Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 25
Авторов: 0
Гостей: 25
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Ума нет – иди в ПЕД, стыда нет – иди в МЕД, ну а если совсем
дурак – иди на спортфак.
            Так Степан Петрович Тришкин объяснял сыну Паше, почему
решил стать учителем физкультуры, а жене регулярные промашки в быту.
Знала с кем дело будет иметь.
           Учителем он был хорошим. Паша изведал это на себе. К окончанию
школы он имел первый спортивный разряд по гимнастике, легкой атлетике и
волейболу.  Может и мог стать большим спортсменом, но внял предупреждению
отца, что профессиональный спорт и здоровье несовместимы. А жить Паша
хотел долго и хорошо.  Дело иметь такое, чтобы удовлетворяло как
морально, так и материально, приносило большой  стабильный доход.
            Отцу работа приносила удовлетворение.  Умел он делать людей
лучше, раскрывать их возможности, давать веру в успех. Был он суров
и требователен, но какая сила добра за этим стояла. Восхищался Паша
отцом. Жизнь родителей была примером.  И поступил после школы на
тот же спортфак, что отец.
            Только жизнь стала круто меняться.  Государство – источник всех
благ, гарант стабильности и справедливости, внезапно отказалось от своих
обязанностей  перед людьми, предоставив взамен полную свободу.  Делай
что хочешь, живи как сумеешь. А не сумеешь, так не живи, - никто не
заставляет. Паша как раз спортфак окончил. Получил диплом, торжественно
вручил родителям и ушел в бизнес. Только там были деньги и возможность их
взять.    
          Правда, лишь отчаянный человек в нашей стране может заняться
бизнесом. В цивилизованном мире самый уважаемый человек – бизнесмен.
Потому что экономически свободен, ведет дело, приносящее доход, которым
делится с окружающими в виде уплаты налогов и благотворительности. Люди
в найме там самое низшее звено. А в найме государства – вообще не люди,
а часть казенного имущества. Военные и полиция. Принято им вслед плевать,
как живущим за счет чужих налогов, а значит тащащих деньги из кармана
честных людей.
         У нас все наоборот.  Как делалась ставка в свое время на пролетариат
и комитет бедноты, так и сейчас большинство ищет, к кому бы в батраки
наняться. К какому хозяину припасть,  чтобы не бил и вовремя платил.
Пусть мало, но регулярно. А бизнесмен – жулик и мерзавец.  Иное понимание
жизни наступит нескоро.
        Выбрал Паша компанию по продаже бытовой техники.  Дело освоил
хорошо.  Стал менеджером хоть куда.  До начальника отдела поднялся.
Получал такие деньги, что родителям и не снились.  Семью завел. Жена-
красавица. Детей двое мальчиков-близнецов. Живи и радуйся.
        Только хозяин компании взял и продал ее. Поблагодарил за работу,
вручил  персоналу вполне приличное пособие и объявил всех свободными от
привычного дела.
        Паша сильно переживал.  Словно третьего ребенка потерял.  И сделал
вывод.  Чтобы ни от кого не зависеть, надо самому быть хозяином.
       Нашел школьного приятеля, который с ранних лет занимался разной
коммерцией  и предложил совместное дело – посреднический бизнес.
       Определяли товар. Находили того, кто хочет продать и того, кто
хочет купить.  Выясняли минимальную цену у продавца и максимальную у
покупателя. Если разница выходила значительной, то покупали товар у
продавца и тут же продавали покупателю.  С чем только дела не имели.
Продукты, стройматериалы, уголь, металл. Сколько знаний требовалось.
Но доходы были огромны. Не в пример прошлому делу.
         Все шло хорошо до поры до времени. Пока не случилась катастрофа.
На жуликов попали.  И потеряли не только все деньги, но и в громадный долг
влетели.   К тому времени дело обросло связями, заинтересованными лицами,
дававшими деньги под проценты и эти деньги требовалось вернуть.
         Приятель исчез с концами.  Паша был в шоке. Разбит и уничтожен.
Заинтересованные люди предложили прогуляться в лес, где поставили вопрос
ребром.  Вернуть деньги или остаться в лесу навсегда. На всю жизнь
запомнилась прогулка. Нашел в себе силы достойно объяснить, что от
гибели его будет лишь моральное удовлетворение, а от жизни – возвращение
денег.  И домой вернулся даже не побитый.
         Дома были скандал и истерика.  Много чего от жены-красавицы
наслушался.  Враз рухнула семейная жизнь. Только чемодан собрал, на вокзал
проводил да на поезд с детьми посадил. Уехала.  Через год другого мужчину
нашла. Хорошо хоть с детьми видеться не запрещала.
        Осталось идти к родителям и каяться, как блудному сыну. Мать
расчувствовалась. Даже всплакнула украдкой.  Отец усмехнулся. Горько
и понимающе.
       - Вот они, сынок, твои бизнес-деньги. Что сделали, куда привели, -
говорил он.
       Было стыдно и позорно. Сквозь землю провалиться хотелось.
Но помогли родители.  Набрали кредитов и наскребли на выплату долга.
Расплатился. Не страшно стало из дома выходить. Поклялся – все до
копейки вернуть.
       Только как?  От наемного труда принципиально воротило. Слово
«зарплата» резало слух. Требовалось новое дело, а денег не было. Тут
и узнал о системном бизнесе.  Прочел объявление, что требуется помощник
руководителя. Из отрывных листков с телефоном остался всего один.
Позвонил.
        Участливый женский голос пригласил на собеседование.  Пришел.
Офис.  Помещение для большого числа сотрудников. Деловая суета.
На стенах фотографии сотрудников с руководителями и иными высшими
чинами компании.
         Встретила женщина. Возраст за сорок, но выглядит хорошо. Деловая,
ухоженная. Слушает внимательно, иногда спрашивает. Как за пять мнут
про всю жизнь рассказал – сам не знает.
        Стала говорить о деле. И понеслось. За две минуты словно ушатом
воды с головы до пят окатила. Ничего не понял. Выходило только, что
деньги в компании есть и взять их можно и должно для мало-мальски
способного  человека.
        Слишком просто показалось.  Он-то знал каким трудом в бизнесе
большие деньги делаются. А тут простой, как грабли, бизнес-план.
Элементарные действия, основанные на повторении. Проще простого.  
        Не поверил, но из интереса остался.  Просто в глазах собеседницы
мелькнуло нечто знакомое, называемое деловой хваткой. Решил понять,
где здесь подвох. В этом точно не сомневался.
         Принцип этого бизнеса был прост.  Офис со складом – мелкое
представительство крупной компании, которая напрямую, без посредников,
реализует товар. Хороший, но дорогой. Каждый сотрудник продает товар
и получает за это процент от реализации. Но попутно сотрудник формирует
свою команду, рекламируя бизнес.  Вот и он сам оказался в команде этой
женщины.
           Все казалось просто.  Дал рекламу.  Никто почему-то не пришел.
Ни за товаром, ни к нему лично. Это с его опытом крупных продаж?  
Ясно. Обманули.
          Поговорил с наставницей.  Та объяснила, что сразу ни у кого не выходит.
Нужно время, навык, а главное – терпение. Не скажи она про терпение,
взорвался бы, хлопнул дверью и ушел. А так остался и стал в отместку
потихоньку  наставнице гадить. Два месяца всех, с кем встречалась, от
компании отваживал. Говорил им втихаря, что все здесь блеф и обман.
А та в простодушии ничего понять не могла. «Не сезон, видать, грибы
собирать» - говорит.
           Так стыдно стало, что незаметно дело пошло. Товар стали брать,
но мало. Люди в команду приходили, но быстро уходили. Год пролетел.
Денег бизнес давал мало. У родителей больше не брал. Одним «Дошираком»
с чаем перебивался. А однажды такое совершил – хоть плачь, хоть смейся.
           От дома до офиса не близко было.  Сел в автобус, а денег нет.
Подходит контролер, билет спрашивает.
          -  Неужели Вы меня не узнаете, - изумился Паша.
          - Нет, -  удивился тот.
          -  Ну подумайте?
          Смотрит контролер в его лицо, напряженно мыслит, время идет,
автобус едет.  
           -  Нет, - сдается. – Не узнаю.
           - Как же так, - развел руками Паша. – От Вас не ожидал. Вы точно
должны меня знать.  
           Контролер задумался по новой. Автобус как раз до нужной остановки
доехал.
          -  Хорошо, - выдохнул Паша. – Представлюсь. Заяц! – И стремглав
в дверь.
           Еще через год стал тенью самого себя. Исхудавший, обветшалый,
с нервным блеском в глазах. Может, на этот блеск и пошла к нему команда.
Таких же по жизни неудачников.  И у покупателей товара этот блеск стал
почему-то доверие вызывать. Пошел бизнес понемногу. Даже родителям
кое-что отдавать начал. Но силы кончились.
          Выслушала его наставница.  Знал бы, кем она была лет пять назад.
Как променял  ее преуспевающий муж на молодую любовницу, оставив
без квартиры и денег с ребенком на руках. Выслушала и посоветовала
сходить на выступление известного психолога Керима Мурамбекова.
       - Я тебе дала все, что знаю и умею, - объяснила она. -  Ты все можешь,
но  внутри чего-то не хватает. А он по этим делам мастер.
        Билет стоил дорого, но Паша понимал, что без Мурамбекова надолго
его не хватит. Раскошелился. Посчитал оставшиеся деньги. Прикинул,
на сколько «Дошираков» их бы хватило. Горько ухмыльнулся и решительно
направился на встречу с психологом. Зарекся, что пока ответов на все вопросы
не получит – не уйдет. Некуда было отступать.
      В зале дворца культуры свободных мест не было.  Наслышаны о Кериме
Мурамбекове были многие.  Врач, целитель, психолог, бизнес-тренер – и
все в одном лице. Кто пришел от безнадеги, кто просто послушать, а кто
и увидеть живьем. Разный был интерес.
      В назначенное время погас свет и поднялся занавес.  Зрители застыли в
ожидании, сверля глазами пустую сцену. Прошло пять, десять, двадцать минут,
пол часа, - никто на сцену не вышел. В зале нарастало недовольство.  От
шепота до полного голоса.
      - Что происходит? В чем дело? Почему мы должны ждать? – сыпались
вопросы из тьмы зала в пустоту сцены.  
       Вышел красиво и элегантно одетый человек, но явно не Мурамбеков,
фото которого были расклеены в фойе на каждом углу.
        - Прошу извинить за задержку, - сказал он с чувством. – Керим
Мурамбеков будет с минуты на минуту. – и величаво удалился.
         Шум утих. Но еще через пол часа ожидания возобновился с новой силой.
        -  Как вам не стыдно! Верните деньги! Обманываете людей! –
раздражение публики было готово перейти в агрессию.
       Снова вышел величавый ведущий.
        - Керим Мурамбеков жутко извиняется, - с достоинством произнес он. –
Те, кто не хочет ждать, могут сдать билеты и получить деньги назад.
       Зашевелилось, зашуршало броуновское движение недовольных частиц.
До ругани, проклятий, толкотни в дверях.
       Паша чувствовал себя идиотом, но сидел молчаливо, как приклеенный.
Случись это два года назад, так первым рванул бы к выходу. А сейчас сидит
и ждет.  Ждет того, за чем пришел и не уйдет без этого.
      Зал практически опустел.  Осталось не больше тридцати человек.
Ждущих и верящих.  Кому некуда идти, иначе как вперед.  Дождались.
      Из тьмы зала на сцену вышел  невысокий худой человек с гладкой,
как колено, головой.  В серой рубашке без галстука, потертых джинсах и
поношенном расстегнутом пиджаке. Кроссовки на ногах тоже не сверкали
новизной.  Веяло от этого привычностью, удобством и домашним покоем.
       - Здравствуйте, дорогие мои, -  произнес он с той сладковатой мягкостью,
характерной  для восточного человека. – Вижу , сильно мы нужны друг другу.
Я – вам, а вы – мне.  Поэтому и встретились. Говорите, что хотите  знать.
Идите сюда, на сцену. Смелее, не беспокойтесь, хуже не будет.
        Пашу словно подбросило  вверх.  Он вскочил, высоко подняв руку,
и побежал меж рядов к сцене.  Поднимаясь по ступенькам, споткнулся,
но быстро поднялся с четверенек и через мгновение оказался рядом с
Мурамбековым, под светом софитов.
        - Ай, молодец, - похвалил психолог. -  Все у Вас будет хорошо.
Те, кто готов идти к цели, несмотря  на то, как они будут при этом выглядеть,
достойны счастья и успеха.
        А Паша,  глядя в узкие глаза уже торопливо рассказывал историю своей
жизни.  Торопился, захлебываясь словами.  Ощущал, как текут по щекам
слезы, но становится легче.  Наконец, запал его иссяк.
        - Замечательно, - произнес Мурамбеков, выслушав рассказ. – Вы
прошли  почти весь путь. Еще намного, и сами все поймете.  Терпения
и сил Вам хватит.  Я лишь могу помочь немного сократить его, - и взял Пашу
за руку.
         Внезапно погас свет. Паша видел только психолога.
        - Пустой двор, у Вас в кармане полторы тысячи рублей, - кололи
мозг холодные слова.  – Внезапно подходит человек нахального вида,
достает нож и требует отдать деньги. Ваши действия?
        - Не отдам, - почти крикнул Паша. – Потребую уйти, если не отстанет –
ударю.
        - Слова истинно брутального мужчины, - усмехнулся Мурамбеков. –
Эдакого правильного мужика, живущего по понятиям.
        - Живу как воспитан и научен, - Пашу стало раздражать поведение
психолога.
        - Тогда взгляните сюда, - и вместо зала они очутились в больничной
операционной.
        - Что это? – невольно спросил Паша.
        - Вы резко ответили грабителю, потом пытались ударить его и получили
ножом в живот.  Деньги остались при Вас. Грабитель испугался и убежал.
Не планировал он убийства.  Сейчас за Вашу жизнь отчаянно борются врачи.  
Ну вот – не получилось. Слышите монотонный писк сердечного аппарата.
Все.
         - Как все? – ужаснулся Паша. – Я не согласен. Я хочу вернуться в зал.
         - А зачем? – удивился Мурамбеков. – Вы были честны перед собой,
вели себя как научены и воспитаны. Круг замкнулся. Зачем тратить лишнее
время, если итог известен.
        - Я не хочу! – уже кричал Паша. – Помогите!
        - Первое умное слово, - облегченно вздохнул психолог. – Прочтите
и распишитесь. – протянул белый лист с отпечатанным текстом.
        Текст  гласил: «Я, Тришкин Павел Степанович, считаю предыдущую
жизнь полным бредом, правила, по которым жил – несусветной чушью,
приобретенные знания – никчемным мусором, поступки свои – верхом
идиотизма. Готов к полному отречению от настоящего. Готов изменить
себя с верой в будущее. Подпись»
      Написанное возмущало наглостью и грубостью. Каждое слово хлестало по
щекам. Словно предлагали разрушить родной дом, ничего не обещая
взамен. Захлестнула обида.
        - Я не подпишу, - развел руками Паша.
        -  Даже после того, как увидели итог сегодняшней жизни? – удивился
Мурамбеков. – Готовы умереть ради барахла, что тащите на себе. Свою
нынешнюю жизнь Вы  оценили в полторы тысячи рублей. Или это цена
хлама за спиной. Неужели так трудно выбросить его?
         - Поймите, я понимаю Вас и согласен умом, - взмолился Паша. –
Но что-то внутри держит меня, и оно сильнее рассудка.
        - Хорошо, - согласился психолог. -   Ваше стремление жить иначе
похвально.  Хоть Вы не цените жизнь и готовы отдать ее за полторы тысячи,
я дам второй шанс. Последний.
        Операционная исчезла.  Вместо нее возникло мрачное помещение с
зарешеченными окнами и трех ярусными нарами.
         -  Что это? – Пашу прошиб пот от верного предчувствия.
         - Камера предварительного заключения, - подтвердил его опасения
Мурамбеков. – Вы ударили грабителя в челюсть, он упал и расшиб голову
о бордюр. Потерял сознание и умер. Вы скрылись, но были найдены
органами  правопорядка.  С этими органами такая беда. Когда надо –
работают плохо. А когда сами что-либо натворите – работают идеально.
Будет суд. Получите пять лет за неумышленное убийство.
         - Пять лет! – в ужасе ноги подкосились, и пришлось сесть на грязный пол.
        -  Не переживайте, - утешал Мурамбеков. – На зоне столько
брутальных мужиков, живущих по таким же, как у Вас понятиям, что
окажетесь там своим.
        -  Бумагу! – крикнул Паша. – Все подпишу.
       - Ну вот, - облегченно вздохнул психолог. – Свобода ценнее жизни.
Так будьте свободны от мусора прошлых лет, - и протянул бумагу с обычной
шариковой ручкой.
        С каждым движением ручки по бумаге, линией, завитком, петлей,
становилось все легче. Уходили напряжение, опасение, обида. Рюкзак
с опытом прожитых лет полетел в пропасть. Внутри образовались легкость
и пустота. Готовность к наполнению иным, неизведанным.
     - Готовы, - понял его Мурамбеков. – Теперь начнем.
     Что было дальше, Паша не помнил.  Выйдя после сеанса, перегруженный
новыми  знаниями, он с трудом добрался до дома и тут же уснул.  Утром ничего
не мог понять. Даже встреча с Мурамбековым казалась сном. Но в тот же день
один за другим пошли покупатели за товаром.  Телефон едва не разрывался от
звонков.  Каждый день стал приходить новый ученик.  Вскоре команда Паши
стала одной из самых крупных в системе.  
     Он говорил и делал то, что раньше, но изменилось что-то внутри. Пошел
доход. Расплатился с родителями.  Наладил жизнь. Система разрасталась.
Решил провести для своей команды авторскую школу. В том же дворце
культуры набился полный зал.
     - Спасибо вам. Каждому из вас, – говорил он со сцены, ставшей когда-то
чистилищем. – Тем, кто поверил и пришел ко мне. Когда-то я был на
вашем месте.  Но любой, стремящийся к успеху, может очутиться на моем.
Верьте, дерзайте и не отступайте, как бы не было трудно. И сбудется все,
о чем мечтаете сегодня. Пусть мечта станет четкой целью. А ее достижение –
главным делом жизни.
     В перерыве подошла взволнованная девушка и стала горячо доказывать,
что делает все возможное, но ничего не получается.  На Пашу словно теплая
волна накатила от ее энергии.  Желая успокоить, взял за руку, но стало лишь
жарче.
     - Получится,  - сказал, неотрывно глядя в широко открытые карие глаза. –
Обязательно получится.
    И получилось.  У обоих. Вместе.  Хоть ревнив бизнес к личным отношениям,
но Паше сделал исключение.
      В свое время Степан Петрович, узнав о новом бизнесе сына, посмеивался.
Говорил, что если тот в месяц на этом деле больше миллиона рублей иметь
будет, то он себя за зад укусит.  
       Паша об этом не забыл.  Когда первый миллион дохода в месяц пришел,
позвонил отцу и сказал: «Кусай».
       Вынул отец изо рта вставную челюсть и прихватил себе правую ягодицу.
Потому что слово нужно держать.

Свидетельство о публикации № 02052018220636-00420434
Читателей произведения за все время — 11, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют