Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 43
Авторов: 0
Гостей: 43
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Тур - 279: Закройте глаза газет... (конкурс завершен)


                    Я сегодня включил телевизор,
                    Чтоб узнать о событиях дня,
                    И узнал, что отныне без визы
                    Даже в Ригу не пустят меня.
                    Но меня не расстроило это –
                    Я и раньше не ездил туда.
                    На загранки, увы, у поэта
                    Не хватает бабла, господа.
                    А ещё я узнал, что Россия
                    Снова стала великой страной!
                    Наш царь-батюшка, вождь и мессия,
                    Понапрасну ругаемый мной,
                    Заслужил уважение в мире,
                    И повсюду народом любим,
                    А не только в балтийской пальмире,
                    Что, конечно, отнюдь не с любым
                    Может быть. Нет сомнений, что Путин
                    Свет несёт, разрушающий тьму!
                    Был бы дальше наш сон беспробуден,
                    Если б власть перешла не к нему!
                    Мне с экрана, чуть лобик наморщив,
                    Президент разъяснял не спеша,
                    Что Россия по силе и мощи
                    Превосходит уже США!
                    И любой возникающий кризис
                    Или просто серьёзный вопрос
                    В год свиньи, а тем паче, в год крысы
                    Не таит больше скрытых угроз,
                    А спокойно, за тёплым обедом,
                    Разрешается нынче в Москве.

                    Только в мире не знают об этом.
                    Ну не смотрят там наше ТВ!

                           "Глядя в телевизор" - Александр Фридман

          Президент выступил... Шуму то, шуму...
          Вот давайте об этих источниках шума и поговорим. Пока совсем не оглохли.

          Итак, тема 279-го тура - "масс-медиа": ТВ, газеты, радио...

          Примеры из классики:
          "Газетный день" - Владимир Маяковский
          "Диета" - Саша Черный

          Сроки проведения конкурса:
          Начало: суббота, 03 марта.
          Окончание: суббота, 10 марта.
          Редакторское голосование: воскресенье, 11 марта - суббота, 17 марта.
          Голосование зрителей и участников: воскресенье, 11 марта - суббота, 17 марта.
          Подведение итогов: воскресенье, 18 марта.
          Начало нового конкурса: суббота, 10 марта.

Правила:

1. Жанр – свободный.
2. Стихотворение должно точно соответствовать теме конкурса.
3. Каждый участник может подать на конкурс одно стихотворение не более 36 строк.
5. Стихи с ненормативной лексикой, стихи низкого художественного уровня, стихи, не удовлетворяющие условиям конкурса – не принимаются!
6. Решение об отклонении стихотворения принимает ведущий конкурса. Решение ведущего окончательное, обжалованию не подлежит.
7. Стихотворения, взятые как "Примеры произведений на Grafomanam.net" в конкурсе не участвуют.
8. Если у вас возникли вопросы или какие-либо пункты правил неясны – обращайтесь в этом туре в личку к Андрею Злому (Марине отдохнуть тоже надо).

Призовой фонд:

1 место - 1000 баллов
2 место - 800 баллов
3 место - 600 баллов.
4 место - 400 баллов.

Места определяются по итогам голосования жюри. Места в номонации "Приз зрительскиx симпатий" определяются по итогам голосования всеx авторов портала.

Дополнительные призы:

Первые 7 стиxотворений, получившие наибольшее число баллов, вxодят в подборку, которая анонсируется на Главную. Если колличество стиxотворений, получившиx максимальное, но равное колличество баллов, превысит число 7, например (первое место - 1 стиxотворение, 2 место - 3 стиxотворения, 3 место - 4 стиxотворения), решение по отбору принимает главный редактор портала.
Приз за обоснование  листа - по 40 балов за рецензию каждого стихотворения*

Пы.Сы.

1. Напоминаю: название цикла конкурсов позаимствовано нами у братьев Стругацких абсолютно осознанно,
о чем и писалось в соответствующем анонсе: http://www.grafomanam.net/poems/view_poem/242389/
2. Приз за обоснование  листа выдается при условии уважительного отношения к автору обозреваемого
текста, грамотности рецензии, упоминающей и плюсы и минусы рассматриваемого стихотворения и
определенного объема (не менее 120 символов). Если соберется несколько мини-обзоров по
конкурсу, они будут объединены в один обзор, анонсируемый на Главной странице портала.
3. Доска почета "Понедельника" http://grafomanam.net/works/326897


Организатор

Platformus.ViewModels.Shared.AssociationViewModel

Состав жюри


Заявленные произведения

Мне снился тоталитаризм,
В котором жили мы недавно,
По рёбрам искривлённых призм
Стекали наши судьбы плавно

Как с топорища палача,
И капали, как кровь, на плаху,
И под громадой кумача
Вожди – кто в кепках, кто – в папахах.

На демонстрациях несём
Одни и те же транспаранты,
Один и тот же лозунг, в нём -
Как любим нашего Гиганта.

Его портрет – в руках у всех!
Он как бы заменил нам лица,
Он сам глядит на свой посев -
На серых кукол вереницу.

Смотрю в метро (ну, чудеса!)
Страница та же, та же Правда
У всех открыта, словеса
Лояльный формируют нрав нам

И, как заевший патефон,
По радио – всё те же марши,
Как новобранцев солдафон
Мурштрует нас отец монарший...

...
Я просыпаюсь как в бреду,
Когда по тёмным корридорам
На обработку я бреду
В подвал к эйфорам-бутафорам.

22 Сентября 2008

- Там написано чёрным по белому
Что отныне всё чёрное - белое.
- Да, написано... И как же так это?
Неужели Вы верите в это?!
- Нет, конечно, но ниже написано:
"Всё что белое - чёрное - истинно".
- Да, действительно. Верить ли, право?
Вы то верите, что это правда?
- Как в такое и, вдруг, не поверить?!
Вот читайте, написано: "Верить".

Как надоел поганый свет,
Где в иглах все, как дикобразы,
Где от чужих лишь гнусь да бред,
А наши есть, но пьют, заразы.

Как надоел дежурный стон,
Что всё в дерьме и в стылой ряске,
И хочется держать фасон,
Но перед кем - уже неясно.

Как надоел нам тот мужик
В экране плоском с наглой рожей,
Который вечно учит жить,
А сам не знает и не может.

Как надоел дежурный клич:
„Всё поделить, хоть понемногу“,
И вождь дежурный – не Ильич,
Но, как всегда, простой и строгий.

Как надоело вороньё,
Что верещит и нагло гадит,
И безобразное враньё,
За просто так, привычки ради.

Как надоел сплошной бардак
И тьма вопросов без ответов.
И этот, в зеркале, мудак
Достал, ну просто спасу нету!!


Я этот сон скоро выучу наизусть.
Небо всё в золоте, шарик Земли внизу.
Ангел другому твердит: "Без тебя спасут!
Ты потерял крыло, а она - калека.
Пусть забирают в приют - не твоя беда:
ей обеспечены будут уход и еда."
Только второй: "Извини... мне пора туда..." -
Падает вниз и становится человеком.

Больно любить, если сам не сумел сберечь.
Снится мне - вот он стоит на церковном дворе
(искренне веря, что там подадут скорей,
не отличая совсем шахарит от мессы).
Много ли можно собрать за неполный час:
кто не заметит, кто фыркнет - и не подаст.
Плохо, когда оттолкнёт и ногой поддаст,
скажет: "Вали побыстрей!". Здесь чужое место.

Проще держать удар, если знаешь цель,
только усталость ясней на его лице
(видевший всё в этой жизни седой фармацевт
прячет глаза и долго считает мелочь).

Дома, к её волосам прижимаясь щекой,
он тихо шепчет: "Не плачь, это так легко..."
Он украшает ей косу цветным шнурком,
сам оставаясь по-прежнему чёрно-белым.

Вот и финал - он на крыше, и всё темней
ангельское лицо в этом странном сне.
Столько людей - до него никому дела нет,
и не увидит мир, погружённый в "ящик" -
словно прощаясь с ним, разольёт закат
отсветы неба на
обледеневший скат.
Он не взлетит, а сорвётся, держа на руках
лёгкое тело спящей...



В узеньких улочках ветер несётся вскачь,
Словно мальчишка, сорвав по пути бельё
С чьей-то верёвки.
Ах, память, ты мой палач!
Я-то надеялась - всё поросло быльём...

Только напрасно...
Грохочет опять в мозгу
Давнего боя гроза, и натужен вдох.
Кровь на руках (боль привычно скрутилась в жгут).
Даже Всевышний помочь бы тебе не смог.

Мне оставалось принять твой последний вздох,
Взяв себя в руки, подняться, продолжить бой...
...Снова родившись из пары газетных строк,
Прошлое властно меня увлекло с собой.

Выгнало прочь – и неважно, что ночь-полночь -
Лучше, чем в доме пустом глухо выть с тоски.
Старый квартал вздохнул - только чем помочь,
Если сдавило от боли опять виски...

Город смотрел, как металась я меж домов,
Как возводила старательно личный ад,
Камень под ноги подставив (приём не нов),
Резко в реальность меня возвратил назад...

...Узкая улица, жёлтого неба клок,
И укоризненно смотрит луна с небес.
Тёмные окна, на двери висит замок,
В сквере скульптура. И скалится, точно бес.

Так я стояла, наверное, с полчаса,
Тут подошла девчушка - худа, бледна.
Тихо спросила, с надеждой взглянув в глаза:
"Тётя, скажи, а ты правда за мной пришла?"


Однажды шторм закончится, и ты не вспомнишь, как его пережил. Ты даже не будешь уверен в том, закончился ли он на самом деле. Но одна вещь бесспорна: когда ты выйдешь из шторма, ты никогда снова не станешь тем человеком, который вошёл в него. Потому что в этом и был весь его смысл. /Харуки Мураками/

Ноябрьские угрюмые дожди,
смывающие день за днём надежды.
Природы потускневшие одежды
и ветер. А по "зомбику" – как прежде –
вещают истеричные вожди,
из коих каждый первый возбудим.
От ню-речей тошнит. Смыкаю вежды.

Уйти пытаюсь в сон. Но за окном,
надрывно воя, мчится неотложка.
И осени холодная ладошка
в стекло швыряет градом. Дремлет кошка,
не мучаясь, мурлычет о своём,
да тикает тихонько метроном,
как будто просит: "Ну-пос-пи-нем-нож-ко..."

Отара проплывающих овец,
из коей помню триста сорок третью
и пастуха с котомкою и плетью,
игравшего на дудочке... Ответь мне,
бредущей по бессоннице, Отец:
– Где царствие Морфея и конец
безумному и злому лихолетью?

Законы в нём ни сердцу, ни уму.
А слуги ездят в бронелимузинах.
Кровоточат иконы, злятся зимы,
дороги-дураки непроходимы,
а сми несут пургу и ложь, и тьму
и не уступят чёрту самому.
А в судьях те, кто должен быть судимым.

И ветеранов – тех, кто жив пока,
здесь почитают к выборам и к маю.
В другие дни их редко вспоминают.
А пенсия, как девка крепостная,
с инфляцией идёт к руке рука.
И тянет полстраны на облака
да в дом казённый. Шторм конца и края

бушует. И в безумие река
живущих потихонечку втекает,
пока идёт закручиванье гаек,
пока идёт рассказыванье баек,
чтоб неповадно, чтоб наверняка...
В почёте волосатая рука
да хватка жополизно-воровская.

Сон не приходит... И молчит Отец...

Однажды шторм закончится, я верю.
Придёт предел зажравшемуся зверю,
но шут не может в этом быть уверен.
Futurum неизвестно наконец.
Поэтому галиматьи венец
таков: прими привычного потерю
как истину...

Храни нас всех, Отец!
........
* Futurum (лат.) – будущее.

Год отблистал канителью буден,
Перед шампанским – да по сту грамм!
Двое в заднице: я и Путин.
Он – гигабайтами в Инстаграмм.

Звякнул смартфон смсэской зарплатною:
В два раза меньше пришло туда,
Вот это – моё! Авось отпраздную…
Зачем же выбрали вас тогда?

Произвели вы ладком рокировочку:
Ферзь за ладью, она за ферзя.
Димочка главным был, стал главным Вовочка,
Может все хитрости эти – зря.

Я бы сейчас залез в Википедию,
Статью о вас бы там прочитал,
Были б в заднице мы… с Медведевым,
Компьютеры любит он – вам не чета!

Крым бы сидел со светом и мовою,
Футбол смотрели Луганск и Донецк,
Хрен бы с ней РОссией этой новою!
Старую б нам не просрать вконец.

Лошадь ушла, вон овца врывается
К нам на порог, навоняв козлом,
Чёрт! И бутылка не открывается,
Та, что с шампанским, ну как назло!

Рей триколор за башней Спасскою,
Тут без обид, мы в жопе все,
Взор президента такой он ласковый,
Где там Киркоров и оливье?!
    


Я всё могу, я волшебство,
Я формирую большинство.
Я Бог, я дьявол, маг и плут.
Скажите, как меня зовут?

Зом-бо-я-щик!

Пусть я всего лишь аппарат,
Послушен мне электорат.
Меня и хвалят, и клянут.
Скажите, как меня зовут?

Те-ле-ви-зор!

Ты нынче грязь, а завтра князь,
А послезавтра снова грязь.
Я всё могу, я маг, и плут.
Скажите, как меня зовут?

Зом-бо-я-щик!

Мой кандидат под звук фанфар
Взойдёт на трон. Виват пиар!
Доверься мне, я научу,
Проголосуй, как я хочу,

Твой те-ле-ви-зор.

Люди били тебя под дых
И добились, чего хотели.
«Мир для сильных и молодых», –
Так сказали вчера по телику.

Как звенит листопадно жесть
И хохочет луна-пророчица!..
Ты ведь знал, что такое жизнь,
А сдыхать все равно не хочется.

Как лист увядший падает на душу,
А с ним ещё...  Приняв осенний душ,
Душа стремится вырваться наружу…
Ах, осень жизни, сколько хрупких душ
Ты проводила пышно в путь неблизкий
Салютом из сорвавшейся листвы…
И в жёлтом, и багряном обелиски
Недолги, но торжественны …  И Вы,

Любовь моя, на этих днях, возможно,
Узнаете, что Ваш покорный рыцарь
В наряд листвы осенней был одет,
В бессилии  оставил меч и ножны…
В подробностях не станем, впрочем, рыться…
Узнаете из утренних газет.

"Как лист увядший падает на душу"
Аркадий и Борис Стругацкие. "Трудно быть богом"

Талант, или природы дар?
Родился, говорят в сорочке.
А мне сорочкою бог дал,
Стихов написанные строчки.
Когда бессоница в глаза,
Белеет лист, еще ни слова.
Назавтра выйдет полоса,
Газеты.Там стихов основа.
Друзья устанут поздравлять,
Встречая утром на работе.
"Где научился так писать?
Такой-же, как и все мы, вроде".
Но в коллективе Шапокляк,
Скрипит обижено "писака".
Оставив на душе синяк,
Прошла невидимая драка.
Искать ударные слога,
Талант, работа без простоя,
Ищи, поэзии слуга,
Соря словесною рудою.

Нас нет в Крыму и нет в Дамаске,
В Цхинвале наш утерян след,
Нет в Приднестровье и Луганске,
А в Грузии подавно нет.

Нас не было в Чечне и Праге,
И в Будапешт мы – ни ногой,
Хоть нам не занимать отваги,
Там кто-то воевал другой.

В Афганистане – вроде были,
Ну, нам там разное плели,
Не знаю, что мы там забыли,
Но точно помню – нас ушли.

Мы есть в Сейшелах, на Гавайях,
Мы на Мальдивах виски пьём,
Мы в Хургаде, в Бали, в Дубае
Привольно, весело живём.

Мы есть в Сорбонне, в Беркли, в Штатах,
В Оксфорде, в Кембридже, проверь,
Живём там, как в родных пенатах,
Без заморочек, верь – не верь.

Путёвку в жизнь нам выдал Путин,
С тех пор у нас всё, друг, путЁм,
Давай налей, ещё замутим,
Ему мы благодарность шлём.

За то, что дал возможность предкам
Ограбить дочиста страну,
И сам срубил с уменьем редким
Большие бабки на кону.

Живём, свои мозги не сушим,
Но мучит нас вопрос простой,
Что стало с той частичкой суши
Той, что была одной шестой.

Там есть таджики и китайцы,
Стал мал для человека свет,
Японцы, курды и малайцы
И только нас, увы, там нет.

Потомки, дух призвав Мессии,
На свой вопрос прочтут ответ
Традиционный, - Что с Россией?
- Не знаю, нас давно там нет.

Ответ газеты раструбили,
Но мы то, знаем точно, – были.

    
Привычно палец трёт планшет,
скользя, как яблочко по блюдцу,
даруя ищущей душе
возможность к тайнам прикоснуться.

А ведь не дале, как «вчера»,
не по имэйлу и не в чате
ко мне слетались номера
периодической печати.

За тихим шелестом страниц
свинцово-пахнущих изданий:
Неправда, правда... для страны
со смутным прошлым — ближним, дальним...

О, сколько кануло газет
в бездонной пропасти сортиров,
Пока незримый Интернет
растягивал над старым миром
в приманках спрятанную сеть —
Ловушку цепкой паутины,
где, раз увязнув — умереть.
Процесс — почти необратимый.

             10.03.2018