Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.

К авторам портала

Публикации на сайте о событиях на Украине и их обсуждения приобретают всё менее литературный характер.

Мы разделяем беспокойство наших авторов. В редколлегии тоже есть противоположные мнения относительно происходящего.

Но это не повод нам всем здесь рассориться и расплеваться.

С сегодняшнего дня (11 марта) на сайте вводится "военная цензура": будут удаляться все новые публикации (и анонсы старых) о происходящем конфликте и комментарии о нём.

И ещё. Если ПК не видит наш сайт - смените в настройках сети DNS на 8.8.8.8

 

Стихотворение дня

"ЕГИПЕТ"
© Скловский Сергей

 
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 7
Авторов: 0
Гостей: 7
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

                                                               Глава 29

        Прошёл месяц. Эльфов из трёх городов давно отправили в Москву, а сильных магов – в коттеджи посёлка. Тех, кого брали у графа Радоса, вернули в его город и, как и обещали, помогли продовольствием. Лагерь эвакуировали к безымянной реке, возле которой пришлось поскучать, пока разведчики на катере не нашли место для базы. Река впадала в залив, на берегу которого можно было построить город на сто тысяч жителей. Место было ровное и удобное для строительства, а вокруг хватало лесов. Эльфов с ними пришло немного, поэтому Ларка решила не морочить самим голову со строительством, а использовать специалистов. Золото продали ещё раз, и с помощью магии подрядили строительную фирму в Аргентине. Магов стало в пять раз больше, поэтому они без труда перебрасывали на песчаный берег залива всю необходимую технику, горючее и строительные материалы. Двести работников фирмы поставили палатки и с энтузиазмом взялись строить королевскую резиденцию и другие объекты. Свободное время проводили, флиртуя с эльфийками и купаясь в заливе, вода в котором была исключительно чистой и, по мнению многих бойцов, чересчур тёплой. Подходы к базе охраняли и не зря. Через две недели после прибытия обнаружили двигавшихся к заливу эльфов. Выяснили, что это Борис Парк со своими вассалами и дружиной. Бывшего графа не обрадовало известие о лишении титула, и ему было плевать на слова каких-то дружинников, что место уже занято королём. Зная, что у наместника не может быть много воинов, он решил применить силу. Пришлось немного пострелять, и больше стреляли в сторону бывшего графа, после чего уменьшившиеся в числе эльфы ушли искать для себя другое место. Бориса они унесли на руках.
        После того как строители закончили несколько коттеджей, электрифицировали их солнечными панелями и провели водопровод, в них переселили многих магов из подмосковного посёлка. Станцию очистки пока не закончили и воду брали из реки, очищая её бытовыми фильтрами. Работы у бойцов было немного, поэтому с их помощью начали исследовать побережье, посылая вдоль берега небольшие отряды и используя катер. Игорь большую часть дня работал в своём центре, поэтому Ларка уходила домой только для ночлега, а остальное время проводила в лагере, занимаясь решением текущих вопросов или просто отдыхая на пляже.
        – Чёрная, как негритоска, – шутил муж. – Рассказывай, куда тратишь деньги нашего королевства?
        – Всё королевство – тысяча подданных, включая твою дружину, – улыбнулась она. – А что, у нас уже нет денег?
        – Есть у нас деньги, – успокоил Игорь. – На полгода должно хватить. Осталось золото, но мы его придержим. Наш граф предложил кое-кого потрясти, и я думаю с ним согласиться.
        «Нашим графом» называли Игнатова, с тех пор как он вторым после наместника получил графский титул.
        – И кого собираетесь грабить? – поинтересовалась Ларка. – Опять американцев?
        – Я ещё не вникал, – ответил он. – Мало, что ли, сволочей? Ты мне так и не ответила на вопрос. Меня интересуют не деньги, а ваши дела.
        – Сходил бы и посмотрел сам, – предложила девушка. – Странный ты человек! Под боком тёплое море, может быть, даже океан, а ты не хочешь ненадолго оторваться от работы и в него окунуться. И это зимой! Сходил со мной один раз в самом начале – и всё. Неужели учёные так помешаны на своей работе?
        – Ты не понимаешь, – вздохнув, сказал Игорь. – Постоянно не хватает времени, а если идти с тобой, то на весь день, потому что у тебя недостаточно сил несколько раз мотаться туда и обратно.
        – Позвони Лорме, – пожав плечами, сказала она. – В Москве сейчас слякоть, так что она будет только рада прогулке. Понятно, я так и знала, что дело не в моих силах, а в твоей работе. Как она у вас идёт?
        – По-разному. Центр полностью укомплектован, и все люди в работе. Уже успели кое-что сделать, но с большинством тем только начали заниматься. Выяснилось, что купили не всё оборудование. Заргар матерился, но обещал достать. Наверное, и в цех кое-что докупим. Я думаю, что основные вопросы решим за полгода, а потом ещё столько же будем строить опытный образец.
        – Ну и мне для строительства нужно полгода, – сказала Ларка. – Наша вилла наполовину готова, и закончили несколько коттеджей. Будут полсотни разных строений и обустройство территории. Строительства твоего арсенала в моих планах пока нет. Если натащите много денег, можно будет строить с запасом. Как ты думаешь, когда займёмся с мастерами?
        – По-хорошему надо было заниматься, когда узнали, что дашты ушли в поход, только у нас не было такой возможности. Боюсь, что дикари могут на них отыграться за свои потери. Трудно что-то планировать с теми, у кого мозги работают не так, как у тебя. Я рассчитывал вызвать страх, а получил нашествие. Дай Андрееву кого-нибудь из сильных магов, и пусть проведут разведку. Понятно, что не вдвоём, а приличными силами.

        – Давайте, Геннадий Дмитриевич, подведём итоги, – сказал директор ФСБ. – Мы уже месяц работаем с эльфами, и пришло время отчитываться о результатах.
        – Мы почти закончили, – ответил седой. – Ведётся работа с магами, а все остальные не представляют для нас интереса. Насколько я знаю, для эльфов решено построить посёлок. Его строительство, обучение эльфов и их трудоустройство – это уже не наше дело.
        – Двадцать тысяч детей, больше сорока тысяч женщин и только семь тысяч мужчин, – сказал директор. – Президент попросил дать рекомендацию, что делать с такой извращённой демографией. Не вводить же нам многожёнство в отдельно взятом посёлке. Вы изучили эльфов лучше других, можете что-нибудь посоветовать?
        – Это решаемо, если использовать магов и не создавать изоляции. Из мелкого рубина можно сделать амулет, который позволит любой эльфийке понести от земного мужчины. Учитывая красоту этих женщин и общий интерес к эльфам, их быстро разберут, и даже не потребуется строить посёлок. То же касается и мужчин. Маги утверждают, что потомство от таких пар сможет обходиться без амулетов. Учёные в растерянности, но во всём, что касается магии, от них немного толку. Медико-биологические исследования ведём, но пока безрезультатно. Маги ничем не отличаются от обычных эльфиек, кроме здоровья, но это не причина магии, а следствие.
        – Долго делать амулеты? – спросил директор. – Вы докладывали, что к нам попали только слабые маги.
        – Давайте поговорим о магах, – сказал седой. – Их у нас около трёхсот. Это всё женщины, потому что в мужчинах почему-то не держится сила. Слабые они по их словам, нам трудно это оценить. Но и самые слабые заткнут за пояс наших экстрасенсов. Все умеют неплохо лечить самые разные болезни, чувствуют отношение к себе других и могут определить ложь. Каждая в той или иной мере владеет телекинезом, а самые сильные могут подчинить одного человека. Можно ещё ускорить или замедлить реакцию своего или чужого организма. Ни у кого из них нет сил для перемещения между мирами, они даже не изучали, как это делается. Амулеты могут делать почти все. Самые простые предназначены для защиты от магии. Делать их недолго, но качество зависит от вложенной силы. Чем её больше, тем лучше защита. Поэтому наши маги могут сделать амулеты, предохраняющие только от таких же слабых, как они сами. Амулеты для зачатия требуют немного силы, но они сложны в изготовлении. Знают, как их делать, немногие, но обучить остальных нетрудно. Самое важное обнаружено недавно и ещё не попало в отчёты. Занялись тогда, когда случайно выяснили, что их король тоже маг.
        – Хотите сказать, что наши мужчины могут удерживать силу? – сразу понял директор.
        – Так и есть, – подтвердил седой. – И удерживают, и могут использовать, если открыть третий глаз. Сильных магов из них не получим, но будут не хуже наших эльфов. Кстати, те, кому дают силу, будут намного дольше жить.
        – А что с нашими женщинами?
        – То же, что и с мужчинами, хотя, возможно, нам пока не попались одарённые. Эльфийки тоже не все способны к магии. У нас сейчас несколько групп добровольцев, с которыми поделились силой, открыли третий глаз и учат всему, что знают сами.
        – Спрашивали, что могут сильные маги?
        – Естественно. Они умеют работать с мозгом, а не просто кого-нибудь подчинять. Могут изменить воспоминания, стереть какие-то знания или поставить на них запрет, могут, например, научить языку. Для этого не нужна большая сила, просто слабых магов такому не учат. О хождениях в другие миры вы знаете, а ещё они не только лучше лечат, но и могут проводить частичное омоложение стариков и обострять свои органы чувств.
        – И всех сильных магов король забрал себе?
        – Я на его месте поступил бы точно так же, – усмехнулся седой. – Он не дал бы и слабых, только их некуда было девать. Сильные маги – это его козырь для торга. К тому же о магах скоро узнают и поднимут шум до небес. Наши «партнёры» испугаются и слабых, а сильные, которые гуляют по чужим мирам, напугают до колик. А их опасно так пугать.
        – И когда, по-вашему, наступит время торга? Из-за этого неуловимого принца, который сумел выбиться в короли, я выслушал столько... Он набирает у нас спецназ, покупает для него всё, кроме танков, кормит десятки тысяч эльфов и снабжает их товарами. Все хотят знать, как он умудряется это делать, а я не могу ответить, самому любопытно!
        – С магией можно делать и не такое, – пожав плечами, ответил седой. – Если бы я мог свободно попасть в любую точку мира и убедить людей в любой нелепице... Наверное, он продавал золото, но не только. Мы проверили тех, кто вышел в отставку, но продолжает находиться на нашем учёте. Так вот, несколько таких исчезли. Квартиры заперты и оплачены на год вперёд, а их уже давно никто не видел. Если этих пенсионеров подлечили, убавили им возраст и увеличили срок жизни... Он ведь мог сделать их магами. С такой командой, если мало своего золота, можно без большого риска наведаться в Форт-Нокс за американским. Используя их связи и магию, можно было выбрать какую-нибудь денежную сволочь и заставить её поделиться. Мне кажется, что король на нас выйдет. У него есть основания нас опасаться, а в том мире остались сорок тысяч эльфов, которым обещана помощь. Раньше чем он отправит их сюда, на контакт не пойдёт, так что нужно ждать лета.
        – Что по маленькому инопланетянину?
        – Реплей не представляет для нас интереса. В него вцепились биологи и сейчас изучают.
        – Юный граф неоднократно видел короля. Не пробовали составить портрет?
        – Он отказался. Мальчишка очень смышлёный и сразу понял, для чего это нужно. Сказал, что если король захочет, он придёт к нам сам.
        – Составьте три отчёта, – приказал директор. – В отчёте для президента должно быть всё, что вы нарыли, а для парламентариев и прессы подкорректируйте сами. Когда закончите, передадите мне.

        Когда Дорхай вывел своих из Варна, в колонне было пять тысяч даштов и четыре – эльфов. Первыми двигались три сотни стражников во главе с самим сотником, а за ними плотным строем шли мужчины эльфов. Женщины и дети тех и других следовали сзади. Они перемешались и растянулись сначала на тысячу шагов, а потом и на две.
        – Надо бы кого-нибудь послать, чтобы подгоняли женщин и защитили их, если нас догонят, – сказал ему взявший старшинство над эльфами Герт Одер. – Если позволишь, сотник, я пошлю своих.
        – Посылай, – согласился Дорхай, с беспокойством посмотрев на исчезающий за поворотом дороги хвост колонны. – Ты прав: мы слишком сильно растянулись и медленно идём. Но лошадей мало, и всех нагрузили вьюками. Если удастся ими разжиться, посадим младших детей и пойдём быстрее.
        – Что ты с ним разговариваешь! – сердито сказал сотник Сарта Дорм. – Ты приказал – он исполнил! Пусть скажет спасибо за жизнь и свободу!
        – За свободу я уже поблагодарил, – неприязненно сказал дашту Герт, – и не тебя, а того, кто нам её дал, а наша жизнь пока стоит не дороже медной монеты. Нужно пройти через большую часть королевства, да не налегке, а с оравой баб и ребятишек. Если будем собачиться, пойдём на корм перевёртышам.
           Эти двое с самого начала невзлюбили друг друга и, если бы не ум и выдержка эльфа, давно подрались бы. Эльфов было больше тысячи, и половину из них вооружили мечами и копьями, поэтому их старший мог перечить одному из двух главарей даштов.
        – Я хотел попросить... – продолжил Герт. – У вас есть шары перевёртышей. Не дадите хотя бы пару? Не хватайся за меч, сотник, сначала послушай, что я хочу предложить. Ты сам сказал, что от магии перевёртышей спасают только наши амулеты, а у вас их всего несколько штук. Наши вы забрали из-за рубинов. И что будем делать, если нас догонят? Подчинят и заставят рубить друг друга! У нас есть несколько женщин, которые умеют делать амулеты, но у них совсем мало сил. Если дадите шары и свои амулеты, они понемногу переделают их в наши. Для моих воинов можно снять амулеты с ваших женщин, им не драться с врагами.
        – Сколько таких женщин? – спросил Дорхай. – Восемь? Зеб, выдай ему восемь шаров. Все сняли с себя амулеты освободителей и отдали эльфу. Смотри, чтобы твои ведьмы занимались только амулетами, иначе живо начиним их болтами!
        Поблизости располагалась большая деревня, в которую свернули с дороги. Она оказалась нетронутой, и сотник первым делом собрал крестьян и рассказал им о беде. Никто не хотел бросать дома и хозяйство, но ему удалось их напугать. Пришедших сытно накормили и стали готовиться к уходу. Коров решили гнать позади колонны и забивать на мясо, а лошадей грузили продуктами и пожитками. Две тысячи крестьян с их скотом ещё больше растянули колонну, но число воинов увеличилось на четыре сотни, причём у каждого помимо меча был арбалет с запасом болтов. И провизии теперь должно было хватить на несколько дней. К вечеру зашли в ещё одну деревню, в которой повторилось то же самое, только в ней заночевали, а вышли едва начало светать. Первых перевёртышей встретили, когда к обеду решили свернуть на съезд к ещё одной деревне. Посланные разведчики доложили, что в ней хозяйничают чужаки, а крестьяне лежат вдоль дороги. Дорхай послал тех, у кого были арбалеты, окружить деревню и перебить врагов.
        – Не вздумайте к ним приближаться! – предупредил он. – Обыскивать дома будут те, у кого есть эльфийские амулеты!
        – Может, мне сходить с ними? – предложил его личный перевёртыш. – Дадите шар...
        – Ты нужен не для советов, – сердито сказал сотник. – Твоя работа будет, если кто-нибудь из этих болванов попадёт под магию или жезл, а пока молчи!
        Уничтожение перевёртышей прошло легко и быстро, потому что они уже закончили свою работу и собрались уезжать. Видимо, забирать тела крестьян и скотину должны были другие. В качестве трофеев достались жезлы и восемь лошадей, не считая тех, которых взяли в крестьянских конюшнях. Бывшие с даштами эльфы сняли с тел убитых перевёртышей их накопители.
        – Мы их побили, а вы забрали трофеи! – сердито сказал Дорм Герту. – Отдайте половину!
        – А зачем они тебе, сотник? – спросил эльф. – У вас нет ни одного мага, а наши сейчас работают на вас! Вы забрали себе жезлы, которыми мы не требуем делиться, а провизия и лошади взяты для всех. Пора бы тебе понять, что у вас с нами теперь общая судьба!
        Наверное, новые хозяева королевства не спешили его занимать и были заняты «мясом» даштов и их скотом, и отправляли всё это с помощью магии, а не повозок, потому что за двадцать дней марша никого не встретили. Казалось, в королевстве не осталось никого живого, кроме идущих по пыльной дороге и давно перемешавшихся между собой беглецов. Несколько раз заходили в уже пустые деревни, в которых ночевали и забирали оставленные запасы муки и круп, овощи с огородов и фрукты в брошенных садах. Города обходили, теряя при этом много времени и сил. Единственным городом, в который вошли, был небольшой и самый западный городок на тракте. Граница была рядом, а на шеях у всех даштов и у половины эльфов уже висели действующие амулеты, поэтому решили рискнуть. В городе не оказалось никого, кроме трёх десятков перевёртышей. Они умерли, оставив победителям оружие, лошадей и накопители. Один из даштов попал под удар жезла и был излечен обрадованным Хаем – так звали захваченного перевёртыша. Радовался он не зря, потому что мог спасти жизнь, только доказывая свою полезность. В городе нашли немало продовольствия и вещей, которые могли пригодиться на новом месте. Спешить было уже незачем, поэтому дети пошли своим ходом, а освободившихся лошадей нагрузили так, что у них были видны только головы и хвосты. До сих пор не видели ни одного возвращающегося из похода воина, и это сильно беспокоило Дорхая. На первый такой отряд натолкнулись только через два дня после того, как пересекли границу. Редколесье перешло в степь, поэтому идущих толпой даштов заметили издалека. Все остановились, а к войску поскакал один из стражников Дорма. Через полчаса произошла встреча, после чего разбили один общий лагерь.
        – Страшное известие! – сказал возглавлявший даштов тысячник Дерг, когда ему всё рассказали. – Я не могу в него поверить!
        – А ты поверь! – сердито сказал ему Дорм. – Стали бы мы куда-то убегать и брататься с эльфами, если бы не пришли последние времена! Если не веришь нам, спроси других.
        – Мы должны сами проверить! – упрямо сказал Дерг.
        – Дозвольте сказать, – обратился к ним стоявший неподалёку и слышавший их разговор Герт. – Сотник, нужно отдать им наши амулеты. Сейчас они по приказу перевёртышей просто порубят друг друга, а с амулетами смогут нанести им большой урон. Только не нужно этим увлекаться. Если навредите слишком сильно, вами займутся всерьёз, и уйти уже не получится.
        – Мы не боимся смерти, эльф! – возразил тысячник.
        – Ты видел, сколько у нас ваших мужчин и сколько женщин? – спросил Герт. – Мы найдём безопасное место и попытаемся наладить нормальную жизнь. Вам нужно не гибнуть, а попытаться возродить свой народ! Не скажешь, где остальные воины? Мы никого не встретили за время пути.
        – Мы столкнулись с народом, который взялся защищать ваших беженцев, – ответил Дерг. – У них было очень сильное оружие, которое убивало разом тысячи воинов! Погибла треть армии, и потеряли вождя. Мы съели свои запасы провизии, а у эльфов почти не было еды, поэтому пришлось срочно уходить. Возвращались небольшими отрядами, а мы ушли последними, поэтому я не знаю, что с остальными. У меня почти две тысячи воинов, будет у вас столько амулетов?
        – Если отдадим все, то наберём, – вздохнув, ответил Герт. – Только оставьте свои. Позже мы их переделаем, а пока можем обойтись без амулетов. Я правильно понял, что у вас нечего есть? Мы набрали много продовольствия и можем поделиться.
        – Хорошо, что вы их спасли, – сказал после ухода Герта Дерг. – Тысячи лет жили вместе, может, и дальше будем жить. Если получится уцелеть, мы пойдём по вашим следам.
        – Вы только не слишком там геройствуйте, – проворчал Дорм, – а то пойдёте по нашим следам, а по вашим пойдут перевёртыши. Мы сейчас не в том положении, чтобы драться. Когда будете убивать, снимайте с шей золотые шарики. С их помощью эльфы сильно нам помогли. Оружие перевёртышей лучше не брать. Толку от него мало, а если уколитесь, сами отправитесь на мясо.

        – Ты действительно хочешь уйти в мир Игара? – спросила Сони.
        – Ты можешь предложить что-нибудь лучше? – спросил жену Март. – Я послал гонцов во все известные города, и никто из них не нашёл ни одного эльфа! Города взяты штурмом или вообще сожжены. Из Вагоса всех увели, а Новый Лардис купцов пуст, хотя король никого из них не забирал. Наверное, эти проныры как-то узнали о даштах и сбежали в леса. Все деревни в округе сожжены, и крестьяне убиты. Кто будет кормить город? Мы купили продовольствие, но потратили на него половину золота. Ну купим его ещё раз, а что потом? Неужели тебе хочется жить впроголодь в этом убогом доме в окружении могильников? Кстати, я узнал, что наши маги ждут вестника короля, чтобы с ним уйти. Если мы решим остаться, они уйдут без нас. Оказывается, твоя Сола работает на короля и рассказала им много такого, что всем не терпится к ней присоединиться. И все подруги Дары тоже у короля, поэтому нам не удержать магов.
        – Король лишил Бориса титула, – неуверенно сказала Сони. – Даже в летописях нет записей, чтобы так поступали с великим графом!
        – И правильно сделал! – сердито ответил муж. – За его бегство нужно лишать не титула, а головы! Я не ожидал от него такого.
        – Мы тоже сбежали из столицы, – возразила графиня.
        – У нас не было шансов отбиться, – сказал Март, – и я не собирался погибать и дать погибнуть вам из-за глупости королевы! Мы никого не бросили, когда уходили, даже служанок! Я сначала увёл вас в имение, поэтому на новое место ушли не с пустыми руками и увели с собой крестьян из десятка деревень. Уйти так, как ушёл Борис, с одними воинами и почти без запасов – это глупость! В нашем городе было не много шансов отбиться, но они были, поэтому мы и остались. Лучше погибнуть со своими эльфами, чем жить одним и впасть в дикость.
        – Я боюсь короля, – призналась жена. – Говорят, что он не эльф. Если это так, то в его мире тоже живут не эльфы!
        – Даже если это так, не вижу поводов для страха, – сказал он. – Разница между нами небольшая, а эльфов там должно быть много. Нас здесь слишком мало, чтобы возродить клан, даже если больше не придут дикари. А ведь они могут и прийти.
        – А купцы? – спросила она.
        – И с купцами мало, да и где те купцы? Не похоже, что они сюда вернутся. А тебе я советую поговорить с магами. Они многое узнали о мире короля и вряд ли будут от тебя что-то скрывать.

        – Игорь Николаевич, у нас получилось! – крикнул ворвавшийся в кабинет Никитин. – В эту область заряд стекает, как в чёрную дыру! Белкина даже испугалась и убежала из лаборатории!
        – Сколько времени заряжаете? – спросил вскочивший Игорь. – Десять минут? Немедленно выключайте! Правильно сбежала Валентина! Пока нет нужной стабильности, вы рискуете превратить в тепло всю запасённую энергию, а мне придётся заново строить лабораторию и хоронить то, что от вас останется! Для чего вы примчались? Нельзя было позвонить?
        Сергей выбежал в открытую дверь, а он сел обратно в кресло. Этот прорыв был уже третьим. Решить ещё столько же проблем, и можно будет сказать, что цель достигнута.
        Зазвонил телефон, и Игорь поднял трубку.
        – Игорь Николаевич? – послышался в ней голос Славина. – Мне только что звонил Абитян. Он купил оборудование, но к нам оно попадёт не раньше чем через неделю. Новые станки установили и сейчас тестируем.
        – А что можете сказать о соседях? – спросил он директора.
        – С ними нужно говорить по конкретным работам, – ответил Олег Николаевич. – Заинтересованность у руководства завода есть, возможности – тоже, так что можем на них рассчитывать.
        – Перечислили деньги на наши счета?
        – Игнатов всё сделал, – ответил Славин. – Мне час назад звонил Марк Альбертович. Перевели столько, что нам хватит на два года.
        – Я сегодня не нужен? – спросил Игорь. – Хочу на весь день уехать из города.
        – У меня пока нет вопросов.
        Он положил трубку на рычаг, снял с пояса сотовый телефон и позвонил баронессе:
        – Лорма, у вас нет желания немного развлечься?
        – С вами? – засмеялась она. – Знаете, что я ни в чём не могу вам отказать, и беззастенчиво этим пользуетесь?
        – Со мной, но это не то, о чём вы подумали, – тоже засмеялся Игорь. – От вас нужны только транспортные услуги. Слетаем к тёплому морю и немного отдохнём, а я заодно проконтролирую, чем занята жена. В последнее время так устал, что даже не радуют успехи. Можете идти в мою гостиную, а я через десять минут подойду.
        Он по телефону предупредил Никитина, чтобы больше не включали установку, и ушёл домой. Сегодня была на удивление тёплая погода, поэтому даже не стал застёгивать пальто. Когда открыл входную дверь, услышал, что в гостиной работает телевизор.
        – Пока вас ждала, слушала новости, – сказала поднявшаяся при его появлении эльфийка. – В последнее время только о нас и говорят. Вчера ввели новые санкции. Пока вы нами не поделитесь, их не снимут.
        – Неужели так и говорят? – удивился Игорь.
        – Не совсем так, но смысл такой, – засмеялась Лорма.
        – Никак не могу привыкнуть к красоте ваших женщин, хоть сам на одной из них женат, – сказал он, снимая пальто, – а вы ещё из самых красивых. Стоит вам так засмеяться – и сразу кровь начинает струиться быстрей и не туда, куда надо. Это не магия? Скажите, Лорма, почему никто из наших магов не замужем? Ведь большинству из вас больше ста лет.
        – У вас не принято напоминать женщине о возрасте, – грустно улыбнулась эльфийка. – Мы слишком долго живём, чтобы сохранять привязанность, да ещё к нашим мужчинам. В графских или баронских родах маги правят семьёй, поэтому браки им необходимы, но после ста лет у них нет к мужьям никаких чувств, кроме неприязни. Наши мужчины никогда не признают нас равными, даже если вынуждены подчиняться из-за магии. Превосходство у них в крови. Любовь может на время сделать всё это неважным, но когда приедаются её восторги, от прежней близости ничего не остаётся. Здесь тоже есть такие мужчины, но есть и другие, которых можно любить. Я думаю, что многие из моих подруг не устоят перед их обаянием. Даже сильная женщина никогда не откажется от любви, если она искренняя. Мы с вами сегодня куда-нибудь идём или и дальше продолжим разговор о любви? Тогда это нужно делать в спальне.
        – Поехали, – сказал он, избавляясь от свитера. – Больше не буду ничего снимать, а то вы неправильно поймёте и начнёте раздеваться сами. На вилле есть всё, чтобы переодеться.
        В следующее мгновение оба очутились на песчаном пляже, за которым среди зелени деревьев виднелись дома посёлка.
        – Хорошо! – закрыв глаза, сказала Лорма. – Я так и не привыкла к вашему холоду. А здесь ветер пахнет морем совсем так, как в Весте. Смотрите, какой простор!
        Голубое море слегка кудрявилось невысокими волнами, по такому же голубому небу плыли редкие облака, а над головой сияло солнце и грело так, что Игорь не выдержал и тут же снял рубашку.
        – Хорошо вам, – с завистью сказала Лорма, – я так не могу. Дома всегда купались без одежды, а теперь уже не получается. Вредное влияние вашей цивилизации и присутствие строителей, которые не вынесут мой стриптиз. Побежали быстрее в вашу виллу, пока я не сварилась в этом платье. Переоденемся, а потом всё осмотрим. За то время, пока меня не было, очень много всего построили, а вы не появлялись здесь дольше меня. Я шла в вашу гостиную через этот пляж и успела передать королеве, что вы решили её навестить, так что не получится внезапной проверки.


                                                             Глава 30


        – Что у вас случилось? – спросил Игорь жену. – Ты не ходишь ко мне в центр без причины. Садись и излагай.
        – Многое случилось, – ответила Ларка. – Смогут ваши эйнштейны обойтись без тебя несколько дней?
        – Рассказывай, – недовольно сказал он. – Может, решим твои вопросы без отрыва от производства. До сих пор ты прекрасно со всем справлялась.
        – Сегодня наши парни натолкнулись на большую группу беженцев из королевства, – начала рассказывать Ларка. – В двадцати километрах от базы есть бухта, которую они заняли. Беженцев восемь тысяч, и половина из них эльфы.
        – А вторая половина? – спросил Игорь. – Неужели дашты?
        – Угадал. Они вместе бежали из королевства и неплохо уживаются. Наших парней сначала испугались, а потом дашты полезли драться. Когда они шли к морю, встретили один из отрядов разбитого войска, ну и узнали о том, кто его разбил. Нашим пришлось пострелять, но сделали это аккуратно и никого не убили. Сначала поговорили с эльфами, а уже потом с их помощью смогли договориться с главарями даштов. После этих разговоров стали ясны результаты нашей разведки.
        Две недели назад Ларка отправила Дару с десятком дружинников разведать, что творится в королевстве после возвращения армии. Разведчики появились недалеко от открытых ворот небольшого городка, некоторое время за ним наблюдали, а потом осторожно вошли. Осторожность оказалась лишней, потому что они не нашли ни единой живой души. После этого с тем же результатом проверили второй город и одну из деревень в его окрестностях. На дорогах тоже никого не увидели. В большие города соваться не стали, решив разобраться с этими странностями позже.
        – Неужели дашты затеяли драку за власть? – попробовал догадаться муж.
        – Всё намного хуже, – ответила девушка. – Народа даштов больше нет. Немногие сбежали, а остальные пошли на корм перевёртышам. Когда армия ушла в поход, тысячи этих тварей пришли сначала в города, а потом в деревни. Амулеты, которые они делали дикарям, оказались с подвохом. От нашей магии защищали, а на магию перевёртышей не реагировали. Всех жителей подчиняли, вызывали у них паралич, а потом отправляли в свои миры в качестве пищи. Беженцы ничего не знают об армии, встретили только идущий последним отряд, предупредили об опасности и поделились эльфийскими амулетами. Я думаю, что у вернувшихся воинов была та же судьба, что и у остальных. Армия возвращалась небольшими отрядами, и никто не знал об опасности, поэтому справиться с воинами было нетрудно. Возможно, уцелеет кто-нибудь из последнего отряда.
        – Да, это сюрприз, – задумался Игорь. – Не зря вы боролись с перевёртышами. Как бы это теперь не пришлось делать нам. Эти, как ты выразилась, твари сто лет подготавливали захват вашего мира не из-за мяса, которое можно получить намного проще. Так что если они пока не заселили королевство, то вскоре это сделают. И тогда придётся или их уничтожить, или бежать без оглядки из этого мира, чтобы не показать им дорогу в наш. Ты говорила об эльфийских амулетах. Неужели дашты не сняли их с пленных эльфов?
        – Их сразу отобрали из-за рубинов, – ответила жена. – Амулеты, которыми поделились с воинами, сделали несколько эльфиек. Сил у них немного, но при работе использовали накопители перевёртышей. У них много этих шариков, я уже думала, на что их обменять. Могут отдать и так, если мы им поможем.
        – Чем нужно помочь? – спросил он. – Продовольствием?
        – Можно и продовольствием. Дашты занялись сельским хозяйством, а эльфы пробуют ловить рыбу, но они не дотянут до нового урожая. Мы поможем в любом случае, но из-за этого я тебя не отвлекала бы. Неподалёку от их поселения обосновались те эльфы, которых мы отогнали от залива. Борис умер от ран, и сейчас там верховодит его жена. Эльфийский дружинник незаменим, когда нужно драться, но он больше ничего не умеет и не хочет делать. Золота в казне много, но им сыт не будешь, а слуг в селении Парков почти нет. Дружину кормят крестьяне и мастеровые, сама себя она может кормить только разбоем.
        – А в соседнем селении полно крестьян и мастеров, – понял Игорь. – Профессиональных воинов, наверное, нет. Там много женщин?
        – Три четверти, – ответила она. – Мужчины даштов будут посильней дружинников, но их всего тысяча. Пока на беженцев наехали с требованием делиться продовольствием, но дойдёт очередь и до женщин. Нужно что-то делать, а я не знаю что! Там десять тысяч мужиков, которых нужно кормить, да и без женщин они не проживут. Если мастера нашли с даштами общий язык, эти точно передерутся.
        – Много перевёртышей в королевстве не будет, – сказал муж. – Если дружинники прогуляются туда под защитой своих амулетов, ничего им не сделают, по крайней мере, сразу. Новые хозяева интересовались мясом, остальное продовольствие как лежало, так и лежит, поэтому можно забрать много муки, круп и засахаренных фруктов. Если принесут нам накопители, мы за них тоже хорошо заплатим продовольствием. Пусть лучше приносят пользу и дерутся в королевстве, чем здесь. Нужно пообещать дружинникам помощь и пригрозить. Они знают нашу силу, поэтому не будут наглеть. Неохота мне отправлять эту компанию на Землю, спасибо нам за них точно не скажут.
        – А если они притянут сюда перевёртышей? Ты уже ошибся с даштами, а перевёртыши только похожи на нас, мозги у них работают по-другому. У старшего даштов живёт один, которого взяли в плен и заставили служить. Может, ты сначала поговоришь с ним?
        – Попробуй на время забрать его на базу, а потом пришлёшь за мной кого-нибудь из магов. Это большая удача, что захватили перевёртыша, нужно воспользоваться и больше о них узнать. Дальге это не удалось за сто лет: все захваченные себя убивали.
        – Может, пойдём сейчас? Съездим туда сами...
        – Не могу, у меня запарка, – отказался Игорь. – Сегодня разгрызли предпоследнюю задачу и наметилось решение последней. И это на три месяца раньше, чем я планировал! И потом не короли должны мотаться к подданным, а наоборот. Какое к тебе будет уважение, если ты ничем не будешь отличаться от своих магов?
        – То-то твои эйнштейны сегодня словно пришибленные, даже не обращают на меня внимание. У всех отсутствующие лица.
        – Это они пытаются понять, почему я до сих пор не обнародовал ни одно открытие, – засмеялся он. – Пять Нобелевских премий, если брать по минимуму. Я у них основная тема для пересудов. Таинственный, гениальный и чертовски обаятельный. Наверное, влияет и королевская кровь. Вот ты смеёшься, а мне приходится применять магию, чтобы отгонять от себя влюблённых девиц.
        – Не помню других девиц, кроме Валентины и пары лаборанток, – сказала Ларка. – Хочешь, я отгоню их на всю оставшуюся жизнь?
        – Ты лучше чаще меня навещай, – попросил Игорь, притянув её к себе. – Мне мало вечеров, а сбежать к тебе пока не могу. Вот когда закончим...
        Встреча с перевёртышем состоялась на следующий день. Запарка в центре продолжалась, но он на всё плюнул и в сопровождении Солы ушёл на базу.
        – Идите в свой дом, – сказала эльфийка, когда они очутились на пляже. – Королева вас ждёт, и пленник уже должен быть там. А я побегу переодеваться: в моей одежде здесь слишком жарко.
        Вилла была одноэтажная с большой верандой с видом на залив и десятью комнатами. Ждали его на веранде. Жена сидела в одном из кресел, а перевёртыш со скованными наручниками руками стоял в пяти шагах от неё. Внешне он ничем не отличался от человека и, как и большинство здесь, был одет в тунику.
        – Не хочешь переодеться? – спросила Ларка. – Учти, что скоро станет жарко.
        – Когда станет, тогда и переоденусь, – ответил он. – Для чего наручники? Есть основания?
        – Есть подозрения, – засмеялась она. – Не у меня, а у Никитина.
        – Советую отвечать правдиво, – сказал Игорь перевёртышу. – Как ваше имя?
        – Хай, – ответил тот. – Это личное имя, а есть ещё два родовых.
        – Мне достаточно личного. Ответьте, Хай, почему мы за сто лет не захватили живым ни одного вашего сородича, а вы почему-то не захотели умирать?
        – Вам попадались разведчики, – ответил перевёртыш. – Их так обрабатывают, что захват сразу приводит к смерти. А я из группы освоения. Планета уже захвачена, поэтому в подобных предосторожностях нет смысла.
        – Вы захватили королевство, а города стоят пустые.
        – Не все, ваше величество, – сказал Хай. – Вначале заселяют города в центре и те места, где есть металлы или другие ресурсы. Крестьян завозят туда, где самые хорошие земли. Вы, наверное, были на границе, а приграничные области заселяют последними. Заселение – это длительный процесс: только королевство будут осваивать лет двадцать, а освоение этого мира займёт сотни. Но учтите, что мы уже никому его не отдадим.
        – Даже если у вас попробует забрать технически развитая цивилизация? – спросил Игорь.
        – Нашей цивилизации сотни тысяч лет, – сказал Хай. – Встречали мы и тех, о ком вы говорите. У этих существ нет магии, поэтому они медленно перемещаются из мира в мир в своих стальных кораблях. Тех, кто по внешнему виду и размерам схож с нами, уничтожают, если отличия большие, такие миры обычно не трогают. Есть управа и на них, но есть и риск.
        – И как вы с ними расправлялись? Рассказывайте подробно.
        – А что в этом сложного? – по-человечески пожал плечами Хай. – Все такие цивилизации состоят из разных государств. Даже если они не враждуют, оружие есть у всех, а гарантией безопасности считается возможность уничтожить соседей. Мы легко добираемся до руководства нескольких самых сильных государств и развязываем войну. Через несколько сотен или тысяч лет мир можно занимать.
        – Сколько вас? – спросила Ларка.
        – Я не могу ответить на ваш вопрос, – ответил Хай. – Моим видом заселены тысячи миров. Когда-нибудь не останется никаких других разумных.
        – Вы нарисовали страшную картину, – насмешливо сказал Игорь. – Остаётся внести несколько уточнений. Во-первых, если вы настолько могучие, почему сто лет возились с таким слабым противником, как эльфы? Во-вторых, меня интересует, как ваши аппетиты ограничивают настоящие хозяева Вселенной. Недавно я столкнулся с одним таким. Вся наша магия ему на один зуб, а в техническом развитии нас просто смешно сравнивать.
        – Есть ограничения, – нехотя ответил перевёртыш. – Нельзя просто вторгнуться в чужой мир и перебить его обитателей. Вот когда они сами развяжут бойню, тогда с оставшимися можно делать что угодно. Ограниченное вмешательство в жизнь чужих тоже не наказывается. Тех, о ком вы сказали, очень мало, и они заняты своими делами, но мы стараемся придерживаться установленных ими правил. Для этого есть основания.
        – Неужели вы так быстро плодитесь? – спросила Ларка.
        – Не быстрее вас, ваше величество, – ответил он. – Наша религия требует занять все обитаемые миры. Когда это будет достигнуто, мы перестанем размножаться и будем жить вечно.
        – Какая глупость, – высказался Игорь. – И вы в это верите?
        – Я не знаю умных религий, – улыбнувшись, ответил Хай. – Все они обращены не к разуму, а к вере. Я в это не верю, но у нас есть немало тех, кто верит. Захват новых миров преследует много целей. Если мир не нужен сейчас, он может понадобиться потом. Мы объявляем его своим и уже из него можем дотянуться до многих других.
        – Вы хотите сказать, что дальность магического переноса ограничена? – спросил Игорь.
        – Конечно, – ответил перевёртыш. – Из одного мира можно попасть в ограниченное число других. Живых среди них очень мало, остальные мертвы. Если вы попали сюда из своего мира, то и мы сможем отсюда попасть в ваш, это только вопрос времени. И для этого необязательно знать точки привязки, есть другие способы поиска.
        – Значит, этот мир у вас уже не отберут, а из него вы рано или поздно попадёте в наш, – подытожил Игорь. – А если мы сейчас уничтожим всех захватчиков и приведём сюда много представителей своего вида?
        – Вас не оставят в покое, – ответил Хай. – Если вас будет мало, применят боевые отряды. Такие использовали против вернувшегося войска даштов. Не всех удалось взять под контроль и заставить убивать друг друга. Таких уничтожали, стреляя в них отравленными дротиками. Это оружие получше здешних арбалетов. Если вас станет больше и натащите сильное оружие, против вас используют то, что взято из арсеналов погибших цивилизаций. Мы мало развиваем свою технику, но используем кое-что из чужой. Ну а если вас окажется очень много, с вами поступят так же, как с остальными. Мы настолько похожи, что даже не нужно сильно меняться. При слиянии с кем-то мы узнаём всю его жизнь и получаем возможность принять его внешность. Рано или поздно мы подберёмся к тем, кто у вас решает. Под словом «мы» я имею в виду свой вид. У тех, кто вернулся из плена, сканируют память, а с меня после такого сканирования снимут кожу. Приму образ эльфа и буду жить сколько получится. Такие группы, как ваша, в новых мирах могут долго не трогать, если они никому не мешают.
        – Поговори с даштами, что они за него хотят, – сказал Игорь жене. – Возвращать не будем, он мне понадобится на Земле. Нужно многое узнать, а потом предъявить его правительству. В гробу я видал всех перевёртышей вместе взятых, но этот должен жить. Ваш мир нужно занимать, иначе эти сволочи доберутся до Земли. Направь к даштам нашего лейтенанта с хорошей охраной. Когда договорится насчёт Хая, пусть едет к графине. Если у неё совсем нет продовольствия, мы можем дать авансом, но расплачиваться будут накопителями. И пусть Алексей предупредит, чтобы не наезжали на соседей. Если будут брать невест, то только по взаимному согласию, а за насилие оторвём головы.

        Дорхай был зол, а тут опять припёрся посланец графини. Хотелось свернуть шею наглому эльфу, но приходилось сдерживаться, что ещё больше портило настроение.
        – Нет у нас лишнего продовольствия и в ближайшее время не будет! – сердито сказал он высокому для эльфа дружиннику. – Пшеница только взошла, а с рыбой у Герта не ладится. Продукты остались, но немного, а у нас достаточно своих едоков!
        – Смотри, дашт! – перешёл к угрозам посланец. – Пока с вами говорят по-хорошему, а могут и по-плохому. Число ваших едоков нетрудно и сократить!
        – К тебе можно? – откинув полог шатра, спросил старшина мастеров. – У тебя гость?
        – Незваный, – ответил сотник. – Проходи, Герт, наш разговор касается и тебя. К нам опять пожаловали за едой. Если не дадим, угрожают расправой.
        – Ты пришёл не по адресу, но вовремя, – сказал старшина дружиннику. – Мы приняли власть короля Игара, поэтому договаривайся с его представителем. Он только что приехал в селение по нашим вопросам, а потом собирался к вам. Но раз ты здесь, здесь всё и решите. Сейчас я его позову.
        Он ненадолго вышел и вернулся с Мельниковым.
        – Я барон Алекс, – сказал дружиннику Алексей. – Представься.
        – Я благородный Ортай Дорб, – ответил тот, неприязненно посмотрев на лейтенанта.
        – Слушай внимательно и передай мои слова графине, – сказал Мельников. – Продовольствия у вас нет, и здесь вы его не получите. И потому, что вас не обязаны кормить, и потому, что его в селении почти нет. Король готов помочь, несмотря на ваше отношение, но просто так ничего не получите. Можете купить за золото, но вам предлагают кое-что получше. Если не струсите, обеспечите себя не только едой, а вообще всем необходимым.
        – И что нужно делать? – заинтересовался Ортай.
        – Королевство захвачено перевёртышами, – сказал Алексей, – но их там пока мало, и почти все собрались в крупных городах. На границе вообще не должно никого быть.
        – Мы заходили в пограничный городок, и там было только несколько перевёртышей, – подтвердил Герт.
        – Они очистили города и деревни от даштов и их скота, – продолжил лейтенант. – Обычное продовольствие вроде муки и круп должно сохраниться в больших количествах.
        – Мы набрали своё в последнем городе, – вставил старшина. – В каждом доме было много нетронутых вещей.
        – Так вот, мы дадим вам продовольствие, а лошади у вас есть...
        – Хотите, чтобы мы сами привезли себе еду? – перебил Алексея дружинник.
        – Не только. Вы можете отправить добычу к побережью с небольшой охраной, а остальные пойдут искать новых хозяев. Нам нужны шарики накопителей, которые висят у них на груди. Много вы через степь не привезёте, а за них получите продовольствие и нужные вам вещи, включая очень хорошие палатки. Видел я те шалаши, в которых вы живёте. Первый же дождь промочит их насквозь.
        – Интересное предложение, – ответил дружинник. – Решать буду не я, но думаю, что мы его примем.
        – Есть ещё одно предложение, – добавил Мельников. – Скажи, чем вы намерены заниматься? Так и будете сидеть на берегу возле графини? Долго ходить в королевство вам не позволят. Один-два раза получится, а потом встретят, и после этой встречи вас не останется. Есть у перевёртышей такая возможность. И здесь вам не дадут разбойничать.
        – И что предлагает твой король? – прищурился дружинник.
        – Если он станет вашим, будете жить лучше, чем раньше, – пообещал Алексей. – Построим для вас нормальные дома, вооружим своим оружием и со временем дадим такие повозки, которые ездят сами быстрее любого коня. Только такое будет делаться для дружинников короля, а не его вассалов. Запомните, что перевёртыши не оставят нас в покое. Рано или поздно за нас возьмутся, поэтому король хочет раньше взяться за них. И у него будет сильная поддержка правителей его мира. Там не захотят, чтобы перевёртыши лезли от нас к ним.
        – А женщины? – спросил дружинник.
        – Если будете здесь жить, найдёте себе женщин, – сказал лейтенант. – Мы обещали графу Радосу убрать всех эльфов его города в мир короля. Можно будет поговорить с женщинами и согласившихся перебросить сюда. Здесь они есть, но мало. Только учтите, что сходиться позволим только по взаимному согласию.
        – Мы не какие-то насильники, – ответил повеселевший дружинник. – Об этом предложении я тоже расскажу. Когда дадут продовольствие?
        – Если пойдёте в набег, завтра дайте знать. Продовольствие доставим прямо вам в лагерь, чтобы не таскать. Хватит и тем, кто уйдёт, и остальным.
        Дружинник поспешил уехать, а оставшиеся продолжили разговор.
        – Король берёт в дружинники только эльфов? – спросил Дорхай. – У нас не все рвутся крестьянствовать, могли бы тоже позвенеть мечами, тем более если он хочет драться с пожирателями нашего народа!
        – Если принесёте клятву, примет и вас, – ответил Алексей. – А продовольствием мы вам поможем без всяких клятв. Вы не дотянете до нового урожая, поэтому получите еду и нормальные сети вместо того безобразия, которым пытаетесь ловить рыбу. Удивительно, что у вас хоть что-то ловится. Лодки вам тоже дадут. Послушайте, сотник, мы не вернём вашего перевёртыша. Не сверкайте глазами, вначале выслушайте. Его допросили и убедились, что в опасности не только ваш мир, но и мир нашего короля, мир, из которого вы ещё долго будете получать помощь. Поэтому вашего Хая отправят туда, а вам взамен дадут продовольствие, палатки и то, что ещё понадобится. Если у вас есть золотые шары и будет желание их продать, вам дадут хорошую цену!
        – Сотник, мы встретили воинов! – закричал ворвавшийся в шатёр дашт. – Это отряд тысячника Дерга, которому отдали амулеты. Их стало в два раза меньше, но ведут в поводу много гружёных коней!
        – Радостное известие! – просиял Дорхай. – Где они?
        – Мы охотились на птицу и встретили их у холмов. Я поскакал тебя предупредить, а остальные едут шагом.
        – Пожалуй, мне лучше на время уйти к Герту, – сказал Алексей. – Нам пришлось при первой встрече попортить вам шкуры, а вы с нами не воевали, а только слышали рассказы этого тысячника. Поговори с ним ты, а когда немного успокоится, пошлёшь за мной. Не хотелось бы мне в него стрелять, да ещё в твоём шатре.
        Он ушёл с эльфом, а минут через десять, откинув полог, вошёл Дерг.
        – Приветствую хозяина этого дома! – радостно сказал он Дорхаю. – Приютишь меня и моих воинов?
        – Мог бы и не спрашивать! – ответил сотник, радостно ударив его по правому плечу.
        Получив в ответ чувствительный удар в плечо, он сел на низкий табурет и предложил такой же гостью.
        – Сейчас приготовят еду, а ты пока коротко расскажи, как сходили.
        – Мы недавно ели, так что я пока не голоден, – ответил Дерг. – Если совсем коротко, то вблизи границ перевёртышей нет. Продовольствие там было, но мы пришли не за ним. Целый день двигались на восток, пока в одной из деревень не натолкнулись на этих... пожирателей. Их там было два десятка в нескольких домах. Когда умер последний, мы там переночевали и утром двинулись дальше. Ещё через день перевёртыши начали попадаться в каждом городке или деревне. Мы не заходили в крупные города, а тела убирали, но о нас как-то узнали. Вскоре попали в засаду и потеряли три сотни воинов. В нас стреляли из каких-то палок толстыми стрелами с ядом. Чтобы умереть, достаточно одной царапины. Мы отбились и повернули обратно. Пока шли к границе, на нас нападали пять раз, и каждый раз погибало больше сотни воинов. Мы тоже убивали, но меньше, и эти тела нам не достались. Когда подошли к границе, свернули в город, где нагрузились продовольствием, а потом двинулись по вашим следам. Сделали несколько засад, но за нами никто не шёл.
        – Шары привезли? – спросил Дорхай.
        – Больше двух сотен, – ответил тысячник, – а для чего они тебе?
        – Они нужны не мне, а эльфам короля, – объяснил сотник, – это даже не эльфы, а какие-то похожие на них существа. За шары обещали много продовольствия, хорошие палатки и другие товары.
        – Я ничего не продам этому отродью! – рассвирепел Дерг. – Это он уничтожил нашу армию!
        – Он сильно её сократил, – возразил Дорхай. – Уничтожили перевёртыши, с которыми он собрался воевать. Мы уничтожали эльфов, а он их защищал. Это война...
        – Это нечестная война! – сердито сказал тысячник. – Таким оружием нельзя сражаться!
        – А честно нападать кучей на одного? – спросил сотник. – А по твоим рассказам, вы так нападали на эльфов. Так из-за чего ты обижаешься? Из-за того, что мы проиграли? Король предложил нам и эльфам вступить в его дружину, обещая защиту, помощь в строительстве домов и продовольствие. Если бы не он, нас подмяли бы под себя дружинники графини Парк. Они недалеко от нас, и их десять тысяч! У них нет продовольствия, поэтому у нас забрали бы последнее, да ещё сократили в числе.
        – И чем он собирается вас вооружать? – спросил Дерг. – Мечами? Так с перевёртышами ими много не навоюешь!
        – Здесь сейчас его эльф, который сказал, что всех, кто принесёт королю клятву, вооружат новым оружием.
        – И вас? – поразился тысячник.
        – И нас, – подтвердил Дорхай. – Король одинаково относится к эльфам и к нам. Сейчас у всех одна судьба, поэтому не до старых распрей. Нас ведь и здесь не оставят в покое.
        – Не знаю, – в замешательстве сказал Дерг. – Мне нужно подумать и поговорить со своими. Пусть этот эльф приходит завтра. Сегодня нам лучше не встречаться. Ты говоришь правильные слова, а у меня в сердце ярость! Прежде чем что-то решать, её нужно унять.

        Игоря провела Ори, которая сразу побежала переодеваться в свой коттедж. Был самый разгар лета, а они ещё прибыли в полдень, когда солнце жарило больше всего. Уходили из комнаты, поэтому он оделся по-летнему, но всё равно, пока дошёл до виллы, майка и трусы промокли от пота. Понятно, почему даже земляне носили здесь туники или обходились шортами.
        – Почему ты пришёл в самое пекло? – спросила встретившая его в гостиной жена. – Смотри, весь мокрый! Надо было надеть одни шорты.
        – Королю несолидно ходить голым, – пошутил он. – Сейчас переоденусь. Не знаешь, где Валентин?
        – Обеда пока не было, но у нас сиеста, – ответила Ларка. – Все забились в дома и включили охлаждение. Оба дизеля работают на пределе, но пока держат. В королевстве не было такой жары. Можешь ему позвонить.
        Игорь набрал на телефоне трёхзначный номер Загребиных и, пока ему ответили, успел снять рубашку.
        – Кому нечего делать? – раздался в трубке голос друга.
        – Судя по голосу, тебе, – ответил он. – Скажи, ты собираешься возвращаться? А то ведь выпрут из редакции.
        – Я оставил заявление на месяц за свой счёт, – ответил Валентин. – Сказал, чтобы пустили в ход, если вовремя не вернусь из отпуска. Хотя, наверное, и этот месяц прошёл. Слушай, ваше величество, как ты посмотришь на то, что мы останемся здесь?
        – Валя, мне нужна твоя помощь, – отбросил шутливый тон, сказал Игорь. – Можешь к нам подбежать?
        Через несколько минут в гостиной появился весь чёрный от загара Загребин.
        – Садись подальше от этой дуры, – сказал ему Игорь, махнув рукой в сторону сплит-системы. – Дует не холодно, но ты в одних шортах. Послушай, ты можешь отнести моё письмо руководству ФСБ?
        – Уже решил сдаться? – удивился Валентин. – Ты же ещё не закончил работу. Или уже закончил?
        – Теорию добили, но первую машину соберём не раньше чем через четыре месяца, – ответил Игорь. – Понимаешь, нельзя нам столько ждать. Перевёртышам никто не мешает заняться теми мирами, до которых можно дотянуться из этого. К сожалению, в их список входит Земля. Если они у нас закрепятся, будет плохо! Нужно, чтобы нам срочно помогли. Задача – создать современную армию из эльфов и даштов, захватить королевство и уничтожить всех, кто в нём будет. Править буду я, но не из столицы, а отсюда, поэтому ко мне не подберутся. Когда наделаем гравилётов, расстояния вообще будут по фиг! Если мы турнем перевёртышей, им будет не до Земли. Хай утверждает, что поиск новых миров ведут только из тех, в которых уже удалось закрепиться.
        – А если они зацепятся здесь?
        – Это не так просто, – возразил Игорь. – Это на Земле мало магов, здесь их будет достаточно. Дадим слабакам шары перевёртышей и кое-чему научим. Дальга справлялась со своими магами сто лет, а мы сработаем не хуже.
        – И что тебе нужно от родного государства?
        – Пока только оружие, продовольствие и помощь в строительстве. Было бы неплохо, если бы провели среди своих эльфов курс молодого бойца. Здешних у меня есть кому учить, а обучение на Земле сэкономило бы мне время.
        – Хочешь вернуть эльфов сюда? – догадался друг.
        – Мне нужно хоть как-то заселить королевство и создать армию, поэтому их место здесь, а не на Земле. Придётся брать и людей, потому что эльфов с даштами не наберётся и ста пятидесяти тысяч. Из них можно подготовить стрелков, а нам не помешает иметь в запасе что-нибудь посерьёзнее автоматов, поэтому без землян не обойтись. Я всё подробно расписал. На слово никто не поверит, а проверяющему не будет веры из-за нашей магии, поэтому пусть присылают съёмочную группу, а мы отдадим им перевёртыша. Будет нетрудно убедиться в том, что это ещё один вид инопланетян, вот пусть и устраивают ему допрос с пристрастием!

Свидетельство о публикации № 07022021053142-00440610
Читателей произведения за все время — 8, полученных рецензий — 1.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии

Артур Сіренко
Артур Сіренко, 24.11.2022 в 00:23
Интересный текст! Буду читать Ваши произведения!
Успехов!
Поздравляю с Днем рождения!

Это произведение рекомендуют