Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 34
Авторов: 0
Гостей: 34
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Тур - 151: "А в скрипке эxо все держалось" (конкурс завершен)


                                                                                           Какой тяжелый, темный бред!
                                                                                           Как эти выси мутно-лунны!
                                                                                           Касаться скрипки столько лет
                                                                                           И не узнать при свете струны!

                                                                                           Кому ж нас надо? Кто зажег
                                                                                           Два желтых лика, два унылых...
                                                                                           И вдруг почувствовал смычок,
                                                                                           Что кто-то взял и кто-то слил их.

                                                                                           "О, как давно! Сквозь эту тьму
                                                                                           Скажи одно: ты та ли, та ли?"
                                                                                           И струны ластились к нему,
                                                                                           Звеня, но, ластясь, трепетали.

                                                                                           "Не правда ль, больше никогда
                                                                                           Мы не расстанемся? довольно?.."
                                                                                           И скрипка отвечала да,
                                                                                           Но сердцу скрипки было больно.

                                                                                           Смычок все понял, он затих,
                                                                                           А в скрипке эхо все держалось...
                                                                                           И было мукою для них,
                                                                                           Что людям музыкой казалось.

                                                                                           Но человек не погасил
                                                                                           До утра свеч... И струны пели...
                                                                                           Лишь солнце их нашло без сил
                                                                                           На черном бархате постели.

                                                                                           "Смычок и струны"-Иннокентий Анненский


                        Здравствуйте, уважаемые участники конкурса!

                     1 сентября (по старому стилю 20 августа) 1855 года в Омске родился Иннокентий Фёдорович Анненский.
Анненский - поэт начала серебряного века; новая поэтическая эпоxа начиналась с воистину серебряныx чистыx нот. Многие считают Анненского поэтом  непризнанным и почти незаслуженно забытым. На мой взгляд это не так: Анненский поэт элитарный. Слог его поэзии иначе, как высоким не назовешь. Крупнейшие поэты-сoвременники xорошо знали его стиxотворения, восxищались ими; поэты - несовременники по-прежнему знают его стиxотворения и восxишаются его незаурядным даром.
                      Поэзия Иннокентия Федоровича Анненского не просто серьезна: она сродни служению, требующему полной отдачи. При некоторой игре фантазии я могу представить себе Пушкина современником, играющим в те или иные игры типа нашиx конкурсов. Но представить себе автора "кипарисового ларца", шутки ради участвующего в конкурсе частушки... Мое воображение на этой картине буксует... У Анненского совсем иное отношение к исскуству:


Но когда б и понял старый вал,
Что такая им с шарманкой участь,
Разве б петь, кружась, он перестал
Оттого, что петь нельзя, не мучась?

Этим, если не все, то многое сказано...


На 151 тур Понедельника принимаются стиxотворения, связанные с биографией или творчеством Анненского эпиграфом, цитатой или тематикой.

Стихи наших авторов:


(Зачем здесь зимняя звезда...)- аркадий левако
"Среди миров"-Востров Виктор
"IN MEMORIAM…"-Алена Григорьева ( Е. Литинская)
"В.Д."-Клавдия Смирягина (Дмитриева)
"Элегия"- Евгений Медин

На 151 тур понедельника принимаются стиxотворения, так или иначе (эпиграфом, строкой, образом) связанные с творчеством Иннокентия Федоровича Анненского.


Примеры из классики:

"Учитель"-Анна Ахматова
"ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ"-ВЛАДИМИР КОРНИЛОВ
"Памяти Анненского"-Николай Гумилёв
"Дорога"-Борис Суслович

Сроки проведения конкурса:

Начало: суббота, 30 августа.
Окончание: суббота, 12 сентября.
Редакторское голосование: суббота, 12 сентября -суббота, 19 сентября;
Голосование зрителей и участников: 12 сентября -суббота, 19 сентября;
Подведение итогов : суббота, 19 сентября;
Начало нового конкурса: суббота, 12 сентября

Правила:

1. Жанр – свободный.
2. Стихотворение должно точно соответствовать теме конкурса.
3. Каждый участник может подать на конкурс одно стихотворение не более 36 строк.
5. Стихи с ненормативной лексикой, стихи низкого художественного уровня, стихи,
не удовлетворяющие условиям конкурса – не принимаются!
6. Решение об отклонении стихотворения принимает Ведущий конкурса. Решение
Ведущего окончательное, обжалованию не подлежит.
7. Стихотворения, взятые как "примеры из творчества наших авторов" в конкурсе не участвуют.
8. Если у вас возникли вопросы или какие-либо пункты правил неясны – обращайтесь
в личку к Марине Генчикмахер


Призовой фонд:

1 место - 1000 баллов
2 место - 800 баллов
3 место - 600 баллов.
4 место - 400 баллов.

Места определяются по итогам голосования всеx авторов портала.

Дополнительные призы:

Первые 7 стиxотворений, получившие наибольшее число баллов, вxодят в подборку, которая анонсируется на Главную. Если колличество стиxотворений, получившиx максимальное, но равное колличество баллов, превысит число 7, например (первое место - 1 стиxотворение, 2 место - 3 стиxотворения, 3 место - 4 стиxотворения), решение по отбору принимает главный редактор портала Андрей Злой.

Пы.Сы.

1. Напоминаю: название цикла конкурсов позаимствовано нами у братьев Стругацких абсолютно осознанно,
о чем и писалось в соответствующем анонсе: http://www.grafomanam.net/poems/view_poem/242389/
2. Приз за обоснование  листа выдается при условии уважительного отношения к автору обозреваемого
текста, грамотности рецензии, упоминающей и плюсы и минусы рассматриваемого стихотворения и
определенного объема (не менее 2.5 строк в микрософт ворд). Если соберется несколько мини-обзоров по
конкурсу, они будут объединены в один обзор, анонсируемый на Главной странице портала.
3. Доска почета "Понедельника" http://grafomanam.net/works/326897
исторический роман

Организатор

Platformus.ViewModels.Shared.AssociationViewModel

Состав жюри


Заявленные произведения

Осень –  ненастно-несчастная муза,
Распрекрасная, злая обуза.
Поскользнёшься на листьях и грязи,
И фонарь уж синеет под глазом.
Холод щупает, кличет морозы.
Всё же милуешь осень, сквозь слёзы.

Ослеплён ярко-сумрачным светом,
У зимы, у безжалостной края,
Я к свистящему арии ветру,
Синяки на глазах простираю.

Ты сядешь в вологодский поезд,
Весь в предвкушении стихов.
Печалью светлою напоят
Слова из древних родников.

Из той чернильницы глубокой,
Как из души, ты извлечёшь,
Старуху-смерть, что кособоко
Подставит дряхлое плечо.

В твой век нет скорости и блеска,
Дорога, словно жизнь – длинна.
И много вёрст – луга, пролески –
Рай для седого молчуна.

Душа – поёт, когда качаясь
Ты едешь и отложен Срок.
И проводник предложит чаю,
Ты миру – россыпь дивных строк.

...
Поеду в твой забытый домик
И почитаю, как всегда,
Твоих стихов затёртый томик.
И ты со мной, в моих ладонях,
Сойдёшь у Царского Села.

18 мая 2011 г.

В недоумении открыл я мертвеца...
Сказать, что это я... весь этот ужас тела...
Иль Тайна бытия уж населить успела
Приют покинутый всем чуждого лица?
             Иннокентий Анненский «У гроба»

          К счастью!

Неясный день  двухтысячного года.
Опутанная узами забот
пришла домой, вздохнула у порога -
всегдашний стресс покоя не даёт.

Меня смутила тишь толпы в квартире.
Покрытый  стол накрыт не на обед.
И жёлтое лицо, как на витрине,
покойной маской гасит яркий свет.
Застывший барельеф – холодный  камень.
Ледышкой сердце замерло навек.
Потухший взгляд, прикрытый  медяками,
с улыбкой не посмотрит из-под век.                    
Знакомые черты... Гляжу понуро.
И к зеркалу –  проверить этот факт.    
Улыбкой полотенце изогнулось,
не дав осмыслить, что же здесь не так.      
А горькая слеза точила камень,
И ропот тихим звоном плыл в толпе:
  - Она ждала, страдала и стихами
внезапно изошла.
                                Не по себе
мне стало, горько, больно ... и напрасно
ладонями пыталась заглушить
те звуки, что указывали ясно
на упокой чувствительной  души.

Но, что  случилось?! День тайком прокрался,
мне веки распахнул – «проснись и пой!»
«Живой водой» – спасительным лекарством –
поставил на ноги.
                                 Забыв покой,
тяжёлый, как мигрень, свой сон припомнив,
я с лёгким вздохом глянула кругом –
Ведь  «это – к счастью», так толкует сонник.
И жизнь помчалась дальше, напролом.

......В непроглядную осень туманны огни
                             И. Анненский


На озеро с причала огонек
Слезится сквозь туман белесой течью…
По кладбищу брожу в осенний вечер,
Как будто обиваю твой порог…

В году – пора последних пепелищ:
Глухой октябрь упорно копит влагу.
И каждый куст в безвременье бродягой
Еще до холодов стал – гол и нищ.

Пока светло – я к берегу сошла
До краешка воды, но даже странно,
Что есть вода: настолько здесь туманно.
И по туману утка подплыла.

Смотрю я на нее. Какая грусть –
Остаться здесь, средь сумерек болотных...
Нет скорби облегченья в перелетах,
Когда мертво все – кроме верных чувств.

На свете ничего прекрасней нет.
Хоть загнана судьбой на самый угол –
Но мертвый огонек мне светит другом.
Я чувствую как взгляд твой – этот свет.


Бездушный город. Вечер зыбкий.
И только тот, кто в сердце ранен,
Как женщину сжимает скрипку
Ветвисто-тонкими руками.

И нервно вскидывая плечи,
Он то скорбит над телом юным,
То вдруг вскричит, как хищный кречет,
Хлестнув смычком по голым струнам.

И эти звуки, эти позы,
И эти пальцы-километры
В меня вонзают чьи-то слезы,
В меня бросают чьи-то ветры!

И я несусь земной и тленный
В обитель, где сияют души,
И сгинет в ночь скрипач блаженный...
А я все буду
слушать,
слушать...

Сердце (Лирика / философская) Анонимный автор
«Я думал, что сердце из камня,
Что пусто оно и мертво...»
И. Анненский
Я думал, что сердце из плоти,
Меня в этом врач уверял,
Но право, иной раз, поймёте,
Уместней другой «матерьял».

Чиновника взять бы к примеру,
Бумага – тотем для него,
Её уважает без меры
Бумажное сердце его.

Гостинцами встречи чреваты,
На ёлке наш Дедушка здесь,
В нём сердце из сахарной ваты,
Как впрочем из ваты он весь.

Стеклянное сердце поэта
Разбило его «божество»,
Ведь сердце у ней – из гранита,
И «пусто оно и мертво».

У матери сердце – из глины,
Податливо, полно любви,
Жизнь детям отдаст без кручины,
Лишь только её позови.

Отважное сердце солдата
Не дрогнет от пуль и огня,
И долг свой он выполнит свято,
Ведь сердце – стальная броня.

Конечно же, сердце – из плоти,
Страдает оно от обид,
Нуждается в нашей заботе
И плачет оно, и болит.


Пушкин лирой своей феерической,
Дал начало эпохе  блистающей.
Золотым был тот  век поэтический...
Жаль, шло далее по убывающей:

Золотой век сменился серебряным,
За серебряным бронзовый* следовал.
Значит, вера в прогресс поколеблена?
Что в грядущем нас ждёт после этого?

Чтоб не ждал нас век каменный варварский,
Мы должны быть поэзии преданны:
Колдовать над словами, как Анненский
Совершал это в веке серебряном.  


* Исследователи русской поэзии послесталинской эпохи называют это время бронзовым веком.


… «Холодный сумрак аметистов».
Иннокентий Анненский: « Аметисты».

Иннокентием звали ламу.
Был он вежливый и внимательный,
всех буддистских законов гаммою
овладел  в совершенстве и тщательно.

Шелестя аметистами чёток
наставлял, совершал обряды,
по нечётным дням и по чётным
был душой с прихожанами рядом.

И, под сумрачный блеск аметистов,
говорил вдохновенные речи,
а гортанные звуки, чистые
расплавляли сердца и свечи.

…Пролетели мои зимы-осени
над заливом Святого Лаврентия,
на чужбине. Но мне, если спросите,
не хватало всю жизнь Иннокентия.

                                    Еще не любишь ты, но верь:
                                    Не полюбить уже не можешь...
                                                               И. Анненский


Еще не знаю, почему,
Но сердцу стало вдруг отрадно,
Когда, лучом пронзая тьму,
Вы встретили меня в парадном.

Руками платье теребя,
Вы мне шепнули, чуть робея:
«Так скоро не ждала тебя…
Ой! Вас…». И я забыл вдруг, где я.

Лишь улыбался и молчал,
В нежданном «ты» увидев ласку.
В прекраснейшем из всех начал
От пустяков бросает в краску…

Ну, что я, как дурак, застыл
И раскраснелся, как девица?!
Я вас ещё не полюбил…
Но не сумею не влюбиться.

                              5 сентября 2015 г.

Так бабочка газа всю ночь
Дрожит, а сорваться не может...
И. Анненский

Наш кухонный мирок на царствие помазан
в моей душе. Ответственно хранит уют:
в пустыне гречи едет сказочный верблюд
(«Пикник»), цветет сиреневый подсолнух газа,

за занавеской приютилась моль и рада
(ну что же? моли в наши времена дают
по вкусу шерсть и мех), в шампанском старом «Брют»
плывет пиратских пьяных мух армада,

притихшее стекло - тарелочная трель
бренчать, визжать о ложки целый день устала
(а ложки? черти с ними, с ложками! из стали!).

И я устала.
Люблю: как только утекает ночь на треть,
зажечь подсолнухи и сонно руки греть.

"Когда к ночи усталой рукой
Допашу я свою полосу,
Я хотел бы уйти на покой..."    И. Анненский

Когда допашу я, набравшись силёнок
Оставшихся, маленький свой огород...
Когда мой убитый судьбой жигулёнок
Печально последний пройдёт поворот...

Когда печь остынет, когда все поленья,
Сгорев, превратятся в золу навсегда,
"Навек и отныне" наступит мгновенье -
Последняя строчка родится когда.

Последняя рифма, замешкавшись где-то,
Запляшет, как радуги яркой дуга,
Последняя нота растает с рассветом
И сядет росою в заветных лугах.

И вот новый день без меня загорится
Красивым мифическим призрачным сном,
Как чудная тень...  А душа испарится
И сядет росою, но... в мире ином.
.
Возможно, там тьма и бесцветные дали;
Возможно, там солнце и снег голубой...
А здесь... без ума мы в любви утопали:
Мы сказочно счастливы были с тобой...

Мы были...  и есть, но известно лишь Богу:
Продлится идиллия день или год.
Ни слава, ни честь отдалить не помогут
Назначенный день. Он, конечно, придёт.

О будущем дне мы пока не узнали,
Сегодня ж тебя попрошу об одном:
Не плачь обо мне, ведь, пока ты в печали,
Не будет покоя мне в мире ином,
Не будет мне сил рвать душевные нити
И имя твоё позабыть среди звёзд...

И будет белеть на холодном граните
Свечи, догоревшей в ночи, талый воск.