Однако, - сказал он, - это самоубийство.
- Я знаю, - ответил Полковников.
УАЗ медленно повернул на заправку и остановился рядом с бензоколонкой. Полковников вышел из машины и, установив заправочный кран, направился к кассе.
- Миш, - крикнул он, - Если увидишь Руда, останавливай его, а то догонять потом будем.
- Вряд ли, - ответил Соловьёв, - Он по М-96 поедет, на перекрёстке подождём.
На заправку заехал огромный красно-белый МАН с прицепом, на котором красовалась синяя надпись "Магнит". Из грузовика вышел шофёр и тоже направился к кассе. Соловьёв огляделся по сторонам и зевнул. Он никак не представлял встречи с Дьяволом и старался об этом не думать, но почему-то именно сейчас эти мысли начали приходить ему в голову. Он вышел из машины и, чтобы забыться, начал смотреть вдаль. Чистый горизонт. Больше ничего. Он хотел уже было открыть дверцу и сесть в машину, как вдруг едва ли слышимый шум заставил его снова обернуться...
На этот раз горизонт был уже не таким чистым. Со стороны особняка на заправку надвигалось что-то чёрное, издалека ярко блестящее на солнце. Соловьёв внимательно смотрел на это явление. Но вскоре оно скрылось из виду перед подъёмом. Шум прекратился, и воцарилась гробовая тишина. У Соловьёва замерло сердце. Он смотрел назад, не шевелясь. На подъёме показались автомобили. Их было много, даже очень. Все они выезжали из-за подъёма и отчётливо были видны на горизонте.
- Не может быть... - промолвил Соловьёв.
Автомобили всё продолжали выезжать. Они ехали во все четыре полосы шоссе.
Соловьёв побежал к кассе, где столкнулся с выходящим Полковниковым.
- Ты чего? - спросил удивлённо тот.
- Гляди! - Соловьёв указал на горизонт.
Полковников устремил свой взгляд на шоссе, заполненное несметным количеством приближающихся к заправке автомобилей.
- В машину, быстро! - скомандовал он.
Подбежав к машине, Полковников откинул в сторону заправочный шланг и сел за руль. Патриот тут же сорвался с места и вылетел на шоссе.
- А вот и они, - сказал пассажир Линкольна, ехавшего впереди всех.
Автомобили на огромной скорости проносились мимо заправки. Вышедший из заправки водитель МАНа остановился и вместе с другими автомобилистами наблюдал за этой огромной колонной.
- Бывает же такое, - хмыкнул он, когда все автомобили проехали, и направился к своему грузовику.
Подойдя к нему, шофёр достал из бака заправочный пистолет, закрутил крышку и собрался уже сесть за руль, но тут ему наперерез вышел человек и направил на него пистолет. Шофёр остановился и, посмотрев на пистолет и направляющего, медленно поднял руки.
- Пожалуйте ключи, от данного грузовика, - медленно сказал человек с пистолетом.
Шофёр достал ключи и передал их ему. Тот взял их, сел за руль МАНа и не торопясь поехал. Ошарашенный шофёр остался смотреть ему вслед...
----------------------------------------------------------------------------------------
...УАЗ мчал по пустому шоссе. Преследователи медленно, но верно приближались.
- Что будем делать? - крикнул Соловьёв.
- Этот "Патриот" пуленепробиваемый, - ответил Полковников, - Его разве что из танка только разнести можно. Ну или если долго стрелять по нему.
Из автомобилей преследователей начали высовываться автоматчики с оружием.
- Ёёё! Сейчас стрелять будут! - снова крикнул Соловьёв.
- Да не кричи ты! - крикнул в ответ Полковников и, понизив тон, сказал: В багажнике целый арсенал, который мы из особняка забрали. Так что будем отстреливаться, а пока... Держись!
Первый пули ударились о заднее стекло, оставив на нём маленькие белый точки. Первые автомобили уже вплотную приблизились к УАЗу. Полковников прибавил газу. Но это не особо помогло - УАЗ летел на максимальной скорости. Приблизившийся к нему сзади чёрный «Линкольн-Таун Кар» 1990 года толкнул УАЗ в зад. Патриот вильнул в сторону, затем ударил Линкольн левым задним крылом в правое переднее. Линкольн вильнул в сторону и ударил УАЗ в левый бок. Сзади к УАЗу пристроился серебристый Вольво-740. Из переднего правого окна высунулся пассажир и полоснул заднее стекло УАЗа дробью из автомата Калашникова. Справа УАЗ пытался обойти тёмно-синий Москвич-2142 «Иван Калита». Полковников крутанул руль вправо и толкнул Москвич в левый бок. Тот вылетел на обочину и понёсся по ней наравне с УАЗом, подпрыгивая на неровностях. Полковников вывернул руль влево и толкнул в правый бок Линкольн. У того сразу же посыпались стёкла с правой стороны. Справа Патриот уже обходил чёрный тонированный Шевроле Тахо. УАЗ резко свернул вправо и протаранил Тахо в левую переднюю дверь и левое переднее крыло. Тахо свернул на обочину и на всём ходу врезался в пень. От удара он подлетел в воздух и упал на колёса с искорёженным передом. УАЗ снова свернул влево и ударил Линкольн. От удара Линкольн подлетел и упал на шоссе на левый бок, продолжая быстро переворачиваться. С обочины на шоссе залетел Москвич и ударом в правый бок вытолкнул УАЗ на встречную полоса. Сзади УАЗ толкнула чёрная Приора. Слева по УАЗу открыли огонь из чёрного «Форда-Краун Виктория». УАЗ повернул вправо, но Москвич затормозил и в заднее правое крыло УАЗа с размаху влетел Гелендваген. Патриот начало шатать на дороге. Со всех сторон его толкали машины и стреляли из автоматов.
- Они нас сейчас в капкан возьмут! - воскликнул Соловьёв.
- Не возьмут, - ответил Полковников.
Он начал вертеть руль из стороны в сторону, отталкивая от себя «Шевроле-Каприз» 1993 года слева и «Фольксваген-Пассат Б6» справа. Вскоре Пассат вылетел на обочину и перевернулся на крышу. Каприз тоже вылетел на обочину и с грохотом приземлился на подвеску. Спереди УАЗ обошёл Гелендваген. Из него открыли стрельбу по лобовому, которое тут же начало покрываться белыми точками. Полковников резко нажал на тормоз. В зад УАЗа моментально влетела Приора и УАЗ с силой отбросило на Гелендваген. Автоматчик выпал из него под колёса чёрного «Кадиллака-CTS». Мерседес же развернуло на 90 градусов и он встал посреди дороги. Полковников тут же прибавил газ и на огромной скорости протаранил Гелендваген. Мощный УАЗ пролетел буквально сквозь Мерседес, разворотив его до неузнаваемости. Сзади в Гелендваген врезалась Приора и он взорвался. От взрыва Приора подлетела в воздух и упала на крышу. В неё сразу же врезался «Шевроле-Малибу» 2000 года. Шоссе охватило пламя. Соловьёв обернулся. Из огня бодро вылетели Москвич, Форд и чёрный Сайбер. За ними, снеся на полном ходу и с оглушительным гудком Приору и Малибу, вылетел красный МАН. Остальные преследователь ехали за ним.
- Что за... - проговорил Полковников смотря в заднее зеркало.
МАН оглушительно гудел. Москвич, Форд и Сайбер снизили скорость и пропустили его вперёд.
- Гони! - закричал Соловьёв.
МАН врезался в УАЗ. От удара последний подпрыгнул.
- Доставай из багажника автомат! - кричал Полковников. Соловьёв полез к багажнику.
МАН снова ударил УАЗ. Патриот снова начало шатать. Третий удар оказался настолько сильным, что у Патриота отлетело заднее запасное колесо вместе с футляром.
- Похоже, мы потеряли запаску, - сказал Соловьёв.
Впереди дорога начинала идти на крутой спуск. УАЗ на несколько метров вырвался вперёд. Соловьёв запрыгнул в багажник и, взяв автомат, открыл заднюю дверцу.
- Ну держись! - крикнул он и открыл огонь по лобовому МАНа.
Стекло грузовика разом со всех сторон покрылось трещинами. Из водительского окна высунулся водитель и направил на Соловьёва Микро-Узи. Соловьёв только и успел закрыть бронированную дверь, как её изрешетили пули. МАН снова вплотную приблизился к УАЗу и начал толкать его вперёд.
- Нет! - крикнул Полковников, - Чёрт, только не сейчас!
- Что такое? - спросил Соловьёв.
- А! Впереди крутой поворот и пересечение с М-96. Если мы не снизим скорость, то он нас перевернёт, а затем размажет по асфальту!
Впереди приближался поворот. Полковников изо всех сил жал на тормоз, но тяжеленный грузовик с прицепом толкал их вперёд...
Внезапно с М-96 выехал МАЗ-5440 и толкнул МАН правым боком в сторону. От удара у обоих грузовиков вылетели стёкла и они скатились на прилежащую дорогу.
- Руд! - радостно воскликнул Соловьёв, - Я же говорил, что мы пересечёмся с ним именно здесь!
- Ты оказался абсолютно прав! - довольно сказал Полковников.
УАЗ аккуратно прошёл поворот и поехал дальше. Преследователи последовали за ним.
- Я вас впереди ещё встречу... - сказал Романов и поехал по прилегающей справа дороге.
Отъехав вперёд, Романов посмотрел в заднее зеркало. МАН, после непродолжительного простоя, поехал следом за ним.
- Да начнётся сражение... - сказал Романов.
И он начал настойчиво набирать скорость, наблюдая за МАНом в зеркале. Рудольф следил за тем, чтоб Геннадий висел строго у него на хвосте, не пытаясь его обогнать. Впереди приближался железнодорожный переезд, слева вдали слышался протяжный свисток поезда. Разогнавшись до 78 км/час и проехав переезд, Романов со всей силы ударил по тормозам. Геннадий, увидев быстро приближающийся прицеп МАЗа, сделал то же самое, но полностью остановиться не успел. От удара лобовуха МАНа полностью выпала. Затем, МАЗ начал сдавать назад. Свисток поезда был всё громче. Геннадий, придя в себя от удара, увидел, что МАЗ пытается вытолкнуть его прямо под приближающийся поезд. У него не было мысли о том, чтобы самому сдать назад: тогда, конечно, МАЗ мог бы и сам сдать назад дальше, чем надо, и сам попасть под поезд, но если бы он успел сообразить, что это произошло, он рванул бы вперёд, и поезд надолго разделил бы их... Поэтому Геннадий выскочил из кабины с пистолетом, и побежал к МАЗу. Романов, увидя это, резко включил переднюю передачу и рванул прочь. Геннадий открыл огонь вслед, но смог лишь разбить левое зеркало. Раздался совсем громкий свисток. Оценив обстановку, Геннадий сломя голову кинулся к МАНу и рванул вперёд, но поезд успел-таки толкнуть прицеп так, что МАН развернуло на 125 градусов. Из повреждённой ударом обшивки прицепа посыпались продукты, зазвенели лопающиеся банки. Спустя две секунды МАН резко развернулся и поехал за МАЗом. Вскоре он увидел фуру, но она уже проехала раздваивающуюся тропку. МАЗ свернул направо. Хорошо знакомый с местностью Геннадий свернул налево. Они ехали по степи, МАЗ находился в прекрасной видимости от МАНа метрах в 250. Дождавшись, пока под колёсами будет вместо травки более-менее приличная дорога, МАН резко свернул вправо. Он с силой толкнул полуприцеп МАЗа, его резко занесло - так, что Романов почувствовал угрожающий крен на правый бок. Он инстинктивно выкрутил руль вправо. Левые колёса МАЗа почти оторвались от земли. Геннадий же, снося полуприцеп МАЗа вправо, сам ехал прямо. Быстро перезарядив пистолет, Геннадий сквозь проём лобового стекла открыл огонь: пули разбили стекло на водительской двери и начали дырявить лобовуху МАЗа. Романов пригнулся, приотпустив руль и педали, и МАЗ начал ещё сильнее крениться направо. Тогда он, открыв дверь, быстро открыл ответный огонь. Пули покоцали решётку радиатора МАНа, сбили букву "А" с эмблемы и оцарапали правое плечо Геннадия. Он дёрнулся от боли и отпустил педаль газа. Из-за этого скорость МАНа упала, и МАЗ смог выровняться. Романов резко ударил по тормозам, принял вправо, а затем с силой толкнул МАН в правый бок так, что тот почти что отлетел влево. Он с громким треском снёс тоненькую берёзку и отбросил её на 10 метров. Геннадий ещё не успел полностью восстановить контроль над МАНом, а Романов уже ударил его прицеп. МАН развернуло направо. Геннадий попытался выровняться, но Рудольф снова его толкнул в прицеп. Из него посыпались ещё оставшиеся в нём товары для "Магнита". К третьему удару Геннадий уже был готов. И когда МАЗ снова ударил его прицеп в правый бок, Геннадий, выкрутив руль до упора вправо, выжал газ в пол. В результате прицеп оторвался и завалился на левый бок. МАЗ резко обогнал МАН слева и сильно толкнул его в бок. Затем разогнался ещё сильнее и резко ударил по тормозам, одновременно выкрутив руль вправо до упора, "сломавшись" в месте сцепки. МАН врезался в этот "уголок". МАЗ его развернул на 60 градусов, затем поехал в сторону шоссе - обратно к БП. МАН с разъярённым Геннадием погнался за ним. Видя в обломке правого зеркала быстро приближающийся МАН, Романов с силой оттолкнул его. МАН подлетел на холмике, от приземления дверцы кузова раскрылись, и из него с грохотом посыпались товары для "Магнита".
- Ну что, молодец, - в злорадной улыбке прошипел Геннадий, - облегчая мне вес, ты даёшь мне больше шансов нагнать тебя.
МАЗ буквально выпрыгнул на шоссе и свернул направо - за БП, МАН - за ним. Он обходит его слева. Романов, не видя никого в обломке правого зеркала, высунулся назад - и Геннадий тут же выстрелил. Рудольф еле успел спрятаться обратно в кабину. "Ну ладно, сука, - прошептал Рудольф, - сейчас ты у меня получишь". Слева от него появился отбойник, разделяющий встречные полосы. По встречке ехал белый КамАЗ-5490, везущий цистерну с бензином. Как только МАН достаточно приблизился - с целящимся в него Геннадием, Романов ударил МАН в правый бок так, что у него открылась правая дверь. От удара МАН буквально перелетел через отбойник и с грохотом приземлился на встречную полосу - по которой ехал КамАЗ. От удара у МАНа разрушилась передняя подвеска. Грузовики не успели затормозить, и в ходе лобового столкновения Геннадий вылетел из МАНа и, пробив собой лобовуху КамАЗа, приземлился в его кабину. На ходу выкинув водителя из кабины, Геннадий сел за руль КамАЗа и резко сдал назад. Уворачиваясь от едущего задом бензовоза, вылетел в кювет и упал на правый бок бежевый "Форд-Мондео". Доехав до конца разделительного отбойника, КамАЗ сделал резкий полицейский разворот и, сгорая от мести, поехал за МАЗом.
...УАЗу удалось ненадолго оторваться от преследователей. Но ненадолго - это ненадолго. Меньше чем через минуту трио (Москвич, Форд и Сайбер), что шло впереди всех, начали приближаться к УАЗу. Соловьёв снова открыл заднюю дверцу и полоснул лобовое Форда из автомата. Форд резко повело вправо, и он, зацепив за заднее левое крыло Москвич, съехал в кювет, развернув Москвич на 180 градусов. Все на скорости начали объезжать Москвич. Из Сайбера высунулся автоматчик и открыл огонь по Патриоту. Соловьёв еле-еле успел закрыть бронированную дверь. Сзади начали догонять «Джип-Гранд Чероки» и «Ленд-Ровер Дискавери-2», из которых тоже начали стрелять. Заднее стекло УАЗа стало почти полностью белым, по бокам были царапины и вмятины, но УАЗик всё равно бодро шёл.
- Жаль, что у нас нет люка на крыше, - сказал Соловьёв, поглядывая на приближающийся «Кадиллак-Эскалейд», из люка на крыше которого высунулся автоматчик.
- Ага, - сказал Полковников. - А если вертолёт?
Внезапно раздался звук лопастей. Над Патриотом пронёсся вертолёт. С него по УАЗику тут же открыли огонь. Пули изрешетили решётку радиатора. Полковников крутанул руль влево и толкнул Сайбер. Справа с УАЗом поравнялся чёрный Чероки. На обочине дороги стоял припаркованный старый ЗиЛ-130. УАЗ резко повернул вправо и толкнул Чероки. Чероки вылетел на обочину и, снеся деревянный борт ЗиЛа, рухнул на крышу.
- Доставай мины! - крикнул Полковников.
Соловьёв осмотрелся. Найдя мины, он крикнул в ответ:
- Я не знаю, как ими пользоваться!
- Охххх... - простонал Полковников, - Тогда садись за руль. Я с ними разберусь.
Они быстро поменялись местами.
- Но для начала... - тихо сказал Полковников и взял автомат.
Он распахнул дверцу УАЗа и открыл беспорядочный огонь. Пули изрешетили перед Дискавери, зацепили несколько Волг, Кадиллаки, Москвичи, Вольво и Ауди-100.44. Машины начали разъезжаться во все стороны. Дискавери развернуло на дороге и он начал переворачиваться. В него врезался Эскалейд. Прогремел взрыв. Взрывной волной в воздух подбросило Вольво-740 и он упал на правый бок. А Полковников продолжал стрелять. Он в упор расстрелял Ауди-100.44, который тут же развернуло на 90 градусов. В его бензобак тут же врезался ГАЗ-31105. Прогремел взрыв и Волга, взлетев в воздух, с огромной скоростью полетела на Полковникова. Он закупорил дверцу. Волга упала левым боком на заднюю часть крыши УАЗа. Крыша прогнулась, кое-где треснули стёкла. В Волгу тут же врезался «Кадиллак-CTS». В него влетел «Лэнд-Крузер Прадо». Преследователи начали останавливаться.
- Ну ты, блин, даёшь! - сказал Соловьёв. - Даже мины не понадобились.
Впереди с прилегающей дороги вылетел знакомый МАЗ.
- О, Руд подъехал! - радостно сказал Соловьёв.
УАЗ обошёл МАЗ слева и поравнялся с ним. Полковников сел на переднее пассажирское сидение и высунулся в окно.
- Ты как, Руд? - спросил он.
- Всё в порядке, - ответил Романов, - Где преследователи?
- Они отстали.
- Тогда гоните вперёд, я задержу их.
- Справишься? - спросил Полковников.
- Обижаешь, Виталь, - ответил Романов.
- Ладно, но оружие хоть возьми-то, - с этими словами Полковников бросил Романову несколько пистолетов, автомат и обоймы.
- Скоро город, - сказал Полковников, - Их нельзя пустить.
- А мы и не пустим, - ответил Романов.
УАЗ поехал вперёд, а Романов принялся заряжать пистолеты.
Сзади послышался автомобильный шум.
- Начнём, пожалуй, - сказал Романов.
Внезапно МАЗ обогнал КамАЗ-5490 с блестящей серебристой цистерной.
- Ну уж нет... - прошептал Романов и нацелил на цистерну автомат.
Как вдруг КамАЗ затормозил. Романов пригнулся. МАЗ на полном ходу врезался в цистерну КамАЗа. Из цистерны полился бензин. Разбитые грузовики перекрыли дорогу. Романов выбрался через проём лобового стекла МАЗа и побежал прочь. Отбежав метров на 100, он обернулся. Вдали виднелись силуэты приближающихся автомобилей. Вдруг из кабины КамАЗа не торопясь вышел Геннадий. Он так же не торопясь поднял пистолет и прицелился. "Ну почему я не взял из кабины пистолет..." - подумал Романов. Внезапно сверкнула искра... Оба грузовика взорвались страшным взрывом. Романов отпрыгнул в сторону. Подъехавшие автомобили остановились у горящих грузовиков. Откуда-то появился и Геннадий.
- Первысокомногорассмотрительствуйщий, а ты действительно не горишь в огне, - сказал один из бандитов.
- Ненавижу, когда меня называют по прозвищу, - сказал Геннадий и пошёл к автомобилям.
- Действительно, - сказал один из бандитов. - И кто его только тебе придумал?

…На шоссе с пригорка у берёзовой аллеи открывался отличный вид на всё шоссе. Оттуда можно было наблюдать за приближающимися машинами минут десять. И вот уже как семь с половиной минут, облокотясь на багажник светло-синей «двенашки», стоял человек и смотрел на шоссе, попивая Ессентуки. Время от времени он поглядывал на часы. Рядом с ним стоял ещё один. Время шло медленно, было тихо. УАЗ медленно, но верно приближался. Ессентуки закончились и человек, аккуратно положив пустую бутылку в карман, открыл багажник 2112.
- Что будем делать, Логичный? - спросил его товарищ.
- Думать, - ответил Логичный.
- Как обычно... - привычно произнёс Поликарп.
- Да, как обычно, - сказал Логичный.
УАЗ приближался. Он уже был готов промчаться мимо, как вдруг Логичный вытянул из багажника за хвост огромного сома и с разбега метнул его прямо в лобовое внедорожника. Оно тут же покрылось трещинками. УАЗ занесло и он врезался в дорожный указатель.
- Логично, ничего не скажешь, - ответил Поликарп.
- Да, - сказал Логичный.
- Ну что, пойдём брать? - сказал Поликарп, перезаряжая пистолет.
- Идём, - сказал Логичный, доставая ППШ.
Они почти подошли к УАЗу, как вдруг... Тот резко сдал задом, при торможении повалив Логичного на землю. Рывком распахнулась задняя дверь (толкнув Поликарпа), и оный тут же получил ломом по лицу от Полковникова. После чего УАЗ уехал с пробуксовкой. Полковников захотел из автомата прострелить колесо 2112, но именно в этот момент УАЗ подскочил на яме, и вместо колеса пули разбили правую фару. Едва Полковников успел закрыть дверь, как Логичный открыл по ней огонь из ППШ. На этот раз заднее стекло было настолько ослаблено стрельбой, что две пули смогли-таки прошить его насквозь - правда, потеряв при этом всю свою энергию и не долетев даже до водительского кресла. "Твою мать", - процедил Логичный. Он подбежал к Поликарпу, у которого всё лицо было в крови:
- Нос сломал... сука...
- Ты сможешь вести?
- Да, смогу... Я из этих падл все кишки выпущу и заставлю их сожрать.
Они прыгнули в 2112 и сорвались за Патриотом.
Левый дворник (правый оказался повреждён пулями) и стеклоомыватель очищали лобовое стекло УАЗа.
- Ну что, теперь у нас снова есть какой-никакой обзор назад? - спросил Соловьёв.
- Ага, давно пулю в глаз не получал? - ответил Полковников. Тем не менее, в эти дырочки он видел, как им на хвост сел ВАЗ-2112. Дождавшись, пока он приблизится... "А ну-ка тормозни", - сказал Полковников. Соловьёв выполнил команду и тут же почувствовал удар сзади, вскоре сменившийся коротким гудком.
- Ааааа!!! - схватился за лицо Поликарп. - Ну, суууука...
Логичный откинул спинку водительского кресла назад, прямо на ходу перекинул Поликарпа на заднее сидение и сам сел за руль.
..Тем временем Романов, добредя до АЗС, встретил на ней цистерну-бензовоз, прикрёпленную к седлу серого КамАЗа-54115. Механик закончил пополнение запасов АЗС (впрочем, в цистерне ещё осталось много топлива) и убирал шланг на место... Вдруг заскрежетал стартёр, взревел дизель, и бензовоз тронулся. "Стой! Куда?" - закричал механик, махая руками... Вслед за КамАЗом, от АЗС неторопливо отъехали Иван Калита, Форд и Сайбер...
..ВАЗ-2112 пытался объехать Патриот слева по бугру, почти заваливаясь на бок. Но Патриот каждый раз отталкивал его, не давая обойти себя более чем на полкорпуса.
- Виталь! - крикнул Соловьёв.
- Что?
- Нам надо разделиться. Я еду на нашу дачу.
- Ты что, с ума сошёл? - закричал Полковников. - Хочешь, чтобы они нас спалили?
- Ну, эти точно не спалят, - ответил Соловьёв, оттолкнув 2112 с бугорка в яму. Лада врезалась мордой в его край. Логичный исступлённо жал на газ, но "двенашке" не хватало тяги, чтоб выехать задом. "Поликарп, выходи!" - крикнул он в конце концов.
- Я беру свою Волгу и еду в город, к Дьяволу, - сказал Соловьёв. - А ты будешь их отвлекать на себя. Нам этого времени должно хватить, чтобы не дать им раскрыть нашу дачу.
- Ты уверен? - спросил Полковников. - Справишься один?
- Ну у меня ж уже был опыт борьбы с ними один на один...
- Ну тогда было всего две машины с шестью бандитами. А тут целый батальон вооружённых мудаков!
- Виталь, я когда в цирке работал, так у нас там на номере Вильгельма Телля и не такие мудаки выступали...
Оставшуюся дорогу Полковников ехал молча.
...Тем временем Романов заметил преследователей на хвосте. Они пытались его обогнать, но Романов начал маневрировать по дороге, причём эти манёвры были опасны не только для его недругов, но и для него самого... "Осторожнее!" - крикнул по рации Бик. "Да я стараюсь, он тут вообще-то кренделя выписывает, не видишь, что ли?" – ответили ему из Форда. Тогда Сайбер, обойдя машины по обочине и летя по траве, дал очередь по кабине КамАЗа, но промахнулся.
- Ну ладно, уроды, - злобно прошептал Рудольф. - Сейчас я вас...
Подъехав к очередной развилке, он выжал всех троих преследователей на соседнюю дорогу. Развилки эти впереди сходились в кольцо, с которого нет никаких других съездов - о чём знали и Романов, и его преследователи. И действительно, вскоре Рудольф заметил впереди все три машины.
- Ну всё, ребятки, - прошептал Рудольф, открывая дверь кабины. - Асталависта...
Очередью из автомата он пробил левые колёса цистерны, из-за чего её занесло левым боком. К тому времени он слишком близко подъехал к бандюкам, и поэтому увернуться с дороги на травку смог только Москвич. Водитель Сайбера смог пригнуться, и Волга пролетела под прицепом, потеряв крышу. А вот Форд на скорости влупился в цистерну... Прогремел взрыв, однако цистерна успела отцепиться от КамАЗа. Какое-то время за ним ещё тянулся дымок. Романов резко развернулся и попёр на Москвича - чей водитель, чертыхнувшись, сдал задом и, сделав полицейский разворот, начал уходить от КамАЗа. Спустя какое-то время на хвост КамАЗу сел "обезглавленный" Сайбер...
..А УАЗ тем временем затормозил у дачи Полковникова. 20 секунд хватило на то, чтоб Соловьёв выскочил из УАЗа и пересел в свою Волгу, а Полковников сел за руль УАЗа. Они отъехали от дачи и какое-то время ехали бок о бок, но вскоре Волга свернула налево. УАЗ же продолжил ехать прямо. Таким образом, местоположение их дачи осталось нераскрытым. Вскоре на пути УАЗа попался синий 2112.
- Ну здравствуйте, мрази, - прошептал Полковников.
"Двенашка" резко затормозила, развернувшись правым боком, и из окна правой задней двери Поликарп открыл огонь из ППШ. Лобовое стекло стало густо покрываться белыми точками, но Патриот только разгонялся всё быстрее... Наконец, Поликарп, поняв тщетность своих действий, крикнул Логичному: "Гони нахрен!", но даже по этому адресу они уехать не успели: бронеПатриот на скорости под 90 врезался в 2112, почти полностью разрушив её заднюю половину. Удар оказался смертельным для Поликарпа. Полковников поехал дальше, ошибочно полагая, что пассажиры 2112 для него больше не опасны... Но из-за руля 2112 медленно вышел выживший Логичный. Он осторожно вынул ППШ из руки Поликарпа и направился к стоящей рядом избушке. Он спросил деда: "Дед, слушай, ты не видел, куда тот джип понёсся?" "Да вон туда куда-то... а нет, вон туда" - показал рукой дед, не видя, что задавший вопрос прошёл дальше на его участок. Едва закрыв рот, дед увидел, как мимо него пронёсся бежевый Москвич-2140, с крыши которого с грохотом падали кадка для цветов и табуретки. Он выехал на шоссе и поехал в сторону города. У Логичного зазвонил радиотелефон.
- Я слушаю...
- Приветствую, Логичный.
- А, Превысокомногорассмотрительствующий, в чём дело...
- Вы их взяли?
- Нет...
- Что у вас там случилось?
- Поликарпа убили...
- ЧТО!?!
Логичный не ответил.
- Что ты собираешься делать? - спросил Геннадий.
- Как только я их поймаю, я свяжу их и посажу на стул. Затем возьму болгарку и буду медленно подносить к их вискам... Примерно на миллиметр в пару минут... Всего я оставлю 7 миллиметров. Думаю, вся их жизнь за это время должна пролететь...
- А остальные?
- Аристарх и Бу Электрифицированный отправились по другому пути... У Бу хорошая машина... Он их УАЗик по шоссе размажет...
- Что за машина?
- ГАЗ-М73 "Украинец"...
- Ясно. Короче, вали их. А мы одного из них на КамАЗе преследуем...
Логичный отложил радиотелефон в сторону. Впереди показалась Волга. Логичный прибавил газ. Через несколько минут Москвич догнал Волгу и начал её обходить. Соловьёв посмотрел влево и увидел Логичного. Вдруг Москвич резко толкнул Волгу. Та вылетела на обочину и полетела по ней. Логичный прибавил газ. Волга выехала с обочины на свою полосу и оттолкнула Москвич. Но Москвич снова толкнул Волгу, даже не ощутив удара. У Волги разбилось стекло водительской двери. Соловьёв прибавил газ. Волга ненамного вырвалась вперёд. Тогда Москвич с силой ударил её в зад. Затем ещё. Заднее стекло разбилось. К третьему удару Соловьёв был готов и вывернул руль вправо. Но Москвич тоже свернул вправо, и оба автомобиля вылетели на обочину. Впереди был мост над рекой. Соловьёв резко вывернул руль влево, но не тут-то было. Москвич крепко прижимал Волгу к обочине. Тогда Соловьёв резко нажал на тормоз. Волга встала, как вкопанная, а Москвич пролетел к мосту, развернулся на 180 градусов и остановился. Соловьёв нажал на газ и поехал на Москвич. Логичный нажал на газ, но не снимал ручной тормоз. Волга была всё ближе и ближе. "Придётся таранить", - подумал Соловьёв. Расстояние между машинами сокращалось с каждой секундой. Вдруг Москвич резко рванул с места, пропустил наполовину Волгу и врезался в её заднее левое крыло. От удара Волгу подбросило в воздух. Перевернувшись в воздухе, она рухнула на колёса и врезалась в опору моста. Соловьёв ударился головой об руль и потерял сознание.
Из Москвича вышел Логичный и подошёл к Волге. Он вытащил Соловьёва и погрузил его в багажник Москвича, после чего поехал дальше...
...Полковников на УАЗе мчал по дороге. Внезапно, с грунтовки на дорогу выехал ГАЗ-М73 и бодро понёсся за УАЗом.
- Это что за раритет? - спросил сам себя Полковников.
Украинец приближался к УАЗу слишком быстро. Полковников давил на газ что было сил. Вдруг УАЗ ощутил удар неимоверной мощности, от которого он подпрыгнул чуть ли не на метр. Полковников обернулся. Украинец снова ударил УАЗ. Машина завиляла на дороге. Вдруг М73 обошёл УАЗ слева и толкнул его в бок. УАЗ вылетел на обочину и понёсся по ней. Полковников схватил телефон и быстро набрал номер Соловьёва. Ответа не последовало. И тут Украинец снова толкнул УАЗ в левый бок. УАЗ подлетел на подъёме и рухнул на правый бок, по инерции переворачиваясь. Перевернувшись так три раза, он встал на колёса. ГАЗ-М73 затормозил неподалёку...
...Вдруг Логичный почувствовал сильные удары в багажнике машины. Он посмотрел в заднее зеркало, затем, разогнавшись чуть ещё сильнее, резко ударил по тормозам - в багажнике грохнуло так, что заднее сидение еле заметно дёрнулось, после чего последовал короткий вскрик, и наступила тишина. После чего Логичный поехал к Дьяволу. Однако Москвич вдруг тряхнуло так, что Логичный едва не потерял управление. Он посмотрел в салонное зеркало - в нём трепыхалась открытая крышка багажника. В левом зеркале он увидел с трудом поднимающегося Соловьёва. 2140 на скорости развернулся на 180 градусов и поехал прямо на Соловьёва. До последнего Михаил стоял ровно на месте, не шевелясь и в упор смотря на Логичного, чем удивил его. В последний момент, вспоминая свои цирковые навыки, Соловьёв рывком вскочил на капот Москвича; встав руками на крышу, выбил ногами лобовуху Москвича, попав ногой по лицу Логичному. Перепрыгнув через машину, Соловьёв прыгнул прямо на капот попутной потрёпанной 2106 тёмно-красного цвета, с доработками типа лёгкой тонировки стёкол, чёрных пластиковых порогов, чёрных накладок на дверных ручках и т.п. Жигули резко остановились, и из них выскочил водитель: "Мужик, ты совсем охренел? Жить надоело?" Соловьёв, оттолкнув его, сел за руль со словами: "Да нет, как раз-таки не надоело". И резко сдал задом. А Москвич, повторив свой разворот, поехал прямо на Жигуль. Соловьёв сделал резкий "полицейский разворот", после чего почувствовал сильный удар в зад (задний бампер отвалился), и его снова ненадолго занесло. Вслед себе Соловьёв услышал: "Вы, уроды! Я вас за машину всех порешаю!" "Смотри, парень, как бы этот хрен тебя самого не порешал бы..." - подумал Соловьёв. И тут же почувствовал ещё один толчок в зад - крышка багажника открылась, левый задний фонарь треснул. Высунув ППШ, Логичный открыл огонь - но пуль в нём осталось лишь на то, чтоб разбить заднее стекло 2106. Тогда Москвич начал обходить Жигули слева, после чего толкнул их в левый бок. После ещё более сильного толчка 2106 задел правым передним углом отбойник у обочины, и его крайняя правая фара лопнула. От ударов у Жигулей начали облетать боковые молдинги...
..А тем временем Романов на КамАЗе преследовал Ивана Калиту, стремясь его раздавить. И вдруг он услышал за собой стрельбу из автомата, после чего заднюю стенку КамАЗа прошило полтора десятка пуль. Он посмотрел в зеркало - за ним гнался Сайбер с сорванной крышей, с мужиком с автоматом за рулём. Для следующей очереди он поднялся, встав в полный рост... "О, вот это ты зря сделал..." - подумал Романов, резко ударив по тормозам. Сайбер влетел в зад КамАЗа, сложившись от удара пополам, после чего улетел в канаву. Его водитель вылетел из машины, насмерть разбившись о пенёк на краю канавы. Видя это, Бик выбросил из окна Калиты гранату. Когда она взорвалась, КамАЗ шарахнулся от неё вправо на какой-то дачный участок. Где он сбил забор и снёс дачный сортир, из которого, молодецки размахивая спущенными штанами, едва успел выскочить мужик...
...Вдалеке начал прорисовываться город. Соловьёв изо всех сил жал на газ, но Москвич не отставал ни на метр. Логичный прибавил скорость и толкнул Жигули в зад. Те начали вилять. Тогда Москвич на полном ходу ударил его в правое заднее крыло. Жигули развернуло на 180 градусов, и Соловьёв резко сдал назад. Москвич ударил Жигули в нос, от чего у тех чуть не отлетели передний бампер и побились фары. Соловьёв резко развернулся и задом врезался в левые двери Москвича. После чего Жигули поехали вслед за ним. Логичный, посмотрев в заднее зеркало, ударил по тормозам, но Жигули резко свернули влево и выехали на просёлочную дорогу. Москвич отправился за ним.
- Белоозёрские дачи знамениты своими тупиками, - сказал Логичный. - Так что ты отсюда не выберешься. Это же логично.
Жигули начали подпрыгивать на неровностях дороги. Вдруг его накрыла громадная тень. Соловьёв высунулся из окна и посмотрел наверх. Над ним повис вертолёт. Внезапно в зад Жигулей врезался Москвич. Соловьёва отбросило на руль. Он свернул влево. Пробив забор, 2106 вылетел на дачный участок и понёсся по нему. Москвич, проехав немного вперёд, свернул на тропинку.
- Всё равно не возьмёшь! - сказал Соловьёв, нажав на газ.
Жигули на огромной скорости продолжали сбивать забор за забором, вылетая с участка на участок. Вдруг с правой стороны, пробив забор, на участок вылетел Москвич, толкнув Жигули в правый бок, отчего тот свернул влево. Пробив очередной забор, 2106 и Москвич вылетели на поле. Из вертолёта высунулся гранатомётчик и произвёл выстрел. Снаряд попал в стог сена рядом с Жигулями.
- Меня не зацепи, кретин! - крикнул в радиотелефон Логичный.
Следующий снаряд попал перед капотом Жигулей, забросав капоты обоих автомобилей землёй.
- Если ты меня зацепишь, - рявкнул по радиотелефону вертолётчику Логичный, - то я поднимусь к тебе наверх и скину с вертолёта.
Впереди был небольшой обрыв, под которым текла река.
- Пора вспомнить ещё один трюк... - сказал Соловьёв, положив руку на ручку двери.
- Пускай "особую", - сказал Логичный вертолётчику.
Из вертолёта вылетела ракета, медленно полетев к Жигулям. Соловьёв начал вилять, но ракета неотступно следовала за ним. Москвич снова толкнул его в зад. Обрыв всё приближался. В нескольких метрах от обрыва Соловьёв дёрнул за ручку двери.
- Пора, - сказал он при выпрыгивании. Жигули полетели с обрыва. Следом за ними гнался Москвич, а за Москвичом - ракета. Соловьёв упал в воду. Ракета, пройдя под днищем Москвича, попала в 2106 и тот, взорвавшись, ударился о противоположный берег, а затем упал в воду. Москвич же перелетел на другой берег и, упав на колёса, затормозил с разворотом. Вертолётчик сообщил по рации:
- Один готов, лечу на базу.
Логичный вышел из Москвича и подошёл к обрыву. Внизу дымящийся 2106 медленно уходил под воду. Соловьёва нигде не было видно. Тогда Логичный сел в Москвич и направился в сторону города.
..Из М73 не торопясь вышли Аристарх и Бу Электрифицированный. Держа наготове автоматы, они медленно подошли к Патриоту. Полковников лежал на руле.
- Что будем делать? - спросил Аристарх.
- А как бы поступил Логичный? Логично. Вот и мы так поступим, - ответил Электрифицированный.
Он сел в М73 и, подъехав к УАЗу, начал медленно рывками толкать его к обрыву. Полковников постепенно начал приходить в себя. Увидев перед собой «Украинца», Полковников начал заводить Патриот, но безуспешно.
- Ха-ха! Никуда ты не уедешь больше! – злорадно крикнул Аристарх.
Полковников продолжал пытаться завести УАЗ. Доехав до конца обрыва, автомобили останавились. Постояв несколько секунд, Бу махнул рукой Полковникову и нажал на газ. Помятый УАЗ с Полковниковым, который яростно продолжал поворачивать ключ зажигания, покатился вниз, к пропасти... Аристарх сел в М73 и сообщил по рации:
- УАЗ готов.
..Развернувшись по территории участка, КамАЗ поехал за Москвичом. Но вскоре вынужден был развернуться в сторону города, так как Москвич поехал в сторону, с которой ему навстречу мчались автомобили бандитов, задержанные взрывом ниже по шоссе. Романов взял мобильник и набрал Соловьёву. Нет ответа. Тогда он набрал Полковникову. Тоже нет ответа.
- Только не это... - подумал Романов.
Доехав до встречного скопления автомобилей, Москвич растворился в нём. Зато вперёд вырвался чёрный ГАЗ-310221 и понёсся на бешеной скорости за КамАЗом. Волга обогнала КамАЗ и умчалась далеко вперёд. Сзади за КамАЗом плотным потоком шли автомобили. Выехав на холм, Романов увидел стоящий внизу по середине шоссе 310221, но останавливаться не стал.
- Кто же ты... – тихо сказал Романов.
Чёрная Волга резко сорвалась с места и понеслась навстречу КамАЗу. Расстояние между ними стремительно сокращалось.
- Да я же раздавлю тебя! - крикнул Романов.
За секунду от удара он отчётливо увидел Геннадия.
- Так вот, кто это... - подумал он.
Волга резко свернула и зацепила КамАЗ передним правым крылом. КамАЗ вырвал крыло и, оставив царапину на правых дверях, подлетел в воздух. Волга развернулась на 180 градусов и остановилась. А КамАЗ упал на левый бок на противоположную обочину и скатился, пробив забор, на территорию небольшого нефтеперерабатывающего завода, врезавшись в бочки. Все автомобили остановились за Волгой. Через несколько секунд КамАЗ взорвался. А следом за ним взорвался и весь завод...
- Ох, ё!!! - воскликнул один из бандитов. - Это же один из прибыльнейших заводов Дьявола...
Геннадий посмотрел по сторонам и спросил:
- Вы что-нибудь видели?
Все посмотрели на него, а затем отрицательно замотали головами.
- Тогда сообщите шефу, что ещё один готов, - сказал Геннадий, - А теперь, полагаю, пора ехать в город.
Все расселись по машинам и поехали в сторону города. А к ним навстречу уже нёсся кортеж из не менее семи джипов, в одном из которых сидел разъярённый Дьявол. Мало того, что масштабы их погони оказались уже замеченными СМИ ("Как только всё это закончится - каждый из редакторов у меня сожрёт весь напечатанный им тираж", - думал он), так и ещё и некий анонимный источник прислал ему на телефон фотографию пылающего завода. С подписью, что к взрыву причастны его же собственные люди. Джипы подъезжают к руинам завода: в воздухе воняет сгоревшими нефтепродуктами, вокруг пожарные КамАЗы, Уралы...
- ЗНАЧИТ, ТАК!!! - рявкнул Дьявол с такой силой, что заглушил собой рокот пламени. - Немедленно прочешите всю окрестность и найдите мне этих тварей!! И этих... лицедеев грёбаных, хоть в каком виде! ХОТЬ ПО КУСКА-АМ!!
Все немедленно разъезжаются.
..Чёрный "Шевроле-Сабёрбан", слегка покачиваясь, шёл по полю. Вдруг передний пассажир услышал вдали рокот. Он обернулся - по полю ехал чёрный мотоцикл "Урал-Волк", его водитель был в шлеме. "Откуда он здесь?" - спросил он у водителя. "Хрен его знает." "А ну, подойди к нему поближе..." Водитель выполнил команду. Шевроле поравнялся с мотоциклом и... Сквозь стекло шлема пассажиру Шевроле привиделось лицо Михаила Соловьёва. Затем он увидел направленное на дуло пистолета, разлетающееся стекло правой передней двери, острую боль... и всё ушло в темноту.
Но водитель Шевроле тут же открыл ответный огонь. Мотоциклист пригнулся, и Урал, встав на заднее колесо, вырвался вперёд. "Ну что, циркач", - сказал водитель Шевроле. - "Сейчас я тебе покажу чудеса акробатики". Он нажал на газ, и джип толкнул Урал в заднее колесо. Но Соловьёву удалось сохранить управляемость. Он свернул направо, на неровную дорогу. Шевроле рванул следом. Мотоцикл проехал между двумя узкими деревьями. Шевроле протиснулся между ними, смяв оба бока. Они продолжали нестись по буграм, из-за чего труп пассажира раскачивался во все стороны. Когда он упал на водителя, тот на ходу вытолкнул его из машины. Впереди, перед беглецом, оказался тупик в виде старого кирпичного дома. "Ну вот ты и попался", - подумал водитель. Урал вдруг разогнался вперёд - прямо на стену. "Он что, врежется сейчас?" - вскинул брови водитель. Но Урал, приблизившись к стену, резко развернулся на 180 градусов и остановился. Шевроле встал перед ним, из него вышел водитель с пистолетом.
- Ну что? - сказал он. - Попался?
И тут мотоцикл резко сорвался вперёд, проехав по левой ноге водителя. Одновременно Соловьёв, толкнув водительскую дверь, ударил его ей по лицу. "Аааах ты сука!" - взревел водитель. Он яростно начал стрелять ему вслед, но все пять раз промахнулся. Тогда он, прихрамывая на левую ногу, вскочил в джип ("Хорошо, что у меня автоматическая коробка передач", - подумал он), резко сдал задом, а потом развернулся и поехал прямо на мотоцикл. На ходу он оставшиеся три пули выпустил по Уралу, две из которых оцарапали бензобак. Впереди была Y-образная развилка. Мотоцикл и джип неслись из правой "вилки" в левую. На пересечении всех трёх дорог был вкопан в землю деревянный круглый столбик. Джип, яростно урча 8-цилиндровым мотором, всё надвигался на мотоцикл... И вдруг, в последний момент водитель увидел надвигающийся на него с "основания Y" синий КамАЗ-54115, с тентовым полуприцепом, пластиковым бампером и спойлером на крыше кабины. Он прибавил газу, но это не спасло его... КамАЗ врезался в левую заднюю дверь Шевроле, натолкнул его на столбик и буквально размазал по нему, свернув направо, после чего резко остановился. Урал же остановился на левой "вилке", Соловьёв слез с него и снял шлем... Из КамАЗа выпрыгнул Романов.
- Миша!
- Рудик! - они бросились друг к другу и обнялись. - "А где Виталя?" Тут послышался скрип, они обернулись. От Шевроле остались только капот и водительская дверь, остальное в виде дорожки из мусора тянулось за КамАЗом. И вот, из-за этой уцелевшей двери показался водитель...
--------------------------------------------
…Москвич-Иван Калита медленно полз по травке. Внезапно дорогу ему перегородила серебристая "Тойота-Лэнд Крузер". "Что за..." - подумал Бик. Он вышел из машины, собираясь обложить матом нахального джипаря, но тут его дверца открылась, и из него вышел огромный лысый качок в тёмных очках. Бик испуганно замер.
- Ой-й... го-господин Лютый... это вы? - заикаясь, сказал он.
- Ну я, - грубо отрезал тот. - Это из-за вас, недоумков, завод Дьявола взлетел к чертям?
- Не-нет... какой взрыв? Мы ничего не взрывали... как... как вы могли подумать...
- Мы не думаем, мы знаем! - рявкнул на него Лютый. - Я сказал, говори: ваших рук дело?
- Нет... нет... откуда вы... - лепетал Бик. Этой его оговорки хватило, чтобы Лютый всё понял. Он выхватил пистолет и выстрелил Бику в сердце. Пуля прошла навылет, и он упал замертво.
- Оттуда, - пробурчал Лютый, садясь в машину. - Идиот.
Тойота ползла по полю. Вдруг у Лютого появилось смутное чувство, что за ним кто-то наблюдает. Он начал крутить головой по сторонам... И тут прогремел взрыв. Зад Тойоты подбросило вверх, она кувыркнулась через крышу и упала вверх колёсами, объятая пламенем. Из неё, дико крича, выполз горящий Лютый... пара выстрелов в голову, и он упал замертво. Стрелявший убрал сначала пистолет, а потом бинокль под куртку:
- Ну, вот и пригодились мои мины...

...Покачиваясь, водитель, направляя пистолет на наших героев, начал идти на них. Внезапно из-за холма вылетел измятый Патриот, а следом за ним Волга. Бандит успел выпустить три пули по УАЗу. Но УАЗик даже не притормозил и на всём ходу впечатал бандита в остатки Шевроле. Волга врезалась в зад УАЗа. Спустя несколько секунд, из Патриота показался Полковников.
- Виталя!!! - закричали Романов и Соловьёв и бросились к нему.
- То, что я здесь оказался, - сказал Полковников, - можно считать чудом. Вы только посмотрите на машину.
Все посмотрели на УАЗ и на Волгу, которая была на буксире.
- Спасибо, что мою "Волжанку" подобрал, - сказал Соловьёв. - Сейчас ею займусь.
- А что с УАЗом? - спросил Романов.
- Меня начал преследовать какой-то малюсенький автомобильчик, - начал рассказывать Полковников. - Но как только он меня толкнул, УАЗ перевернуло с невероятной силой!
- Вот это да! - изумлённо промолвил Соловьёв.
- Нам бы такой, - сказал Романов.
- Ладно, давайте чинить машины, они нам пригодятся, - сказал Полковников.
Как только все автомобили были более-менее отремонтированы, разговор снова возобновился.
- Ну рассказывайте, - начал Полковников, - Как вы оторвались от ручных псов Дьявола?
- Было не просто, - сказал Соловьёв, - за мной гнался какой-то ненормальный на Москвиче. Он скинул в кювет мою "Волжанку", а меня засунул в багажник, но я, конечно же, выбрался...
- Да мы и не сомневаемся, - сказал Романов.
- Потом мне пришлось угнать Жигули, - продолжал Соловьёв, - но к погоне за мной присоединился огромный вертолёт... В общем, что бы спастись, пришлось вспомнить кое-какие цирковые трюки...
- Ты у нас точно не пропадёшь, - одобрительно сказал Полковников. - Руд, а ты как?
- Лучше не спрашивай... - усмехнувшись, сказал Романов. - Театральное прошлое теперь мне будет только сниться...
- Что же там с тобой произошло?
- Помните, на мой МАЗ нёсся сумасшедший на старой-престарой Волге? - спросил Романов.
- Да-да.
- Так вот. На этот раз, как только я раздобыл очередной грузовик, он понёсся на меня на 31-й Волге. Я уже приготовился размазать его, как он как-то зацепил мой тягач крылом и я полетел в кювет... Но это ещё не самое страшное. Мой тягач выбросило на территорию какого-то вредного завода. Меня спасло только то, что меня выбросило через лобовое в небольшой овражек. Потому что, как только я там оказался, завод вместе с моим КамАЗом разнесло страшным взрывом. Вон, - Романов указал вдаль, - он до сих пор горит.
Все посмотрели туда, куда указывал Романов. Оттуда поднималось огроменное чёрное облако.
- Ну что? - спросил Полковников. - Едем в город или есть предложения?
- Тут недалеко есть вертолётная база бандюков, - сказал Соловьёв. - Можем отправиться туда. Решать тебе.
…По направлению к городу неслось порядка 10 помятых чёрных машин. Впереди ехала чёрная Волга-универсал без переднего правого крыла и с разбитым правым поворотником. Впереди на их пути, преградив дорогу, стояли бежевый Москвич-2140 и ГАЗ-М73. Автомобили остановились. Из Волги вышел Геннадий и подошёл к стоящему рядом с Москвичом Логичному. Последовало крепкое рукопожатие. Геннадий махнул следовавшим за ним автомобилям, чтобы они их объезжали. Сам же медленно пошёл с Логичным вдоль пыльной обочины.
- Какие новости? - спросил Геннадий.
- Ничего хорошего, - ответил Логичный. - Один из артистов оказался в реке, а сверху на него Жигуль упал. Но, труп не всплыл.
- А как он мог всплыть, если его Жигулём и придавило? - весело спросил Геннадий.
- Не всё так просто здесь. Вертолётчик вообще сказал, что никто из машины на ходу не выпрыгивал, но я точно видел, как он выпрыгнул! Я за ним в метре шёл!
- Всё может быть, - спокойно ответил Геннадий.
- Всё-то всё, но мне кажется, что он жив.
- Предчувствие тебя никогда не обманывало, Логичный.
- Аристарх и Бу Электрифицированный говорят, что скинули бронированный Патриот с обрыва.
- Однако, - сказал Геннадий, - они поступили очень не логично.
- Я это и так понял, - раздражённо ответил Логичный, - без сомнения, уже двое из артистов живы. А как там третий?
- Вряд ли он выжил. Посмотри вон туда, - Геннадий указал на горящий вдали завод. - Он со всего размаху туда вылетел.
- Дьявол будет рвать и метать... Эх, зря я вам решил подсобить в этом деле, Аристарха уже не вернуть...
- Мы убьём их, даже если ради этого нам придётся умереть самим, - всё так же спокойно говорил Геннадий. - Чую, это моё последнее дело.
- С чего ты взял? - вдруг удивлённо спросил Логичный.
- Этот завод взорван с моим участием... Но видел бы ты, как я на Волге огромный КамАЗ в кювет скинул! - с радостью воскликнул Геннадий.
- М-да... - проговорил Логичный, - с этими артистами мы оба поляжем.
В небе сверкнула молния и раздался гром. Начал накрапывать небольшой дождик.
- В город? - спросил Логичный.
- Да, - ответил Геннадий, - Вы езжайте, я догоню...
Логичный похлопал его по плечу и крикнул:
- Аристарх, Бу - по машинам!
После этих слов Логичный сел в помятый Москвич и поехал в сторону города. За ним, не торопясь, поехал ГАЗ-М73. Геннадий остался стоять на обочине рядом с чёрной Волгой. Он понимал, что артистов нужно уничтожить любой ценой, но что будет потом...
Вдруг Геннадий увидел вдалеке Волгу и КамАЗ с прицепом. Он сразу всё понял. Схватив рацию, он заорал:
- Артисты на 879-м шоссе! Берём их!
После этих слов, он запрыгнул в Волгу и поехал наперерез. Впереди уже начали разворачиваться идущие в город автомобили...

- Мотоцикл давайте в кузов кинем, он может ещё пригодиться, - предложил Соловьёв.
Романов опустил тралы, и по ним Соловьёв сначала запрыгнул в прицеп на мотоцикле, а потом Полковников заехал туда на Патриоте. Все расселись по местам, и КамАЗ с Волгой поехали на базу. Но... Как только они почти приехали на место, Романов краем глаза успел увидеть выпущенную в него ракету. Он резко ударил по тормозам, и ракета пролетела буквально в пяти сантиметрах от него. От его реактивной струи лобовое стекло КамАЗа покрылось трещинами и копотью. Рядом резко тормознула Волга.
- Во дела, - сказал Романов в рацию. - Нас тут явно ждали.
И не просто ждали, но поехали встречать... Все 10 бандитских машин, включая Волгу, Москвич и М-73, а во главе их, громок свистя турбиной, ехал белый МАЗ-6430, без прицепа. Увидев это, Романов связался по рации с Полковниковым. После чего КамАЗ развернулся к бандюкам задом и встал. Колонна ехала прямо, всё ускоряясь... Двери прицепа приоткрылись, и вдруг из него со свистом вылетела мина. Колонна тут же затормозила, но мина попала в чёрный Гелендваген. Раздался громкий взрыв. Капот Гелендвагена отлетел в бежевый 2140, выбив стекло на его правой передней двери. Из пылающего Гелендвагена выскочили три горящих мужика с диким криком. И в это же время с базы поднялся военный вертолёт «Чинук»...
- Ух, как они разозлились, - глядя в зеркало, сказал Романов. - Интересно, с чего бы?..
И тут по ним открыли массированный огонь. Соловьёв пригнулся - пули, пролетев сквозь проём заднего стекла, изрешетили лобовое. Обе машины тут же тронулись прочь. В рациях бандитских машин гремел голос Дьявола: "ДОГНАТЬ!! ДОГНАТЬ ИХ ВСЕХ!!!" В хвост КамАЗу пристроился чёрный Рэнж-Ровер, из окна его правой передней двери высунулся мужик с гранатомётом... Романов, увидев это, выкрикнул в рацию: "Виталя, твой выход!" Двери прицепа с грохотом раскрылись, из него выскочил Патриот и приземлился прямо в лобовое стекло Рэнж-Ровера, превратив его водителя и переднего пассажира в фарш. Патриот спрыгнул с джипа, и из окна правой задней двери высунулся бандит с автоматом, он открыл огонь по Патриоту. Тот же проехал мимо, и стрелок ударился лицом об его лобовое стекло и выронил автомат. Патриот сделал круг вокруг раздавленного джипа, и бандит, добежав, успел вцепиться в ручку водительской двери. Он повис на ней, влекомый едущим Патриотом. Полковников начал идти зигзагами, пытаясь сбросить его. Слева показался ГАЗ-М73. Увидев его, Полковников резко дёрнул руль влево, прижавшись к нему. Бандит оказался зажатым между Патриотом и М-73, он захрипел, послышался хруст костей, и наконец его безжизненное тело упало на траву. Тем временем Чинук открыл пулемётный огонь по Волге. Крыша и крышка багажника покрылись дырами от пуль. Соловьёв высунулся из люка в крыше с гранатомётом, он выстрелил... снаряд попал в кабину пилотов, и неуправляемый более вертолёт начал стремительно падать. В эту же секунду Волгу сзади сильно толкнул коричневый Порше-Кайен. Соловьёв потерял равновесие и случайно ещё раз спустил курок. Порше взлетел на воздух. Чинук рухнул на землю и взорвался, чёрный Шевроле-Тахо попытался увернуться, но... Ещё один взрыв, Тахо перелетел через обломки вертолёта, упал на крышу и взорвался. Соловьёв сел обратно в Волгу и тут же произошёл сокрушающий удар сзади. Багажник Волги смялся почти до колеса, крышка отвалилась. Соловьёв обернулся - у него на хвосте висел МАЗ-6430. Они свернули направо. Вдруг Волга правым передним колесом попала в выбоину, её развернуло правым боком - который тут же полностью смял МАЗ. Потом он развернулся и смял левый бок, оттащив Волгу на несколько метров...
А на хвосте у КамАЗа висели 310221 Геннадия и ГАЗ-М73. Увидев впереди поворот налево, Романов тут же круто на него свернул. Уворачиваясь, ГАЗ-М73 подлетел на камне и прошил собой насквозь тент прицепа, приземлившись с другой стороны. Разворачиваясь, он зацепил старый белый ЗиЛ-Бычок. Тем временем в кабине КамАЗа как-то по-особому зашипела рация. Рудольф сразу понял: сигнал перехватывают. Из рации послышался голос Геннадия: "Ну что? Сдавайся, дальнобойщик хренов!" "Дальнобойщик?" - подумал Рудольф, тут же вспомнив известный телесериал. - "А это ты хорошо сказал!" - ответил он Геннадию. И тут же ударил по тормозам. Волга залетела под прицеп. Романов начал сдавать назад, сминая морду Волги. После чего развернулся налево. Волга последовала за ним, и тут же её снесло прицепом. КамАЗ развернулся и ударил Волгу в левый бок. Развернулся и снёс её задом: у Волги вылетело правое заднее стекло. После чего КамАЗ с силой ударил её в зад: дверь багажника отвалилась. КамАЗ уехал, а Геннадий на полураздавленной Волге отчаянно пытался тронуться... Полковников вдруг услышал громкий рёв, не похожий ни на кого из участников погони. Он обернулся: на него пёр синий "Бугатти-Вейрон", на водительском месте он разглядел самого Дьявола, с перекошенным от яростной ухмылки лицом.
- Только не это, - подумал Полковников.
КамАЗ летел на всех парах. Слева его пытался обойти Бугатти, а справа - ГАЗ-М73. Романов вертел руль в разные стороны, не давая себя обойти. Вдруг мощный удар сотряс фуру. Романов сразу понял, кто его толкнул. Впереди был мост над рекой перед въездом в город. КамАЗ прибавил скорость. Перед мостом он резко затормозил. ГАЗ-М73 разнёс всю заднюю часть фуры и полетел в воду. Задняя часть прицепа теперь скрежетала по асфальту.
- Чтоб тебя акулы съели, - злорадно сказал Романов.
Вдруг КамАЗ на огромной скорости обогнал Бугатти. Романов посмотрел ему в след.
- Теперь мы тебя уж точно не отпустим! - сказал он и схватил рацию. - Виталь, Миш, здесь Дьявол! Его нужно уничтожить любыми путями!
- Да ладно! - услышал он в рации голос Геннадия.
Романов отбросил рацию и прибавил газ. Впереди дорога шла вдоль реки. Он посмотрел на реку и от удивления открыл рот...
ГАЗ-М73 на огромной скорости вылетел из реки и нёсся внизу по берегу наравне с дорогой.
Геннадий взял рацию и сказал:
- Док, твой выход...
------------------------------------------------------------
На въезде в город находился милицейский пост. К нему медленно подъехали чёрный Додж-Дюранго и тентованный КрАЗ-250. Из Доджа не спеша вышел толстенький мужичок в очках и улыбающимся лицом. Он подошёл к милиционерам, стоящим рядом со своим патрульным «Фордом-Краун Виктория» и тихо, но весело сказал:
- Сейчас я буду проводить свой очередной эксперимент!
Растерянные милиционеры боязно посмотрели на него. Один из них сказал:
- Профессор Камикадзе, у вас есть сегодня разрешение на это?
Док заулыбался до ушей и ещё радостнее ответил:
- Безусловно. Мне Давид Даниилыч разрешил. Можете у него спросить.
Милиционер вспомнил, что кортеж Дьявола промчался с час назад, и что Дьявол был не в настроении и потому ответил:
- Хорошо...
Довольный Док похлопал по плечу милиционера и направился к грузовику. Милиционер отошёл к своему напарнику и тихо сказал:
- Мне кажется, что этот чокнутый профессор когда-нибудь меня убьёт...
- Почему? - удивлённо спросил напарник.
- Да просто так! От него что угодно можно ожидать! Ты вспомни, когда он со своими дружками из пушки газовыми баллонами по вертолёту с журналистами стрелял!
Они посмотрели на Дока. Тот следил, как из КрАЗа медленно выезжает новая блестящая чёрная Приора.
- Что они задумали? - спросил напарник.
Приора выехала на середину шоссе и остановилась. Только тогда милиционеры увидели, что в салоне никого не было...
Развеселившийся Док бегал вокруг машины, постоянно открывая и закрывая двери, капот и багажник. Затем он подбежал к милиционерам и, похлопав их по плечам, торжественно произнёс:
- Я запускаю!
Оба милиционера посмотрели на Дока с испугом. Он же махнул рукой и Приора медленно поехала по шоссе прочь из города, набирая с каждой секундой скорость.
- Что сейчас будет... - с ужасом произнёс милиционер.
- Всё! - радостно воскликнул Док, - Сейчас будет абсолютно всё!
-------------------------------------------------------------
- Вам лучше уехать отсюда, - сказал Геннадий по рации Дьяволу. - Сейчас здесь поработает наш доктор.
- А, этот шизик и здесь появится? - прохрипел в рацию Дьявол. - Ну и ладно, посмотрим, как он справится. Как только всё это закончится, нужно не забыть взять у него детектор лжи... Даже представить себе не могу, что будет с теми, которые разнесли мой заводик, как только я узнаю, кто это сделал! Аха-ха-ха-ха!!!
Геннадий не сказал ни слова.
- Ладно, - произнёс Дьявол, - Разбирайтесь здесь, а я пока подстрахуюсь планом Б.
Бугатти прибавил скорость и через пару секунд скрылся из поля зрения Романова.
- Что-то здесь не чисто... - подумал он.
Вдруг в зад КамАЗа что-то врезалось. Романов посмотрел назад, но никого там не обнаружил.
- Что за... - произнёс он, как вдруг, пробив лобовое стекло, в кабину влетел Геннадий. Он врезал Романову и тот рухнул на сидение. Геннадий обмотал верёвкой руки Романова сзади сидения и ударил его по ногам. У Романова тот час онемели ноги.
- Можно было бы завалить тебя прямо здесь, - сказал Геннадий. - Но профессор приготовил для тебя превосходный подарок, так что дожидайся.
После чего Геннадий вылез из кабины на прицеп и сел в свою Волгу, которую он "припарковал" на остатке прицепа. После этого он съехал на асфальт и понёсся вперёд.
Вдруг слева к КамАЗу подъехал Патриот.
- Рудик! - крикнул Полковников Романову, - Ты как?
- Хреново! - крикнул в ответ Романов, - У меня связаны руки, и вдобавок онемели ноги.
Справа КамАЗ обогнал Москвич. У Логичного зарычала рация:
- Оставь их! Сейчас к ним придёт подарок от профессора.
Москвич резко затормозил.
- Если что, - сказал Логичный, - я их сзади раздавлю.
Патриот обогнал КамАЗ и Полковников нажал на тормоз. Но КамАЗ снёс УАЗ и начал его тащить впереди себя. Остановить грузовик помятый внедорожник был не в силах. Тогда Полковников вылез из УАЗа на крышу, затем прыгнул в салон КамАЗа. Он попытался развязать Романова, но не вышло - узел оказался слишком крепок.
- Ударь меня по ногам! - крикнул Романов. - Быстро!
Полковников, что есть силы ударил по ногам Романова. Ноги сразу же пришли в себя. Романов попытался затормозить, но не вышло. Геннадий нахимичил с тормозами, а как потом оказалось - и с рулевой, ибо КамАЗ теперь шёл только прямо.
- Что делать? - тихо спросил Романов.
Вдруг далеко впереди показалась чёрная блестящая Приора, стремительно к ним приближающаяся.
- А вот и "подарок"... - произнёс Романов.
Внезапно слева раздался рёв. Герои повернулись. С КамАЗом поравнялся МАЗ-6430 и из него высунулся Соловьёв.
- Ну вы как? - спросил он.
- Мы сейчас к тебе пересядем, - крикнул Полковников.
Он открыл дверцу КамАЗа, затем дверцу МАЗа. После чего он схватил лежащий неподалёку гаечный ключ и начал откручивать спинку водительского сидения.
Вдруг справа на шоссе вылетел ГАЗ-М73. На огромной скорости он пронёсся между тягачами, оторвав обоим дверцы. МАЗ прибавил ход и, зацепив М73 за левое заднее крыло, развернул его на 180 градусов, оставив по зад себя. Затем МАЗ прижался к КамАЗу и Полковников перебросил Романова, а затем и перебрался сам.
Сзади их нагонял ГАЗ-М73. Впереди на них неслась Приора.
У поста ГАИ за этим зрелищем наблюдал в бинокль, взятый у милиционеров, улыбающийся Док. С каждым приближением Приоры к КамАЗу, его улыбка становилась всё больше и больше. Милиционеры же стояли не шевелясь, с замиранием сердца наблюдая эту страшную картину...
Приора всё приближалась и приближалась. МАЗ шёл вплотную к КамАЗу. М73 нагонял сзади.
- Сворачивай! - кричал Полковников.
- Чтобы зритель поверил в суть происходящего, - не торопясь, сказал Соловьёв, - всё нужно делать в последний момент...
Он резко дёрнул руль влево, и МАЗ, перелетев небольшой овражек, приземлился на грунтовую дорогу.
Приора на всей скорости врезалась в нос Патриота... Небывалый взрыв и языки пламени поглотили всю проезжую часть на десятки метров.
Док подпрыгнул от радости. Милиционеры побелели. Он торжественно вручил одному из них бинокль и, похлопав сержанта по плечу, сказал:
- Всё!
После этих слов он, довольный, сел в свой Додж и, развернувшись, поехал в город. КрАЗ поехал следом.
- О нет... - тихо произнёс милиционер и выронил бинокль...
Москвич Логичного остановился в трёхстах метрах от взрыва. Всё дорога была в огне. Ехать дальше было не возможно.
- Аристарх? - сказал в рацию Логичный, - Бу Электрифицированный? Вы меня слышите?
Ответа не последовало. Логичный глубоко вздохнул. Через некоторое время Москвич развернулся и поехал в противоположную сторону от города. Но как только он объехал пожарище, то вдруг резко затормозил. Логичный выскочил из него и нагнулся над трупами Аристарха и Бу Электрифицированного. У первого была свёрнута шея, у другого - перерезано горло.
- Кто? - поднявшись, спросил Логичный. - Кто это сделал?
И вдруг - Логичный не успел сообразить, откуда - на него выскочил ГАЗ-М73. Тот направил на него пистолет, но "Украинец" налетел на него и сбил так, что Логичный отлетел на Москвич, ударился головой о край проёма лобового стекла и упал на капот в бессознательном состоянии. Под его головой на капоте Москвича текли тонкие струйки крови.
- Интересно, где они достали эту тачку? - думал Полковников, проезжая прямо сквозь тысячеградусное пламя. Двигатель М-73 ни разу не дал сбоя, и сам Полковников даже не вспотел. - Теперь я понимаю, как эта малютка чуть не скинула меня с обрыва...
Вскоре он заметил впереди КрАЗ. Полковников прибавил газу. "Ну что, профессор, - подумал он, - теперь я буду ставить научные эксперименты".
МАЗ-6430 ехал по шоссе. В грузовике работала рация: Романов успел-таки захватить её с собой. Геннадий явно забыл от неё отключиться, и теперь они имели отличную возможность прослушивать его.
"Значит, так... Теперь нам надо обеспечить беспрепятственный проезд нашему броневику. Свяжитесь с Логичным, скажите, чтоб ехал следом..." "Что значит "зачем"?" "И что, что сгорели? Когда этот лицедей взорвал нефтезавод, я тоже думал, что его нет!" "Так, быстро прекратили спорить! Идиоты! Там, между прочим, деньги не только Шефа. Там ещё акции перевозятся - знаете, каких людей? Дьявол со всем своим состоянием - жалкий бомж на их фоне. (Тихий шёпот: "Хорошо, что он меня не слышит".) Если с их акциями что-нибудь произойдёт - нас всех - ВСЕХ, слышите? - на такие мелкие кусочки порвут, что и под микроскопом их никто не найдёт!"
Романов и Соловьёв переглянулись.
- Ну что? Наша задача ясна?
- Ясна. Слушай, а это не он ли едет? - указал Рудольф на соседнюю дорогу.
Михаил нагнулся, смотря по указанному направлению. Огромный чёрный "Форд-Эконолайн", с диагональной белой полосой на боку, быстро шёл по дороге. Коричневые коробки, проглядывавшие в окнах, и просевшая задняя подвеска указывали на то, что броневик загружен до отказа. МАЗ, дождавшись пересечения дорог, свернул на дорогу к броневику и сел ему на хвост. На всякий случай Романов сел ближе к Соловьёву: отсутствие правой двери могло его выдать. Водитель броневика обернулся назад, а затем взял рацию и начал что-то говорить. Вскоре рация в МАЗе вновь ожила.
"Чёрт, никак не могу с Логичным связаться... Короче, Топлёный сказал мне, что у них наши ребята на МАЗе в сопровождении".
- Ну, ребята не твои, но насчёт сопровождения ты верно сказал, - прошептал Соловьёв. Он нажал на газ, и МАЗ ударил Форд в зад. Но выглядело это так, будто он вообще удара не почувствовал. Тогда МАЗ начал обходить Форд слева. Круглый люк на крыше броневика открылся, и из него высунулся мужик в камуфляже, с чёрной маской на голове и пулемётом. Рудольф тут же запустил в него водительским креслом КамАЗа. Камуфляжный выронил пулемёт, но сам устоял. Соловьёв заметил, как Топлёный снова схватил рацию. "Ну нет уж", - сказал он, резко толкнув Форд в бок. На этот раз удар был куда более сильным, и Топлёный выронил рацию на пол. Камуфляжный снова устоял. Теперь он выхватил пистолет. Романов тут же выстрелил ему в грудь, но камуфляжный лишь ненадолго согнулся. "В бронежилете", - догадался Романов. "Стреляй выше!" - ответил Соловьёв. Тем временем камуфляжный успел выстрелить, попав в правое зеркало МАЗа. Романов выстрелил камуфляжному в оба глаза, и только тогда тот упал обратно в люк. После чего Форд вдруг резко сорвался вперёд, с характерным спортивным рыком, и уже через несколько секунд уехал довольно далеко.
- Закись азота, - сразу определил Романов.
- Зачем инкассаторскому фургону закись азота? - удивился Соловьёв.
- Это ж люди Дьявола! После всех их фокусов я уже ничему не удивляюсь, - покачал головой Романов.
На ходу Полковников вышел из салона ГАЗ-М73 и встал на его капот. Вспоминая навыки, полученные на съёмках боевиков - а Полковников из принципа никогда не прибегал к услугам каскадёров - он прыгнул, ухватившись за борт кузова КрАЗа. С трудом вскарабкавшись на него и запрыгнув в кузов, он увидел по его бокам стеллажи с какими-то приборами и колбами, а между ними - вооружённых мужиков, по шесть с каждого бока.
- О! Здорово, мужики! Как поживаете? - с напускной улыбкой выкрикнул Полковников.
Те в ответ коротко ему кивнули, а затем разом накинулись на него. Полковников успел увернуться, и трое из них сразу выпали из кузова прямо под колёса ГАЗ-М73, продолжавшему ехать следом за КрАЗом. Они тут же были раздавлены им. Четвёртый мужик накинулся на него с ножом, но Полковников успел увернуться, после чего, перехватив его руку, пырнул мужика его же ножом. Вынув, бросил его на пол, наступив на него. Затем Полковников взял этого мужика и кинул его на пятого, оба выпали из грузовика. Затем он прыгнул дальше вглубь кузова, опрокинув один из стеллажей. Склянки посыпались, одна из луж тут же прожгла насквозь деревянный пол кузова. "Кислота", - догадался Полковников. Он схватил ещё одну склянку, тоже с кислотой, и кинул её сразу в трёх мужиков. Послышалось громкое шипение, мужики начали кричать и выть от боли. Один из них, прыгая по кузову, выпал из него, разбив голову об асфальт. Девятый мужик попытался перепрыгнуть дыру в полу и кинуться на Полковникова, но тот мощным ударом ноги отбросил его назад. Мужик упал точно в дырку на полу, потом он дико заорал и сполз вниз: его намотало на карданный вал. Десятый кинулся на него с автоматом. Полковников успел перехватить его и начал с ним бороться. 11-й мужик, подобрав брошенный Полковниковым нож, направился к ним... Но во время борьбы автомат заработал: одни пули прошили тент кузова, другие убили 11-го и 12-го мужиков, а также второго облитого кислотой. Наконец, Полковников пнул ногой стрелка, и тот, выронив автомат, отлетел на стеллаж. Он упал, насмерть придавив третьего обожжённого кислотой. Стрелок поднялся и, увидев лежащий на полу нож, потянулся к нему, но Полковников первый его схватил, после чего ударил им стрелка в левый глаз, вогнав нож по самую рукоять. Тот какое-то время бился в предсмертных конвульсиях, а затем упал на пол, обмяк и затих. Полковников перевёл дух, а затем, оглядевшись, поднял с пола ещё один нож и, подойдя к дальней стенке кузов (граничащей с кабиной), вспорол тент. Там он увидел сквозь заднее окно кабины трёх мужиков. Они сидели абсолютно спокойно, явно ничего не зная о только что случившейся бойне. Двигатель КрАЗа, в лучших традициях марки, ревел так, что ничего другого в кабине не было слышно. Полковников достал пистолет и сквозь заднее окно застрелил правого пассажира. После чего, уперевшись руками в крышу кабины, выбил ногами остатки стекла, пнув также голову левого пассажира. Затем Полковников запрыгнул в кабину и начал с ним бороться – при этом правый пассажир выпал из кабины на дорогу. Увидев это, водитель начал стрелять, но борющиеся пригнулись, и пули разбили стекло правой двери КрАЗа. Водитель опустил пистолет ниже, но Полковников ногой выбил его. После чего он свернул шею левому пассажиру, а затем, подобравшись к водителю, свернул шею и ему. Затем Полковников на ходу выкинул пассажира через правую дверь, а водителя - через левую, и сам сел за руль. Он следил за Доджем впереди. Док посмотрел в зеркало и увидел Полковникова за рулём КрАЗа.
- Не может быть? Как же это так? - заверещал Док. - Мой гениальный план не сработал? А-ха-ха-ха-ха-ха! Ну ничего не поделаешь, придётся уходить! - сказал он и нажал на газ. КрАЗ последовал за ним. Он толкнул Додж в зад, из-за чего у него помялась дверь багажника. После второго удара вылетело стекло на ней. После третьего - лопнули задние фонари. Док обернулся на него ещё раз и поэтому не заметил, как подъехал к железнодорожному переезду, по которому на огромной скорости нёсся товарный поезд. Он обернулся обратно...
- А-А-А-А-А-А!!! - заверещал Док и резко ударил по тормозам, Полковников же тормозить не собирался. Он влетел в зад Доджа и буквально заехал на него. Обе машины подъехали вплотную к поезду, и Додж буквально перемололо вагонами. КрАЗ отъехал назад. "Ну вот ты и дохимичился", - тихо сказал Полковников, глядя, как за вагоном-цистерной и обломками Доджа тянулся, цепляясь за травинки и сучки, окровавленный белый халат. Дождавшись, пока поезд проедет, он поехал дальше. Тут у Полковникова зазвонил телефон.
- Виталя! - услышал он в трубке. - Мы сейчас гонимся за Фордом, броневиком! В нём дофига денег Дьявола и ещё акции каких-то очень влиятельных людей, за которые Дьяволу бошку снесут, если они не доедут! Ты где сейчас?
- Я вас уже вижу, - ответил он, глядя, как ему навстречу необычно быстро несётся чёрный броневик, а вдалеке за ним ехал МАЗ.

...В дорогой автосервис на въезде в город, не торопясь заезжали помятые машины бандитов. Среди них была и еле ехавшая Волга-универсал. Ремонтники подошли к ней и спросили у выходящего Геннадия:
- Ну что? В утиль?
- Это тебя в утиль, - ответил Геннадий, - Чтобы через неделю бегал быстрее машины шефа.
После этих слов он вышел из сервиса и направился в закусочную. Дело сделано - можно и подкрепиться. По дороге он достал радиотелефон и набрал Логичного. Ответа не последовало.
- Неужто ты покинул нас? - с горечью сказал Геннадий.
Вдруг радиотелефон затрещал.
- На связи, - сказал Геннадий.
- Гена, это сержант, - послышалось в рации.
- О, здорово, что-нибудь случилось?
- Я даже не знаю, как сказать...
- Говори как есть! - крикнул Геннадий в динамик, - Я уже ничему не удивлюсь!
- В общем... На ж/д переезде по 22-й магистрали поезд снёс Додж профессора Камикадзе...
Геннадий не ответил. Через некоторое время он произнёс:
- Это всё?
- Тут ещё стоит автомобиль команды Логичного. Какие будут распоряжения?
- Эту машину берите на буксир и, не дожидаясь эвакуатора, везите в наш сервис.
- Будет сделано.
- Добро, - Геннадий выключил радиотелефон и хотел уже было положить его в карман. Как вдруг телефон снова затрещал.
- На связи...
- Гена, это Логичный... - раздалось в трубке.
- Ты где? - спросил Геннадий. - С тобой всё в порядке?
- Аристарха и Бу Электрифицированного больше нет... Их убили Артисты...
- Вот же мрази! - крикнул Геннадий. - Куда они ушли?
- Скорее всего, по 228-му взвозу...
Ответа не последовало.
- Впереди полыхает шоссе... Мне не объехать...
Геннадий выключил телефон и положил его в карман. Затем он подошёл к лавочке и медленно опустился на неё. Он вспомнил, что акции шефа везут именно по 228-му взвозу...
Минуту он сидел не шевелясь. Вдруг он резко вскочил и, подбежав к припаркованной Волге-31105 такси, кулаком разбил в ней стекло. Затем сел за руль и сорвался с места. Его взгляд был направлен только вперёд...

Тем временем МАЗ-6430 преследовал бронированный Форд. Фургон стремительно отрывался от тягача. Вдруг в правый бок Форда врезался огромный КрАЗ, смяв себе при этом всё левое крыло. От удара Форд скатился в кювет и врезался в дерево. Из остановившегося МАЗа выпрыгнули Романов с Соловьёвым и побежали к Форду. Романов спрыгнул на крышу Форда и залез в люк. Через несколько секунд водительская дверь открылась, и из неё выпал водитель в бессознательном состоянии. Из КрАЗа, пошатываясь, вышел Полковников.
- Виталя! - радостно крикнул Соловьёв.
- Да я это, я, - привычно ответил Полковников и подошёл к Форду.
Из кабины Форда вылез Романов и сказал:
- Давайте посмотрим на содержимое.
Он обошёл фургон и открыл задние двери, затем бронированную дверь. В кузове по обе стороны были расположены стеллажи. На левом - аккуратно запакованные пачки денег, на правом - акции. Но внимание Полковникова привлёк небольшой металлический чемоданчик, стоявший за правым стеллажом. Полковников взял его и сказал:
- Думаю, это нужно взять с собой.
- А что мы будем делать со всем этим? - спросил Соловьёв, указывая на забитые стеллажи.
- Вы знаете, что делать, - важно сказал Полковников, а затем скомандовал: - Миш, возьми из кузова КрАЗа канистры. Рудик, бери у этого, - он указал на валяющегося шофёра Форда, - телефон и снимай происходящее.
Когда всё было сделано, Полковников закрыл все двери Форда, кроме боковой. Затем он кинул в его кузов включённую зажигалку и, закрыв боковую дверь, отбежал на безопасное расстояние. Через десять секунд из люка на крыше фургона с грохотом вырвался столб пламени, а его стёкла изнутри покрылись трещинами и копотью. Закончив снимать, Романов спросил:
- Что вы в кузове разлили?
- А хрен его знает, - сказал Полковников, - какие-то растворы нашего профессора.
После этих слов все погрузились в МАЗ и поехали в город. По дороге Романов отправил Дьяволу видеозапись полыхающего фургона, затем выбросил телефон в окно.
- Вот теперь уже точно - едем в город, - сказал Полковников.
...К полыхающему фургону подъехала жёлтая Волга. Из машины медленно вышел Геннадий. Он моментально понял, что всё пропало. Вскоре подъехал и остановился у брошенного КрАЗа потрёпанный бежевый Москвич, из которого показался Логичный. Он подошёл к Геннадию и посмотрел на горящий фургон...
...Дьявол никак не мог прийти в себя после увиденного видео. Он сидел за столом, взявшись за голову и не шевелясь.
- Всё пропало, всё пропало... - тихо шептал он.
Оглушительный звон телефона раздался на весь кабинет. Дьявол медленно поднял трубку.
- Здравствуйте, Давид Даниилыч, - раздалось в динамике.
- Кто это говорит? - тихо спросил Дьявол.
- Вы меня не знали, но в скором, даже очень скором времени узнаете.
- Кто вы? - ещё тише спросил Дьявол.
- Меня зовут Геннадий Ледокол. Я из "Куйбышевского автобуса".
Дьявол моментально побледнел. Воцарилась страшнейшая тишина, которую никто не прерывал. Через пятнадцать секунд Дьявол промолвил:
- Товарищ Геннадий... По какому поводу?..
- А повод есть и очень весомый. - раздалось в ответ. - Вы же ведь брали акции Новокуйбышевского НПЗ?
- Да...
- Вы софинансировали его и даже построили дочернее предприятие в своём районе. Не правда ли?
- Правда.
- А я вот тут новости смотрю по "Первому", говорят, мол, наш дочерний завод сгорел. Это так?
Дьявол молчал. Он боялся что-либо говорить. Пауза была прервана звонившим:
- Но это пустяки, это как троллейбусная линия. Старую заменили новой, так что всё можно отстроить заново. Верно?
- Верно... - прошептал Дьявол.
- Вот, так что это не проблемы... Проблемы в другом.
Дьявол побледнел ещё больше.
- Акции Новокуйбышевского НПЗ... Они у вас?
- Да-да, конечно... - проговорил Дьявол.
- Очень хорошо. Надеюсь, с ними ничего не случится. А если случится, то ты знаешь, что я с тобой сделаю?
- Что?.. - из последних сил прошептал Дьявол.
- А вот и узнаешь, что.
В телефоне послышались короткие гудки. Дьявол выронил телефон на пол и прошептал:
- План Б...

..На Октябрьской улице МАЗ неожиданно остановился.
- Чего стоим? - спросил Полковников.
- Надо бросить этот грузовик, - ответил Рудольф. – Мы им изрядно уже успели наследить, и вообще - сколько можно уже чужие машины громить? Да и потом, - он устало зевнул, - надо бы перекусить. А то сколько гонялись, сил у меня почти нет уже...
- А где ты перекусить собрался? Тут же поблизости нет никаких закусочных…
- Закусочных – нет. А дом моих родителей, через два квартала отсюда – есть. Они сейчас в отпуск уехали, мы как раз можем пока туда заскочить…
Однако после сытного ужина в доме Романовых всех троих неожиданно сморил глубокий сон. Рудольф отключился прямо за кухонным столом, Полковников еле смог доползти до кровати, а Соловьёв уснул на ковре.
Спустя девять часов, в 5.30 утра, к дому Романова подъехали жёлтая Волга и бежевый Москвич. Из них вышли уставшие, обозлённые Геннадий и Логичный. У второго была спёкшаяся кровь на затылке.
- Хорошо, что Шефу на глаза ни разу не попались, - сказал Геннадий. - Отмычка где? - спросил он у Логичного. - Сейчас я им такое устрою...
- На-на, - Логичный чуть ли не бросил отмычку в Геннадия. - Что с того, что мы Дьяволу не попались? Это сейчас нам повезло. А потом он нас... не хочу даже думать об этом. Главное, успеть этих ***** на тот свет отправить.
Прильнувший к оконному стеклу Рудольф сквозь сон и закрытые глаза увидел световое пятно от фар. Он открыл глаза и спросонья разглядел бежевый Москвич, стоящий рядом с тёмным ВАЗ-21123, который Рудольф семь лет назад подарил своему отцу.
- Твою мать, - прошептал он, сразу проснувшись от увиденного. - Как они нас нашли?
Он вскочил из-за стола и тут же чуть не споткнулся об руку Соловьёва. Тот что-то проворчал во сне, а потом повернулся на другой бок.
- Миша! Миша, вставай! - затряс его Романов. - За нами, по ходу, пришли!
- Мнэ-мнэе... хто присёл, худа присёл?.. - бормотал во сне Соловьёв. Тут Рудольф услышал, как кто-то ковыряется в замочной скважине. Он начал ещё сильнее трясти Михаила.
- Да вставай же ты, наконец!
Наконец Соловьёв сел, но он всё ещё никак не мог проснуться. Он ошалело смотрел на Романова.
- Рудик... что такое, что случилось?.. Где я?..
В кухню вошёл Полковников.
- Кажись, нас вычислили, - серьёзно сказал он.
- Да я слышу, - ответил Романов. - Я всё этого пытаюсь разбудить... Да вставай же ты! - буквально поднял он за шкирку Соловьёва. - Нам уходить надо!
До Михаила более-менее начало доходить происходящее. Кухня находилась на втором этаже. Спрыгнуть с окна для них, бывалых Артистов, было не самой сложной задачей. По стенам коридора уже прыгали лучи карманных фонарей. Романов спрыгнул первым, после чего он, вернувшись в прихожую, забрал из шкафчика ключи от отцовской Лады. Полковникову тоже удалось спрыгнуть без происшествий, а вот Соловьёв, который всё ещё никак не мог прийти в себя, внезапно сорвался с карниза и спиной грохнулся на крышу Волги. Её лобовое стекло покрылось трещинами.
- Ух, ё-ё... - выдавил из себя Соловьёв, садясь на край крыши и отковыривая со спины осколки сигнального фонаря "шашечки".
Услышав грохот на улице, Геннадий и Логичный тут же метнулись на кухню. Пока Романов открывал отцовскую машину, Полковников выхватил карманный нож и обездвижил Москвич-2140, почти разрезав напополам оба левых колеса. После чего он прыгнул на заднее сидение Лады, последним на правое переднее сидение доковылял Соловьёв. В этот же момент Геннадий и Логичный высунулись из окна кухни.
- Вот они! - крикнул Геннадий.
Логичный стал стрелять по резко сдающей задом 21123, но все три раза промахнулся. Лада выехала на дорогу и быстро понеслась прочь. Логичный выстрелил ещё раз, но промахнулся.
- Твою мать... Где тебя стрелять учили? - спросил Геннадий у прыгающего из окна Логичного.
- А ничего, что я уже почти сутки не спал? - прорычал Логичного прыгающему из окна Геннадию. - Вот суки, уже и колёса порезали, - сказал он, глядя на Москвич.
- И что будем делать?
- Хер с ним. На твоей поедем.
Они прыгнули в Волгу, резко сдали задом и понеслись за Артистами.
- Как спина? Не болит? - осведомился Романов.
- Да всё в порядке, я уже в норме, - всё ещё тяжело дыша, ответил Соловьёв. Полковников смотрел назад, сквозь заднее стекло.
- Что-то пока не видно их...
Вдруг, пробив справа забор, на трассу вылетела жёлтая Волга. Геннадий прибавил газ.
- Какие предложения? - спросил он у Логичного.
- Самое лучшее предложение - завалить их, - ответил Логичный.
- Они постоянно ускользают. Тем более, сейчас у них есть целый арсенал.
- Теперь уже всё равно.
- Ты прав, - сказал Геннадий и попытался обойти слева «двенашку».
Но автомобиль молниеносно вилял по трассе, и обойти его не представлялось возможным. Тогда Волга толкнула его в задний бампер. 21123 завилял по трассе. Геннадий прибавил газ и поравнялся с «двенашкой». Затем резко выкрутил руль вправо. Но Романов быстро среагировал и нажал на тормоз. Волга пролетела перед носом у «двенашки». После этого Романов снова нажал на газ. ВАЗ-21123 толкнул Волгу в зад. Такси завиляло. Геннадий прибавил газ.
- Куда ты погнал? - заорал Логичный.
- Тихо, - сказал Геннадий и переключил передачу на пониженную.
ВАЗ-21123 готовился снова пойти на таран, но вдруг Волга затормозила. «Двенашка» врезалась ей в багажник и остановилась.
- Миша, стреляй! - закричал Полковников.
Заднее стекло Волги пробили пули. Геннадий включил заднюю передачу и начал сдавать задом. Романов нажал на газ, но Волга толкала сильнее. В спинки сидений Волги врезались пули. Поняв безысходность движения прямо, Романов повернул колёса влево и тоже включил заднюю передачу. «Двенашка» развернулась через всю дорогу и задом врезалась в левое крыло Волги. Оба автомобиля одновременно стартанули вперёд. Поравнявшись с набирающей скоростью «двенашкой», Геннадий разбил монтировкой правое стекло и схватил за плечо Соловьёва.
- Иди сюда! - закричал он.
Вдруг Виталий резко обмотал ремнём безопасности руку Геннадия и крутанул у Романова руль влево. Геннадий вовремя повернул налево и ударил левым боком «двенашку».
- Держи руль! - крикнул он Логичному, а сам схватил Соловьёва обоими руками.
Полковников было приставил пистолет к виску Геннадия, но тот внезапно выхватил пистолет и выстрелил наугад в крепление ремня безопасности. Ремень размотался и Геннадий запутался в нём. Полковников схватил огнетушитель и огрел им Геннадия по голове. Тот отлетел обратно в Волгу, ухватившись ремнём безопасности за правое зеркало. А Полковников, потряся огнетушитель, закинул его в салон такси. Прогремел хлопок. Из открытых окон Волги повалил белый пар. Романов отпихнул Волгу на правую обочину. Правое зеркало оторвалось. Геннадий же, схватив огнетушитель, хотел было его выбросить в заднее разбитое окно, но Логичный отобрав огнетушитель себе и остановив пар, сказал:
- У меня есть идея.
- Гениальная? - спросил Геннадий, потирая затылок.
- Очень.
- Тогда дерзай.
Логичный начал возиться с огнетушителем.
«Двенашка» неслась на всей скорости.
- Почему они нас не обгоняют? - спросил Соловьёв.
- Что-то задумали, видать... - произнёс Полковников. Вдруг из передней пассажирской двери высунулся Логичный. Размахнувшись, он кинул огнетушитель в багажник «двенашки», разбив стекло. Но Полковников, рискуя жизнью, схватил огнетушитель и бросил его под колёса Волги. Прогремел взрыв. «Двенашка» носом проскрежетала по асфальту и упала на крышу. ГАЗ-31105 подлетел над ней и, приземлившись на колёса, скатился в овражек за обочиной.
Из «двенашки» выползли наши герои.
- Все живы? - спросил Полковников.
Получив положительные ответы, он скомандовал:
- На станцию! Дальше поедем на поезде.
После этих слов они побежали к ближайшей железнодорожной станции. Там наши герои увидели подъезжающую электричку. Дождавшись, пока она подъедет к станции и откроет двери, они зашли в салон и сели друг напротив друга. Электричка тронулась с места и понеслась в город.
Тем временем к месту аварии подъехали два эвакуатора ЗиЛ-4331.
- Грузите оба автомобиля, - командовал Геннадий, - И в ремонт их. У нас и так больше половины автомобилей уничтожили.
- И людей, - мрачно добавил Логичный.
Геннадий посмотрел на него, а затем крикнул эвакуаторщикам:
- Там выше, у дома одного из артистов, бежевый Москвич ещё захватите.
К месту аварии подъехал белый с красной полосой на борту ПАЗ-3205. Из него вышел крепыш и подошёл к Геннадию.
- Приветствую! - сказал он, - Меня к вам на подмогу прислали.
- Ага, - равнодушно произнёс Геннадий.
Крепышу перекинули из ПАЗика автомат и он протянул его Геннадию.
- Как тебя.. - спросил тот.
- Кактусом кличут.
Геннадий ударил себя ладонью по лбу и покачал головой.
- Ну хорошо, что хоть не Какосом, - сказал он, а затем добавил: Так вот, настрелялся я, - и отстранил автомат, - я автобус поведу.
- Без проблем, - сказал Кактус.
- Ты как? - спросил Геннадий Логичного.
- Я в сервис поеду, - хмуро ответил тот.
- Как знаешь, - сказал Геннадий и сел за руль ПАЗа.
Автобус переехал железнодорожную насыпь и, выехав на просёлочную дорогу, поехал вдоль железной дороги.
- Зачем мы сюда выехали? - спросил Кактус.
- Они в поезде, - ответил Геннадий.
- С чего ты взял?
- Я просто так думаю.
Больше вопросов ни у кого не возникало.
...Вагон электрички был абсолютно пустой. Никто не мог подслушать и подсмотреть. Полковников всё возился с чемоданчиком, который взял из Форда.
- Что дальше? - спросил Романов.
- Пока не знаю, - ответил Полковников, - Нужно узнать, что в этом чемоданчике. Не зря же его везли отдельно от прочего.
- А вдруг это бомба? - предположил Соловьёв, - И мы сейчас на воздух взлетим.
- Вряд ли, - спокойно ответил Полковников.
Соловьёв почесал ушибленную спину и посмотрел в окно. Поезд медленно нагонял старенький ПАЗик...
Вдруг стекло пробили пули. Все разом упали на пол.
- Откуда? - спросил Полковников.
- За поездом ПАЗик едет, - ответил Соловьёв, - Вероятно из него.
В вагоне выбило ещё несколько стёкол.
- Гена, прижимайся к вагону, сейчас мы прыгать будем. ПАЗ вылетел на холм и, перелетев его, приземлился рядом с поездом. Кактус расстрелял стекло в вагоне и прыгнул в него через разбитое стекло ПАЗика. Следом за ним прыгнуло человек десять таких же крепышей.
- Стреляйте! - крикнул Кактус.
Но выстрелить никто не успел. Полковников налетел на главаря с чемоданчиком, оттолкнув крепыша на его же братву. Почти все упали на пол.
Геннадий, смотревший на эту картину из ПАЗика, тихо произнёс:
- Вот же кретины...
Вдруг его взгляд упал на лежащие справа от него пистолет и автомат.
- Думаю, произнёс он, беря пистолет, - мне всё-таки следует им помочь.
Повалив на пол братву, Полковников прыгнул за лавку. Один браток открыл огонь из автомата. На Полковникова посыпалось битое стекло и опилки. Романов высунулся из-за лавочки и в упор расстрелял братка. Тот рухнул, подмяв под себя нескольких бандитов. Кактус вскочил на ноги и побежал на Полковникова, но Соловьёв подставил ему подножку, и тот, споткнувшись, пролетел через весь вагон и головой врезался в перегородку, пробив её. Соловьёв с воплем "Ааалллеее-оооооп!" перекувыркнулся через лавочки и ударил ногами двух бандитов одного по животу, а другого по спине. Один браток достал нож, но Романов ударил его сзади кулаком по шее и, выхватив нож, вонзил его ему в сердце, а затем выкинул бандита в разбитое окно электрички под колёса ПАЗику. ПАЗик слегка подпрыгнул. Полковников ударил наотмашь одного братка. Потом схватил его за шкирку и швырнул в кучу других. Соловьёв же перекинул через себя бежавшего на него бандита и швырнул его на ряд скамеек. Скамейки тут же превратились в щепки. Следующего бандита Соловьёв бросил в окно. Браток пробил собой окно электрички и влетел в салон ПАЗика. Романов тоже схватил одного бандита и бросил его в противоположное окно. Пробив окно, браток вылетел на противоположный путь, где насмерть ударился головой об семафор.
- Минус три, - крикнул Романов, и оттолкнул от себя ещё одного братка.
Другой браток повалил Романова на пол и занёс над ним кулак. Но Полковников огрел его чемоданчиком по голове. Тот ослабил хватку, и Романов врезал ему со всей силы в челюсть. Браток поверженно рухнул. Вдруг Полковникова со спины схватил поднявшийся Кактус. Он поднял его к самому потолку, а затем отбросил в конец вагона. Соловьёв снова поставил ему подножку, повалив Кактуса на пол. Сверху на него прыгнул Романов и ударил его по затылку металлическим поручнем от скамейки. Кактус взревел и скинул с себя Романова. Тот отлетел в кучу братков и сбил с ног поднявшегося автоматчика. Быстро выхватив у него из рук автомат, Романов открыл по браткам беспорядочный огонь, убив таким образом сразу четырёх бандитов. Вдруг его огрели по спине доской от лавочки. Романов отлетел в противоположный конец вагона и быстро перебрался в тамбур. Перегородку и стеклянные двери в ней пробили пули. Но Соловьёв ударил автоматчика рукояткой пистолета по виску и тот полетел под колёса ПАЗику. ПАЗик снова подпрыгнул. Геннадий открыл стрельбу по вагону из пистолета. На пол посыпались стёкла. Соловьёв пригнулся. Его тут же хотел схватить браток, но Соловьёв выкинул его ногами в окно ПАЗика. Кактус побежал на Полковникова. Последний кинул чемоданчик на огнетушитель и тот упал ровно к нему в руки. Тогда Полковников с размаху ударил им по лбу Кактуса, а затем оглушил его мощным зарядом из огнетушителя. Вдруг из ПАЗика в вагон прыгнули два бандита. Они побежали на Соловьёва и Полковникова. Как межвагонные двери открылись и из тамбура выбежал Романов. Он схватил валявшийся на полу автомат и расстрелял обоих бандитов. Те рухнули на пол. В вагоне воцарилась тишина. Только за окном урчал мотор ПАЗика.
- Ух! - выдохнул Полковников. - Что с ним будем делать? - и указал на Кактуса.
- Есть идея, - сказал Романов.
Он приподнялся, но тут же был вынужден лечь обратно на пол, так как Геннадий открыл огонь из автомата.
Пару минут никто не высовывался. Геннадий опустил автомат. Вдруг в лобовое стекло ПАЗика полетел Кактус. Геннадий резко свернул вправо. Левое стекло ПАЗа покрылось трещинами, а сам Кактус упал под переднее левое колесо. ПАЗик подлетел на нём и, перелетев небольшой спуск, рухнул на правый бок.
- Вот теперь всё, - твёрдо сказал Полковников.
У Геннадия зазвонил телефон.
- Ну что там? - спросил его Логичный.
- Что, что... Хреново всё, - огрызнулся Геннадий.
- Я так и думал, - отозвался Логичный. - Ладно, тогда снова мой выход.
- Ты ж вроде в мастерскую ехал...
- Одно другому не мешает.
..Артисты переходили из вагона в вагон, ближе к голове поезда. Они слышали, как пассажиры в других вагонах испуганно перешёптываются по поводу недавней стрельбы. Вдруг, когда Артисты пришли в первый вагон, внимание Соловьёва привлёк выезжающий откуда-то слева рыжий бензовоз на базе КамАЗа-53215. Он ехал наперерез поезду. "Интересно... Этот бензовоз, случаем, не их рук дело?" - подумал он. Он открыл окно и на глазах у изумлённых пассажиров перескочил на крышу. "Миша, ты куда?" - выкрикнул Полковников.
Но Соловьёв его уже не слышал. Его подозрения подтвердились: КамАЗ встал прямо поперёк путей. Локомотив тут же дал гудок, но вдруг водитель КамАЗа выстрелил в него, и гудок сразу же стих. После чего стрелок быстро покинул грузовик. "Машиниста застрелил, чтоб тормозить не пытался", - догадался Соловьёв. Он по-паучьи вернулся к открытому окну и крикнул в него:
- Спасайся кто может! Сейчас будет авария!
Полковников и Романов поняли всё без лишних слов, а вот в салоне поднялась паника. Полковников отобрал лом у одного из пассажиров и вскрыл им двери вагона. Соловьёв запрыгнул в вагон и вместе с товарищами по ступенькам входной двери выпрыгнули из вагона. Вскоре из этой двери стали прыгать и другие пассажиры, очевидно, сообразившие или увидевшие, что Соловьёв говорит правду. Правда, не всем удалось так же благополучно покинуть поезд: некоторые получили травмы при падении, а один пассажир и вовсе разбился о столб - так же, как недавно один из бандитов.
И тут... Поезд на всём ходу врезался в КамАЗ, и прогремел страшный взрыв. Пылающий локомотив буквально перелетел через останки бензовоза, в полёте разваливаясь на части. Взрывом пылающую кабину КамАЗа отбросило метров на тридцать, остальное было раздавлено поездом и/или уничтожено взрывом. Первые три вагона сошли с рельсов и перевернулись, причём первый также загорелся.
- Вот мрази... Ладно ещё мы, но невинных людей зачем гробить? - спросил Романов.
- Им уже нечего терять. Пока они нас не убьют, они будут крушить всё и вся на своём пути, - ответил Полковников.

...Уже с час артисты шли пешком по железнодорожным путям. Но в скором времени вдалеке появилось какое-то здание.
- Идёмте туда, - указал Полковников на дом вдалеке. - Может там машину удастся раздобыть, иначе нам пешком топать до ночи придётся.
Они отправились к этому зданию. Подойдя ближе, они увидели, как из здания выехал бежевый Москвич-2140 и ещё несколько чёрных седанов.
- Хм... - задумчиво сказал Полковников.
Они подошли к зданию и, открыв дверь, вошли внутрь. Но были вынуждены остановиться на пороге, так как перед ними предстала следующая картина.
Повсюду стояли помятые автомобили, над которыми химичили механики. В конце гаража рядком стояло несколько эвакуаторов. В середине же стояли помятые жёлтая Волга и ВАЗ-21123 Романова. Механики разом повернули головы на вошедших. Воцарилась тишина. Артисты молча смотрели на механиков, а механики - на Артистов.
- Кажется, - прервал тишину Соловьёв, - мы немного ошиблись адресом, - и попытался закрыть дверь.
- Нет, - твёрдо сказал Романов и ногой задержал дверь, - не ошиблись. Мы пришли за моей машиной.
Только теперь они поняли, что попали в бандитский автосервис...
- Это же артисты! - вдруг крикнул один из механиков. - Давайте возьмём их!
Похватав монтировки, гвоздодёры и прочую аппаратуру, механики дружно бросились к артистам.
- Вот и началась кино, - сказал Полковников и побежал на механиков.
Механик с монтировкой попытался огреть ей Полковникова, но тот пригнулся и ударил механика наотмашь, а затем по спине. Второго механика, бегущего на Полковникова с битой, тот ударил ногой по челюсти и отбросил на стол с запчастями. Стол сломался и механик грохнулся на пол. Третьего механика Полковников отбросил в кучу пустых газовых баллонов. Те с грохотом обрушились на него.
"Аааалллеее-ооооп!" - крикнул Соловьёв и сбил с ног ещё двух механиков.
Романов подбежал к стеллажу с колёсами от ЗиЛа и толкнул его на подбежавших механиков. Стеллаж рухнул на них, придавив их насмерть. Один механик с гаечным ключом перепрыгнул перевёрнутый стеллаж, но Романов в полёте ударил его ногой по животу и отбросил на лобовое Шевроле Каприза. Механик, скорчившись от боли, из последних сил метнул гаечный ключ в Романова, но Романов поймал его и метнул обратно. Гаечный ключ угодил точно в лоб механику, вырубив его. Соловьёв прокатился "колесом" (с рук на ноги) через всю мастерскую, сбивая с ног разъярённых механиков. Один механик прыгнул на него, повалив на пол, но Соловьёв ловко отбросил его на капот Волги, а затем снова вскочил на ноги. Полковников подобрал монтировку и, пригнувшись под летящей на него битой, ударил механика по ногам, а затем по спине. Потом, отклонившись от бегущего на него механика с гвоздодёром, повторил удары монтировкой. Механик упал как подкошенный. Соловьёв схватил за головы двух механиков и, стукнув их головами, отбросил на платформу эвакуатора. Романов схватил бегущего на него здоровяка с доской и, протащив его вперёд несколько метров, впечатал в дверь Рэнж-Ровера. От удара из двери вылетело стекло, а сама дверца получила огромную вмятину. Соловьёв запрыгнул на капот Гелендвагена, затем на его крышу. Обернувшись, он увидел бегущих на него механиков. Тогда он, подпрыгнув в воздух, сделал сальто назад и приземлился точно на механиков. В полёте он нанёс двоим мощные удары кулаками. Приземлившись, он раскидал в разные стороны ещё трёх механиков. Один механик поднялся и сел за руль ЗиЛа-эвакуатора. Заведя его, он поехал на Романова. Романов тут же обернулся. Увидев надвигающийся на него ЗиЛ, он схватил лежащее неподалёку колесо от Жигулей и бросил его в лобовое стекло эвакуатора, а сам отпрыгнул в сторону. Стекло покрылось трещинами, и эвакуатор на всём ходу протаранил 600-й Мерседес. Поднявшиеся механики схватили Романова и попытались засунуть его в небольшую бетономешалку. Но Романов отбросил в разные стороны механиков и, подняв самого крепкого из них, засунул его в бетономешалку, а затем включил её. Бетономешалка начала вращаться всё быстрее и быстрее. Полковников отпихнул подбежавшего к нему с глушителем от Лексуса механика, и тот отлетел на бетономешалку, опрокинув её. Бетономешалка тут же развалилась и выпавший из неё механик начал, шатаясь, нарезать круги по всему автосервису. Последние механики, подбежавшие к Полковникову, были разбросаны во все стороны его мощными ударами. Пришедший в себя после удара эвакуаторщик сдал назад и поехал прямо на Соловьёва. Тот выждав момент руками встал на капот ЗиЛа и, разбив ногами треснувшее лобовое стекло ударил эвакуаторщика точно по лбу. Затем Соловьёв сделал сальто через кабину, приземлился на платформу и спрыгнул с неё на пол. Эвакуатор, набирая скорость, врезался в аккуратно стоящие в стороне заправленные газовые баллоны. Прогремел взрыв, и здание начало рушиться.
- В машину! - крикнул Романов и сел за руль своей «двенашки», с уже выпрямленной крышей и вставленными стёклами.
Полковников и Соловьёв запрыгнули к нему в машину, и Романов нажал на газ. Снеся гаражные ворота, «двенашка» вылетела на улицу и с крутым поворотом вышла на шоссе. Бандитский автосервис взорвался страшным взрывом и через несколько секунд окончательно рухнул.
..Они ехали по улице Михайловской. Под курткой Романова вновь ожила рация.
- Ты что, так её и не выкинул? - усмехнулся Полковников.
- А смысл, если мы можем их прослушивать? - ответил Романов. Он положил рацию на приборную панель. Из неё доносился голос Геннадия:
"Да, Давид Данилыч, слушаю..." "Да, понял, в аэропорт". "Куда? Из страны?.." "Да, понял, понял..." "Да, хорошо".
Все трое мгновенно переглянулись.
- Шеф! - скомандовал Полковников. - В аэропорт, я опаздываю!
- И я! - ответил Соловьёв.
- И я, - ответил Романов и нажал на газ.
Вдруг прямо перед ними, с улицы Энгельса выехал уже знакомый им синий "Бугатти-Вейрон". Артистам не стоило особого труда догадаться, кто едет в этой машине.
- Так... - сказал Романов, прибавляя газу.
- Не боишься его спугнуть? Чтобы он начал специально нас отводить от аэропорта и заманить куда-нибудь, - спросил Соловьёв.
- Вряд ли... Думаю, после того, что мы сделали с броневиком, медлить для него откровенно опасно, - ответил Полковников.
- Согласен, - ответил Романов, набирая ход. Несмотря на то, что Дьявол ехал на сверхмощном спорткаре, Ладе-21123 на удивление не стоило особо сильного труда его нагонять.
- Ничего себе... - заметил это Романов. - Слушайте, ребят... В прошлый раз она у меня так быстро не шла, помните?.. А сейчас летит, как пуля! Хотя ей 7 лет уже...
- О! А это что? - спросил Соловьёв.
Романов повернул голову направо: между передними сидениями был установлен баллон.
- Закись азота... - сказал Романов. - Всё ясно. Они форсировали мою машину, думая, что сами будут на ней передвигаться... Пожалуй, это первый раз, когда можно сказать им "спасибо".
- Да, вовремя мы у них тачку отбили, - сказал Полковников, смотря назад. - Я смотрю, они тебе в багажник и "калашей" успели наложить.
- Ну что, тогда поразвлекаемся... - нажал на газ Романов.
21123 поравнялся с Бугатти, обойдя его слева. Дьявол заинтересованно обернулся: как такое ведро могло обойти его совершенство (как он называл свою машину)? Тут стекло правой двери 21123 опустилось, и он увидел Артистов, готовящих пистолеты. Дьявол тут же выхватил пистолет, но Соловьёв успел выстрелить первым... Пуля попала в барабан пистолета, заклинив его. Дьявол щёлкал на курок, но ничего не происходило. Выстрелом Полковникова оторвало курок пистолета, оцарапав большой палец Дьявола. Он тут же начал на газ - вслед ему летели пули, пробивая кузов и разбивая стёкла. Дьявол рассчитывал, что стоит ему нажать на газ, как для Артистов он будет недосягаем, но не тут-то было!!.. Лада не отдалялась от него дальше чем на четыре метра. Дьявол был в настоящем шоке... Он совершил резкий поворот налево, обогнув сквер. Он рассчитывал, что Лада не сможет пройти его, ни во что не врезавшись, но та проехала прямо сквозь сквер, подпрыгивая на бордюрах. Дьявол выхватил рацию и заревел в неё:
- ГЕННАДИ-ИЙ!!!
- Да, Давид Даниилыч?..
- Что у вас там происходит?.. Грёбаные лицедеи висят у меня на хвосте, на своём сраном ТАЗу!
- Как... как на ТАЗу, Давид Даниилыч?.. Мы ж... мы ж забрали их машину, она у нас в мастерской должна стоять...
И тут в их диалог по рации вмешался третий.
- Да, Геночка! - услышали Геннадий и Дьявол в своих рациях довольный голос Романова. - Да! Я снова на своей машине! Спасибо за то, что вы мне "прокачали" её! Жаль только, что я ваших автослесарей поблагодарить не могу, так как ваш сервис взлетел к чертям...
После этих слов Рудольф выкинул рацию в окно. Все Артисты друг другу дали "пять", наблюдая за тем, как Дьявол за рулём Бугатти по рации кроет матом Геннадия. Спустя некоторое время Бугатти, выехав на прямую ровную дорогу, разогнался свыше 200 км/час, но Лада неотрывно висела у него на хвосте.
- Ну что, ребята, - сказал Романов. - Ваш выход. А то у него всё-таки тачка до 400 км/час разгоняется, сомневаюсь, что мою до такой же степени "прокачали".
Полковников перебросил Соловьёву один из автоматов; Михаил высунулся из окна своей двери, Полковников, пройдя немного вперёд, высунулся из люка крыши. Они тут же открыли массированный огонь по спорткару. Его зад тут же покрылся пулевыми отверстиями. Из пяти радиаторов хлынул антифриз. Побледневший и вспотевший Дьявол пригнулся, продолжая давить на газ. Вот уже впереди показались ворота аэропорта... Дьявол ещё сильнее выжал газ. За Бугатти тянулись струи пара, с каждой секундой становясь всё толще. Он начал сбивать ворота, прорываясь непосредственно к своему личному самолёту - от Бугатти летели осколки и запчасти. 21123 неотступно следовал за ним. И тут Соловьёв, удачно выбрав момент, когда Бугатти ненадолго повело задом, автоматной очередью разнёс литой диск правого заднего колеса, вместе с покрышкой. На скорости 260 км/час Бугатти начало неудержимо заносить вправо, после чего он перевернулся. Дьявол вывалился через лобовое стекло, какое-то время катясь по инерции вслед за своим спорткаром. Удивительно, но после такого падения он лишь слегка ушибся. Дьявол поднялся на ноги и опрометью побежал в сторону самолёта. Кувыркаясь, Бугатти оглушительно взорвался, его обломки разлетелись в разные стороны, из-за чего Лада была вынуждена притормозить. Когда всё более-менее улеглось, Артисты увидели, что Дьявол уже почти добежал до своего Боинга - и ВАЗ-21123 рванул за ним. Он уже почти подбежал к трапу: ещё когда он ехал на Бугатти, он успел предупредить экипаж, чтобы они готовили самолёт. Но когда Дьявол увидел, что Лада его почти нагнала, он вдруг выхватил из-под пиджака ППШ и открыл очередь в её сторону. Ни одна из пуль в "двенашку" не попала, но Романова из-за стрельбы занесло правым боком. Соловьёва вдруг выбросило из машины. Его тут же подобрал Дьявол и, приставив пистолет к его виску, заорал:
- Ни с места! Стоять, или он сдохнет!!!
Успевшие выбежать из машины Полковников и Романов замерли.
- Всем стоять! - орал Дьявол, вместе с Соловьёвым пятясь по трапу в самолёт.
- Чёрт... Знал же, что у той двери замок слабый, - сокрушённо прошептал Романов.
- Спокойно. Он выкрутится, и мы выкрутимся, - ответил Полковников.
Двигатели "Роллс-Ройс" стали шуметь всё сильнее, подготавливая Боинг к взлёту. Дверь самолёта за Дьяволом и Соловьёвым закрылась, трап отъехал, и самолёт медленно начал катиться по ВПП. Полковников и Романов тут же прыгнули обратно в машину и погнались за Боингом.
- А теперь, дорогой мой, - взводя курок, прошептал Дьявол в сладкой ухмылке, - я на протяжении всего полёта буду лакомиться твоим мясом, а потом выковыривать его остатки из зубов твоими же костьми. А потом я и до твоих дружков доберусь, рано или поздно, но обязательно доберусь...
После чего Соловьёв резко закинул ногу назад, и Дьявол получил удар промеж ног. Он не согнулся от боли, но ослабил хватку - чего хватило, чтобы Соловьёв выскользнул из его рук. Дьявол тут же направил на него пистолет, но Соловьёв вцепился в него, пытаясь выхватить пистолет. Однако сделать это оказалось не так-то просто: пальцы Дьявола держали его, словно железные. После недолгой борьбы Соловьёв снизу ударил Дьявола по ногам, повалив его на ряды кресел. Дьявол попытался подняться, но Соловьёв, уперевшись обеими руками в спинки кресел, пнул Дьявола обеими ногами в лицо, уложив его обратно на сидения.
Тем временем самолёт всё набирал скорость. Лада ехала под его правым крылом. Вскоре пилот объявил скорость V1 - скорость, по достижении которой прерывание взлёта становится небезопасным. Когда Романов засёк эту же скорость на спидометре, он крикнул: "Виталя, нам надо действовать! Он сейчас улетит!" Полковников высунулся из люка в крыше с автоматом Калашникова и открыл огонь по крылу. Из него ручьями хлынуло авиатопливо; пули также пробили 2-й двигатель, из-за чего он начал работать с перебоями. От этого самолёт начал сильно вибрировать. Услышав стрельбу, Соловьёв, отскочивший ближе к кабине пилотов, прильнул к иллюминатору и жестами показал, чтобы Полковников выпустил его. Тут он увидел, как на него бежит Дьявол. Соловьёв дал жест Полковникову стрелять, а затем, побежав на Дьявола, с криком: "Алле-оп!" - перепрыгнул через него, встав руками ему на плечи. Полковников из автомата прострелил стекло иллюминатора: он хотел попасть в Дьявола, но тот успел пробежать. Соловьёв выскочил в разбитый иллюминатор и вскочил на крыло; поскользнувшись на текущем керосине, соскользнул прямо в люк Лады, на правое переднее сидение.
- Ну, вот я и снова с вами, - отдышавшись, сказал он. - Рудик, притормози... Похоже, сейчас будет большой БУМ!
Но Дьявол так просто не собирался сдаваться. Он проскочил в кабину к пилотам. КВС, увидев его, сказал:
- Мы не сможем взлететь, у нас перебои с работой правого двигателя и слишком большой расход топлива!
- ЧТО?? - взревел Дьявол. - Я сказал, немедля подниматься в воздух!
- Но мы...
- НИЧЕГО НЕ ХОЧУ СЛУШАТЬ!!! - проревел Дьявол. - Летим до ближайшего аэродрома и берём другой самолёт! Главное - убраться отсюда, и как можно скорее!
И Боинг, на глазах у не ожидавших этого Артистов, несмотря на небольшой крен направо, стал подниматься в воздух.
- Твою мать. - Соловьёв разочарованно откинулся на спинку сидения. - И что нам теперь делать?
Полковников оглянулся по сторонам. Вдруг он воскликнул:
- Рудик! Быстро разворачивайся и езжай назад!
- Что?
- Давай-давай! Я знаю, что говорю!
Лада развернулась и поехала обратно по полосе. Вскоре Полковников приказал свернуть к готовящемуся ко взлёту Ту-154, стоявшему неподалёку.
- На нём летает Илья Аристов, мой давний знакомый, - пояснил он. - Мы с ним в 1989 году вместе снимались в фильме, где самолёт взлетал с вражеской базы. Оба играли лётчиков, а потом он - "по милости Дьявола" - специально выучился на эту профессию, чтобы в 90-е выживать.
Они выбежали из машины, даже не закрыв за собой дверцы. Стюардесса не хотела пускать их в салон без билетов, но подходящий к самолёту Аристов, узнав Полковникова, разрешил им сесть без билетов... А узнав, для чего им потребовался именно его самолёт, он и вовсе высадил всех пассажиров - под предлогом, что в самолёте найден дефект, без устранения которого полёт чреват катастрофой.
- У меня с Дьяволом тоже свои счёты, - пробурчал Аристов, садясь за штурвал. - Я еле-еле на профессионального пилота выучился, до 1995 года вообще жрать было нечего. Мать моя от голода вообще померла, а я потом ещё лет 10 долги всем возвращал - которые брал, чтоб лётную школу закончить.
Полковников сел рядом, на место второго пилота. А Романов занял место бортмеханика.
- Ну что, взлетаем? - спросил Полковников.
- Взлетаем.
Ту-154 взлетел в небо, в погоню за Боингом.
- А ты и летать умеешь? - спросил Соловьёв у Полковникова.
- Немного умею, - ответил тот, - а как бы я иначе в том фильме снялся? Ты ж меня знаешь - если моя роль была связана с профессией, которой я не владел, я старался её освоить хотя бы настолько, чтобы в кадре она выглядела достаточно убедительно.
Вскоре они нагнали Боинг. Из его повреждённого правого крыла струями лился керосин. В кабине Дьявол продолжал ругаться с экипажем.
- Вы чего плетётесь как черепахи? - ругался он. - Я сказал, лететь быстрее!
- Вы меня слышите вообще? - озлился КВС. - Хотите, чтоб мы сейчас вообще на землю грохнулись нахрен и все погибли?
- Я не хочу, - прошипел Дьявол с перекошенным от безумной злости лицом, - ничего слышать! Я хочу, чтоб ты меня довёз до другого аэропорта, а как, меня это абсолютно не волнует! Хоть без движков и топлива везите! Хоть сами сдохните, а я чтоб выжил, ясно?
И тут над Боингом нависла тень.
- Что это? - Дьявол выглянул в окно, насколько мог. Над ними висел Ту-154.
- Твою мать! - выругался Дьявол. - Вы можете, мать вашу, подняться выше, а? - обратился он к пилотам.
- Как? - раздражённо ответил КВС. - Вы, насколько я слышал, ещё и иллюминатор выбили! А если я поднимусь выше, из салона весь воздух выйдет, и мы все задохнёмся тут нахрен! Скажите лучше спасибо, что я вообще в небо поднялся! Я ещё не уверен, что мы вообще сможем нормально сесть…
- Нет, падла, - обезумевший от ярости Дьявол стиснул пистолет в руке так, что костяшки его пальцев побелели. - Нет! Ещё как сядете! Как миленькие сядете, что бы ни случилось!
- А ну-ка давай, - сказал Полковников Аристову, - сядем ему на хвост...
- Так мы ж и так у него на хвосте, - не без удивления ответил Аристов.
- Я в буквальном смысле, - ответил Полковников. - В прямом.
- Э-э, ребят, вы чего? - спросил Романов. - Вы самолётом не ошиблись, случайно? Это же Ту-154, а не Ил-2!
- Спокойно, - ответил Полковников. - Мы уже ребята бывалые, опытные...
- Какие опытные? - спросил Соловьёв, сжав руками спинки их кресел. - Это ж кино было, а сейчас всё по-настоящему! Мы ж запросто вместе с ними грохнуться можем!
- Не каркай, - ответил Полковников. - Ну что, давай? - спросил он у Аристова.
- Поехали, - ответил тот.
Оба самолёта уже подлетали к другому аэропорту. Пилоты Ту-154 одновременно направили штурвалы от себя. Самолёт наклонил нос и пошёл в резкое пикирование, прямо на Боинг.
- Чёрт! - выкрикнул второй пилот Боинга, выглянув в окно. - Чёрт, что он делает? Он же летит прямо на нас!
- Твою мать! - выругался Дьявол и бросился обратно в пассажирский салон. В нём из разбитого иллюминатора громко свистел ветер, но Дьявол уверенно шёл между рядами сидений, хватаясь руками за их спинки. Подойдя к грузовому отсеку, он открыл его и, зайдя внутрь, достал из шкафа парашют - он специально готовил его на такие случаи. "Одна потеря за другой, одна потеря за другой", - бурчал Дьявол, натягивая рюкзак на себя.
И тут...
БА-БАХ!!!!
Аристова, Романова и Полковникова подбросило в креслах, а Соловьёв еле удержался на ногах. Ту-154, в последний момент начав выходить из пикирования, всей своей массой грохнулся на хвост Боинга-737, начисто снеся ему киль. После чего Ту-154 снова начал наклонять нос, одновременно разворачивая американский самолёт. На глазах у изумлённых пилотов Боинга земля в буквальном смысле ушла у них из-под ног, а нос самолёта начал устремляться вверх. Пилоты пытались что-то с этим сделать, но самолёт больше их не слушался... Ту-154 перевернул его в воздухе вверх дном. Дьявол упал на потолок салона. После того как 154-й пролетел под Боингом, у того воздушным потоком с грохотом сбило хвост. Произошла взрывная декомпрессия, и Дьявола мощным воздушным потоком выбросило из самолёта. Боинг продолжал падать брюхом вверх, заваливаясь на правое крыло, в его кабине орал от ужаса обречённый экипаж... Наконец, самолёт грохнулся крылом об землю и с жутким грохотом взорвался, распавшись на куски. А Дьявол, раскрыв парашют, чуть не попал в двигатель на хвосте Ту-154. Оба они смогли успешно приземлиться на другой аэропорт. Когда Артисты и Аристов вышли из самолёта, они увидели на его носу огромную вмятину, получившуюся от столкновения с Боингом.
- М-да... - произнёс Аристов. - А такая вмятина и правда была для нас чревата...
- Спасибо, успокоил, - пробурчал Романов. И тут он увидел выбирающегося из парашюта Дьявола, а затем - подъезжающие к территории аэропорта машины, среди которых был до боли знакомый Москвич.
- Ну вот, опять сейчас начнётся...
К аэропорту подъехали четыре чёрных помятых седана и бежевый Москвич-2140.
- Дерзайте, - сказал Логичный.
Все седаны поехали на территорию аэропорта, а Логичный достал из кармана бутылочку "Ессентуков" и начал их попивать.
Тем временем, Дьявол остановил ехавший на него аэродромный УАЗ-469. Достав пистолет, он выстрелил в голову вышедшему водителю и сам сел за руль. Развернувшись, он поехал прочь. Увидев, что Дьявол удирает, Полковников бросился к стоянке служебной техники. Он запрыгнул в топливозаправщик на шасси «Урала-4320» и погнал за УАЗом.
Навстречу УАЗу проехали чёрные Мерседес-600, Форд Краун Виктория, Шевроле Каприз и Вольво-740.
- Убейте их!!! - орал Дьявол в рацию.
Седаны понеслись навстречу Уралу. Полковников с разгона врезался в лоб Вольво и переехал его. Оставшиеся три иномарки круто развернулись и поехали за ним.
- Это по-любому один из артистов! - крикнул в рацию водитель Каприза. - Уничтожить его!
Из окон автомобилей высунулись бандиты и открыли огонь по Уралу. Но так как топлива в цистерне не было, взрыва не последовало. Пули изрешетили задние колёса Урала, но это не помешало ему ехать дальше. Вдруг на территорию аэропорта влетел милицейский Форд-Краун Виктория и присоединился к преследованию Урала.
- Уже и милиция пожаловала, - сказал Полковников и немного сбросил скорость.
Чёрный Форд попытался обойти его слева, но Полковников снова прибавил скорость и резко толкнул его в правый бок. Форд вылетел на газон и, подлетев на небольшой рампе рухнул на левый бок. Урал немного свернул налево и снёс Форд, затем вернулся на прежнюю траекторию. У бандитов начинали кончаться боеприпасы.
- Стреляйте, кретины! - орал в рацию Дьявол, - Уничтожьте его на хрен!!!
Вдруг Шевроле и Мерседес, развернувшись на 90 градусов, остановились, упёршись друг другу в лоб. Из машин медленно вышли бандиты и открыли багажники.
- Ну что? - сказал один из них, - Египтянин, Крольчатник, готовьте РПГ.
Впереди дорога изгибалась и шла кольцом. Дьявол этого не увидел, а Полковников заметил. Но вдруг что-то заставило его посмотреть в заднее зеркало...
Полковников резко развернулся и тот час перед капотом пролетела ракета, которая угодила в небольшой ангар. Ангар разорвало. Полковников посмотрел на удаляющийся УАЗ и тихо сказал:
- Мы с тобой скоро, даже очень скоро увидимся...
После этих слов он прибавил газ и понёсся на стрелявших.
- Промазал, Крольчатник! - кричал один бандит, видя приближающийся Урал, - Египтянин, стреляй в него, стреляй!..
Египтянин прицелился в Урал и нажал на спусковой крючок. Но взрыва не произошло...
- Что такое? - удивлённо спросил он, - Заклинило опять?
Он поставил РПГ вертикально и стукнул им по асфальту... Прогремел взрыв и бандитов отбросило в разные стороны. Полковников на Урале снёс горящие Шевроле с Мерседесом и поехал наперерез УАЗу.
Вдруг навстречу ему вылетел милицейский Форд. Он понёсся прямо на него.
- Гена, не ты ли это... - тихо сказал Полковников.
Форд стремительно приближался. Полковников прибавил газ.
- Не всё так просто... - сказал Геннадий и прямо перед носом Урала развернул Форд на 180 градусов.
Урал на огромной скорости врезался в багажник Форда. Прогремел взрыв. Урал подбросило высоко в воздух и он, пролетев почти через весь аэродром, спикировал точно в УАЗ, придавив его к стене здания аэропорта. УАЗ разлетелся на части, а Урал чуть не смялся в гармошку. Тем не менее, он остался на ходу, и даже двигатель не заглох. Полковников, медленно поднявшись с руля, начал приходить в себя. Он посмотрел в лобовое стекло: от УАЗа осталась только груда металлолома и валяющийся сверху тент. Который внезапно начал шевелиться, и из-под него медленно выполз разъярённый Дьявол.
- Ни хрена себе, - подумал Полковников. - Как он выжил? Ну ладно...
И он, выжав сцепление, начал прижимать Дьявола к стене, ползя по обломкам УАЗа. Однако внезапно Урал, ещё не раздавив Дьявола, остановился - хотя Полковников продолжал жать на газ, а потом - под начавшийся и всё возрастающий вой шин - начал медленно катиться назад. Полковников приподнялся - Дьявол, схватившись за бампер едущего на него Урала, отталкивал его от себя. Такого Полковников никак не ожидал.
- Это что за монстр такой? - подумал он в полном шоке.
Дальше он действовал по наитию. Оставив Урал на передаче, он подобрал с пола кабины монтировку, лежащую перед правым сидением, и разбил ей левое лобовое стекло. После чего, соскользнув по капоту, размахнулся и ударил Дьявола по голове. Для любого другого человека такой удар был бы смертельным, но Дьявол лишь вздрогнул и зажмурился. После чего поднял голову, посмотрев полными ненависти глазами на совершенно офигевшего от этого Полковникова. Лихорадочно соображая, тот накинулся на него и повалил спиной на обломки УАЗа. Тот крепко его сжал, и Полковников почувствовал себя словно зажатым в огромные железные тиски. После чего Дьявол начал кусать Полковникова в левую руку. Тот, вскрикнув от боли, ударил его кулаком в лоб. ("Если выживу, надо будет провериться на бешенство", - подумал он.) Тот разжал зубы, после чего Виталий начал руками разрывать его рот. Но Дьявол ударом правого кулака отбросил Виталия на обломки УАЗа, при этом тот чуть не попал под колёса Урала, к счастью, к тому времени уже прекратившего свой ход. Удар был настолько сильным, что Полковников кашлял и морщился от боли. Дьявол поднялся на ноги, Виталий же, выудив из обломков УАЗа топор, размахнулся и ударил им Дьявола по левой руке. Однако из получившейся раны лишь вышел небольшой брызг крови, после чего она стекала крайне медленно - будто Дьявол получил лишь незначительную царапину.
- Да что же это за киборг такой? - подумал Полковников.
Дьявол, перепрыгнув через бампер Урала, бросился на Полковникова, но тот успел проскочить под бампером, после чего кинулся наутёк. Дьявол - за ним. Вскоре Полковников наткнулся на грузчика, перевозившего вещи пассажиров. Оба они упали, тележка опрокинулась, рассыпав чемоданы и сумки по земле. В одной из них была бензопила. Полковников тут же схватил и завёл её. Тут к нему подбежал Дьявол, но Полковников размахнулся и ударил его бензопилой по той же левой руке. На этот раз крови было больше, но левая рука Дьявола всё ещё сохраняла боеспособность. Грузчик в ужасе отбежал назад. Полковников, наступая на Дьявола, размахивал бензопилой - та взрезала ему руки и ноги, но Дьявол лишь словно недовольно морщился. Когда они вернулись обратно к Уралу и обломкам УАЗа, Полковников взмахнул пилой выше, надеясь срубить Дьяволу голову. Но тот пригнулся, и пила пролетела мимо. Ударив Полковникова по рукам, он выбил у него пилу, после чего, схватив за горло, с силой прихлопнул к стене здания аэропорта - при этом Полковников врезался в неё затылком. Улыбаясь как обезумевший от запаха крови маньяк, Дьявол прошептал:
- Ну вот и всё, актёришка несчастный. Тебе конец.
- Полковников, задыхаясь в его железных лапах, смотрел в его горящие огнём ненависти глаза.
- Я могу утешить тебя одним, - елейным голосом шептал Дьявол. - Скоро, когда ты отправишься на тот свет, снова увидишь свою бабёнку. - Он стал предаваться воспоминаниям. - Зря ты тогда передал ей ту папку. Не обратил внимания на двух мужчин, стоявших у входа редакции? А это, дружочек, мои ребята были. Уж не знаю, вы***ли ли они твою бабу, прежде чем скинуть её с обрыва, или ещё что делали - мне Логичный об этом не докладывал...
Закончив эту речь, Дьявол напоследок увидел, каким огнём вспыхнули глаза смотрящего на него в упор Полковникова. Левой рукой он схватил Дьявола за затылок, правой же, растопырив средний и указательный пальцы и сжав остальные, размахнулся, а затем с силой выдавил ему глаза. Дьявол отпустил Полковникова и, закрыв лицо руками, упал на землю, воя от боли.
- Ну что? Давай, убивай меня! - заорал Полковников. - Ну! Я вообще стою, не сопротивляюсь! Что же ты не ловишь меня? Не видишь меня? Тогда получай, сука! На! На! НА!!!
Обезумевший Полковников яростно пинал голову Дьявола, а тот катался по земле, то ли уворачиваясь от него, то ли от дикой боли в кровавых глазницах. Наконец, Полковников подобрал с земли бензопилу и, заведя её, с остервенением распилил шею Дьяволу. Его окровавленная голова покатилась по асфальту, а тело ещё почти 10 секунд билось в конвульсиях и, как показалось Полковникову, даже пыталось схватить его за ногу. Но вскоре всё стихло. Виталий бросил пилу на землю и, прислонившись спиной к стене, обессиленно сполз вниз. Перед его глазами вновь возникла солнечно улыбающаяся Надежда. Вспомнились все самые яркие моменты, когда они были вдвоём... И слова Дьявола: "...или ещё что делали - мне Логичный об этом не докладывал".
- Ну, Логичный, - прошептал Полковников, с трудом поднимаясь с земли, - ну держись, мразина...
Он подошёл к измятому Уралу и сел за руль. Грузовик сорвался с места и понёсся к выезду из аэропорта.
Логичный сидел в Москвиче и, попивая "Ессентуки", наблюдал за происходящим на территории аэропорта, постоянно думая: "Им и без меня весело..." Вдруг он увидел несущийся на него Урал.
- Да ладно! - крикнул он.
Урал вылетел с аэродрома и понёсся прямо на Москвич. Логичный быстро убрал в карман бутылку "Ессентуков" и, развернувшись, поехал прочь. Но на выезде из аэропорта образовалась небольшая пробка, перед которой Логичному пришлось остановиться. Он обернулся. Урал неумолимо приближался, готовясь раздавить его. Тогда Логичный выскочил из Москвича и, перепрыгнув забор, оказался на территории парковки. Он подбежал к серебристому ВАЗ-2115, разбил в нём стекло и сел за руль. «Пятнашка» понеслась вперёд. Полковников, свернул налево и, снеся забор парковки, погнался за Самарой.
Романов и Соловьёв оставались на территории аэропорта. Они попросту не успели ничем помочь Полковникову - он отлично справился и без них. Но увидя, как он погнался за Москвичом, Романов сказал:
- Думаю, теперь нам уж точно стоит помочь ему.
Они подбежали к жёлтому ЗиЛу-131 и, сев в него, отправились к выезду. Как вдруг им наперерез вылетел КрАЗ-258 с прицепом-топливозаправщиком. Он врезался в переднее левое крыло ЗиЛа, развернув его на 120 градусов, и направился к выезду. Но на самом выезде КрАЗ вдруг немного повернул налево и снёс опору огромной массивной арки, от чего она начала постепенно разрушаться.
- Рудик, гони! - закричал Соловьёв.
Урал медленно вернулся на свою траекторию. Но арка не стала дожидаться, пока проедет ЗиЛ, и рухнула прямо перед его носом. ЗиЛок затормозил.
- Ну, ёлки-палки! - расстроенно произнёс Соловьёв.
- Поедем в объезд, - спокойно сказал Романов, - Виталя и без нас справится, если что.
ЗиЛ развернулся и поехал в обратном направлении.
Тем временем по трассе на огромной скорости нёсся ВАЗ-2115. Логичный давил на газ что было сил. Полковников неотступно следовал за ним. Вдруг за Уралом показался КрАЗ.
- Кто это? - тихо сказал Полковников.
КрАЗ приближался. Вскоре он поравнялся с Уралом. Полковников посмотрел налево и увидел... Мощнейший удар отбросил Урал вправо. Полковников старался удержать руль, но сделать это было не очень-таки просто. КрАЗ обошёл Урал и начал снижать скорость. Восстановив полностью контроль над грузовиком, Полковников прибавил газ.
- И снова здравствуйте, Геннадий... - сказал он и толкнул прицеп КрАЗа.
Геннадий посмотрел в зеркало заднего вида и нажал на тормоз. Урал потащил перед собой КрАЗ, постепенно сбавляя скорость.
- Вот и всё, - сказал Геннадий и приготовил пистолет.
Но дорога впереди пошла на спуск, и Урал начал бодро разгоняться, толкая перед собой КрАЗ вместе с прицепом. Геннадий не переставал давить на тормоз, но это не помогало. Впереди был крутой поворот. Геннадий прибавил газ. Но и Полковников подбавил газу. Урал снова толкнул КрАЗ в прицеп. Прицеп поехал вправо, пытаясь увлечь за собой и тягач. Тогда Геннадий надавил на газ что есть сил и резко вывернул руль влево. Но тут КрАЗ поймал правым передним колесом небольшую колдобину и, подпрыгнув, отлетел влево. Далее КрАЗ влетел на холм и, на скорости перелетев отбойник, полетел с небольшого обрыва в кювет...
- Вот теперь точно всё! - только и успел сказать Геннадий.
КрАЗ врезался в землю передним правым крылом и упал на правый бок. Сверху на него рухнул топливозаправочный прицеп, который сразу же взорвался.
Услышав взрыв, Полковников нажал на газ, будучи уверенным в том, что теперь-то точно ему никто не помешает. Но... Как только Урал своим бампером коснулся крышки багажника "пятнашки", из-под капота 4320 вдруг повалил густой пар, и двигатель начал сбоить, теряя обороты.
- Нет! Нет! Только не сейчас! - подумал Полковников.
Тут он увидел, как навстречу им по склону вверх движется жёлтый Москвич-2141. Присмотревшись, Полковников узнал в нём ту самую машину, которую Логичный когда-то угнал, чтобы догнать Надежду. Кроме них, никого больше на этом спуске не было, поэтому Полковников, поняв, что Урал вот-вот заглохнет, выпрыгнул из него и прыгнул прямо на капот Москвича. "Иначе он точно уйдёт, и может быть, навсегда", - подумал он.
- Э, мужик! Ты что, совсем охренел?.. - выскочил водитель 2141. – Э, это снова ты? – узнал он Виталия.
Полковников же, спрыгнув с капота, молча оттолкнул его и, сев за руль, сдал задом - а затем с "полицейским разворотом" погнался за 2115. При этом он обогнал парящий Урал с уже заглохшим мотором, который, всё ещё катясь по спуску, свернул направо и в кювете опрокинулся набок.
- Да что ж такое, второй раз у меня машину угоняют, - со злостью швырнул кепку на землю водитель.
Полковников жал на газ. Вскоре он поравнялся с 2115. Логичный обернулся на него... и Виталий заметил в его глазах недоверие и страх.
- Вспомнил, урод? – злорадно подумал он. – Правильно, бойся дальше…
Полковников выхватил пистолет и начал стрелять. Логичный пригнулся, и пули разбили стекло правой передней двери 2115. После чего Москвич пихнул 2115 в бок. Тот вылетел в кювет, но в скором времени вернулся обратно на трассу. Виталий нажал на газ, и Москвич ударил 2115 в зад. Потом, обогнав, ударил в левое заднее крыло, чуть не развернув "пятнашку" задом наперёд. Вскоре Полковников вдруг свернул на соседнюю дорогу. Логичный удивился - он не понял, куда пропал Виталий. Тот же ехал по кольцевой дороге. Вскоре, подъезжая к одиноко стоящему покосившемуся деревянному домику у обочины, Логичный заметил впереди жёлтую машину, ехавшую по встречной полосе. Они сближались... "Всё. На этой машине ты поломал мою жизнь, эта же машина заберёт твою", - подумал Полковников, пристёгиваясь на ходу. Когда между ними осталось всего десять метров, он резко крутанул руль влево, и Москвич вылетел в лоб 2115. У Логичного округлились глаза, он попытался затормозить или увернуться, но не успел даже начать действовать.
БА-БАХ!!!
Со стороны выглядело так, будто Москвич своим открывшимся от сильного удара капотом поглотит 2115. После удара "пятнашка" откатилась назад на несколько метров. У Москвича вылетело лобовое стекло и полностью разлетелся передок, но двигатель ушёл вниз, и Полковников не получил серьёзных травм. Он отстегнулся и, покачиваясь, вышел из Москвича. Виталий подошёл к 2115, морда которой была уничтожена так, что невозможно было понять, что раньше чем было. Логичный, весь в крови, сидел на водительском сидении, тяжело дыша. Его придавило рулём, приборной панелью и двигателем, который от удара вошёл в салон. Увидев Полковникова, он из последних сил ухмыльнулся.
- Что, узнал-таки? - тяжело дыша, спросил он.
- Узнал-узнал, - спокойно ответил Полковников. - Тебя, можно сказать, твой шеф сдал. - И он пошёл к багажнику "пятнашки", открывшемуся от удара.
- Э-эй, - прохрипел Логичный, пытаясь обернуться. - Ты куда пошёл? Это всё, что ты можешь мне сказать? - Он закашлялся.
- Да нет, почему же всё, - ответил Полковников, возвращаясь с канистрой бензина и автономной паяльной лампой в руках. - Не всё. Сейчас будет главный разговор.
Ухмылка тут же сошла с лица Логичного, когда он увидел, как Полковников поливает его и машину бензином. Виталий нагнулся к нему.
- Боишься? - спросил он, зажигая паяльную лампу. - Боишься, по глазам вижу. Это хорошо. Это тебе за мою любимую, мразь. - И он направил 800-градусный огонь прямо в лицо Логичному.
Послышался пронзительный вопль, вскоре перешедший в громкое мычание, и всё стихло. Салон 2115 был охвачен пламенем. Полковников, плюнув, бросив зажжённую лампу рядом с левым передним колесом "пятнашки" и побрёл к Москвичу. Вскоре он услышал за своей спиной громкий хлопок. Он обернулся: 2115 полностью был объят огнём. Полковников отвернулся и сел на землю, облокотившись спиной на разбитый Москвич.
Из домика, как услышал Полковников, кто-то вышел, скрипнув дверью. Женщина с бандажом на спине обернулась на горящую "пятнашку", а затем - на Виталия.
- Виталик?
- НАДЯ???
Полковников вскочил, и они тут же крепко обнялись.
- Но как?.. Я думал, ты умерла.... правда, труп так и не нашли...
- А его и не было, - плача, ответила она. - Когда машина взорвалась, ремень лопнул, и меня выбросило из окна в кусты на краю обрыва. Я потеряла сознание, а потом меня подобрала какая-то бабушка, выходившая меня. Только у меня спина повреждена - от огня и падения - вот, теперь в корсете хожу. Бабушка вот только померла недавно - сердце остановилось, врачи не смогли помочь...
- Бедная моя, - сказал Полковников, поглаживая её по спине. - О, а вот и ребята едут, - сказал он.
К месту аварии подъехал аэродромный ЗиЛ. Из него вышли Романов с Соловьёвым и подошли к Полковникову.
- Ты как? - спросил Романов Полковникова, поглядывая на горящий ВАЗ-2115.
Полковников в ответ лишь махнул рукой.
- О, а это что? - спросил Соловьёв, показывая на столб чёрного дыма, шедшего из обрыва неподалёку.
- Это Геннадий, - ответил Полковников.
- Вот и всё, - сказал Романов. - Теперь мы разобрались со всеми злодеями в городе.
- С одними разобрались, - ответил Соловьёв, - другие придут. Вряд ли их можно будет искоренить полностью.
- Главное, что с этими разобрались, - спокойно сказал Полковников. - А там видно будет.
Романов и Соловьёв сели рядом с Полковниковым и тоже облокотились на Москвич. Солнце начинало садиться...
- Стоп! - вдруг прервал паузу Соловьёв. - Мы же не узнали самого главного!
Полковников и Романов удивлённо посмотрели на него, а затем спросили в один голос:
- Чего?
- Что было в том кейсе? - ответил Соловьёв.
- Думаю, - многозначно сказал Полковников, - теперь это не имеет никакого значения...
Вдалеке показался серебристый милицейский Форд-Фокус. Он медленно приближался к артистам. Вскоре он подъехал к аэродромному ЗиЛу и остановился за ним. Герои не могли видеть его, так как он выехал из-за пригорка. Из машины медленно вышел следователь Бирюков. Он достал пистолет и перезарядил его. Затем медленно обошёл ЗиЛ и встал за спинами артистов.
- Хе-хе, - тихо усмехнулся он и поднял пистолет.
Все разом обернулись на него.
- Ни с места! - скомандовал Бирюков и снял пистолет с предохранителя. - Теперь всё кончено... Не может быть! - он только сейчас заметил Надежду.
- Не всё, - твёрдо сказал Полковников. - Компромат на Дьявола уже передан надёжным людям. Все уже в курсе как его дел, так и его пособников, включая тебя. Лучше напиши чистосердечное...
- Лучше, - зло произнёс Бирюков. - Я просто убью вас всех... Мне уже нечего терять... - он начал прицеливаться. - А начну я с того... С кого всё это началось!
Он резко направил пистолет на Надежду. Но Полковников успел закрыть её собой... Прогремел выстрел. Соловьёв и Романов разом набросились на Бирюкова, но тот отпихнул Соловьёва ногой. Романов успел выхватить у него пистолет, но Бирюков схватил его за шкирку и отправил вслед за Соловьёвым. После этого он запрыгнул в свой Форд и начал сдавать задом. Романов выбежал на дорогу и, оббежав ЗиЛ, выпустил всю обойму пистолета Бирюкова в лобовое стекло Форда. Ни одна пуля не достигла цели. Форд развернулся и поехал прочь. Вдруг Романов услышал исступлённый крик Надежды. Он обернулся. У неё на руках лежал Полковников, с простреленной грудью. Из раны хлестала кровь. Рядом Соловьёв пытался остановить кровотечение.
- Ну держись! - прошептал Романов и сел за руль ЗиЛа. Грузовик резко развернулся и поехал за Фордом. Вскоре Бирюков заметил преследование. Дотянувшись до заднего сидения, он взял с него лежащий на нём автомат Калашникова, после чего сквозь заднее стекло открыл огонь по ЗиЛу. Пули разбили оба его левых стекла, одна из них оцарапала правое плечо Романова. Тот поморщился от боли, а затем выхватил пистолет и выстрелил: пуля пробила крышку багажника Форда. Его занесло, и он чуть сбросил скорость. ЗиЛ тут же нагнал его, обойдя слева. Бирюков высунул автомат в окно водительской двери, но Романов выкрутил руль вправо. Автомат зажало дулом вверх между Фордом и ЗиЛом, он выпустил очередь в воздух. После чего 131-й слегка принял влево, а затем снова толкнул Форд в левый бок. Бирюков снова дал очередь - по правому переднему колесу ЗиЛа. Романов почувствовал, как руль стал тяжелее, начав проявлять склонность к повороту вправо, но ему удавалось сохранять контроль над машиной.
- Зря старался, - злорадно подумал он, - у него система автоподкачки стоит.
Бирюков ударил по газам, и Форд вырвался вперёд. Романов, снова взяв в руки пистолет, привстал за рулём и начал палить. Ещё три пули пробили крышку багажника Форда, а четвёртая, пробив пол, попала в заднее левое колесо. Фокус начало швырять по дороге, но Бирюков изо всех сил старался удержать контроль над ним. Его глаза налились кровью. Дождавшись удачного момента, Романов выстрелил вновь. На этот раз пуля попала в правое заднее колесо так, что почти сбила покрышку с обода. Форд начал крениться на правый бок, его начало заносить направо, в сторону леса. Он подскочил на небольшом земляном холмике, перевернулся и кубарем скатился в кювет. С крыши слетела мигалка. Левым боком врезался в дерево и отскочил от него, упав на крышу. Из него выполз Бирюков, весь в крови. Шатаясь, он забрал из разбитой машины автомат и побежал в сторону леса. ЗиЛ-131 свернул вслед за ним. Он наскочил на днище Форда и сплющил его. Услышав за собой шум V-образного 8-цилиндрового двигателя, Бирюков развернулся и, пятясь, снова открыл стрельбу. Романов пригнулся и, воспользовавшись этим, Бирюков попытался отпрыгнуть влево. Но Романов успел увидеть это и в последний момент выкрутить руль до упора влево. Ударом зиловского бампера Бирюков был отброшен на три метра. После чего 131-й проехался по его левой ноге всеми тремя левыми колёсами. Он остановился, из него выскочил Романов. Он подобрал автомат и направил было его на Бирюкова, но потом опустил: "Ладно, чёрт с ним. Всё равно ему явно недолго осталось". После чего прыгнул обратно в грузовик и поехал обратно к Полковникову, Соловьёву и Надежде...
...На территорию аэропорта медленно въехал жёлтый ГАЗ-3102 универсал, и поехал к брошенной артистами «двенашке». Доехав до неё, Волга остановилась. Из машины не спеша вышел человек и направился к 21123. Подойдя к ней, он осмотрел салон и спокойно взял лежавший на переднем пассажирском сидении кейс. Затем, он достал из кармана ключ и открыл им его. Его лицо озарилось радостью.
- О-о-о! - радостно произнёс он, - Мои акции Новокуйбышевского НПЗ! После всех этих событий они остались целы.
После этого он закрыл кейс и сел в свою Волгу. Автомобиль медленно развернулся и выехал с территории аэропорта...

...После всего произошедшего в город приехала проверка из Москвы. Основная цель проверки состояла в том, чтобы разобраться в дорожных беспорядках, произошедших в городе. Но в ходе этой проверки, которая длилась чуть ли не полгода, было арестовано немалое количество щукинских депутатов, предпринимателей и милиционеров, так или иначе причастных к случившемуся. Как было установлено, в городе уже много лет процветала колоссальная коррупция, о которой никто раньше и не заикался. В скором времени в местной газете вышел материал о деятельности Дьявола. В статье были подробно описаны как события 95-го, так и последние события. После этого компромат на Дьявола был передан в ФСБ - Полковников сам этим занимался. Причём, именно он настоял на том, чтобы этот компромат сначала напечатали в местной газете.
- Кто их знает, - говорил он. - Отдадим им компромат, а они его в архив спрячут, и народ, как всегда, ничего не узнает.
Но его опасения оказались напрасны. О страшном происшествии узнала вся страна. Поэтому даже если бы и хотели замять это дело, то всё равно ничего бы не вышло.
Самим же артистам повезло. Никто не узнал об их участии в дорожных беспорядках. Зато, как стало известно позже, в ходе этих беспорядков была полностью уничтожена банда Дьявола, состоящая из нескольких сотен бандитов. В его офисах провели обыски. Вся его чёрная бухгалтерия разом всплыла наружу. Но осталось множество не решённых вопросов.
Во-первых, оперативникам так и не удалось установить личность убийцы Дьявола. Они допросили весь персонал аэропорта, но ничего нового не узнали. Больше всего допрашивали пилота Аристова, но он твёрдо заявлял, что «Боинг» Дьявола сам врезался в его Ту-154. Благо, в результате аварии 737-й оказался настолько сильно разрушен, что ни подтвердить, ни опровергнуть его слова следствие не могло. А оторвавшиеся киль и хвост, от приземления также распавшиеся на куски, были оперативно сданы местными алкашами на металл, где никто не удосужился спросить, откуда у них эти детали.
Во-вторых, поступило много заявлений по угонам автомобилей, ни одно из которых не удалось раскрыть. Все угнанные автомобили, если и были найдены, то полностью разбитые. Удалось установить только то, что они были угнаны для участия в преследовании. Также не была ясна суть погони. Было неизвестно, кто преследовал или кого преследовали люди Дьявола.
В-третьих, прокуратура всерьёз заинтересовалась взрывом дома Спесивцева. Было известно, что подрыв совершили люди Дьявола, но кто именно его совершил, так и не было установлено.
Также следствие не узнало о том, что Надежда попадала в аварию - вся информация об этом, включая госномер её "четырнадцатой", была уничтожена. Все автомобили, уничтоженные во время погони, были отвезены на ближайшую автосвалку. Их детальным изучением заниматься не стали благодаря неким "влиятельным личностям". Но вот чего-чего, а личности бандитов Дьявола были установлены почти все. Этот момент скрыть не удалось.
Спустя год, знакомый Полковникова из Москвы, работавший в милиции, прислал ему список бандитов, убитых во время погони. Прочитав список, Полковников был обеспокоен. Там он не нашёл имена Дока, Логичного и Геннадия. Правда, в скором времени он благополучно забыл об этом, ведь теперь он жил совершенно иначе. Подождав, пока громкие разоблачения в Щукинске перестанут быть у всех на слуху, в конце 2011 года Полковников пришёл в местный банк обналичить "приобретённые по случаю акции" (как он сам выразился). Виталию повезло, что кассиршей оказалась молоденькая девушка, совсем недавно устроившаяся на работу из другой области и потому знавшая о событиях годовой давности не так хорошо, как местные жители. На руки он получил такую сумму денег, что чтобы довезти её до дома, он нанял такси, а водителю сказал, что везёт банки с соленьями от мамы. Деньгами Виталий тут же поделился со своими друзьями - разумеется, часть денег досталась и Надежде, к тому времени ставшей его женой. Вскоре торговый центр "Люцифер", давно раздражавший местных жителей своим названием, был радикально перестроен, и в его здании открылся цирк, директором которого стал Михаил Соловьёв собственной персоной. Деньги, позволившие ему сделать это, заставили его вернуться в родной город, по которому он скучал все эти 15 лет... Также поступил и Романов - на свою долю он открыл театр, в котором также стал руководителем. Очень скоро в этом театре стали собираться лучшие актёры Щукинска - вернулась к прежней работе даже часть старых актёров - тех, кто ещё помнил старый театр, закрывшийся в 1995 году. Что же касается самого Полковникова, то он обратился к руководству телестудии с просьбой открыть при ней небольшую кинофабрику. То поначалу упиралось, но благодаря "щедрому финансированию" со стороны Виталия согласилось…
В итоге город Щукинск зажил совершенно новой жизнью, полной радости и счастья. Теперь, отправляясь на работу, Виталий Полковников почти каждый день встречал Рудольфа Романова и Михаила Соловьёва.
- Ну что? - весело спрашивал он. - На работу?
- На работу! - радостно отвечали его друзья.
И они шли вместе, попутно вспоминая бурное прошлое и разговаривая о светлом будущем.

(февраль-май 2017)

© Паршин Андрей, 19.07.2017 в 22:42
Свидетельство о публикации № 19072017224214-00410935
Читателей произведения за все время — 302, полученных рецензий — 3.

Оценки

Оценка: 3,67 (голосов: 3)

Рецензии

Артур Сиренко
Артур Сиренко, 25.07.2017 в 00:17
Яркое повествование. Увлекательно написано....
Виктор Васильевич Лупкин
Всем доброго времени суток! Сразу хочу обратиться к Степану...Я не понял вас вообще, не понял, что вам не понравилось, вы пишете очень резко. Скажу сразу, я пенсионер, мне уже восьмой десяток, и эту книгу я прочитал с огромным удовольствием, даже читал ее своему внуку. Он мало что понимает, но слушал с большим интересом. Автор, Андрей Паршин, как я понял, сам тоже человек пожилой, и я считаю неприемлимым такой тон по отношению к пожилому человеку, хоть даже если его творчество вам не нравится! Книга захватывает с самого начала, много близких пожилым людям тем. Видно, что автор переживает распад СССР, где прошла большая часть его жизни, видна любовь к советским автомобилям, советскому быту, советскому образу жизни. Андрей, я и сам такой же! Вот бы назад в СССР! Очень нравится броский стиль текста, хороший острый юмор, молодым, возможно, не понять, но я иногда даже вслух посмеивался, думая про себя "Во дед, может, я бы так не написал!" Вообще, очень воодушевляет, что автор и в немолодом возрасте следит за жизнью вокруг, за олигархами, бандитами, хорошо знаком с их образом жизни, как-то даже самому хочется что-то написать после того, как видишь, что и наш брат-пенсионер на что-то способен! Честно говоря, хотел бы видеть экранизацию данного произведения на НТВ, очень было бы замечательно - читать уже не всегда легко, а смотреть боевики с внуком легко и приятно. Одним словом, хочу сказать - ТАК ДЕРЖАТЬ, АНДРЕЙ!!! Виктор Васильевич, Уфа.
Паршин Андрей
Паршин Андрей, 28.05.2018 в 09:16
Виктор Васильевич, ну насчёт моего возраста Вы сильно погорячились, конечно...) мне 22 года было, когда мы с товарищем это писали.
Антон Шлоссберг
Антон Шлоссберг, 28.05.2018 в 12:58
В корне не согласен с предыдущим рецензентом на счёт его догадок по поводу возраста автора-Андрея Паршина.Во время чтения этого рассказа у меня сложилось обратное мнение: автор -школьник, учащийся в старших классах и имеющий очень искаженное представление о окружающей его действительности. Автор в этом произведении делает ключевой акцент на автомобилях, хотя сам АБСОЛЮТНО не понимает, как они работают и В КОРНЕ не понимает элементарные физические процессы ( столкновения автомобилей и самолётов(!!!)) У самого автора автомобиля нет, и это, конечно, видно.Посредством внедрения огромного количества машин и шизофреничной детализации их, он старается как-то компенсировать свои комплексы. Советую автору в качестве ликбза посмотреть на мир хотя бы из окна,  потом погулять по городу.Может быть, тогда он поймет,, что бандиты на шестисотых  мерсах остались в 90-ых, что погони, которые описывает Парщин, не встречаются повсеместно, что самолёты не  сталкиваются  в небе.Все должно быть поэтапно, потому что у автора нет вообще никакой социальной адаптации, а ещё у него искаженное представление о реальности, это очевидно. Если говорить простыми словами, то автору нужна медицинская помощь, и как можно скорее.А пока эта книга должна называться не " Артисты в погоне за дьяволом", а " АУТИСТЫ в погоне за дьяволом". Ваш Шлоссберг.
Паршин Андрей
Паршин Андрей, 20.07.2018 в 15:50
(текст убран модератором)
Андрей Злой
Андрей Злой, 21.07.2018 в 06:04
ВНИМАНИЕ! Писавший предыдущий отзыв Паршин Андрей и автор публикации - совершенно разные лица (нажмите на имена - увидите разные странички, второй зарегистрировался вчера).
Подозреваю подделку под другого автора и дебильный троллинг.
Текст (довольно провокационный) убран. Паршин-2 заблокирован. Если надо восстановить - пусть автор публикации свяжется со мной в личке.

Это произведение рекомендуют