Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 139
Авторов: 0
Гостей: 139
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Сказка о Маше-дурочке (Сказки)

     Сказка о Маше-дурочке, бройлерной курочке,
       Царе Кузьме и хитром дерьме

      
       "Друзья Людмилы и Руслана,"
       "Евгений Онегин"
       А.С.Пушкин
      
       Пролог
      
       Подруги и друзья Федота!
       Ко мне теперь пришла охота
       Вам сказку новую сложить,
       А то давно уж сказок новых,
       Хоть относительно толковых,
       Никто не может сочинить.
      
       А между тем проходят годы,
       И пипла новые породы
       Меняют прежний род людской;
       Людишки вроде как всё те же,
       А вспоминают сказки реже, -
       Пора нарушить их покой.
      
       Нужна народу развлекуха,
       А с нею правдой дунуть в ухо;
       У сказки должен быть зачин,
       А, стало быть, и зачинатель:
       Сказитель? Нет, не то - сказатель, -
       Хоть слово чуточку горчит,
      
       Но в сказке горечь станет сладкой.
       Засим пролог окончу краткий.
       Все сходства - чисто ерунда,
       Пустяк, простое совпаденье, -
       Я завсегда ко всем с почтеньем.
       Раз в царстве сделалась беда...
      
      
       ГЛАВА I.
      
       Вот - жила-была держава:
       Реки к морю величаво
       Протекали по стране,
       Был народ богобоязнен, -
       Не страна, а прямо праздник -
       Будто роза на говне.
      
       Царь Кузьма радел культуре,
       Силовой своей структуре,
       А народ царю радел.
       Хоть позор и неприятно,
       Это было так понятно,
       Что народ, кряхтя, терпел.
      
       Все не то чтоб голодали,
       Но слегка недоедали;
       Очень вреден лишний вес -
       Утверждали скрозь врачихи.
       За посевами гречихи
       Прочно грезился прогресс.
      
       А уж кто сажал картошку,
       Мог иметь побольше ложку,
       Потому - передовик.
       Царь таким давал награду -
       Приглашенье на парады
       И казал свой светлый лик.
      
       Было видно от столицы,
       Что распахана землица -
       Необъятные поля,
       Но пришла лихая доля, -
       Плачет пахарь в каждом поле:
       Всё сожрала злая тля.
      
       Стало тут народу худо,
       Шепотки да пересуды,
       Воду вороги мутят.
       Призадумались министры
       И решили - надо быстро,
       Коль на плаху не хотят,
      
       Разводить курей на жрачку
       И презервативов пачку
       Выдать в каждую семью,
       Чтоб детишек не строгали.
       Прикупили ферму вмале
       У какого-то мусью.
      
       Понагнали персоналу,
       К двери каждой по амбалу,
       Чтобы, значит, охранять.
       Но была проблема корма,
       И мала без меры норма, -
       Чем цыпляток напитать?
      
       А в соседней деревушке,
       Под соломой три избушки,
       Сохранилось чуть крестьян.
       Там была одна девица,
       Что ходить могла за птицей,
       Только был у ней изъян:
      
       Младшей будучи дочуркой,
       Маша враз врубала дурку,
       Как иттить труды трудить.
       (Что дурак всю жисть Ивашка?
       Пусть чуток побудет Машка, -
       Девке дурой проще жить.)
      
       Машу мигом на заметку
       И в проверочную клетку -
       Две недели карантин!
       Проверял девчушку лично
       Врач из клиники столичной, -
       Хорошо, всего один.
      
       Нет чтоб градусник стеклянный,
       Он предмет какой-то странный
       Сзади в Машу всё вставлял.
       Говорил: щас всё проверим,
       Веру, преданность измерим, -
       Пять минут спустя вздыхал.
      
       Две закончились недели;
       Царь Кузьма всё ближе к цели -
       Точно будет сыт народ.
       Вот к нему приводят Машу,
       Брудершафтом простоквашу
       За успех он с Машей пьёт.
      
       А крестьянские девчонки -
       Смак от первой перегонки, -
       И духмяны, и крепки.
       Машу царь располагает
       И орудье вынимает,
       Что имеют мужики.
      
       Только Маша уклонилась:
       Царь Кузьма, сказала, милость
       Окажи ты мне теперь -
       Отпусти меня на ферму,
       Не расходуй царской спермы, -
       Пригодится, ты поверь,
      
       Коль возьмёшь меня царицей.
       Царь подумывал жениться,
       Но крестьянку - под венец?!
       Царь кричать и топать начал,
       С перепугу Маша плачет, -
       Не свиданка, а трындец!
      
       - Белотелая голубка,
       На меня надула губки
       Ты немножечко не те, -
       Царь сказал, он был отходчив, -
       Ты милее девок прочих,
       Тех, что виснут на шесте,
      
       Оттопыривая попы,
       Выпей водочки с укропом
       Или сладкого винца, -
       Покорися государю!
       - Расцарапанную харю
       Хошь? Устрою слегонца! -
      
       Маша мило жмёт плечами, -
       Неприлично сходу даме
       Непотребство предлагать.
       Я ж тебе не Клавка Шифер, -
       Что же ты меня, как шнифер,
       Влёт пытаешься взломать?

       Погуляй в проулке с девкой,
       Распотешь её припевкой,
       А потом уж - за сарай.
       Ты корми её от пуза,
       Чтобы рос у ей огузок,
       Вот тогда - с чем хошь играй!
      
       Царь несвычен был афронтам,
       Улыбался, добрый с понтом,
       Озадачился Кузьма.
       Как свести пятно позора?
       Казачков позвать и - хором?
       Тоже как-то не весьма...
      
       Нет советников хороших, -
       Вот - опять за рыбу гроши, -
       Ерепенится коза!
       Прёт пускай на ферму пёхом,
       И кормить велю горохом,
       Чтобы ело ей глаза!
      
       Машку - вон, Кузьма поплакал,
       А потом пошёл покакал
       В золотой ночной горшок;
       Средь традиций древних наций
       Вечно нет канализаций, -
       Грех придумывать толчок!
      
       Чтоб какой изобретатель
       Задарма ресурсы тратил?
       Мало, что ль, у нас кустов?
       Ну, царю, понятно, проще -
       Редко какать он восхощет
       Между бдений и постов,
      
       Иногда, однако, нужно.
       Царь поморщился натужно
       И с горшка себя воздел.
       Чтой-то брюхо-то скрутило?
       Вот эпическая сила -
       Я вчерась грибочки ел
      
       Из одной заморской дали,
       Сильно жареные в сале,
       Повар взял на пробу, скот!
       Хороши, сказал, грибочки:
       Греют кровь, прочистят почки,
       Водам дав свободный ход!
      
       Не враги ли траванули?
       В рот им всем по спелой пуле!
       Только встал Кузьма с горшка,
       Соблюдает гигиену,
       Чуть присев, согнув колена,
       Слышит: стой!, погодь малька!
      
       Испугался царь, конечно, -
       Трудно жить царю безгрешно, -
       Вот и плата по грехам!
       Пусто ж было в комнатухе!
       Иль какие злые духи
       Приглядели царский срам?
      
       - Проморгал, царёк, деваху?
       Бес уже занёс наваху, -
       Щас хозяйство отсечёт!
       - На хрена тебе оружье -
       Теребить его досуже,
       Растакой ты обормот?
      
       Слышен голос из-под низу:
       Прикрывай свою франшизу,
       Чисто всё, уже не мажь.
       Это я, твоя какашка,
       Видно, кушал мало кашки,
       Ладно, завтра больше сдашь.
      
       Царь и крикнул бы с испугу,
       Но молва по ближних кругу
       Пробежит про сей конфуз, -
       Скажут: царь орал дурниной,
       Обосравшись круто, ино -
       Стал венца несносен груз.
      
       - Царь, бросай трястись мудями,
       Важно вежество с гостями
       Показать своё сперва,
       Поспрошать их о здоровье
       И о жизненных условьях, -
       Жизнь, она всегда права!

       У Кузьмы испуг проходит, -
       Не базлать же о погоде, -
       Ставит он ребром вопрос:
       Бесовское чудо, видно;
       Мне пугаться несолидно, -
       - Кто ты, гадостный понос?
      
       - Ты, Кузьма, свои замашки
       Заверни вон в те бумажки,
       Царь, не царь - мне всё равно.
       Нелады в твоей державе,
       Кто дела твои поправит?
       Я - премудрое говно!
      
       Я, пройдя нутром царёвым,
       До подробностей основы
       Превзошло мудрёных справ.
       Ты мои советы слушай
       И помногу часто кушай,
       В этой комнате анклав
      
       Образуй - моё владенье,
       Укрепляй царя творенье -
       Здесь нужду справляй всегда.
       Не замедлю я советом,
       Будет всё пучком при этом.
       - Что за бред, белиберда, -
      
       Царь Кузьма вскричал отважно,
       Всё ж ему немножко страшно, -
       У фекалий нет ума!
       Отчего одушевлённым
       Станет выпердыш зловонный?
       Что за мудрость у дерьма?
      
       - Толерантный ты - до свинства, -
       Может, я ваще - меньшинства?
       Лучше я, чем человек!
       Мне всего-то нужно - пищи
       И не звать меня дерьмищем,
       Я - премудрый Царский Дрэк!
      
       Вот, к примеру, у народа
       Твоего одна невзгода:
       Вечно жрать ему давай.
       Всю казну на оборону,
       Генералам на погоны,
       А народу - подыхай?
      
       Твой доход приносят смерды,
       К ним цари жестокосерды,
       А помягше б хорошо!
       Взять навскидку, энта дева -
       Ну, прямая королева
       И курей растит ишшо.
      
       Ты ей дай на корм цыплятам,
       А со временем в палаты
       Забирай, так весь народ
       Будет рад и куру трескать,
       И царица - наша, дескать, -
       Очень выигрышный ход.
      
       Будь с правительством построже,
       Чуть не так - по наглой роже,
       Не в отставку - бить плетьми!
       Не они, а ты - правитель,
       Что ж ты с ними, как Спаситель,
       Будто маменька с детьми?
      
       Так пойдут дела на славу,
       Упасёшь свою державу
       От совсем ненужных бурь.
       Помни, что владетель сильный
       Завсегда в прикиде стильном
       Топором врачует дурь.
      
       Я ж из этой вот каморки
       Неотступно стану зорко
       Наблюдать за ходом дел.
       Мне - вино, паштет, котлеты, -
       Ешь! А я тебе - советы,
       Чтоб на троне век сидел.
      
       Царь усвоил назиданье
       И назначил совещанье -
       Так недельки через три,
       Чтоб министры доложили,
       Как доверьем дорожили,
       Что даруют им цари.

       Тем же временем у Маши
       Стала ферма полной чашей -
       Привезли курям корма,
       Маша ласточкой мелькает,
       Но корма у Маши тает, -
       Труд - он вроде что тюрьма.
      
       Сроду бывши Машкой-дурой,
       Стала Маша - чин де-юре, -
       Человек под сто у ней.
       Надо всем распоряжаться,
       Строгой быть и даже драться, -
       Сколь в неделе мало дней!
      
       Ведь поставлена задача -
       Каждый гривенник чтоб трачен
       Был на дело, чтоб - ни-ни!
       Пять бухгалтеров до пота
       Движут косточки на счётах,
       Ревизор - в глазах огни!
      
       Всякий сельский пролетарий
       Только в том успешно шарит,
       Что способно прокормить.
       А когда учёт по весу
       Кормовых с водой замесов -
       Так на что крестьянам жить?
      
       Маша бьётся за порядок,
       У неё одна отрада -
       Быстро курочки растут.
       Канцелярия премьера
       Шлёт инструкции без меры
       И грозит: чуть что - под суд!
      
       Злые птичницы судачат:
       Посчитали б недостачу,
       Чтобы Машку - да в тюрьму,
       Но у ней с царём заручка,
       Ни себе, ни людям, сучка!
       Надо жалиться Дерьму.
      
       Слух пошёл по государству,
       Что, хотя Кузьма на царстве,
       Царский Дрэк важнее всех.
       Кто пустил слушок поганый -
       Не агент ли иностранный?
       Враг не дремлет, как на грех!
      
       Мол, министры зажирели,
       Хоть и раньше были в теле,
       А советник новый жжёт.
       Кто таков - то неизвестно,
       Говорят, что дельный, честный,
       Царь, шутя, Дерьмом зовёт.
      
       Знамы всем царёвы шутки:
       Самосад, что в самокрутке,
       Проберёт, пожалуй, так.
       Царь всегда с намёком весел,
       А у присных страх - до чресел, -
       Может, смех - опалы знак?
      
       Маше точно не до смеха,
       Ждут окружные огреха,
       С потрохами жаждут жрать.
       Долог Машин день до ночи,
       Спать пора - она не хочет
       В непромятую кровать.
      
       По ночам слезу подушкой
       Маша сушит. Ей на ушко
       Утешенья шепчет бес:
       Так страдать - ну что за дело?
       Распотешь младое тело, -
       Знамо, тяжек девы крест.
      
       - Пропади, урод коварный!
       Мне бы щас насос пожарный,
       Я же вся огнём горю!
       Стойко я снесу все муки,
       Убери, чертёнок, руки, -
       Коли дам - так дам царю!
      
      
       ГЛАВА II.
      
       - Чтобы строить баррикады,
       Быть голодным сильно надо
       Или желчи чтоб разлив,
       Чтобы бабы не давали,
       Замутились чтобы дали
       И мигрантов чтоб наплыв.
      
       Но пока в державе тихо,
       По берлогам дремлет лихо,
       Будь покоен, государь, -
       Вожака секретной службы
       На правах старинной дружбы
       Для доклада вызвал царь.
      
       - Но народу интересно -
       Царский Дрэк, он что - не местный,
       Иноземец или кто?
       Слухи разные гуляют,
       Их, конечно, собирают, -
       Уж в архиве нет местов, -
      
       Увеличить надо полки.
       Пресекаем злые толки.
       Ты хоть мне шепни, Кузьма,
       Отчего в дворцовом зданьи
       Запах, как в углу засраньем,
       Нешто это от дерьма?
      
       - Мой советник... необычен,
       К нашей пище непривычен,
       Робок - вот и взаперти.
       Он подолгу без движенья
       И для мысли напряженья
       Сильно тужится - пердит.
      
       Так ценны его советы,
       То устроить как и это, -
       Не суди его, друган.
       Он умней премьера даже.
       Будь умней в служебном раже,
       Выпей водочки стакан!
      
       Выпил вмах и повалился.
       Нешто водкой подавился?
       Нет, от запаха сомлел.
       Царь его сейчас отставил,
       На лечение направил, -
       Был назначен свежий чел.
      
       По совету Мудродрэка,
       С мест назначили абрека,
       Чтобы в центре был чужой.
       Замом - старого служаку,
       Вечно злого, как собака, -
       С геморроя всякий злой.
      
       Совещания день всё ближе,
       Каждый жопу выше лижет,
       Бог не дай впросак попасть, -
       Мигом кончится карьера;
       Горек хлеб пенсионера,
       Кормит сладко только власть.
      
       Собрались в дворцовой кухне, -
       Там, когда чего протухнет,
       Двери настежь - сквознячок;
       Если ближе к тронной зале,
       Как в помоечном завале -
       Может нюхать лишь торчок.
      
       Начал царь со строгой речи:
       На царёвы, мол, на плечи
       Нахлобучен тяжкий груз -
       Оборона государства,
       Внешних ворогов коварство,
       Да других полно обуз.
      
       Взять народа пропитанье:
       Дал Марии я заданье,
       Иностранные дела,
       Вечно падают доходы,
       И озимых мёрзнут всходы,
       Вот и Машка не дала...
      
       Оговорка - сбился с мысли;
       Вон, кривая как провисла -
       Биржевой грозит обвал!
       Что ж премьер мышей не ловит?
       А царёвой порчу крови
       Не окупит чёрный нал!
      
       Зарубежные газеты
       Издеваются про это,
       Пишут, мол де, в царстве том
       И правительство плохое,
       И начальство всё бухое,
       Жив народ лишь воровством!
      
       Что воруют - лес да рыбу!
       Всех воров подъять на дыбу!
       Кто народу дал совет:
       Денег нет, но вы держитесь,
       Жить по средствам научитесь, -
       Это ж сам себе минет!
      
       Стал премьер своекорыстен,
       В спорах нет его говнистей,
       Отрешать его пора.
       Так, министр обороны,
       Ты народа слышишь стоны?
       Кроме как орать ура,
      
       Есть какие предложенья,
       Чтоб народу облегченье
       Хоть какое дали мы?
       А не то, оголодавши
       И, к тому, с утра не сравши, -
       Он возьмётся за ломы!
      
       - Есть, кормилец, есть придумки,
       Как в пехотные подсумки
       Уместить побольше мощь!
       Супостата уничтожим,
       Что уж как - а это можем,
       Сдохнут, как в прожарке вошь!
      
       - А не будет, как с той пушкой,
       Где забыли снять заглушку,
       И снаряд расчёт порвал?
       - Эта штука много круче:
       Р-раз - и жопа выше тучи!
       - А, к примеру, голова?

       - Голова - немного дальше;
       Легче жопы - значит, раньше
       Улетит она, хотя...
       - Что - хотя? - Чего ж хотеть им -
       Всем твоим солдатам смерти!
       Победим, назло смертям!
      
       - Пусть расскажет о здоровьи
       Коренного поголовья
       Главный лекарь, как тебя?
       - Блюменбергом кличут ныне.
       Я клянуся, господине,
       Что народ здоров, скорбя
      
       Животом от сытной пищи, -
       С голодухи разве дрищут?
       Надо смердам реже жрать!
       - Мой советник мне иное
       Докладал, от вас не скрою -
       Есть причины доверять!
      
       - Жидко гадят - с голодухи,
       Недовольны даже мухи, -
       Слышно Дрэка с верхотур. -
       Мы с царём тебя смещаем
       И в деревню отправляем -
       Наблюдать здоровье кур.
      
       Царь кивает - все слыхали?
       Всё - работать побежали,
       Через месяц - на ковёр!
       Чтобы рост пошёл со свистом,
       Либо каждого министра
       Ждут отставка и топор!
      
       Скоро после страшной встречи
       Стало слышно злые речи,
       Сам премьер приватно рек,
       Что страна, вишь, не для Дрэка,
       А для блага человека,
       Я, к примеру, человек!
      
       Дьяки начали шептаться,
       Мол, пора определяться...
       И составился комплот:
       Потолка подпилят балки,
       Дрэк провалится, на свалку
       Дрэка вынесет народ.
      
       До поры все затаились, -
       Вроде как расчёт на милость
       Обречённого царя...
       Но секретные агенты
       Соследили инсургентов, -
       Дрэка царь кормил не зря.
      
       Подошли обозы с фаршем, -
       Рать куриная на марше, -
       Маша трудится навзрыд.
       С кем бы Маше молвить слово?
       Волоока, черноброва, -
       Истомил девичий стыд.
      
       Шкет в мешке комбинезона,
       Телогрейка - зэк на зоне,
       А не Маша - просто жуть!
       Бродит, бедная, рядами -
       Сетка, куры над лотками, -
       Одинок, печален путь...
      
       Смотрит - курочка порхает, -
       Странно - бройлер не летает, -
       Генетический дефект?
       Уловить её попробуй, -
       Зверь песец поверх сугроба,
       Цыпа-цыпа, на конфект!
      
       Молвит курочка-хохлатка:
       - Не маши руками, братка!
       - Я не братка, я - сестра!
       - А куда девались груди?
       Видно, ты, подруга в худе,
       Не видать и мне добра!
      
       Я - куриная принцесса,
       От инбридинга-инцеста
       Напрямки происхожу, -
       Плимутрок, лангшан и корниш!
       - Как такое? Ты не гонишь?
       Вчуже верю я во лжу!

       - Слово "ложь" не так склоняют, -
       В школе плохо обучают?
       Вот, на лапке - документ:
       Был папаша мой прелестный
       Петушок аутосексный, -
       Что корона мой патент!
      
       А меня хотят под ножик!
       Бродят сумрачные рожи, -
       Ноги, крылья, гребешок,
       Сердце, печень - всё в разделку,
       Шею, грудку, гузку-целку -
       Всё в пластмассовый мешок!
      
       Зрю я все на свете линки,
       Вижу я в пыли крупинку
       И событий горизонт,
       Я - волшебница, магиня,
       Помогу твоей вагине,
       У меня в родне был дронт!
      
       Маша, хоть малька сомлела,
       Потихоньку осмелела,
       Севши на пол, говорит:
       - Все твердят, мол, Машка - дура,
       А по мне - важней амуры.
       Как такой решить конфликт?
      
       - Что тебе сказать, Мария?
       Синапс важен, как и глия.
       Твой умишко невелик,
       Но зато - какие стати, -
       Клоп удавится в кровати,
       Пожалев, что не мужик.
      
       Ты меня спаси от бойни,
       Буду я в твоей обойме
       Дальнобойнейший патрон.
       Повернём судьбу к нормали,
       Чтоб успех - по вертикали,
       А в горизонтали - он.
      
       - Ты кого в виду имеешь?
       - А с кого ночами млеешь?
       Твой избранник - царь Кузьма!
       Тут малёха закавыка, -
       Не наделать с ёлки лыка, -
       Царь под гнётом у Дерьма!
      
       Я маленько поколдую,
       Чтобы разум к обалдую
       Возвернулся хоть слегка,
       И не ешь ты с чаем сушек,
       А метни пяток ватрушек, -
       Восстанавливай бока!
      
       - Я тебя, конечно, спрячу,
       Но контроль уж так палачит,
       Ставит клейма на курей, -
       Недостачу как покрою?
       Надзирателей по трое
       Возле каждой из дверей.
      
       - С этим я управлюсь тоже.
       Ты пока пивные дрожжи
       Приготовь мне - килограмм,
       А меня заменит Нюшка,
       Пусть попляшет в курьей тушке,
       Ейный хахель гад и хам:
      
       Щупал он меня за гузку
       И сказал - пойдёт в закуску.
       Вот он, кстати, контролёр!
       Пялит Нюшку без оплаты,
       Говорит - с моих томатов
       Соус больно уж остёр.
      
       - Знаешь, Нюшку жалко всё же, -
       Баба, хоть и с наглой рожей,
       Может, как-то обойтись?
       - А в любви без жертв неможно,
       Пострадать кому-то должно.
       Что ж, уважу твой каприз.
      
       - Ну, пускай тогда Глафира, -
       У неё глотка кефира
       Не допросишься взаймы.
       - Решено: Глафиру - в куру,
       Пусть мою примерит шкуру.
       Слышу голос я кумы!

       Возле форточки ворона,
       Что юродивый с амвона,
       Громко каркнув три раза,
       Молвит, будто дьякон, басом:
       - Последите за атасом, -
       Всюду лишние глаза!
      
       - Расповедай нам, сестрица,
       Что видала ты в столице,
       А конкретно - во дворце?
       Царь Кузьма ещё дуркует?
       Мудродрэк всё маракует?
       Что слыхать о подлеце?
      
       - Дрэк с царём теперя в ссоре,
       Он сказал, мол, вор на воре,
       Что ворует даже царь!
       Царь в раздрае с аппаратом,
       Дрэк растёкся по палатам,
       У дворца от вони хмарь.
      
       - Распотешила, спасибо!
       Дрэк, оно конечно, глыба,
       Но не знает он краёв, -
       Всё собою заполняя,
       Он дерьмом царя меняет,
       Оставаясь без основ.
      
       Мы пойдём путём таким же, -
       Будет видно к делу ближе,
       Ты ж пока, Машуля, ешь,
       Чтоб Кузьма лишился речи,
       Пал, что турки от картечи;
       Чую, будет свадьба - трэш!
      
      
       ГЛАВА III.
      
       Как всегда, народ - ни слова;
       Дрэк так Дрэк - чего такого?
       Нам бы вволю погулять...
       Кто там правит - царь ли, куча...
       Пристав есть на крайний случай
       Иль урядник - разнимать.
      
       Царь ушёл в запой от сраму,
       Дрэк, предвидя эту драму,
       Предложил эксперимент:
       Ни к чему самодержавье, -
       Пусть народ страною правит, -
       Может, выберем Конвент?
      
       Нет, ответили бояре, -
       Та же хрень в различной таре;
       Смерд пусть пашет, как пахал,
       Мы не хуже, чем конвенты, -
       Надо выбрать президента,
       Чтоб отчёты нам давал.
      
       Потому что власть народа
       С переменчивой погодой
       Схожа, будто близнецы.
       Для всего нужон хозяин -
       Господин, владетель, барин.
       - Я согласен. Молодцы! -
      
       Дрэк ответил им коварный
       И сценарий свой кошмарный
       Сразу ставить приступил:
       Кандидатов нужно трое -
       Царь, премьер и я. Не скрою -
       Для страны не жалко сил.
      
       Для Боярской Думы вазу
       Приготовим, и по разу
       Все опустят бюллетень.
       В бюллетни напишем имя -
       Кто страну с колен подымет.
       На какой назначим день?
      
       День, замечу сразу, зимний,
       Чтоб жара иль, скажем, ливни
       Не сорвали нам процесс.
       А прижмёт мороз - не страшно, -
       Затвердеть для власти важно.
       Заказали, кстати, пресс,
      
       Чтоб отжать воды избыток, -
       Я готов к любой из пыток
       Для народа больших благ.
       - Так премьер-то ведь - под стражей?
       - Ну и что? Нам важен даже
       Узник бедный, сир и наг.
      
       Вы - ходатаи народа,
       Выбор - полная свобода,
       Я - природный демократ!
       Лишних букв не добавляем;
       Некорректным краснобаям -
       Сразу штраф на весь оклад.
      
       Время есть на размышленье,
       Чтоб сомнения ни тени
       Испытать никто не мог.
       Помогает Бог лишь правым, -
       Иностранные державы
       Знают пусть, что с нами Бог.
      
       Две слезы митрополита,
       Своевременно пролиты,
       Укрепили дух бояр.
       Грела душу перспектива,
       Ожидание наживы
       Распаляло чресел жар.
      
       На душе у самых видных,
       Сановитых и солидных
       Было смутно и темно:
       Вдруг Кузьма ещё проспится;
       Говорят, кричала птица
       У дворца, мол, Дрэк - говно...
      
       Ладно, если пропаганда,
       Ну, а вдруг шпионов банда
       Подаёт сигнал врагу?
       Ведь слова такие точно,
       Надо думать, что нарочно,
       Топчут галки на снегу!
      
       Отчего в куриных ножках
       На исподе всяк обложки
       Те же самые слова?
       Но главою службы тайной
       Объявляется случайной
       Злополучная молва!
      
       Видно, дело тут неладно;
       И досадным, и накладным
       Стал бы промах роковой.
       Не отъехать ли в деревню,
       На поклон святыням древним?
       Всё не к Богу на постой...
      
       Ладно курочка колдует:
       Волны - значит, ветер дует, -
       Кто хозяин птичьих стай?
       Воробьи, синицы, галки -
       Поиграй-ка с птичкой в салки, -
       Допросить - поди поймай!
      
       А поймаешь - разве скажет,
       Кто говном Дерьмище мажет, -
       Ни заботы, ни труда
       Птичка Божия не знает,
       Знай навоз терзать слетает, -
       Так ить в ём овёс - еда!
      
       Отпечатки птичьих лапок
       Собирать - не хватит папок, -
       Всей секретной службе - стыд!
       Дерьмодрэк в большой тревоге, -
       Где-то, знать, ошибка в проге, -
       Схема хитрая сбоит!
      
       Вроде все прикидки верны...
       Обернуться может скверно...
       Всех опять менять пора...
       Пусть попробуют солдаты,
       Ведь они всегда поддаты, -
       Им стрелять ворон - игра.

       Зарядили дружно ружья,
       Разбудили все окружья,
       Заряжай опять - огонь!
       Запупырив пташек пару,
       Ждут награды с пылу, с жару,
       А в награду - только вонь!
      
       Тут защитники природы
       Меж дворцовых огородов
       Просочились - прям толпа;
       Вопли, вой - не тронь животных;
       Взводы взмокли на исходных, -
       Глянь - гвалтует гольтепа!
      
       Не стрелять же скорбных духом, -
       Бог не дай прихлопнуть муху,
       Разорвут, как тряпку пёс.
       Возвращаемся в казармы,
       Сбережём в порядке кармы,
       Ложки вылижем взасос.
      
       На вопрос дерьма - доколе?!
       Или мало вас пороли?
       Приведён был мудрый взгляд:
       Мухи вкруг дворца роятся,
       Птицы их клевать стремятся,
       Потому сюда летят.
      
       - Я, выходит, виноватый?
       Окна, что в моих палатах,
       Открывать вперёд не сметь!
       Разве изредка фрамуги
       Пусть откроют на ночь слуги,
       Чтобы вовсе не сопреть.
      
       Стал народец волноваться
       Да на сходки собираться, -
       Дрэк-то ладно, но говно!
       Царь-то где? Запой запоем -
       Понимаем, но за коим
       Ныне всякое окно
      
       Во дворце всегда закрыто?
       И полы всегда не мыты -
       Поломойных нету баб?
       Раньше было - бабы строем
       Раком движутся по трое,
       Царь за ними, будто краб.
      
       А теперь? И бабам скушно,
       И в палатах так-то душно,
       Государь законный где?
       Предъявите государя,
       Нам его известна харя,
       Иль у Дрэка он в узде?
      
       Неприятные вопросы
       Неотвязны, будто осы.
       Дрэк велел - не отвечать!
       До избранья пусть гадают -
       Где да что, кто нами правит,
       А потом - Кузьмы их мать!
      
       Постелив под бок попонку,
       Полирует Маша шконку, -
       Так Хохлатка ей велит.
       В гормональном перегуде,
       В генитальном сладком зуде
       Всё волшебней внешний вид.
      
       Ей твердит принцесса Цыпа:
       Не тревожься, - скоро, типа,
       Только бройлер из яйца;
       Плавно всё плывёт по плану,
       Хавай полной грудью прану,
       Станет лучше цвет лица.
      
       Ствол правленья поколеблен,
       Дерьмодрэк с небес на землю
       Скоро свалится, сучок.
       Ото всех таись покуда,
       Чтоб какая-нить паскуда,
       Получивши пятачок,
      
       Не проведала, что краше
       Девки нет на свете Маши, -
       Миру явим красоту
       Лишь в момент необходимый,
       Стала чтоб неотразимой
       И скопцу в лесном скиту.

       Кстати, рядом - у соседей
       Население апгрейдит
       Государственную власть:
       Демонстрации, протесты, -
       Окормленья жаждут мессой,
       Прямо в лапы папе - шасть!
      
       Верно, с той же своры папы
       Дерьмодрэковы сатрапы...
       Ладно, выясним потом.
       Круче чары верной Куры,
       Хай считают Машку дурой, -
       Для мерзавцев грянет гром!
      
       Неожиданно из комы,
       Алкогольной, всем знакомой,
       Царь восстал, - как вялый лев,
       От жары сомлев, саванну
       Будит рыком утром рано,
       Суток пятеро не ев.
      
       Зала тронная закрыта,
       В затрапезе, неумытый,
       Царь на кухню - где рассол?
       А ему с порога - хрена!
       Во дворце твоём измена,
       Как сокол, Кузьма, ты гол!
      
       - Расскажите по порядку,
       Что за странные невнятки?
       Нешто я не царь уже??
       - Ты не въехал, что ль, спросонок?
       Будут выборы, царёнок, -
       Власть не терпит дележей!
      
       - А советник? Дрэк? Он - что же?
       - Миль пардон, в говно не вхожи,
       Он - тузовый кандидат.
       И тебя включили в списки...
       Твоего страховку риска
       Не подпишет брату брат.
      
       - Фэр-то - ке? Так что мне делать?
       Отвечает смехом челядь:
       Надо было меньше срать,
       А теперь у Дрэка сила,
       Он тебя спихнёт в могилу,
       Видно, время помирать.
      
       Царь предельно омрачился
       И со страху обмочился, -
       До колен мокры портки.
       - Царь Кузьма! Не ссы, прорвёмся,
       Хряпни рюмку, оскоромься!
       Я привёл твои полки!
      
       Порешили генералы
       Грех тебе простить опалы,
       Государю трон вернуть!
       - Славный витязь! Воевода!
       Коли ты мои невзгоды
       Повернёшь в обратный путь,
      
       Я тебя признаю братом,
       Увеличу всем зарплаты,
       Стану вовремя платить!
       Награжу, не зная меры,
       Всем врагам - петля за херы
       Или яйца открутить!
      
       - Раздобыть бы нам провизий, -
       Корм нужон для трёх дивизий, -
       Ни вздохнуть, ни пёрнуть без!
       - Быстро к ферме маршируйте,
       Корм берите и пируйте,
       Помня - времени в обрез!
      
       Маша Цыпу в подпол прячет, -
       Там сидят и тихо плачут:
       Нешто прахом все труды?
       Куре - вертел, Маше тоже
       Угрожает - много! Боже!
       Как избегнуть им беды?
      
       Заскрипели люка петли,
       Цыпа рвёт перо немедля
       Из-под левого крыла,
       Дабы бахнуть, но от люка -
       Царь Кузьма, так робко, сука! -
       Маша, ты меня ждала?

       Маши грудь вбирает воздух,
       Чтоб зело ответить борзо;
       - Дура, срочно зарыдай! -
       Ей в затылок Цыпа клювом;
       Как турбина под наддувом,
       Слёзный Машин вой - спасай!
      
       Царь, кряхтя, спустился в подпол, -
       - Мой спаситель, ясный сокол!;
       Цыпа: это перебор!
       Ты его брани теперя.
       - Что ж ты, сонная тетеря,
       Телепался до сих пор?
      
       Мы ж едва не дали дуба!
       Поцелуем страстным губы
       Запечатал царь тотчас, -
       Маша мигом и сомлела.
       Царь бесчувственное тело
       Наверх прёт, а там - атас!
      
       Мародёрствуют вояки,
       Делят ёдово - до драки.
       Всем равненье на царя, -
       Воевода дал команду, -
       Оторвись от провианта,
       Всходит верности заря!
      
       Маше чувства возвернули,
       Цыпа кличет - гули, гули, -
       Рассылает голубей,
       Чтобы птичьи атаманы,
       От синицы до сапсана,
       Моментально были к ней!
      
      
       ГЛАВА IV.
      
       Завтра - выборы. Боярство
       Жрёт заранее лекарства, -
       Снять нервическую дрожь;
       Соглядатаи роятся, -
       Знамо, всяко может статься,
       Коль у горла острый нож.
      
       Говорят, собрались рати, -
       Дрэк велел сказать, что тати
       Умышляют на разбой.
       Всюду Дрэковы кордоны,
       Царь пропал, говно - у трона,
       Что творится, Боже мой!
      
       Дрэк прошёл отжимку прессом,
       Поубавил втрое весу, -
       По фигуре - толстячок.
       Примерял мундир парадный,
       Утверждал, что запах смрадный
       Отойдёт - вы дайте срок!
      
       Бог не дай междоусобиц!
       Колокольный гул со звонниц -
       Это ж, Господи, набат!
       Царь уже у врат столицы!
       Неужели будут биться -
       Войско versus аппарат?
      
       Войско - ружья со штыками, -
       У вояк беда с мозгами;
       Дерьмодрэк хитёр и крут,
       Незаметных два сексота
       В поле боя стоят роты -
       Бесконтактно бой ведут.
      
       А подьячие - как зомби, -
       Лязг зубов страшнее бомбы,
       Рвут и мечут всё подряд,
       Ради мзды на всё готовы.
       Дрэк пред строем держит слово,
       Разодет, как на парад.
      
       Царь Кузьма вперёд не лезет,
       О Марии, верно, грезит, -
       Вишь, глаза почти на лбу.
       Дрэк скомандовал атаку,
       Ой, натянут глаз на сраку!
       Залпом начали пальбу.
      
       Накануне битвы Цыпа
       Под ветвями древней липы
       Командиров собрала,
       Чтоб решить, как будут биты
       Дерьмодрэковы наймиты.
       Знамя - Царского Орла -
      
       Развернули - и по ветру
       Заструился шёлк - три метра, -
       Шок и трепет - смерть врагу!
       Цыпа всех окоротила:
       Нам едва ли хватит силы
       Засадить по не могу,
      
       Как слыхать от ветеранов;
       Супостаты - не бараны, -
       Трудно справиться с дерьмом.
       Станем сильно в обороне,
       Сила пули не в патроне -
       В том, чтоб целиться с умом.
      
       Выбивайте командиров,
       Цельтесь в яркие мундиры,
       Пусть поближе подбегут.
       Вряд ли дрэк вояка видный,
       Станет пусть ему обидно,
       Что его придурков бьют.
      
       Пусть атаку он возглавит,
       Возмечтав о бранной славе,
       Что дерьму десяток пуль?
       Но у нас для этой мрази
       Приготовлен камикадзе.
       - Что ж... ну... это... ладно - хуль... -
      
       Воевода отвечает, -
       Ретирады я не чаю,
       В дефензиве постоим.
       Только... кто там приготовлен?
       Верно будет враг уловлен?
       Я спросить стесняюсь - ким...?
      
       Не грузин? Они ведь робки,
       Им привычней нюхать пробки
       Из бутылок ихних вин,
       В том они большие доки,
       Врут о крепости и сроке, -
       Точно... этот - не грузин?
      
       Покажись, - велит герою
       Цыпа, - но оружье скрою,
       Чтобы Дрэку был сюрприз.
       Тут орлан белоголовый,
       Гордый, грозный и суровый,
       Из ветвей слетает вниз.
      
       Маша хлопает в ладоши,
       Царь орланом огорошен,
       Так опять же: фэр то - ке?
       Он согласен с мудрой Курой,
       Он согласен с Машей-дурой, -
       Власть висит на волоске!
      
       Роли все распределили,
       Что, кому, когда по силе,
       И объявлен был отбой.
       Сон потребен всем пред битвой.
       Вдруг Мария просит бритву:
       Нет случайно под рукой?
      
       Цыпа ей шипит на ухо:
       Ты не сбрендила, мокруха?
       Попроси топор, не трусь!
       - Вдруг полезет он руками?
       Я с небритыми ногами
       Опозориться боюсь!
      
       - Спи, развратница, спокойно, -
       Бритых ног не знают войны,
       Царь, едва прилёг, уснул.
       Сможет он тебя отведать,
       Если завтра быть победе.
       Слышишь с поля боя гул?

       Это наши конфиденты -
       Сов ушастых регименты -
       На поля гуано льют.
       Чтоб враги стояли валко,
       Налетели тучей галки, -
       Птицам сверху срать - не труд.
      
       Спи, Мария, скоро утро,
       Пусть приснится Камасутра,
       Да ногами не сучи,
       Между ног не жми подушку,
       От царя терпеть порушку -
       Скоро, - сразу не кричи.
      
       Ойкни пару раз негромко,
       Враз появится коронка
       На твоих златых кудрях,
       А потом стони надрывно,
       Выйдет, вот увидишь, дивно
       И опять войдёт. Подмах
      
       Не забудь, сама почуешь...
       И гундеть не вздумай - хули ж
       Перестал на полпути!
       Все пути пройдёте вместе,
       А пока - усни, невеста,
       Всё - утихни, не пыхти.
      
       Воевода, засыпая,
       Всё же истины алкает:
       Нет - грузин, ведь экий клюв;
       Поголовно те носаты,
       Да - грузин, хотя крылатый,
       Утвердился он, уснув.
      
       По-над полем боя ветры
       Рвут с волос фуражек фетры,
       В складках бархата знамён
       Вязнут звуки флейт и горнов,
       Барабанщики задорно
       Марши бьют судьбе вдогон.
      
       Лихо справа, слева - лихо,
       И дымки, то - ружей пыхи,
       Звук накатит за свинцом;
       Ветераны врут, что страшно
       Не бывает, это - зряшно, -
       Страшно. Свежим дерьмецом
      
       От солдатских тянет задниц.
       Прикрывает спину ранец,
       Грудь - открыта всем смертям.
       Дрэк орёт - вперёд, ребята!
       Чтоб тебе пропасть, проклятый!
       Провались, Дерьмо, к чертям!
      
       Не хотят бежать в атаку.
       Со своими лезут в драку
       Лишь по пьяни - в кулачки,
       А уж коли нет азарта,
       Не бывает в битве фарта -
       По шесткам сидят сверчки.
      
       Пригрозили - побежали,
       Неожиданно упали, -
       Под ногами - птичий срач!
       Не подняться - сильно скользко,
       Ржут обидно в царском войске,
       С тылу - плаха и палач!
      
       Дрэк беснуется, зараза,
       Разлетаются приказы,
       Исполнять - нема дурных!
       Завопил - коня подайте
       Да в седло меня сажайте;
       Голос - как сопливый чих!
      
       Поскакал врагам навстречу,
       Те шарахнули картечью, -
       Распетрушился мундир,
       А куски свинца завязли,
       Хохотки моментом сгасли, -
       На Дерьме не видно дыр.
      
       Он, видать, неубиваем!
       Это что же - побеждаем?
       Поднимайсь - бежим за ним!
       Стали реже ружей трески,
       Наплевать на крови плески, -
       Добежим и победим!

       Тут из выси поднебесья,
       Будто андел смерти с вестью,
       Устремился вниз, к земле,
       Агромадный птиц блестящий, -
       Он в когтях чегой-то тащит,
       Перья белые в челе!
      
       Он стремит паденье ниже,
       К Дерьмодрэку ближе, ближе,
       Он выходит из пике!
       И на бреющем полёте,
       Крылья в мощном развороте,
       Кинул что тащил в кульке, -
      
       Дрэку прямо в грудь впердолил!
       Точно - век не видеть воли!
       Жаль, что в клочья не разнёс!
       Дрэк ударом не смутился,
       Но скакать остановился, -
       Превращается в понос!
      
       Струйки бурые с напором
       Потекли по косогору,
       Ручейками собрались,
       Растворясь в гнилом болотце.
       С той поры оно зовётся
       В картах всех - Болотный дрис.
      
       Воевода, царь, Мария
       И солдатики простые,
       Изумленье превзойдя,
       С Цыпы требуют ответа:
       Это что ж такое это?
       И гадательно галдят.
      
       Тихо! - гаркнул царь окрепший, -
       Кура - царский кореш лепший,
       Ей дарую княжий чин,
       А фамилия княгини
       Будет Цыпа-героиня,
       Был бы петел - героин!
      
       Низко кланяясь, Хохлатка
       Говорит: отвечу кратко -
       Гран мерси, от счастья прусь!
       Но кликуха мне другая -
       Древность многовековая, -
       Кура Бройлер я зовусь!
      
       Вновь загадка воеводе:
       Не о том ли речь народе,
       Что опять-таки носат?
       Из-под шляпы виснут пейсы,
       Называют яйца - бейцы,
       Всякий разумом богат!
      
       Было слышно - боевые,
       Ни под кем не гнули выи,
       Бройлер - вона, значит, как!
       Хорошо, княгиня - птица,
       Не на ей царю жениться, -
       Не хватало нам клоак!
      
       Вот моя, допустим, дочка -
       Вовсе девка, а не квочка, -
       Вот бы ей к царю прилечь!
       Стал бы я царёвым тестем,
       Трон-то шире, чем насесты,
       Правда, жопа шире плеч...
      
       - Что же было в том снаряде,
       Расскажи нам, Бога ради, -
       Царь весомо вопросил.
       - Смысла боле нету в тайне:
       Тот припас на случай крайний
       Снаряжён заране был.
      
       Он придуман мною с Машей,
       Для Дерьма отменно страшен,
       Даже яда он хужей.
       Он дерьма дробит структуру,
       Разрушая всю фактуру, -
       Килограмм там был дрожжей!
      
       Слава Цыпе, Куре - слава! -
       Царь кричит, - и вся орава
       Вверх из ружей разом - стрель!
       Разбежалось войско вражье,
       Глаз не кажут, - хуже кражи
       Недостигнутая цель.

       Победивши - все герои,
       Проиграли - пьют по трое,
       В одинаре - тоже пьют,
       Пьют вдвоём, и всякий плачет:
       Всё просрали, - это ж, значит,
       Будет скорым царский суд...
      
       Но Кузьме Мария шепчет:
       Накажи их всех полегче, -
       Виноват же тоже ты,
       Сам же Дрэка сделал, Кузя,
       Сильно злится только лузер, -
       Подожмут пускай хвосты!
      
       Ну, казнишь народу тучу, -
       Вряд ли это будет лучше,
       Чем держать их на крючках,
       Чтоб любой боярской морде
       Был наградою не орден,
       А немного меньший страх.
      
       Чуть же что - верёвка с мылом,
       Отправляй с улыбкой милой
       На свиданье к палачу.
       Я могу служить примером:
       Сок течёт, как с груши бера,
       Свадьбы нет - а я ж молчу!
      
       Это ей княгиня Бройлер
       Запустить велела спойлер,
       Чтоб утишить гнев расправ;
       Прежде чем гулять на свадьбе,
       Надо царскую усадьбу
       Всю промыть отваром трав.
      
      
       ГЛАВА V.
      
       Перекрасив окна, двери,
       Посчитали все потери:
       Люда сгибло - до полка.
       Прям на площади центральной
       Сделан склеп мемориальный -
       Крест видать издалека.
      
       Царь был мирен в тронной речи,
       Предложил - забудем сечу,
       Глаз тому, кто вспомнит, вон.
       Он признал свою ошибку
       И поклялся - больше хлипким
       Никогда не будет он.
      
       Тут бояре возрыдали
       И ему пообещали
       Трону верность аж по гроб, -
       В том поручно дали роспись.
       Всех увечных сдали в хоспис,
       Не мозолить взоры чтоб.
      
       Воевода стал фельдмаршал,
       Он же волею монаршей
       Стал названый царский брат.
       Предлагал царю дочурку, -
       Пригрозила Кура шкурку
       Снять и вбить ему же в зад.
      
       - Возомнил ты больно, милый,
       Далеко с кувшинным рылом
       Ты в калашный ряд зашёл.
       Не на то ты зубы точишь,
       Ты всего, что видишь, хочешь,
       Ты случайно не хохол?
      
       Угадала ты, хохлатка,
       Я люблю с цибулей сладкой
       Мутный выкушать первач.
       Жалко, ты теперь княгиня,
       Из тебя б отличный ныне
       Сделал я малярный квач!
      
       Замахнулся маршал жезлом,
       Поминая словом незлым
       Гребень кур и Маши мать.
       Не дремавшей с тылу Маше
       Удался удар маваши, -
       Маршал учится летать!
      
       - Не прошёл проверки славой,
       А тебе, Машутка, - браво!
       Вот козлу какой облом!
       Гли-ко, блеет на паркете
       Живность в маршальском жакете, -
       Маршал старым стал козлом!
      
       Царь одобрил этот фокус:
       Как весною первый крокус,
       Маршал к солнцу власти лез.
       Либо ты у власти крепко,
       Либо схрумкают, как репку, -
       В пекле ждёт беспечных бес!
      
       Кое-как пошли делишки:
       Дури сбросивши излишки,
       В Думе старые рода,
       Даже и не ерепенясь,
       Утвердили, хоть и ересь,
       План развитья на года.
      
       В нём рытьё канализаций,
       Очистных строенье станций,
       Инвестиции в село.
       В пользу энтих инвестиций, -
       Страх велик! - забыв креститься,
       Врёт боярское кубло.
      
       Кур, коров, кролей, овечек
       Разводить заместо свечек, -
       Тут уже попы гундят.
       Ладно, пчёл ещё, чтоб воска
       Было вам для свечек вдосталь, -
       Никаких ненужных трат!
      
       Водку делать - это траты?!
       Хоть не свечки - это свято!
       Голосуем весь бюджет.
       Против? За? Единогласно!!
       А теперь к вопросам частным:
       Свадьба будет или нет?
      
       Государь с венчаньем тянет,
       А невеста всуе вянет, -
       Передумал, что ль, Кузьма?
       Нет, Кузьма невесте верен,
       Только он совсем растерян:
       К дну влечёт его сома.
      
       Маша всякий день рыдает,
       Воплем окна разбивает:
       Дольше девства не снесу!
       Возражает Бройлер кротко:
       Кабы ты терпела плётку,
       Альбо таску за косу...
      
       Потерявши что имеешь,
       О потерянном жалеешь,
       Ты ж, теряя, обретёшь!
       У царя забот по горло,
       А тебе дыханье спёрло,
       Так лишиться плевы хошь!
      
       Хочешь, кучера Николу
       Позову, - он крепким колом
       Брешь в тебе пробьёт тотчас.
       Будешь кучерской приблудой!
       Ах, не хошь? Терпи, покуда
       Под венец поставят вас.
      
       - Что ты, что ты! - Маша сникла, -
       Я терпеть уже обыкла,
       Круглосуточно терплю,
       Голой гляну я в зерцало,
       Пальчик ловкий, так за малым
       Я себя не проколю.
      
       Убедительней куда уж...
       - Царь! Берёшь ты Машку замуж? -
       Рубит Бройлер напрямки, -
       Случки хочется кобыле -
       Морда в пене, жопа в мыле,
       Время резать постромки!

       - Ох, княгиня, дело тяжко,
       От судьбы не жду поблажки, -
       За грехи меня казнят:
       Не работает женилка,
       А была, как лесопилка -
       Взад-вперёд в перёд и в зад...
      
       Как же мне любимой бабе
       Признаваться в стыдной слаби, -
       Ей же надобен елдырь!
       Что смогу с моей бедою,
       Неподъёмною елдою, -
       Спит опавший богатырь...
      
       - Средство есть одно простое,
       После - прям до сухостоя,
       Будешь снова жеребец:
       Нужно на ночь кушать зайца,
       Особливо зайца яйца,
       И проклюнется птенец!
      
       Скорлупу пробьёт недуга,
       И от радости супруга
       Будет песни петь без слов.
       Словом, ловчих - на охоту, -
       Богатырь, забыв дремоту,
       Будет к подвигам готов!
      
       Вот и свадьба: к аналою
       Все - бояре, дьяки, вои -
       Понатиснулись, толпясь.
       Жаром райские узоры
       Подвенечного убора
       Плещут солнца брызог вязь.
      
       А невеста - Святый Боже! -
       Розов цвет нежнейшей кожи,
       Строгих черт её лица
       Нет под солнцем и подобья, -
       Сводит завистью в ознобе
       Очерствелые сердца.
      
       И за что Кузьме - такая?
       Видно, девка огневая, -
       Грудь - как сдобных булок сыть;
       Жаль, не мне - в опочивальню...
       Липкий лепет мыслей сальных
       Смертным сроду не избыть.
      
       Царь Кузьма цветёт пионом -
       Он томим звериным гоном, -
       Сильно зайцы помогли.
       Свадьба, ясно - смуте финиш;
       От застолья кони двинешь, -
       Столько снеди припасли.
      
       Ночь настала. В дальней спальне,
       Разодрав наряд венчальный,
       Предвкушеньем царь дрожит.
       Лезет он брадою русой,
       Целясь в Машины искусы, -
       Маша радостно визжит.
      
       А бояре всё пируют,
       Пьют и грешно озоруют,
       Пьют и пьют, и пьют, и пьют,
       На столах служанки пляшут
       И платками машут, машут, -
       С них бояре юбки рвут.
      
       Маша лишь к утру уснула,
       От царёва мультитула
       Все отверстия свербят.
       Царь сопит, прильнул к Машуле, -
       Ни стрелы в евоном туле, -
       Всё потратил для засад.
      
       На дворцовой верхотуре
       Создан был пентхаус Куре -
       Птичник стильный - как шале.
       Для княгини там - насесты,
       Для бесед с Кузьмою место -
       Кресло в бархатном чехле.
      
       Как придёт - чехол снимает, -
       Кура всё же, - засирает.
       Кормят Куру - на убой:
       И дроблёная пшеница,
       И свежайшая водица,
       Под ногами - дёрн живой.

       С Цыпой царь - про все вопросы:
       Про надои, про покосы,
       Трубку курит он тайком, -
       Блюменберг, царём прощённый,
       Запретил курить законом, -
       Как бороться с дураком?
      
       Эти частые визиты
       Машу делают сердитой, -
       Гормональный, видно, фон;
       Ревность Машина понятна -
       Натурально неприятно, -
       Уж наследник заложён!
      
       Ей - терпеть, а мужу - шляться?!
       Спасу нету от нотаций.
       Раз Кузьма в покой взошёл,
       А ему немедля в рыло:
       Я б тебя, ей-бо, убила, -
       Где ты ползаешь, козёл?
      
       Царь причину брани знает, -
       Счастлив, - нежно отвечает:
       Вот же дура - но люблю!
       Слово за слово - скандальчик!
       - Ишь ты - тигра! - точно мальчик!
       Ради сына всё стерплю!
      
       - Вот рожу назло девчонку!
       - Свербигузка! Слезогонка!
       - Негораздок! Дуботолк!
       - Баламошка! Визгопряха!
       Вот, женившись, дал я маху!
       - Ты не муж, ты - хищный волк!
      
       Безпелюха! Затетёха!
       - Тише, Маша, станет плохо!
       - Ах, фуфлыга, курощуп!
       Ой, Кузьма, тошнит! - Княгиня!
       - Ты подумай хоть о сыне!
       Чтоб твою княгиню в суп!
      
       Только Марья зря ярится, -
       Не она, а пузо злится,
       Ведь природа у цариц -
       Как любой обычной бабы,
       А шумит - ширшей масштабы,
       Не прикрикнешь грозно - цыц!
      
       Кура квохчет заклинанья,
       Чтобы Машкины страданья
       Принесли желанный плод.
       Время трудное проходит,
       В срок Мария производит
       Сына! Долог был исход:
      
       Царь, топорщась на крылечке,
       Дыма всё пускал колечки,
       Блюменберга враз послав;
       Крепкой ругани коленца,
       Вопли царского младенца -
       Парень крепок и курчав!
      
       Пир - горой! Стреляют пушки,
       И народ сдвигает кружки,
       Чтоб наследник был здоров!
       Поздравленья, пожеланья,
       Заугольные шептанья,
       Брань открытая врагов.
      
       Подбирали имя долго:
       Пётр? Фёдор? Игорь? Вольга?
       Верно выбрали - Иван!
       Меж имён вполне библейских
       Нет прекраснее расейских!
       Пусть растёт прямой пацан!
      
       По амнистии из тюрем
       Выперт каждый третий дурень
       Полицейским под пригляд,
       Курс рубля восстановился,
       Рынок в росте закрепился:
       Шаг вперёд и шаг назад.
      
       Побывавши власти возле,
       Воевода жив, но - козлик,
       Снова служит в меру сил:
       Пост его весьма достойный -
       Водит он овец на бойню,
       Как всегда солдат водил.

       Да, припомнили Глафиру
       И вернули бабу миру, -
       Инкубаторский цыплак
       Ей на смену в курьем теле.
       Как её тогда не съели?
       Цыплака списали в брак.
      
       Не разлей вода подруги
       Маша с Цыпой. На досуге
       С ними царь пивка попьёт.
       Маше Цыпу стало жалко:
       Блюменберг тебя весталкой
       За глаза зачем зовёт?
      
       Что за слово? И не ругань...
       Да нельзя хозяев слугам
       Неприлично называть.
       - Это в Риме жрица девства,
       Только мне с высот насеста
       На клистирщика - насрать!
      
       Перестать пора скрываться, -
       Станем вместе появляться,
       Хоть, конечно, и позор...
       Милый, выйди! Из-под крыши
       К ним слетел, смущеньем пышет,
       Князь-консорт Орлан Григор.
      
       Тем закончим сказку нашу
       Про царя, про Цыпу, Машу
       И про хитрое дерьмо.
       Мы со всем согласны светом,
       Всем спасибо за советы, -
       Мы живём своим умом.
      
      
       ЭПИЛОГ
      
       В назидание потомкам
       Был придуман символ ёмкий, -
       Царь Кузьма указ издал:
       Возвеличив царства славу,
       Герб страны - орёл - двуглавым,
       Всем врагам грозящим стал.
      
       Влево смотрит глаз орлиный,
       Справа - профиль - да! - куриный, -
       Сила, мощь и мудрый ум!
       С той поры весь мир гадает -
       Что сей символ означает?
       Или это токмо глум?
      
       Знают все Отчизны дети,
       От врагов храня в секрете -
       Некий тайный смысл есть:
       К нам - направо и налево.
       А точнее можно? - Эва!
       Мол, мы - там и всё же - здесь.
      
       Быть нигде и тут всем вместе,
       Быть и бабой, и невестой,
       Мужиком и... как бы нет,
       Быть и правым, и неправым, -
       Нам двуглавие по ндраву!
       Уж такой менталитет...
      
       ... Дни влачатся по порядку.
       Царь Кузьма, зевая сладко,
       Только встал - и к санузлу.
       В новомодном сем объекте,
       Пусть биде ещё в проекте,
       А толчки стоят в углу.
      
       Здесь, в двухместном обосруме,
       Малой комнате раздумий,
       И уютно, и тепло.
       Из фаянса все приборы,
       Хохломские всё узоры,
       Турский кафель и стекло.
      
       Царь берёт срулон бумаги,
       Набирается отваги
       И садится - хорошо!
       Чуть журчит по трубам влага,
       Но к чему царю отвага?
       Всё ништяк, чего ишшо?
      
       Всё для неги, тела холы...
       Каплет пот на плитку пола
       Со склонённого чела.
       Что внизу - царю не видно, -
       Шепоток шипит ехидный:
       Слышь, Кузьма, ну как дела?
      
       ____________
      
      
       В каждом дрэк дерьмовый дремлет,
       Иногда ему и внемлют, -
       Эфто, знаете, быват.
       Не беседуйте со стулом,
       Не ведитесь на посулы -
       Прибыль будет меньше трат.

© Сергей Сергеев, 08.12.2020 в 17:26
Свидетельство о публикации № 08122020172615-00439214
Читателей произведения за все время — 8, полученных рецензий — 0.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии


Это произведение рекомендуют