Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 59
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 58
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 1 (Эротические рассказы)

Пролог
20 сентября 2016 года.

Крупными каплями дождь поливал сыростью влаги пропитанный асфальт, на котором лежали листки бумаг с печатями и штампами, пачка долларов, состоящая из пяти тысяч. Постепенно ветер усиливал своё влияние, срывая листья с тополя, что рос во дворе рядом с многоэтажной свечкой, развеивая их по воздуху. Атмосфера, что витала в воздухе, была пропитана дворовыми запахами, сыростью и вкусов мокрой высохшей травы на газоне у подъезда. Небо над Москвой затянуло мрачными смуглыми серыми тучами, словно плотным покровом погружая обстановку в бездонную нависшую ночь. В окнах многоэтажки горел свет, никто в этот страшный ливень не решался выйти даже из подъезда, только лишь шум проезжающих за домом по дороге машин и блики их фар скрашивал очертания неразлучного одиночества.

Оксана сидела на сыром асфальте, поджав под себя ноги, держась одной рукой за ступню, сморщив недовольно губы. С лазурных, безупречно голубых глаз Оксаны катились непрерывным потоком слёзы, пышные золотистые волосы покрывал крупными каплями ливень. Красное драповое пальто от намокшей тяжести влаги не давало подняться, а вывих лодыжки, мешал пошевелить ногой. Склонив голову, Оксана просидела под таким ливнем, не считая минуты протекающего мимо неё времени, ощущая лишь мокрую холодом пропитанную дрожь по всему телу, от пропитанной сыростью одежды.

Постепенно влияние ливня, начинало стихать, за спиной у Оксаны появились яркие блики фар и гармоничный свет красного и синего вместе с сиреной полицейской машины, что остановилась в нескольких метрах. Дверь машины медленно открылась, было слышно приближающиеся шаги мужчины, что по звучанию напоминало, как подошвой наступали на скопившиеся лужи асфальта.

— Гражданка с вами всё нормально? — обратился серьёзным голосом офицер полиции, подходя медленно к Оксане

— Что с ней? — взволнованно спросил другой полицейский, когда другая дверь машины открылась

— Да пока еще не знаю

Ответил мужчина, подходя к Оксане кончиками пальцев, коснулся мокрого драпового красного пальто, одетого на ней, вынуждая таким неожиданным касание вздрогнуть и отвлечься

— Гражданка что с вами? — повторил еще раз офицер, прислонив подушечки пальцев к шее Оксаны, вынуждая её обернуться

— Да живая я — сморщив губы от боли в лодыжке ответила Оксана, схватившись тут же за пальцы офицера — Живая — возмутившись нарушителю спокойствия, повторила она

— Предъявите, пожалуйста, документы — потребовал офицер полиции — И вставайте, давайте, что вы тут расселись это вам не дома на диване

«Блядь да что же ты сука такой тугой», подумала Оксана грязными мыслями, про офицера, что потребовал от неё предъявить документы.

— Да-да сейчас конечно — дотрагиваясь мокрыми, измазанными в грязи пальцами до черной сумочки, ответила Оксана — М….. как же болит

— С вами всё нормально? — выказывая волнения, обратился офицер, обходя Оксану, встал перед ней — Дамочка вставайте с земли, вы что пьяная?

— Так встаём — схватившись за предплечье, офицер попытался поднять Оксану на ноги, не выдержав её терпенья

— Ай….. — взвизгнула Оксана, с такой истерией голоса от боли в лодыжке, что офицер едва удержал её в руках, чтобы она не упала вновь на землю, что подвернула лодыжку

— Что с вами? — поинтересовался мужчина в форме правопорядка

— Неси её сюда — предложил второй офицер, обращаясь к своему напарнику, что крепко держал Оксану за одной предплечье — Пускай в изоляторе отоспится

— Они её забрали у меня — тихо произнесла Оксана — Они забрали мою дочь у меня — не выдержала терзающих её разум сознаний, выразила она душевную боль, влагой накопленных слёз

— Да она так-то не пьяная — возразил офицер, что держал Оксану — Кого забрали, что с вами случилось?

— Вы что не видели — возмутилась Оксана, направляясь вместе с офицером к машине — Большой джип увёз мою дочь, я ничего не могла с ними сделать, они меня просто не слушали

— Давайте пройдёмте, составив протокол в отделение — уверял офицер, подходя вместе с Оксаной к открытой задней двери полицейского автомобиля ВАЗ 21014 — Давайте всё по порядку, кто кого и куда увёз

— Они увезли мою дочь — заплакала Оксана, слёзы, горького отчаяния вытекали с её глаз, когда она едва переступая с ноги на ногу, подошла к открытой двери машины

— Сейчас разберёмся — не вникая в слова Оксаны, схватился пальцами за второе предплечье её другой руки — Залезай в машине, в изоляторе отоспишься, а завтра мы с тобой разберёмся

— Я не пьяная — уверяла Оксана, испугавшись, чувствуя убедительную силу мужских рук, как они насильно впихивали её в задний салон полицейско машины — Вы, что не видите?

— Успокойтесь дамочка — уверял офицер, пропихивая Оксану насильно на задние сиденье полицейской машины — Поступил звонок от жильцов дома, сейчас в отделение мы вас проверим и если всё нормально, то возможно и отпустим

— Постойте это же моя подруга — возразила проходящая мимо белокурая девушка, одетая в легкое белое осеннее пальто — Что здесь происходит? — быстро она подбежала к отрытой двери полицейской машины

Бесподобная композиция «Trouble от Boucheron», распознала Оксана, как только белокурая девушка подошла к машине. Манящее вкусовое сочетание, с красочным оттенком жасмина прекрасно гармонируя страсть со вкусом жасмина. Выразительный шлейф волшебного аккорда калабрийского кедра, было несравнимо с не одним столь сильной природной стойкости аромата.

— Оксана — сворачивая сиреневый изящный зонтик, белокурая девушка, стукая белыми каблучками туфель, подошла к машине, в которой сидела Оксана — Что происходит, что ты тут делаешь да и что ты вообще натворила?

— Вера они забрали мою дочь

Обратилась Оксана, заплаканным голосом, проводя кончиками пальцев по щеке, стирая нудное трение капли слезы на её гладкой бархатистой поверхности.

— Они забрали у меня мою девочку — всхлипывая, едва сдерживая с большим трудом свои страдания, говорила Оксана

— Стоп-стоп! — возразил офицер полиции, держа заднюю дверь полицейской машины, рядом с которой сидела Оксана, открытой — Вы знаете эту гражданку?

— У тебя украли твою дочь? — выразив удивление, спросила Верочка

— Да — вскрикнула Оксана, хотела встать с сиденья немного подскочив, ощутила резкую боль в лодыжке и упала вновь на сиденье — Помогите мне вернуть мою дочь — держась за ногу

— Что с твоей ногой? — выказывая волнение, спросила Верочка, быстро подбежав к открытой двери полицейской машины

— Так слушайте дамочка — возразил один из офицеров полиции — Забирайте свою подругу и катитесь отсюда, чтоб я вас тут не видел

— Мы их отпускаем? — поинтересовался его напарник

— У нас ничего на неё нету, пускай идут — уверял офицер — Эй дамочка помогите своей подруге выйти из нашей машины

— Пожалуй, самое время рассказать всё полиции — протянула Верочка руку Оксане — Кто украл твою дочь и что, в конце концов, произошло?

«Блядь да что рассказать, как у меня похитила ребёнка её родная мать, тем более, когда на кону стоят такие большие деньги и жизнь моей Аришки», скривила недовольно губки Оксана, взявшись за предложенную руку Верочки.

— Я расскажу можно, но пожалуйста! — уверяла Оксана, медленно стараясь не наступать на больную ногу, с трудом вылезла из полицейской машины — Пусть это будет завтра

— Гражданка — обратился более молодой офицер полиции, вынуждая обратить на себя внимание Оксаны — Если у вас похитили ребёнка, пожалуй самое время заявить об этом сейчас, чтобы мы могли начать уже поиски

— Там всё сложно — возразила Оксана, понимая своё отчаянное положение — Но я постараюсь во всём разобраться сама

— Поехали, давай отсюда — испытывая неприязнь к Оксане обратился к своему напарнику офицер более старшего возраста — У нас других забот хватает

— Оксана пойдём, я тебя провожу — изъявила свою помощь Верочка

«Правда ведь идти собственно и некуда, после того как эта выдра, моя мать продала моего ребёнка, как какую-то вещь, я её видеть не могу», глубоко вздыхая, выражая печаль вздохнула Оксана, оставаясь стоять на улице, после того как автомобиль что стоял за её спиной медленно отъехал.

— Можно я сегодня останусь у тебя? — выдавила с трудом из себя Оксана, боясь посмотреть в глаза стоящей перед ней белокурой девушки

— Тебе некуда идти? — поинтересовалась Верочка, коснувшись приятной нежностью ладоней лица Оксаны

— Дело в том, что я поругалась с матерью — рассказывала Оксана, обвивая нагло рукой талию девушку, держалась за неё чтобы не упасть, поджала, согнув ногу в колено — И мне совсем неохота её видеть, после того, как она продала моего ребёнка

— Пойдём ко мне — улыбнувшись, пригласила Верочка — Уверена, у меня дома, за кружкой чая, ты мне всё расскажешь

— Обещаю, что всё расскажу — заверила Оксана, оставаясь стоять на одной ноге, боясь наступить на вторую — А ты с нашей последней встречи очень похорошела

— Спасибо — выражая застенчивость, поблагодарила Верочка, придерживая Оксану за талию, не давая ей упасть — Оксана ты, что не можешь идти сама?

— Да нет могу — чудесной формой скул, возразила Оксана, застенчиво, при этом, улыбаясь — Сейчас нога немного пройдёт

— Подожди — не согласилась с этим утверждением Верочка — Давай присядем на лавочку

Медленно, обвивая Оксану за талию, белокурая девушка, направилась вместе с ней к близстоящей у подъездного крыльца, лавочке.

— Я сейчас вызову такси — уверяла Верочка, подводя Оксану к лавочке

— М…. — изнывая ноющим стоном, простонала Оксана, садясь на лавочку, тут же прислонила пальцы к больной ноге — Как же болит

— Потерпи — успокаивала Верочка, присаживаясь на лавочку рядом, доставая из сумочки сотовый телефон — Сейчас приедем домой и я всё сделаю

— Да уж скорее — повела недовольно губками Оксана, поправляя сумочку, что висела на её плече, облокотилась на спинку лавочки — Даже видеть не могу не эти деньги, не эти фальшивые документы, что они предоставили, чтобы обманным путём выкрасть у меня мою дочь

— Ты про что? — удивилась Верочка, серьёзности выражения лица Оксаны

— Вон лежат

Недовольным взглядом лазурных, голубых, как топазный камень глаз, указала Оксана на мокрую пачку денег и документы, что лежали на мокром асфальте.

— Якобы плата за мою дочь

Демонстрируя недовольство, рассказывала Оксана, положив ногу на ногу, беспокоясь почувствовать острую жуткую боль в ноге.

— Да блядь как у них только ума хватило, мне такое предложить

Посмотрела Оксана на сидящую перед ней белокурую девушку, что в ожидании долгих затяжных гудков прижала трубку сотового телефона к уху.

— Сука блядь тупая

Грязно выругалась Оксана, выказывая вслух грязные мысли про Радионову, не слушая в тот момент как белокурая девушка, что сидела рядом разговаривала с диспетчером такси.

— Ненавижу блядь эту Радионову — прошипела Оксана, царапая коготками обеих рук деревянную поверхность лавочки на которой сидела

— Прости — поинтересовалась Верочка, сбрасывая телефонный разговор, проводя большим пальцем по сенсору экрана сотового телефона — Ты что-то сказала?

— А… нет ничего — смутилась Оксана, сгорая от стыда — Послушай, прости, что я так вот…..

— Да ничего — возразила Верочка, посчитав застенчивость Оксаны глупостью — Сейчас приедет уже такси, мы поедем домой

— Мне так многое тебе стоит рассказать — уверяла Оксана, чуть запрокинув голову, пытаясь сдержать хоть на мгновение резкую боль в ноге, что её терзала

***

Медленно белоснежная иномарка остановилась у подъезда девятиэтажной свечки, озаряя ярким бликом светом фар его крыльцо. Небо над столицей было окутано сумраком необъятной ночи, но это только оживило город, повсюду горели огни фар от машин, вывески реклам, свет в окнах этого большого возвышавшегося дома. У подъезда, на ступеньках его крыльца, стояли какие-то молодые девушки, держа в руках сотовые телефоны, мило общаясь между собой, постоянно ёрзая пальцем по сенсору телефона не отрывая глаз от его дисплея. Воздух был пропитан угарными газами машин, дворовой суетой жизни огромного города Москвы, во дворе, где остановилась машины, на ветках берёз, ясеня и тополя уже начали желтеть листья, ветер, что срывал их, разносил по гладкой поверхности асфальта. Дорогой ассортимент иномарок, расположенных на стоянке возле дома, говорил о богатом состоянии района, жителей прилегающих ко двору домов.

— С вами всё нормально? — поинтересовался мужчина таксист, остановив машину напротив указанного подъезда

— Моя подруга просто подвернула ногу — вступилась Верочка, открывая заднюю дверь со своей стороны, протянула доставшую купюру из кошелька, чтобы расплатиться с водителем

— Пару дней больничного

Скрывая за прекрасной, очаровательной улыбкой алых губ, боль утраты разочарования от утраты Аришки, ответила Оксана, медленно продвигаясь по заднему креслу к открытой двери.

— И я буду как новенькая — заверила Оксана, протягивая руку белокурой девушки, что красиво выгнув спину, выставив бёдра вперёд, покинула салон роскошной белой машины такси

— Пойдём Оксана — гордо заявила Верочка, взявшись за протянутую руку Оксаны, помогла ей покинуть салон автомобиля такси

— М…. как же болит — прикусывая краешек губы, выразила Оксана свои чувства, чувствуя острую резкую боль в лодыжке

— Надеюсь, всё обойдётся — обвивая талию Оксаны одной рукой, Верочка закрыла другой рукой открытую заднюю дверь, после чего машина плавно отъехала от места остановки

— Ты уверена, что тебе не нужно в больницу?

Взволнованно поинтересовалась Верочка, медленно направляясь с Оксаной к подъезду, когда она едва наступая на больную ногу, с трудом передвигалась по асфальту.

— Ох…. дорогая — ухмыльнулась Оксана, пересиливая у себя внутри жуткую боль подвернутой лодыжки — Поверь, обычный перелом от вывиха я отличить смогу

— А вдруг там что-то серьёзное? — уверяла Верочка, поднимая с большим трудом по ступенькам крыльца подъезда

— М…. я думаю, что серьёзней будет тебе объяснить то, что произошло, сегодня этим вечером и почему, я оказалась там во дворе

Подходя к закрытой домофоном двери, возразила Оксана, едва наступая на больную ногу, тут же переступала на здоровую, ощущая при этом острую колкую боль в кости.

— Просто стоит немного отдохнуть, и я буду в норме — заверила Оксана — Ведь мне нужно будет искать себе новую квартиру, к своей матери я больше не вернусь

— Всё так плохо? — выражая удивление, достала из сумочки ключи, прислонила его к домофону, открывая пиканьем дверь — Можешь пока пожить у меня, столько, сколько сама сочтёшь нужным

— Думаю мне самой надо как-то начинать что-то делать в этой жизни

Не согласилась с этим утверждением Оксана, обвивая вновь талию девушки, вошла с трудом в тёмный подъезд. В тот момент как они перешагнули порог, загорелась бело-синего светом светодиодная лампа, освещая тёмную атмосферу этого общественного помещения.

— Извини, конечно — выражая застенчивость, говорила Оксана, хромая сильно одной ногой, продвигаясь по подъезду, подходя к лестнице — Но я не хочу тебя утруждать долго своим присутствием

— Да брось — упрекнула Верочка, поднимаясь, придерживая Оксану за талию вместе по лестнице, на площадку первого этажа — Ты меня совсем не утруждаешь

— Но…. — хотела возразить Оксана, поднявшись вместе с белокурой девушкой на первый этаж

— Никаких но — возразила Верочка, продвигаясь, через чур, изнурённо вместе с Оксаной к дверям лифта, нажала свободной рукой на его кнопку — Поживешь у меня столько, сколько сама сочтёшь нужным и никаких но……

— Если только — изумилась Оксана в улыбке, выражая ямочками на щечках, чудесный изгиб формы скул — Я тебе не помешаю своим присутствием

— Да брось — возразила Верочка, дождавшись, когда двери лифта открылись, вошла вместе с Оксаной в кабину — Но сначала тебе нужно снять с себя мокрую одежду

— Да я и сама, если честно не знаю, сколько я там просидела — согласилась с этой идей Оксана, облокотившись тут же на стенку кабины лифта — Прости это так ужасно, я даже подумать не могла что моя мать

Не сдержала Оксана, при себе эмоций вспоминая события, пережитые возле подъезда Радионовой, как семья уехала, забрав с собой ребёнка.

— Моя мать — выражала Оксана душевную боль, терзающую её, куда сильнее чем нога, облокотившись на кабину лифта со слезами на глазах — Она отдала ребёнка, которого я сама лично вырастила, понимаешь……

— Тише-тише — обнимая Оксану, успокаивала Верочка усладой шепотного тона голоса, пока кабина лифта плавно поднималась вверх — Я обещаю, я помогу тебе во всём разобраться

— Спасибо — поблагодарила Оксана, ощущая приятное скольжение прохлады слезы по бархатной коже щеки — Мне просто сейчас некуда идти, а к этой выдре я возвращаться больше не хочу, просто не могу подумать ,как она могла так поступить

— Просто она мать — уверяла Верочка, обвивая талию Оксаны, как только кабина лифта остановилась на положенном этаже и двери плавно открылись — Она считала, что так поступает правильно по отношению к тебе, это ведь еще маленький ребёнок и к тому же больной

— Будь у меня чуть больше времени — передвигаясь с трудом с поддержкой девушки, выразила Оксана, собственное мнение, покидая кабину лифта — Я бы выяснила чем больна Аришка, но мне блядь как назло его не хватило, да как она вообще посмела так поступить……

— Ну…. — нахмурила губки Верочка, выказывая обиду, посмотрела, оставаясь стоять с ней на подъездной площадке, рядом с закрытой дверью — Всё же было нормально, ты чего

— Я знаю

Облокотившись на стену подъезда, уверяла Оксана, посмотрев как белокурая девушка, подошла к закрытой двери, доставая ключи из кармана, надетого на ней белого пальто.

— Просто в голове никак не укладывается — чувствуя, как одолевает раздражение, Оксана топнула сильно каблуком черных туфель больной ногой по полу — Ай….. — издавая при этом громкий резкий взвизг, чувствую сильную острую боль, упала на пол

— Оксана!!! — вскрикнула Верочка, оставив ключ в замочной скважине, кинула быстро к упавшей на пол Оксане — Как ты? — поинтересовалась белокурая девушка, присаживаясь рядом

— Да всё нормально — заверила Оксана, смутившись за своё поведение — Пойдём, давай отсюда пока соседи не вызвали полицию, второй раз меня точно заберут в участок

— Да ты права — поднимаясь с колен, согласилась Верочка — Пойдём — подавая руку Оксане, помогая ей встать с прохладного бетонного подъездного пола

— Прости я такая непутёвая — уверяла Оксана, держась за девушку, откровенно выразила собственное мнение

— Всё нормально — заверила Верочка, открывая дверь, потянув свободной рукой дверь на себя, другой придерживала Оксану, не давая ей упасть снова — Ты не ушиблась

— Хуже чем сейчас — ответила Оксана, сгорая от стыда, вошла первая в тёмную квартиру, перешагивая высокий порог открытой двери — Мне уже точно не будет

— Ну, вот и хорошо — обвивая бёдра Оксаны, вошла следом Верочка, включая тут же проводя пальцем по клавише выключателя, свет — Главное чтоб с тобой было всё нормально

— Ты так волнуешься за меня

Изумилась в улыбке Оксана, облокотилась на стену, покрытой белыми обоями коридора, скинула черные грязные туфли с ног, прищурив глаза от яркого света.

— Будто я для тебя так много значу — смутилась Оксана, выказывая трогательные чувства, блеклым румянцем на щечках

— А разве нет?! — с хитрой кокетливой улыбкой на лице, удивилась Верочка, закрывая тут же за собой дверь — Разве ты до сих пор этого не поняла, что только лишь с тобой я могу быть счастлива

«По-моему она тупо банально хочет со мной провести ночь, боюсь только сейчас это не самый подходящий момент я далеко не в настроение заниматься этим только, как ей объяснить, придётся импровизировать», принимая мысленно выбор, решила Оксана для себя, как построить сложившийся разговор.

— М…. мокрая одежда — проурчала Оксана, сморщив от недовольства губки расстегивая пуговицы красного драпового пальто, что было пропитано сыростью и запахом дождя — Скорее бы от неё избавиться

— Бросай всё на пол

Смело заявила Верочка, скидывая туфли с ног, покачивая прекрасной, изумительной, по мнению Оксаны на тот момент, фигурой, прошла по коридору, расстегивая пуговицы белого пальто.

— Я потом уберу — снимая с себя белое пальто, выразила белокурая девушка, изящный силуэт роскошного тела, что было покрыто нежной материей белого платья, напоминающей по фасону атлас — Смотри, только не упади

— Ты куда? — скидывая на пол с себя мокрое красное драповое пальто, удивилась Оксана, как Верочка, покачивая изящной как у танцовщицы фигурой, прошла по коридору

— Пойду, принесу нам бутылочку вина — убедительно улыбнулась Верочка, встав посреди коридора окруженного тенью надвигающейся ночи и яркостью прекрасных огней Москвы

— Думаю, это будет лишним — возразила Оксана присев на пол, начала медленно освобождаться от влажного желтого, надетого на ней платья

— Думаю, это будет кстати — заверила Верочка, вильнув упругой прелестью бёдер, прошла дальше по коридору, вошла в темную кухню

— Правда?!

Ухмыльнулась Оксана, набравшись смелости, чуть привстала, не опираясь на больную ногу, держа её в согнутом состоянии, слегка оголила желтое платье, обнажая бархатистую кожу плеч.

— Я вот почему-то так не считаю — вредничала Оксана, желая освободиться от мокрого платья, опираясь одной рукой на стены, вошла тёмную гостиную

— Прекрати там ёрничать — упрекнула кокетливо Верочка, донося свой ласковый голос кухни

— Я не ёрничаю — нахмурила отчаянно алые губки Оксаны, оголяя платье до пояса, остановившись возле входа в гостиную

— А как по мне — встала за спиной у Оксаны, Верочка, держа в одной руке бутылку с вином, а в другой два стеклянных бокала — Думаю, простой вывих ноги не помешает тебе немного расслабиться

— Ты, правда — вновь удивилась Оксана, наблюдая с восхищением, как динамично, словно под ритм выдуманной музыки, белокурая девушка, соблазняя её, прошла мимо, выражая естественную красоту изгиба собственного тела — Так считаешь?

— Расслабься — с ухмылкой на губах, повторила вновь своё требование Верочка, остановившись у белого мягкого, обшитого кожей дивана, поставила бутылку и два бокала на кофейный столик

— Хм… что я и пытаюсь сейчас сделать — заверила Оксана, стягивая с себя желтое, влажное платье, оставила его на полу у входа в гостиную, медленно через него перешагнула

— Послушай, я обещала тебе помочь

Уверяла белокурая девушка, чаруя прелестью улыбки направляясь к Оксане, словно своим сексуальным видом, заставляла не думать не о чем.

— Я тебе в это и помогу — подошла Верочка медленно к Оксане, обвивая приятным касанием пальцев и теплотой руки талию, помогая ей дойти до дивана

— Спасибо — почувствовала Оксана нежность убедительных пальцев белокурой девушки на своём теле, их будоражащее настойчивость прикосновения вынуждало, словно отвлечься от нахлынувшей тяжести проблем — За всё

— Да перестань — возразила Верочка, застенчиво улыбнувшись, игриво коснувшись выставленных оголенных коленей Оксаны, весьма пикантно выгнула спину — Ты бы тоже так сделала на моём месте, так ведь?

— Ну да….. — стесняясь посмотреть в глаза Верочке, тихим шепотом ответила Оксана

— Послушай вот я — продолжая играть интригу застенчивости, улыбнулась Верочка — Ты же наверно голодна, давай я тебе что-нибудь приготовлю

— Оу… нет-нет — возразила Оксана, опустив голову, скрывая сгорающий от стыда взгляд лазурных глаз, за прядью волнистых золотистых волос — После того, что случилось, мне как-то ком в горло не лезет

— Понимаю — поддержала Верочка, продолжая держать обворожительную нежность пальцев на коленях Оксаны — Да точно выпрями ноги и положи их ко мне на колени — требовательной просьбой попросила белокурая девушка

— Это еще зачем? — удивилась Оксана

— Так тебе будет легче

Заверила Верочка, поглаживая теплыми ладонями ноги Оксаны, предоставляя приятную радость лаской приятного касания.

— Давай выпрями и ложи ко мне на колени — лаской приятного голоса уверяла Верочка — И не спорь, мне тоже будет приятно

— Правда? — скорчив губы, боясь испытать боль, Оксана, преодолевая усилия, положила ноги на колени, к Верочке выпрямив их

— Вот видишь

Мило улыбнулась белокурая девушка, обнимая обеими руками тело Оксаны, в тот самый приятный момент смесь гармоники жасмина и ванили естественными запаха играли в её теле.

— А ты боялась

Нежностью чувствительного прикосновения, девушка провела по рукам Оксаны, пристально, с желание дикой голодной порочности посмотрела в её лазурные глаза.

— Давай выпьем? — предложила Верочка

— Мы так и будем сидеть в темной гостиной? — поинтересовалась Оксана, скривив губы, придавая взаимный образ и выражая симпатию теплотой взгляда

— Если хочешь, я могу включить свет?

Предложила Верочка, взяв пульт от люстры, что лежал на кофейном столике, настроила тусклый приятно бело-голубой свет светодиодов.

— Так лучше? — проявляя заботу и беспокойство, спросила Верочка, держа одной рукой за горлышко, бутылку с вином

«Блядь как же она прекрасна, я прям, хочу получить её прямо здесь и сейчас, думаю, бутылочка вина подогреет и меня и для меня эту блондинку», нахмурила Оксана губки в хитрой улыбке, допуская у себя в голове порочные мысли.

— Думаю действительно, мне стоит

Согласилась Оксана, посмотрев с искушение, как девушка вворачивает блестящий штопор в пробки бутылки с вином, провела кончиком язычка, по страдающим жаждой поцелуя губам.

— Выпить именно этот бокальчик вина — заигрывая с белокурой девушкой, игриво указала Оксана кончиком указательного пальца на бокал наполняемый вином

Всё в этой девушке манило к себе сознание Оксаны, естественный прекрасный аромат жасмина которым пахло её тело, завораживай взгляд её глаз. Облокотившись спиной, на подлокотник дивана, Оксана чувствовала, как жар наполняющей её тело близостью с этой белокурой львицей, выждал поддаться порочному сексуальному искушению. Закрывая медленно лазурные голубые глаза, Оксана представляла в развращенных мыслях, допустимую для себя связь с этой девушкой.

— Сейчас погоди оп… — резко выдернула Верочка пробки, из бутылки допуская, чтобы несколько капель в момент такой сильной инерции попали на тело Оксаны — Ох…. прости-прости

Наклонилась Верочка, к Оксане дотрагиваясь до бархатистой нежной кожи, по которой стекали багровые капли, будоража прелестью внезапного скольжения.

— Блядь……

Испугалась неожиданного падения капель на кожу, Оксана, открывая быстро глаза, опираясь локтями на подлокотник неожиданно для Верочки привстала. Белокурая девушка, что держала в руках открытую бутылку, не ожидая такой бурной реакции, чуть пролила вино с бутылки на бюстгальтер Оксаны. Пропитывая кожу груди Оксаны через черную кружевную ткань алкогольной сладостью этого завораживающего приятным вкусовым запахом напитка.

— Да что с тобой?!! — раздражённо вскрикнула Оксана, чувствуя на своём теле потёки алой прелести вина, что волнующим трением скатывались по бархатистой коже её тела

— Прости, пожалуйста — смутилась девушка, чаруя Оксану красотой невинного взгляда

«Блядь как же она меня уже бесит, но всё же она приютила меня, как раз тогда, когда мне некуда просто идти, так что думаю, стерплю это ей», подумала про себя Оксана в это мгновение, чувствуя неприятное скольжение капель вина по телу.

— Оу…. нет-нет — возразила Оксана, чувствуя как потёки стекающего по телу вина пропитали её черные кружевные трусики — Моё нижнее белье, как же я теперь буду?

— Ничего так даже будет лучше — прошептала Верочка, чуть наклонившись к Оксане, сексуальной интонацией голоса прорычала возле её губ

— Дай сюда — кокетливо возмутилась Оксана, выхватив бутылку с вином из рук Верочки, Оксана тут же начала пить большими глотками

— Ничего страшного — заверила Верочка, вставая с дивана медленно оголяя белоснежные плечи из-под платья, встав перед Оксаной — Без одежды ты смотришься лучше

— Правда?! — улыбнулась Оксана, отрываясь от бутылки вина — Я бы даже сказала желанней

— Ну же сними его наконец

Завораживая взгляд движением тела, Верочка, танцуя подобно кобре перед Оксаной, медленно оголила своё тело из-под платья, шикарным изгибом сгибая ногу в колено.

— Неужели он тебе не мешает? — спросила Верочка, заводя руки за спину

— Думаю, что мешает — ухмыльнулась Оксана, поставив бутылку с вином на пол, завела руки за спину, касаясь пальцами застёжки черного мокрого бюстгальтера

— У тебя просто прекрасная грудь — похвалила Верочка, как только Оксана, разомкнув оковы бюстгальтера, чуть приспустила его, выказывая прелесть сочной груди

— Спасибо — похвалила Оксана, ерзая попкой по дивану чувствуя влагу вина под собой, скинула мокрый бюстгальтер на пол

— Давай посидим на полу — снимая с себя белый бюстгальтер, предложила Верочка, присаживаясь рядом с диваном, на котором сидела Оксана

— Давай — согласилась Оксана, медленно переживая за свою ногу, сползла с дивана, вставая на твердом паркете на четвереньки, медленно подобно хищной кошке проползла мимо Верочки

— Подожди — возразила Верочка, вцепившись в резинку мокрых кружевных, пропитанных вином, трусиков на Оксане, когда она как хищница на четвереньках прошла мимо неё

— Так нечестно — возразила Оксана, весьма возбуждающей пьяной улыбкой, чувствуя, как ударило по сознанию крепость выпитого вина, что разжигало огонь страсти внутри неё

— Они всё равно мокрые — заверила Верочка, медленно оголяя сочные ягодицы Оксаны, приятной лаской скольжения резинки кружевных трусиков

— Ты могла хотя бы меня спросить — нахмурила от недовольства Оксана губки, заигрывая с девушкой, что оголяя её тело

— Я просто посчитала — заверила Верочка, освобождая Оксану от черных кружевных трусиков, кинула их в кучу с бюстгальтером — Что они тебе всё равно мешают

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана красивой улыбкой, вырисовывая изгиб шикарной формы алых губ, встала на колени рядом со светловолосой девушкой, наклонившись в сторону бутылки с вином — А что мне еще мешает?! — поинтересовалась она, садясь рядом с Верочкой

— Думаю, ты понимаешь — коснувшись кончиками пальцев дна бутылки, когда Оксана поднесла её к губам, наклоняя горлышко ко рту — Что сейчас между нами что-то должно произойти

— Думаю

Ухмыльнулась Оксана, чувствуя обворожительное теплое прикосновения рук белокурой девицы к своей сочной выставленной груди, тонкость касания пальцев дурманила лаской сильнее алкоголя в многократно раз.

— Я этому возражать просто не смогу — заверила Оксана, начиная жадно вновь глотать сладость вина с бутылки, чувствуя, как внутри всё тело словно полыхало пожаром искушенной любви

— Разве стоит этому возражать

Шепотом обаятельной речи говорила Верочка рядом с губами Оксаны, жадно касаясь пальцами её сочной выставленной груди, плавно переходя одной рукой на ребра ведя в сторону упругих бёдер.

— Просто не вижу смысла — жадно обвивая пальцами бёдра Оксаны, всё с той же пленяющей сознание лаской голоса, шептала Верочка над её ухом

— Но сначала

Возразила Оксана, чуть раздвигая ноги, согнутые в колени, забыв про боль в лодыжке, разговаривая рядом с горлышком открытой полупустой бутылки с вином.

— Ты тоже снимешь с себя последнее бель — указала Оксана указательным пальцем на надетые белые трусики на девушке, поставив бутылку на кофейный рядом стоящий столик

— Ты так считаешь? — направляя пальца скользящей, по животу Оксаны, ладони, вниз убедительно приятно говорила Верочка, касаясь коготками гладковыбритого лобка

«Нет, для неё не будет так всё просто», возразила сама для себя Оксана, не позволяя поддаться этой девушке так легко.

— Я так думаю — схватилась тут Оксана одной рукой за кисть руки Верочки, не давая её пальцам скользить вдоль половых губ

— Хм… ну в таком случае — ухмыльнулась Верочка, убирая руки от тела Оксаны, встала перед ней

Подобно дикой кобры, Верочка прошла мимо Оксаны, что сидела перед ней на полу, в предвкушение тяготы сексуального внимания так пристально на неё смотрела.

— Я просто не могу позволить себе

Заверила Верочка, покачивая изящной формы роскошный бёдер, исполняя перед Оксаной возбуждающей горячий танец, коснулась пальцами резинки белых надетых на ней трусиков.

— Отказать тебе в этом — убедительно нежно произнесла Верочка, наклонившись чуть к Оксане, первая схватила бутылку с вином с кофейного столика

— Ты так….

Раскрыв рот от удивления, Оксана с восхищением наблюдала как девушка, выхватила у неё из пальцев стоящую на кофейном столике бутылку с вином

— Любезна — сжимая выставленные пальцы в кулак, сморщила Оксана губки от недовольства, стоя на четвереньках рядом с кофейным столиком

— Ты даже не представляешь насколько

Уверяла белокурая девушка, стоя рядом с Оксаной, перешагнула через лежащие на полу трусики, запрокинув голову начала жадно пить вино с бутылки. Изящно вырисовывая прелесть упругих бёдер, Верочка словно танцевала завораживающий взглядом эротический танец перед Оксаной, пленяя её внимание красотой собственного тела. Будто специально эта светловолосая львица, выпустила несколько капель багровой прелести с губ. Подобно текучим ручьям по её телу расползлись, покрывая бархатистую белоснежную кожу алыми дорожками непревзойденной сладости алкоголя. Искусно демонстрируя красоту тела, горячая блондинка, потёки вина, которой стекали по её обнаженному тела, танцевала перед Оксаной сексуальный танец.

— Блядь ты так прекрасна — не сдержала Оксана при себе грязные похотливые мысли, глядя на тока как чудесно девушка завораживала её взгляд прелестью своего тела

— Я это знаю — произнесла, едва отрывая губы от горлышка бутылки Верочка, после чего медленно подошла к Оксане, встав возле неё поставив ноги порознь

«Горячая сучка, меня прям так и тянет к ней», подумала Оксана, сидя на коленях между раздвинутых ног белокурой девушки, поднимая руки к верху, дотрагиваясь ладонями до её ягодиц, разводя их в сторону.

Завораживающим движением языка Оксана провела по мокрым половым губам Верочки, вызывая в ней желание естественной порочной страсти. Дотрагиваясь кончиками выставленных больших пальцев до влагалища, Оксана чуть развела их стенки, жадно проводя по ним скользкой нежности слюны языком. Просовывая промеж влажных стенок во влагалище Верочки пальцы, Оксана порочной силой страсти, создала там силу пленяющего трения, жадно впиваясь в клитор девушки губами. Забавляясь тому, как в момент такой порочной игры, Оксана поглотила девушку своим влиянием, вынуждая её стонать и чувствовать интенсивность сильных искушенных чувств.

— М…. ты поразительна — испытала девушка оргазм прямо на губы Оксаны, выделяя обильно смазку с влагалища

— Тебе понравилось? — смутилась Оксана, обратила внимание, как учащенно дышала Верочка, располагаясь сидя на полу рядом с ней

— Давно у меня такого не было — прошептала Верочка рядом с губами Оксаны, чувствуя неконтролируемую тягу слияние

— Ну, так отблагодари же меня

Возбудившись сама до придела, прошептала Оксана рядом с губами белокурой девушки, медленно провела по ним кончиком языка, собирая с них тонкий осадок сахарной слизи вина.

— Так как я этого заслуживая — издавая изнурительный стон, выразила Оксана свои чувства, сливаясь с губами девушки в дикой единой страсти поцелуя

Поцелуй с этой девушкой доводил до крайности, белокурая львица так умело повиливала языком Оксаны, пропихивая его достаточно ловко к ней в рот. Запаха ванили, от парфюма Верочки, что перенасыщал её тело, головокружительным сексуальным воздействием действовал на сознание Оксаны, вынуждая подчиниться воли пленительных рук этой девицы. Девушка, вынуждая наклониться назад, ловко сковала Оксану на своих руках, когда она лежала на её коленях, издавая дикостью сексуальной тяги стон, через поцелуй искушения что терзало её тело. Верочка медленно вела поверхностью ладони по плоскости живота Оксаны, пленяя ритмом порочного скольжения, вынуждая подчиниться. Чуть запрокинув голову, Оксана оказалась на полу, извиваясь медленно подобно страсти королевской кобры, совершенно забыв про боль терзающей лодыжки, раздвинула ноги перед Верочкой.

— Ты думала что

Горячим влиянием шепота губы Верочки разговаривали рядом с половыми губами Оксаны, оказавшись головой между её разведенных, согнутых в колени ног.

— Я тебя не отблагодарю?! — лаской убедительного влияния, положила она одну ладонь на поверхность живота Оксана

— Я на это рассчитывала

Подобно царице выгнув спину, гордо заявила Оксана, почувствовав с какой дикой сексуальной страстью, девушка впилась губами в её влагалище. Смачно целуя губами влагалище Оксаны, белокурая львица, стоя на четвереньках, выгнув спину, доставляла сокрушающей силы удовольствие. Обвивая обеими руками бёдра Оксаны, касаясь большими пальцами её мокрых половых губ, Верочка, старательно впивалась во влагалище своими губами, обволакивая его поверхность изобилием собственной слюны. Прикосновение рук этой львицы завораживали утонченностью лаской касания, девушка как будто знала уже как нужно обращаться с Оксаной и буквально в первые несколько секунд уже знала, как овладеть её телом. Нежность приятных пальцев Верочки, придавали волшебному влиянию тело Оксаны, скользя так настойчиво в ритмах искушенной страсти по её бёдрам, покусывая губами влагалище.

— Ах….. — простонала Оксана, почувствовав с какой резкой силой принуждения язык Верочки, проник промеж её влажных стенок влагалища

— М…. — урчала прозорливой кошкой Верочка, придавая соблазн порочного влияния, как она с легкостью подчинила себе тело Оксаны — Р…. — прорычала она, искусно возбуждая силой эротического рыка

Каждая клеточка тела Оксаны, словно полыхала огнём порочной любви, что она с утонченной точностью испытала, ощущая в себе скользкий, пропитанный теплой приятной слюной язык Верочки. Выгибая спину, царапая паркет пола, Оксана чувствовала, как её тело словно охватывает объятия сексуального влияния, нежных рук Верочки. Миллионы импульсов принимал мозг Оксаны, когда она испытывала поразительную колкость приятного трения языка белокурой львицы у себя внутри влагалища. На порах бархатистой кожи Оксаны выступил крупными каплями пот, всё её тело полыхала жаром подвергшегося искушения любви. Оксана начинала метаться на полу, выгибая спину, царапая когтями обеих рук паркет, совершенно забыл про боль в лодыжке, продолжая вести себя как бешеный зверь.

— Ах…. а….. — простонала Оксана, изливая на язык девушки накопленную энергию порочной смазки влагалища

— Какая умница — похвалила Верочка, поиграв кончиком язычка с влагалищем Оксаны, легонько потеребив его, смакую поверхность, влагой пропитанных губ, изобилием слюны

— М… — изнурительный стон издала Оксана, рухнув на пол, хватая учащенным дыханием жадно воздух ртом

— Всё-всё

Уверяла Верочка, располагаясь над телом Оксаны, стоя на четвереньках, пленяла белокурая львица искушающим голодным взглядом, издыхая из своих губ сладость приятного перегара.

— Всё хорошо — лаской приятного касания губ, коснулась она изнемогающих жарких губ Оксаны

— Давно я такого не испытывала — тяжело вздыхая лёжа на полу призналась Оксана, обвивая руками талию Верочки, когда она стояла над её телом на четвереньках

— Сколько у тебя не было секса? — поинтересовалась Верочка, касаясь учащенно через каждое слово легким касанием губ Оксаны, словно как будто это наркотик, не могла остановиться

— Последний раз он тогда был между нами с тобой — смутилась Оксана, испытывая чрезмерную застенчивость, обратив с каким возбуждённым взглядом, Верочка посмотрела на её грудь

— Не желаешь ли, чтобы я продолжила? — располагаясь на коленях над телом Оксаны, спросила Верочка, красиво выгнув спину, впилась подушечками пальцев обеих рук в её сочную грудь

— Ох….

Тяжело вздохнула Оксана, никак не могла отойти от пережитого оргазма, чувствуя, как по телу приятной нежности катились капли пота, как руки этой искусительницы жадно ласкали её бюст.

— Дай хоть отдышаться — простонала Оксана, учащенно продолжая дышать, чувствуя приятный запах ванили исходящий от тела белокурой львицы

— Думаю, оно тебе сейчас надо — будоражащим искушающим шепотом прошептала Верочка, наклонившись вновь к телу Оксаны, демонстрируя красоту собственного тела

— Ты, правда, так считаешь?! — находясь в объятии жарких приятных рук Верочки, спросила Оксана, разговаривая рядом с её губами, чувствуя приятный перегар, исходящий из её губ

— Безусловно

Заверила Верочка, сливаясь тут же жадно с губами Оксаны в единой прелести поцелуя, выказывая дикость порочной окутавшей их страсти, извивались на полу в объятиях любви.

***

Яркий солнечный свет озарял кабинет клиники, пробиваясь через стёкла пластиковых окон, озаряя белые стены комнаты для осмотра пациентов. Белые занавески, что украшали интерьер окна, не могли сдержать при себе поток утреннего света, что пытался пробиться через терние растущего за окном тополя. За стеклом назревала обыденная жизнь огромного мегаполиса Москвы, где крыши больших зданий возвышались над желтым покровом деревьев и опадающих с них листвы. Там где сплошной миллионный ток машин и толпы людей на улицах никогда не затихали, многочисленными сигналами, телефонными звонками в суматохе этого города. Воздух в кабинете был поразительно чистым, шум работающих вентиляторов увлажнителя, что тихо урчал, справа от входной двери на стене, сбивал полностью все сторонние запахи. Стены этой комнаты были украшены плакатами, с сердечнососудистой системой человека и его сердца в трехмерной проекции, изображенной крупным планом в разрезе на большом листе.

Расположившись в мягком черном кожаном кресле, Оксана, облокотившись на его спинку, повернула к себе, держа в пальцах пластиковый стаканчик с кофе. Белоснежный длинный врачебный халат, украшал стройный силуэт тела Оксаны, прорисовывая через v-образной формы декольте шикарную форму её сочной груди. Положив ногу на ногу, Оксана демонстрировала кружевной узор её черных капроновых чулок, что сексуально облегали изгиб её стройных ног.

— Проходите, пожалуйста — крикнула Оксана, оставаясь сидеть в кабинете за закрытой дверью, посмотрев чуть прищурив взгляд лазурных глаз на восходящее солнце, неистовых лучей рассвета, что пыталось пробиться через щит выстроенных небоскребов Москвы — Проходите не стесняйтесь

— Спасибо

Поблагодарила темноволосая женщина в темно-синем платье, держа за руку ребёнка возрастом около четырех лет. Выражение лица этой женщины, выказывало какую-то душевную печаль, что таилась в её карих глазах. Платье этой женщины было весьма стильным, u-образной формы декольте, выражая очертание груди и пикантное очертание бёдер. Фасон этого роскошного платья был выполнен из шифона, что выдавал в этой женщине сильную, решительную и гордую собой натуру. Восхитительная сила «Amouage Interlude Woman», насыщала воздух сильными естественными ароматами восточных цветов, что подчеркивал саму женскую суть своей обладательницы. Верхние оттенки, которого были сравнимы с бергамот грейпфрут и имбирь, тесно сплетаясь с более утонченными вкусами, такими как апельсин, кофе, роза и жасмин, вплетаясь в аккорд первозданной страсти с дубовый мох, кожа, амбра и мускус.

— Мы так давно мечтали попасть в эту больницу к доктору Серову

— Хм….. — ухмыльнулась Оксана, скривив алые губки в кривой улыбке — Доктор Серов теперь работает на меня, так я вас слушаю

— Простите — сначала сильно удивилась, выказывая своим видом возмущение, эта темноволосая женщина с короткими волосами, длинной примерно до плеч, положив обе ладони к мальчику на плечи, держала его перед собой — Как это на вас?

— С чем пришли?

Не придавая возмущению этой женщины никакого значения, Оксана встала с кресла в котором сидела, напрягая взгляд лазурных до блеска голубых глаз. Стукая каблуками черных туфель, по линолеуму, Оксана прошла по кабинету, направляясь к мальчику и его матери.

— Да вы не пугайтесь, всё нормально — заверила Оксана, подходя к ребенку, что отошёл, испугавшись, от неё на шаг назад к матери

Сосредотачивая сразу же своё внимание на блеклую синюшность кожных покровов, губ, носогубных складок, ногтей. Наличие сердечного горба, когда Оксана присела рядом с мальчиком на колени, дотрагиваясь, кончиками пальцев, через белую рубашку на мальчике, до его грудной клетки, продвигая чуть влево грудины, сосредоточила своё внимание на пульсации в прекардиальной области. Выраженная одышка,общая слабость, выходил на первый план симптом утомляемости и головная боль которой, по всей видимости, страдал ребёнок, давала о себе знать. Придавая значение, что мальчика беспокоила лихорадка и озноб, Оксана поначалу, учитывая перечисленные симптомы, предположила инфекционное течение сердечной-клапанной болезни.

Производя аускультацию стетоскопом, Оксана определила акцент II тона над легочной артерией, грубый систолический шум над областью сердца, сопровождающийся характерным симптомом «кошачьего мурлыканья»; при недостаточности клапанов легочной артерии — диастолический шум. Продолжая дальше выслушивать, Оксана заметила специфический систолодиастолический шум, дрожание и вибрацию грудной клетки.

— Мальчика нужно госпитализировать — принимая на себя такую ответственность, решила Оксана, вставая с колен снимая стетоскоп, оставила его висеть на шее

— Что с ним? — взволнованно, переживая душевно за своего ребенка, поинтересовалась женщина

— Вот это я и хочу выяснить — завила Оксана, расправляя белый халат на бёдрах

— Где Валерий Валентинович? — испытывая панику, спросила эта женщина, возмутившись, посмотрела на Оксану

— Серов работает на меня — уверяла Оксана, повернулась и направилась в сторону рабочего стола

— Как может выдающийся врач работать на вас — была недовольна женщина ответом, который ей предоставила Оксана — Вы посмотрите на себя да вы только что технику закончили

— Во-первых не техникум, а медицинский институт — возразила Оксана, испытывая злобу к этой женщине, обернулась опираясь бёдрами на грань стола — А во-вторых, если работает и передал мне свой отдел, значит доверяет мне

— Да вы что ту все с ума, что ли сошли?!! — крикнула женщина, чем напугав ребёнка, что тут же заплакал и выразил осиплость голоса

— Успокойтесь! — перекричала её Оксана, громко крикнув в ответ — Вы ребёнка напугали, вы в своём уме, что вы кричите, чего вы пытаетесь доказать

— Да как вы смеете — возмутилась женщина, подобно хищной дикой кошке медленно подошла к Оксане — Кем вы себя тут возомнили?

«Респираторный дистресс-синдром» — крайне тяжелое проявление дыхательной недостаточности, сопровождающееся развитием некардиогенного отека легких, нарушений внешнего дыхания и гипоксии. Несмотря на многообразие факторов, приводящих к РДВС, в его основе лежат повреждения легочных структур, вызывающие несостоятельность транспортировки кислорода в легкие. Другими названиями респираторного дистресс-синдрома являются «шоковое», «влажное», «травматическое» легкое.

— У вашего сына наблюдается — не слушая эту женщину, возразила Оксана — Респираторный дистресс-синдром, вы знали об этом? — обращая внимание на частоту дыхания ребёнка

Дыхательная недостаточность мальчика набирала обороты, синюшность его кожи, приобретала более яркий пигмент синего цвета. Заболевание приобретало яркий выраженный характер инфекции, поражающей верхние дыхательные пути. Вследствие чего выражались признаки аритмии, легкого головокружения, а так же большое количество влажных хрипов разного калибра в легких, обильная крепитация (признаки альвеолярного отека легких).

— Что вы собираетесь делать? — удивилась женщина, ничего не могла понять, как на глазах её ребёнку, стало значительно плохо

— Собираюсь спасти вашего сына — изъявила желание Оксана, направляясь к столешницам, выдвигая тут же один из ящиков, достала шприц с «цефтриаксоном»

Цефтриаксон — цефалоспориновый антибиотик III поколения широкого спектра действия для парентерального введения. Бактерицидная активность обусловлена подавлением синтеза клеточной стенки бактерий. Отличается устойчивостью к действию большинства бета-лактамаз грамотрицательных и грамположительных микроорганизмов.

— У вашего сына бактериальная инфекция — пояснила Оксана, снимая шприц с колпачок быстро подошла к ребёнку, разворачивая его к себе спиной села перед ним на колени

Введение цефтриаксона, осуществляется внутримышечно, для детей с массой тела до 50 килограмм 20-80мг/кг. Действие данного препарата нормализует уровень оксигенации в крови, улучшает работу вентиляции организма, нормализуя его функции по переносу кислорода. Практически при всех заболеваниях респираторных путей, ассоциированных с бактериальной инфекцией, антибиотиками первой линии, то есть назначаемыми в первую очередь, являются пенициллины (Амоксициллин или его комбинация с клавулановой кислотой, к примеру, Аугментин). Если у пациента аллергия на пенициллины, как правило, назначают макролиды (азитромицин — Сумамед, кларитромицин — Фромилид, Клацид). И только в случае непереносимости или неэффективности препаратов этих двух групп речь заходит о цефалоспоринах и, в частности, Цефтриаксоне.

Особая опасность таится в применении антибактериальных средств по советам друзей, соседей, знакомых или по собственному практическому опыту. Наши соотечественники смело читают инструкцию по применению (и в том числе Цефтриаксона) и, основываясь на показаниях, изложенных в ней, самонадеянно делают выводы и характере своего заболевания и целесообразности приема антибиотиков. А ведь каждый случай индивидуален и уникален. Даже если речь идет действительно о бактериальной инфекции, вовсе не обязательно, что ее возбудитель проявит чувствительность по отношению к Цефтриаксону, поскольку возможности этого препарата хоть и велики, но, к сожалению, не безграничны.

— Медсестру срочно в 320 кабинет — прокричала Оксана, вынимая шприц, закрывая его колпачком, держа у себя на руках ребёнка, сидела на коленях посреди кабинета

— Господи что с ним — ужаснулась женщина, встав в замешательстве рядом с закрытой дверью, в тот момент, когда она быстро и совершенно неожиданно открылась

— Оксана Владимировна что случилось? — вошла светловолосая медсестра в кабинет, удивившись тому, как Оксана сидела с ребёнком на руках

— Срочно в реанимацию ребёнка — распорядилась Оксана, медленно вставая с колен держа ребёнка у себя на руках — Предположение на респираторный дистресс-синдром

— Постойте как в реанимацию — возмутилась женщина, мать этого ребёнка, выказывая на лице панику — Что с моим сыном, где Серов?

— Анна Владимировна?! — в открытых дверях стоял Валерий Валентинович — Да я помню, что вы записывались именно ко мне на приём, просто понимаете за последнее время, слишком многое изменилось

— За последнее время

Прервала его Оксана, гордо понимая голову к верху, передавая плачущего с осипшим голосом ребёнка медсестре, с изнывающими тянущимися стонами и хрипами.

— Я стала главой этого отдела — пояснила Оксана, не обращая внимания на возмущенный взгляд со стороны этой женщины — Серов и вся его команда теперь работают на меня

— Как это так? — была не согласна женщина с таким выводом — Значит, лечением моего сына будет заниматься эта молодая девка, да у которой еще молоко на губах не отсохло

— Уверяю вас Анна Владимировна — возразил Серов — Оксана Владимировна молодой и очень талантливый врач

— Я хочу чтобы лечением моего сына занимались непосредственно вы — возразила темноволосая женщина, прошипев перед лицом Оксаны — А не какая-то вертихвостка

— В любом случае

Возразила Оксана, не став слушать пустые жалобы со стороны возмущенной и испуганной за жизнь своего ребёнка женщины, направилась к выходу из кабинета.

— Проведите рентгенографию, сделайте биохимический анализ крови — отдавая указания, Оксана встав к открытой двери кабинета — Проведите «фонокардиографию» я заметила у него странные систолические шумы в сердце, а так же выполните «ЭКГ»

— Почему эта вертихвостка отдает вам указания?! — возмутилась женщина в синем платье, выказывая глубину своего душевного страдания влагой наворачивающихся слёз на глазах

— Потому что — не давая ответить Серову, вмешалась Оксана — Теперь я руковожу отделом и диагностикой и хирургией, вам ясно?

— Не волнуйтесь Анна Владимировна — уверял Серов, обращаясь к плачущей женщине — Вашим ребёнком буду заниматься непосредственно я и вся моя команда коллег, работающих со мной

— Пообещайте мне — подошла женщина к Серову, вызывая к себе жалость — Что именно вы займётесь лечением моего сына

«Да мне вообще-то плевать, лишь бы только он выполнял мои обязательства у меня и без того проблем хватает», не став дальше слушать жалобные речи женщины, покинула Оксана кабинет, не желая больше там находиться.

— Оксана — удивилась Верочка, проходя по коридору, держа в руках стопку медицинских карт, заметив вышедшую из кабинета Оксану — Всё ли нормально? — проявляя беспокойство, белокурая девушка быстро подошла к ней

— Да всё хорошо — ответила Оксана, не выдавая при себе эмоции, бушующие в ней — Ты как, что ты делаешь здесь, а не в гинекологическом отделении?

— Юлия Константиновна отправила за картами некоторых пациенток — пояснила Верочка, поравнявшись с Оксаной в коридоре клиники — Не хочешь ли выпить кофе?

— Это было бы неплохой идеей

Согласилась Оксана, мило улыбаясь, проходя по коридору между собравшихся там пациентов, что ожидали своей очереди рядом с кабинетами узких специалистов.

— Я как раз тебе хотел предложить тоже самое

Мило улыбаясь, Оксана выразила чудесные выразительные ямочки на щечках, пропуская белокурую войти первой в другое отделение, открывая перед ней створку пластиковой двери.

— Только из помещения кафетерия — продолжая сохранять прелесть красивой улыбки, говорила Оксана, проходя следом за Верочкой в другое крыло московской больницы

— Какая ты — изумилась в улыбке Верочка, обернувшись, ответила столь же теплыми и взаимными чувствами — Сегодня ведь пойдём, как договаривались на танцы?

— А почему бы и нет — ухмыльнулась Оксана, настойчиво взяв у девушки половину из стопки карт, облегчая ей задачу — Мне стоит в связи последних событий немного расслабиться

— Всё нормально будет — уверяла Верочка, красиво выражая шикарным изгибом алых губ кокетливо возмущение на действие Оксаны — Как твоя нога?

— Уже не так болит — ответила Оксана, подходя к лестнице, что вела на нижние этажи больничного здания, следом за Верочкой — Спасибо

— И ты всё равно носишь высокий каблук?

Заигрывая с Оксаной, упрекнула её Верочка, будто специально демонстрируя красоту упругих бёдер скрытых под белым, надетым на ней халатом, спускаясь звонко стукая каблуками черных туфель по белым, покрытых мраморной плиткой ступенькам.

— Хотя зная, что тебе самой еще пока нельзя — продолжала высказывать возмущение с радушной теплой улыбкой на губах, говорила Верочка

— Такая уж я — пожала плечами Оксана, мило при этом, улыбаясь — Давай только быстро отдай карты кому нужно и в кафетерий, а то мне нужно работать

— То есть ты невольно сбегаешь с рабочего места

Выражая легкую похоть в красивой улыбке, подметила Верочка, продолжая выказывать красоту собственного тела перед Оксаной, спускаясь по ступенькам лестницы.

— Только лишь для того чтобы именно со мной попить кофе?

— А у тебя есть другие идеи на этот счет? — с прелестью прекрасной ухмылки на губах, поинтересовалась, Оксана, спустившись за девушкой на первый этаж в фойе больничного здания

— Честно и добросовестно исполнять свои обязанности

Предложила Верочка, покачивая шикарной прелестью бёдер, прошла по вестибюлю больничного здания. Тело этой блондинки, облаченное в белый халат и её белокурые волосы, так естественно переливались в лучах восходящего солнца над Москвой.

— Танюш передай эти карты Юлии Константиновне

Подошла Верочка к стойке регистратуры, положив на её гладкую поверхность, выложенную из мрамора, стопку медицинских карт.

— И эти тоже — забрала белокурая девушка, карты у Оксаны

— У вас теперь Оксана Владимировна в подчинение — поинтересовалась девушка, взглянув с каким-то странным взглядом голубых глаз и хитрой улыбкой в сторону Оксаны

«Интересно, что она подумала, сделав такой взгляд, нет мне блядь всё же интересно, что же кроется в голове у этой кашемировой девицы», подумала про себя Оксана, смутившись взгляда этой девушки, когда она так выразительно на неё посмотрела.

— Пусть не мечтает — возразила Оксана, с жаждой желания сексуального искушения посмотрела на Верочку, когда она у неё забрала вторую стопку медицинских карт

— Пойдём уже — выразила признательность Верочка своей лучезарной улыбкой, взявшись под руку с Оксаной — Помечтаем в кафетерии

— Если будет о чем мечтать — ухмыльнулась Оксана, направляясь под руку с Верочкой по вестибюлю больничного здания

***

Приятные запахи кондитерских изделий витали в воздухе кафетерия, через вертикальные жалюзи, на пластиковых окнах, которого проникали палящие лучи уходящего лета. Деревянные покрытые тонким слоем лака столики стояли в два ряда. Цветочные растения в виде фикуса и домашней пальмы, украшали интерьер этого помещения, вместе с картинами пейзажей висевших на обшитых белым пластиком стенах, создавали иллюзию приятной гармонии к этому месту.

— Мне сегодня на прием привела мамаша мальчика

Делилась впечатлением Оксана, облокотившись на спинку мягкого черного стула, положив ногу на ногу, выразила перед сидящей напротив белокурой собеседницей красоту стройных ног.

— Та еще мамаша — ухмыльнулась Оксана, поворачивая кончиками пальцев, стаканчик с кофе посмотрела в выразительные глаза белокурой девушки, что сидела напротив неё

— Расскажи что случилось? — проявляя интерес, спросила Верочка, оценивая Оксану взглядом любопытно при этом улыбаясь, держа в руках стаканчик с кофе

— Ты, правда, хочешь это знать? — удивилась Оксана, поднося к губам стаканчик с кофе, сделала небольшой глоток его сладкой прелести карамели

— Я хочу знать всё — наклонилась Верочка, опираясь локтями на стол за которым они сидели к Оксане, держа в руке пластиковый стаканчик с кофе — Что с тобой связано

«М… похоже она в меня безумно втрескалась, что же в этом нет ничего плохого, надо только это начать уже использовать в свою пользу», подумала про себя Оксана, смакуя во рту приятный сладкий вкус кофейной карамели, пристально продолжая смотреть на блондинку впереди себя.

— Между нами ведь что-то будет сегодня? — предположила Оксана, н6аклоинвшись вперед к Верочке, чувствуя неподвластную тягу к этой блондинке

— А ты хочешь, чтоб было? — столь же упоительным шепотом ласки произнесла Верочка, пытаясь не привлекать к себе внимание людей, находившихся в кафетерии, где каждый был занят делом

— Я хочу почувствовать в себе кое-что

Дотрагиваясь кончиком указательного пальца до руки Верочки, соблазнительной интонацией голоса, говорила Оксана, продолжая смотреть в глаза белокурой девице.

— Убедительнее твоего языка — очаровывая прелестью лазурного голубого, как топаз взгляда, призналась Оксана о своём желание, что беспокоило её

— Мы ведь с тобой это обсуждали — отдернула руку Верочка, продолжая высказывать возмущения, шепотным тоном голоса, наклонившись к Оксане — У тебя секса предположительно два с лишним года не было, а ты сразу хочешь всего

— Ну, ты же ведь акушер гинеколог — уверяла Оксана, сморщив отчаянно алые губки, поверхность которых была приторно покрыта сладостью карамели — Я думаю, ты найдешь выход из сложившейся ситуации

— Ладно, я что-нибудь придумаю — заверила Верочка, дотрагиваясь до руки Оксаны, поддавшись чарам её внушительного отчаянного взгляда — Так что там с той мамашей случилось, расскажешь?

— Ну, раз уж ты так просишь — ухмыльнулась Оксана, ёрзая попкой на стуле на котором сидела, сгорая в предвкушении близости с этой блондинкой

— Как она пришла к тебе на приём — проявляя глубокий интерес, спросила Верочка — Как всё началось, смотрела ли ты карту её сына?

— С чего это такой интерес?! — выражая красивой формой губ удивление, поинтересовалась Оксана

— Просто хочется чтоб понять, неплохо было бы узнать суть проблемы — уверяла Верочка, легонько торцевой частью черных туфель кокетливо провела по ноге Оксаны, заигрывая с ней

— Да ничего особенного

Ответила Оксана, мило улыбаясь в ответ на ощущения приятного скольжения туфель белокурой, напротив сидящей девушки по её ноге.

— Заметив тут же проблему, мне не нужно было смотреть в их карту, хотелось сначала разобраться во всём самой, а уж потом читать записи врачей, у которых они были

— Ты работаешь как специалист — ухмыльнулась Верочка, поставив полупустой стаканчик с кофе на столик за которым они с Оксаной, сидели — Как же тебе удаётся всё удержать в своей голове

— Специалист не знает всего — возразила Оксана, кокетливо пригрозив девушке сидящей напротив неё указательным пальцем почувствовав носок её туфель у себя между ног — Специалист это тот, кто знает, на что сначала стоит обратить внимание, а уж потом начать разбираться с проблемой

— Вот как! — ухмыльнулась Верочка — Ну что же, желаю продолжить тебе заниматься своей проблемой — вставая со стула, на котором сидела, говорила белокурая девушка, красиво демонстрируя формы своего тела

— Ты уже пошла? — удивилась Оксана, тут же вставая со стула, оставляя на столике стаканчик с недопитым кофе

— Если я приду не вовремя то — пояснила Верочка, завораживающим слух шепотом прошептала над ухом Оксаны, тонкость и частота колебания волн которого заставили в ней вызвать ураган бурных порочных чувств — Юлия Константиновна с меня три шкуры сдерёт

— Не сдерёт — рассмеялась Оксана, проследовав следом за Верочкой к выходу кафетерия — Скажи ей, что ты была со мной

— Думаешь, это поможет? — обернулась, встав посреди кафетерия между двумя рядами столиков, спросила Верочка, пропуская пройти мимо себя шатенку медсестру, что шла с разносом в руках

— Это просто должно помочь

Заявила Оксана, проходя мимо парней, сидящих за столиком, кокетливо вильнула бёдрами, обращая на себя их внимание, коснувшись коготками их столика, проводя мимо него.

— Ведь я же теперь руковожу отделом Серова — гордо заявила Оксана, выражая красивый эротический узор кружевного чулка рядом с парнем, когда прошла мимо его столика

— Оксана — ревностно схватила тут же Верочка за запястье руки давящим ощущением пальцев тут же причина ей резкую боль

— Ай….. — взвизгнула тихо Оксана, подходя силой принуждения блондинки к выходу из кафетерия

— Хватит уже — прошипела Верочка перед лицом Оксаны, выказывая раздражение голосом, встав у открытой двери кафетерия, пропуская двух входящих в него медсестёр

— Да что я не так делаю? — удивилась Оксана, пытаясь освободиться от крепкой хватки руки блондинки, что так настойчиво её держала за кисть руки

— Ты не умеешь, вести себя на людях — заявила Верочка, прошипев недовольно перед губами Оксаны, посмотрев в её испуганные неожиданностью лазурные голубые до блеска сияющие глаза

— А как я себя, по-твоему, должна вести?! — возразила Оксана, когда девушка отпустила её руку, вышла первой из кафетерия, звонко стукая каблуками черных туфель по бетонной плите пола

— Не так, тем не менее, открыто заявлять о своих чувствах — выражая недовольства, говорила Верочка, быстро стукая каблучками черных туфель, направилась в противоположном направлении

— А…. как еще я должна о них заявлять

Оставаясь одной в коридоре тихо, прошептала Оксана, подходя к окну, дотронулась кончиками пальцев до белой занавески

— Когда мне дико хочется по-настоящему секса

Оказавшись в тени мрачной смуглой тени, в противоположной стороне от солнечного света на здание, говорила Оксана в пустоту помещения.

***

Яркими красными лучами солнце постепенно заходило за горизонт, скрываясь за шумной жизнью возвышавшихся многоэтажек и шумной жизни Москвы. Звук шуршащей сохранившейся листвы на деревьях, частично приглушал шум мегаполиса, что круглосуточно жил своей неугомонной ритмичной жизнью. Воздух был приятно пропитан сыростью, приятным запахом высохшей листы и корой мокрых деревьев, а так же угарными запахами и суматохой большого города, даже изобилие природной облагороженной зоны не могли сдержать ту вонь, которой пропитался этот мегаполис. Небо постепенно начало окутываться сумраком надвигающейся ночи, сгущая облаками пышные смуглые серые тучи, создавая некую тень. Приятная атмосфера легкого осеннего холодка, ветер которого с легкостью раскачивал деревья, с легкостью срывал с их веток высохшую листву, разнося её по всему больничному дворику.

— Фу…. — глубоко вздохнула Верочка, открывая дверь вестибюля больничного здания, чувствуя врывающуюся прохладу воздуха в помещение — Наконец-то рабочий день закончился и можно свободно вздохнуть полной грудью

— Ты так говоришь — ухмыльнулась Оксана, хватая ртом свежий врывающийся в помещения прохладный воздух — Как будто ты весь день пахала как лошадь — переступая следом за белокурой девушкой через порог открытой двери, выразила она своё впечатление

— Не то слово — ухмыльнулась Верочка, оставаясь стоять на крыльце больничного здания, дожидаясь Оксану — Ты просто не представляешь, насколько Юлия Константиновна бывает коварна

— По мне так нормальная

Рассуждала Оксана, замечая, как во двор больничного дворика въехала машина Mercedes Benz SLS AMG Red, резвое звучание всех восемью цилиндров диким гулом раздалось эхом.

— Женщина — буквально по буквам выразила Оксана собственное мнение, почувствовав, как приятной нежностью Верочка взяла её за руку

— Ты чего? — удивилась Верочка, заметив завистливый взгляд в глазах Оксаны

— Блядь, какая же красивая машина

Грязно выразилась Оксана, спускаясь по ступенькам крыльца, выразила она собственное мнение, обращая внимание на то, как из машины вышла молодая темноволосая девушка в черном платье.

— Интересно, чья она?!

Высказалась Оксана, продолжая любознательно наблюдать за темноволосой девушкой, что держала в руке черную папку, закрыла дверь машины, быстро направляясь, стукая каблучками черных туфель по асфальту, к крыльцу больничного здания.

— Я блядь млею — была под впечатлением Оксана, когда хозяйка этой машины быстро прошла мимо неё, не обращая никакого внимания

— Ты что первый раз видишь столь красивую машину? — удивилась Верочка, никак не могла понять реакции Оксаны

— Сфоткай меня

Дождавшись пока женщина скроется за закрывшейся медленно больничной дверью, начиная копаться в черной сумочке, достала Оксана из неё телефон, передавая тут же в руки Верочки.

— Ну, пожалуйста! — уговаривала Оксана, сморщив в очаровательной улыбке губки бантиком

— Ты что серьезно?! — удивилась Верочка, взяв в руки телефон, что протянула её Оксана, мило при этом улыбаясь

— Да — быстро повернулась Оксана спиной, стукая каблуками черных туфель, подбежала к машине, положив черную сумочку на лавочку — Давай сначала так просто

— Ты с ума сошла — забавляясь такой мыслью, ухмыльнулась Верочка, настраивая фотокамеру на телефоне, подошла к Оксане

— Давай так — уговаривала Оксана, встав боком к передку машины, согнула одну ногу в колено, придавая обворожительную эластичность упругих бёдер

— Встань еще так передом чуть наклонись и расстегни пуговицы своего красного пальто

Предложила Верочка, присев на одно колено настраивала фокус фотоаппарата Оксаны на телефоне, игриво ёрзая по его поверхности сенсора дисплея, указательным пальцем.

— Вот так стой — ответила Верочка, когда Оксана расстегнула верхние пуговицы красного пальто, наклонилась чуть вперед, опираясь рукой на выставленное колено

— Так?! — поинтересовалась Оксана, касаясь красотой выставленных бёдер капота красной машины

— Вот так замечательно — согласилась Верочка, обходя с трёх сторон, сделала несколько снимков

— А теперь на капоте машины — заявила Оксана, ловко забираясь, подобно хищной кошке на капот чужой красной машины, располагаясь в сексуальной позе лежа спиной

— Ты с ума сошла? — рассмеялась Верочка, прикрывая кончиками пальцев одной руки розовые губы, сделала несколько снимков на телефон

— А теперь так

Вставая на капоте на четвереньки, Оксана, выгнув сексуально спину, демонстрируя красоту тела, требовательно попросила от своей белокурой подруги запечатлеть этот момент.

— Блядь как же я люблю эту машину — выразила Оксана собственное мнение, допуская еще очередь снимков, после чего сползла с капота машины, касаясь асфальта каблуками черных туфель

— Но ты прекраснее — передала Верочка телефон в руки Оксане, с таким внушительным голодным порочным взглядом посмотрев при этом ей в глаза

«Блядь какая красивая машина, у меня, безусловно, должна быть именно такая», подумала про себя Оксана, с завистью посмотрела на стоящей перед ней у больничного крыльца Mercedes Benz SLS AMG красного цвета.

— Ты мне льстишь — держа в руках телефон, Оксана запечатлела крупным планом снимок красной спортивной машины

— Отнюдь нет — возразила Верочка, взяв Оксану под руку, когда она на неё совершенно не обращала внимания — Ладно послушай, у тебя хотя бы права есть?

— Нет — удивилась Оксана такому вопросу, подошла к лавочке, взяла черную сумочку, что на ней лежала — Об этом я правда и не подумала

— Правильно

Рассмеялась Верочка, посчитав это забавным, кивнула в сторону больничных дверей, из которых вышла темноволосая хозяйка машины, держа в руках черную кожаную папку.

— Зачем тебе права — ухмыльнулась красивой лучезарной улыбкой Верочка — Ты же ведь блондинка у тебя, что они есть, что их нет в голове……

— На что это ты намекаешь? — возмутилась Оксана, нахмурив губки, обращая внимание на то, как быстро спускалась по ступенькам темноволосая девушка

«Блядь это же кем надо так работать, чтобы ездить на таком шедевре», подумала про себя Оксана глядя на шикарную темноволосую девушку, что как ангел снизошла по ступенькам больничного крыльца.

— Пойдём Оксана — предложила Верочка, взявшись за руку с Оксаной — А то ты сейчас сгоришь от зависти, не для нас это смертных ездить на таких машинах

— У меня обязательно

Тихо прошептала под ухо белокурой девушке, Оксана медленно с ней направляясь по алее больничного дворика мимо пожелтевших берёз, ясеней и кустов сиреней с черемухой.

— Должна быть такая машина — игриво Оксана коснулась кончиками пальцев желтого лепестка берёзы, рядом с которой проходила мимо, позволяя крупной капле на его поверхности упасть вниз

— Тебе, по крайней мере — упрекнула Верочка, суровым взглядом посмотрев на Оксану, проходя мимо, держась с ней за руку мимо всё еще прекрасных кустов сирени — Нужно думать о том, как вернуть свою дочь

— И как ты думаешь, я это должна делать? — почувствовав внутри как мысли об Аришке, задели её, поинтересовалась Оксана, чувствуя приятный запах сирени, глубоко вздохнула ртом

— Ты хотя бы заявление в полицию подавала?

Спросила Верочка, продолжая выраженной серьезностью смотреть на Оксану, покидая тихую аллею, вышли на суматоху городской жизни. Десятки тысяч машин, казалось бы, ездили сплошным потоком, сотни магазинов, многоэтажных домов и огромные щитки с рекламой, простирались по обе стороны от проезжей части. Количество людей постепенно возрастало на улицах города по мере захода солнца за горизонт, постоянные звонки сотовых телефонов, разносились по всей протяженности улицы, на которую вышли Оксана, держась с Верочкой за руку. Разные запахи, от самых сладких парфюмов, до самых резких и изысканных насыщенных свежестью витали в атмосфере этой улицы, вместе с смесью угарных газов и мусора что так противно воняло из жилой зоны, где стояли мусорные контейнеры. На фоне такой цивилизации, красиво возвышались над пешеходной дорожкой берёзы, ясени и даже тополь, окутанные желтым покровом осыпающихся с них листьев, придавая городу естественный силы природный их собственный запах.

— Куда ты меня ведешь? — ухмыльнулась Оксана, любознательно рассматривая вывески магазинов на первых этажах многоэтажек

— Тут есть одно место — заверила Верочка, теребила игриво коготком большого пальца, руку Оксаны, мило при этом, улыбаясь — Танцевальный зал я там занимаюсь

— Танцевальный зал? — удивилась Оксана, выразительно лазурной прелестью глаз на неё посмотрела, кончиками пальцев другой руки поправила воротник красного пальто

— Я хочу обучить тебя всему тому — хитрой улыбкой уверяла Верочка, поворачивая вместе с Оксаной в арку дома, во дворе которого было расположено кирпичное здание, выложенное из двух этажей — Что умею сама

«Интересно зачем ей это, разве что если она хочет сделать меня своей подстилкой, я бы была рядом провести с ней всю жизнь, если это поможет вернуть мне Аришку», подумала про себя Оксана, мило улыбаясь девушке с которой шла держась за руку.

— Правда?! — была под впечатление Оксана, сворачивая, держась вместе с Верочкой, покидая суматоху шумной жизни мегаполиса вошла в тихий двор, где обстановка шума была совсем другой — М…. даже и не знаю что и сказать

— Не надо ничего говорить — улыбнулась Верочка, разговаривая рядом с ухом Оксаны — Сегодня четверг, там сейчас уже никого нет, но у меня есть ключ

— Ты хочешь сказать, мы там будем вдвоём? — выказывая удивление, спросила Оксана, когда они подошли к сетчатому железному ограждению

— Ну, теоритически должны — ухмыльнулась Верочка, специально первой прошла, выказывая красоту собственных бёдер — В одном только зале

— В одном зале? — переспросила Оксана, следуя за Верочкой по узкой выложенной из каменной плитки дорожки, когда по обеим сторонам так гармонично расположились кусты сирени и черемухи — То есть мы в этом здании будем не одни

— Как ты уже заметила по свету в окнах — подметила Верочка, остановившись, обернулась к Оксане, встав у ступенек каменного крыльца — Да мы будем не одни в соседнем зале, парни занимаются бальными танцами или какой-то там ерундой

— Вот значит как парни! — шикарной формой улыбки, ухмыльнулась Оксана, поднимаясь следом за Верочкой — Ты мне об этом ничего не говорила

— Ой, Оксана — возразила Верочка, подходя к белой пластиковой закрытой двери — Это не твой контингент мужчин — открывая дверь, заверила она, мило улыбнувшись Оксане

— Это еще почему? — возмутилась Оксана, вошла следом за белокурой девушкой в здание

— Видела бы ты их — ухмыльнулась Верочка, открывая вторую дверь тамбура, вильнула перед Оксаной красотой упругих бёдер — Парни, которые занимаются такими танцами, я бы не сказала бы, что они тебе подойдут

— Ну их хотя бы девушки интересуют? — поинтересовалась Оксана, вошла следом за Верочкой, покидая прохладой пропитанный тамбур дверей

Белые, обшитые пластиком стены, на которых была символика танцевальной художественной гимнастики и стенд газета с фотографиями участников танцевальных хореографической школы и их мастерство. Помещение казалось таким большим и просторным, где распределялось на залы, в одном из которых за закрытой дверью играла приятная инструментальная музыка сочетавшую в себе композицию ритма dubstep. Натяжной белый потолок, на котором работали квадратные светодиодные светильники и настенные бра, плафоны которых были выполненные в форме фиолетовых стеклянных кувшинок, излучали приятный гармоничный свет. Воздух был приятным пропитан разносортными нежными цветочными ароматами, растения которых украшали интерьер стен в виде вьющихся лиан. Большие белые керамические горшки, в которых тоже разместились домашние пальцы, фикусы и высокие кактусы.

— Девушками может, и интересуются — рассмеялась Верочка, прикрывая кончиками пальцев розовые губы, направляясь по красной ковровой дорожке, подошла к закрытым двустворчатым дверям одного из залов — Но они тебе не подойдут

— Ты что меня теперь уже сватаешь? — возмутилась Оксана, выражая эмоции кокетливой формой улыбки алых губ

— Если только на мне — ухмыльнулась Верочка, открывая двери зала погрузившегося в темноту надвигающейся ночи, потянув, взявшись за дверные ручки на себя

— Даже не мечтай — рассмеялась Оксана, вошла следом за Верочкой в темный зал

— А что?! — возмутилась Верочка, выражая радость такой романтичной обстановки, встала у стены с выключателем — Я тебе не нравлюсь?

— Не то чтобы не нравишься — чувствуя душную обстановку воздуха, скопившегося в помещение, расстёгивала Оксана пуговицы красного пальто, прищурила чуть глаза от яркого неожиданного света — Ты же ведь девушка

— И что?

Не согласилась с таким утверждением Верочка, проходя по бежевому коврику расстегивая пуговицы белого надетого на ней пальто.

— Ну да ладно

Направляясь к большим пластиковым окнам, Верочка эффектно демонстрировала красоту собственного тела, выражая в каждом шаге непревзойдённый сексуальный изгиб. Весьма красивое, короткое платье сидело изящно на скромном теле блондинке, легкость материла которого, напоминал схожесть с шифоном, фасон которого открывал и выражал изгиб бёдер и формы чашечек бюста. Тело знойной блондинки так изящно насытило атмосферу воздуха в помещении сладостью утонченного запаха ванили, манящий оттенок который завораживал своей изысканностью и неповторимостью по сравнению с другими ароматами. Задвигая вертикальные жалюзи, держа в руке их регулятор, Верочка, большим пальцем крутила его колёсика, продолжая смотреть, искушено на Оксану прервала свет фонарного столба на улице, создавая искусственную гармонию света в танцевальном зале.

— Сегодня простые банальные упражнения — заверила Верочка, задвинув жалюзи, отошла от окна завораживающим жестом, ставив ноги крест-накрест

— Фу… ну и жарко же тут у тебя

Снимая с себя красное пальто, глубоко вздохнула Оксана, хватая ртом воздух, прошла к вешалкам на стене, расположенных справа от больших зеркал. Талию Оксаны облегала короткая черная юбка с вырезом спереди, что подобно парусу колебалась при каждом её шаге, демонстрируя эротический узор резинки черных надетых на ногах чулок. Белая блузка, на Оксане, была выполнена из нежного, легкого материла, а её v-образной формы декольте за счет расстегнутых верхних пуговиц, выказывал краешек красного бюстгальтера, в оковах которого был скрыт сочной пикантной формы бюст.

— Ничего — заверила Верочка, снимая с себя белое пальто, подошла к Оксане, выразительно с желание необузданной страсти посмотрела ей в глаза, повесив пальто на вешалку — Я пока закрою двери, чтобы нам не мешали

— А тут ничего уютно — похвалила Оксана, прошла, стукая каблуками черных туфель по ворсистому бежевому ковру

— Туфли желательно бы снять — предупредила Верочка — Они будут тебе мешать

— Как скажешь — согласилась с этим заявлением Оксана, скидывая с ног туфли, нагнулась, чтобы поднять их с ковра, на котором она их оставила

— Сегодня покажу тебе простые упражнения, которые помогут тебе, как управлять своим телом во время танца

Говорила Верочка, скидывая туфли возле вешалки, куда повесила своё пальто, направилась на встречу к Оксане, выказывая, будто специально покачиванием бёдер красоту тела.

— Почему попросила снять туфли — пояснила Верочка, подошла к Оксане, взявшись за кончики её пальцев, сомкнула её и свои ладони вместе — Потому что ты неопытная, мы вместе просто упадём в момент такого страстного танца — разговаривала она рядом с её губами

— Будет весьма забавно — рассмеялась Оксана, чувствуя приятный сладкий запах кофе, которым так пленительно пахло из губ Верочки

— И так начнём — сделала Верочка шаг на встречу к Оксане, вынуждая её на согнутых в локоть руках отойти на шаг назад — Простые поступательные движения

— Так забавно — выразила Оксана мысли вслух, танцуя с Верочкой держась за руки, стоя лицом к лицу — Я танцую с девушкой

— Я просто учу тебя управлять своим телом — объяснила Верочка, ритмично начиная демонстрировать красоту собственного тела, искусно управляя тазом

— Я тоже так хочу — глядя на искушающую движением бёдер девушку, изъявила желание Оксана, начиная в такт вращению таза Верочки, двигаться подобно хищной королевской кобре

— Не бойся импровизировать — пробуждая смелость в глазах Оксаны, говорила Верочка, продолжая смотреть ей прямо в глаза — Здесь тебя никто не засмеёт, мы просто учимся

— Так приятно

Не выдержала Оксана столь искушенного порочной страстью взгляда белокурой девушки, смутилась, скрывая озабоченность за прядью золотистых пышных волос.

— Мы с тобой танцуем здесь — выражала Оксана впечатление, двигаясь то вперед, то назад, начиная при этом круговым движениями вращать бёдрами — Это просто не выразить словами

— Не думай об этом — возразила Верочка, оторвалась так ловко от Оксаны, делая резкий полный разворот, повернулась опять лицом к ней — Сосредоточься на танце — искусно вращая тазом, пояснила белокурая распутница

Повторяя в такт вымышленному ритму все движения вслед за Верочкой, Оксана так же искусно повторяла все движение. Не обращая внимания на пламя искушенного огня, что терзало тело, продолжая подобной дикости королевской кобры, Оксана сексуально выражала изгибы тела, не придавая значения каплям пота, что выпустили поры её бархатистой кожи. Время шло неумолимо, Оксана не обращая внимания уже, отдалась искушению танца, демонстрировала красоту собственного тела, искусно не стесняясь, сгибая ногу в колено, вела себя необузданной строптивой хищницей.

— Великолепно — похлопала Верочка в ладоши, заставляя Оксану остановиться и прервать столь изысканный танец под выдуманный ритм — Ты молодец

— Хм… и почему-то мне кажется, что ты должна учить меня танцевать

Повела недовольно губами Оксана, обратила внимание на сидящую Верочку в начале ковра, когда белокурая девица поджала под себя ноги

— А вместо этого ты сидишь и спокойно смотришь — упрекнула Оксана белокурую девушку, что с восхищением наблюдала за её первым уроком танца

— Я задала тебе ритм — уверяла Верочка, вставая с колен, сексуально выгнула спину — Показала, как нужно двигаться, всё остальное ты достаточно ловко усвоила сама

— Вот значит как! — шикарной ухмылкой Оксана выразила возмущение, чувствуя, когда успокоилась жар внутри себя, что как раскаленным углём пронзал всё её тело

— Пошли домой — подходя к Оксане, Верочка кокетливо выразила застенчивость, взявшись за кончики пальцев её обеих рук

— И ты мне совсем ничего не хочешь сказать — продолжая выказывать недовольства, Оксана специально посмотрела в глаза белокурой девушки, с которой держалась за руку

— А что тут говорить — отпустила руки Оксаны, Верочка повернулась к ней спиной — Откровенные танцы и танцы с раздеваниями мы с тобой опробуем дома

— А так есть и такие?

Выказывая возмущение, поинтересовалась Оксана, с завистью наблюдая, как Верочка шикарно покачивая упругой красотой бёдер, прошла по залу к вешалкам с верхней одеждой.

— Ты мне о них ничего не говорила — сморщила Оксана от недовольства алую прелесть губ, выражая красоту ямочек на щечках

— А должна?! — ухмыльнулась Верочка, встав в пол оборота остановившись в метре от вешалки

— Если я в них буду участвовать, то должна — продолжая выказывать характер, проследовала Оксана за Верочкой

— Я тебя обучу и сама всё покажу — наклонилась Верочка, поднимая белые туфли с пола, где их оставила, пояснила она — А участвовать тебе в этом решать только тебе и исключительно только передо мной применять свои чары и свой опыт, что я тебе передам

— Да как-то танцевать такие танцы перед кем-то другим — согласилась Оксана, коснулась ладонью выставленных ягодиц Верочки, когда она, наклонившись, обувала на ноги туфли — У меня нет совершенно никакого желания

— А зря — ухмыльнулась, выпрямив спину, обернулась Верочка — Я тебя научу стать настоящей бестией танца, ты сможешь завораживать своего зрителя

— Но ведь ты сама сказала

Наклонилась Оксана специально перед белокурой девушкой, выставив изящную прелесть бёдер, обувая на ноги черные туфли.

— Что применять только весь накопленный опыт только при тебе — пояснила Оксана, обернувшись назад, с ухмылкой хитрой страсти заметила, как к ней подошла белокурая девица

— Ну, если принимать во внимание тот случай — подошла Верочка к Оксане коснулась теплотой приятных нежных ладоней её выставленных ягодиц, чуть задирая коготками, надетую черную на ней короткую юбку — Когда я сама тебе это позволю

— Значит, ты диктуешь мне условия — возмутилась Оксана, выпрямив спину, впала тут же в объятия приятных рук Верочки — Как мне себя вести перед людьми

— Как применять то — пояснила лаской завораживающего тонкостью шепота слух, пояснила Верочка, прошептав над ухом у Оксаны — Чему я тебя собираюсь обучить

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, с легкостью освобождаясь от рук белокурой властительницы, прошла по залу, демонстрируя изящный изгиб скрытых под черной юбкой бёдер — Значит, у меня нет никакого права выбора

— Я просто не могу себе позволить чтобы ты кому-то еще показывала красоту своего тела, просто не могу допустить хотя бы вероятность того, что могу с кем-то тебя делить — откровенной нежностью голоса открыто говорила Верочка, рядом с ухом Оксаны

«Блядь такой приятный шепот я прям, вся теку, еще чуть-чуть, что, пожалуй, смею предположить, между нами, прямо тут может кое-что произойти», гармоничность ласки будоражащего шепота с губ Верочки манило Оксану поддаться чарам её обольщение, когда эмоции внутри неё играли бурным вихрем.

— Думаю

Возразила Оксана с хитрой ухмылкой на губах, чувствуя, как влага стенок влагалища чуть пропитала её нижнее бельё.

— Если мы сейчас пойдём домой

Пояснила Оксана, чувствуя, как вновь оказалась в объятиях, нежных рук Верочки, которые так пленительно обвили её тело, стоя у неё за спиной, стараясь дышать в такт учащенного сексуального ритма.

— Между нами здесь — уточнила Оксана, чуть обернувшись к белокурой девушке, что искушала её частой неугомонного порочного дыхания — Может кое-что произойти

— Хм…. ты думаешь, я позволю хоть кому-нибудь из тех извращенцев, что за стенкой в соседнем зале — указала Верочка пальцем на стену, где располагался другой танцевальный зал — Смотреть на твоё обнажённое прекрасное тело?

— Какая с него польза — уныло вздохнула Оксана, снимая с вешалки красное пальто — Когда ты не используешь его весь потенциал

— Дорогая, а как ты хотела?! — выказывая возмущение, встала Верочка перед лицом Оксаны, нахмурила от недовольства розовые губки — У тебя два с лишнем, года не было нормального секса и ты хочешь всего и сразу

— Хочу, хотя в себе почувствовать — выражая обиду одевая на себя, красное пальто, заявила Оксана, отвернувшись от белокурой собеседницы — Что-то убедительнее твоего языка

— Ах… вот значит в чем дело! — вскрикнула, демонстрируя несогласие, Верочка снова стука каблуками белых туфель по паркету пола, встала перед лицом Оксаны — Я забочусь о тебе, делаю постоянно всё так, чтоб тебе было хорошо и вот твоя благодарность

— Благодарность была бы — возразила Оксана, прошипев с ненавистью перед губами Верочки, вырисовывая злобу в мимике лица — Если бы я переспала бы с каким-нибудь парнем ай…..

Не успев договорить, как Верочка, размахнувшись, одарила яростью жгучей ладони, по лицу Оксане крепкой пощечиной. Сильный и весьма неожиданный удар сбил Оксану с ног, скрывая истинную обиду за прядью распущенных золотистых волос, упала на пол, склонила голову, поджав под себя ноги.

— Оксана прости — испугалась, тут же прижав кончики пальцев обеих ладней к губам, Верочка выражала ужас на лице — Прости, я правда не хотела

— Вот так вот значит как, ты меня любишь — прошептала тихим шепотом Оксана, не могла сдержать влагу наворачивающихся слёз на глазах, рьяно потирая щеку ладонью

— Оксана прости, прошу тебя, прости — повторяла Верочка, присев на колени рядом с Оксаной, тут же начала её обнимать, подобно

«Как же я порой ненавижу эту суку, готова прям растоптать, но она меня всё же любит, я не могу поступить с ней так, даже после того что она сейчас сделала», упорствовала Оксана наперекор собственным мыслям, разум отвергал белокурую обидчицу, а всё тело словно, срываясь с цепи в объятия к ней.

— И как после этого прикажешь мне — продолжая говорить шепотной речью, выражая обиду, спросила Оксана, не показывая свой ранимый взгляд лазурных глаз, которые стерпели нанесенную ей обиду — Тебя понимать?!

— Прости зайка — уверяла Верочка, продолжая ласкать ладонями обеих рук тело Оксаны — Я правда не хотела, просто не знаю, что на меня нашло

— Это называется ревность — чувствуя жуткое жжение на щеке, ответила Оксана вставая с колен, даже не посмотрела в сторону своей обидчицы

— Ты права — тут же согласилась Верочка, вставая следом за Оксаной — Я просто не хочу тебя не с кем делить

— А делить бы не пришлось — заверила Оксана, скрывая под прядями роскошных пышных золотистых волос обиду лазурного, влагой наполненного взгляда — Если бы кто-то вёл себя подобающе

— Я буду вести себя, как ты только скажешь — согласилась Верочка, подошла быстро к вешалке с белым пальто — Пожалуйста, только прости меня

«Хм…. у меня просто нет другого выбора, мне просто некуда пока что идти», подумала про себя Оксана, принимая для себя приемлемой обиду, что нанесла ей по лицу Верочка.

— Пошли домой — улыбнулась, испытывая боль Оксана, продолжая скрывать за прядями золотистых волос, влагу покрасневших глаз, поправила сумку, что висела у неё на плече

— Я думаю, это будет самым правильным решением — произнесла с улыбкой, быстро переменилась Верочка, чем сильно испугала Оксану своей переменчивостью

— Я тоже так думаю — подошла к закрытым двустворчатым дверям Оксана, толкая их от себя, открывая их, вышла из зала

— Давай может по пути, зайдём куда-нибудь? — проследовала следом Верочка, поднимая с пола свою сумку

— Может быть и зайдём — оказавшись стоять в коридоре под светом квадратных светодиодных светильников натяжного потолка, согласилась Оксана

«Я и раньше такое замечала, словно такие моменты быстро выпадают из её памяти, порой это уже начинает пугать до ужаса», подумала про себя Оксана, смотрела на Верочку, когда она улыбалась как не в чем, не бывало, покидая комнату танцевального зала.

— Я знаю отличное место — подошла Верочка быстро к Оксане, вцепилась в её руку, с выраженным искушением посмотрела в её глаза — Давай зайдём туда

— Ты знаешь, я так устала — зевнула Оксана, прикрывая другой рукой кончиками пальцев алые губы — Просто уже валюсь с ног

— Тогда просто закажем еду на дом — предложила Верочка

«А что если попробовать испытать её, может она хоть как-то проявит свой характер», подумала про себя, продолжая смотреть так удивленно на Верочку и на её пугающую улыбку.

— Не знаю, что ты там себе придумала — говорила Оксана, медленно направляясь по коридору хореографической школы, ставая уже ноги крест-накрест — Но я сплю сегодня на диване в зале

— Но…. — хотела возразить Верочка, покидая танцевальный зал, коснулась пальцем его выключателя, погружая в темные объятия надвигающейся ночи

— Никаких но — возразила Оксана, приложив руку к щеке, чувствовала ужасающее жжение, нанесенной ей обиды по лицу — Видеть тебя после того что ты сделала не могу

— Оксана прости — побежала следом, стука каблучками Верочка, после того как вытащила ключ из-за замочной скважины закрывая за собой двери танцевального зала — Я не думала, что так получиться

— По крайней мере

Выказывая возмущение, нахмурила губки Оксана, продвигаясь по коридору в направлении выхода, поднимая гордо подбородок, к верху застегивая пуговицы красного пальто.

— Ты это сделала — подходя к закрытым входным дверям, обернулась Оксана, касаясь пластикой ручки одной из входной двери

— Прости, я правда не хотела — подбежала быстро Верочка, взяв Оксану под руку, пропуская её войти в прохладный тамбур

— Мы это кажется — возразила Оксана чувствуя обворожительную прохладу обворожительного ночного воздуха, когда отрыла дверь наружу, находясь в тамбуре — Уже обсуждали

— Тогда я знаю тут одно отличное место — повторила своё предложение вновь Верочка, покидая тамбур дверей школы танцев, оказавшись стоять вместе Оксаной на крыльце

— Ты это уже говорила — с улыбкой на губах, подметила Оксана, любуясь ночным небом Москвы, вдыхая глубоко его сыростью насыщенный запах осени — Зайдём, конечно — ступила она каблуком черных туфель на мокрую пропитанную влагой прошедшего дождя первую ступеньку

— Вот и хорошо — взялась Верочка с Оксаной вновь под руку, придавая утешение чарующей улыбкой розовых губ

«Нет, она после того, что сделала, так легко не получит прощения, я ей блядь вынесу весь мозг», подумала про себя Оксана, сохраняя красоту улыбки на алых безупречных губах.

— Но я сплю на диване в гостиной

Повторила Оксана своё требование, спустившись со ступенек крыльца наступая на цветную каменную плитку, направлялась по узкой дороже, словно по оранжерее, промеж пожелтевших кустов и деревьев, покрытых оттенком осени.

— И со мной лучше подобное не оспаривать — предупредила Оксана, придавая серьезность выражению лица, выставила указательный палец перед губами Верочки, остановившись, обернувшись к ней — Я всё равно сделаю по-своему

— Договорились

Поразительно легко согласилась Верочка, взявшись с Оксаной за руку, покидая территорию хореографической школы искусств, вошла во двор, за большой многоэтажкой которой, протекала шумная жизнь огромного мегаполиса Москва.

***

Кабина лифта медленно поднималась вверх, своим монотонным звучанием работы двигателя, вой которой простирался по всей шахте и подъезда, действовала усыпляющим влиянием на сознание Оксаны. Облокотившись на его белую железную стенку, Оксана любознательно смотрела на стоящую перед ней белокурую девушку, что искушала её прелестью выразительного взгляда, так и не проронив ни слова. Чувство легкой усталости одолевало Оксану, ноги становились уже ватными, а ночная прохлада осеннего воздуха, что пропитала всё её тело, не могла погасить внутри бурный разгорающийся пожар, после занятий в танцевальном зале. Сладкий вкус ванили, что излучал парфюм Верочки, насытил атмосферу воздуха в кабине лифта будоражащим оттенком страсти, манил своей утонченностью необузданное сознание Оксаны.

Двери кабины лифта медленно открылись, белокурая девушка, словно заигрывая, вильнула упругой прелестью ягодиц, первой покинула лифт, оказавшись на площадке нужного этажа, копаясь в белой сумочке. Подобно хищной уставшей кошке, Оксана вышла из кабины лифта, звонко стукая каблуками черных туфель по бетонной плите пола. Так и не выдавив из себя ни слова, Верочка достала ключи из сумки, вставляя их в замочную скважину, двумя оборотами ключа в ней открыла дверь, взявшись за её блестящую ручку, потянула на себя.

«Эта сука решила со мной поиграть в опасную игру, надо только напомнить ей, что играть мы будем по моим правилам», решила для себя Оксана, входя следом за Верочкой в темную квартиру, закрывая тут же за собой дверь.

— Что так и будем молчать?! — повернулась Оксана, опираясь спиной на закрытую входную дверь, коснулась пальцами, обеих рук, застегнутых пуговиц красного пальто — Не хочешь мне хотя бы объяснить причину своего молчания? — спросила она, не услышав никакого ответа

— Нам не о чём разговаривать — огрызнулась Верочка, не желая продолжать беседу, молча продолжила расстегивать пуговицы белого надетого на ней пальто — Ты же ведь решила спать не со мной

— После того что ты сделала — возразила Оксана, посмотрев на белокурую девицу суровым недовольным взглядом — Скажи спасибо что я хоть как-то пытаюсь поддержать разговор

— Спи в зале — психанула Верочка, скинув невольно туфли с ног, бросив пальто на полу, выказывая бурные эмоции, направилась по коридору в сторону темной части квартиры

«Блядь своими психами эта сука только еще больше меня заводит и меня почему-то еще сильнее к ней тянет», подумала про себя Оксана, повесив снятое красное пальто на вешалку шкафу и сверху черную сумочку в гардероб.

— Ну чего ты хочешь добиться? — нахмурила губки Оксана, скидывая туфли с ног, прошла следом

— Ничего уже — демонстрируя и выказывая истерику, ответила криком Верочка, голос которой доносился — Можешь идти в свой зал, раз тебе хочется побыть одной, как я могу этому возразить

— Блядь — прошипела Оксана, выразившись грязной нецензурной лексикой, когда услышала звонок на сотовый телефон, что отвлёк её — Подожди я схожу, отвечу на звонок, после чего мы продолжим

— Давай иди — ответила с еще большим недовольством Верочка — Какой-то звонок важнее, чем я, конечно, давай беги

— Да кто же мне будет звонить так поздно — возмутилась Оксана, когда подошла к гардеробному шкафу, где на крючке висела её сумочка — Да Орлова слушает — достала она телефон из сумочки, тут же большим пальцем проводя по сенсору экрана, принимая входящий вызов

— Оксана Владимировна это Серов — услышала Оксана голоса Серова — Дело в том, что смею вас предупредить по поводу ребёнка Самойловой

— Да-да говорите Валерий Валентинович — держа телефон в руке, Оксана вошла вместе с ним в гостиную, проводя пальцем свободной руки по клавише выключателя, включая яркий свет светодиодных лам люстры — Что с ребёнком говорите?

— Мы провели все необходимые анализы — услышала Оксана голос Марии, что так же находилась в одной комнате с Серовым

— Пришли анализы биохимии крови из лаборатории — послышался голос Романа на заднем фоне телефонного разговора — Я думаю, Оксана Владимировна будет рада узнать их результат

Общее количество лейкоцитов 45,65*10^9/л, что указывало на проникновение в организм ребёнка опасной бактериальной инфекции неизвестного генеза, которая была схожа с пневмонией. Эритроциты 4,15*10^12/л, нейтрофилы 36,5%, а лимфоциты 25,93%, эозинофилов 0,5%, базофилы 0,7% и моноциты 1,5%. Скорость оседания эритроцитов (СОЭ) составляет 30мм/ч, что указывало на острое течение инфекционного заболевания. Уровень тромбоцитов 370*10^9/л, на что следовало бы обратить своё внимание, был выше нормы.

— У мальчика бактериальная пневмония

Вынесла предположение Оксана, встав у входа в гостиную, чуть прищурила лазурные голубые, отражающие блеск света глаза.

— Это видно при отклонении числа лимфоцитов в меньшую сторону, так повышение лейкоцитов и СОЭ указывает нам на инфекционный характер заболевания

— Мы все теперь тоже об этом подумали — согласился Серов с таким утверждением — Так из проведенной процедуры ЭКГ было видно

«ЭКГ» -изменения характеризуются увеличением зубца Р во II и III стандартных отведениях и признаками гипертрофии правого желудочка. Электрическая ось сердца (ЭОС) и стандартные отведения остаются неизменными, отмечается уменьшение амплитуды зубцов желудочкового комплекса в aVL и, наоборот, ее увеличение в aVR. Амплитуда QRS в левых грудных отведениях снижается, переходная зона смещается вправо. В правых грудных отведениях QRS будут иметь увеличенную амплитуду (электроды регистрируют потенциалы левого желудочка). При регистрации правых грудных отведений ЭКГ-картина будет типичной для правого желудочка (rS), но комплексы также будут высокоамплитудны.

— Готовьте мальчика к «зондированию полостей сердца» — распорядилась Оксана, встав у арочного входа в гостиную — Такое предположение у меня, что пневмония вызвана не просто так

— У мальчика предположение — выдвинул своё версию Серов — На декстропозицию аорты

Декстропозиция аорты, то есть смещение аорты таким образом, что она будто сидит верхом на межжелудочковой перегородке и получает кровь из обоих желудочков.

— И чтобы в этом убедиться — заверила Оксана, полностью поддерживая Серова, облокотилась бёдрами, на каркас арочного входа в гостиную — Мне нужно провести катетеризацию сердца

— Сначала нужно разобраться с бактериальной инфекцией, что тревожит мальчик — предупредил Роман, когда разговор шел по громкой связи

— Займитесь пневмонией — распорядилась Оксана, выключая свет в гостиной, так и не вошла в неё, вышла в коридор — Если что-то будет, срочное сразу звоните мне

— Срочнее некуда — заверил Серов, весьма недовольным голосом — Мы все хотим уже домой, валимся с ног, а не можем оставить этого ребёнка на медсестёр, вот и ходим кругами от палаты нашего пациента до ординаторской

— Следующая ночь будет только моя

Убедительно ответила Оксана, разрывая телефонный разговор, положила сотовый телефон на тумбочку в прихожей. Медленно направляясь по коридору в тёмную сторону квартиры, где была развилка между кухней и комнатами. Оттенки тени ночи окутали коридор квартиры, завораживая предвкушение неожиданной гармоничности огнями света Москвы, что врывались через окна.

— А я думала, что тебя уже потеряла

Ухмыльнулась Оксана, встав у открытой двери комнаты, заметив белокурую девушку, что сидела на постели в белом пеньюаре, спиной к входу. Вещи Верочки были разбросаны по полу комнаты, возникало такое чувство у Оксаны, что блондинка, будто специально порыве собственной злобы устроила весь этот бардак. Темнота этой комната создавала интригу бурной романтической обстановкой, а витавший запах ванили от тела белокурой бестии, своей утонченностью этого сладостного вкуса, сам по себе подталкивал к сексу. Белоснежное одеяло, на котором сидела Верочка, было подобно пышному парусу на мачте корабля, переливалась волнами, под телом девушки. Доносившийся свет с коридора квартиры, переливал в оттенках сочную белоснежную кожу белокурой красавицу во всех завораживающих порочных оттенках. Шторы на большом окне были задвинуты, однако хоть и не проникал свет, за его границей всё-таки едва слышался шум бурной жизни ночной Москвы.

— Что ты тут одна делаешь? — выказывая красоту улыбки, Оксана вошла в комнату, искусно ставя ноги крест-накрест

— Пришла позлорадствовать — возразила Верочка тихим с обидой голосом так и не оборачиваясь, сидела спиной, опустив голову, теребила коготками белое пышное одеяло

— Нет, ты чего — возразила Оксана, медленно подошла к кровати, наступая на неё колено, оставаясь стоять на полу, так и не решаясь залезть на постель

— А что тогда? — словно как будто плачущим голосом, спросила Верочка, так и не решаясь обернуться и посмотреть назад, где стояла Оксана

— Просто пришла — уверяла Оксана, медленно хищной кошкой заползла на кровать, шикарным изгибом выражая бёдра и плавный рельеф спины

— Иди в зал — не согласилась с таким утверждением Верочка, продолжая сидеть обнаженной на большой кровати, когда Оксана села рядом с ней — Ты же так хотела, поспать сегодня отдельно от меня, лишь бы только я тебе не мешала

— Если хочешь, я могу уйти — спокойно заявила Оксана, наблюдая за реакцией мимикой лица Верочки — Ты хочешь чтобы я ушла?

— Да — высказала недовольно Верочка свой ответ, продолжая сидеть, опустив голову

«Как же меня порой заебала своей истерикой эта тупая сука, я знаю, что она меня вернёт, сделает всё, чтобы я не вышла за пределы этой комнаты», подумала про себя Оксана, выражая красоту улыбки на губах, любознательно посмотрела на Верочку.

Наступила небольшая затяжная пауза, взгляд Оксаны и Верочки совпали воедино, чувства и гармоничность всплеска эмоций, разыгрывала картину порочной интриги сексуальной головокружительной страсти. По взгляду белокурой девушки, Оксана поняла, как сильно она хочет узнать, что чувствует и как выразить это бурной скандальной сценой.

— Ладно, я уйду — спокойно ответила Оксана, медленно опустив ноги с кровати, повернувшись спиной к обиженной девушке — Но знай, не я этого хотела, а ты!

— Нет — возразила Верочка, тут же вцепившись в руку Оксаны — Останься

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана шикарной красотой улыбкой, выражая удивление, результат которого уже знала заранее — Ты уже хочешь, чтобы я осталась?

— Да хочу — с обидой в голосе, произнесла Верочка, посмотрев на Оксану с чувством полного отчаяния, выражая влагу скопившихся слёз на глазах — Разве ты этого не понимаешь?

— Не понимаешь чего? — поинтересовалась Оксана, продолжая выказывать любопытства, предполагая в голове уже ответ Верочки

— Да того — не могла выдавить из себя этого слова Верочка, продолжая смотреть на Оксану, даже когда с глаз белокурой красавицы вытекла обильная слеза, плавно огибая щеку, упала вниз

— Не понимаю чего, я должна понять? — выказывая любопытство в голосе, спросила Оксана, коснувшись кончиками пальцев подбородка плачущей девушки, поворачивая её взгляд на себя

— Того что я безумно тебя люблю — призналась Верочка, прошептав рядом с губами Оксаны, обжигая их алую поверхность пленительным потоком порочного воздуха

— Я это знала — таким же обаятельным шепотом ответила Оксана, почувствовав внутри себя, как ураган бушующих эмоций, охватывает её сознание — Я просто хотела это лично от тебя услышать

— Зачем ты издеваешься надо мной? — продолжая разговаривать шепотным тоном речи, спросила Верочка, дотрагиваясь пальцами до пуговиц белой блузки на Оксане

— А я разве над тобой издеваюсь? — выказывая удивления выказывая удивление прекрасной улыбкой алых губ, спросила Оксана — По-моему, речь об издевательстве, тут даже не шла

— Но ты, тем не менее, это делаешь — нахмурив губки, выразила Верочка собственное мнение, продолжая расстегивать пуговицы белой блузки на Оксане

— Делаю что?

Продолжая создавать интригу в отношениях теплой гармоничной атмосферой вопросов, поинтересовалась Оксана. Освобождаясь от легкой белой шелковой блузки, что подобно парусу на мачте корабля, с легкостью покинула тело Оксаны, оставаясь в руках Верочки. Пылкость и трепетность этого момента просто завораживала своей непредсказуемостью, когда каждая клеточка тела Оксаны еще, не будучи полностью раздетой уже полыхала огнем страстного искушения, предвкушая соблазн порочной ночи. Пленяющий запах ванили от тела Верочки, дурманил силой утонченной стойкостью рассудок Оксаны, словно вынуждая её поддаться воли принуждения лаской пальчиков рук белокурой бестии.

— Что я не так делаю? — спросила Оксана, выпрями спину, вставая на колени в постели перед блондинкой, что манила к себе своей естественной красотой

— Ты издеваешься надо мной

С ухмылкой на лице повторила Верочка, обвивая талию Оксаны приятной теплой нежностью рук, когда её пальцы зависли на бляшке ремня её черной короткой юбки.

— Без всякой при этом совести — расстегивая бляшку ремня черной юбки на Оксане, шептала Верочка рядом с её раскрытыми от удивления и предвкушения поцелуя губами — Что должна быть по крайней меры у тебя

— А разве она должна у меня быть? — коснулась Оксана губ белокурой девушки, смачно облизнув их приятную сладкую поверхность, собирая аккуратно губами слой нанесенной на них помады

— Бессовестная

Выразила с приятной улыбкой на лице, Верочка собственное мнение, лаской приятного касания сама с жаждой искушения страсти слилась с губами Оксаны, стягивая с неё юбку. Подобно ловкости и красоте плавности движения королевской кобры, Оксана, играя телом перед Верочкой, позволяя ей снять с себя юбку. Падая на мягкую, словно перо птицы постель, Оксана, не отрываясь от губ терзающих мучением сладости блондинки, позволила её рукам снять с себя юбку, жадно облизывая язык Верочки губами, наслаждаясь вкусом её слюны.

— Но ты так сладко целуешься — похвалила Верочка, выказывая красоту собственного тела, стоя в постели на четвереньках над телом Оксаны, скинул на пол снятую с неё черную юбку

— Я это знаю — ухмыльнулась Оксана, обвивая обеими руками, талию белокурой девушки, что так пленительно стояла, выказывая красоту собственного тела над ней

— А еще я знаю — ухмыльнулась Верочка, садясь рядом с Оксаной, с ловкостью покидая объятия её рук, согнула под себя ноги

— Что ты знаешь? — сгорая, предвкушая момент порочной радости, шепотом упоительности страсти, прошептала Оксана, садясь так же рядом с Верочкой

— Что эта ночь

Лаской приятной теплоты пальцев, Верочка обвила с обеих сторон рёбра Оксаны, тут же вцепившись в застежку её красного кружевного бюстгальтера.

— Должна принадлежать нам — твердостью голоса заявила Верочка, расстегивая застёжку красного бюстгальтера, что сковывал груди Оксаны в искушающих оковах страсти

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана от неожиданности, ощущая, как по рукам скользили лямки красного кружевного, обнажая красоту её сочного пленительного объёмом бюста

— Сегодня мы можем позволить себе всё

Уверяла приятным шепотом Верочка, завораживая упоительной страстью шепота над ухом Оксаны, вынуждая ткань надетых на ней трусиков пропитаться влагой естественного желания.

— И никто нам не должен мешать

— Интересно, что ты под всем подразумеваешь? — поинтересовалась Оксана, позволяя бюстгальтеру упасть на постель между ног Верочки

— То как нежно я буду тебя радовать — проводя теплой, приятной касание ладони по щеке Оксаны, Верочка жадно впилась в её губы

— То как ты делала каждую нашу с тобой ночь? — с формой обольстительной улыбки, спросила Оксана, сливаясь воедино с губами белокурой бестии

Порочной дикости поцелуя, Оксана тут же слилась воедино с губами Верочки, ловко обвивая её бедра, принудила эту знойную блондинку сесть к себе на колени. Чувствуя нежность скольжения языка Верочки у себя во рту, Оксана искушала свою обольстительницу нежностью сексуальных стонов, жадно массируя пальцами её бёдра. Влияние порочной силы соблазна в момент такой близости момента, Оксана чувствовала неконтролируемое рвение отдаться приятным рукам девушки, что сидела у неё на коленях. Смачно облизывая губы белокурой девушки, Оксана не могла сдержать в себе тот трепетный пыл страсти, что призывал каждую клеточку её тела, когда она полыхала огнём желания испить глоток из фонтана любви этой порочной ночью.

— Тебе не кажется что это немного нечестно? — заявила с ухмылкой Верочка, отрываясь от губ Оксаны, продолжая сидеть у неё на коленях

— В каком смысле? — удивилась Оксана, облизывая, после чего кончиком языка собственные губы, ощущая во рту вкус женской помады

— В таком — проводя кончиком, коготка указательного пальца, белокурая бестия, пленяла сознание Оксаны, взглядом ненасытной голодной похоти, ведя по её рёбрам до талии касаясь нежно резинки красных кружевных её трусиков — Я ведь перед тобой абсолютно голая

— Ну а что я могу поделать?

Ухмыльнулась Оксана, создавая интригу игры взглядов между Верочкой, продолжая обольщать её разум красотой безупречных лазурных голубых глаз.

— Я же ведь тебя не раздевала — забавлялась Оксана тому, заметив в глаза блондинки желание снять эти кружевные красные трусики, что она так настойчиво теребила коготком

— А я тебя раздену — гордо заявила Верочка, сползая с колен Оксаны, прислонив жаркую ладонь к её бюсту, принудила упасть спиной на кровать

— Ты такая требовательная — продолжая выражать прелесть красивой улыбки, выразила Оксана собственное мнение, утопая головой в пышной белой подушке

— Я просто знаю, чего хочу — искушая настойчивостью голоса, изъявила желание Верочка, вцепившись коготками обеих рук, вновь в резинку красных трусиков на Оксане

— И чего же ты хочешь? — продолжая поддерживать интригу порочной игры, спросила Оксана, ощущая скольжение резинки красных кружевных трусиков на своих ягодицах

— Страсти — заявила Верочка, сняв с Оксаны, красные трусики скинула их с кровати на пол

— И как же нам её получить? — специально скрестила Оксана ноги, прекращая доступ к сокровенному месту, искушая жаждой порочного голода девушку

— Упиться нежностью даров этой ночи

Нависая над телом Оксаны, стоя на четвереньках в постели, тихой пленительной лаской голоса, ответила Верочка рядом с её алыми изнывающими по поцелую губами.

— Абсолютно не в чем себе, не отказывая — произнесла белокурая бестия, тут же хищным страстью впилась в губы Оксаны, жадно облизывая её горячие алые губы

Пылкие пальцы вцепились трепетом безмолвного порочного голода в выставленные груди Оксаны, сжимая их настойчиво, девушка словно возбуждалась их приличному объёму. Пользуясь моментом сладости поцелуя, Оксана держа руки на талии у Верочки села в постели, находясь в объятиях её трепетных рук. Жадно целуя губы девушки, Оксана не могла контролировать свой пыл влечения, выражая пластичностью изгиба собственного тела находясь в приятных руках белокурой бестии под покровом блуждающей ночи в темноте комнаты.

— М…. обожаю тебя — Верочка ловко, используя элемент неожиданности, обвила бёдра Оксаны, посадив её в постели к себе на колени — Не представляю уже жизнь без тебя

— Да ладно — рассмеялась Оксана, запрокинув голову назад, посчитав это приятным комплиментом, выгибая спину отдавая себя рукам Верочки — Ты на работе каждый день смотришь промежности женщин, тебе они не надоели?

— Скажу тебе больше — улыбнулась весьма извращенной улыбкой блондинка, держа Оксану за бёдра рядом со своим телом у себя на коленях — Перед самими родами, чтобы их вызвать я даже руку в них пихаю

— Ну, ты извращенка

Продолжала смеяться Оксана, опираясь руками, выставив их назад на кровать, собирая от возбуждения, одеяло буграми. Находясь в объятиях рук девушки, которая поистине естественным образом желала получить от тела Оксаны максимальное удовольствие.

— А в меня даже какой-то свой пальчик не можешь засунуть — возмутилась Оксана, чувствуя обиду на Верочку, была при этом возбуждена, что не контролировала свои эмоции — Когда в других руку всовываешь, скажи мне это нормально?

— Я акушер гинеколог — пояснила Верочка, наклонившись чуть к губам Оксаны — Это моя работа, проверять и подготавливать женщин к родам

— А сейчас твоя обязанность удовлетворить меня — гордо заявила Оксана, отодвигаясь от губ белокурой бестии не давая себя поцеловать — И желательно, чтобы это было что-то убедительнее твоего языка во мне

— Оксана я боюсь — дрожащим голосом произнесла Верочка

— Пф… да брось — повела недовольно губками Оксана, сползая с колен Верочки, села рядом с ней на коленях в постели — Я ведь уже не девственница, чего тебе бояться ты ведь руку в женщин перед родами пихаешь, а тут просто палец в меня не можешь

— Мне на них плевать — грубо выразилась Верочка

«Блядь мне секса, просто пиздец как дико хочется, до какой поры эта сука мне будет мозги ебать, что так трудно раз и сделать», подумала про себя Оксана, едва сдерживая трепетный пыл бурно играющих в ней эмоций.

— Ну, хорошо — ухмыльнулась Оксана, отчаянно при этом, вздыхая — Давай я повернусь к тебе спиной, так ты не будешь меня хотя бы видеть

— И что ты предлагаешь? — любознательно наблюдая за красотой тела Оксаны, поинтересовалась Верочка, наблюдая, как она повернулась к ней спиной, сидя на коленях

— Предлагаю удовлетворить меня пальцем — прямо заявила Оксана, чуть обернувшись к своей обольстительнице, одарив её распущенной порочной улыбкой

— Ты с ума сошла — рассмеялась Верочка, коснувшись ладонями обеих рук, тёплой и обаятельной нежностью, выставленных ягодиц Оксаны

— Я просто хочу получить заслуженное

Уверяла Оксана, легко выворачиваясь от рук нежной ласковой блондинки, легла на спину перед ней, расположившись спиной на подушках, раздвинула перед ней ноги, согнув их в колени.

— Или я не права? — ухмыльнулась Оксана, сжимая тут же обеими руками грудь, выказывая доступность перед белокурой бестией всего своего тела

— Как же сильно я тебя люблю — перешла в откровенности Верочка, одаряя бёдра Оксаны теплотой сказочной ласки скольжения ладоней по бархатистой коже

Тонкость поразительного ощущения, воздыхало сознание Оксаны, вынуждая её выдавать свою возбужденность легким безудержным постаныванием. Терзая тело в нежности собственных рук, Оксана выражала, извиваясь в постели как кобра, выказывая пластичность пикантных изгибов, чувству с утонченным чувством как руки Верочки сковали её бёдра. Пальцы знойной блондинки развели половые губы Оксаны, позволяя потоку горячего воздуха, что выходили с губ белокурой девицы одарить стенки мокрого влагалища жгучей нежности.

Жжение приятного касания слюны, белокурая девица провела скользким движением языка вдоль половых губ Оксаны. Подобно миллионам импульсов передавала каждая клеточка тела Оксаны, в мозг, подвергая его беспощадной бомбардировке сексуальных чувств. Верочка так ловко и искусно перешла языком с половых губ на клитор, рьяно начиная его массировать кончиком, покрывая поверхность слизистой оболочкой. Стимуляция клитора кончиком языка вызывало в Оксане бурный ураган тонких разуму чувству, подобно дикости кошки она вцепилась в поверхность мягких подушек, на которой лежала спиной, начиная рьяно их царапать, сжимая пальцами. Желание естественной страсти окутало сознание Оксаны, изнывая в сладких стонах, раскрыв алые губы с закрытыми глазами, чувствовала текучесть слюны обильной слюны с губ Верочки по поверхности половых губ.

— Ах….. — раскрыв от удивления лазурную прелесть глаз, Оксана почувствовала момент вхождения, по мокрым стенкам влагалища, двух пальцев Верочки

— М….. — проурчала кошкой Верочкой, сгибая и выгибая спину истязая уже губами клитор Оксаны

Чувства были уже на пределе, белокурая девушка так искусно владела языком, при этом достаточно ловко с чувством максимального возбуждения, всовывала пальцы в Оксану. Тело Оксаны полыхало жаром, выделяя через поры крупные обильные капли пота, что пропитывали постель своим естественным ароматом плоти. Алые губы и лазурные голубые глаза были открыты, Оксана явно не ожидала такого от своей партнерши, что так пленительно владела её телом заставляя податься власти порочного плена.

— Ах… а…. — выгибая максимально спину, Оксана испытала сильный оргазм, что моментально лишил её сознание

— Оксана

Испугалась Верочка такой неожиданной реакции, вытаскивая быстро пальцы из мокрого сочащего тонкой струйкой влагалища Оксаны.

— Что случилось? — была напугана Верочка, потрясла Оксана за плечи, встав на четвереньки над её телом

— М…. — отвила тихо урча кошкой Оксана, после чего сладко засопела, повернувшись носом в подушку

— Господи ты меня так перепугала

Выразила впечатление Верочка, ложась к спине Оксаны, обвивая руками её груди, прижалась полыхающему жаром, огня любви, обнаженному телу.

— Больше никогда слышишь — шептала Верочка под ухо ноющей в сладких стонах Оксане, прижимаясь к её телу, сжимая пальцами обеих рук пылкую сочную грудь — Никогда я не буду тебя доводить до такого состояния

Нежностью касания губ белокурая девушка поцеловала Оксану в мочку уха, после чего прижавшись к её пылкому телу засопев под ухо, ласкай приятного дыхания.

***
Восходящее солнце над Москвой опаляло светом ярких лучей белые стены кабинета, проникая через его большие стёкла пластиковых окон. Вертикальные жалюзи на окнах были полностью убраны, пропуская огромный источник света в просторную светлую комнату. Воздух в атмосфере кабинете был насыщен запахами черного молотого кофе и запахом сигаретного дыма. На столе в центре кабинета были крупинки кондитерской кокосовой пудры и крошки от эклера. Так же на гладкой поверхности деревянного стола лежали снимки проделанной рентгенограммы и результаты биохимического анализа крови.

— Не нравиться мне этот высокий уровень тромбоцитов

Выразил впечатление Серов, наблюдая сквозь стёкла надетых на глазах очков в результат проделанной биохимии, поставил кружку с кофе на поверхность стола, рядом с которым стоял.

— Вам как руководителю отдела Оксана Владимировна — поправил Валерий Валентинович свободной рукой сползающую дужку очков, бросив на стол анализ — Стоило бы заострить внимание именно на этом

«Старый недомерок, да как ты вообще прыщ посмел мне указывать, на что бы мне следовало обратить внимание», подумала про себя Оксана, возмутившись, приняв на свой счёт заявление от Серова, повела недовольно губками.

— Что там, на счет пневмонии?!

Поинтересовалась Оксана, вставая со стула, на котором сидела, покачивая пикантной красотой бёдер, что выражала короткая черная надетая на ней юбка в разрез. Белая блузка Оксаны, сексуальным изгибом облегала сочный рельеф её тела, пикантной формы выражая грудь за счет v-образной формы декольте. Каблук черных туфель выражал скрытую похоть стройных ног Оксаны, когда она так умела им демонстрировала, проходя по кабинету к столешницам.

— Вам удалось снизить воспалительный процесс? — спросила Оксана, прикрываясь золотистой прядью волос от ярких проникающих неистовой силы лучей восходящего над Москвой солнца

— Количество лейкоцитов пришло почти, что в норму — скромно ответила светловолосая девушка Мария, продолжая сидеть на подоконнике пластикового окна — Но для того чтобы проводить катетеризацию сосудов сердца мальчик еще слаб

— Ну так займись этим вопросом — совершенно не подумав, выплеснула Оксана бурные эмоции проходя рядом с подоконником окна на котором сидела белокурая девушка — Подготовь мне ребёнка к этой процедуре

— Это возможно будет не сегодня — заверила Мария продолжая сидеть на подоконнике окна, положила ногу на ногу, сексуально выражая кожу спелого персика — Вы видели хоть его, мать просто не даст согласие на проведение данной процедуры

— Мне что самой его получить?

Оспорила Оксана эту точку зрения, недовольным взглядом лазурных глаз, посмотрела на девушку, что сидела на подоконнике перед ней, сморщила, возмущаясь алую красоту губ.

— Значит не нужно информировать и без того ненормальную мамашу о возможных рисках

— Пришли результаты свежего ЭКГ — вошёл в кабинет Роман, открывая дверь, держа в руках листок с проделанной кардиограммой

Парень лет двадцать пять на вид с короткими черными волосами, был в белом халате, выражая под служебной одеждой деликатный офисный наряд белую рубашку и черные брюки. По лицу этого молодого человека было видно, как он не спал последнюю ночь, морщины и складка на подбородке, а так же унылый не выспавшийся взгляд. Краска на его черных лакированных туфлях, слегка приобрела блеклый оттенок, а кое-где даже стёрлась от бесконечных хождений по больнице из одного кабинета в другой.

Высокий заостренный зубец Р (Р pulmonale), отражался в отведениях II III aVF, что указывало на гипертрофию правого предсердия и выраженную гипертрофию правого желудочка.

— Тоже что и в прошлый раз — повела недовольно губками Оксана, держа в руках лист проведенной повторной кардиограммы

— Так же у мальчика проявился приступ кровохарканье

Пояснил Роман, отошел от Оксаны, как только отдал ей в руки листы кардиограммы, после чего подошёл к свободному стулу, взявшись за его спинку, отодвинул его от стола.

— При аускультации удалось выявить — продолжил рассказывать Роман — Что в легких жесткое дыхание, сухие рассеянные хрипы, в нижних отделах быстро исчезающие при глубоком дыхании влажные хрипы

— И вы хотите при всём этом делать катетеризацию сосудов сердца?! — удивился Серов, выслушав доклад Роман, возмутился вопреки желаниям Оксаны

— Проблему с тромбоцитами решим в операционной — повела губами Оксана, передавая лист с ЭКГ в руки Марии — Выражая гипотрофия всей правой части сердца меня беспокоит больше, судя по этой кардиограмме, ему неделя не больше

— Вы теперь отмеряете, сколько, кому жить? — возразил Серов, не принимая доводы Оксаны в серьёз — Так же нельзя он же совсем ребёнок

— Посмотрите сами Валерий Валентинович

Не согласилась таким утверждением Мария, слезая с подоконника держа в руках переданный Оксаной результат ЭКГ, медленно выражая коротким надетым на ней халатиком, прошла по кабинету.

— Оксана Владимировна, на мой взгляд, всё верно подсчитала — подошла блондинка к столу, за которым сидел Серов, передавая ему результаты проведенного исследования

— Хм… выраженная гипотрофия правых отделов сердца — внимательно рассматривая результаты ЭКГ, согласился с таким утверждением Серов — Нужно сначала понять, с чем мы имеем дело

— Поэтому я говорю — рассуждала Оксана, насыпая кофе в чашку чайной ложкой — Операцию нужно провести скорее предварительно сначала узнав, с чем мы имеем дело?

— А как же количество тромбоцитов в крови мальчика? — удивился Роман такой настойчивости

— Это второй вопрос — возразила Оксана, снимая с подставки электрический чайник, наполнила белую керамическую кружку кипятком — Сначала нужно разобраться с основной проблемой, как бы боюсь, чтобы до пересадки не дошло

— Если до такого дойдёт — заверил Валерий Валентинович — Я сам лично буду представлять интересы этой семьи, чтобы ребёнку дали новое сердце

— Не надо ничего пока выбивать

Возразила Оксана, наполнив чашку кипятком, размешав в ней остатки кофе чайной ложкой, обернулась к коллегам, опираясь бёдрами на столешницу, рядом с которой стояла.

— Пока я заведую отделом, я буду решать, что кому и когда выбивать

— Это всего лишь нелепая формальность Оксана Владимировна — возразил Серов, оспаривая мнение Оксаны — На самом деле отделение диагностики принадлежит мне, да вы ведущий специалист и консультант

— А так же хирург — пояснила Оксана, держа в руках чашку с кофе, отошла от столешницы, обращая внимание, как на неё смотрит молодой парень — У меня богатый опыт в хирургической практике, не забывайте об этом

— Да, но согласитесь — Серов продолжал настаивать на своём — Кому больше поверит мать этого ребёнку, выдающемуся специалисту или наглой девушке, что только что закончила, университет медицины

— Заметьте — возразила Оксана, посмотрев недовольно на Серова, весьма была приятно удивлена с каким чувством восторга, на неё смотрит молодой парень — С отличием закончила, университет, где получила, очень огромную, кладовую знаний как теоритическую, так и практическую

— Вас Оксана Владимировна никто пока что не воспринимает всерьёз — посмеялся Серов, поправляя дужки очков на глазах — Радуйтесь, что место руководителя пока что принадлежит вам

— Я так думаю Валерий Валентинович

Поставив чашку с кофе на стол, наклонившись чуть вперед, опираясь на его гладкую поверхность обеими руками, гордо заявила Оксана.

— Что оно всегда будет принадлежать только мне

Ухмыльнулась Оксана роскошной улыбкой, до безупречности красивых алых губ, производя впечатление на парня, что как влюбленный мальчика на неё смотрел.

— Если желаете, можем это легко оспорить? — протянула Оксана руку в сторону Серова, предлагая ему заключить пари

«Мне кажется или действительно Роман мной заинтригован, хотя никогда, если честно не воспринимал моё правление здесь всерьёз», подумала про себя Оксана, обращая внимание на жаждущий взгляд парня.

— Вы что серьёзно? — удивился Серов решимости со стороны Оксаны

— А что вполне? — уверенно говорила Оксана, желая завести молодого интерна, наклонилась еще вперед, выражая прелесть упругих ягодиц скрытых за черной короткой юбкой

— Кто здесь Орлова?! — послышался возмущенный голос, вошедшей женщины в кабинет

Женщина в темно-синем платье, по выражению лица которой, Оксана поняла, что она явно провела эту ночь рядом с кроватью сына. Унылый взгляд и круги под глазами, так же черты на её грим массе выказывали недовольство и я явный приступ истерии. Влага на её глазах, выказывала размазанной тушью, всю горечь душевной боли, что она испытала, переживая за своего ребёнка, проведя эту ночь в больнице. Изысканная гармоничность вкуса «Amouage Interlude Woman», всё еще сохраняла прелесть палитры вкусов ароматических оттенков, что придавало образу этой женщины строгую решительность собственных взглядов и идеалов. Строгий высокий каблук её синих роскошных, весьма дорогих туфель выказывал по внешнему образу высокий и весьма гордый статус женщины.

— Так это значит ты — узнала она Оксану, быстро направляясь к ней, госпожа Самойлова выказывала недовольства — Ты лечащий врач моего сына?

— Анна Владимировна — возразил Серов, вставая со стула на котором сидел — Успокойтесь, я понимаю, вы разгневаны

— Нет, вы не понимаете Валерий Валентинович — возразила Самойлова, обернувшись, посмотрела недовольным взглядом на Серова — Я потратила столько сил, чтобы приехать сюда, попасть к вам на приём, а вместо этого вы…..

— Анна Владимировна — заверил Серов — Оксана Владимировна весьма отменный специалист уверяю вас, вы не пожалеете, что попали именно к ней на приём

— Весьма отменный — хмыкнула Самойлова себе что-то под нос — Что даже к сыну моему в палату не зашла в отличие от вас Валерий Валентинович

— Хорошо чего вы хотите? — поинтересовался Серов, наблюдая с возмущение, как Оксана хладнокровно без каких-либо эмоций спокойно сидела на стуле, положив ногу на ногу

— Я хочу, чтобы именно вы занимались лечением моего мальчика?

Не сдерживая слёз, Самойлова достала из сумочки, что висела у неё на плече платок, прислонила его кончик к краю глаза, где скапливалась обильная влага слёз.

— И я пойду куда угодно — решительность этой женщины просто не имела границ — Лишь бы только чтобы моим сыном занимались квалифицированные врачи

— Оксана Владимировна! — упрекнул Серов — Вы ведь понимаете, на каких вы условиях, на должности управляющего отделом диагностики

— Нет, почему я-то должна за всё отвечать — возмутилась Оксана, убирая от губ чашку с кофе, поставила её на стол — Если уж она хочет чтобы вы занимались лечением её сына, я не буду возражать

— Моего сына только что вырвало кровью — продолжила высказывать недовольства, говорила Самойлова — А чем занимаетесь вы, сидите тут и пьёте кофе

— Анна Владимировна вы всё не так поняли — уверял Серов, пытаясь пойти на компромисс

— А как я должна понять? — надулась она как пустынная гадюка — Та кто должна заниматься моим сыном просто убежала куда-то со своей девкой из больницы вчерашним вечером

«Эта сука видела меня, как я с Верой выходила из больницы», смутилась Оксана, замечая критикующую реакцию взгляда своих коллег.

— Я просто направилась домой — ухмыльнулась Оксана, повернувшись быстро спиной к своей обидчице скрывая застенчивый, явно выраженный румянец на своих щечках

— Оксана Владимировна не дежурный персонал этой больницы — пояснила Мария, сразу же вступаясь за честь Оксаны — А мы выполняли её роль в лечение вашего сына

— Я хочу, чтобы моим сыном занимались лично вы Валерий Валентинович — повторила настойчиво свою просьбу Самойлова

— Я и так им занимаюсь — уверял Серов, взяв отчаявшуюся женщину за руку — Я провел всю ночь в больнице так и не был еще дома

— Тогда зачем эта банальная процедура, к которой вы готовите моего сына? — потребовала ясного ответа, спросила Самойлова, вытирая кончиком платка слёзы, вытекающие с глаз

«Нет блядь она совсем ебанутая, о чем с ней можно разговаривать», сдерживая при себе эмоции, Оксана, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, отошла к окну.

— Мы хотим понять причину выраженной гипертрофии правых отделов сердца — пояснил Серов, обращаясь к женщине, что перед ним стояла, с высоким чувством уважения

— Существует ли какая-то опасность здоровью моего мальчика? — дрожащей губой, выражая обеспокоенность и материнскую заботу, спросила Самойлова

«Блядь если он сейчас ей ответит, она ни за что не даст нам, провести эту процедуру», испугалась Оксана, отвернулась тут же от окна рядом с которым стояла, смотрела на высотки больших небоскрёбов Москвы.

— Нет! — возразила Оксана, не давая никому ничего ответить — Риска для данной процедуры никакого нет, мы просто введем контраст вашему сыну и посмотрим причину его выраженной гипотрофии правых отделов сердца

— Риск всегда существует — возразил Серов — Это процедура, к которой мы начнём готовить вашего сына, нам нужно понять выраженную сердечную недостаточность у вашего ребёнка

— Но ведь вы говорили что……

— Риска нет! — твердила Оксана, подходя медленно к столу обращая внимание на взгляд молодого парня, что так и продолжал на неё смотреть голодным искушенным взглядом

— Тогда вы Валерий Валентинович лично проведите эту процедуру — поддавшись убедительности взгляда со стороны Оксаны, согласилась пойти на уступки Самойлова

— Нет! — оспаривая такое мнение Оксана — Я глава этого отделения я лично и проведу

— Оксана Владимировна! — упрекнул Серов, строгим голосом

— Я лично пойду к заведующему — возразила Оксана, отшвырнув стул так, чтобы он упал на пол, ударившись спинкой — Посмотрим, что он скажет

— Вы и так у него не в почете — заверил Серов — Если помните, конечно свой случай когда вы учились в университете

— Какой такой случай?! — возмутилась, сражу же Самойлова, словно ухватившись за то чтобы скинуть Оксану с руководящей должности лечения своего ребёнка

— Валерий Валентинович! — вскрикнула Оксана, сердитой интонацией собственного голоса, сжимая в пальцах ручку, что схватила с поверхности стола — Вы, что теперь перед каждым пациентом будите тыкать в меня этим?!

— А что собственно милочка произошло? — проявляя глубокий интерес, спросила Самойлова, обращаясь к Оксане сделав к ней несколько шагов навстречу, обращая внимание на её эмоции

— Не ваше дело — огрызнулась Оксана, отвернув свой взгляд от гордой самонадеянной женщины

— Оксана Владимировна хороший специалист — пояснил, вступился Роман, вставая со стула на котором сидел — И знает своё дело

— Действительно это так — поддержал Серов, почесывая подбородок с щетиной — В моём отделе работают только лучшие люди, а если Оксана Владимировна является главным руководителем отдела, то это о чем-то вам говорит?

— Что всё-таки произошло там, в университете? — спросила Самойлова

— Не ваше дело — повторно ответила с угрозой на лице Оксана — А вам бы Валерий Валентинович, хоть иногда бы следовало бы держать язык за зубами

— Ничего такого — ответила Мария, продолжая сидеть на стуле, повернулась боком к Самойловой, положив ногу на ногу — Чтобы хоть как-то могло повлиять на лечение вашего сына

— Но ведь что-то ведь произошло! — настойчиво твердила Самойлова, в то время как эмоции внутри Оксаны бушевали ураганной страстью, вызывая при этом всеобщий стыд

— Спасибо вам Валерий Валентинович — прошла Оксана мимо гордой женщины в синем платье, не придавая никакого значения её пустому интересу — Готовьте мальчика к зондированию полотей сердца

— Я еще не дала вам на это согласие милочка — возразила Самойлова, обернувшись в сторону Оксаны, когда она подошла к закрытой входной двери

— Валерий Валентинович! — касаясь пластиковой дверной ручки, заявила Оксана, нажимая на неё открывая дверь — Разберитесь с этим

Отдавая указания, распорядилась Оксана, покидая кабинет, перешагивая через его высокий порог, сгибая ногу в колено, выказывая эластичность бёдер, с грохотом закрыла за собой дверь.

— Дура блядь ненормальная — тихим шепотом выразила Оксана весь накопленный потенциал пережитых чувств, встав у окна в больничном коридоре, глубоко вздохнула, хватая воздух ртом

— Как безответственно с вашей стороны Оксана Владимировна — открывая дверь, выразил своё мнение Серов, покидая кабинет, тихо закрыл за собой тут же дверь — Не скажите ли мне, как врач заведующей отделением диагностики, может позволить себе так вести

— Вы не должны были говорить это при ней — возразила Оксана, обернувшись к мужчине, что стоял у неё за спиной, выражая ненависть и неприязнь в мимике лица — Что она подумает?

— Хватит меня убеждать — открывая дверь, выказывая недовольство, говорила Самойлова — Это мой сын и я сделаю всё, чтобы он был здоров

«Ну, вот блядь, еще одна причина, почему я попусту не хочу видеться со своими пациентами, их блядь пизданутые родственники», подумала про себя Оксана, обращая внимание, как госпожа Самойлова покидает её рабочий кабинет.

— Значит, вы утверждаете, что эта юная блондинка теперь руководит вашим отделом — указала Самойлова взглядом возмущенных глаз в сторону Оксаны — Так как же так поучилось Валерий Валентинович, у неё, что отец тут всем руководит

— Да нет, вы не так всё поняли — уверял Серов, встав между Оксаной и Самойловой — Оксана Владимировна всего добилась сама и да я понимаю у неё проблемы с дочерью

— Совсем юная девка залетела на последнем курсе университета, и вы не хотели мне об этом говорить, как сделать так чтобы ей подняли зарплату таким вот образом — насмехаясь над Оксаной, выражала своё мнение Самойлова, когда Серов, встав к ней грудью, преграждал ей путь

— Блядь да ты совсем, что ли ебанулась уже — не сдержала при себе эмоций, выкрикнула Оксана

— Оксана Владимировна! — упрекнул тут же Серов

— Что ты себе позволяешь — надулась подобно пустынной гадюке Самойлова, выставив от удивления свой ненавистный взгляд — Не вы слышали, как она меня оскорбила…..

— Анна Владимировна — встав между Оксаной и Самойловой пытался разнять друг друга, уверял Серов — Оксана Владимировна, что это сейчас было, вы что с головой совсем не дружите?

— Ну знаете что, я это так не оставлю — была еще больше возмущена Самойлова — Я сейчас же пойду к заведующему больницей и напишу на вас письменную жалобу

— Успокойтесь Анна Владимировна — возразил Серов, после чего повернулся к Оксане — А вы Оксана Владимировна ступайте лучше в клинику сегодня от вас здесь толку всё равно нет

— Вы мне указываете? — надувшись подобию королевской кобры, не согласилась с таким утверждением — Да вы кем себя возомнили?!!

— Правильно-правильно Валерий Валентинович я всегда знала, что это ваш отдел — поддержала Самойлова, встав, совершенно неожиданно на сторону Серова — Как вы только позволили какой-то там выскочке блондинке, переплюнуть вас

— От цвета волос — возразила Оксана, прошипев себе под нос — Качества ума не меняется

— Неважно Оксана Владимировна простой уйдите уже куда-нибудь с глаз долой — повторно сделал замечание Серов — Я сам добуду для вас разрешение на зондирование полостей сердца

— И как вы его интересно знать добудете? — была, не согласилась с таким утверждением Самойлова, положив руку на собственную талию — Я абсолютно против, чтобы эта нахалка блондинка, там участвовала

«Мне абсолютно похуй, что она там себе бормочет, пизда блядь ебанутая», извратила в грязную лексику Оксана собственные мысли, направляясь вдоль больничного коридора звонко стукая каблуками черных туфель.

Игра света и тени присутствовала в этом коридоре, желтые атмосфера гармоничной осени, украшал пейзаж больничного дворика за окном, на заднем фоне которого возвышались высотные здания Москвы. Белые занавески, что висели на пластиковых окнах, тихо колебались подобно в такт парусу на мачте корабля, за счёт проникновения свежего воздуха в помещение. Воздух хоть и был на удивление тёплым напоминающий как будто последние дни уходящего лета, однако все же имел частичку вкуса сыростью, пропитанной мокрой листвой и влагой засохшей коры.

— Плохой день? — послышался сзади голоса Верочки, что быстро настигла Оксану, когда она, кусая краешек губы и сжимая пальцы в кулаки от обиды, направлялась ускоренным шагом по коридору

— Просто еще одна ебанутая мамаша — нецензурно выражаясь, выплеснула Оксана всю ту душевную обиду, что ей причинили — Блядь и как только можно быть такой ебанутой

— Она же мать и ты как никто другой должна просто её понять

Уверяла Верочка, поравнявшись с Оксаной, обвила одной рукой её талию, прижимая к себе, так чтобы она могла почувствовать этот приятный запах ванили, что исходил от тела блондинки.

— И кстати не хочешь мне объяснить, что эта за сцена безразличия была сегодня утром?

— Тут нечего объяснять? — возразила Оксана, с ловкостью покидая приятное объятие рук Верочки, отошла от неё, специально вильнув упругой красотой бёдер — Ты что вдруг нас тут кто-то может увидеть — смутилась она после пережито сцены с Самойловой

— Раньше тебя это абсолютно не беспокоило

Выказывая обиду, тихим тоном голоса, выразила Верочка свои чувства, остановилась посреди больничного коридора, как раз в том месте, куда падала тень покрытого желтизной листьев, растущего за окном тополя.

— Так что же произошло сейчас? — требовательно, демонстрируя глубокие ранимые чувства, спросила Верочка

«Блядь ну как бы тебе ответить, просто мне блядь охуенно стыдно за то, как слабо я себя показала в сексе», выказывая румянец на щечках, размышляла Оксана, остановившись, посмотрела в глаза растрогавшейся белокурой девушки.

— Пойдём, может, выпьем чашечку кофе

Предложила Оксана, скривив губы в застенчивой улыбке, встала под светом восходящего над Москвой солнца, что неистовством лучей проникало в коридор, через большие стёкла пластиковых окон.

— Поверь, мне сейчас это лишнем не будет — ухмыльнулась Оксана, подошла к белокурой девушке, переливаясь в оттенках тени и света, чарую взгляд своей Верочки милыми ямочками на скулах

— Если ты только мне расскажешь — выразила согласие Верочка красивой лучезарной улыбкой, когда Оксана к ней подошла — Что, черт возьми, было сегодня утром и с какой это стати ты теперь холодна как лёд

— Просто я переменчива — ответила Оксана, улыбаясь при этом шикарной улыбкой

— Пойдём уже переменчивая ты моя — рассмеялась Верочка, посчитав выражение мимике лица Оксаны забавным — Надеюсь, Юлия Константиновна не обратит сильно большое внимание на моё отсутствие

— Всё забываю спросить — говорила Оксана, держась с девушкой за руку направляясь по больничному коридору — Кем ты теперь работаешь, ведь насколько я понимаю, у тебя график должен был быть суточный

— Ну, просто должен же кто-нибудь бегать на побегушках, у Юлии Константиновны — с милой улыбкой на губах ответила Верочка, посмотрев с чувством выразительного искушения на Оксану

— Хм…. почему я королева своего отдела — нахмурила губки Оксана, наступая на ступеньки лестницы, к которой только что подошла — А до сих пор прислуживаю Серову

— Твоё назначение это всего лишь формальность — рассмеялась Верочка — Никто тебя всерьёз воспринимать не будет

— Почему ты так считаешь? — удивилась Оксана, возмутившись, услышав знакомые слова из уст Верочки — И с чего это ты стала говорить как Серов?

— Так говорит вся больница

Мило улыбнувшись, пожала плечами Верочка, продолжаясь спускаться с Оксаной держась за руку по ступенькам, вела кончиками пальцами другой руки по перилам.

— И не только твой Серов — возразила Верочка — Я тоже так считаю

— Ты так считаешь?! — дернула резко Оксана девушку назад, с такой силой, чувствуя обиду и предательство после таких слов — Значит вот как она твоя благодарность, на чувства что я тебе выказываю?

— Ой, Оксанка перестань — рассмеялась Верочка, чуть не упав со ступенек, удержавшись за руку Оксаны — Взяла откуда-то моду считать себя главой высочайшего отделения диагностики

— Я королева — выказывая манию величия, заявила Оксана, поднимая подбородок к верху, отпуская руку Верочки, спокойно прошла мимо неё, выказывая обиду ранимых чувств

— Пойдём уже королева ты моя — рассмеялась тихой шепотной речью под ухо Оксане, выразила Верочка своё мнение, бросив косой недовольный взгляд на поднимающихся по лестнице двух медсестёр — Только недолго кофе попьём

— А долго я и не собираюсь

Заявила Оксана, спустившись со ступенек лестницы, вдыхая глубоко пропитанный стойкий запах ванили, что предвкушал искушению сексуальной страсти, который завораживал тонкостью сладостью порочного вкуса. Гордо вырисовывая изящный изгиб формы бёдер, Оксана, стукая каблуками по мраморной плитке в фойе, прошла подобающей важности королеве мимо постелей больницы. Выказывая перед Верочкой пикантную форму сочного тела, Оксана, красиво переливаясь в оттенках лучей утреннего солнца, забавляясь тому выражению, что выказывало желание на лице, с которым она на неё смотрит.

***

Запахи кондитерских изделий в кафетерии, словно палитра изысканных вкусов, чудесно гармонировала с разными оттенками свежеприготовленного кофе. Скопление пациентов и медицинского персонала в одном месте просто переполняло его в очереди за кассой. Столики были расположены в два ряда, создавая нормальное расстояние между ними. Вертикальные жалюзи на окнах были чуть задвинуты, преграждая палящим утренним лучам восходящего над городом солнца проникать в это светлое заведение.

Пленительной страстью карамели пахло кофе, что Оксана держала в пластиковом стаканчике, дурманил оттенком необычайно сладкого вкуса. Положив ногу на ногу, сидя повернувшись набок, Оксана отпила глоток сладкого горячего бодрящего напитка. Отражая в лазурных голубых глазах, сияющие отблески проникающей лучей солнца в помещение, Оксана смачно облизнула сладкие губы, которые покрыты тонким слоем карамели.

— Та как продвигается у тебя по делу моей дочери? — поинтересовалась Оксана, чувствуя во рту сладкое послевкусие осадка карамельного вкуса кофе

— Неожиданно? — удивилась Верочка такому вопросу, выражая восторг шикарной формы улыбки мандариновых губок — И что же подвигло тебя задать мне такой вопрос?

— В тот день, когда ты меня нашла там, в машине полицейских

Рассказывала Оксана, внимательно продолжая смотреть в глаза своей белокурой собеседнице, поставив стакан с кофе на поверхность стола

— Ты обещала мне тогда — чувствуя нервную напряженность в разговоре, продолжила рассуждать Оксана, поворачивая стаканчик, который стоял на столе, кончиками пальцев — Что ты через своих знакомых людей, поможешь мне вернуть Аришку

— Ты, правда, хочешь знать?! — наклонившись к Оксане, тихим настораживающим голосом спросила Верочка, поставив стаканчик с кофе рядом с собой на стол

— Ну, хотелось бы узнать — заверила Оксана, продолжая чувствовать настораживающую обеспокоенность по выражению лица Верочки, как оно быстро приобрело серьезность

— Хорошо, тогда слушай — глубоко вздохнула Верочка, хватая воздух ртом — Мне удалось узнать куда улетели твоя как их звали…..

— Радионова — сразу же ответила Оксана, чувствуя необъяснимую для себя тревогу

— Ну так вот — делая как будто специально паузу, словно не хотела говорить Верочка — В тот день когда всё это случилось……

— Когда они бросили меня там возле подъезда — пояснила Оксана, перебивая свою собеседницу не давая ей договорить

— Ты можешь не перебивать?!! — упрекнула Верочка, весьма сердито посмотрев на Оксану

— А… ну да прости — смутилась Оксана, ловко выбирая тактику застенчивости, выказывая румянец на щечках — Продолжай, пожалуйста, мне было бы интересно узнать, как продвигается твоё расследование

— Да собственно уже никак — выразила Верочка прекрасной улыбкой, чувствуя какую-то неловкость, ерзала попкой на стуле — Сразу в этот же день семья Радионовых покинули территорию России и улетели в штаты

— Как в штаты? — была шокирована таким ответом Оксана — Как так быстро они смогли покинуть Россию и улететь в Америку

— Наверняка это было спланировано — предположила Верочка, поднося стаканчик с кофе к губам

— И я даже знаю кем — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, ощущая внутри себя неконтролируемый порыв ярости

— Ты кого-то подозреваешь? — состроив хитрой формы улыбки, поинтересовалась Верочка, смачно языком облизывая губы

— Мою мать — прошипела Оксана, едва чуть не сдавив стаканчик с кофе из-за сильного эмоционального всплеска — Только она могла за моей спиной провернуть такое, прикрываясь тем, что это якобы мне во благо

— А ты как считаешь? — проявляя интерес, спросила Верочка, посмотрев удивленным выразительным взглядом куда-то за спину Оксаны, где находился вход в кафетерий

— Я считаю, что она действовала ради своей выгоды — ответила Оксана, чувствуя, как её разум терзает ненависть, что охватывает всё её сознание — Моя мать специально забрала у меня мою дочь вот таким вот подлым образом

— Ну, здравствуй еще раз душа моя Оксана

Услышала Оксана знакомый до боли голос Самойловой, обернувшись, заметила проходящую эту темноволосую женщину между рядами столиков. Подобно царице древнего Египта, женщина в синем платье с гордо поднятой головой подошла к столику, за которым сидела Оксана с Верочкой, встав у спинки свободного стула.

— Можно к вам присесть? — спросила вежливо разрешения Самойлова

«И по какой же блядь причине занесло сюда эту суку, ненавижу её», подумала про себя Оксана, нервно начиная, покусывая краешек губы.

— В кафетерии полно свободных мест — возразила Оксана, чувствуя, как её раздирало ярость и дикая неприязнь к этой женщине, повела, выказывая недовольство губками

— Садитесь, пожалуйста — любезно улыбаясь, предложила Верочка, вставая со стула, на котором сидела, расправляя на бёдрах белый короткий халатик — Я всё равно уже собиралась уходить

— Интересно, что здесь делает медсестра из родильного отделения? — выказывая подлость собственной натуры, спросила Самойлова, посмотрев то на Оксану то на Верочку, присаживаясь на свободный стул — Вы ведь кажется, вообще работаете в разной сфере медицины, так что же объединяет вместе двух красивых блондинок?

— Не ваше дело — прошипела Оксана, ударив ладошкой по столу — Ай…. — взвизгнула она, ощущая острую жгучую боль поверхности ладони

— Тише-тише милая — уверяла Самойлова, схватившись тут же за кисть больной руки Оксаны, достаточно подлым взглядом посмотрела на неё — Тебе ведь сына моего еще лечить

— Да как вы смеете? — подобию королевской кобры надулась Оксана от злости на женщину, что держала её за руку

— Дорогуша — стервозным тоном голоса, обратилась Самойлова к Верочке, игнорируя замечание со стороны Оксаны, продолжая держать её за руку — Ты не оставишь меня на несколько минут с лечащим врачом моего сына

— Оксана всё нормально? — выражая заботу и волнение, спросила Верочка, выказывая страх и опаску в глазах

«Блядь эта сука Самойлова назло мне, позорит меня перед Верой, пиздец, как я теперь буду ей в глаза после такого смотреть», склонив сгорающий от стыда взгляд, подумала про себя Оксана.

— Да оставь нас — демонстрируя обиду, прошипела Оксана, едва сдерживая шквал влаги, что окружал её глаза

— Я сегодня останусь на смене на дежурстве, Юлия Константиновна попросила подменить одну сотрудницу — пояснила глядя в глаза Верочка — Поэтому домой пойдёшь, не дожидаясь меня

— М…. какая жалость — сморщила недовольно губки Самойлова, играя на чувствах Оксаны, выражая этим отрицательную черту собственного характера — Наша девочка будет спать одна в холодной постельке и некому будет её согреть

— Блядь да заткнитесь вы — вскрикнула на неё Оксана, чем смутив проходящих рядом двух девушек, одна из которых чуть не выронила разнос из рук — Что вам нужно от меня?

— Собственно я пришла посочувствовать?

Пояснила Самойлова, отпуская руку Оксаны, когда она с жалким взглядом, на влагой слёз пропитанных глазах, смотрела вслед убегающей быстро в спешке Верочке из кафетерия

— Серов мне всё рассказал — добавила потом Самойлова, взяв в руки стаканчик недопитого кофе, с которого пила Верочка — Рассказал мне про твою дочь

— Вам то, какое дело — нахмурила отчаянно губы Оксана, отворачивая, взгляд от этой женщины

— Теперь я понимаю вашу боль — переменилась, словно как по заказу Самойлова переходя на более нежный тон голоса — Вашу утрату, когда сама боюсь за жизнь собственного ребёнка

— Вы ничего не понимает — возразила Оксана, посчитав бредом слова этой женщины

— Я попросила заведующего, чтобы именно Серов провел эту процедуру — уверяла женщина, поднимая взгляд, наполненный материнской горечи и боли, говорила Самойлова

— Раз так — поджав от обиды губу, встала Оксана со стула, на котором сидела — Тогда пусть Серов всем сам занимается

— Я сюда пришла не просто так — не согласилась с этим утверждением Самойлова, схватившись снова за кисть руки Оксаны, вынуждая её обернуться к себе — Они считают вас гением, все даже заведующий, хоть он вас и недолюбливает, но он видит в вас надежду на спасение моего сына

— Руку отпустите — совершенно не слушая эту женщину, требовательно обратилась Оксана с угрозой и неприязнью посмотрела на неё — Я сказала, руку отпустите

— Я просто хочу сказать — уверяла Самойлова, медленно отпуская руку Оксаны — Что мне очень жаль, как я повела себя по отношению к вам, если хотите я могу задействовать все связи чтобы помочь вам вернуть вашу дочь, хоть я и сама понимаю насколько всё глупо

«Принять помощь от этой суки, тьфу….. блядь, да нет ни за что», подумала про себя Оксана, посмотрев в жалкое выражение лица темноволосой женщины, стоя за спинкой стула, на котором она сидела.

— И что это интересно на вас нашло — повела недовольно губами Оксана, прикусывая их краешек чувствуя волнение и обеспокоенность при разговоре с этой женщиной — Еще несколько минут назад вы не переваривали меня, а теперь хотите мне помочь, после того как публично унизив меня перед подругой

— Я вас не унижала — возразила Самойлова — Я просто хочу тебе помочь, просто как мать, я тебя понимаю, всю ту боль что ты сейчас испытываешь

— Эта боль

Не согласившись с утверждением Самойловы, посчитав их банальными, Оксана повернулась к ней спиной, ощущая как она не могла сдержать поток наворачивающихся на глазах, слёз.

— Не ваша забота и не лезьте не в своё дело!!! — быстро направилась Оксана к выходу из кафетерия

— Оксана — послушай, вставая быстро со стула Самойлова — Да подожди ты

Повысив голос, обратилась Анна Владимировна, когда Оксана, проходя между рядами столиков больничного кафетерия, прошла мимо кассы.

— Я хочу помочь тебе — уверяла Самойлова, следуя за Оксаной

— Оксана Владимировна

Удивился Роман, когда Оксана в спешке подошла к выходу, стукая каблучками черных туфель кафельной плитке, цвета кофе с молоком, чуть не сбила с ног парня, стремясь покинуть заведение.

— Что с вами?! — удивился он, когда Оксана, касаясь его плеча, пулей вышла из кафетерия

— Оксана Владимировна?! — состроив весь удивительный взгляд, выразила шок Мария, отступая быстро к подоконнику пластикового окна, пропуская Оксану выйти из кафетерия

— Да блядь что?!

Рявкнула Оксана, когда дверь кафетерия медленно за её спиной тут же закрылась чем напугала своих коллег и подвергла в ужас проходящих мимо по коридору медсестёр.

— Кто сказал Самойловой что я буду в кафетерии?!

Обратилась Оксана, выказывая возмущение к коллегам с которым работала, не придавая значение шепотной критикующей речи проходящих за её спиной медсестёр.

— Я не общаюсь не с родственниками пациентов — пояснила Оксана, встав между Романом и Марией у пластикового окна в коридоре — Ни с самими пациентами без особо повода

— Да что произошло? — словно не понимая в чем дело, спросила Мария продолжая смотреть с интригующим взглядом на Оксану

— А то… — прошипела Оксана, обращая внимание на открывшуюся дверь кафетерия, на входе которой стояла Самойлова — Чего вам от меня нужно? — продолжая выказывать недовольство, обратилась она к женщине в синем платье, что стояла на входе

— Мне нужно чтобы ты занималась лечением моего сына — суровым голосом заявила Самойлова

— Я и так им занимаюсь — возразила Оксана, разговаривая с этой женщиной на повышенных тонах, чувствуя к ней неприязнь — Зачем вы пришли в кафетерий и сели именно за наш с подругой столик? — спросила она таким же громким голосом

— Мой сын лежит там, в реанимации — подошла Самойлова к Оксане с угрозой на лице, выражая вдруг уже тягость материнской боли — Пока ты занимаешься непонятно чем сидишь с девками в кафешках и это гениальный врач тот о котором рассказывал Серов

— У меня связаны руки! — убедительно ответила Оксана, отошла на шаг, оставаясь стоять между своих коллег — По-моему, вы же хотели, чтобы вашим сыном занимался Серов, вот он и занимается

— Анна Владимировна — вмешалась в разговор Мария — Валерий Валентинович занимается вашим сыном, но по указу Оксаны Владимировны она пока еще руководитель этого отделения

— Так я хочу чтобы и ваш руководитель занимался лично — подошла она почти вплотную к Оксане коснулась кончиком коготка указательного пальца её плеча — Чтобы ты, раз ты такое светило, занялась уже тем, чем от тебя требуется

— Обычно мне это говорит заведующей больницей

Выказывая застенчивость, отклонилась чуть назад, демонстрируя стеснительность, Оксана отклонилась чуть назад, опираясь бёдрами на подоконник пластикового окна.

— Но уж никак матери тех пациентов, лечением которых — Оксана почти вжалась бёдрами в подоконник окна, рядом с которым она стояла, когда Самойлова перекрывала ей путь

«Блядь да что в конце-концов этой суке от меня нужно, что она мне именно жизни то не даёт, никогда еще с такими не сталкивалась», подумала Оксана, стоя перед Самойловой с напряжением и чувством эмоционального стресса посмотрела в горечи страданий пропитанные глаза.

— Прочти хоть карту нормально — требовательно попросила женщина в синем платье, отходя на шаг от Оксаны, давая ей возможность пройти

— Зачем?! — ухмыльнулась Оксана, проходя мимо Самойловой — Я и так всё знаю по результатам обследования проведенными моими коллегами

— Ты слишком самоуверенная — возмутилась Анна Владимировна

— Уж…. такая — обернулась Оксана, встав посреди коридора, положив руку на выставленное бедро, посмотрела выражая чудесные ямочки на щечках на женщину в синем платье, что надоела ей своей критикой — И вам придётся с этим смериться

— Я бы очень хотела, чтобы моим сыном занимался лично Серов — повторила в который раз, своё требование Самойлова

«Тупая курица так и не поняла, что своих пациентов я лечу под своим личным контролем, почему до неё так туго доходит», размышляла Оксана, продолжая смотреть в отчаявшийся взгляд Самойловой.

— Продолжайте наблюдать за ребёнком — распорядилась Оксана, обращаясь к своим коллегам, ЭКГ и Фонографию повторить — Как состояние лейкоцитов, после нашего прейдёт в норму, дайте мне знать — отдавая указания пояснила она, звонко стукая по коридору каблуками черных туфель

— Хорошо Оксана Владимировна — ответила Мария, после чего подошла к закрытой двери кафетерия

Направляясь по больничному коридору, переливаясь в оттенках лучей солнечного света, Оксана чувствовала играющую в ней боль раздражения. Эмоции кипели бурной страсти, неутолимое желание терзало сознание Оксаны, от которого она хотела избавиться, чтобы снять с себя всю накопленную тягость эмоционального напряжения.

***

Закат переливался красными лучами солнца проникающего через пластиковое окно смотрового родильного зала, когда солнце постепенно заходило за горизонт, скрываясь за небоскрёбами Москвы. Бурная жизнь этого города только набирала обороты по мере наступления темноты, огни этого мегаполиса становились ярче. Тысячи машин озаряли магистральный поток своими огнями, постоянно создавая на нём плотный поток света. С окна больницы было отчетливо видно, как за покрытой желтизной зоной отдыха, как массово протекала жизнь ночного города, под светом бликом фар проезжающих машин, отражением яркости экранов сотовых телефонов, рекламных вывесок и светом фонарных столбов.

Расположившись на подоконнике, положив ногу на ногу, Оксана протянула ноги, опираясь спиной на пластиковый каркас окна. Раскрыв медицинскую карту, Оксана, совершенно не придавая значения вошедшей беременной девушке в кабинет, перелистнула страницу карту сына Самойловой. Светловолосая, русая девушка, на поздних сроках беременности переступила порог открытой двери, её хрупкое тело, было скрыто под белой ночной сорочкой, что подобно парусу на мачте корабля колебалась на ней, скрывая формы тела. Верочка стояла в белом коротком халатике, её волосы были скрыты под белым высоким колпаком, нижняя половина лица, была спрятана под марлевой стерильной повязкой, а на руках были медицинские перчатки.

— А…. Лоскутова Валерия Валентиновна проходите — заметила Верочка, как порог открытой двери перешагнула белокурая девушка — Пожалуйста

— Простите за любопытства, а кто с вами в кабинете? — поинтересовалась беременная девушка, сначала не разглядев лица Оксаны

— Совершенно посторонний человек — ответила Оксана, скрываясь за листками страницами, медицинской карты — Не обращайте на меня внимание

— Ваш голос — удивилась блондинка, закрывая за собой дверь — Я где-то его уже слышала и могу честно сказать, где-то мы с вами могли видеться

— Естественно я ведь работаю в больнице — ухмыльнулась Оксана, чуть отодвинула карту, с улыбкой алых губ на лице, посмотрела на беременную пациентку — Я разговариваю с сотнями пациентов, как я могу всех вас запомнить

— Но ваше лицо — прошла любопытная блондинка мимо гинекологического кресла, рядом с которым стояла Верочка — Вы мне кажетесь знакомой

— Лоскутова пройдите, пожалуйста, к креслу для осмотра — возразила Верочка, весьма строгим недовольным взглядом посмотрела на Оксану — Вот что я тебе говорила Оксанка, ты будешь только отвлекать моих пациенток

— Вы Оксана Владимировна точно, вы ведь Орлова?! — вскрикнула от радости беременная блондинка, прижав кончики пальцев обеих ладоней своим губами — Вы лечили мою сестру в прошлом году, вы т а кто поставила ей диагноз, когда другие его абсолютно его опровергали

«Блядь и как она такое запомнила, у меня ведь совершенно из головы всё выпало», подумала про себя Оксана, выказывая яркий румянец на щечках.

— Возможно — ответила Оксана тихим голосом, хватая воздух ртом, смутилась от того как критикующим взглядом на неё смотрит Верочка — Я ведь не помню всех пациентов, которыми занималась

— Конечно, вылечила и забыла — с усмешкой в голосе, выразила своё мнение Верочка — Лоскутова давайте в кресло я долго вас ждать буду?

— А…. простите — явно чувствовала себя неуютно, поинтересовалась белокурая девушка, посмотрев взглядом, который не мог ничего решить на Оксану — А что Оксана Владимировна не собирается выходить?

— Я тоже пришла к ней на осмотр — съязвила Оксана, улыбаясь коварной шикарной улыбкой, свесила ноги с подоконника — Но беременные в первую очередь

— Да тебя бы я посмотрела — рассмеялась Верочка — Но мне сначала нужно заняться девушками, которым скора рожать

— Оксана Владимировна спасла жизнь моей сестре — возразила блондинка, согнув руку в локоть, выказывая несогласие с мнение Верочки — Я пропущу её к осмотру первой

«Вот это я допизделась», подумала про себя Оксана, посмотрев с опаской в возмущенный взгляд Верочки, сразу же отвернула свой взгляд в сторону окна.

— Ну вот Оксанка! — выказывая недовольство, ответила Верочка — И что мне теперь делать мне нужно посмотреть девушку на предмет отслойки плаценты и эклампсии

— Да у меня даже схватки еще не начались — демонстрируя непокорство, продолжала упорствовать белокурая беременная девушка — Пожалуйста, проведите осмотр Оксане Владимировне

— Откуда такой интерес? — удивилась Оксана, продолжая сгорать от стыда, смотрела в окно — И причем именно ко мне?!

— Меня бросил парень — опустив голову, перешла в откровенности блондинка — Как только узнал, что я беременна

— И что?!

Не принимая во внимание, страдая этой девушки с ухмылкой, спросила Оксана, продолжая сидеть на подоконнике, нервно царапая его пластик, коготками, пальцев обеих рук.

— Обычно это считается нормальным явлением — заверила Оксана, тут же вновь отвернула свой, лазурный, голубой как топазный камень, взгляд в сторону окна

— Оксанка?! — прошипела Верочка — Так Лоскутова быстро в кресло или я сообщу заведующей о том, что вы не желаете пройти осмотр

— Ну и сообщайте……

«Блядь это всё из-за моего грязного языка», размышляла Оксана, чувствуя за собой вину за девушку, что устроила скандал в смотровом кабинете.

— Нет! — возразила Оксана, сползая с подоконника — Уверяю вас, она проведет свой осмотр, но только сначала вы садитесь и пусть вас посмотрит врач

— Но тогда я не буду знать….

«Она хочет посмотреть на меня, когда я буду голой, но зачем смысл, не понимаю, но уж нет такого удовольствия, я ей не доставлю», подумала про себя Оксана, была весьма удивлена желание беременной девицы.

— Да вам какое дело Лоскутова — возразила Верочка, не давая девушке договорить

— Хорошо подождите тогда в палате — заявила Оксана, направляясь по белой кафельной плитке, прошла по смотровому кабинету, подошла к гинекологическому креслу

— Вы стесняетесь меня? — продолжая выказывать удивление, спросила беременная девушка

— Но не буду же я делать это при вас — ответила Оксана, встав напротив Верочки, в тот момент, когда она всем своим видом выдавала, что терпение было у неё на исходе

— Раздевайся! — прошипела чуть не скрепя зубами Верочка

— Что прости?! — удивилась Оксана, совершенно не ожидая такого требования и взгляда со стороны Верочки, что внушал в себе страх — Ты это кому сейчас сказала?

— Только не надо претворяться Оксанка — говорила со злобой в голосе Верочка — Мне нужно осмотреть пациентку, а она хочет, чтобы я сначала осмотрела тебя

— Ну, так пусть она выйдет! — заявила Оксана, чувствуя эмоциональный стресс, что терзал её

— Нет, она останется — возразила Верочка, подмигнула скрытно Оксане — Она же так хочет посмотреть на тебя голой

«Нет, я никакая-то там дешевая шлюха и с этим нужно что-то делать и прямо сейчас», подумала про себя Оксана, оказавшись в замешательстве.

— Ой, кажется, я забыла проведать своего пациента — прошла Оксана быстро мимо обеих девушек, направляясь ускоренным шагом к выходу — Мне нужно назначить ему новую терапию…..

— Ты же никогда не проведаешь своих пациентов? — удивилась Верочка, продолжая стоять и смотреть на Оксану, словно ничего не понимания

— Это особый случай — ухмыльнулась Оксана, когда подошла к закрытой двери кабинета — Без моего вмешательства эти идиоты, просто угробят ребёнка?

— Да и скажи этой чокнутой мамаше своего пациента — выказывая недовольства, говорила Верочка, с удивлением наблюдая, как Оксана открыла дверь — Чтобы вела себя более, сдержаннее

— Не поверишь, я ей тоже самое говорю — уверяла Оксана, обнимая руками открытую дверь прижалась к ней, согнув одно ногу символическим упругим изгибом бёдер — Между прочим я буду рада если ты ко мне зайдёшь на чашечку кофе, надо кое-что обсудить

— Как-то закончу осмотр своих пациенток — заверила Верочка, кивнув головой своей настойчивой пациентке, чтобы она садилась в кресло для осмотра

— Оксана Владимировна — удивилась, увидев Оксану в обнимку с открытой дверью, обратилась Мария, когда она проходила по больничному коридору, держала в руках красную карту — Это же родильное отделение, что вы тут делаете?

«Пиздец, ну никуда от вас не скрыться», подумала про себя Оксана, смутившись взгляда Верочки и удивлённого выразительного взгляда блондинки коллеги, что была в замешательстве.

— Зашла проведать свою подругу — ухмыльнулась Оксана, смутившись, выказывая румянец застенчивости на щечках, тут же закрыла за собой дверь

— В общих чертах — посмотрела весьма странно Мария на Оксану — Мальчишку беспокоят головные боли, так же появились «носовые кровотечения», и кашель с кровью так и не проходит

— Еще что-нибудь есть? — проявила интерес, спросила Оксана, желая продолжить разговор, направляясь по родильному отделению, чувствуя неловкость перед коллегой — Что например, показал результат УЗИ

— Предположительно — рассуждала Мария, открывая красную папку что держала в руке, когда проходила мимо навстречу идущей беременной девушке — У мальчика наблюдается смещение расположение аорты смещение аорты от её нормального положения

— Тетрада Фалло? — предположила свою версию Оксана — Осторожно — дернула она Марию за руку, так чтобы читающая девушка, что шла с ней рядом раскрыв карту пациента не столкнулась с беременной

— Ой, господи! — испугалась Мария, как только Оксана дернула за рукав надетого на ней халата

— Да не за что — улыбаясь коварной улыбкой, ответила Оксана

— Простите, пожалуйста — почувствовала себя неловко беременная шатенка

«Блядь неужели у беременных тоже меняется бдительность и концентрация внимания», подумала про себя Оксана, посмотрев с удивлением на беременную девушку, рядом с которой прошла.

— Так на чем я остановилась? — отвлеклась Мария, обращаясь к Оксане, наклонившись, подбирая с пола анализы и упавший снимок рентгенограммы

— Значит предположительно, оба желудочка качают кровь в аорту — смогла догадаться Оксана, предполагая в голове, расположение аорта-всадник — Что сочетается с Тетрада Фалло или с Атрезией трёхстворчатого клапана

— Нет сужения устья аорты — возразила Мария, собирая всё в красную папку, проследовала следом за Оксаной — Полагаю, будет точно известно после завтрашней процедуры

«М…. как же мне хочется увидеться с Верой в кабинете, но для начала я должна разогнать всех своих дармоедов по домам», мечтала Оксана о порочном сексуальном искушении.

— Полагаю, тебе следует отправиться домой — распорядилась Оксана, встав у закрытых двустворчатых дверей, входа в родильное отделение

— Думаю, вы правы — согласилась с этим утверждением Мария, проходя через открытую дверь, когда Оксана держала её, взявшись за пластиковую ручку — Мне действительно стоит немного отдохнуть

— Я сама прослежу за ребёнком — уверяла Оксана, заходя следом в больничный коридор — Тем более, моя очередь

— В таком случае — ответила Мария обернувшись, протянула Оксане красную папку — Я пойду переодеваться

— Отлично — держа в руках красную папку, повернулась Оксана туда, откуда пришла

Взявшись за ручку пластиковую ручку двери, Оксана вновь открыла её, переступая высокий порог, вошла повторно в родильное отделение. Стукая каблуками черных туфель по поверхности линолеума цвета кофе с молоком, Оксана быстро направлялась, по коридору входя в зону, где был медсестры.

Несколько беременных женщин, сидели в креслах позади поста медсестры, ёрзая пальцами в сотовых телефонах, девушки положив ногу на ногу, весело общались между собой. Медсестра, быстро стуча пальцами по клавиатуре, под светом ночного светильника. Свет в отделение был чуть притушен, ослабленная его яркость предвкушала Оксане романтический настрой.

— Ну на конец-то — ухмыльнулась Оксана открывая дверь смотрового кабинета с которого она не так давно вышла — Вера ты тут?

— Оксанка — удивилась Верочка, заканчивая осмотр беременной девушки, что сидела в гинекологическом кресле — Проходи, пожалуйста, мы уже закончили

«Блядь сейчас опять эта белокурая дрянь ко мне пристанет, надо было чуть подождать в коридоре, так может всё обойдётся», размышляла Оксана, сгибая ногу в колено эластичным изгибом сексуальных бёдер, вошла в кабинет, стукнув каблуками по белой кафельной плитке, закрыла тут же за собой дверь.

— Оксана Владимировна вы вернулись

Сомкнула ноги вместе белокурая девушка, опуская их вниз, хищной страстью блондинка, оставаясь сидеть в кресле, выразительным взглядом смотрела на Оксану.

— Я думаю после того как Вероника меня осмотрела — предположила беременная блондинка, сползая с кресла — Ваша теперь очередь пройти осмотр

— Я думаю — упрекнула ласково Верочка — Что Оксана Владимировна сама решит, что и как делать

«Если я сейчас откажусь, то покажу свою слабость», подумала про себя Оксана, размышляя над предложением белокурой девицы.

— Вера — направляясь по смотровому кабинету, Оксана стукала каблуками черных туфель по белой кафельной плитке пола — Послушай давай сходим куда-нибудь попьём кофе — подошла она к Верочке, выражая естественные пикантные формы тела, делая это весьма искусно

— Да ты с ума сошла! — возразила Верочка, взявшись за запястье рук Оксаны, оттолкнула её от себя, не давая себя обнять — У меня еще десяток другой пациентов, которых нужно подготовить к родам, а через два часа еще нужно принимать роды у другой

— Ну же — прильнув снов к Верочке, убедительной лаской голоса, шептала Оксана под ухо упоительной речью соблазна, выказывая желание — Я ведь надолго не задержу мы немного пошалим и ты вернёшься к своим обязанностям

— Оксанка отстань — возразила Верочка, с возмущенным взглядом посмотрев на Оксану

— Ну же я много не прошу — проявляя настойчивость, продолжала шептать Оксана под ухо Верочке, стоя рядом с ней

— Отстань от меня — с небывалой ненавистью Верочка оттолкнула Оксану — Как ты можешь думать о себе, что за эгоизм Оксанка!!!

— Так вот значит так?! — выказывая жалость влагой скопившихся слёз на лазурных, топазного цвета глаз, заплаканным голосом ответила Оксана, посчитав себя отторгнутой

— Вера — дверь за спиной у Оксаны медленно открылась, на пороге стояла медсестра шатенка, в коротком белом халатике — Там, у Кузнецовой кажется, роды начинаются, ты могла бы подойти в родильный зал

— Да-да конечно — согласилась Верочка, спокойно прошла мимо Оксаны, не придавая значения её ранимым чувствам

— Ну и катись — прошипела Оксана, обернувшись с чувством ярости, говорила Верочке в спину, когда белокурая девушка акушер подошла к закрытой двери — Вали давай я и без тебя как-нибудь справлюсь — прокричала она, оставаясь в смотровом кабинете, когда дверь плавно закрылась

«Сука блядь ненормальная, она еще ко мне на коленях приползёт», подумала про себя Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, не могла сдержать слёзы, вытекающие с глаз, отвернулась, отошла в сторону окна, на подоконнике которого лежала раскрытая медицинская карта.

— Простите Оксана Владимировна

Обратилась белокурая пациентка, которую Верочка обследовала в смотровом кабинете, медленно направляясь к окну рядом с которым со слезами на глазах, стояла Оксана.

— Я понимаю это не моё дело — продолжила говорить беременная блондинка весьма успокаивающим тоном голоса — Но похоже ваша подруга не знает что теряет

— Эта дрянь еще ко мне приползёт

Грязно выразилась Оксана, процарапала коготками по пластиковому подоконнику, продолжая смотреть в окно, за стеклом которого над мегаполисом стали скапливаться смуглые серые тучи, завывать ветер, срывая желтые листья в парке.

— Я заставлю её встать передо мной на колени

Продолжила выражать ненависть, говорила Оксана, сжимая пальцы в кулак, оставаясь стоять возле окна, когда за её спиной стояла беременная блондинка.

— Я заставлю её страдать — изливала Оксана из себя эмоции полной горечи отчаяния

— Она просто не понимает что теряет — заверила блондинка подошла к Оксане со спины — Находясь рядом с вами, любой может потерять голову, только….

— Что за бред…. — возразила Оксана, посчитав слова девушки бессмысленными

— Вы Оксана Владимировна — начиная вдруг внезапно говорить комплименты, встала блондинка рядом с Оксаной — Гордая и сильная девушка

— Хм…. интересно — ухмыльнулась Оксана, посчитав приятным, комплименты беременной девушки в свой адрес

— Вы профессиональный врач — продолжила говорить белокурая девушка, оставаясь стоять рядом с Оксаной — Это она должна стоять у вас на коленях и умолять вас простить её

— Да брось — ухмыльнулась Оксана, почувствовав прикосновение теплой и нежно й руки девушки к кончику своих пальцев левой руки — Я же пошутила

— Я по крайней мере вижу вас такой — воодушевлённо произнесла беременная девица, улыбнувшись тёплой приятной улыбкой Оксане — И я не буду вам врать

— М…. это очень приятно, спасибо — повела любезно алыми губками Оксана, посмотрев в выразительные голубые глаза беременной рядом стоящей девушке — Мне еще никто такого не говорил, я прям и не знаю, что и сказать

— Не надо ничего говорить — возразила белокурая девушка, продолжая искушать Оксану завораживающим моментом взгляда — Давайте просто постоим вместе, вы ведь не будите против присутствия беременной девушки

«Блядь да она же беременная, что я делаю, а с другой стороны мне было приятно так отомстить этой суке Вере», подумала про себя Оксана, продолжая любезно улыбаться, поддавшись в такой момент отчаяния чарам обольщения беременной блондинки.

— Я?!! — удивилась Оксана, не имея возможно разумом отказать этой девушке, испытывая сильную неконтролируемую тягу

— Да меня очень важно ваше мнение Оксана Владимировна — говорила беременная блондинка рядом с губами Оксана, положив теплые приятные руки на её запястье — И всё что вы скажите я приму это как закон

— Мне нравится, как ты говоришь — ощутила Оксана жар приятного дыхания с губ блондинки, стоя с ней рядом — Если ты не будешь против……

Не давая Оксане договорить, девушка, наглым образом обвила её лицо, приятной нежностью рук, тут же соединившись в единой сказочной прелести поцелуя. Наглым образом белокурая львица проникла в рот Оксане своим языком, начиная жадно облизывать его поверхность скользкой приятной нежностью языка. Беременная девица словно боялась прикоснуться к телу Оксаны, зато рьяно демонстрировала свою власть у неё во рту. Словно ненасытная сгорающая по сексу львица, никак не хотела покидать объятие рук Оксаны, жадно облизывая ей алые губы.

— М…. так приятно — восхитилась Оксана, потеряв голову, держала руки на животе беременной девушки — Никогда еще не изменяла, а так хочется это сделать

— Так что же вам тогда мешает? — поинтересовалась блондинка, искушая Оксану прелестью невинного взгляда, обвила приятной нежностью рук её шикарные бёдра

— Я не могу так поступить — возразила Оксана, не желая покидать объятия приятных рук беременной девушки

— Почему? — лаской приятного голоса спросила блондинка, легким касанием дотронулась до губ Оксаны, продолжая ласкать пальцами её упругие бёдра

— Ты беременна — пояснила Оксана, поддавшись обольщению этой девушки и сгорая неутолимой жаждой отомстить Верочке за причиненную обиду

— И что с этого? — дотрагиваясь пальцами до верхних пуговиц блузки Оксаны, поинтересовалась беременная девушка

— А то, что я боюсь, что с тобой может что-то случится

Выказывая застенчивость блеклым румянцем на щечках, уверяла Оксана, поддаваясь власти рук белокурой львице, что так искусно продолжая завораживать её красотой взгляда, продолжила расстегивать пуговицы на блузке.

— Я потом останусь крайней

— Единственное что может случиться — с легкостью распахнула белую блузку на Оксане, беременная девушка тут же прижалась к ней своим животом — Это если вы сейчас ничего не сделаете, после того как ваши чувства эта акушерка так безжалостно растоптала

— Она-она — хватая воздух через каждое слово, Оксана была поражена настойчивостью рук белокурой беременной девушки, что с такой легкостью скинула с неё белую блузку на пол

— Она будет жалеть за то — продолжая разговаривать рядом с губами Оксаны, блондинка прикоснулась вновь к её бёдрам

— Вера сука

Грязно выразилась Оксана, играя упругой красотой бёдер, вращая тазом, почувствовала нежность прикосновения пальцев девушки на бляшки ремня черной короткой юбки.

— И я действительно хочу ей изменить — твёрдо для себя решила Оксана, чувствуя, как с легкостью беременная девушка, расстегнула бляшку ремня её короткой юбки

— Не думайте о ней — кокетливо упрекнула строптивая блондинка, расстегивая молнию на черной юбке Оксаны — Она не заслуживает вашего внимания

— Почему-то мне кажется, что так будет удобней — повернулась Оксана спиной своей искусительнице, выказывая специально эластичную прелесть бёдер, посмотрела в сторону закрытой двери смотрового кабинета — Нас ведь никто тут не застанет?

— Пока вы стояли у окна — уверяла беременная девушка, медленно снимая юбку с Оксаны — Вау это у вас чулки?!

Восхитилась блондинка, заметив на ногах Оксаны черные кружевные чулки, когда она их так искусно выразила перед ней, перешагивая через снятую черную юбку, что лежала на белом кафельном полу.

— Вы смотритесь просто шикарно — похвалила девушка, обвивая тёплой приятной нежностью рук талию Оксаны, вынуждая её повернуться к себе

— Тебе нравится?! — завораживая девушку прелестью лазурного взгляда, ухмыльнулась Оксана, положив теплые ладони, обеих рук, на живот беременной

— Вы бесподобно очень красивы

Давая положительный ответ, выразила собственное мнение белокурая девушка, направляясь следом за Оксаной к смотровой кушетке застеленной белой простынёй.

— Я просто млею перед вами

Продолжала высказывать приятные комплименты, говорила беременная девушка, наблюдая, как Оксана перед ней собралась на смотровую кушетку, расположившись спиной к своей белокурой искусительнице.

— Не понимаю, как можно это не видеть…..

— Я сейчас просто растаю

Уверяла Оксана, вдыхая глубоко воздух пропитанный запахом асептических средств и запах, фиалки который, так приятно пахло девушки, что стояла сзади.

— От таких тёплых комплиментов — ощущая близость дыхания белокурой девушки, Оксана почувствовала стихию порочного влияния, что окутала её разум

— Это то, как я о вас думаю — наступая коленом на кушетку, девушка настойчиво вцепилась в черный кружевной бюстгальтер Оксаны

— А почему ты не раздеваешься?

Удивилась Оксана, впадая спиной в объятия тёплых рук сексуальной расхитительницы, почувствовала как оковы, сковывающие её грудь, ослабли, под властью пальцев девушки.

— Ты ведь не собираешься только меня раздеть — ухмыльнулась Оксана, расплываясь в улыбке в объятиях блондинки, чувствуя, как скользили лямки бюстгальтера по её рукам

— Именно это я и собираюсь с вами сделать — заверила белокурая беременная девушка, оказавшись сидеть на кушетки позади Оксаны — Прежде чем придать ваше тело любви и ласки которой заслуживает богиня

— А что мне делать — ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как ласка приятных рук блондинки обвили её, медленно спиной прижалась к её большому животу — Если ты вдруг тут после нашей с тобой любви начнёшь рожать?

— Мне еще месяца полтора до этого — заверила шепотом упоительной страсти белокурая девушка, прошептав нежностью приятного голоса под ухо Оксане, медленно опуская лямки черного бюстгальтера — Так что можете по этому поводу не переживать

Достаточно приятно мягкие чашечки покинули обитель розовых сосков Оксаны, придавая на обозрение сочный, открытый объём её груди. Опуская руки, Оксана почувствовала, как бюстгальтер что был на ней, упал на кушетку.

— Господи, какая прекрасная грудь — была в восторге блондинка, тут же обвила пальцами обеих рук бюст Оксаны — Я всегда о такой мечтала — не могла она обхватить ладонью её грудь

— М…. — запрокинув голову на плечо к беременной девушке, прижалась Оксана спиной к её животу, отдавая себя на растерзания пленительной ласки рук блондинки

«Эта малолетняя сука, кажется без ума от моей груди», ухмыльнулась Оксана, поворачиваясь лицом к девушке, что с жаждой голода порочного желания смотрела на неё.

— Ты такая хитрая — ухмыльнулась Оксана, чувствовала внутри себя, будоражащую тягу искушения, когда руки развратной блондинки обвили лаской приятного касания её талию — Меня значит раздела, а сама одетая сидишь

— Я тебя еще не полностью раздела

Убирая руки с тела Оксаны, говорила пленительной, сокрушающей соблазном порока голосом блондинка, касаясь кончиками пальцев белой сорочки, что была на ней.

— И раз ты так хочешь

Закатывая белую ночную рубашку, девушка начала оголять собственное тело, выражая пикантные взгляду формы голого, скрывавшейся под тонкой матерью ткани, тела.

— Я тоже тогда разденусь — сняла она с себя белую сорочку, положив её с краю на кушетку

— Полностью — прикусывая коготок указательного пальца, с порочным желанием голода, заявила Оксана, указывая взглядом возбужденных глаз на белые трусики девушки

— Сначала ты — возразила девушка

— Ладно — ухмыльнулась Оксана, дотрагиваясь коготками до резинки черных кружевных трусиков, что так пикантно облегали её бёдра

— Нет, постой! — коснулась блондинка запястья рук Оксаны

— В чем дело?

Поинтересовалась Оксана, чувствуя приятный будоражащей силы аромат фиалки от её тела, тонкость этого искушающего запаха вынуждала поддаться самым порочным и грязным чувствам.

— Ты ведь сама хотела чтобы я перед тобой разделась — чувствовала Оксана убедительность взгляда блондинки, самой это сделать — Хм… ладно хорошо

Встала Оксана на четвереньки перед светловолосой девушкой, почувствовав сразу ласку убедительности её пальцев, что вцепились в резинку её черных кружевных трусиков.

— М….. ты так нежна — похвалила Оксана, ощутила, как по бархатистой коже скользила приятным трением резинка её трусиков

— Я стараюсь для вас Оксана Владимировна — уверяла блондинка, снимая трусики с ног Оксаны, скинула их на пол

— Я заметила — в порочной, извращенной голодом улыбке, эротического соблазна расплылась Оксана, почувствовав прикосновение кончиков пальцев девушки к лобку

Близость такого момента просто завораживала, сознание Оксаны требовала сильного искушения, отдаться в руки этой девушки. Прикосновение её рук вызывало вихрь водоворота эмоциональных волн, пробуждающее все более естественное сексуальное желание. Руки белокурой властительницы нежностью пальцев скользили по возбужденным половым губам Оксаны. Задевая коготками мокрую влажную щелку влагалища Оксаны, блондинка поразительной нежностью вызывала сильную страсть, которой невозможно было противостоять.

— Мне так оказывается приятно — впадая в порыв возбуждения, произнесла Оксана, обернувшись к своей белокурой искусительнице, прижалась к её животу, положив на него обе ладони

— Я ведь еще ничего не сделала — ухмыльнулась блондинка, обвивая бёдра Оксаны, наклонила перед её алыми раскрытыми губами голову

— Поверь — говорила Оксана сгорающим искушением голосом рядом с губами девушки, выказывая дикую жажду поцелуя — Ты сделала более чем достаточно — власть пальцев белокурой девицы просто изводила с ума трением приятной силы, вызывая в скольжение вихрь водоворота чувств

— Вы так считаете? — продолжая изводить Оксану приятной нотой шепота, спросила блондинка, разговаривая рядом, почти касаясь её алой изнывающей горячей поверхности

— Поцелуй меня — требовательно попросила Оксана, ощущая жар ладоней девушки у себя на лице, чувствуя своим животом её живот, продолжая держать на нем свои руки

— Не волнуйтесь Оксана Владимировна — заверила девушка, заметила, как трепетала Оксана, находясь в пылу сексуального возбуждения такой близости

Не выдерживая момента такого сильного напряжения, Оксана впилась в губы блондинки, поддаваясь влиянию окутавшей её порочной страсти. Жадно облизывая своей искусительницы, Оксана ловко просунула свой язык промеж её губ, придавая ласки язык блондинки своим. Медленно наклоняясь назад, Оксана расположилась на белой простыни, которой была застелена смотровая кушетка. Открываясь от губ блондинки, Оксана, жадно хватая воздух ртом, ощутила влияние её рук на своей груди, как настойчивость пальцев убедительной страстью сжимали шикарный объёмный бюст. Каждое прикосновение блондинки, начиная от ласки её пальцев, как она настойчиво придавала нежности груди Оксаны, покрывала жгучим касанием губ бархатистую кожу, то смачно впивалась в розовый сосок бюста. Девушка посыпала тело Оксана бесчисленными жгучими поцелуями, ловкостью трения ладоней, вызывая в каждой клеточке неутолимую жажду желания. Положив горячую ладонь на голый лобок Оксаны, блондинка вызывала таким жестом в ней, сильный огонь порочного искушения, что миллионами импульсов сокрушал её разум.

Сжимая в пальцах белую простынь, Оксана покусывала нижнюю губу от возбуждения, чувствуя, как жгучие поцелуями губы блондинки опускались по животу всё ниже и ниже. Тонкость такого поразительного ощущения, была подобна стихийным волнам в бушующем страстью океане, начинала медленно извиваться на кушетке. Чувствуя жаркий поток дыхания, что покрывал властью горячего дыхание влагалище Оксаны, она не смогла сдержать в себе пыл накопленных сексуальных чувств.

— Ах…. — простонала пылким чувствительным стоном Оксана, почувствовав, как блондинка легким горячим движением губ поцеловала её лобок

Разводя пальцами половые губы Оксаны, девушка пламенем обжигающих губ поцеловала их мокрые стенки. Белокурая девушка, красивым изгибом выгнув спину, наклонилась к влагалищу Оксаны, держа стенки его чуть раскрытыми разводя половые губы, большими пальцами обеих рук. Дыхание в этот момент стало учащенным, словно время вокруг остановилось, ка вдруг приятное жгучее касание языка по мокрой щелки половых губ, пробудило в Оксане дикость искушения страсти. Блондинка резво проникла языком промеж мокрых губ влагалища Оксаны, вызывая таким актом неожиданности задержку дыхания. Жгучая нежная кожа языка в сочетании с обжигающим эффектом слюны, проник внутрь возбужденных мокрых стенок влагалища Оксаны, достаточно на удивление умело начала их массировать.

— А…. — простонала Оксана, собирая коготками обеих рук простынь под собой на кушетке буграми, чувствуя неудержимое сказочное влияние языка девушки в себе

— М….. — урчала кошкой блондинкой, резво впиваясь пропитанной поверхность губ во влагалище Оксаны — Р…. — издавая страстью наполненный рык, кусала она губами возбужденную поверхность половых губ

Чувства были на пределе, от ловкости языка белокурой девицы, Оксана, отдавшись сильным ощущениям, скользкого уверенного трения, не могла даже простонать. Каждая клеточка тела Оксаны, словно накапливала импульс, который, подобию ковровой бомбардировке атаковал ей в мозг. Испытывая сотрясающую страстью волну порочных ощущений, от влияния языка девушки внутри себя, как и рук блондинки, что обвивали её бёдра, Оксана испытала сильный оргазм, изливая его на язык девушки.

— Ммм….. — проурчала озабоченной кошкой Оксана, рухнув спиной на кушетку, задыхаясь от пережитого оргазма

— Оксана Владимировна?!! — удивилась блондинка, отрываясь от влагалища Оксана, когда из щелки в момент сильного возбуждения сочилась горячая струйка пережитого оргазма

— Прости, не сдержалась — смутилась Оксана, жадно хватая воздух ртом, села на кушетке, поджав под себя ногу — Так значит, тебя бросил парень с твоей беременностью, после чего, ты поддалась утехам подруги

— Как вы узнали? — удивилась блондинка, облизывая губы, обвила руками талию Оксаны, прижалась к ней своим телом

— Не трудно было догадаться — рассмеялась тихо Оксана, подняв взгляд возбуждённых глаз на девушку — Что тебя кто-то красиво научил пользоваться язычком во влагалище женщины

— Всё так плохо? — с застенчивостью ноток голоса, спросила блондинка, обращаясь к Оксане, касаясь кончиками пальцев её подбородка

— Всё будет просто прекрасно

Заверила Оксана, прошептав рядом с губами девушки, продолжая принуждённо смотреть лазурной, голубой прелестью глаз, в глаза белокурой девице.

— Если будет у меня продолжение — наглым образом сгорая сознанием в пучинах страсти, потребовала Оксана, чувствуя влияние

— Вы хотите продолжения? — поинтересовалась девушка, лаская приятным, завораживающем тонкостью скольжения, кожу бёдер Оксаны

— Это было бы блядь пиздец как кстати — оставаясь в объятиях блондинки, Оксана легла вместе с ней на кушетку, разговаривая рядом с её раскрытыми губами

Напряженный момент возник, между Оксаной и этой девушкой, когда они вместе лежала на кушетке, собранной буграми и пропитанной потом и влагой страсти. Каждая клеточка тела Оксаны полыхала жаром начиная выделять капли пота из кожи, когда жажда естественного сексуального желания пересиливала любые мысли. Медленно приближаясь к губам девушки, Оксана ощутила скольжение приятной, теплой поверхности её ладони у себя на животе. Сливаясь в единой страсти поцелуя с губами блондинки, Оксана, начиная жадно облизывать ей губы, прикрыла от приятного ощущения лазурную прелесть глаз. Поддаваясь вновь дикой страсти обольщения от своей обольстительницы в момент поцелуя, Оксана с улыбкой довольства на лице, почувствовала пальцы девушки на своём лобке. Чуть приподнимая попку, Оксана позволила обеим рукам развращенной похотью блондинки обвить свои бёдра, продолжая при этом позволять ей у себя во рту ласкать собственный язык своим.

— Вы так сладко целуетесь — похвалила белокурая девушка, специально будто терлась своим большим животом о тело Оксаны

— По идеи — ухмыльнулась Оксана, облизывая собственные губы, после столь затяжного поцелуя, с голодом сексуального порока смотрела в глаза блондинки — Это я должна тебя обихаживать

«Блядь как же я хочу растаять в руках этой суки, никогда бы не подумала, что можно так с беременными испытать страсть», подумала про себя Оксана с голодом сексуальной страсти, продолжала смотреть на свою искусительницу.

— Но я просто боюсь к тебе притронуться — ухмыльнулась Оксана, чувствуя вновь скольжение приятного трения пальцев блондинки по влажным половым губам собственного влагалища

— Вы спасли мою сестру — уверяла блондинка, продолжая испускать поток горячего наполненного страстью воздуха прямо в раскрытые алые губы Оксаны — И поскольку я уже спала со своей подругой, как это получилось я не пойму, словно случайно

— И ты решила так вот отплатить мне?! — ответила Оксана, обвивая ладонями обеих рук наполненную молоком грудь девушки

— А почему бы и нет? — ухмыльнулась девушка, ерзла проводя тонкостью ощущения подушечек пальцев по мокрым половым губам влагалища Оксаны

— Да действительно — простонала Оксана рядом с губами белокурой девицы, поддаваясь чарам её обольщения, предвкушая момент сексуальной близости и пальцы блондинки на своём влагалище

— Вам так нравиться моя грудь?

Улыбнулась развращенной улыбкой блондинка, от того как Оксана жадно сжимала её бюст пальцами обеих рук, придавая его кожу испускаемым потоком дыхания.

— А я хотела ею вам ротик закрыть — откровенно призналась блондинка, специально держа рядом раскрытых алых губ Оксаны налитую молоком грудь

— М….. звучит весьма любопытно — с порочной улыбкой на лице выразила согласие Оксана, игриво облизывая, кончиком языка, сосок налитой груди беременной девушки

— Я хочу получить вас — прошептала белокурая девушка, игриво касаясь коготком одной руки клитора Оксаны, вызывая будоражащей силы сексуальные ощущения

— Даже так

С похотью в голосе рассмеялась Оксана, озорным смехом отдаваясь рукам обольстительницы, чувствуя приятную нежность пальцев у себя на половых губах

— Тогда я просто хочу растаять на постели в твоих руках

Выразила Оксана собственное мнение, задыхаясь в предвкушении соблазна порочной страсти, почувствовала коготок девушки прямо у своей щелки.

— Ах…. — подобно моменту как захватывает дух, вдохнула резко воздух в себя Оксана, чувствуя вхождения пальцев девушки в себя, когда каждая стенка её нежного влагалища обрабатывала их поверхность влагой неудержимой любви — М……..

— Тш…. — убедительностью ласки голоса прошипела блондинка под ухо Оксаны, прикрывая её раскрытые извращенные в улыбке губы собственной налитой грудью

Излила Оксана глухой извращенный стон, когда девушка прижала свою грудь соском ей прямо в рот, пропихивая пальцы внутрь неё. Чувствуя скованных порочных оков, казались неудержимо крепкими, в которых Оксана извивалась по мере вхождения в себя женских пальцев. Столь приятное ощущение, как стенки влагалища Оксаны растягивалось под властью пальцев блондинки, как приятно скользили подушечки её пальцев в обители нежных влажных стенок. Смачно облизывая губами сосок налитой и прижатой груди ко рту, Оксана, извиваясь в объятиях нежных теплых рук девушки, придала своё тело искушению страсти. Собирая коготками пальцев белую простынь под собой на кушетке, буграми необузданной порочной любви, Оксана пропитывала её нежную материю, о которую тёрлась спиной, ароматом порока и запахом тела.

***

Приятно витавший аромат карамели насытил атмосферу рабочего кабинету неудержимым стойким вкусом сладости. Стоя у подоконника окна, Оксана коготками пальцев одной руки игриво постукивала мотив, когда по стеклу безукоризненно барабанил дождь. Небо над Москвой затянуло смуглыми тучами, сгущая небо в оттенках серого цвета, обрушая на город миллионы капель осенней погоды. На столе за спиной у Оксаны были раскрыты медицинские карты, пациента и местная карта больницы, под светом настольного светильника лежали анализы. Подлокотник мягкого дивана украшал белый врачебный халат Оксаны.

Распущенные белокурые волосы имели пышный растрепанный объём пережитой страсти, переплетаясь между собой подобно стихий волн в бушующем океане. Белоснежная блузка Оксаны, верхние пуговицы которой были расстегнуты, отражая под ними краешек кружевного бюстгальтера, скрывавшего в оковах пышную грудь. Тело Оксаны, подобно первозданному цветку всё так же вкушала в себе аромат «Rose Sauvage», насыщая интенсивность запаха бесподобным оттенком дамасской розы. Короткая черная юбка на Оксане отчетливо подчеркивала силуэт талии Оксаны, выказывая роскошной формы бёдра. Черные чулки изящностью эротичным кружевным узором украшала ноги Оксаны, завершая их красоту, черными туфлями на высоком каблуке.

— Оксанка ты здесь?! — послышался голос Верочки за открывшейся дверью, интонация будоражащего волнением голоса, заставила Оксану обернуться

«Блядь вот как раз тебя мне сейчас жутко не хвата, сука такая ты меня бросила прошлой ночью и пришла просить у меня прощения, да вот хуй тебе!», недовольно повела Оксана губами, обернувшись к нежданной гостье, что перешагнула порог открывшейся двери.

— Вера?! — ухмыльнулась Оксана, скрывая в себе порыв, накопленный ненависти, выражая это милой забавной, красивой формы улыбки

— Тебя не было что ли ночью дома? — поинтересовалась Верочка, закрывая за собой дверь, опираясь на неё спиной — Или узнать где ты была?

— С чего ты взяла, что я не ночевала дома? — продолжая вести себя, как ни в чём не было, спросила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы

«Пиздец и с какой это стати я должна перед ней отчитываться, да и как она вообще узнала, была ли я дома или нет», подумала про себя Оксана, чувствуя внутри себя неопровержимое волнение.

Белокурая девушка прошла по кабинету, когда Оксана продолжала наблюдать внимательно за ней взглядом, смущаясь её напряженных скул на мимике лица. Верочка была одета в белое пальто, её ровные прямые светлые волосы, подобно водопаду покрывали её стройные хрупкие плечи, переливались в оттенках серебра, под светом освещения кабинета. Походка знойной блондинки была гордой и самоуверенной внушающей в сознание Оксаны, скрытую опасность.

— Просто не понимаю, зачем тебе меня в чем-то подозревать?

Поинтересовалась Оксана, глотая воздух внутри себя, ощущая бурный всплеск эмоций, но старалась не подавать вида, смотрела с любопытством и восхищением на свою собеседницу.

— Хорошо — вздохнула Оксана, унылым голосом, поставив пластиковый стаканчик с кофе на подоконник окна рядом с которым стояла — Ты меня в чем-то обвиняешь?

— Медсестра в родильном отделение сказала мне — подошла Верочка к Оксане на максимально близкое расстояние — Что ты вышла из смотрового кабинета в три часа ночи?

— В три часа ночи? — ухмыльнулась Оксана, выказывая момент возмущение во взгляде лазурных голубых глаз

«Возможно, эта сука с которой я была вчера довела, мня вчера до потери сознания, не помню как это случилось, помню как я проснулась одна в тёмном кабинете», размышляла Оксана, наблюдая за взглядом Верочка, когда белокурая девушка обошла стол за которым она стояла и медленно подошла к ней.

— Блядь — прикусывая краешек губы, скрывая в себе недовольство, грязно выругалась Оксана, опуская взгляд в пол — Я просто э……

— Что ты делала в смотровом кабинете, да еще и до трёх ночи?

Проявляя интерес, Верочка подошла к Оксане, касаясь теплыми обворожительными до глубины души коготками тёплых пальцев её подбородка.

— Уж не думаешь ли ты, что я поверю — говорила Верочка рядом с губами Оксаны, поднимая её испуганный застенчивый взгляд на себя — Что ты ждала меня, как я освобожусь

— Нет — возразила Оксана, скрывая за подлостью красивой, безупречной улыбки, щедро накрашенных помадой губ, испуга — Просто увлеклась за изучением анамнеза своего пациента

— И ты думаешь, я поверю? — отпуская подбородок Оксаны из-под власти пальцев, внушающим страх, серьёзным голосом, спросила Верочка

— Да — продолжая сохранять прелесть красивой лучезарной улыбки, ответила Оксана — Просто поверь ин с каким парнем или мужчиной у меня секса не было

— Кроме беременных у тебя возможности тогда не остаётся — рассмеялась забавным смехом Верочка, выражая доверие к Оксане — А медсестра тебя за дух не переносит, так что тут без вариантов

— Уж не думаешь ли ты — поддержала Оксана озорным смехом, подходя к белокурой девушке, посмотрела на неё беглым игривым взглядом — Что у меня что-то могло быть с одной из пузатых?

— Нет, ты что — продолжая смеяться, согласилась с таким утверждением, поверив Оксане, ответила Верочка — Ты бы просто не смогла вынести их жутких выделений или вкус молозива из их груди

— Фу…. перестань — возразила Оксана, ощущая во рту вкус молозива от груди беременной девушки — Мне противно об этом даже вообще думать

— Просто проверяла тебя — уверяла Верочка, коснувшись кончиками пальцев плеча Оксаны, выказывая поддержку и заботу таким действием

— Ты думаешь, я способна тебе изменить? — возмутилась Оксана, пытаясь изобразить из себя уверенный взгляд лазурных лживых глаз

«Блядь эта сука наверно сцедила в меня свои груди, фу… блядь какой противный вкус и как только дети это пьют, главное не допустить себя целовать Вере», подумала с испугом Оксана, взявшись тут же боязно за пластиковый стаканчик с кофе.

— Ты что серьёзно?! — выказывая возмущение, вскрикнула Оксана, когда Верочка, продолжая смотреть на неё удивлённым серьёзным взглядом, пронзающим до глубины души

— А чего это вдруг мы так заволновались? — начала как будто что-то подозревать, спросила Верочка, продолжая стоять рядом с Оксаной — Глазки то прям забегали

— Ни с чего! — нахмурила Оксана губы, отвернулась от напрягающего взгляда Верочки, вновь посмотрела в окно, по стеклу которого безудержно тарабанил дождь

— Ну, перестань — проявляя жалость, вздохнула уныло Верочка, обвивая талию Оксаны лаской приятных тёплых рук, прижалась к её спине

«Пожалуй, самый лучший выход сейчас для меня, это вызвать жалость к себе за своё блядское неконтролируемое поведение вчера», подумала про себя Оксана, начиная чувствовать ласку рук Верочки на своих бёдрах.

— Ты специально да?!!

Прошипела Оксана шепотом шипенья королевской кобры, словно начиная таить в руках Верочка, выдавливая специально слёзы из себя, выказывая доверие ранимых чувств, к себе.

— Сначала подозреваешь меня в измене — со слезами на глазах, плачущим голосом говорила Оксана, оставаясь стоять спиной к Верочке — А потом, имеешь наглость, просить меня, простить тебя?! — продолжая выказывать недовольство, спросила она страдающим лживым голосом

— Оксана Владимировна — послышался голос Серова за открывшейся дверью — Вы уже здесь?

— Валерий Валентинович — достаточно моментально переменилась Оксана в эмоциях, испугавшись, как лидер своего управления, показать слабость среди своих коллег — Что показало зондирование полостей сердца

— Только что закончили — пояснила Мария, входя в кабинет вместе с Серовым — Сразу же пришли вам доложить результаты проведенной катетеризации сердца

Исследование катетеризации сердца, мальчика Самойловой, показало гипертрофию правого желудочку, а так же перегруз левого круга кровообращения. Исследование «газового состава крови» в левом желудочке или аорте подтверждает примесь венозной крови к артериальной, что указывало на декстропозицию аорты со смещением вправо. Данная аномалия представляла собой процесс циркуляции крови обоих желудочков в аорту, по средствам дефекта межжелудочковой перегородки.

Комплекс Эйзенменгера — сложный врожденный порок сердца, включающий дефект межжелудочковой перегородки, декстропозицию аорты и гипертрофию правого желудочка. Симптоматика комплекса Эйзенменгера, проявила себя у мальчика Самойловой синюшность кожных покровов, губ, носогубных складок, ногтей, а так же патологически выражалась сердечным горбом. При аускультации стетоскопом, Оксана смогла предположить у ребёнка значительный пульсации в прекардиальной области. Дальнейший осмотр показал наличие отдышки, общей слабостью, утомляемостью мальчика. Систематические головные были скорее очередным симптомом, сочетавшиеся с лихорадкой и ознобом ребёнка. Данная патология вызывала бронхиальные болезни, что сопровождалась увеличение числа лейкоцитов в крови ребёнка, увеличение СОЭ (степень оседания эритроцитов). Повышение количества тромбоцитов в единице взятой крови, указывало, на то, что болезнь перешла уже в термальную стадию «полицитемия».

Полицитемия — хронический гемобластоз, в основе которого лежит неограниченная пролиферация всех ростков миелопоэза, преимущественно эритроцитарного.

— Поздравляю — недовольно повела Оксана губками, чувствую обиду внутри, которую старалась подавить — Теперь остаётся взять согласие на операцию у матери мальчика

— Постой-постой — возразила Верочка, обошла Оксану, встала у неё перед лицом — Ты ведь сама лично хотела провести эту процедуру, так в чём же дело?

— Не в чем — возразила Оксана, вновь отворачивая свой взгляд, подошла к столу, внимательно начиная смотреть на снимки, проделанной катетеризация сердца, мальчика Самойловой

— Просто Анна Владимировна — пояснил Серов, вмешиваясь в личный спор — Чтобы Оксана Владимировна не принимала в этой процедуре никакого участия

— Может блядь и в операции тоже — не сдержала Оксана гнев внутри себя — Мальчика нужно, безусловно, оперировать, вы что блядь совсем тупые, мне нужно её согласие

— Сначала нужно решить вопрос с тромбоцитами — возразил Серов, критикующим взглядом ответил на истерику Оксаны

— Решим во время операции — оспаривая точку зрения Серова, уверяла Оксана, не слушая и не внимания, пустым словам убеждения Верочки

— А если что-то пойдёт не так? — предположила Мария, с опаской в голосе

— В голове блядь у тебя что-то пойдёт не так! — выразила криком Оксана бурный порыв эмоций, скрывая от коллег обиженный доведенный до слёз взгляд

— С матерью будет проблема — оспорил Серов точку зрения Оксаны

— Так значит, если вы не можете её решить

Заявила Оксана, прикусывая краешек губы, направляясь по кабинету, обходя Марию, что держала снимок проведенной катетеризации сердца мальчика. Выхватила из рук белокурой девушки снимок, направляясь к выходу из кабинета.

— Тогда этим займусь я — с гордостью, сопровождающейся твердой уверенностью говорила Оксана

— Постойте Оксана Владимировна — последовал следом Серов, после того как Оксана быстро открыла входную дверь, переступая через высокий порог

— Не стоит — возразила Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по белой мраморной плитке пола, направляясь по больничному коридору

— Что вы собираетесь делать? — удивился Валерий Валентинович

— Я хочу поговорить с Валерием Ивановичем — ответила Оксана, направляясь ускоренным шагом по коридору — В крайнем случае, я лишу эту суку правом опеки над сыном

— Какой в этом смысл? — удивился Серов, направляясь следом за Оксаной по коридору

— Она не понимает

Продолжала Оксана упорствовать, подходя к кабинету заведующего больницей, из дверей которого вышла темноволосая женщина в дорогом черном костюме. С удивлённым взглядом брюнетка посмотрела на Оксану, держа перед ней дверь открытой, отходя в сторону.

— Что любое промедление лишь только убьёт её сына — с таким же восторгом Оксана посмотрела на женщину, что держала перед ней дверь открытой

— Анна Владимировна

Входя в кабинет, Оксана услышала голос заведующего, что сидел в черном кресле, разговаривая с неизвестным собеседником, что сидел в кресле напротив него.

— Уверяю вас, в нашей больнице работают высококлассные специалисты

Продолжил говорить заведующей, строгим взглядом посмотрев на вошедшую Оксану, подобно пули влетела в его кабинет.

— Оксана Владимировна вы что-то хотели? — суровым голосом, спросил он

— Валерий Иванович — не обращая внимания на собеседника, что вёл беседу с заведующим больницей, Оксана прошла по кабинету — Я по поводу ребёнка……

Застыла Оксана, заметив сидящую в кресле Самойлову, женщина с явным выраженным признаком отчаяния на лице, сидела в кресле с весьма недовольным взглядом посмотрела на Оксану.

— Так вот ваша специалист да?! — была возмущена Самойлова, указывая взглядом недовольных глаз в сторону Оксаны

«Дура блядь ебанутая, что она тут делает», явно не ожидая такого присутствия этой женщины в этом кабинета, подумала про себя Оксана, выказывая неожиданное возмущенное удивление.

— Нужно срочно проводить операцию

Стараясь не обращать никакого внимания на женщину, что сидела в кресле, выразила Оксана собственное мнение, положив снимки проделанной катетеризации сердца на стол к заведующему.

— Медлить сейчас нельзя — уверяла настойчивостью своего нрава Оксана, указала пальцем на патологическое разветвление аорты, циркулирующих кровь с обоих желудочков

— Может, стоит решить проблему с тромбоцитами? — уверял Серов, входя следом в кабинет, оставил двери открытые для Марии

— Это типичный случай Тетрада Фалло

Ошибочно предположила Оксана, выдвигая диагноз на основании декстропозиции аорты, исключая реальную угрозу повышенных тромбоцитов в крови мальчика.

— Если не провести операцию сейчас — уверяла Оксана, посмотрела то на заведующего больницей, то на Самойлову, что с испуганным выражением лица сидела в кресле перед ней — Велика вероятность возникновение опять одышечно-цианотических приступов

Продолжила рассуждать Оксана, придавая убедительность тона собственной речи, прошла по кабинету к окну, по стеклу которого тарабанил дождь.

— Эти приступы будут сопровождаться тахикардией, слабостью и «потерей сознания» — заверила Оксана, трогая кончиками пальцев вертикальные жалюзи на окне — Что в последующем приведет к развитию апноэ, гипоксической комы, судорог с последующими явлениями гемипареза

— Типичный случай гипертрофии правого желудочка — подтвердил Серов, соглашаясь с мнением Оксаны — Что еще раз подтверждает Тетраду Фалло у вашего сына

— Да только тут не вяжется никак тромбоциты — возразила Мария, пытаясь убедительно подействовать на мнение Оксаны

— Возможно последствия иммунологического сбоя — предположила Оксана, оспаривая, посчитав глупым заявлением блондинки

— У мальчика наблюдается нарушение микроциркуляции конечностей — возразила Мария, пытаясь вразумить мнение Оксаны — Я понимаю, у вас украли дочь, весьма нечестным образом и вы пытаетесь из-за всех сил помочь этой женщине не потерять своего ребёнка

«Блядь и какого хуя тебя понесло не туда», подумала про себя Оксана, смутившись такого открытого пояснения со стороны своей коллеги.

— Так вот значит в чем дело?! — удивилась Самойлова — Да-да я слышала об этом, мне Серов рассказал о безумии вашей Орловой и я ценю, что она пытается мне помочь

— Оксана Владимировна — заверил заведующий больницей, по внешнему виду, Оксана поняла, что он вне себя — Если это фокусы, я заставлю вас за это ответить

— Послушайте Орлова — уныло вздохнула Самойлова, вставая с кресла в котором сидела — Я дам вам разрешение провести операцию или как вы там назвали

— Декстропозиция аорты — пояснила Оксана, патологический феномен болезни сына Самойловой

Недоразвитие легочной артерии приводит к более «прямому» соединению аорты и сердца. В результате просвет аорты выходит и к левому, и к правому желудочкам, что еще более усиливает подачу венозной крови (из правого желудочка) в большой круг кровообращения.

— Я не уверена пока что в диагнозе….. — возразила Мария

— Анна Владимировна — возразил Серов, не принимая в счет возражения Марии — Если не провести операцию в кротчайшие сроки, те последствия, что вам описала Оксана Владимировна, могут значительно усилить своё влияние

«Блядь порой Серов умеет убеждать и меня моё мнение о нём», подумала про себя Оксана, улыбаясь коварной улыбкой, смотрела на большие небоскрёбы Москвы, над которыми нависла тёмная грозовая туча.

— Разрешите мне хотя бы увидеть сына — вызывая к себе жалость, обратилась Самойлова, посмотрев на Серова — Я уже не знаю что и думать

— Анна Владимировна — уверял заведующей больницей, поправляя серый пиджак, что был надет поверх белой рубашки — Вам не о чем не следует беспокоиться, вашим сыном займутся мои лучшие специалисты

— Я распоряжусь

Успокоил Серов подходя к Самойловой, что достав из сумочки, которая висела у неё на плече белый платок, принялась его кончиком вытирать слёзы, вытекающие с глаз.

— Чтобы вас пропустили к сыну — подошел Валерий Валентинович, приобнял, растрогавшуюся чувствами материнской болью, женщину

— Спасибо Валерий Валентинович — выказывая искренность, ответила Самойлова

— Да и займитесь тромбоцитами — распорядился заведующей больницей — Пока не решите эту проблему, операцию я вам не разрешу проводить

— То есть, как это не разрешите? — надувшись подобию дикости королевской кобры, обернулась Оксана от окна, сжимая пальцы в кулаки — Я на себя такую ответственность брать не собираюсь, если с мальчиком вдруг что-то случиться за эти дни

— Вот лучше пусть эти дни — опроверг заведующий больницей, сурово посмотрев на недовольный взгляд Оксаны, явно не придавая ему никакого значения — Чем вдруг что-то может случиться на операционном столе

— Уверяю, я решу эту проблему за пару дней — заверил Серов, обращаясь к заведующему больницей, мы постараемся снизить уровень тромбоцитов

— Нет сейчас! — возразила Оксана, оспаривая мнение Серова, не давая и слова сказать заведующему больницей

— Насколько всё плохо? — проявила глубокий интерес, поинтересовалась Самойлова

— Всё пиздец как плохо! — грубо, пытаясь придать правдоподобие своей убедительности, убедительно заявила Оксана — Может сегодняшнюю ночь он переживёт с такими симптомами, что Мария вам тут хотела рассказать, то на счёт завтра, уже под вопросом

— Оксана Владимировна! — столь же строго, как и раньше упрекнул заведующей больницей, весьма недовольно продолжая на неё смотреть при этом — Хватит играть на чувствах матери!

— А я и не играю — хладнокровно возразила Оксана — Я просто хочу, чтобы её сын жил

— Прошу пусть проведут операцию как можно скорее — заявила Самойлова, выказывая к себе жалость, заплаканным голосом

— Валерий Валентинович — обратился заведующий больницей к Серову — Распорядитесь подготовить операционную на завтра

— Я бы так не спешил — уверял Серов

«Да мне как-то похуй спешил ты или нет, главное, что я своё уже получила», ухмыльнулась Оксана шикарной злой улыбкой, направляясь к выходу из кабинета.

— Вы слышали Валерий Валентинович, что вам сказал заведующий

Возразила Оксана, покачивая упругой прелестью бёдер, остановилась у закрытой двери, не доходя несколько метров до закрытой входной двери.

— Подготовьте операционную на завтра — повторила Оксана нагло требование заведующего больницей, придавая ухмылку коварства губам

— Но учтите Оксана Владимировна — предупредил заведующей — Все последствия, если что-то во время или после операции пойдёт не так, всё это ляжет на вас

— Я буду предельно аккуратной — заверила Оксана с ухмылкой на лице, касаясь пальцами дверной ручки, закрытой двери

— Надеюсь, вы знаете что делаете

Недовольно выразил Серов собственное мнение, когда Оксана открыла дверь, не слушая его перешагнула её порог, шикарным изгибом сгибая ногу в колено.

— Я бы на вашем месте…..

— Ты блядь пока что не на моём месте — шепотом произнесла Оксана, хлопнув, закрывая тут же дверь кабинета заведующего больницей за собой

Придавая злую коварством блистательную улыбку на губах, Оксана направлялась по больничному коридору, покачивая изящной упругой прелестью бёдер. Тихи стуканьем касался дождь стекла пластиковых окон, погружая город по мрак празднования осени, серыми тонами окутывая город. Звук стука каблуков черных туфель подобно звучанию эха распространялся по пространству, в котором была неопровержимая тишина.

***

Направляя снимок проведенной катетеризации сердца под свет операционных ламп на свет, Оксана всматривалась в дефект межжелудочковой перегородки и аномальное отхождение аорты, определяя заранее перемещение аорты. Мальчика ввезли на каталке в операционную, открывая плотно закрытые створки операционных дверей. Серов ка главный руководитель стоял у аппарата искусственного операция играющего значительную роль при операции. Мария подготавливала хирургические инструменты, обрабатывая их в специальном растворе хлорида-натрия. Роман настраивал мониторы, для проведения хирургического вмешательства и подбирал их контрастность изображения.

— Подбор аортального клапана уже выполнен? — поинтересовалась Оксана, обращая к Серову поворачивая чуть взгляд в его сторону

— Да — ответил Серов, помогая санитарам расположить мальчика на операционном столе, в тот момент, когда он уже находился в состоянии глубокого наркоза — Так как при перемещении аорты повреждается аортальный клапан

— Дефект межжелудочковой перегородки составляет 2,09 сантиметра — рассуждала Оксана, продолжая оценивать снимок, что держала в руках

— Да и поэтому мы применим метод пластической хирургии — заверил Серов, подходя к месту, где стояла Оксана под лучами света хирургической лампы — Вы будите мне ассистировать

Коронарный сосуд во время прошедшей процедуру зондирования сердца, был потревожен пункцией иглы введенной в бедренную артерию. Образовавшийся на его стенке тромб оторвался, в результате чего начал медленное движение по кровотоку сосудистого русла. Циркулируя с кровотоком, оторвавшийся кровяной сгусток, продвигался по артериям мальчика. Двигаясь дальше по легочным венам, впадая в левое предсердие, минуя митральный клапан, кровяной сгусток произвел закупорку левого желудочка.

Датчики прикреплённые к телу ребёнка зафиксировали положение электрической оси (α=0 градусов). В левых грудных отведениях зафиксирована увеличенная амплитуда R (RV4=19мм, RV5=23мм). В правых грудных отведениях фиксируется амплитуда зубца S(RV5+SV2=42мм). Отмечается признак поворота сердца вокруг своей оси, против часовой стрелки. Интервал внутреннего отклонения V6=0,06c

— Что-то не так — заметила Оксана на показания мониторе, гипотрофию левого желудочка, отложила в сторону тампон которым обрабатывала грудную клетку мальчика, зажав его пинцетом

— Гипертрофия левого желудочка! — пояснил Серов, посмотрев в монитор — Не может быть

— Давление резко возрастает — пояснила взволнованно Мария — Трепетание предсердий

— Цианотический приступ, отдышка

Перебирала все возможные симптомы, отошла, испугавшись, Оксана, обращая внимание, на то, как ребёнок начал задыхаться

— Асфиксия, пониженное резкое артериальное давление — впадая в полное шокированное состояние, Оксана просто не могла принять сама решения

— Реанимационный набор — крикнул Серов — Мария быстро 2мг атропина внутримышечно быстро, что вы встали?!

Атропин — является антихолинергическим и спазмолитическим средством. Активное вещество — ядовитый алкалоид, который содержится в листьях и семенах растений семейства пасленовых, таких как белена, красавка, дурман. Основная химическая особенность препарата заключается в его способности блокировать м-холинореактивные системы организма, которые расположены в сердечной мышце, органах с гладкой мускулатурой, центральной нервной системе и секреторных железах.

Синусоида на кардиомониторе стал нитевидным, дыхание мальчика отсутствовало, цианотический оттенок на коже уже стал более явным. Серов пытался в течение нескольких минут реанимировать мальчика, постоянно включая, набирая заряд электродов дефибриллятора и полностью разрежая его о грудную клетку мальчика. Продолжительное время, делая искусственную вентиляцию дыхательных путей, через ларингоскоп и качая его баллон, стараясь любыми возможными способами привести дыхание в норму. Пытаясь в течение получаса привести пульс и дыхание в норму, это оказалось безуспешно, мальчик не подавал никаких признаков жизни.

«Блядь какой-то же после этого я себя дрянью чувствую, это я настояла на операции, теперь я должна сказать матери этого ребёнка, что я не смогла спасти его на операционном столе по каким-либо причинам это только моя вина», принимая мысленно на себя решение, взять всю ответственность самой, решила Оксана.

— Время смерти 9:52 — тихим голосом произнес Серов, держа оба электроды дефибриллятора в руках — Кому-то нужно будет сообщить матери о смерти её малыша

— Я это сделаю — продолжая стоять в нескольких метрах от операционного стола, быстро отозвалась Оксана, оставаясь стоять в полном ступоре, не понимая для себя как это произошло

— Поскольку это ваша ответственность — был словно вне себя от раздирающей злости, Серов едва сдерживал себя — Вы настояли на проведении операции в скором времени, когда вопрос с тромбоцитами не был решён

— Значит всё-таки тромб — испугавшись критикующей точки зрения Серова, предположила Оксана тихим голосом — Существует только одно объяснение этому

— Да ваша халатность! — грубо выразился Серов

«Лишь одна патология объясняет тромбоз левого желудочка и декстропозиция аорты, а это комплекс Эйзенменгера, она объясняет полицитемию, при которой характерен высокий рост тромбоцитов», размышляла Оксана, покидая помещение операционной.

Мать умершего мальчика металась из угла в угол, не могла пережить томительную безызвестность, муки переживания, что терзали её. Заметив выходившую Оксану из отделения операционной, Самойлова тут же к ней подбежала, выказывая вид полной неожиданности, не могла проронить ни слова с себя. Лицо на женщине, выражало страх, заметив унылый взгляд опущенной головы Оксаны, Анна Владимировна словно пришла в ужас.

— Как прошла операция? — тут же спросила Самойлова, обращаясь к Оксане, что только что открыла дверь операционной

«Блядь оказывается подумать что можно сказать такое намного проще чем это сделать на самом деле, я не знаю что ей ответить», продолжала стоять Оксана когда дверь за её спиной плотно закрылась и она облокотилась на неё спиной.

— Прошу Оксана скажите — уверяла Самойлова, выказывая поток нестерпимых слёз на глазах, что ручьем стекали по её щекам — Как мой сын, как прошла операция

Оксана словно не могла выдавить из себя и слово, глядя в лицо этой женщины, почувствовала, как будто ком поступил к горлу, лишающий дара речи и рассудка.

— Ну что вы молчите — вцепилась она в хирургическую рубаху на Оксане, трясла её — Скажите же как мой сын, он жив?!

— Анна Владимировна — понимая, что нужно что-то ответить, выдавила с трудом из себя Оксана, делая глубокий вдох — Мне очень жаль — прошла она, склонив голову, сгорая от стыда не зная, что как дальше продолжить разговор, чувство вины терзало её

— Что с моим сыном? — прокричала вопросительной злой интонацией голоса Самойлова

«Я должна ей что-то ответить, просто по-человечески должна», настраивала свой лад Оксана, заставляя принять для себя решение.

— Ваш сын умер на операционном столе

Выдавила из себя Оксана, продолжая колебаться в решении, всё же нашла в себе силы, после большого затяжного вздоха, решила объяснить матери умершего мальчика, как это случилось.

— Мы так и не успели начать операцию — объяснила Оксана, стараясь не смотреть в лицо замершей, женщины, что стояла перед ней — Предположительно тромб закупорил клапан левой части сердца, вызвав тем самым внезапный тромбоз левого желудочка, дальнейшее будет известно после вскрытия

— Какой еще тромб?! — была возмущена Самойлова — Вы же говорили что тромб…….

— Мне очень жаль — опустив голову, Оксана не могла даже посмотреть в глаза матери умершего ребёнка, чувствуя за собой страшную вину в скоропостижной кончине мальчика

— Да будь ты проклята!!! — в истерике прокричала Самойлова падая в больничном коридоре привлекая внимание вдали идущих медсестёр — Так хорошо, что у тебя украли дочь ты никчёмная, ты тварь не имеющая души, куда ты уходишь а……..?!

Кричала еще продолжительное время в коридоре Самойлова не могла сдержать горе которое постигло, в то время как Оксана опустив голову, медленно направлялась по коридору потеряв абсолютно рассудок не понимая как такое могло произойти. Чувство вины дико раздирало Оксану, просто продолжала идти дальше, вместо того чтобы обернуться и посмотреть или хотя бы как-то даже поддержать страдания мук потерявшей ребёнка женщины.

Глава 1
Новогодняя огромная ёлка, расположенная в гостиной Романовых переливалась в оттенках, играющих на ней светодиодной гирлянды. Атмосфера новогоднего торжества неумолимо приближалась, по мере учащенных взрывов фейерверков в безмолвном ночном зимнем небе над деревней. Большие оконные стёкла пластиковых окон в доме были покрыты изморосью мороза, подобно снежной стене преграждали почти полностью вид наружу. Большая хрустальная люстра в гостиной, была украшена по кругу мишурой, стены в гостиной дома Романовых, были красочно украшены декорации новогоднего торжественного праздника. В гостиной за большим толом, расположенным в центре собрались высокопоставленные гости семьи Романовых, чиновники, депутаты, московские олигархи, все они были с семейными парами. Молодые девушки официантки в коротких платьях, откровенных декольте и шикарно вырезе со спины, ходили по залу гостиной, держа в руках серебряные разносы. В воздухе царила изысканная палитра запахов парфюма, утонченность которого делилась на тропический микс бесподобных ароматов, до более экзотических естественной силы запаха кедра, оттенком табака и приятной гармоничностью кориандра. Обстановка праздника в предвкушении нового года, заставляла гостей в последние часы уходящего года выпивать всё больше спиртных напитков и поддаваться соблазну разврата.

— Как хорошо встретить новый год с тобой вместе мама — произнесла радостным голосом Аришка, стоя рядом с ограждением балкона, вида на гостиную со второго этажа

— Я просто не могла поступить иначе — заверила Оксана, положив руки на плечи девочки в пышно голубом платье, что стояла к ней спиной

— Как жаль, что твоя свадьба не удалась — словно с нотками огорчение произнесла Аришка, выражая собственное мнение

— Наоборот хорошо — возразила Оксана красивым очертанием безупречно алых губ, покрытых щедрым слоем помады — Что я не вышла за этого козла

— Но у вас же была любовь — не согласилась с эти утверждением Аришка

— Ой, да брось ты — рассмеялась Оксана, шикарной красотой улыбки, взяв у проходящей рядом официантки бокал с шампанским — Какая это любовь так просто мимолётное влечение

— Зато теперь ты сможешь гораздо больше уделять время мне — с ангельской улыбкой нах девочка обернулась к Оксане — Правда ведь мамочка?! — обвила она худыми детскими ручками её роскошную талию, прижалась головой к животу

— Правда моя дорогая — ухмыльнулась Оксана очаровательной улыбкой, проводя ладонью руки по золотистым волосам девочки — Все новогодние праздники я буду только твоей

— Только попробуй мне соврать — пригрозила в шутку Аришка — Ой как я на тебя обижусь

— Ой, представляю — улыбнувшись, Оксана поднесла бокал с шампанским к своим губам

— Оксанка — приятным касанием пальцев, Катерина коснулась голой спины Оксаны, где был вырез черного кружевного платья — Скора уже пора садиться за стол

Темноволосая девица была в шикарном фиолетовом платье, материал, что подобно парсу подола платья при каждом её шаге вызвал колебания, сравнимую с парусом на мачте корабля. Изысканность материи её платья, вызывала зоной открытой декольте, изумительной объём формы груди Катерины, что была скрыта оковами чашечек. Восхитительный оттенок ночной фиалки дополнял бесподобностью вкуса коллекцию «Les Fleurs: Violette от Molinard», насыщая тело пикантной брюнетки естественным вкусом страсти. Фиолетовые туфли на высоком каблуке, дополняли шикарный образ Катерины, придавая ей невообразимую сексуальность образа для стройных пикантных взгляду ног. Великолепие черных волос этой женщины, переливались в лучах света исходящей с хрустальной люстры на потолке, в оттенках, вызывающих такой пышной волнистостью естественное порочное желание.

— Мама я спать хочу — унылым голосом, выразила Аришка свои чувства, нахмурив губы, выказывая уставший вид

— Виктория её отведёт в твою комнату — заверила Катерина, взявшись кончиками пальцев с Оксаной за руку, а другой коснулась ножки её бокала с шампанским

— Еще чего — возразила Оксана, посмотрев в серо-голубые глаза брюнетки, демонстрируя непокорства — Я этой суки своего ребёнка не доверю

— Оксанка — легонько кончиками пальцев Катерина шлепнула по губам Оксану — Здесь же твоя дочь, а ты так выражаешься!

— Прости Аришка — прикусила краешек губы Оксана, чувствуя обиду на свою темноволосую обольстительницу

«Сука такая еще перед моим ребёнком будет мне говорить, как мне себя вести», нахмурила Оксана обидчиво губки, выказывая обиду.

— Ничего я уже привыкла — рассмеялась девочка — Мама часто так выражается

— Какой у мамочки грязный язычок — нахмурила кокетливо губки Катерина, держа в руках бокал шампанского тот, что забрала наглым образом у Оксаны

— Вот как! — была поражена Оксана, раскрыв губы изумительно красивым изгибом — Вот уж не ожидала от собственной дочери такого

— Оксана Владимировна — обратился Романов, подходя к Оксане, коснулся запястья её руки, что лежала на ограждении балкона — Пора садиться за стол

Мужчина был одет в черный вечерний костюм, брюки и пиджак, что скрывал под собой белоснежную рубашку, верхние пуговицы которой были расстёгнуты. Изумительная композиция впитала в себя «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree», насыщая, словно палитру красок художника оттенка кедра и кориандра сливаясь с головокружительным ароматом агаллохового дерева. Излучая из себя приятный аромат табака Романов, подошел к Оксане максимально близко, так чтобы она могла почувствовать запах терпкости вкуса его коньячного напитка, что изливался горячим потоком дыхания, словно подобно пламени вулкана из его губ.

— Сейчас только родную дочь спать уложу — обомлела Оксана от столь чувствительного приятного прикосновения, человека которого желала — Аришка спать захотела

— Я думаю, пускай Виктория это сделает лучше

Заявил Романов, убедительностью шепотной речью прошептал рядом с ухом Оксаны, ноты утонченного аккорда которого будоражили в ней стихийную страсть сексуального голода.

— Вы мне нужны там внизу — уверял он, продолжая так же ласково шептать рядом с ухом Оксаны

— Всё нормально Оксана я уложу твою дочь спать — подошла Виктория, коснувшись запястья руки Оксаны, заверила белокурая девушка

Блондинка была одета в пышное бело-красное платье, напоминающей костюм снегурочки, придающий изумительной красоты силуэт её талии выражающей объёмом грудь. Палитра гармоничности вкуса наполнила «English Lavender Yardley» бесподобностью сочетания розмарина и бергамота и великолепием завораживающего стихией аромата лаванды. Красные туфли на высоком каблуке дополняли образ белокурой девицы, плавно переходя в шелковые чулки, белоснежного цвета на её ногах. Ровные, как струя водопада, волосы Виктории, плавно падали на оголённые плечи, придавая сексуальную выразительность её образу.

— Хм…. ну почему-то мне кажется…..

— Всё нормально мамочка — возразила Аришка, прерывая Оксану — Вика уложит меня спать

«Блядь конечно это дикий развод, но если моя дочь не против, мне остается тогда поддаться радостям этой ночи», подумала про себя Оксана, решая для себя согласиться.

— Ну ладно, если что-то вдруг случиться — ухмыльнулась радушной улыбкой Оксана — Хоть что-нибудь, сразу звони мне

— Хорошо мамочка — с улыбкой на лице, заверила Аришка, взявшись за руку с Викторией

— Пойдёмте Оксана Владимировна — предложил Романов, подставляя локоть, предлагая составить ему пару

— В таком случае — обвила Оксана руку Романова, выказывая довольство шикарной формы улыбки алых губ, взяла из рук Катерины полупустой бокал с шампанским — Мне остаётся поддаться прелестям этой загадочной новогодней ночи

— Для тебя, между прочим — ухмыльнулся Катерина, коснувшись игриво кончиком указательного пальца носа Оксаны, направляясь вместе с ней держась под её вторую руку, которой она держала бокал с шампанским по красной ковровой дорожке — Она закончиться в постели у дочери

— Что прям уже и помечтать нельзя — нахмурила обидчиво губки Оксана, поднося бокал с шампанским к алым губам

— Дорогие гости

Услышала Оксана голос Изабеллы, что доносился с первого этажа, посмотрев вниз, она заметила хозяйку этого дома стоящую на ступеньках лестницы в ядовито-зеленом платье.

— Мы собрались сегодня с вами здесь

Продолжила говорить Изабелла, поднимая бокал с шампанским, что был у неё в руках, делая шаг вниз со ступеньки на другую ступеньку.

— В эту новогоднюю ночь — железным сексуальным голосом, рассуждала Изабелла, тоном поздравительной речи — Чтобы полностью исключить все разногласия, что происходили между нами все эти годы

— Как сладко она умеет петь — коварной улыбкой, ухмыльнулась Оксана, отпивая манящей сладостью глоток шампанского с бокала, оставляя на его поверхности алый след от помады

— Сегодня в эту ночь — громким радостным голосом, рассказывала Изабелла, спустившись со ступенек, снизошла в гостиную — Мы будем праздновать, мы можем позволить себе абсолютно всё, чтобы завтра рука об руку, наши компании могли заключать между собой сделки на несколько миллионов и помочь, каждому из нас, разбогатеть

Направляясь рядом с большим столом, что был расположен в центре гостиной, Изабелла, касаясь кончиком подола платья белого мраморного пола, подобно змее выказывая изгиб собственного тела, прошла, игриво касаясь коготками пальцев свободной руки спинок некоторых стульев.

— Пусть наши бокалы будут полны — говорила, убедительна Изабелла, поднимая гордо подбородок к верху — А наши сердца поддаться искушения празднования этой безграничной ночи соблазна

— Какое лицемерие

Высказала собственное мнение Оксана, подходя к ступенькам лестницы, ведущей вниз, поставила пустой бокал, сохранивший отпечаток алых губ, на разнос проходящей рядом девушки.

— И как ей только все верят?! — ощущая во рту сладкое послевкусие от шампанского, сладким голосом нежной ласки любви говорила Оксана, повернув искушенный взгляд на Романова

— Вы не поверите на что способная моя жена — ответил с улыбкой на губах Романов, посмотрев в лазурные голубые глаза Оксаны, что выражали в себе искорки желания

— Да уж поверю скорее — рассмеялась Оксана, спускаясь под руку с Романовым — Зная какой сукой она может быть

— Моя жена очень талантливый человек — гордо заявил Романов — Весьма дипломатичный и способный организовать подобное праздничное мероприятие, что обеспечит нам немалую прибыль

— То есть я для вас пустое место?!!

Возмутилась Оксана, весьма критикующим и оценивающим взглядом посмотрела на Романова, когда он перед ней отодвигал, взявшись за спинку, стул.

— Так получается да?! — прокричала Оксана, обращая на себя внимание собравшихся людей, прерывая тем самым новогоднюю поздравительную речь Изабеллы

— Оксана Владимировна

Уверял Романов, заметив как собравшиеся в гостиной гости, с удивлением посмотрели, схватившись тут же за предплечье свободной руки Оксаны, шептал её под ухо.

— Вот это было по-настоящему глупо

Продолжил рассказывать Романов, по интонации его голоса, Оксана поняла, что он был весьма раздражён, когда говорил шепотом рядом с её ухом.

— Поднимать какой-либо скандал особенно при таком количестве высокопоставленных в правительстве людей, что присутствует сегодня здесь

— Я блядь ваша белокурая королева — громко крикнула Оксана, выразив у некоторых женщин и мужчин всеобщее восхищение таким жестом — Вы меня должны сегодня восхвалять!

— Оксана Владимировна! — Оксана поняла, как после обращения Романова к ней, его лицо сильно перекорёжило перед гостями — Я вам очень признателен за ту неоценимую помощь, что вы сделали для нашей семьи, ну пожалуйста, хотя бы сегодня давайте без ваших истерик

«Нет да он блядь совсем уже охуел что ли?!!», подумала про себя Оксана, чувствовала внутри себя как Романов, больше переживал за общественное мнение, а не за её интересы.

— Прошу простить мою дорогую гостью

Вызывая смущение с дьявольской улыбкой на губах, ответила после недолго молчания Изабелла, словно как набралась духу и храбрости, выйти из неловко сложившегося положения.

— Прошу поприветствуйте Орлова Оксана Владимировна врач, отделения кардиохирургии в нашей деревенской больнице — с гордостью и уверенностью рассказывала Изабелла — Её заслуги, даже мы с вами такого числа не знаем, чтобы их все пересчитать

— Да прошу простить Оксану Владимировну

Перебил Романов, кашлянув в руку, Оксана, указал возмущенным взглядом ей, присаживаться на стул который он перед ней отодвинул.

— Она только что прооперировала сложный случай мальчик с врожденной патологией сердца, за который даже самый отчаянный хирург бы не взялся, но тем ни менее, ребёнок будет жить

— Ну, всё пиздец за смущали — сгорая от стыда, опустила Оксана взгляд, держа в руке бокал шампанского, одним залпом его осушила — Блядь я просто вахую — грязно выругалась она, поставив пустой бокал с сохранившимся на нём смачным алым отпечатком на стол

— Нет врача более……

«Блядь я сейчас уже не выдержу», вскипела Оксана, схватив чужой наполненный бокал с вином, как раз в тот момент как какой-то мужчина для своей спутницы насыпал в него какого-то порошка, вставая со стула на котором сидела.

— Эй, это мой бокал — возмутилась какая-то дама с шикарными каштановыми волосами

— Простите, но вы взяли не тот бокал — пояснил недовольно какой-то мужчина, что подсыпал какой-то порошок в этот бокал

— Мы здесь собрались не то чтобы меня обсуждать — была вне себя от неловкой ситуации, в которой ловко вывернулись Романова — С минуты на минуту начнётся новая эра наших с вами товарищеских отношений, так давайте же выпьем за долгий союз

— Вот это правильно — поддержал Романов, взяв у проходящей рядом девушки с разносом, бокал с шампанского — За новый, предстоящий уму открытый год

«Да что они все на меня так пялятся, что такого они во мне увидели, мне нужно срочно хоть куда-нибудь отлучиться недолго, желательно в подвал бильярдной Романовых», подумала про себя Оксана уже не могла сдержать на себе любопытство гостей Романовых.

— Если вы не возражаете, Сергей Викторович — обратилась Оксана, выходя из-за стола, чувствовала на себе взгляды что смотрели на неё удивлённых людей — Я отойду ненадолго выпью чего-нибудь покрепче

— Сейчас же будет выступление президента и запланированные по программе наш салют — заверил Романов, явно был против отсутствия Оксаны

— Как-нибудь перебьюсь — не согласилась с таким утверждением Оксана, продолжая чувствовать неловкость за произошедшую сцену — Я буквально пару бокалов выпью виски в вашей бильярдной и поднимусь к вам наверх

— Мне пойти с тобой?! — заволновалась Катерина, поднимаясь со стула, на котором сидела

— Не стоит — возразил Романов — Пускай Оксана Владимировна немного побудит одна, если она так желает

— Она опять что-нибудь вытворит — нахмурила от обиды губки Катерина

— Кроме как попить виски в подвале у Романовых, где бильярдная

Ухмыльнулась Оксана, отходя от стула, обернулась, посмотрела на Катерину насмешливым взглядом, положив руки на выставленное бедро.

— Конечно что я там могу вытворить из того что сделать нельзя — поставив вопрос с подвохом, спросила Оксана, сохраняя прелесть безупречной улыбки на губах

— Но….. — хотела возразить Катерина, но заметив суровый взгляд на лице Романова, тут же вновь села на стул, с которого хотела встать

— Пусть идёт — уверял Романов — В конце-концов Оксана Владимировна толковый и рассудительный человек, ничего она не вытворит

— Вот и я о том же думаю — злой с блеском выраженной коварной улыбкой, заверила Оксана, направляясь вдоль спинок стульев, что стояли у стола, за которым расположились гости семьи Романовы — Что пару бокальчиков виски вдобавок к этому вину будут мне не лишними

Оксана обошла стол, отпивая с бокала глоток вина, что головокружительной согревающей сладостью воздействовал на неё. Некоторые из гостей Романовых уставились в телевизор, что висел на стене, по которому шла новогодняя программа выступлений. Другие гости поддались почестям алкоголя, безмерно до наступления нового года старились наполнять бокалы вином или виски. Официантки только успевали ходить с разносами, на которых находились шампанское или вино для гостей, что с любопытством ходили по гостиной, стояли на большой лестнице, отдавая легким пороком любви и ухаживания.

«Блядь это пиздец какой-то и что они только на меня так смотрят», заметила Оксана взгляд некоторых чиновников, как только прошла за спинками их стульев, обходя стол.

Устремляя к открывшейся двери, Оксана, звонко стукая каблуками по белой мраморной плитке пола, подошла к открытой двери, ведущий в помещение бильярдной. Делая небольшой глоток вина, смачно оставляя на стеклянной прелести бокалы, алый оттенок помады, Оксана переступила порог открытой двери. Снизу доносилась ритмичная музыка dubstep, будоражащее звучание которой слышалось снизу, где была бильярдная, когда Оксана спускалась по ступенькам винтовой лестницы, смакуя во рту сладкую прелесть вина, что завораживающим влиянием пленяло её сознание манящим вкусом страсти. Спускаясь со ступенек, Оксана открыла дверь, поднося бокал с остатками вина к губам, спускаясь на пол покрытый паркетом кофейного цвета.

Цветомузыка, подобно лучами радуги взымалась по стенам и потолку большой по протяженности комнаты, окутанной туманом. Пар, который выдавала установка, окутывал гостей в маскарадных масках, придавая таинство и интригующую обстановку этого места. Полуголые девушки, которые в одном нижнем белье, другие без белья эффектно показывали торжество танца страсти на шесте, демонстрируя красоту собственного тела, в воздухе ухватившись согнутыми ногами за шест. Другие девушки сидели на краю бильярдного стола, кто даже отдался усладе этой игры, забавляя с партнером кием, ловко забивал, наступая коленом на стол, выставляя бёдра перед мужчиной, шар в лузу. Остальные сидели на кожаных креслах в дальнем конце комнаты, пьяные девицы, голодным взглядом искушения смотрели на своих мужчин, кто-то даже поддался уже соблазну, любви не стесняясь прямо на диване, ублажал свою спутницу, засунув ей большой член в рот. За стойкой бармен успевал разливать и приготовленные напитки в бокалы для гостей, женского общества, что сидели на высоких стульях без спинки с голодным взглядом искушения и сияющими отблесками цветомузыки, смотрели на весь разврат, что творился в бильярдной.

«Пожалуй, здесь я и отпраздную свою новогоднюю ночь», решила для себя Оксана, проходя мимо шестов где танцевали девушки с завистью наблюдала за их лаконичными жестами и эффектностью движения, взывающих к себе желание.

— М… какое вкусное вино — чувствовала Оксана с каждым новым глотком, проходя мимо бильярдных столов за которыми играли полуголые девицы, жажду необъяснимого порочного желания — Пожалуй, здесь я и проведу эту новогоднюю ночь

Направляясь к барной стойки отпивая сладкую, завораживающую оттенком сказочной сладости винограда вино, Оксана, ощущая в себе порыв порочной энергии, которая подобно будоражащей страсти вулкана взымала вырваться наружу. Допивая остатки прелести вина, Оксана подошла, покачивая роскошной красотой упругих бёдер, к барной стойки.

«Блядь да что мне так секса то хочется, я прям вся, теку, я ведь тут даже никого не знаю, ну пиздец, как бы не кинуться на кого-нибудь, прям здесь», ощутила Оксана жар во всём теле, что охватывал её тело жаждой порочного влечения.

— Бокал какого-нибудь коктейля можно у вас — обратилась Оксана к парню за барной стойкой, что с любопытным взглядом посмотрел в её сторону

— Для вас самый лучший — с улыбкой ответил темноволосый парень, стал ловко замешивать в стеклянный бокал смесь алкогольного напитка

— М… какой у вас приятный аромат

Оксана не могла удержаться от жажды порочного влечения, поднося бокал с остатками вина к губам, посмотрела она на девушку с белокурым цветом волос, что сидела на стуле рядом.

— Изысканность его оттенков — говорила Оксана, держа рядом с губами бокал с вином — Может вызвать в любом мужчине дикость естественной страсти желания

— Хм… спасибо — мило улыбнулась молодая девица, состроив ямочки на щечках, выказывая мандариновые губки бантиком — Мне правда очень приятно, никогда бы такого не ожидала от вас

— Ваш коктейль — обратился бармен к Оксане, в тот момент, когда она смачно как озабоченная кошка лакала последние капли вина, из бокала размазав помаду на его стекле

— М…. спасибо молодой человек — похвалила кокетливо Оксана, отрываясь от пустого бокала, поставила его на барную стойку

Чувство сильной сексуальной страсти одолевало Оксаной после выпитого бокала вина, настолько сильный порочный инстинкт, овладел её сознание, что она начала дышать ритмично и учащенно. Зрачки голубых, лазурных, как камень топаза, глаз были расширены, отражая в себе миллионы оттенков цветомузыки. Издавая легкий насыщенный эротический нотками стон, Оксана, прикусывая краешек губы, взявшись за тонкую ножку, хрустального бокала с коктейлем, встала с высокого стула, на котором сидела, как только услышала завистливые эротические стоны в дальнем конце этой большой комнаты.

«Блядь да хоть с кем бы уже, да что мне так дико хочется ебли», подумала про себя Оксана, сгорая от искушения порочного желания, направилась к месту где происходил половой акт мужчины и женщины, ставя в каждом шаге искусно ноги крест-накрест.

Соблазнительные стоны девушки манили к себе Оксану, к черному кожаному дивану, на котором происходила оргия. Отпивая с бокала фруктовую сладость, Оксана, стукая каблуками черных туфель по полу, подошла к спинке дивана. С завистью Оксана посмотрела, что на девушку шатенку, что лежала обнаженной на диване, в окружении двух мужчин. Девушка, смачно сидя на коленях у одного мужчины смачно целовалась с другим, придавая ласки, своё тело, пылких крепких мужских рук. Другая рыжеволосая девушка лежала, на другом диване, в объятии резвого самца, стонала, не умолкая, что вытворял с ней безумные сексуальные страсти, с большой скоростью вводил член в её влагалище. На кофейном столике, что стоял между двумя диванами, на платформе, куда поднималась Оксана, покачивая упругой красотой бёдер, размещал в себе бутылку шотландского виски, несколько бокалов. Стеклянную пепельницу, в которой до сих дымился окурок тонкой сигареты на фильтре, котором остался розовый отпечаток помады, женских сладких губ.

— М…. как романтичная обстановка

Восхитилась Оксана, уже не могла сдержать в себе трепетный пыл бурной страсти, что терзал её изнутри, заставляя самовольно мокнуть стенки жаждущего влагалища.

— Молодые люди, вы не возражаете

Спросила вежливо разрешения Оксана, стукая каблуками по деревянной платформе, где располагалась зона отдыха, обошла один из диванов, специально выражая силуэт упругого тела.

— Если я составлю вам компанию

С неудержимым желанием голода раскрыв глаза, посмотрела Оксана, как один из мужчин засовывал свой член в шатенку, когда в тот момент она скользила губами по члену другого самца.

— У вас тут достаточно весело — прошла Оксана мимо происходившей оргии, с голодом мучительного томлением времени искушения, смотрела на весь происходящий разврат

Располагаясь в одном из кресел, Оксана поняла, что на неё никто не обратил внимания, как мужчины были сильно заняты делом. Опираясь на спинку кресла, Оксана, положив ногу на ногу, прикрывая от неугомонного необъяснимого возбуждения глаза, Оксана отпила глоток сладкого тропического алкогольного напитка. Страсти внутри Оксаны с каждой силы выпитого алкоголя всё больше и больше нарастали, вызывая к себе желание порочного влечения. Тело Оксаны, словно измученной страстью требовало прикосновение убедительных рук, каждая её клеточка желала любви способной излить из себя весь терзающий муками порока потенциал.

Медленно и тихое звучание музыки dubstep, вынудило Оксану поставить бокал недопитого тропического коктейля на рядом стоящий кофейный столик. Подобно движению королевской кобры, в такт мелодичного звучания, Оксана, выгнув спину опираясь руками на мягкие поручни кресла в котором сидела, встала с него, выказывая изящный силуэт фигуры. Выражая естественную упругую красоту бёдер, демонстрируя шикарный кружевной узор черных чулок, что выглядывал из-под черного надетого платья, Оксана, покачивая бёдрами, словно вошла в звучание ритма музыки, что заиграла в этой комнате. Демонстрируя плавностью вращения таза, сексуальность движения такта одиночного танца, Оксана, не отдавая отчёт своим действиями, хотела привлечь к себе внимание людей, что придались утехи любви на диванах между которых она так прекрасно начала медленно танцевать. Запрокинув чуть голову, Оксана обернулась, взглядом голода порочной страсти посмотрела, как большой член входит в шатенку, растягивая стенки её узкого влагалища заставляя девицу буквально задыхаться в стонах испытываемого оргазма. Продолжая подобно изгибу королевской кобры, Оксана выражала красоту собственного тела, погрузившись в танец перед гостями, вращая упругой красотой бёдер, как соблазнительная искусительница, забавляясь ритму сексуального движения.

— Какой красивый танец — похвалил один из мужчин, заметив Оксану рядом с диваном, на котором он сидел — Не согласитесь ли присоединиться и выпить с нами?!

— Будет весьма приятно увидеть вас в своей компании — поддержал его товарищ, посадив прозорливую голую шатенку к себе на колени

«Пожалуй, именно то, что я и хотела, блядь я вся теку, сейчас бы уже хоть с кем-то потрахаться не понимаю, что со мной происходит, такой дикости у меня спонтанно никогда не было», подумала про себя Оксана, обернувшись к мужчинам, искушенной похотью взгляда голубых глаз, порадовала их.

— А я уже думала, буду одна скучать в одиночестве

Ухмыльнулась Оксана, роскошной улыбкой безупречных алых губ, чувствуя во рту вкус тропической силы коктейля, с изумлением заметила вытекающий с губ девушки смачный сгусток спермы. Медленно направляясь к дивану покачивая роскошной красотой бёдер, Оксана подошла к дивану, распознав среди запахов сигаретного дыма и терпкости вкуса коньячных напитков, бесподобное сочетание «Christian Dior Miss Dior». Подобно стихи будоражащих оттенков эта композиция пленяла верхними нотами бергамота, мускатного шалфея и гардении. Средние ноты этой изысканной прелести занимали ирис, жасмин и нарцисс. Бесподобностью волнующей тонкостью служила палитра запахов кожи, ветивера, амбра и пачули, ароматная сила таких стойких запахов на женском теле могла вскружить любому голову.

— Как приятно, что кто-то хочет составить мне компанию — улыбнулась Оксана, присаживаясь между двух пьяных мужчин, от которых так сладостно разило горячей страстью перегара

— Я думаю — ответил один из мужчин, волнующим касанием теплых пальцев коснулся колена Оксаны, словно провел по кружевному узору её черных чулок — Это нам будет приятно больше провести эту новогоднюю ночь в обществе такой королевы

«Блядь что же ты делаешь, зачем ты меня коснулся я и так себя едва сдерживаю, чтобы не раздеться тут прямо перед вами и прыгнуть на любой уже свободный член», размышляла Оксана, ощущая всю тонкость касания мужских пальцев к своему колену.

— И как подобает настоящей королеве этой новогодней ночи

С изумительной пьяной ухмылкой на губах, придавая очарование ямочкам на щечках, заявила гордо Оксана, наглым образом встала на колени, сидя на диване, села к одному из мужчин.

— Я требую, чтобы её подданные

Располагаясь на коленях у мужчины опираясь коленями на диван, Оксана соблазнительной искушающей нежной лаской голоса, говорила рядом с пылкими губами одного из мужчин.

— Удовлетворили все её

Говорила Оксана, не могла уже сдержать всю трепетную энергию власти искушения порочного влечения, что сочилась из неё бурным ритмом эмоций.

— Желания — горечью упоительной страстью произнесла Оксана, раскрывая алые прелесть губ перед мужчиной, настойчиво требуя, чтобы он её взял

Жаром приятного прикосновения ладони, мужчина прикоснулся к спине Оксаны, вызывая вихрь головокружительного возбуждения. Обвивая одной рукой шею мужчины, Оксана аккуратно отклонилась назад, сливая с губами в единой прелести поцелуя с другим самцом, на коленях которого сидела обнаженная шатенка. Жадно облизывая сначала губы мужчины, Оксана почувствовала, как он ловко всунул свой язык к ней в рот, насыщая её ротовую полость терпким вкусом перегара и запаха табака. Самец, у которого Оксана сидела на коленях, но порочной страстью, дико целовалась с другим мужчиной, медленно оголил бёдра Оксаны из-под черного платья. Оксана чувствовала себя королевой в окружении двух кавалеров, один из которых владел её языком у неё во рту подобно танцу танго в момент поцелуя, пока другой не выдержал ритма сексуального напряжения, порвал на ней её черное кружевное платье. Столь неожиданный жест рвущейся в дикости нежной ткани вызвал в Оксане еще большее желание сильной порочной похоти, желая чтобы эти два самца, взяли её в свои крепкие могучие оковы мужских рук.

— М…. вы так настойчиво — восхитилась Оксана, отрываясь от губ мужчины прерывая страсть услады поцелуя, почувствовала, как мужчина рвал платье у неё на груди, высвобождая её из оков

— О….. господи — прижала кончики пальцев, обеих рук, к губам выразила восхищение шатенка, вскрикнув от увиденного — Какая шикарная грудь ничего себе

— Ого, какие титьки! — удивился мужчина, разорвав платье на Оксане

— Ну же — выставляя шикарную грудь перед лицом мужчина, Оксана едва дотрагивалась розовыми бархатистыми сосками до щетины на его подбородке — Потрогай их, королева жаждет

— Я даже их обхватить не могу — выразил мужчина впечатление, жадно обхватив пылкостью жарких ладоней, бюст Оксаны, начала рьяно сжимать его пальцами

— М…. — прикусывая краешек губы, сгорая в ритме такта искушения, Оксана отклонилась назад, обвивая шею другого мужчины

Сливаясь с губами кавалера, Оксана продолжала голодом порочного искушения облизывать его губы, отдавая своё тело власти убедительных рук другому. Не отрываясь от губ самца, Оксана, располагаясь над коленями другого, стоя на четвереньках на диване. Мужчине жадно начал целовать бёдра Оксаны, когда она стояла к нему спиной, пока другой самец впился пальцами одной руки в её шикарные золотистые волнистые пряди волос. Самец вынудил Оксану оторваться от его губ, держа её голову за пучок волос, когда она принуждённо смотрела на него взглядом желающих лазурных глаз. Медленно держа за волосы мужчины, опускал голову Оксаны вниз, когда шатенка что сошла с его колен, медленно обвила пальцами, одной руки, пенис этого самца, заголяя лаской убедительности головку члена из которого смачно вытек сгусток спермы. Покорным взглядом Оксана посмотрела снизу вверх на самца, что держал её за волосы, раскрывая алую, покрытые мужской слюной губы чуть высовывая язык, из-за рта позволяя сгустку спермы вытекающей с члена мужчины упасть на его гладкую поверхность.

Словно игривая кошка Оксана поиграла языком с головкой члена самца, проводя сказочной лаской кончиком языка по её поверхности ощущая во рту вкус мужской спермы. Продолжая покорно смотреть, искушающим до глубины души взглядом порочного соблазна в глаза мужчины, Оксана медленно прикоснулась раскрытыми губами к головке члена мужчины. Искушая самца прелестью лазурного голубого взгляда глаз, Оксана чуть просунула его головку промеж своих алых губ. Чувствуя нежной поверхностью алых губ, как пульсировала каждая жилка на его пенисе, волей напряженности, Оксана плавно скользила вдоль его крепостью мужской мощи насыщенного стебля. Опуская губами по стеблю приятным трением скользя по члену мужчины, Оксана приблизилась к его гениталиям, в тот момент как другой самец от нетерпения порвал её кружевные трусики.

— Подожди — заверил мужчина, обращаясь к своему товарищу, у которого Оксана лаской губ обволакивала крепкий стебель пениса — Давай её на руках

— Тише-тише золотце моё

Заверил лаской шепота он, соглашаясь с предложением своего товарища, медленно поворачивая Оксану, с членом у неё во рту, спиной к дивану, обвил руками её рёбра.

— Сначала насади её — предложил он своему товарищу

— М…. как там влажно — похвалил мужчина, прикоснувшись головкой члена к влагой пропитанному влагалищу Оксаны

«М…. сейчас я почувствую его в себе, блядь как же пиздец мне этого сейчас не хватает», подумала про себя Оксана, сгорая в ритме нетерпенья, почувствовав горячее, пульсирующее прикосновение, головки члена к своим половым изнемогающих жаждой половым губам.

Издавая глухой насыщенный сексуальной страстью стон, Оксана почувствовала, как крепкий член другого мужчины, достаточно ловко по текучей в ней смазки вошёл в неё. Держа Оксану на руках, мужчины встали с ней дивана, один из которых держа её за поясницу, другой за рёбра. Крепкий насыщенный мужской силой член мужчины перекрывал гортань Оксаны, почти лишая её возможно дышать. Синхронно оба самца сошлись с её сгорающим в страсти любви телом. Руки Оксаны, как и ноги, свисали вниз, всё её тело находилась в крепких оковах мужских рук. Мужчина что держал её за талию, словно неистовый самец дико всовывал в неё свой член, пока другой до самих гениталий насадил её ртом на свой член. Изнывая в стонах порока, Оксана подобно дикому зверю, поддавалась обольщению любви ласки крепких мужских рук, в которых она находилась.

— М….. какая блондинка — подошла шатенка, касаясь приятной теплой рукой поверхности живота Оксаны, встала рядом — А какая грудь, я прям трепещу перед такой красотой

— Потрогай — словно разрешил мужчина, всовывая в рот Оксане вновь член до гениталий

— Ясно понятно она-то ведь мне запретить уже не сможет

Ухмыльнулась шатенка, прикасаясь приятной нежной ладонью руки к груди Оксаны, после чего подушечками пальцев сжала легонько розовый бархатистый сосок. Крепкая головка пениса самца перекрыла гортань Оксаны, преграждая ей воздух, руки были слишком слабы, чтобы что-то сделать, тело было изнурено власти сопротивляться. Начиная жадно хватить воздух с членом во рту в момент того как чуть освобождал гортань.

— Да она сильно возбуждена — предположила шатенка, опускаясь другой рукой по поверхности живота Оксаны к клитору — Её кто-то опоил

— Что за бред — возразил другой мужчина, всовывая рьяно член во влагалище Оксаны, наживал диким порочным рвением её на свой пенис

— Сам подумай — уверяла девушка, касаясь другой рукой влажного клитора Оксаны, начиная его стимулировать подушечками пальцев — Блондинка пришла к нам в компанию неизвестных ей людей и тут же без всяких вопросом отдалась нам

— Она же блондинка — с усмешкой в голосе подтвердил мужчин, держа Оксану за поясницу

— Ты заметил, как легко твой член вошел в неё — продолжала рассуждать шатенка, подвергая одной рукой лаской грудь Оксаны, а другой теребить её клитор подушечками пальцев

— И что с того? — ничего не понимая ответил он, продолжая оспаривать мнение золотовласой шатенки, со смачным звуком смазки насаживал тело Оксаны на свой член

— Ты воспользовался телом этой блондинки — уверяла девушка, пытаясь убедить своих друзей, нежно целуя живот Оксаны — Которая и так над собой власти не имела

— Да прекрати она ведь сама к нам пришла — возразил мужчина, настойчиво впихнул член полностью в рот Оксане, так что она кончиком носа коснулась его гениталий

— Её опоили — заверила шатенка — Она просто не отдала себе отчёт

— Судя потому, как она танцевала возле нас и сама села к нам?! — спросил мужчина, начиная быстро вводить член в рот Оксане

— Давай тебе дадим возбудитель, что приняла она — предложила шатенка, достаточно умело обращалась с клитором Оксаны, стимулируя его приятной нежностью пальцев

— И что ты предлагаешь? — ухмыльнулся мужчина, посмотрев на шатенку

— Вытащи — распорядилась девица, начиная поглаживать обнаженное тело Оксаны, что находилась в пылу крепких мужских рук — И ты тоже — обратилась она к другому мужчине

— Что?! — возмутился мужчина, вытаскивая член из-за рта Оксаны, позволяя ей вздохнуть полной грудью, смачно прикусила его головку губами, когда он настойчиво играл с ней

— М…… — изумилась в улыбке Оксана, испытывая оргазм от нехватки воздуха и рьяной грубой силы мужчины, что придавали её тело порочной любви

— Иди ко мне — предложил мужчина, как только его товарищ высунул член из-за рта Оксаны, держа её на руках, в тот момент, когда она полностью насела на его член — И ты всё еще думаешь, мы используем эту блондинку?

— Я думаю, вы радуете эту блондинку — рассмеялась Оксана, чувствуя в себе крепкую мощь мужского пениса, находясь на руках у самца, скрестила ноги у него за талией

— О… господи да она совсем не отдаёт себе отчет — выразила несогласие, скривив губы шатенка

— Ну же иди ко мне — обратилась Оксана к мужчине, что стоял за её спиной — Я хочу продолжения

— И ты всё еще думаешь, что мы её используем? — обратился мужчина к своей златовласой подруге, подошёл к Оксане со спины, когда она была на руках у другого самца

— Ты что серьёзно? — ухмыльнулась шатенка

Руки второго кавалера неистовой страстью обхватили груди Оксаны, вынуждая её отклониться назад, впасть в объятие его крепких мужских оков. Мужчины держали Оксану на руках подошли к комоду, на котором лежали раскиданные женские вещи. Положив Оксану спиной на комод поверх женских вещей, самец тут ввёл в неё член, что подобно раскаленному железу, огнём твёрдой убедительной мужской силы, растягивал мокрые изнывающие стенки влагалища. Раскрывая алые губы, Оксана с открытыми лазурными голубыми глазами запрокинула голову, чувствуя всей тонкостью ощущение, продвижение мужского члена в себе. Столь сильное чувство подвергало мозг Оксаны подобно взрыву ковровых бомбардировок, молниеносным стремлением сексуальных, насиловал её изнемогающий в стонах разум. Пользуясь таким моментом, другой мужчина ввёл свой напряженный член прямо в рот Оксане, держа её за роскошные пряди её золотистых волос. Продолжая дальше в таком синхронном ритме оба кавалера, придавали нежности искушенной страсти тело Оксаны. Сжимая пальцами обеих рук пышный бюст Оксаны, мужчина был предельно ласков, медленно водил поверхностью стебля пениса по её языку, давая насладиться вкусом своей головки. Задыхаясь в собственных стонах, Оксана смачно облизывала губами головку члена мужчины, пока другой самец, держа её ноги согнутыми в колени, медленно вставлял свой пенис в неё.

Тело Оксаны полыхала жаром искушенной порочной любви, выпуская из пор бархатистой кожи капли пота, что скатывались по её упругой сочной прелести, пропитывали одежду, на которой она лежала спиной. Ощущая во рту вкус выделений спермы, чувствуя запах гениталий самца, что медленно касались лица Оксаны, по мере того как его член перекрывал ей гортань поступательными движениями. Нежность крепких убедительных пальцев терзала грудь Оксаны, другой кавалер вынудил её положить ноги к нему на плечи, коснулся ладонью живота, где выступал бугорок вхождения в неё члена. Изнывая глухими стонами и извиваясь на комоде лежа спиной, Оксана отдала полностью своё тело двум неистовым кавалерам, что синхронному такту любви придавали порочной нежности её пылкую, сгорающую жаром любви, плоть.

***

Приятной гармоничностью ритм dubstep играл в бильярдной, будоража своей утонченностью мелодией такта ритма. В воздухе стоял цветочный запах парфюме, перегар прошедшего новогоднего запаха, стойкий запах сигаретного дыма. Софа, на которой лежала Оксана, абсолютно не отдавая себе отчёт о происходящем, пропиталась стойкостью гармоничной композиции «Rose Sauvage», потом её тела, а так же вагинальных выделений, после пережитой сексуальной страсти. Комната в приятной композиции музыки словно плыла, стены бильярдного помещения, подобно карусели крутились перед глазами Оксаны, тело изнывало жаром, предвкушая порочной силы неутолимый голод. На полу рядом с диваном двумя кресла и софой, на которой лежала Оксана, были разбросаны женские вещи, некоторых из них в пылу сексуальной страсти были разорваны. Одна из женщин, лежала в большом кресле, находясь в бессознательном положении, женщина тихо сопела, постанывая во сне. Шатенка лежала голой на диване, издавая тихий стон, девица тяжело и изнуренно дышала, находясь в пылу пьяного бреда.

— Последний раз я видела её прошлой ночью — послышался голос Катерины, в дальнем конце начала комнаты — А зачем вам Оксанка понадобилась в новогодние праздники?

— Понимаете особый случай — к удивлению можно было распознать голос Валентины, что тоже вошла в это большое помещение, где творился новогодний разврат — Оксана Владимировна должна взглянуть на результаты анализов

— Оксанка ты здесь? — крикнула Катерина, стукая каблуками женских туфель, прошла по бильярдной комнате — Господи, что тут произошло прошлой ночью

— Мда…. судя по всему, Оксана Владимировна, возможно, неплохо провела время — предположила Валентина, направляясь следом за Катериной по комнате

— Она даже представляете, новый год не отметила в двенадцать часов

Рассказывала Катерина, поднимаясь по ступенькам на подиум, где располагалась зона отдыха, раскрывая от удивления серо-голубую красоту глаз, выражая удивление и шок.

— Ушла куда-то в этом направлении и больше не появлялась — рассуждала Катерина обошла софу, на которой лежала Оксана — Вот полюбуйтесь вот ваша начальница

— Оксана Владимировна — звучный голос Валентины, в сознании Оксаны казался эхом отдаленный и весьма неразборчивым — Что с вами произошло тут вчера?

— Потрахалась она — грязно грубо выразила свои мысли Катерина — Что тут еще могло произойти

— Я слышалась о том безумии, что произошло в ЗАГСе — предположила Валентина, выдвигая пустую теорию — Возможно последствия неудачной свадьбы дают о себе знать

— Ой, да господи

Рассмеялась Катерина, присаживаясь на софу с краю от Оксаны, с удивлением наблюдая, как она подняла одну ногу, согну её в колено начала стягивать с себя чулок.

— О…. господи прошу только не надо не сейчас Оксанка — возразила Катерина, не желая даже смотреть на извращение со стороны Оксаны

— У нас такое уже было с Оксаной Владимировной — замечая странное поведение в Оксане, пояснила Валентина так и оставаясь стоять на ступеньках подиума, словно стесняясь подойти ближе — Однажды её муж, с которым свадьба на состоялась, довёл её до такого состояния

— Значит, вы уже знаете, как это устранить? — поинтересовалась Катерина, посмотрев с отвращением как Оксана почти стянула с ноги чулок, смачно прикусила его губами — Да Оксанка, сколько можно фу….. — встала брюнетка с софы, не выдержав такого отвращения

— Да, но Оксана Владимировна

Уверяла Валентина, поднимаясь по ступенькам подиума, медленно направлялась к софе, на которой лежала Оксана, открывая предварительно красную сумочку, что висела у неё на плече.

— Будет от такого явно не в восторге — рассказывала Валентина, доставая флакон нашатырного спирта и вату

— Оксана Владимировна — пояснила Катерина, возмутившись неуверенностью рыжеволосой девушки — Лежит голой на софе и обсасывает губами свой собственный чулок, я уже знаете, не удивляюсь, чему она может быть довольна

— Ладно — ухмыльнулась Валентина, смочив ватку нашатырным спиртом, положив предварительно красную папку на кофейный столик рядом с бутылкой коньяка — Но я вас предупреждала

— Действуйте — распорядилась уверенно Катерина, оставаясь стоять в нескольких метрах от софы

— Оксана Владимировна — лаской приятного голоса обратилась Валентина, присаживаясь на софу, рядом с Оксаной поднесла ватку нашатырного спирта к её носу

— М….. — отвернула Оксана голову, смутившись такого противного запаха с ватки, что была рядом с её носом

— Оксана Владимировна — держа ватку рядом с носом Оксаны, Валентина влепила крепкую неожиданную жгучую пощечину по её лицу

— Блядь! — прошипела Оксана сразу же пришла в себя, после эйфории, схватила одной рукой за запястье руки Валентины — Ты, что совсем уже, что ли охуела — прислонив ладонь к жгучей болью щеке, посмотрела она дикостью королевской кобры на свою обидчицу

— Тебе лечиться нужно — заверила Катерина, быстро направляясь к софе — Отпусти её, она ни в чём не виновата

— Это продолжается Оксана Владимировна — уверяла Валентина, выказывая заботу нежным тоном собственного голоса — Вам наверно стоит посетить психотерапевта

— Тебе наверно стоит пойти нахуй — отпуская руку Валентины, грязно выругалась Оксана — Где моя одежда?

— Это я у тебя хотела спросить — обратилась Катерина, с ухмылкой на губах, заметив рядом с диваном, на котором спала, пьяна шатенка, как лежало разорванное кружевное черное платье

— Ну, ёб твою мать — нецензурной лексикой выразила Оксана собственное мнение, посмотрев в сторону, куда кивнула Катерина — В чём я теперь пойду?! — обиженно нахмурив размазанные блеклые от помады губы, спросила она

— А вот это уже твои проблемы — не желая отвечать на такой вопрос, увиливая от ответа, говорила Катерина — Придумаешь что-нибудь

— Вот оденьте вот это — взяла черную роскошную элегантную сорочку с подлокотника дивана, предложила Валентина — Я думаю, оно этой девушке не скора понадобиться

— По крайней мере, это лучше — выразила Катерина собственное мнение, прекрасной улыбкой алых губ, присев на подлокотник кресла — Чем выйти туда на завтрак голой

— Что же — повела недовольно губами Оксана, взяв из рук Валентины предложенную ей сорочку, оставаясь сидеть на софе поджав под себя ноги — Другого варианта у меня не особо нету

— Что произошло у тебя вчера? — настойчиво спросила Катерина, продолжая демонстрировать возмущение и чрезмерное любопытство — Ты вчера куда-то просто ушла, обещала вернуться, но тебя не было

— Всё как в тумане — рассказывала Оксана, одевая на себя чужую сорочку пропитанную чужим ароматом восточного юза и жасмина — Помню только что выпила бокал вина и мне дико захотелось трахаться

— С бокала вина? — рассмеялась Катерина, вставая с подлокотника кресла выказывая красоту тела, скрытого под фиолетовым коротким платьем

— Вот именно с бокала вина — пояснила Оксана вставая софу, коснулась голой ступней на чьи-то женские бардовые кружевные трусики — Я такого раньше не испытывала, жажда секса словно одолевала меня

— Возможно, я знаю, в чем дело — ухмыльнулась Катерина, выказывая хитрую форму улыбку, словно догадывалась о том, что произошло прошедшей новогодней ночью

— Постой — возразила Оксана, словно доводы Катерины ей были не интересны — А ты что тут делаешь? — обратилась она к Валентине, что отошла к кофейному столику, взяв красную папку, которая лежала на его поверхности

— Вообще-то у нас проблема — обернулась Валентина, выказывая застенчивость, румянцем на щечках, покрытых веснушками

— Вообще-то у меня новый год — пояснила Оксана, расправляя, чужое, надетое на себя платье на талии — И я хотела его провести со своей дочерью

— Оксанка — выражая серьёзность на своём лице, пояснила Катерина, подходя медленно к Оксане, наклонилась к её уху — Сам Тихонов приехал сюда вместе с этой девушкой

«Значит дело достаточно срочное, блядь как же голова раскалывается, сейчас бы выпить что-нибудь», подумала про себя Оксана, чувствуя изнурительную слабость во всём теле и вкус мужской спермы во рту.

— Ладно — уныло вздохнула Оксана, поправляя растрёпанные золотистые волосы на голове, направляясь по подиуму в сторону бокала с остатками коктейля — Давай выкладывай, что там у тебя такого срочного, что никак не может подождать до завтра

— Девушка шестнадцати лет — начала рассказывать Валентина, раскрывая красную карту, что держала в руках — Поступила к нам прошлым вечером, рассекла колена

— И ты думаешь, мне это будет интересно — подошла Оксана к кофейному столику, взяла, стоящей на его поверхности бокал

— Может быть, тебе стоит для начала её выслушать — возразила Катерина, быстро выхватив бокал из рук Оксаны, не давая насладиться его сладкой тропической прелестью вкуса

— А ничего что я пить хочу — возмутилась Оксана такому наглому поведению со стороны брюнетки

— Обойдёшься — указала брюнетка взглядом недовольных глаз в сторону Валентины, что находилась в такой компании и чувствовала себя словно не в своей тарелке

— Заебись что еще сказать — выразила Оксана свои мысли грязной лексикой

— Так вот девушка рассекла колено — продолжила рассказывать Валентина

— Вот ты блядь думаешь мне интересно будет знать — была вне себя Оксана, выказывая злобу, испытывая жажду внутри себя — Как какая-то шестнадцатилетняя девка рассекла себе колено

— Объём вытекшей крови составил более 100 миллилитров — пояснила Валентина, медленно подошла к Оксане — Прошу почитайте, пожалуйста, карту

— И как ты думаешь — всё еще не считая серьёзным это дело Оксана всё же взяла карту из рук Валентины — Мне блядь будет интересно, кто сколько крови потерял

Преобладают симптомы основной травмы, боли — локальные в области повреждения, распирающих болей в суставе нет. Потеря крови составляет 100мл, сустав увеличился в объёме, стал шарообразным, его контуры сгладились. Во время пальпации выявляется, флюктуация — это признак скопления жидкости в патологическом очаге. Кожа, при потери большого объёма крови, стала синюшной, а мягкие ткани — очень тугими, напряженными, отмечается повышение местной температуры.

— Жидкость удалось извлечь из колена девушки? — прочитав карту смутным взором, поинтересовалась Оксана, ощущая головокружение и боль в глазах

— Да, но вы же понимаете — будто смущаясь недовольства Оксаны, ответила тихим голосом Валентина — Кровотечение в суставе девушки не единственная причина, по которой мы сюда приехали

— Есть что-то еще? — ухмыльнулась Оксана, посчитав забавным как Валентина начала нервничать от того, что пьяная шатенка несколько учащенно стонала, лежала на диване

— В общем анализе крови выявляют признаки постгеморрагической анемии

— Проблема с тромбоцитами? — удивилась Оксана — Но я думаю, что-то еще более важное случилось у вас, что ты приехала сюда вместе с Тихоновым

— Девушку оперируют на столе уже несколько часов доктор Ларионов и Эдуард Иннокентиевич, на операционном столе — заверила Валентина, когда Оксана, проходя по подиуму, нагнулась и подняла с пола лежащие черные туфли — Кровотечения ЖКТ

— Нарушение фактора свёртываемости крови — предположила Оксана, обувая на ноги черные туфли — Должно быть чем-то обоснованно и наверняка проявлялось или давало о себе хоть бы раз знать — рассуждала она, оставив карту на кофейном столике

«Обычно девушки такого возраста могут вести дневник или у них есть парень, который наверняка знает о ней больше чем её родители», подумала про себя Оксана, подошла к ступенькам подиума, наступая на одну из них каблуком черных туфель.

— Мне нужно попасть в больницу — заявила Оксана, обернувшись, продолжая стоять на ступеньках подиума, положила руку на бедро — А ты моя дорогая отвезёшь мою дочь домой — обратилась она к Катерине

— Ты наверно издеваешься? — выразила несогласие Катерина, подобно дикой кошке искусно ставя ноги, крест-накрест направилась к Оксане, выражая взгляд порочного желания в голубых серых глазах — Сейчас же новогодние праздники…..

— И что с того? — ухмыльнулась Оксана, продолжила спускаться по ступенькам, сошла на покрытый паркетом пол бильярдной комнаты

— По-моему ты обещала своей дочери вчера — словно издеваясь, говорила Катерина, разговаривая рядом с ухом Оксаны — Что проведёшь с ней все новогодние праздники

— А я никуда, не собираясь

Покачивая упругой красотой бёдер, прошла рядом с одним из бильярдных столов, Оксана игриво дотронулась кончиками пальцев до белого шара, толкая в сторону лузы.

— Я просто езжу в больницу — заверила Оксана, пожав с красивой формой улыбки, выражая ямочки на скулах — Проведаю свою пациентку, поговорю с родственниками и потом приеду домой

— Что мне кажется — выказывая недоверие, выразила собственное мнение Катерина — Что твои лживые голубые глазки, почему-то мне говорят обратное

— Почему то мне кажется, что нет — возразила Оксана, прошла рядом с другим бильярдным столом, взяла с его борта стоящий апельсиновый сок — Я обещала своей дочери новогодние выходные, и я их обеспечу — уверенным голосом заявила она, поднося к жаждущим губам стакан с соком

— Как бы не получилось так — продолжая говорить недовольство, проследовала Катерина следом за Оксаной — Как у тебя это обычно бывает

«Блядь твоё нравоучение порой меня уже конкретно подзаебало», подумала про себя Оксана, ощущая шепот Катерины у себя под ухом, глотая жадно остатки сока в бокале, на котором сохранился розовый отпечаток помады сладостных женских губ.

— Уверяю тебя

Продолжая сохранять равнодушие, выказывая сказочно прекрасную улыбку, обернулась Оксана к своей темноволосой собеседнице, передавая ей пустой бокал из-под сока.

— В этот раз всё будет по-другому — заверила Оксана, смакуя во рту до сих пор кисло-сладкую прелесть апельсинового сока

— Ну-ну конечно — поставив бокал на борт бильярдного стола, проследовала Катерина следом за Оксаной — Ты постоянно твердишь одно и тоже, а поступаешь по-своему

— А ты вечно пиздишь

Ухмыльнулась Оксана, покачивая упругой красотой скрытых под черным коротким роскошным платьем бёдер, подошла к закрытой двери, входа в бильярдную комнату. Материал что облегал тело Оксаны, был подобен нежности шифона, что подобно парусу на мачте корабля, трепетался в такт её соблазнительной игривой походки. Остаточное влияние действие возбудителя, всё еще терзало сознание Оксаны, подобно шторму раскачивающему океан безудержной любви, волнами порочной страсти шторма. Становилось всё тяжелее скрыть сексуальную тягу и стремление поддаться искушению власти любви, когда каждая клеточка тела Оксаны этого ненасытно требовала.

— И я же по крайней терплю — пожала Оксана плечами, состроив милую улыбку размазанных губ, коснулась пальцами ручки закрытой двери

— Ах так значит, ты меня терпишь?! — надувшись подобно злобе песчаной мелкой гадюки, возмутилась Катерина

— Оксана Владимировна — словно смутилась Валентина встревать в этот ужасающий для неё спор

— Да моя дорогая — ухмыльнулась Оксана, не придавая никакого значения возмущенной реплики Катерины — Ты что-то хотела? — обернулась она, открывая дверь, встав в её проходе

— Да, а что?! — удивилась Оксана серьёзности выражения лица рыжеволосой девушки, что по большей части вызывала к себе смех

— Ты в одном чулке — намекнула Катерина, указывая взглядом недовольных, полных возмущения глаз на ноги Оксаны — Ты хотя бы на людях веди себя прилично

«Блядь такая опрометчивая, всё та тебе нужно подметить», смутилась Оксана, облокотилась на каркас открытой двери, скинула с ноги один туфель.

— Вот такой вот Валюша я и живу сукой — вредничала Оксана, медленно закатывая чулок на ноге, пленяясь ласки его трепетного до тонкости страстных чувств, скольжения

— Скажи лучше мне спасибо — возразила Катерина, кокетливо выказывая обиду в ответ на ранимые чувства со стороны Оксаны — Никто кроме меня и твоей рыжеволосой сотруднице не знает, какое блядство ты тут вчера устроила

— Я, значит, устроила блядство — возмутилась Оксана, посчитав слова Катерины оскорблением, скинула с ноги чулок — Так значит я теперь, по-твоему, блядь?

— Я лично этого не отрицала — выказывая согласие, поделилась впечатлением Катерина, прикрывая игриво алые губы, посмеялась себе в ладонь

— Ну, блядь спасибо — грязно выругалась Оксана, одевая на ногу лежащий туфель, оставила лежать ан полу снятый с ноги черный чулок — Вот уж никогда не думала услышать такое от девушки с которой я разделяю чувства

— Были бы твои чувства еще взаимны — выказывая недовольства, поделилась Катерина собственным мнением, поднимаясь вслед за Оксаной по винтовой лестнице

— А ты думаешь, они не взаимны? — возмутилась Оксана, обернувшись к темноволосой девушки, что поднималась по ступенькам следом за нею

— Я думаю, ты просто нагло пользуешься моей добротой — ответила Катерина, встав рядом с Оксаной — Романов, между прочим, интересовался, куда ты так вчера пропала, вчерашней ночью был такой красивый бал, а ты словно как испарилась

— Ты же ведь прекрасно знаешь, где я была — выразила улыбкой Оксана довольство пережитой порочной новогодней ночи

— Фу….. прошу, только не начинай — возразила Катерина, проследовав следом за Оксаной по ступенькам винтовой лестницы

«Блядь порой мне дико начинает нравиться ставить эту суку в неловкое положение», подумала про себя Оксана, поднявшись по ступенькам касаясь дверной ручки, толкнула дверь от себя.

Гостиная была окутана легкой сумеречной тенью, длинные зелёные шторы, что висели на больших пластиковых окнах, скрывали лучи новогоднего рассвета за собой. В воздухе стоял цветочный аромат, палитра изысканного вкуса лаванды и жасмина тесно переплелись между собой, скрывая за собой осадок перегара, вкус которого едва чувствовала. Запаха смолы новогодней ёлки, что сияние гирлянды составляла приятную гармоничность освещения этой праздничной гостиной, что пустилась прошлой ночью в роскошный новогодний карнавал. На полу всё еще остались лежать мишура, чья-то одежда, черная женская маскарадная маска, новогодний стол уже содержал в себе другой ассортимент блюд, только что поставленных на стол. Девушки в откровенной форме горничных убирали тщательно дом, после прошедшего бурного торжества, продолжая уносить за собой посуду на разносах.

Изабелла Романова, оставаясь всё в таком же ядовито-зелёном платье, стояла посреди гостиной, разговаривая с Тихоновым. Заведующей деревенской больницей был одет в черный праздничный смокинг, с весьма угрюмым и недовольным видом о чем-то шепотом вёл беседу. Романов стоял у окна, держался за руку со своим сыном, когда рядом с ним в длинном вечернем платье стояла Власова, роскошная собой женщина, что-то убедительно тихим шепотом говорила ему под ухо. Аришка отдавшись объятиям большого игрушечного медведя, что сидел рядом с большой ёлкой, утопала в нежности его искусственного меха. Заметив вошедшую Оксану в гостиную, еще когда она переступала порог открытой двери, Аришка тут же ринулась, стукая каблучками детских туфелек навстречу.

— Мама! — резвым звонким голосом, вскрикнула девочка, направляясь бегом на встречу к Оксане

— Ах… вот и наша Оксаночка

Ухмыльнулась хитрой, искушенной подлостью улыбки Изабелла, обращая внимание Тихонова, на Оксану, когда она переступила порог открытой двери вошла в гостиную.

— Ты вчера пропустила такой шикарный карнавал — продолжая изумляться в улыбке, рассказывала Изабелла, скрывая за своей манерой вежливости, какие-то скрытые чувства сарказма

— Оксана Владимировна — обернулся Тихонов, с весьма радушной приветствующей улыбкой — Мне очень жаль вас тревожит, да еще и в канун нового года, особенно когда ваша свадьба так неудачно закончилась

— Валерий Валерьевич — возразила Оксана, сделав несколько шагов от открытой двери, впала в объятие Аришки, что маленькими худенькими ручками, обвила её роскошную талию — Прошу только не надо ваших сантиментов, я прекрасно знаю уже, в чём дело

— Только после того — повернулся Романов с весьма праздничной улыбкой — Как Оксана Владимировна позавтракает я смогу её отпустить довольной в ваше царство медицины

— Оу...... прошу, Сергей Викторович — состроив губы трубочкой, отвергла такое предложение Оксана, оставаясь в объятиях маленькой девочки, присела на одно колено — Мне бы сейчас стаканчик апельсинового сока или бока чего-либо

— Похоже, ночь у тебя прошла удачно — ухмыльнулась Изабелла, взяв у проходящей рядом официантки бокал сока с разноса

«М….. апельсиновый сок, пожалуй, самое лучшее о че я только могу сейчас мечтать», подумала про себя Оксана, с жаждой изнурительного голода посмотрела на стакан что держала в руке Изабелла.

— По крайней мере, я хотя бы не жалуюсь — выказывая застенчивое очертание улыбки, выразила впечатление Оксана

— Оксана Владимировна — обратился Романов, отошёл от Власовой, отошёл от окна вместе со своим сыном — Вы, что не хотите почтить нас своим присутствием, Павлик так хотел увидеться

— Здравствуй Оксана — обратился Павлик

По внешнему виду мальчик, которого раньше представляла Оксана, сильно повзрослел, учась в офицерской школе, ребёнок Романовых казался мужественным в форме курсанта. Выражение лица подростка изменилось, стало более взрослым и уверенным в себе человеком. Походка стала офицерской, но все эти качества всё еще скрывали образ ребёнка, которого видела перед собой Оксана, хоть и весьма сильно изменившегося внешне.

— Павлик?! — выразила сильное удивление Оксана, заметив идущего к ней навстречу мальчишку в форме — Это ты?! — отрываясь от объятий девочки, она никак не могла поверить в это преобразование из ребёнка в юношу

— О….. нет, не мечтай — чувством сарказма сохраняя прелесть змеиной ухмылки, подошла Изабелла, к Оксане передавая ей в руки, бокал апельсинового сока — Мой мальчик найдёт себе невесту по душе

— Между прочим — заверила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, посмотрела в ядовито-зелёные наглые глаза Романовой — Я в этом и не сомневалась

— Оксана Владимировна — вмешался Тихонов в эту наполненную интригующим моментом беседу, подошёл медленно к Оксане — Я извиняюсь, что вас перебью госпожа Романова

— Ох…. пожалуйста-пожалуйста — продолжая выказывать манеры лицемерия, заявила Изабелла, отходя в сторону, взяла под руку своего сына — Пойдём Павлик мама кое-что хотела тебе показать

— И так вот прошу прощения Оксана Владимировна, что перебью вас — Тихонов, был весьма вежлив и деликатен в манере общения — Но дело правда не требует отлагательств

— Я читала это дело уже — заверила Оксана, поднесла бокал с соком к изнурённым жаждой губам

— Ларионов и Эдуард Иннокентиевич уже несколько часов в операционной спасают девочку, когда всё началось с обычного ушибленного колена — рассказывал Тихонов, придавая серьёзность интонации собственного голоса

— Да Валентина мне уже это сказала — пояснила Оксана, после чего начиная жадно глотать апельсиновый сок

— Мы бы хотели чтобы вы взялись за это дело — выразил, свою просьбу Тихонов — Изучили все необходимые материалы и выяснили причину плохой свертываемости крови этой пациентки

— Как я понимаю — заявила Оксана, отрываясь от бокала с соком, чувствуя во рту его кисло-сладкий вкус апельсина — Дело требует моего немедленного вмешательства

— Это было бы очень кстати — заявил Тихонов, соглашаясь с мнением Оксаны — Если хотите, можете позавтракать, мы позволим себе такую роскошь, ожидая вас

«Высокомерный сука старикан, это блядь для тебя охуенная роскошь, что я по собственной инициативе берусь за дело в мои блядские новогодние праздники, что я обещала провести со своей дочерью», извратила Оксана мысли в своей голове, возмущенным взглядом королевской кобры посмотрела на Тихонова.

— Я не голодна — холодной интонацией голоса ответила Оксана, отвернувшись от заведующего, посмотрел с теплотой материнского заботливого взгляда на Аришку — Думаю стакана сока мне достаточно, отвезите меня в больницу

— Я распорядился чтобы мой водитель — заверил Романов, подошёл к Оксане — Подогнал лимузин к входу, вы поедете на нём

— За что мне такая честь?

Изумилась в улыбке Оксана, чувствуя неистовую тягу к этому мужчине которую с трудом удерживала в себе. Скрывая за горечью сексуальных изнемогающих и терзающих разум чувств Оксаны неутолимое порочное влечение. Тело Оксаны, словно каждая её клеточка, требовала искусить глоток пламени выраженной сексуальной любви.

— На вашем лимузине — продолжая придавать застенчиво выражение лица, демонстрировала румянец на щечках — Я прям даже, не знаю, что и сказать

— Вы ведь моя белокурая королева — тихим ласкающим страстью шепотом, горячим потоком воздуха прошептал он под ухом у Оксаны — Сами ведь это сказали при всех вчера

«Ну, ты и сука Романов, нашёл что вспомнить», подобно красному помидору, Оксана показала еще более выразительный румянец на щечках, сгорая от стыда за вчерашнее поведение.

— Спасибо что напомнили — нахмурила Оксана от недовольства губы — Однако ваш лимузин я всё же использую, я ведь ваша королева

— Как ты любишь себя — выказывая возмущение, поделилась собственным мнением Катерина, коснувшись открытого плеча Оксаны — Когда ты себя хотя бы этим ограничивала

— Я просто люблю — заявила гордо Оксана, поворачивая недовольный взгляд к своей темноволосой собеседнице — Когда богатые и уличенные властью мужчины, словно склоняются передо мной

— По крайней мере — согласился с таким утверждением Романов — Наша семья вся, включая и Викторию, обязана вам своей жизнью

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, выказывая искушенной формой улыбки радушие

— Тогда в таком случае — продолжая создавать интригу в разговоре, Романов неожиданно обернулся с хитрой улыбкой формой улыбке — А вот уже Виктория

Указал Романов мимолетным взглядом глаз на белокурую девушку в красном пышном платье, что спускалась по ступенькам, держала в руках красное зимнее пальто Оксаны. Девушка была подобно принцессе, с пышными выразительными белыми волосами, аккуратно спускалась по ступенькам массивной лестнице, поверхность которых была выложена из белоснежных мраморных плит, как и весь пол в гостиной. Стукая каблуками красных туфель, белокурая девушка медленно спускалась, снизошла на мраморный пол гостиной, привлекая к себе всеобщее внимание, находящихся в гостиной людей.

— Поскольку вы поедет на лимузине семьи Романовых — обратился Тихонов, направляясь к стулу рядом с большим столом, где висело его черное пальто — Я пойду пока прогрею свою машину

— Я с вами Валерий Валерьевич — побежала следом, резво стукая каблуками красных туфель Валентина, прошла мимо Оксаны, посмотрев на неё холодным безразличным взглядом с красочной радушной улыбкой — Я подожду вас на крыльце

— Ты что тоже оставишь меня? — выражая обиду и демонстрируя разочарование и чувство отторжения, спросила Оксана, вызывая к себе жалость посмотрела

— В любом случае — ухмыльнулся Романов, взяв из рук Виктории красное пальто — Ваш покой Оксана Владимировна никто не посмеет потревожить

«Блядь томиться одной, да даже в лимузине, блядь какое унижение даже для меня», подумала про себя Оксана, нахмурив от обиды губы бантиком.

— Отвезёшь мою дочь домой — распорядилась Оксана, прошипев коброй на Катерину, что стояла с ней рядом

— Нет, а я-то тут причем?! — удивилась Катерина злому всплеску эмоций со стороны Оксаны — Не я виновата в том, что с тобой никто не хочет ехать

— Просто сделай так — заявила Оксана подошла к Катерина, схватившись со злостью за запястье её обеих рук — Как я тебя прошу

— Оксана Владимировна — обратился Романов, отвлекая внимание Оксаны на себя, подошел к ней со спины — Прошу позвольте одеть на вас

— Оксана Владимировна?! — обратился Тихонов, одевая на себя, черное пальто, снимая его со спинки стула — Насколько мне известно, у вас в подчинение одна лишь Львова, в вашем-то положении сейчас нанять себе еще интернов

— Мне не нужен никто — огрызнулась Оксана, отошла от Катерины на шаг назад впала в объятие нежной материи красного пальто, что было развернуто в руках Романова — И даже Львова, пускай катиться к черту

— Пока у вас нет людей, способных выполнять ваши поручения за вас — возразил Тихонов, не соглашаясь с мнение Оксаны — Я вам не позволю уволить и Львову, все остальные ваши люди предпочли выбрать собственную дорогу в жизни

— Да плевала я на них — нахмурила губки Оксана, позволяя рукам Романова, подобной нежности кавалера, медленно облачить её тело в красное пальто — Пускай катятся нахуй!

— Оксана Владимировна! — упрекнул Романов, присев на одно колено рядом с Оксаной — Здесь же ваша дочь

— Прости Аришка — смутилась Оксана, заметив девочку, что стояла рядом — Дочка что случилось, почему ты плачешь — обратила она на печаль в глаза ребёнка

— Ты опять бросаешь меня? — жалким голосом выразила девочка ранимые, терзающие её чувства, выказывая боль, разочарование влагой детских слёз на глазах — Ты ведь обещала……

— Я знаю, девочка моя — выказывая теплоту материнских чувств, Оксана нагнулась чтобы поцеловать девочку в щечку — Но маме нужно срочно на работу, обещаю я ненадолго, а пока пусть эта злая и неблагодарная тётя тебя отвезет домой

— Нет! — гордо и твердо, возразила Аришка — Ты как всегда врёшь, врёшь и врёшь!!! — не сдержала девочка при себе эмоций, со всей силы, обжигающей ладошкой, ударила по лицу Оксану, не давая себя поцеловать

— Ах….. — выразила боль едва слышным голосом Оксана, держась ладонью за щеку по которой пришёлся удар ладони детской ручки

— Оксана Владимировна — уверял Романов, схватившись стоя у Оксаны за спиной за её руки — Она же ребёнок…..

— И заметь — улыбнулась хитрой улыбкой Катерина — Она в чём-то права

— Вот тебя блядь забыла спросить — прошипела Оксана сквозь зубы, когда Романов, стоя у неё за спиной держал её за руки — Не надо меня держать!

— Отпусти её Романов — заявила Катерина, медленно ставя ноги, крест-накрест подошла к Оксане, стукая каблуками туфель по белому мраморному полу

— Да действительно лучше мне одной ехать — вздохнула Оксана полной грудью, застёгивая пуговицы красного, надетого на себе, зимнего пальто

— Я отвезу твою дочь домой — заверила Катерина, прошла по гостиной, направляясь к лестнице, куда побежала Аришка — Господи, да и когда же ты там закончишь свой ремонт

— А вот это уже не твоё дело — проследовала Оксана к закрытым большим двустворчатым входным дверям, стукая звонко по мраморному белому полу, каблуками черных туфель

— В таком случае — с удивлением посмотрел на эту сцену любви и ненависти, выразил собственное мнение Тихонов — Я думаю, обо всём остальном, мы поговорим в больнице

— Мда… и когда же я привыкну к таким вот сценам — поделилась впечатлением Власова, стоя у окна, возле входа, к двери которой подошла Оксана — Ну хотя бы видно, что новогоднюю ночь тебе удалось отметить замечательно

«Ёбаная блядь, такая же сука, как и Изабелла, да что вам всем от меня-то нужно», чувство Оксаны, были натянуты прочной струной, с трудом удавалось сдержать гнев внутри себя.

— Елизавета Валентиновна — возмутилась Оксана, касаясь теплотой пальцев деревянной теплой ручки двери — Не лезьте не в своё дело, в своей голове сначала порядок наведите

— Оксана Владимировна! — обратился Романов, заставляя Оксану обернуться и посмотреть в свою сторону — Ваша сумочку — держал он в руке её белую кожаную сумочку

— Ах… ну да конечно — выказывая красоту формы улыбки, выразила Оксана довольство изумительными ямочками на щечках — Спасибо вам Сергей Викторович

— Не знаю, конечно, как прошла ночь в бильярдной — с ухмылкой хитрости говорил Романов под ухо Оксане, когда подошёл к ней — Все наши камеры были закрыты женскими лифчиками, как будто специально гости не хотели, чтобы за ними наблюдали

— Поверьте — ухмыльнулась Оксана, выражая застенчивость блеклым румянцем на щечках — Я лично не была разочарована этой ночью — ответила она, испытывая от ласки шепотной речи мужчины дикий порочный голод, что подобно бриз начинал колебать море её порочной любви

— Это самое главное — повесил Романов сумочку на плечо Оксане — Живите теперь в своё удовольствие и воспитывайте свою дочь, которую у вас теперь никто не отберёт

— Я просто сама никому свою Аришку не отдам

Озорным смехом рассмеялась Оксана, открывая дверь, ощутила влияние холодного потока воздуха, что вместе с крупинками снега ворвались в помещение гостиной. Воздух на улице была пропитан морозной свежестью и запахом снега, пелена легкого тумана окутывала двор Романовых. Мелкими крупинками падал снег, окутывая в этой морозном барьере тумана деревья, фонтан, стоящие на площади рядом с виллой Романовых автомобили, а так же всё окружение, окутывая зимним покровом одеяла. Лучи восходящего над деревней красного солнца, пытались пробиться через туман и падающий снег, озаряя дикую красоту деревенской местности, покрытую слоем снега.

— Ну что же Оксана Владимировна — обратился Тихонов, оказавшись на крыльца вместе с Оксаной, поправляя при этом большой ворот черного надетого на нём пальто — Встретимся тогда в больнице

— Всё зависит от того — поднимая ворот красного пальто, Оксана, ощущая влияние холода на своих ногах, медленно подошла к краю крыльца, касаясь каблуками черных туфель первой, покрытой снегом ступеньки — Как быстро доедет моя карате

— Оксана Владимировна — вышел мужчина из лимузина со стороны водительской двери, в черном представительском костюме и фуражкой шофера на голове — Шеф распорядился доставить вас к больнице

«Ну, надо же сам шофер мне двери уже открывает», ухмыльнулась Оксана, скрывая за прядью роскошных пышных волос, на которые падал крупинками снег, выраженную застенчивую улыбку.

— Это было бы очень мило с вашей стороны юноша — выказывая любезную красоту улыбки, спустилась Оксана, со ступенек ступая на покрытую снегом каменную плитку

— Он сказал, что если вам нужно будет куда-нибудь еще отправиться…..

— Оу…. нет-нет — возразила Оксана, когда подошла к открытой задней двери роскошной машины, одевая на голову, красный пышный капюшон — Отвезите меня в больницу и дальше можете быть свободны

— Как пожелаете — мужчина, что держал перед Оксаной, заднюю дверь лимузина открытой, был весьма вежлив — В машине есть необходимые напитки, шампанское или вино

— Я вообще-то еду спасать свою пациентку — коснувшись пальцами открытой двери, встала за ней Оксана, выказывая прелестную милую улыбку — Мне нужно сохранять ясность ума

— В таком случае — говорил мужчина, когда Оксана, нагнувшись перед ним, выгнув спину кошкой, влезла в салон лимузина, располагаясь на его заднем кожаном кресле — Просто наслаждайтесь поездкой

— Что я и собираюсь сделать — ответила Оксана, тут же сама закрыла за собой дверь, прекращая влияние бурного холода зимы, проникающего неистовой страстью потока в салон

Расположившись на заднем сиденье, облокотившись на его спинку, Оксана подогнула под себя ноги, оказавшись в мрачной полной интриге, искусственно создавшейся тени, в салоне лимузина, что плавно тронулся с места. Машина, подобно короблю, бороздящему океан, плавно набирала скорость, двигаясь по площади виллы Романовых. Столь же не спеша, покидая территорию виллы, черный лимузин, начал медленно спускаться по склону. Закрывая лазурные голубые, подобно топазу глаза, Оксана отдалась власти покоя, плавно двигающегося вниз по склону автомобиля, по стеклам, окон которого тихо барабанил не слышно снег.

***

Пелена густого морозного тумана начала рассеиваться, как только автомобиль въехал на деревенскую площадь, медленно двигаясь по её неровному асфальтному, покрытому падавшему снегу поверхность дороги. Воздух в этой части деревни был подобной деревенской обыденной жизни, морозной свежестью и снега, так же пахло скотиной и сухим сеном. Крыши домов, заборы, автомобили, стоящие у обочины деревенской дороги, всё было покрыто здесь снегом. Стая голубей в поисках еды, была быстро разогнана деревенским псом, что с диким лаем кинулся на них, заставляя их подняться в воздух. На большой деревянной горке, расположенной возле здания администрации посёлка, каталась детвора, рядом с новогодней ёлкой уже продолжались новогодние гулянья, взрыв хлопушек, фейерверков, а так же хлопок бутылок шампанского пробки которых, после их неудачного открытия, взлетали в него. Смех и радость новогоднего утра, даже не смотря на холодную погоду не пугало деревенских пьяных жителей, согретых теплым градусом заметно принявшего алкоголя.

Черный лимузин, после продолжительного пути по центральной деревенской дороге, медленно въехал в пространство больничного дворика. Обстановка новогоднего утра сохранилась и здесь, запахом пороха и крепким духом перегара. Плавно двигаясь по асфальтному покрытию, покрытой снегом дороге, укатанной проезжающей по ней машин, автомобиль не спеша подъехал и встал напротив больничного крыльца. Мотор столь роскошного автомобиля, подобному хищнику, тихо урчал под капотом, на который тут же стал падать мелкими крупинками снег.

— Оксана Владимировна — обратился шофер, что стоял у открытой задней двери лимузина, пропуская в салон поток свежего зимнего воздуха — Мы уже приехали

— М…. — сонным голосом вздохнула Оксана, зевая, прикрывая кончиками пальцев алые губы, не спеша открыла глаза, чуть прищурив их, испугавшись белизны снега, что воцарилась на дворике деревенской больнице — Я слега придремала, пока вы так сладко меня везли

— Если вам что-нибудь — протянул руку мужчина, помогая Оксане подняться, когда она ухватилась за его теплые приятные пальцы, отпрянула от спинки сиденья — Хоть что-нибудь понадобиться

— Если только чашечка кофе

Изумилась в улыбке Оксана, одевая другой рукой на голову капюшон, вышла из салона лимузина, ощущая, как тело охватывает тут же власть холодной поды.

— И несколько минут тишины — добавила Оксана, наступая каблуками черных туфель на снег

— Этого я вам, к сожалению, обеспечить не смогу — с забавной, для Оксаны, усмешкой ответил мужчина, закрывая медленно тут же дверь лимузина

— Оксана Владимировна — заметила Оксана, Тихонова выходящего с автомобильной стоянки машин, поправлявшего черно-бурую меховую шапку — Нам через вход отделения приёмного покоя

— Ах… ну да какая жалость

Коварной блистательной улыбкой, выразила Оксана разочарование, обошла шофера, который её подвёз, стряхивая кончиками пальцев, снег с его пиджак искушенным взглядом посмотрела в его серо-голубые глаза.

— Прошу меня извинить, моё начальство ждать не любит — завораживающей нотой голоса, выразила Оксана специально разочарование, пленяя взор этого мужчины на себя

— Парадные двери закрыты на период праздников — пояснил Тихонов — Мне конечно и самому не в радость выходить на работу в канун новогодних праздников

— Валерий Валерьевич — обратилась Валентина догоняя Тихонов, с автомобильной стоянки, резво стукая каблучками красных, надетых на её ножках туфельках — Ларионов позвонил и сказал, что только что закончили операцию, кровотечения в ЖКТ удалось предотвратить, но это пока что

— Как состояние девушки? — поинтересовался Тихонов, подходя вместе с Оксаной к заснеженному крыльцу приёмного покоя, обернулся он к идущей к нему навстречу рыжеволосой девушке

— Фактор свертываемости крови очень низкий

Пояснила Валентина, подошла крыльцу по ступенькам которого, покачивая бёдрами, поднималась Оксана, стукая каблуками черных туфель, стряхивая снег с их поверхности слой выпавшего снега.

— Пояснил, что когда перекладывали девушку с операционного стола на каталку на её ноге остались синяки от прикосновения — рассказывала Валентина, поднимаясь вслед за Оксаной по ступенькам больничного крыльца

— Ты ведь сама пояснила — обернулась Оксана, стоя на крыльце приёмного покоя, касаясь пальцами холодной пластиковой ручки закрытой двери — Нарушена агрегация тромбоцитов, остаётся выяснить причину, чем это могло быть вызвано и как долго

— Девочка всю новогоднюю ночь провела на операционном столе — выразила сочувствие Валентина, после того как Оксана не обращая внимания на её жалкие чувства открыла дверь

— Это происходит только в том случае — встав в проходе открытой двери, игнорируя чувства девушки, рассуждала Оксана — Что фракция выброса имеет недостаточное содержание VIII фактора

Классическая форма патологии встречается чаще остальных. Частично или полностью блокируется синтез рассматриваемого фактора в сосудистом эндотелии. При этом работа свертывающей системы крови существенно не изменяется.

Фракция выброса сердца (ФВ) — это показатель, отражающий объем крови, выталкиваемой левым желудочком (ЛЖ) в момент его сокращения (систолы) в просвет аорты.

— Что может привести к нарушению агрегации состояния тромбоцитов? — спросила Оксана, переступая через порог открытой двери

— Для вас, что состояние девочки и её чувства ничего не значат? — удивилась Валентина хладнокровию со стороны Оксаны, полностью лишенному чувств жалости

— Я врач Валюша — ухмыльнулась Оксана, встав в коридоре, отделения приёмного покоя, обернулась она к входящей рыжеволосой девушке — Я пытаюсь исключить проблему, а не играть на чувствах девушки

— Я думаю не время сейчас выяснять отношения — возразил Тихонов, зашёл в помещение следом за Валентиной, закрывая тут же за собой дверь — Оксана Владимировна постарайтесь хотя бы оправдать, что мы не зря вас сюда привезли

— Валерий Валерьевич — надулась на него подобию королевской кобры, посмотрела возмущенным взглядом Оксана — Это вы меня сюда привезли, вы за мной приехали как раз тогда

Выказывая бурные эмоции, повысила тон Оксана, словно кричала на тишину помещения, встав под светом настенного светильника, потом тут же отошла от двери смотрового кабинета.

— Когда я вас лично не ждала

Подошла Оксана, звонко стукая каблуками по бетонному полу, ощущая, как мороз что ворвался в помещение, всё еще оставлял холодный осадок на её бархатистой коже стройных ног.

— И что такого особенного блядь в этой пациентке — разговаривая на повышенном тоне, выразила Оксана бурные накопленные эмоции — Что она не может подождать, ну скажем до следующей рабочей недели?

— Оксана Владимировна — вмешалась в разговор Валентина — Прошу не надо, здесь же люди еще лежат, как раз те, кто в тяжелом состоянии — пояснила она, когда Оксана обратила на неё свой недовольный взгляд голубых, безупречно красивый взгляд лазурных глаз

«Хм… возможно и не стоит орать на всю больницу, как мне херово выходить на собственные праздники на работу, но я стрясу с Тихонова за эту неделю, нет две недели плюса к своим выходным», подумала про себя Оксана, выразив коварство хитрой блистательной улыбкой.

— Хорошо — продолжая сохранять красоту улыбки, согласилась Оксана — Вам удалось собрать анализы пациентки, прежде чем ехать за мной и прерывать моё блядство у Романовых

— Оксана Владимировна?!! — возмутился, вопросительно посмотрел Тихонов на Оксану — Ну как-то ведь можно культурнее выражаться

«Да блядь знал бы он как во мне всё играет, как я дико хочу потрахаться да хоть с кем уже, куда уже блядь культурнее когда у тебя там всё полно желанием», подумала про себя Оксана, сделав резкую критику замечания заведующего больницей.

— По мере наблюдения у девушки отмечается «гематомы» мягких тканей — начала рассказывать Валентина проследовав следом за Оксаной по больничному коридору — Отмечается геморрагический синдром, что указывает на признак мезенхимальной дисплазии

Мезенхимальная дисплазия — системное заболевание «соединительной ткани» (группа системных заболеваний соединительной ткани)[1], генетически гетерогенное и клинически полиморфное патологическое состояние (группа генетически гетерогенных и клинически полиморфных патологических состояний)[2], обусловленное нарушением развития соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периодах. Характеризуется дефектами волокнистых структур и основного вещества соединительной ткани, приводящее к расстройству гомеостаза на тканевом, органном и организменном уровнях в виде различных морфофункциональных нарушений висцеральных и локомоторных органов с прогредиентным течением.

— Похоже, заболевание имеет аутоиммунный характер — предположила Оксана, делая вывод из слов Валентины — Что в анализах крови, что вам удалось провести?

— В общем анализе крови выявляют признаки постгеморрагической анемии — ответила Валентина, проследовав следом за Оксаной по коридору

— Тьфу ты — выругалась Оксана, когда проходила мимо открытой двери кафетерия, встав напротив её прохода — Что-то еще есть существенно важное, на что мне следует обратить внимание

— Отмечается спад «гемоглобина» — добавила Валентина, опуская вновь голову, словно чувствуя за собой вину перед Оксаной

— Она потеряла много крови это и объясняет падение гемоглобина — состроив недовольное выражение лица, Оксана подошла к рыжеволосой девушке, выхватив у неё карту обследования из рук — Я сама изучу всё досконально в палате у девушки

— Её как раз должны были доставить в вашу палату — предупредила Валентина так, оставаясь стоять одной в коридоре, когда Оксана под звон каблуков направлялась дальше

Холл больничного здания в новогоднее утром был пустым, сияние гирлянд новогодней ёлки установленной в центре было единственным освещением в этом большом помещении, что было окутано утренней тенью. Атмосфера новогоднего праздника выражалась на стенках украшенной мишурой, новогодними рисунками и запахом мандаринов и апельсинов. Естественный запах хвои излучала новогодняя ёлка, насыщая воздух в этом помещении природным искушающим ароматом, что сразу выдавал обстановку предвкушающего новогоднего праздника. Тишина в этом помещении доходила до того что стук каблуков Оксаны, когда она шла по мраморной плитке пола вестибюля, переливаясь в оттенках тени и падающего света гирлянд с новогодней ёлки, эхом отдавала стук её каблуков.

— Вполне возможно, что фактор свертываемости крови — предположила Оксана, наступая на первую ступеньку массивной лестницы, что вела на второй этаж — Может объясняться наследственной тромбоцитопенией или гемофилией

Размышляла Оксана, рассуждая шепотом поднимаясь по ступенькам лестницы читая карты, что у неё была в руках. Помещение лестничного марша больницы тоже было украшено новогодними украшениями сочетавшую атмосферу новогоднего праздника. Лишь только на втором этаже был слышен смех медсестёр, что тихо общались между собой стоя на лестничной площадке. Заметив Оксану, поднимающуюся по ступенькам, девушки удивлённо посмотрели вниз, а после чего отошли в сторону, продолжая так же шептаться между собой. Больничный коридор на втором этаже был окутан тенью стены, пол которой переливались через окна в дальнем конце и окна из отделения стационара, переливались в оттенках восходящего над деревней солнца. В отделении стационара, в которое только что вошла Оксана, тоже воцарилась тишина, лишь только стуканье пальцев дежурной медсестры по клавиатуре компьютера было единственным звучанием в этом помещении. Свет ночного светильника, что стоял на столике медсестры, плавно падал на листы раскрытых крат, что девушка резво нажимая пальчиками на клавиатуру, вводила их в базу данных.

— Оксана Владимировна?! — удивилась девушка, отрываясь от монитора компьютера — Не ожидала увидеть вас в эти праздники здесь

— Ну как видишь — прошла Оксана, читая карту пациентки, не обращая внимания на девушку, что к ней обратилась — Я здесь по сложившимся обстоятельствам

— Вашу пациентку доставили уже в палату — пояснила медсестра, чуть приподнимая попку от стула, в котором сидела — Её парень и мать скора обещали подойти проведать

— Скажи Тихонову, если увидишь чтобы тоже зашёл в палату — распорядилась Оксана, когда прошла по линолеуму, подошла к закрытой входной двери

— Хорошо Оксана Владимировна — ответила девушка, продолжая стоять рядом со стулом, от которого оторвала свои прекрасные ягодицы, сочная форма которых была скрыта под белым, надетым на ней халатиком — Что-нибудь еще?

Ничего не ответив, Оксана открыла дверь больничной палаты, перешагивая через её высокий порог, оказавшись в палате, тут же закрыла за собой дверь, облокотившись на неё спиной. Стены больничной палаты были голубы с белой побелкой сверху, вертикальные жалюзи на пластиковом окне были чуть приоткрыты, пропуская свет в комнату. Девушка, на вид которой было лет шестнадцать, лежала на больничной кровати, к её руке была подцеплена капельница с раствором физиологической соли хлорида-натрия, а руки пациентки были привязаны к поручням кровати.

— Кто вы?! — открывая глаза, продолжая отходить от наркоза унылым голосом, спросила пациентка, пытаясь пошевелить руками — Что произошло?

— Ты хочешь спросить, почему тебе сделали операцию? — выражая взгляд лазурных, голубых глаз, поинтересовалась Оксана, прошла по палате в сторону окна, расстёгивая пуговицы красного надетого на ней пальто — Или почему ты привязана к больничной койке?

— Что случилось, где Лёша? — спросила она видимо имя своего парня, игнорируя тем самым вопросы Оксаны — Да кто вы

— А…. я просто посетитель — ухмыльнулась Оксана, снимая с себя красное пальто, повесила его на спинку белого стула рядом с которым прошла — Можешь не обращать на меня внимания

— Что вы тогда здесь делаете? — задавая навязчивый вопрос, обратилась девушка, продолжая любопытным взглядом рассматривать Оксану, когда она подошла к окну, игриво касаясь коготками пластикового подоконника — Это ведь моя палата и я вас не знаю

«Навязчивая дура, но мне это нравиться, в любом случае мне просто необходимо узнать её состояние после операции», подумала про себя Оксана, забавляясь тому, как девушка, что была привязана к больничной койке, чувствовала себя неловко в её присутствие в палате.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к девушке, не обращая никакого внимания её бурной реакции

— А как еще я могу себя чувствовать после операции — изнемогающим от бессилия голосом, ответила девушка, продолжая с чувством любопытства смотреть на Оксану — Кто вы вообще такая и почему зашли в мою палату?

— Что вообще случилось, как ты повредила колено? — не став отвечать на дотошные вопросы, продолжала задавать вопросы Оксаны — И насколько я понимаю это не первый случай?

— А вам-то какое дело? — возмутилась девушка, что лежала на больничной кровати, не желая продолжать разговор с Оксаной

— Не хочешь отвечать

Изобразив хитрой ухмылкой безразличие, немного подождав, выразила Оксана свои чувства, продолжая смотреть в открытую карту, что лежала на подоконнике пластикового окна.

— Во время пункции, уколов — пояснила Оксана, продолжая изучать общий анализ крови, перелистнула страницу — Или хотя бы как проходит менструация, какие-нибудь проблемы наблюдаются

— Вам-то какое дело — грубо ответила девушка, не желая вообще продолжать разговор с Оксаной, повернула лицо в сторону стены — Кто вас пустил вообще в мою палату?

Дверь больничной палаты медленно открылась, Оксана не обращая внимания, кто находился за порог, внимательно продолжила изучать снимок рентгенографии, проделанный пациентке на момент поступления.

Кровоизлияние в сустав полость сустава, было отчетливо видно на проделанном снимке рентгенографии. Скопившаяся кровь в сустав, была провоцирована в результате травмы пережитой девушкой. В описании истории болезни вызвало сильную боль и набухание, когда сустав стал шарообразным. После извлечения крови из сустава с помощью пункции, возникло спонтанное кровотечение в ЖКТ, что проявило себя резкой слабостью, тахикардией, головокружением, бледностью кожных покровов, холодным потом, обморочным состоянием.

— Анна Владимировна — говорил голос Тихонов с какой-то женщиной, открывая входную дверь палаты — Уверяю вас, вашей дочерью займутся наши лучшие врачи

— Очень хорошо — ответила женщина, переступая порог открытой двери медицинской палаты, первой вошла в палату — Я теперь больше не доверяю московским врачам

— Соболезную утрате вашего сына — говорил весьма вежливо Тихонов, входя следом за женщиной в палату — Я сам лично прослежу за лечением вашей дочери

— Давайте не будем об этом — возразила женщина, знакомым для Оксаны голосом — В смерти моего сына на операционном столе я виню только одного человека, ей просто крупно повезло, в прошлый раз дело как-то странно замяли и закрыли, ну я надеюсь призвать к ответу эту девушку

— Насколько я вас правильно понимаю — заходил Тихонов следом в палату следом за этой женщиной — Это была врачебная ошибка

— Эта была врачебная ошибка лишь одной молодой девки которую назначили руководящей отделом Серова — выразила всю боль материнской утраты говорила эта женщина

Темноволосая женщина была одета в роскошное длинное темно-синее платье, с вырезом спереди, обнажающим красоту её пикантных ног и их загорелый оттенок от солярия. Безумно знакомая композиция «Amouage Interlude Woman», насытила воздух сочной прелестью грейпфрута, необычайно сказочным запахом жасмина, чудесно переплетавшимся с сокрушающим ароматом розы и мускуса. Гордое самовлюбленное выражение лица, а так же взгляд полностью лишенный чувств сострадания и материнской любви, наполненный лишь ненавистью характер этой женщины, больше отталкивал от себя окружающих.

— Мой лучший врач лично займётся лично лечением вашей дочери — гордо заверил Тихонов, когда Оксана стояла в полном ступоре рядом с окном, не могла даже не о чем думать, мысли были окованы чувством страха — Не волнуйтесь не о чем, ваша дочь в надёжных руках

— Хотелось бы верить — состроив гордое недовольное выражение лица, ответила женщина — А кто эта блондинка, что в палате моей дочери

— Оксана Владимировна — обратился и представил Тихонов, вынуждая Оксану обернуться к себе, выражая на лице ужас, так как узнала Самойлову в лицо — Это Анна Владимировна Самойлова, она мать вашей пациентки, которую вы будите лечить

— Ты…… — узнала сразу же Самойлова, была полностью ошарашена, вспомнив Оксану

— Постойте — вмешался тут же Тихонов, преграждая путь Самойловой к Оксане — Вы, что знаете друг друга

— Это по твоей вине мой мальчик умер — отчаянным голосом, Самойлова выразила боль, что терзала внутри её все это время — Это ты убила его, слышишь, это только твоя вина

— Так эта и есть та врач, что убила моего брата? — еще больше выражая удивление, ужас в глазах, посмотрела пациентка на Оксану

— Так постойте! — возмутился Тихонов, подняв тон голоса — Что здесь происходит

— Вот я тоже хотела это узнать — повернула Оксана первую страницу карты, где была надпись Самойлова Катерина Александровна 2002 года рождения — Блядь и как я только сразу не посмотрела на фамилию пациентки

— По-моему вы Оксана Владимировна — входя в палату, пояснила Валентина, рыжеволосая девушка была уже одета в белый длинный врачебный халат — Никогда не интересуетесь своими пациентами, до тех пор, пока не наступает момент встречи вас с ними

— Эта дрянь так и не проявила смелость пообщаться со мной, она убила моего мальчика — перешла в оскорбление Самойлова — И теперь вы хотите позволить ей лечить мою дочь?

— В вашем деле не было случая со смертью малолетнего ребёнка?! — вопросительно посмотрел Тихонов в сторону на Оксану

— Серов взял её вину на себя — прошипела с ненавистью, посмотрев выражая неприязнь в сторону Оксаны — Ей не за что не пришлось отвечать

— Меня сместили до фельдшера — пытаясь найти оправдания, говорила Оксана — Разве это не является наказанием за то, что я совершила

— Если бы тебе хватило бы смелости — хотела пойти Самойлова к Оксане с угрожающим видом, но Тихонов быстро перекрыл ей дорогу, встав у неё на пути — Хватит Анна Владимировна, что вообще произошло?

«Блядь никогда не думала, что этот день настанет, придётся во всём признаться самой, думаю это самый лучший для меня исход», подумала про себя Оксана, испугавшись угрозу со стороны Самойловой, когда она с устрашающим выражением лица хотела к ней подойти.

— Я признаю — опираясь бёдрами на пластиковой подоконник окна, рядом с которым стояла, глубоко вздохнула Оксана, чувствуя все нелепость сложившейся неловкой ситуации — Я настояла на операции по коррекции аорты, когда у её сына был комплекс Эйзенменгера

— Теперь-то ты уже более убедительно называешь диагноз моего сына — продолжая выказывать ненависть, говорила со злобой в голосе Самойлова — А ведь тогда в кабинете заведующего ты назвала совсем другой диагноз, уже не думаешь, что я ошибаюсь и ссылаюсь на плохую память

«Блядь такая да что ей от меня нужно, я ведь пыталась помочь её сыну, да это было давно, что сейчас вспоминать то, что давно пора забыть», хладнокровно без каких либо чувств сострадания думала Оксана лишь о себе, беспокоясь за свою безопасность, смотрела с опаской на Самойлову.

— Я не убивала вашего сына — прокричала Оксана, выказывая испуг, посмотрев на Самойлову и на её взгляд, представляющий реальную угрозу — Это сделал тромб в митральном клапане

— Это ты настояла на скорейшей операции — заявила Самойлова, не слушая, обвиняя во всём произошедшем Оксану — Ты убедила меня, что операция на тот момент была жизненно необходима для моего мальчика

— Хватит! — набравшись сил, крикнула девочка на кровати, скорчив лицо в мимике лица, выражая боль, что терзала её после проведенной операции

— Анна Владимировна — возмутился Тихонов, посмотрев почему-то недовольно в сторону Оксаны, заставляя женщину, что больше всех создавала шуму замолчать

«Это мой единственный шанс исправить всё, пожалуй, стоит им воспользоваться», размышляла Оксана, посмотрев на девушку, что лежала на больничной койке привязанной.

— Скажите, она лечилась где-нибудь? — поинтересовалась Оксана, кардинально меняя тему разговора, обращаясь к Самойловой

— А тебе какое дело? — грубо ответила Самойлова — Если это ваш специалист Валерий Валерьевич, то мы зря теряем время, я заберу свою дочь туда, где о ней позаботятся врачи, а не те, кто ими просто называется

— Послушайте Анна Владимировна, давайте пройдём в мой кабинет, там мы сможем нормально всё обсудить и прийти к соглашению

— Никакого соглашения не будет — возразила, упорствовала Самойлова — Если она будет заниматься лечением моей дочери, то мы просто зря теряем время, я ей своего последнего ребёнка не доверю

— Анна Владимировна — уверял Тихонов, пытаясь найти компромисс, в сложившейся ситуации

— Пока моей дочерью будет заниматься она…. — выражая протест, была не согласна Самойлова

— Хорошо, а мне вы поверите — вздохнула полной грудью, хватая воздух ртом, вмешалась в разговор Валентина — Я спасла вашу дочь, я произвела пункцию её колена, извлекла всю скопившуюся в суставной капсуле кровь

— Вы предлагаете мне доверить своего ребёнка ей? — была возмущена Самойлова

— Не ей, а мне — возразила Валентина

— Но ведь я-то знаю — была не согласна Самойлова — Что за вами будет стоять эта белокурая девка

— А за ней буду стоять я — оспаривая такую точку зрения, заявил Тихонов — Всё лечение вашей дочери будет проходить через меня и моих медицинских коллег

— То есть у меня будут связаны руки — выказывая недовольство, выразила собственное мнение Оксана — Отлично тогда я поехала дальше отдыхать

— Оксана Владимировна — возразил Тихонов, когда Оксана прошла по палате, схватив тут же со спинки стула красное пальто — Стойте!

— Пусть себе идёт — оспаривая мнение Тихонова, заверила Самойлова

— Вы понимаете — пытался убедительно говорить Тихонов — Оксана Владимировна мой лучший специалист в этой больнице

— Нет, это вы не понимаете — уверяла Самойлова, проявляя неприязнь по отношению Оксаны — Она убила моего мальчика, прямо на операционном столе

— Она же сказала вам, что это был тромб — не согласился с таким утверждением Тихонов, оспаривая мнение Самойловой — Оксана Владимировна просто ничего не смогла сделать

— Она настояла на операции — утверждала упорно Самойлова

«Сука, какая неблагодарная, в такой ситуации никто не мог ничего сделать, я бы просто не смогла спасти мальчика в тот момент», размышляла Оксана, одевая на себя, красное пальто, направляясь к открытой входной двери, медицинской палаты.

— Оксана Владимировна — успел схватиться Тихонов за кисть руки Оксаны, вынуждая её остановиться и обернуться к нему — Дождитесь меня в своём кабинете, я кого-нибудь к вам отправлю и дам право на лечение пациентки

— Нет, это вы привезли меня сюда — возразила Оксана, прошипев перед лицом Тихонова, выказывая всю силу возмущения, этой сложившейся неловкой ситуации — Вы захотели, чтобы я взялась за дело этой девушки, а сами что делаете?

— Что здесь случилось? — поинтересовался молодой парень, что подошёл к открытой двери палаты, встав в проходе — Катя с тобой всё в порядке? — выказывая обеспокоенность, он подобно пули вошёл в палату, быстро ринулся к больничной койке, где лежала девушка

— Это ты виноват

Перешла в оскорбление Самойлова, теперь уже обвиняя парня, что только что подошёл к больничной койке её дочери

— Зачем ты повёл её на этот проклятый каток, это твоя вина, а сейчас вы все хотите, чтобы я отдала свою дочь этой…….

Не сдержала слёз Самойлова, доставая платок из висевшей сумочки, горько зарыдала в него, демонстрируя перед всеми боль душевной утраты, что терзала её.

— Я этого цирка насмотрелась уже в своё время — выказывая недовольство, хладнокровно заявила Оксана — Разрешите я теперь пойду домой

— Оксана Владимировна — уверял Тихонов, когда парень пациентки сосредоточил всё своё внимание на них — Вы единственная кто может решить эту головоломку, вы та кто сможет и вы хотите всё бросить

— Да что вы, черт возьми, говорите! — выругалась, выказывая недовольство Самойлова

— Да что вы, черт возьми, говорите — хотела возмутиться Оксана, однако глубоко на глубине своих чувств была польщена таким словам

— Я знаю, что кроме вас — говорил убедительно Тихонов — Никто, слышите меня никто, не сможет решить эту поставленную задачу

— Вы меня смущаете — растаяла Оксана, выказывая румянец на щечках — Но ведь, если мать этой девушки против, то я никак не смогу взяться за этой дело, простите — направилась она к выходу из палаты пациентки

— Стойте! — крикнула вслед девушка, что лежала на койке, вынуждая остановиться Оксану и встать в проходе открытой двери — Если хотя бы половина из этих слов правда, что тут про вас говорили…..

— Катя нет! — возразила Самойлова — Я не позволю

— Это не тебе решать — возразила ей дочь — Я хочу, чтобы Оксана Владимировна занялась моим лечением

— Она же убила твоего брата — уверяла Самойлова, пытаясь переубедить свою дочь

— Она же сказала, что это был тромб — возразила пациентка, оспаривая мнение собственной матери

— Может, уже всё-таки придём к соглашению — возмутилась Оксана, оставаясь стоять в проходе открытой двери

— Ты несовершеннолетняя и не имеешь права — заявила гордо Самойлова — Принимать за себя такие решение

— Мне нужна будет ваша медицинская карта — потребовала Оксана, заметив спор в глазах пациентки, что не была согласна с вердиктом своей матери

— Возможно мой дневник — предположила девушка, чуть отрывая голову от подушки — Вам поможет больше, мне бы не хотелось открывать перед кем-то свои тайны, но если вы можете помочь, то в нём я указала всё, что когда-либо меня беспокоило или тревожило

«Хм…. а это очень убедительный аргумент, прочитать дневник малолетки и узнать, что она думает, поэтому поводу, винит ли она меня в смерти своего брата или нет», согласилась, размышляла Оксана, состроив хитрую выразительную ухмылку.

— Тогда принесите мне это в мой кабинет — распорядилась Оксана, покидая больничную палату, вошла в коридор, отделения стационара

— Будет лучше — возразила пациентка — Если вы сами сходите к нам домой и прочтёте его

— Зачем еще?! — была не согласна Оксана с таким предложением, не став слушать девушку, вышла из палаты — Всё равно не вижу в этом смысла

— Стойте, подождите — вышел быстро парень этой девушки из палаты — Катя права, она не разрешает кому-либо читать свой дневник, а вам разрешила, будет лучше, как она сказала чтобы вы к нам пришли — обратился он, догнав Оксану у поста медсестры

— Насколько я понимаю — выразила скромность Оксана, посмотрев на парня, что держал её за руку, не давая ей никуда уйти — Ваша так называемая тёща будет против моего присутствия в вашем доме — посмотрев на него с чувством возмущения, вынудила его отпустить её руку

— Она никуда не уйдет от Кати — заверил парень, отпуская руку Оксаны

— Что же ладно — согласилась, воздохнула Оксана, хвата воздух ртом — Я подожду вас внизу

— Я мигом — убедительно ответил парень, направляясь в другую сторону коридора — Заберу только свою куртку и мы пойдём

«Блядь что я делаю, иду в дом парня, когда сама убила брата его девушки, пиздец какой-то, возможно это мой единственный шанс исправить то, что я не смогла раньше», подумала про себя Оксана, направляясь по больничному коридору застегивая пуговицы красного пальто.

— Оксана Владимировна — вышла из палаты Валентина, направляясь в сторону Оксаны, стукая каблучками красных туфель — Что мне делать, какие процедуры мне провести?

— Исследуй кровь вдоль и поперёк

Заявила Оксана, обернулась, когда подошла к открытым двустворчатым дверям, положив ладонь на выставленное бедро.

— Проведи информативное исследование фактора активации тромбоцитов (PAF)

Распорядилась Оксана, продолжая внимательно смотреть на рыжеволосую девушку, что перед ней замедлила шаг, направляясь подобно хищной кошке.

— Мне нужно знать, что приводит к снижению активности VIII фактора и нарушению агрегации тромбоцитов — продолжая отдавать указания, говорила Оксана, одевая на голову, пышный капюшон красного пальто — Возьми столько крови, сколько сочтёшь нужным для исследования, но найди мне ответ

— Постойте, а вы тогда куда? — проявляя интерес, спросила Валентина — Уж не собираетесь ли вы пойти домой к пациентке

— Она не доверяет никому читать свой дневник — возразила Оксана, оспаривая ненужные домыслы рыжеволосой девушки — Значит там что-то важно, однако мне как врачу стоит это знать

— Так пусть скажет своему парню, чтобы принёс его сюда — была не согласна с таким утверждением Валентина — Не вижу смысла вам идти домой к пациентке

— Может она боится, чтобы её мать прочитала его — ухмыльнулась Оксана, покачивая упругой красотой бёдер, вышла из отделения — Ведь это всё-таки личный дневник

— Ой, да господи — продолжая выражать упорства, возразила Валентина — Любая мать обязана знать, что тревожит её ребёнка

— Ты так думаешь?!

Ухмыльнулась Оксана, остановившись, отошла пару метров от входа в отделение, из которого только, что вышла, вновь обернулась к своей собеседнице, выражая на лице недовольство.

— Тогда ты еще не была матерью, ты не знаешь и половины того, какую любовь чувствую к Аришке — продолжая говорить с чувство внутреннего недовольства, высказывалась Оксана — И ты не видела того что видела я когда тот мальчик по непонятным причинам стал задыхаться прямо на операционном столе

— Что же надеюсь вы знаете что делаете — шепотом ответила Валентина, после того как Оксана повернулась и направилась дальше по коридору в сторону лестницы, что вела в вестибюль

— Я тоже на это надеюсь — таким же шепотом ответила Оксана, касаясь, перила лестницы, наступая каблуком черных туфель на покрытую мраморной плиткой ступеньку — Будем надеяться, что не напрасно

Шепотом говорила Оксана, продолжая вести кончиками пальцев по перилам медленно спускаясь вниз, продолжая сохранять улыбку похоти, что терзала по непонятной причине её разум.

***
Автомобиль такси плавно перекатывался по сугробам покрытой снегом деревенской дороги, надавливая на него протектором, издавал приятный хруст. В воздухе стоял туман мороза, окутавший легкой пеленой деревню. Столь сильная холодная погода не пугала деревенских жителей, продолжить празднования наступившего, нового года. По улицам деревни продолжались гуляния, так же продолжали взрываться хлопушки и фейерверки. Лай собак не угасал не на одной из деревенских улиц, с каждый взрывом фейерверка в воздухе, он становился еще сильнее, казалось так, как будто словно все собаки в деревни поддержали своих хозяев в этом праздновании.

Расположившись на заднем сиденье, автомобиля такси, Оксана, положив ногу на ногу, выразила вырезом передней части пальто красоту выглядывавших пикантных стройных ног. Чувство сексуальной тяги неутолимо терзало Оксану, непонятная его причина, принуждало погружаться её разум в пучину разврата. Атмосфера тепла скопилась в машине такси, когда он медленно ехал по деревенским улицам, согревая тело Оксаны, ощущение неопределенной сухости во рту, доставляло мучительное недовольство. Парень что предпочел сесть рядом на заднее сиденье смотрел в окно, то вновь на Оксану, словно желал как-то начать разговор.

«Что он так меня сверлит взглядом, как будто никак не может налюбоваться, можно подумать его девушка ему никогда не давала», размышляла Оксана, раскрывая в полную силу лазурные голубые, полные возбуждением глаза, чуть приоткрывая губы, хватая теплый скопившийся воздух в машине.

— Как часто у неё наблюдается подобное? — начала любознательно улыбаясь, разговор Оксана после долго молчания

— Иногда случались носовые кровотечения — рассказывал парень, когда автомобиль такси медленно подъехал к ограде дома, адрес которого он назвал — О… нет, не стоит — возразил он, быстро достал из кармана пятисотрублёвую купюру, не давая за него расплатиться Оксане

— Что-то еще? — поинтересовалась Оксана, хитрой ухмылкой повела губки, закрывая сумочку обратно, коснулась ручки задней двери — Например, головные боли или как у вашей девочки проходят месячные дни

— Что касается месячных — ответил парень, открывая дверь, пропуская первым в машину, поток заурядного холода — Так тут как мне показалось, вообще я не знаю

— Понятно — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, выставила согнутую в колено ногу, коснулась каблуками черных туфель сугроба, снега рядом с которым остановилась машина — Ты же ведь не гинеколог

— Пойдёмте Оксана Владимировна — указал парень на двухэтажный коттедж, выстроенный из белого кирпича — Вот этот дом — направляясь к закрытой железной двери

— Как давно вы с….. ?! — поинтересовалась Оксана, так и не решаясь назвать имя своей пациентки проследовала по расчищенной от снега дорожки

— Три года уже как будет — пояснил он, подходя к железной двери, потянул её на себя, открывая калитку — Она ждала, когда я приду с армии

— Хм…. похвально — застенчиво улыбнулась Оксана, подходя к двери, что держал для неё этот молодой человек — А что касается ваших отношений с её матерью?

— Она не против того, что я живу с ними — уверял он, наблюдая, как Оксана переступила высокий порог открытой перед ней дверью вошла в ограду дома — Даже сама попросила меня переехать к ним после смерти её……

«Блядь как же вы заебали, это не моя вина, но я дико хочу отомстить этой суке, что всю свою боль взвалила на меня, это не справедливо», размышляла Оксана, чувствуя как её одолевает чувство возмущение, посмотрела с удивлением на двухэтажный дом, в ограде которого она находилась.

— Надеюсь, ты хоть меня в этом не винишь? — поинтересовалась Оксана, с любопытством рассматривая покрытые снегом деревья

— Вы же сами сказали там, в больнице — ответил, ухмыльнувшись, парень — Это ведь был тромб, вы не могли ничего поделать

— Я настояла на проведение операции — откровенничала Оксана, направляясь по каменной плитке в ограде — Мальчик тогда был на терапии антикоагулянтами

— Я не слишком силён в медицине — пояснил он, подходя с Оксаной к крыльцу — Но ваше желание помочь Кате, меня убеждает вам помогать в этом

— Надеюсь в том дневнике что-то ценное — чувствовала Оксана, наступая на ступеньки крыльца дома, поднималась по заснеженным его ступенькам — Иначе, зачем же я еще как собака мерзну тут на холоде просто так

— Вы замерзли? — проявляя заботу, спросил он, доставая ключ из кармана, вставил быстро в замочную скважину, открывая дверь

— Было бы неплохо согреться — выразила своё естественное желание Оксана, переступая порог открытой перед ней двери, вошла в тамбур — А то тут уже становится пиздец как холодно

— Я сейчас растоплю камин — рассмеялся парень, посчитав грязную лексику Оксаны весьма забавной — Вам будет теплее

— Где я могу прочитать дневник твоей принцессы? — поинтересовалась Оксана, открывая дверь, первой вошла в коридор, покрытый тенью дома

— На втором этаже наша с ней комната — заверил парень, вошёл следом в коридор дома, нажатием на клавишу выключателя, включил свет флуоресцентной лампы — Я пока растоплю камин, можете не разуваться у нас тут действительно холодно пока что

— Хорошо

Ухмыльнулась Оксана, чувствуя легкую теплую обстановку белых обоев с расписным на них рисунком фиалок, покачивая упругой прелестью бёдер прошла по коридору.

— Как пройти на второй этаж? — поинтересовалась Оксана, оценивая роскошное дорогое состояние гостиной, раскрывая удивлённо голубой лазурный взгляд

Кожаные черный диван, дорогие обои и камин, выложенный и камня, весьма шикарно смотрелся на фоне больших картин, что придавали шик интерьеру этого дома. Воздух хоть и был слегка прохладным, но чувствовался легкий сладкий цветочный привкус. Хозяйка этого дома явно любила светлые тона, обстановка этого дома, была насыщена светлыми оттенками, обоями, даже панели, которыми были покрыты стены лестничного пролета и деревянные ступеньки самой лестницы были из светлого дерева. Настенные светильники лестничного марша, лестницы, что вела на второй этаж, были выполнены в форме кувшинок. В доме была идеальная чистота, не одной пылинки, пластиковое в окно в гостиной было белоснежного цвета, украшено новогодней мишурой. Свет гирлянд от новогодней ёлки, приятным свечением разным меняющихся тоном доносились до лестничного пролета из темноты гостевой комнаты.

— А тут мило

Выразила впечатление Оксана, чувствуя древесный запах от настенных панелей и перил лестницы, по которой она поднялась на второй этаж.

— Насколько я понимаю, комната, для молодожёнов прямо? — спросила Оксана, наклонившись чуть вниз, обращаясь к парню, что растапливал камин

— Да там должна быть открыта дверь — заверил парень, оставаясь внизу — Её дневники на полке слева, начиная с самого первого и до последнего

— Так он не один? — удивилась Оксана, входя в комнату, переступая порог открытой двери

Комната была окутана белыми обойными покрытиями, лишь розовые шторы, сгущали палитру этой белизны, насыщая атмосферу по-настоящему романтической. Большая кровать, была из белых простыней, материл по своему нежному покрою, напоминал шёлк. В комнате стоял приятный аромат домашней фиалки, что красиво распустилась в цветочном горшке на тумбе справа от кровати.

— Что же — удивилась Оксана большой коллекции написанных дневников — Ну с самого начала я читать, не намерена, возьму вот этот — достала она толстую тетрадку из самой середины, ставя ноги, крест-накрест направилась к кровати

Продолжительные несколько часов Оксана, расположившись сидя на кровати, поджав под себя ноги, читала один из дневников девушки. Писательница, которую читала Оксана, действительно обладала талантом, описывая красочное знакомство со своим молодым человеком их поначалу тайные встречи и свидания. Романтические сцены, были описаны в деталях, пробуждая пыл терзающей Оксану страстью с еще большей порочной силой. Откровения таких подробностей, заставило Оксану, пережить все моменты читаемой ей героине, что так красочно во всех тонах описывала свою жизнь. Взявшись за кончик шелковой простыни, на которой она сидела, Оксана, словно почувствовала себя этой шестнадцатилетней девочкой, что была ранима чувствами, пылала еще невинной девственной любовью, не исковерканной жизненной тяготой обстоятельств. Чувства этой невинности переполняло Оксану, насыщая её разум подобной пылкостью, что описывала поэтесса в своём дневнике.

— Оксана Владимировна — обратился парень, отвлёк её от мысли, заметил Оксану, когда она сидела на кровати, сжимая в кулаке простыню, которая была у неё на коленях

— Ах…. — чувствительно нежно вздохнула Оксана, выказывая влагу слёз на глазах, была тронута написание текста этого дневника — Ваша девушка так красиво пишет, не понимаю, почему она не опубликует всё это, могла бы получать такие деньги

— Да я заметил эту черту в Кати, она слишком много пишет

Уверял парень, переступил порог открытой двери, вошёл в комнату, обращая внимание на то, как Оксана, словно шестнадцатилетняя девочка, сидела на кровати, сжимая в руке простыню, переживала весь момент этого чувственного пылкого чтения.

— Я просто хотел спросить, вы тут уже несколько часов сидите — оставаясь стоять рядом с открытой дверью, говорил он — Может вам чего-нибудь принести, кофе или чаю?

— Апельсинового сока, пожалуйста — ухмыльнулась Оксана, открываясь от чтения, кокетливо провела коготками пальцев по странице открытой тетради

— Что с вами? — поинтересовался парень, заметив слезу вытекающего с глаз Оксаны, что нежностью приятного скольжения скользила по её щеке — Вы что плачете?

— Оу… нет-нет — возразила Оксана, состроив губки бантиком, чувствовала застенчивость, что игривостью игравших в ней чувств переполняло её — Что вы, это просто ваша девушка так красиво пишет, что трогает за душу — прижала она зажатую в кулак простынь к груди

«Спокойно это всего лишь текст он не позволит мне размякнуть мне тут, да и тем более с кем мне тут заниматься сексом, я ведь не извращенка», размышляла Оксана, погружаясь вновь в чтение романтической сцены, описанной в дневнике, оставаясь сидеть на кровати.

— Оксана Владимировна ваш сок — спустя некоторое, неопределенное время, парень вошёл в комнату, держа стакан с апельсиновым соком в руке — Хотите что-нибудь еще?!

Прошел он по комнате к кровати, на которой расположилась Оксана, заметив, что она на него не обращает никакого внимания, просто поставил стакан с соком на тумбу, рядом с кроватью.

— Ваша девушка — обратилась Оксана, поднимая влагой насыщенных слёз ранимых чувств, взгляд, оторвалась от чтения дневника — Так красиво пишет

Пылкостью терзающих разум эмоций, когда каждая клеточка тела Оксаны просто требовала неудержимой силой взять её.

— Вот честно я прям млею вся — выразила впечатление Оксана, посмотрела откровенностью распущенного взгляда, требующего взять её — Вы знаете, я прям, как будто пережила в деталях сама всё то, что она испытала, хотела просто спросить

— Да-да конечно спрашивайте — радушной улыбкой ответил парень, так и оставаясь стоять рядом с кроватью на которой сидела Оксана

«Блядь что я несу, я могу так его отпугнуть, сука ну почему этот долбанный текст меня так завёл, хотя я же хотела отомстить его тёще, а это идеальный шанс для мести», размышляла Оксана, посмотрев выразительного трепещущего взгляда, в глаза парня, что перед ней стоял.

— Можете сесть рядом? — застенчиво улыбнулась Оксана, уже не могла сдержать весь трепет эмоций, что подобно шторму колебал её бурное море любви

— Да конечно — сел он послушно рядом с Оксаной любознательно посмотрел в её лицо, на лазурных глазах которых все еще сохранилась влага ранимых трепетных в ней чувств — Так что вы хотели спросить?

— Прям даже, знаете как-то неловко — быстро смутилась Оксана, посмотрев в глаза парня, что перед ней сидел — Простите меня — опустила она голову, скрывая за прядью распущенных золотистых волос, сгорающий от стыда взгляд

— Всё нормально — уверял он, коснувшись через простыню колена Оксаны, пробуждая в ней вихрь мучительных сексуальных эмоций — У вас что-то случилось?

— Посидите со мной?! — сказочным шепотной речью, обратилась Оксана к парню, продолжая держать взгляд распущенных глаз на колено, где была рука этого парня

— Вам что-нибудь удалось узнать? — спросил он, оставаясь сохранять дистанцию для поцелуя

— Исключительно только то

Продолжая сохранять красоту распущенной улыбки, выразила Оксана собственное мнение, начиная тяжело дышать из-за сильного возбуждения, не отдавала себе отчет

— Что вы потрясающий любовник в постели — разговаривая шепотной речью, Оксана пыталась пленить к себе внимание своего собеседника, сгорая разумом в объятиях порочного соблазна

— Хм…. не скрою, конечно — смутился парень такого откровения от Оксаны, скрыл тут же свой взгляд от неё — Катя наверно пишет всё в подробностях

— Не могу поверить, что вы не читали их — вновь изображая невинный подростковый характер, нахмурила Оксана губы, любознательно посмотрела, как он смутился перед ней

— Вы думаете, она мне их давала читать — рассмеялся парень, вставая с кровати

— Вы куда? — поинтересовалась Оксана, схватив его тут же за руку, взглядом прелести лазурных голубых глаз словно вынуждала его остаться с ней

— Хотел вам Оксана Владимировна принести, что-нибудь перекусить — уверял он, когда Оксана держала его за кисть руки, не давая ему никуда пойти

— Я думаю

Дрожащим голосом, сгорая в пучине детской разыгравшейся в ней невинной страсти после прочтения дневника пациентки, Оксана посмотрела на парня, что стоял рядом с кроватью.

— Что апельсинового сока вы мне, молодой человек, принесли — тихим голосом, говорила Оксана, пленяя разум этого парня своим нежным сексуальным тоном — Для меня будет вполне достаточно

— Тогда что мне для вас еще сделать? — поинтересовался он, обращая к Оксане, когда она, внушительным взглядом вынуждая его взять её, так выразительно смотрела

— А что бы ты сам хотел для меня сделать? — нежностью пленяющего разум шепота, спросила Оксана, обращаясь к парню, что обомлел от её выразительно вынуждающего поддаться взгляда

— У вас такой красивый взгляд — выдавил после непродолжительного молчания он, хоть что-то из себя, продолжая стоять рядом с Оксаной

— Какой приятный комплимент — сделала Оксана специально вид, что смутилась от такого банального для неё комплимента — Надеюсь только взгляд?

— О…. больше я и мечтать не могу — заверил он, продолжая наблюдать за реакцией Оксаны, когда между ними уже вспыхнула интрига искушения, игра, которая решит, кто же сломается первым и поддаться порочному соблазну — Не потому что у меня есть девушка или влиятельная тёща

— Тогда почему — играя на чувствах этого парня, Оксана решила применять приём ангельского поведения и улыбки, что вычитала из дневника девушки — Что мешает тебе сделать то, что тебе больше всего сейчас хотелось?

— Потому что я вас не достоин — всё еще нерешительным голосом ответил парень, продолжая смотреть Оксане в глазе

— А что если бы я сказала тебе — говорила Оксана, оставаясь сидеть на кровати, поднимая искушенный взгляд на парня, что стоял рядом — Что ты можешь сейчас сделать всё то, что ты бы хотел сделать, как бы ты поступил?

— Я даже не знаю, что и сказать — растерялся от такого неожиданно парень, отошёл от кровати

«Блядь это пиздец какой-то, ну его нахуй, попробую отвлечься на страницах дневника его девицы», подумала про себя Оксана, огорчившись, обращая внимание на неуверенность парня, что перед ней стоял.

— Не важно — опустила голову Оксана, скрывая сгорающий от стыда взгляд лазурных, голубых глаз за прядью золотистых волос — Я немного почитаю еще дневник твоей девушки

— Оксана Владимировна — коснулся приятным касанием пальцев он подбородка Оксаны, вынуждая поднять отчаявшийся её взгляд лазурных, голубых глаз, на себя — Я просто не хотел вас обидеть, я сделаю всё то, что вы скажите

Уверял он, разговаривая рядом с алыми изнывающими губами Оксаны, направляя её жаждущий взгляд глаз на себя. Медленно начал расстёгивать ширинку тёмных синих джинсов, когда Оксана на него так оживлённо смотрела.

— Наверно непристойно предлагать даме сразу такое — возразила Оксана, продолжая искушать этого молодого человека взглядом искушенного порочного соблазна

— Вы же сами спросили — уверял он, расстегнув ширинку надетых на нём зимних штанов, освободился он быстро от кофты, надетой на нём — Чтобы я сделал, если бы вы мне позволили полную свободу

— Но я не думала, что твоя свобода заключается в этом — возразила Оксана, опираясь руками на постель, была возмущена предложением этого парня

— Для начала может, просто полежим? — предложил он, снимая с себя черный свитер, положил его на спинку рядом стоящего белого стула

— Для начала — изумилась в улыбке Оксана, расположившись спиной на кровати, чувствовала себя королевой среди белых шелковых простыней — Может просто, поцелуешь меня, прежде чем использовать мои губы вот таким вот образом — кокетливо она намекнула парню

— Я просто не могу поверить

Подошёл он к кровати, на которой лежала Оксана, медленно наступая на постель, коленом вынуждая простыни, что лежали на ней вместе с матросом прогнуться.

— Как такая женщина как вы Оксана Владимировна — медленно забрался он на постель — Смогла возжелать меня

— Возжелать?!

Игриво села на кровати Оксана, прикусывая краешек коготка указательного пальца, с влюбленным порочным взглядом посмотрела на парня, что расположился лежа на постели рядом с ней.

— Хотя знаешь мне это нравиться — наблюдала Оксана как этот молодой человек сел рядом с ней на кровати — Я хочу, чтобы ты восхвалял меня как богиню

С гордостью заявила Оксана, положив руки на горячие плечи парня, что словно полыхали огнём жажды порочного желания. Интрига этого молчания только лишь подталкивала Оксану, чтобы парень руки, которого обвили её талию, прикоснулся к ней. Его теплые и в тоже время приятным касанием руки ползли вверх по платью Оксаны. Медленным чувствительным прикосновением пальцев, молодой парень коснулся лямок платья Оксаны, начал их сказочной лаской теребить, чуть оголяя её бархатистые плечи. Склонив перед этим молодым кавалером голову, Оксана, взявшись пальцами за простыню, которой была застелена кровать, сжала её пальцами в кулаки, позволяя ему сделать первый шаг в этом вопиющем страстью порочном моменте.

Запрокинув голову назад, Оксана ощутила как нежность приятных пальцев молодого человека, чуть оголила её груди, высвобождая их от обители чашечек. Заметив удивление в лице этого молодого человека, Оксана приятно улыбнулась ему, выказывая игривую застенчивость блеклым румянцем на щечках. Наклоняясь к губам этого парня, Оксана издала легкий насыщенный нежностью страстью порочного желания стон, выдыхая горячий поток воздуха рядом с его губами. Подобно строптивой дикой кошки Оксана застыла рядом с губами своего кавалера, настойчиво требуя от него решительных действий. Искушая прелестью лазурного голубого взгляда, Оксана настойчиво смотрела в его глаза, внушая этого парня поддаться чарам своего, чувствовала всё еще приятную нежность его теплых пальцев у себя на талии.

— Ну и чего же ты ждешь? — провела Оксана тыльной стороной ладони, по его щетине на лице, разговаривая рядом с губами парня

— Вы так прекрасны Оксана Владимировна — выразил впечатление этот парень, терзал легонько пальцами платье Оксаны — Я очарован вашей красотой

— Правда? — привстала Оксана с кровати, обвивая лицо парня, позволяя снять с неё платье, когда она стояла на коленях в постели — Тогда докажи мне это — покачивая бёдрами, как королевская кобра, вращала она тазом освобождаясь от нежной материи платья

— Ого — удивился парень, когда Оксана села перед ним на кровати, освобождаясь от платья, позволила своему кавалеру скинуть его на пол — На вас же нет нижнего белья

— Тебе что-то не нравиться? — сморщила Оксана губки бантиком, выражая кокетливое недовольство

— Меня всё устраивает — прикоснулся он теплой поверхности ладони к груди Оксаны, обольщая лаской большого пальца её розовый сосок

— Тогда чего же мы тогда ждём?

Изнуряющим стоном желания голосом, спросила Оксана, наклоняясь к своему кавалеру раскрывая перед ним жаждущие губы, полные потоком горячего дыхания.

— Поцелуй же меня — потребовала Оксана, искушая своего партнера прелестью лазурного голубого жаждущего взгляда глаз

Сливаясь с губами кавалера, Оксана вела себя неистовой кошкой, быстро оказавшись сидя у него на коленях, скрестив ноги за его спиной. Поддавалась власти порочного искушения, Оксана позволила в момент столь горячего насыщенной страстью поцелуя с парнем уложить себя спиной на большие пышные подушки. Располагаясь спиной на мягких нежных подушках, прохлада которых, соприкасаясь с пылкой трепещущей огнём кожей Оксаны, пленяла её рассудок головокружительной нежностью. Тонкостью приятного касания кавалер вел жгучей поверхностью ладони по плоскости живота Оксаны, завораживая при этом моментом услады поцелуя. Медленно и очень аккуратно пальцы приятной руки этого парня дошли до лобка Оксаны, прошли по их гладкой поверхности, будоража утонченностью скольжения. Захватывающим моментом пальцы этого парня перешли на клитор Оксаны, начиная очень убедительно и рьяно его разминать, доставляя немыслимое и в тоже время очень умелое удовольствие.

— Ах…. — оторвалась Оксана, издавая стон от губ молодого кавалера искушенным взглядом, сгорающим в любви соблазна, посмотрела, сжимая в пальцах подушку на которой лежала спиной

— Всё хорошо — уверял он, нежной шепотной речью разговаривая рядом с ухом Оксаны, медленно и очень приятно коснулся приятной нежностью подушечек пальцев её клитора

— Подожди-ка — возразила Оксана, резко вынудила его лечь спиной рядом, убирая руки этого парня со своего тела, расположила сама над ним, стоя на четвереньках — Ты ведь не думал, что со мной будет так вот просто

— Что вы хотите сделать? — был весьма он очарован прелестью искушенной улыбки Оксаны, поддавшись чарам её обольщения словно мальчишка

— Я хочу сделать то, что сейчас произойдёт между нами — нежностью пленительного голоса говорила Оксана, продолжая разговаривать рядом с губами этого парня — Просто пиздец каким сказочным сексом — играя с его губами, она искушала его, играя с ним порочной дикой кошкой

— Вы так красиво разговариваете

Похвалил он, когда Оксана, стоя над ним на четвереньках, повернулась, расположившись над его лицом, позволяя его теплым, просто обжигающим рукам обвить эластичную кожу бёдер.

— И точно знаете то — говорил он, когда Оксана ловко проникла за грань его темно-синих джинсов, достаточно умело освободила из-под нижнего надетого белья уже крепкий напряжённый сексуальной мощью половой член парня — Чего хотите сами

Оксана медленно заголила головку его крепко как нефритовый стержень члена, начиная забавно играться с ним придавая горячим потоком дыхания пульсирующую его алую поверхность. Забавляясь с членом этого парня, Оксана понимала, как легко заполучила сознание этого парня, ощущая ток, как он целовал её упругие выставленные бёдра, что были возле его лица. Медленно и очень ласково Оксана облизнула кончик его головки, игриво поиграв с ней кончиком языка, забавляясь тому, как легко и чувствительно он придавался её ублажению. Не сдержав при себе бурных эмоций, Оксана рассмеялась озорным смехом, держа в руки обвитый пальцами его крепкий стебель пениса.

— В чём дело? — смутился он, обратив внимание, как Оксана рассмеялась

— Ты что действительно так всё чувствуешь? — спросила Оксана, высунула, после чего язык и всей его поверхностью облизнула смачно его головку

Жаркие пылкие ладони этого парня обвили бёдра Оксаны, доставляя немыслимое удовольствие возбуждающего тепла. Раскрывая алые губы, Оксана забавлялась с усмешкой тому, как она легко завладела этим кавалером, начиная думать о том, что он в её полной власти. Медленно достаточно игриво коснулась головки его члена губами, Оксана чувствовала чуть высунутой поверхностью языка, как она пульсировала, сгорая в ритме сексуального желания. Плавно и достаточно убедительно Оксана скользила губами по пенису этого парня, оставляя на его стебле дорожку размазанной алой помады. Жар пылающих губ молодого самца покрывал возбужденные половые губы Оксаны, что изнывали по пылкой чувствительной нежности. Позволив себе насладиться пенисом своего партнера, Оксана даже не подозревала, как его нежные пальцы развали достаточно убедительно её мокрые стенки влагалища.

— А….. — издала Оксана громкий насыщенный сексуальной страстью стон, оторвавшись от члена своего кавалера, почувствовав настойчивое проникновение пальцев парня в себя

— Ты думала, я тебе позволю так просто управлять мною — ухмыльнулся он, оставляя пальцы по влагалище Оксаны, жгучим пылким прикосновением губ

— М…..

Играя строптивой хищной кошкой, Оксана ёрзала половыми губами по пальцам своего молодого кавалера, сексуально выгнув спину, выставив изумительную прелесть ягодиц у него перед лицом.

— Аха….. — дышала учащенным ритмом Оксана, сердце билось в пучине сексуальной страсти

— Иди ко мне — пленительной нежной речью, обвил он талию Оксаны, вынуждая её повернуться к нему — Я хочу попробовать тебя

«М…. да он настоящий любовник, просто самец, такой как его, описывала его девушка в своих дневниках», подумала про себя Оксана, удивилась крепости рук своего молодого кавалера как он с легкостью желая её, держал за бёдра на руках поворачивая к себе лицом.

— Я тебе что конфета — ухмыльнулась Оксана, прошептав рядом с его губами, ощущая у себя между ног твердость гениталий парня

— Ты как змея — задобрил неожиданным комплиментом, обвивая приятной крепостью рук талию Оксаны, вынуждая её прижаться к его телу

— Ну, спасибо — ухмыльнулась Оксана, прижимаясь к телу молодого мужчины, могла почувствовать трепет его пылкого дыхания, жар, что порочным влиянием изливала его кожа — Еще никто так меня не называл в постели

— Так может, я буду первым — предложил он, взявшись за шелковую смятую буграми простынь, обвил ею тело Оксаны, когда она сидела на коленях в постели, располагаясь над его телом

— Тогда может — возразила Оксана, кокетливо состроив своему партнеру извращенную похотью улыбку, почувствовала пыл твердой головки члена на поверхности половых губ — Не будем зря терять время на пустые разговоры

Сливаясь с губами парня, Оксана почувствовала, как давление его убедительных рук насаживала её на пропитанный крепостью пенис. Раскрывая лазурные голубые глаза, Оксана, отрываясь от губ молодого кавалера не давая себе и ему насладиться моментом сладости поцелуя, чувствовала каждой стеночкой своего влагалища, как его крепкая мощь медленно входит в неё. Стеночки изнурённого влагалища Оксаны растягивались, доставляя сокрушающее разум чувство удовлетворения. Поры на коже Оксаны, когда она была накрыта шелковым нежным покрывалом, расположившись над телом своего кавалера, извивалась на нём, эластично играя телом, выказывая перед ним порочную необузданность. Настрой этой порочной игры перерастали и раскалялись подобно жерлу готовому взорваться вулкану, чувства Оксаны и этого парня, слились в единой ностальгии взглядов.

Выгнув спину кошкой, опираясь руками на плечи парня, Оксана, словно дикий зверь впилась в его кожу своими когтями, чувствуя в себе всю мощь его крепкого члена. Выражая неистовство в этой порочной интриге, Оксана стонала, раскрыв от удивления его сексуальной силы лазурные глаза, запрокинув чуть голову. Тело Оксаны полыхало жаром строптивых порочных чувств, находясь под тонкой шелковой материей, поры на её огненной пропитанной любви кожи выделяли крупными каплями пот, пропитывая постель запахам естественного аромата плоти и искушающим запахом дамасской розы. Словно необузданный зверь, Оксана выказывала красоту своего тела, выражая это эластичностью движения, испытывая при этом неконтролируемое чувство сексуальной дикости.

— В чём дело?! — возмутилась Оксана, почувствовав как убедительностью мужских рук, парень поднял её, держал за бёдра, принуждая скользить по стеблю своего члена вверх

— Подожди — заверил он, как только высунул из влагалища Оксаны головку члена, она тут же почувствовала поток обжигающей жидкости, что словно выстрелом обдало её половые губы

— Блядь — возмутилась Оксана, грязно выругавшись, поняла, что не успела получить желанное, чувствуя у себя на влагалище потёки горячей спермы — Вот ты мог бы чуть-чуть всего потерпеть

— Ты думаешь это всё? — возразил он, настойчиво лаской крепких рук, положил тело Оксаны рядом с собой, когда вся её плоть полыхала жаждой порочного голода

— А ты как-то еще можешь заставить свои яйца наполниться спермой? — удивилась Оксана, была возмущена тем, что её кавалер, не довёл дело до должного конца

— Если ты хорошо читала дневник Кати — расположился он подобно могучий лев, над изнывающим в стонах непреодолимого возбуждения горячим, текучим телом Оксаны

— О…. блядь я хорошо его читала

Была возмущена Оксана, обращая внимание, как он настойчиво обвил её груди пальцами крепких рук, жадно, горячими губами покрывал бесчисленными поцелуями всё её тело.

— Стой, погоди, что ты хочешь сделать? — выставила она пятерню пальцев рядом с лобком как кошка, преграждая ему путь продвижения к влагалищу

— Довести дело до конца — заверил он, убирая руку Оксаны, что была препятствием у него на пути, жарким, подобно пламени огня, одарил он смачным поцелуем, поверхность её лобка

— Там же твоя….. — смутилась Оксана, чувствуя текущие потёки спермы этого самца на своём влагалище

— Ну и что? — возразил он, убедительно и крепко обвил бёдра согнутых в колено ног Оксаны, положил их к себе на плечи

— Ты сумасшедший человек а……

Запрокинула Оксана голову, почувствовав с какой порочной дикостью, этот парень впился губами в её влагалище. Чувствовала Оксана, как его настойчивые большие пальцы, обеих рук, что словно сковали тело, оковами любви, на уровни бёдер, развели её мокрые половые губы. Он смачно целовал мокрое влагалище Оксаны, прикусывая поразительно лаской губами клитор. Возбуждая разум Оксаны с новой сокрушающей силой, подобно шторму, что раскачивал волны в океане, этот молодой самец, с ловкостью и полной неожиданностью вновь всунул пальцы в неё. Раскрывая вновь в полную силу красоту, лазурные голубые глаза, Оксана почувствовала, как он пальцами с легкостью нащупал точку G, умело начал её стимуляцию при этом, продолжая кусать губами возбуждённый клитор. Мозг Оксаны словно подвергался ковровой бомбардировки порочных эмоций, каждая её клеточка передавала этот насыщенный страстью порочный импульс. Словно фейерверк взымающийся в ночное небо, а затем тут же взрывался миллионами искорками, сокрушая разум Оксаны ненасытными сексуальными желаниями. Сжимая крепко простыню под собой в кулаки, Оксана чувствовала, как её тело в момент таких сильных эротических ощущений накапливало мощный заряд.

— Аха…..

Открывая алые губы, Оксана издавала громкий стон, выгнув при этом спину, с раскрытыми глазами, сжимая пальцами простыню, что была буграми сексуальной страсти собрана под ней.

— М…..

Не выдержала Оксана, рухнув на кровать, потеряв сознание, изливая на язык парня, что скользким рвением под конец такого сексуального истязания проник внутрь мокрых стенок её влагалища.

— Ммм….. — проурчала Оксана как кошка, лишившись рассудка, чувствуя как язык этого молодого кавалера достаточно умело тщательно облизывал её текучее ручьем страсти влагалище

Отдавая себя в объятие этому неистовому сексуальному льву, Оксана закрыла глаза, чувствуя, как силы что были в ней, быстро иссякли. Ощущение безграничной слабости, и полный недостаток сил вырубил Оксану, после чего она сладко засопела, постанывая через сон всё еще блеклым чувством, ощущала, как горячая влага струйкой необъятного соблазна тихо сочилась из неё, пропитывая постель, ароматом незабываемой сексуальной страсти. Горячее, подобно температуре жерлу вулкана, тело Оксаны, что когда-то переполняли порочные эмоции, теперь угасало в пустоте окутавшей её тенью разум, погружаясь сознанием в бездонное дно сна. Какое-то время Оксана чувствовала, как парень ласкал её тело, покрывал влагалище жгучими поцелуями, сжимал ягодицы, грудь и переставал её гладить ладонями. После чего наступила полная пустота и умиротворение глубокого сна в объятиях своего кавалера, что крепостью обеих рук обвил груди Оксаны, прижал к себе спиной, жарким дыханием порочного голода дышал ей под ухом, охраняя тем самым покой её сна.

***

Потёки приятного теплого масла на коже, разбудили Оксану, вместе с лаской рук, что придавали её тело нежному массажу. Открывая медленно глаза, Оксана обратила внимание, что лежит на животе, в комнате, свет ночного освещения которой составляло пламя горящей восковые свечи, излучающие приятный аромат розы. Постель была пропитана потом излившейся на неё в момент сексуальной страсти и запахом тел, а так же выделений в момент произошедшего полового акта, продолжая сохранять этот запах. Атмосфера воздуха в комнате была душной, слегка было трудно дышать, от этого голова у Оксаны чуть кружилась. По стенам комнаты гуляли тенистые оттенки пламени горящих свеч, вырисовывая строптивый, непокорный танец страсти пламени. Во рту чувствовалась запах сухости, жажда изнемогала тело Оксаны, изнывающей пережитой сексуальной расслабляющей болью.

Парень что сидел с боку на кровати, полностью обнажённым, разглаживал тело Оксаны, придавал ласки бархатистую кожу, пропитывая тщательно маслом. Оксана чувствовала глубокое расслабление, приподнимая чуть-чуть голову от подушки, вздохнула полной грудью, хватая воздух жаркой пучины обстановки ртом. Руки этого кавалера тщательно разминали тело Оксаны, обращаясь с её кожей, словно как с богиней усыпляющим воздействием действуя на сознание во время массажа. Крепость убедительных пальцев этого сексуального льва, разминала эрогенную зону промежности разведенных ног Оксаны, когда она лежала животом на постели, спиной к своему обольстителю.

— М…. который сейчас час? — спросила Оксана, чувствуя легкую скованность в движении, понимая только сейчас, что её руки надёжно связаны за спиной

— Еще поздно — ответил он шепотом пленительной страсти, от чего у Оксаны начинало просыпаться чувство легкого возбуждения, услышав приятный шепотный голос под ухом — Вам нужно поспать

— Что ты делаешь? — ухмыльнулась Оксана, забавляясь власти пальцев кавалера над собой, в момент своей беспомощности

— Тише Оксана Владимировна — уверял он, продолжая массировать пальцами ноги Оксаны, тщательно разминая её кожу — Всё хорошо, вам нужно просто расслабиться

«Блядь это конечно всё пиздец как забавно, но я связана голой на постели и мне дико хочется пить», размышляла Оксана, чувствуя за собой неловкость всего этого положения.

— Пить — требовала Оксана, вновь отрывая голову от подушки — И почему мои руки связаны?

— Это чтобы помочь вам расслабиться — уверял он, взявшись за стакан с соком, что стоял на тумбе, медленно поднёс его к губам Оксаны, когда она повернулась перед ним боком

— Давай может, я сначала почитаю немного дневник…. — хотела возразить Оксана, но парень настойчиво поднёс к губам стакан, с соком заставляя её пить

— Вам нужно расслабиться — заверил он, придерживая за голову Оксану — Утром я вас развяжу

— Стой, подожди — уверяла Оксана, отрываясь от бокала расплескивая его кисло-сладкую прелесть сока на себя, была не согласна с таким решением — Какой утром у меня там твоя девушка умирает пока я тут с тобой трахаюсь

— Один массаж — уверял он, держа стакан с апельсиновым соком рядом с губами Оксаны — Всего один и я вас развяжу

— Да блядь я вся теку — возмутилась Оксана, отворачивая голову от стакана с соком — Развяжи меня, это блядское масло

— Оно просто поможет вам расслабиться — твердил он, поставив стакан с соком на тумбу

— Послушай я не против — заявила Оксана, оставаясь лежать боком — Просто положи дневник своей девушки рядом со мной и делай своё дело — чувствовала она как тело настойчиво требовала продолжения этого массажа по мере того как масло впитывалось в её тело

Масло что втиралось в кожу Оксаны, являлось афродизиаком, снимая растормаживающий эффект, в многократно раз возбуждая, повышая сексуальность. Оказывает лечебное действие на органы половой системы, повышающее тонус, усиливающее желание и вызывающее яркие, полные чувств, ощущения. Эти средства не только возбуждают чувственность, дарят яркие краски, новые эмоции, но и здоровью оказывают огромную пользу.

«Не вериться, но я не могу даже возразить воли его желания, мне блядь хочется, чтобы он снова взял меня и сделал всё самое грязное с моим телом, да что со мной происходит», чувствовала Оксана сильную неподвластную разуму возбудимость во всём теле, сила её сексуального желания чрезмерно росла.

— Ладно, послушай — возразила Оксана, понимая, что не может противостоять нарастающей в ней порочной силы инстинкта — Продолжай

— Я вам ничего не сделаю — уверял он, вновь присаживаясь на постель рядом с Оксаной, когда она расположилась перед ним, как кошка животом на постели, разводя ноги — Пока вы сами этого не попросите

— Блядь ты впитал в меня это масло — грязно выругалась Оксана, чувствуя власть этого масла над своим телом, как оно силой сексуального желания охватывает её разум — Это ведь не свечи пахнут розой так ведь? — косым взглядом посмотрела она на него, прижимаясь головой к подушке

— Я могу продолжить? — спросил он, обращаясь к Оксане, когда она уже начала ерзать в постели чувствуя всю силу впитывающего через кожу масла

— Я только этого и жду — потребовала Оксана, понимая, что уже не сможет отказать власти рук этого самца над своим телом

— Тогда просто поднимите попу — попросил он достаточно нежно, продолжая просо сидеть на постели — Нет-нет голову отрывать от подушки не обязательно

— Что же — ухмыльнулась Оксана, оставаясь лежать головой на подушке, выставила ягодицы, выгнув спину перед парнем — Только прошу, продолжай

Медленно его крепкие приятные на ощупь ладони, разглаживали кожу эластичных ягодиц Оксаны, втирая тщательно эфирное масло с эссенцией розы глубоко в плоть. Нежность столь убедительных движений, вынуждало Оксану двигаться, играя всем телом перед ним, выгибая и вгибая спину, не могла противостоять соблазну искушения, что терзал её разум. Большой палец молодого кавалера нежно начал массировать половые губы Оксаны, полные страдающего по сексу возбуждения, в тот момент, когда вся его ладонь убедительно лежала на её попке. Вторая рука этого самца убедительностью пальцев скользила по рёбрам Оксаны, доставляя немыслимое приятное ощущение, вынуждая её закрыть придаться столь блаженному чувству. Каждая клеточка тела без устали требовала порочной горячей сексуальной игры, что полностью овладела сознанием Оксаны, вынуждая подчиниться столь строгим требовательным правилам похоти.

— Ах…. — чувствительно нежно издавая стон, вздохнула Оксана, почувствовала, как неожиданно пальцы кавалера обхватили её грудь

— Всё хорошо

Лаской убедительного шепота уверял он, сжимая пальцами, грудь Оксаны, разминал большим пальцем её влагалища, держа при этом всю ладонь на выставленных к нему ягодицах.

— Просто расслабьтесь

Продолжая уговорить упоительно шепотной нотой голоса, прошептал он под ухом Оксаны, от чего она испытала сильный оргазм, её зрачки, голубых лазурных глаз, были сильно расширены.

— Вот так вот — втирал он вытекшую с половых губ жидкость Оксаны настойчиво в её тело

— А….. — переживала Оксана момент сильной сексуальной услады, играя подобию дикой кошки своим телом, когда оно находилось пропитанное маслом и влагой половых выделений

— Ваш сок Оксана Владимировна — с этими словами, молодой самец впился губами во влагалище Оксаны, с которого сочился сок оргазма, что она выделяла в момент оргазма

— М….. — урчала возбуждённой кошкой Оксана, чувствуя жар пленительных губ парня у себя на поверхности половых губ, с которых сочились выделения пережитого оргазма

«Блядь как же приятно, это просто пиздец», рухнула Оксана на постель, в тот момент, её разум взрывался, словно феерическим жестом во всех разных оттенках этой пережитой порочной игры.

— Как приятно — перевернулась Оксана на спину, расположившись на больших пышных подушках, пропитанных запахом её тела, выгнула спину, запрокинула голову, оставляя раскрытые голубые, полные возбуждением глаза — Прошу, пожалуйста, только не останавливайся

Продолжая испытывать сильное сексуальное чувство, Оксана испытывала ощущение мужских губ на поверхности половых губ что так настойчиво и покорно испивал сок из её влагалища. Начиная стонать и задыхаясь в ритме сильного возбуждения, Оксана подняла ноги и согнула их в колени, предаваясь обольстительной ласки любви. Вся плоть кожи тела Оксаны, словно полыхала огнём, все её клетки излучали поразительную мощь тепла, бесконечно подобно ручью выливая из себя сок переживаемого момента оргазма. Раскрывая алые губы, Оксана тут же придавала их ласки слюны, что сочилась с языка, чувствуя, как собственные бёдра сковали сила мужских крепких рук, словно заточило её тело в оковах.

— Ты всё-таки в меня влюбился — произнесла Оксана, расплываясь в порочной довольной улыбке, продолжая задыхаться порочным чувством сексуального возбуждения

— А что разве это плохо? — удивился, поиграл он кончиком языка, немного с возбуждённым клитором Оксаны

— Я просто изведу тебя — радостно ответила Оксана, чувствовала свою беспомощность перед этим самцом, однако радовалась ощущению скованностью своих рук у себя за спиной

— Я так не думаю — нежности, подобающему искусному кавалеру он поцеловал половые губы Оксаны, с которых сочился сок пережитого оргазма

— Ну, хватит всё — возразила Оксана, сомкнув колени согнутых ног вместе, преграждая путь к влагалищу — Давай просто полежим

— Хорошо — согласился он, располагаясь на постели рядом с подушками, на которых лежала изнывая в стонах Оксана

— Где ты так научился ублажать женщин? — была полностью довольно Оксана всеми испытываемыми ощущения

— Секрет — ухмыльнулся он, продолжая смотреть на Оксану взглядом порочного дикого сексуального желания

— Блядь я такого пиздец как давно не испытывала — выказывая впечатление Оксана, грязно нецензурно выразившись

— Я хочу быть с вами — неожиданно выразил он своё требование, взяв в руки пиалу с малом

«Блядь если он сейчас даже хотя бы выльет её на меня, это будет пиздец, мне придётся опять перед ним раздвинуть ноги», посмотрела Оксана с чувством опаски на пиалу, что парень держал в руках, когда сидел уже рядом с ней в постели.

— Послушай — уверяла Оксана, понимая, что никак не может ему помешать, так как руки были связаны за спиной — У тебя ведь есть девушка, я должна просто ах……

Ощутила Оксана, как сочилось масло с пиалы, когда он наклонил пиалу, разливая остатки находившегося там масла на её тело. Потёки расплывающегося по коже тела масла, будоражащим скольжением, полным вязкостью приятного трения, текли подобно соку, по каждой клеточки тела Оксаны. Пленительный запах эфирного масла и его эссенция искушающего аромата розы, сводила с ума сознание Оксаны, действуя с еще более возбуждающей силой. Руки парня, что сидел рядом с телом Оксаны, начали разглаживать нежностью ладоней, бархатистую пылающую порочной жаждой любви, кожу. Словно купаясь в лужи этого масла, Оксана повернулась к нему спиной, пытаясь встать на колени, выгнув спину. Отдавая своё тело вновь молодому обольстителю, Оксана выставила перед ним упругие бёдра, чувствовала, как по всей коже стекали обильные капли масла.

— Ты с ума сошёл — рассмеялась Оксана, посчитав это забавным, чувствуя приятную теплую, вязкую смесь по всему телу

— Я просто хочу чтобы вам это нравилось — заверил он, взяв что-то со столика, который был расположен рядом с кроватью

— Я думаю — уже не ощущая дискомфорта из-за связанных рук за спиной, говорила Оксана, опять поддаваясь власти искушения, что окутало её разум — Что я уже без ума от…..

Не успела договорить Оксана, почувствовала, как что-то тонкое и убедительное вошло в её влагалище. Раскрывая от удивления лазурные голубые глаза и чуть приоткрывая губы, Оксана, упираясь головой в подушку, ощутила, что какая-то тёплая жидкость вливается в неё.

— Что ты там делаешь? — забавляясь этому приятному ощущению вязкой жидкости в себе, спросила Оксана, чувствуя в себе сексуальное тепло

— Позволишь мне продолжить? — спросил он вежливо разрешения, вытаскивая наконечник груши из влагалища Оксаны

— Ты извращенец — рассмеялась Оксана, повернулась к нему лицом, располагаясь вновь спиной на подушках, чувствовала, как из влагалища сочилось тонкой струйкой вязкая, тёплая, густая смесь

— Я просто хотел вас порадовать

Уверял молодой кавалер, продолжая растирать горячими ладонями, лежащее перед ним тело Оксаны, втирая настойчиво растекающиеся потёки масла по коже. Член этого парня был почти возле лица Оксаны, когда он настойчиво круговыми движениями придавал ласки всё её тело.

— Вам ведь это нравится? — спросил он, всё больше искушая сознание Оксаны лаской порочного движения своих рук, убедительно при этом сжимали её сочную грудь

Изнемогая сильным сексуальным желанием, Оксана чувствовала, что не может перебороть порочную силу, что окутывает её сознание. Закрывая медленно возбужденные глаза, Оксана, оставляя алые губы открытыми, чуть запрокинула голову, выставляя шикарное тело во власть мужских рук, что придавали сказочной порочной ласки.

— Ммм…… — ничего не ответив на вопрос этого парня, Оксана тут же случайно обхватила губами его пенис, что так и настойчиво стучал по её алым жаждущим губам

Жадно обсасывая губами напряженный стебель пениса мужчины, Оксана чувствовала ласку его приятных рук, что радовали её тело нежностью будоражащего момента трением. Влияние тёплых пальцев этого парня, круговыми растирающими движениями втирали масло в половые губы Оксаны, аккуратно выделяя при этом возбужденный клитор. Крепкий мощью мужской силы, член этого парня вошёл в рот Оксане, скользя по её алым жарким губам, позволяя чувствовать языком каждую пульсирующую жилку искушения на нём, ощущая при этом вкус его выделений, что соком вопиющей любви сочилась с его головки. Поддаваясь власти порочного соблазна, молодой самец расположился над телом Оксаны, полностью вводя свой пенс ей в рот. Издавая глухой возбуждённой страстью стон, Оксана ощутила, как ловко пальцы ублажающего её тела кавалера вошла в неё, начали терзать влажные мокрые, сочащиеся стенки влагалища, силой поступательного движения. Извиваясь под телом самца, Оксана, ощущая всю мощь его члена у себя во рту, выражая глухими стонами довольство, чувствовала, как его пальцы истязали её влагалища. Ловко нащупав внутри влагалища Оксаны нужный бугорок, горячий пылкостью, сексуальной страстью кавалера начал его стимуляцию. Продолжительное время Оксана изнывала под телом этого молодого мужчины, чувствуя, как глубокого его член входит к ней в горло и ка он рьяно стимулировал её влагалище. Внезапная тёплая приятная жидкость стала обволакивать горло Оксаны, что словно выстрел просочилась внутрь, с жарким пламенным похотью эффектом. В этот момент, сжимая со связанными за спиной руками подушку, Оксана испытала сильный феерический оргазм, что подобно взрыву распространился по её сознанию, изливая всю мощь накопленного сока на руку и пальцы этого самца, что были в ней.

— М…. ты извращенец — рассмеялась Оксана, после того как он вытащил из её рта свой член, медленно извлекая пальцы из неё

— Вам ведь понравилось Оксана Владимировна?

Выражая волнение за свою репутацию, спросил он, ложась с Оксаной рядом в постели, заметил её искушенное порочной страстью выражения лица.

— Вы так возбуждены — удивился он, как Оксана трепетала перед ним, изнемогая в сексуальных, задыхающихся от пережитого оргазма стонах

— Всё возможно потому — изнемогая в стонах, хватая воздух ртом, говорила Оксана, чувствуя в себе приятную мужскую жидкость, что обволакивала стенки её горла — Что ты пиздец как меня сейчас завёл

— Всё хорошо — уверял он, прикоснувшись жаром пленительной ладони к выставленной груди Оксаны, по коже которой сочилась вязкая капля масла — Вам нужно успокоиться

— Ты блядь ни на чуточку — говорила Оксана, хватая воздух ртом, отдавая специально всю себя в руки кавалеру с которым лежала на постели — Не заставил меня усомниться в тебе

— Вам нужно принять душ — заверил он, обвивая лицо Оксаны одной рукой, другой сжимал её грудь, что она сама вложила к нему в руку — Вы вся течёте

— Позволишь принять мне душ? — спросила Оксана, сгорая в пучине порочных соблазнах, всё еще испытывая сильное чувство возбуждения, радовалась тому, как он умело обращался с её телом

— От вас так приятно пахнет — похвалил он, продолжая придавать приятной ласки, тело Оксаны, когда она лежала перед ним

— Спермой и вагинальными выделениями? — ухмыльнулась Оксана, разговаривая с порочной усмешкой рядом с губами кавалера, в объятиях которого она тешилась нежностью

— Розой — прошептал он рядом с губами Оксана, едва коснувшись их порочной пылкостью

— Ах… — чувствительно нежно вздохнула Оксана, рядом с губами молодого самца, чувствуя изнуряющий жар его дыхания — Этим блядским цветком

— Почему именно таким? — удивился он, вновь одарил жаждущие губы Оксаны лёгким касанием поцелуя — По мне он так приятно пахнет и вызывает возбуждение

— Поэтому и блядским — рассмеялась Оксана с жаждой порочного голода, терзала подушку коготками обеих рук у себя за спиной, искушая своего кавалера жаждой порочного влечения

— Но этот аромат отлично сочетается с вашим телом — глубоко вдохнул он, взявшись кончиками пальцев за пряди её распущенных золотистых волос — Вы прекрасны Оксана Владимировна

— Но мне нужно принять душ — кокетливо сморщила губки Оксана, рассмеявшись при этом озорным смехом, позволяя его руке придавать обольстительной ласке своё тело — Освободишь мне руки? — спросила она, чаруя своего кавалера прелестью прекрасной порочной улыбки

— У меня есть идея лучше — предложил он, расположившись сидя на постели

— Что ты собираешься сделать? — почувствовала Оксана, как он схватился за её руку, вынуждая подняться и сесть рядом

— Ты станешь моей в душе — предложил он, держа Оксану за руки, вынудил подняться с постели и покинуть маслом пропитанную её обитель

— Ты с ума сошёл — возмутилась Оксана, слезая с постели наступая голыми ступнями на теплый паркетный пол в комнате — Что ты делаешь?

— Давай пошла — словно как с рабыней поступал, он держал Оксану стоя сзади за руки, направлял её к отрытым дверям ванно комнаты — Ну давай — для убедительности шлепнул он жгучим ударом ладони по её маслянистым ягодицам

— Ай…. — взвизгнула Оксана, стерпев боль, стиснула зубы, выказывая после удара розовый след на бедре от пятерни мужской руки

— Давай пошла — втолкнул он, держа Оксану за волосы, вынуждая запрокинуть голову чуть назад, другой рукой схватился за повязку, что связывала её руки за спиной

— Ты блядь ебанулся совсем — грязно выругалась Оксана, переступая высокий порог открытой двери, коснулась голыми ногами белой кафельной плитки пола, почувствовав холод касания — Что ты делаешь? — была она шокирована его внезапной жестокости

— Иди сюда — держа Оксану за волосы, он подвёл её к ванной, вынуждая перешагнуть борт

— Что ты делаешь? — была возмущена Оксана чувствуя как обстановка ванной комнаты доставляла её телу легкую атмосферу прохлады

— Стой так — нагнул он Оксану, вынуждая коснуться щекой холодной кафельной стенки выгнув спину, выставив упругие маслянистые бёдра

— Ты что сумасшедший — выразила возмущение Оксана, не имея сил противостоять власти сил тирана над своим тираном — Что ты делаешь?

— Просто стой так — повторил он еще раз своё требование, включая прохладу воды, что тонкой струйкой сочилась с душа прямо на спину Оксаны

Прохладная, чуть теплая воды, доставляло неожиданное чувство удовольствия Оксаны и в тоже время легкое чувство шока и потерянности. Раскрывая алые губы и закрывая глаза, Оксана испытывала чувство удовлетворения, что прижавшись щекой к кафельной стенке ванной комнаты, находясь в ванной. Поток приятной касанием прохлады смывал масло, что сочилось по телу Оксаны, придавая на коже завораживающий аромат розы. Несколько продолжительных минут Оксана не могла прийти в себя словно боясь пошевелиться, прервать всю ту власть наслаждения, что она испытывала, придавая своё тело власти потока льющейся на её тело воды. Эмоции в теле Оксаны играли подобно океанским волнам в шторм, она колебалась в выборе принятии хоть какого-то решения, желая продлить для себя это минутное удовольствие. Оставаясь в пучине собственного искушения, Оксана простояла, нагнувшись в ванной щекой к кафельной стенке, ощущая, как соски груди касались её мокрой пропитанной прохладой температуры.

— Оксана Владимировна — отвлёк чувство удовлетворение Оксаны парень, что вошёл в ванную комнату — С вами всё хорошо?

— М…. — урчала Оксана довольной кошкой, чувствуя как влияние воды, обволакивая всё её тело, как пленительно стекали будоражащим трением капли по её бархатистой сочный как спелый персик коже — Это просто пиздец, как божественно

— Просто хотел узнать — говорил он, подходя к Оксане

— Стой — возразила Оксана, ощущая его пальцы на повязке, что связывала её руки за спиной — Что ты делаешь?

— Хочу развязать вам руки? — уверял он, продолжая держаться за мокрую белую повязку, что связывало Оксану в оковах, вынуждая удерживать руки за спиной

— А я думала, что чувствовать себя рабыней — говорила Оксана, выражая отчаяние в нотах собственного голоса — Не имея возможности тебе перечить это нормально

— Вам нужно прочитать дневник Кати — уверял он, медленно распутав руки Оксаны, придавая ей свободу — Вы должны ей помочь

— И это ты говоришь после того как трахнул меня? — ухмыльнулась Оксана, посмотрев с усмешкой обернулась на парня, что стоял перед ней в ванной комнате, положив мокрую повязку на стиральную машину — Весьма индивидуальный подход у тебя к женщинам

— Прошу я понимаю — чувствуя себя виноватым, говорил он, склонив голову, смотрел пустым взглядом в пол — Но….

«Да он в конец уже охуел, да как вообще после такого можно меня о чем-то просить, у него видно совести вообще нету», размышляла Оксана, чувствовала то, что как поступил этот парень, что он теперь должен нечто большее.

— Но что … — была возмущена Оксана, посмотрев на парня суровым взглядом — Ты оттрахал меня один раз, потом еще под видом эротического массажа, заставил меня просто блядь охуеть

— Послушайте, я понимаю, что не имею права вас просить об этом — пытаясь найти себе хоть какое-то оправдание, уверял он, продолжая смотреть виноватым взглядом в пол

«Блядь и почему мне тебя после того жаль, это ты трахнул меня, но черт возьми это было так приятно и я была поражена, нет я блядь охуела», Оксана светилась в мыслях от счастья, эмоции лавинным потоком бурлили в её теле.

— Ладно — вздохнула Оксана, касаясь блестящих вентилей смесителя, перекрыла воду — Я постараюсь тебе помочь, но есть одно условие

— Интересно знать какое? — спросил он, подошёл медленно к ванне, в которой стояла Оксана, протянул её руку, помогая вылезти

— Ты ведь хочешь

Переступая борт ванной, Оксана шикарным изгибом, согнула ногу в колено, демонстрируя эластичность бёдер, с которых, подчиняясь плавностью изгиба, сочились капли воды.

— Чтобы я прочитала её дневники

Касаясь мокрого кафельного пола ванной комнаты, соблазнительной довольной интонацией голоса, говорила Оксана.

— Ведь ты думаешь, что я смогу найти там, что-то важное — прошла Оксана по ванной комнате, покачивая, по её коже пленительным актом трения скатывались обильные капли воды

«Даже если это так, у меня нет команды, Марины Викторовна и Ларионовы оба, все бросили и отвернулись от меня, рыжая сейчас занята анализами крови, мне нужен тот, кто знает при прочтении её порно книг, на что обратить внимание», размышляла Оксана, когда подошла к вешалке с полотенцами у входа.

— Я думаю, вы как врач — пытаясь вразумительно рассуждать, говорил этот парень, оставаясь стоять у стиральной машинки — Вы найдёте там что-то

— Да с чего ты решил — ухмыльнулась Оксана, снимая с вешалки белое махровое полотенце, соблазнительно развернула его, держа обеими руками за кончики у себя за спиной — Что я могу что-то там найти, я читала её дневник несколько часов

— Что-нибудь удалось найти? — поинтересовался он, с любопытством наблюдая, как Оксана обворачивала своё мокрое тело в белое полотенце

— Думаешь, я бы позволила тебе трахнуть меня

Ухмыльнулась Оксана, скрывая тело в обличии приятной махровой ткани, соблазнительным жестом завернула его кончик на груди. Завораживающей, захватывающей дух прохладой, моросили золотистые мокрые полосы Оксаны, с которых стекали обильные капли влаги, будоражили холодным прикосновением, к пылкому горячему телу.

— Если бы хоть что-нибудь там нашла — задавая риторический вопрос, спросила Оксана, посмотрев на парня недоверчивым взглядом

— Я сам не понимаю, как это произошло — уверял он, последовав следом за Оксаной, когда она медленно наступая на прохладу кафельной плитки пола, подошла к открытой двери

— Да уж блядь стоило — возразила Оксана, обернувшись, встала в проходе открыто двери, выказывая перед ним недовольство в мимике выражения лица — Я бы возбуждена от всех подробностей этого блядского дневника, а ты просто нагло взял и воспользовался мною

— Да я понимаю — опустив взгляд в пол, чувствуя за собой вину, ответил он в своё оправдание, скрывая руки за своей спиной — Простите меня, пожалуйста

— Простите?!! — прошипела Оксана, выражая оскал дикой королевской кобры, сверкая искорками в глазах отраженного падающего света — Да пошёл ты нахуй со своим простите — грязно выругалась она, захлопнув за собой громко дверь, оставляя его одного в ванной комнате

«Ёбнутый блядь придурок, да как я вообще могла поверить и возбудиться от прочтения какой-то там детской писанины», думала про себя Оксана, опираясь на закрытую дверь, выгнула голову, посмотрела на потолок где горела светодиодными лампами люстра в форме трёх кувшинок.

— Ладно, мне нужно домой — тихо прошептала Оксана в тишину комнаты, направляясь к кровати, застеленной новыми белыми шелковыми простынями

В комнате было всё убрано и чисто, как будто ничего не произошло этой ночью, оставался лишь единственным напоминанием, лишь душистым запах розы. За окном пластикового окна, в ночной темноте, окутанного пеленой морозной измороси назревала блеклая, красная полоса на горизонте надвигающего зимнего утра. На тумбе рядом с кроватью стоял стакан свежего апельсинового сока, раскрытый дневник, прямо на странице, которой Оксана остановилась читать. Капли масла, что были когда-то на полу, были вытерты, ничего не оставлялось из того, чтобы напоминало о райских чувствах ушедшей порочной ночи.

— Как он это сделал? — ухмыльнулась Оксана, медленно прошла по комнате, оставляя за собой мокрый след от ступней

— Оксана Владимировна — послышался голос парня за открывшейся дверью ванной комнаты — С вами всё в порядке

— Ты волнуешься за меня? — оставаясь стоять рядом с кровать, спросила Оксана — Или просто переживаешь за то, что допустил то, что случилось этой ночью? — наступая коленом на белую чистую шелковую простынь спросила она, ощущая всю нежность от её соприкосновения с кожей

— Я просто хотел предложить вам любое платье Кати или её матери — предложил он, переступая порог открывшейся двери

«Оу…. нет-нет, я не одену, платье это девки или той суки, что изводила меня, докучая во всём, что якобы я убила её сына», размышляла Оксана, располагаясь мокрым телом сидя на постели, поднимая ноги на кровать.

— Как ты так быстро всё убрал? — спросила его Оксана, подгибая под себя ноги — Здесь же был пиздец какой срач, а ты буквально всё убрал за то время что я там стояла?!

— Никто ведь не должен знать о нашем с вами маленьком секрете — уверял он, прошёл по комнате в направлении кровати, на которой сидела Оксана

«Нет, если он сейчас подойдёт и я могу поддаться искушения я сейчас не готова и к тому же мне нужно домой к своей дочери», подумала про себя Оксана, возражая против дальнейшей порочной связи.

— Послушай — уверяла Оксана, отвернувшись от парня, что подошёл к кровати, на которой она сидела — У вас ведь есть карта медицинская, мне нужно знать, где лечилась твоя невеста, какие анализы сдавала и что проходила

— Возможно, стоит поискать — согласился он, неожиданно направился в сторону выхода из комнаты

— Это было бы очень кстати — ответила Оксана, ему вслед, оставаясь сидеть на кровати, видя, как он открыл входную дверь комнаты

— А пока может вам стоит надеть одно из платьев Кати — предложил он переступая порог открытой двери — Или может быть вам будут по душе платье Анны Владимировны

— Нет уж — возразила Оксана, не принимая ни один из предложенных вариантов — Мне как-то больше нравиться сидеть тут в полотенце на кровати твоей девушки

— Почему? — удивился он, услышав отказ от Оксаны — Все эти платья отличные и весьма дорогие, они бы прекрасно смотрелись на вас

— Я же сказала, нет! — повторила вновь свой отказ, прошипела Оксана, сжимая коготками в кулак простыню на которой сидела — Я просто не люблю быть кому-то обязанной — мило улыбнулась она, пожав плечами

— Это не обязательство, а плата вам за……

— Я тебе блядь не шлюха!!! — прокричала на него Оксана — Это я могу тебе заплатить за секс, но ни в коем случае не наоборот

Напугав парня актом агрессии, жестокой, словно разъяренной мимике на лице, так что он быстро покинул комнату, тут же закрывая за собой дверь, оставляя Оксану в тишине наедине с собою.

***

Мучительный час Оксана ходила кругами по комнате, держа стакан сока в руке, читая медицинскую карту пациентки. За стёклами пластикового окна уже разыгралась, яркое солнечное зимнее утро, солнечные лучи которого неистово проникали в комнату, преображая тело Оксаны в сочных пикантных оттенках. Продолжая, сохраняя красоту обнаженного тела под белым махровым полотенцем, Оксана изводила себя, пытаясь найти ответ и сопоставить два разных диагноза. Опираясь на уже известный комплекс Эйзенменгера, повлекшие последствия тромба которого убили брата пациентки. Поднося бокал с соком к раскрытым, щедро накрашенным, алым губам, Оксана коснулась ими стеклянной поверхности бокала с соком, положив раскрытую карту на тумбу, к которой только что подошла.

При осмотре девушки, помимо гематурии, кровотечения ЖКТ, головных болей носовых и кровотечения дёсен, были выявлены петехии.

Петехии— точечные геморрагии, имеющие округлую форму и возникающие при разрыве мелких кровеносных сосудов под кожей.

Продолжая читать дальше карту, Оксана оставила бокал с сохранённым на его стекле алым отпечатком губ, на пластиковом подоконнике, довольствуясь оставленным во рту кисло-сладким послевкусием апельсинового сока. Встав у окна, перебирая в голове все прочитанное, Оксана обратила внимание на раскрытые страницы одного из дневников девушки, что лежал перед ней на подоконнике. Прищурив лазурные, сияющие блеском отраженного в них света, лазурные голубые глаза, Оксана терзала себя искушением головоломки, смотрев внимательно в страницы, раскрытого перед ней дневника.

— Хм… конечно — ухмыльнулась Оксана, посчитав это допустимым симптомом — Сильные менструальные кровотечения, этого стоило было учитывать, но как это может мне помочь

Раздавшийся звук, звонка сотового телефона, напугал Оксану своей неожиданностью, от чего она взвизгнула, после чего вздрогнула, стоя у окна.

— Блядь — прошипела Оксана подобию королевской кобры — Какая сука там еще звонит мне

Грязно выругалась Оксана, направляясь по комнате, покачивая бёдрами, умело выражая в каждом шаге эластичность пикантных взгляду бёдер, кожа на которых переливалась в оттенках, проникающих в комнату лучей солнечного света.

— Да где же этот блядский телефон — наступая на кровать коленом, Оксана начала искать в сумке, телефон, что разрывался в ритме dubstep — Да я слушаю, что у тебя снова стряслось?

— Оксана Владимировна — послышался взволнованный голос Валентины, ноты которого чувствовались унылыми и лишёнными сил — У пациентки начали маточные кровотечения

«Слишком частые месячные, сбой гормонального цикла, она так думала, но это были маточные кровотечения», посмотрела Оксана в сторону комода, что стоял слева от кровати, поддаваясь влиянию искушения заглянуть в один из его ящиков.

— Что на счёт исследования крови? — поинтересовалась Оксана, сползая вновь с кровати, медленно направилась к кровати, держа телефон в руке

— Фактор VIII действительно немного снижен — рассказывала Валентина — Время кровотечения после пункции уже почти доходит до семи минут

Более интересный феномен привлёк внимание Оксаны, это то, что при исследовании, было обнаружено снижение адгезии на стекле.

Адгезия тромбоцитов — это процесс, при котором тромбоциты начинают прилипать к другим поверхностям.

Другим значение стало, который удалось выяснить, проведя анализ крови, что показал нарушение агрегации тромбоцитов.

Агрегация тромбоцитов — процесс, при котором происходит склеивание клеток. При этом образуется пробка, закрывающая рану.

— Гемофилия? — предположила Валентина, после того как Оксана медленно направлялась к окну, впалась во власть искушающей её разум головоломки

Гемофилия — наследственная патология системы гемостаза, в основе которой лежит снижение или нарушение синтеза VIII, IX или XI факторов свертывания крови.

— Как быстро ты переходишь от доводов — выражая хитрую ухмылку на щедрой поверхности, алых губ, лаской коварства голоса делилась впечатлением Оксана — Что на счёт тромбоцитопении?!

Тромбоцитопении — количественное нарушение тромбоцитарного звена гемостаза, характеризующееся снижением количества тромбоцитов в единице объема крови.

— Фактор VIII был лишь немного снижен — возразила Оксана, предполагая другой вариант

— Мы можем причислить это к другим видам анемии крови и разным формам аномалии, которым может подвергаться человеческая кровь — оспаривая такое утверждение, выразила собственное мнение Валентина

— Мне не нужно пустых гаданий — возразила Оксана, медленно подошла к окну, прищурив лазурные, сияющие блеском отраженного в них света лазурные голубые глаза — Выполни рентген грудной клетки, сделай «иммуноферментный анализ», а так же проведи УЗИ селезёнки

— Что вы пытаетесь найти? — удивилась Валентина — И как мне всё это делать одной

— Ты ведь сама хотела работать на меня — ухмыльнулась Оксана, касаясь шелковых приятных на ощупь штор кончиками пальцев — Вот и работай

— Но вы взваливаете на меня столько обязанностей — буквально жалким голосом, изливала Валентина свои проблемы — А ведь сейчас канун новогодних праздников, как вы думаете, не хочу ли я их провести со своим любимым человеком

— Эй — не согласилась с таким утверждением Оксана — Не ты ли говорила, что хочешь работать на меня — произнесла она это, выказывая всё недовольство в интонации собственного голоса

— Да но в то время когда вы так нужны этой девушки, вас почему-то нету — отчаянно высказывала Валентина, свои недовольства — Всё-таки правильно говорила её мать, как дело запахнет жаренным, вы сбегаете от ответственности, которую на себя возлагаете

— Ты что теперь слушаешь её мать? — была возмущена Оксана предъявленным её обвинением

— Где вы черт возьми? — выказывая возмущение, поинтересовалась Валентина — Наверняка вы сейчас дома со своей семьёй

— Наверно ты не угадала — улыбнулась распущенной улыбкой Оксана, посмотрев на яблони покрытые снегом за окном — Послушай мне нужно знать, если пациентке станет хуже

— У неё маточные кровотечения начались — возразила Валентина, продолжая бурно выказывать несогласие — Куда может быть хуже?!

— Я сейчас приеду в больницу

Заявила Оксана отошла медленно от окна, рядом с которым стояла, направляясь к комоду, ставя в каждом шаге ноги крест-накрест, искусно выражая эластичность пикантных бёдер, на кожу которых падал свет восходящего над деревней солнца.

— Постарайся хотя бы

Наступая, подобно хищной кошке, в момент охоты на жертву, на паркет приятного пола комнаты, Оксана не спеша подошла к комоду, касаясь пальцами свободной руки ручки его ящика.

— Дождаться моего прихода — отодвигая верхний ящик, Оксана была поражена, увидев, сколько там находилось женских прокладок и тампонов

«Это было не нарушение менструального цикла, у неё действительно были проблемы с маточными кровотечениями и мне нужно знать, как она с ними справлялась, помимо того, что я тут вижу», раскрывая от удивления лазурные сияющие блеском отраженного в них света, размышляла Оксана.

— Мать нашей с вами пациентки — убедительно говорила Валентина — Она вас на дух не переносит, я бы вам не советовала являться в больницу

— Послушай — возразила Оксана, закрывая обратно ящик комода — Мне нужно самой осмотреть пациентку, возможно, я что-то упускаю

— Что вы имеете в виду? — поинтересовалась Валентина — Вам что-то известно?

— Мне следует узнать у неё — говорила Оксана, направляясь к закрытой входной двери в комнату, выражая прелесть блистательной улыбки, щедро накрашенных губ — Кое-какие женские проблемы

— Если маточные кровотечения вновь возобновятся — заверила Валентина, придавая максимальную серьёзность голоса — Нам придётся провести «гистерэктомия»

Гистерэктомия — оперативное вмешательство, предусматривающее удаление матки.

— Стой! — возразила Оксана, касаясь пальца дверной ручки закрытой двери — Она ведь все эти годы как-то справлялась, значит и сейчас справится

— У неё из носа течет кровь, она пережила ЖКТ и гемартроз, а сейчас у неё начались маточные кровотечения — перечисляла все симптомы Валентина — И вы хотите явится в больницу, объясняя всё тем, что я что-то упускаю, да она вся кровью истекает я уже не знаю что делать

— Тише — возразила Оксана, открывая, нажав на металлическую, входную комнатную дверь, переступила её высокий порог — Сейчас самое главное сохранять спокойствие и ясность ума

— Вы её видели — прокричала, не сдержав эмоций при себе Валентина — Вы хоть понимаете, что с ней стало, она потеряла много крови, я просто не понимаю что делать

— Ты врач — заявила Оксана, подошла к перилам лестницы, что вела на первый этаж — Я учила тебя и вас всех, как справляться в подобной ситуации

— Я одна Оксана Владимировна — выражая голос ранимых слёз, Валентина демонстрировала свою беспомощность в телефонном разговоре — Я не знаю что делать, она вся уже истекает кровью, вас где-то еще носит

— Послушай — прошипела на неё Оксана, подобию королевской кобры, медленно спускаясь по ступенькам лестницы — Я скора, уже буду в больнице, просто, постарайся задержаться там

— И что мне сделать до этого времени? — заплаканным голосом, спросила Валентина

— Постарайся не наделать глупостей — спускаясь по ступенькам лестницы, распорядилась Оксана, после чего провела большим пальцем по сенсору телефона, разрывая связь

— Оксана Владимировна — обратился молодой парень, голос которого доносился из гостиной — Вы уже уходите?

— Нужно вернуться в больницу — заявила Оксана, касаясь пальцами перил лестницы

— Вы что не одели платье? — удивился вновь он, заметив на теле Оксаны лишь белое полотенце, которым было соблазнительно обвернуты её тело

— Блядское платье твоей тёщи — возразила Оксана, снизошла со ступенек лестницы, снизошла на тёплый паркетный пол — И платье твоей невесты я носить, не намерена

«Его кто-то научил искусно обращаться с женщинами, интересно кто бы это мог быть?», подумала про себя Оксана, прошла мимо него, состроив гордое, лицо, выказывая самовыражение.

— Где моё красное пальто? — посмотрев на него серьёзным выражением лица, спросила строго Оксана — И мне принеси мне мою сумочку

— Хорошо Оксана Владимировна — покорно согласился он, подошёл к Оксане, остановился, посмотрел на неё в ожидании приятного ответа — Мне поехать с вами?!

На этом парнем были вновь темно-синие джинсы и черная кофта, вид был такой, как будто его ничего почти не беспокоило. Пленительная искушающая сила мужского одеколона, исходила от него, сливаясь в единой палитре вкуса «Trussardi “Uomo”». Стойкостью будоражащих нот была подобно брутальной сексуальной композиции мускуса, розы, кедра и кожи. Столь сильное сочетание таких резких ароматических запахов могло вызвать искушение и желание, представителей прекрасного пола, слиться в единое целое страсти, с обладателем этого парфюма.

— Останься пока дома — возразила Оксана, прошла мимо него, легкой возбуждающей движением такта бёдер, придавая легкую выразительную улыбку, алым сияющим блеском губам — Я ненадолго, приезжай сразу же после меня

— Вы не хотите……

— Я просто теперь уже не хочу — не давая ничего ответить парню, Оксана встала у арочного входа в лестничный коридор, который был между развилкой гостиной и кухней — Не хочу портить отношения между тобой и твоей невестой, я ведь в конце-концов получила что хотела

— Понимаю…..

— Вот и прекрасно — мило улыбнулась Оксана, держа телефон в руке, вновь разбудила его спящий дисплей, нажатием на кнопку большим пальцем — А я пока вызову себе такси

Подобно хищной коши, Оксана прошла по коридору, покачивая прекрасной красотой бёдер, встала, у её арочного входа, блистая в оттенках проникающих лучей восходящего солнца.

«Блядь он же влюбился в меня как мальчишка, что я наделала, хотя с другой стороны если вдруг эта ночь прояснится, я хотя бы нанесу этой Самойловой пощечину в ответ на оскорбления в мой адрес», размышляла Оксана не чувствуя за собой совершенно никакой вины за прошедшую ночь в этом доме.

— Оксана Владимировна — отвлёк парень, внимание Оксаны, когда она стояла у арочного входа в гостиную, держала телефон в руке — Вот ваша сумочка

— Очень хорошо — обернулась Оксана, посмотрев на него, как он вышел с арочного входа, что вёл к лестнице на второй этаж — Пожалуй, мне стоит одеть своё пальто и туфли

— Постойте? — возразил он, подошёл к Оксане, создавая интригу момента молчания, передавая ей в руки сумочку — Вы, что так пойдёте?

— Ну, под моё красное пальто ведь никто заглядывать не будет — ухмыльнулась Оксана, снимая с вешалки, для верхней одежды, красное пальто

— Но на улице же зима — уверял он, коснувшись приятным касанием пальцев руки Оксаны, вызывая будоражащий взгляд на себя

«Блядь он такой убедительный, но платья этой блядской семьи я всё равно не одену», возразила мысленно Оксана, отторгая его предложение.

— Но я хочу пойти так — разворачивая другой рукой полотенце на себе, Оксана оголила своё тело перед молодым кавалером — И ты должен уважать моё мнение

— Вы ведь пойдёте в больницу…..

— Ну и что?! — возразила Оксана, передавая ему в руки белое полотенце — Я могу пойти так куда захочу — заверила она, облачившись в приятную теплую материю красного пальто

— Позвольте за вами немного поухаживать — предложил он, встав за спиной Оксаны, когда она стояла перед зеркалом гардеробного шкафа, коснулся руками её талии

— М…. ты такой милый — улыбнулась Оксана, порочной улыбкой запрокинув голову назад, повернула её чуть набок — Но мне нужно идти, правда, я уже достаточно много здесь провела времени — чувствуя, как руки этого самца расправляли верхнюю одежду на ней

— Ваше такси скора подъедет? — поинтересовался он, повесив на плечо Оксане её сумочку, когда она обувала на ноги черные туфли, взяв их с полки для обуви

— Оно уже меня ждёт — заверила Оксана, обернувшись к своему собеседнику — Мне нужно ехать в больницу — взявшись с ним за руки, она посмотрела выразительным лазурным взглядом голубых глаз в его глаза

— Позаботьтесь о Кати, пожалуйста — вежливо попросил он, застегивая пуговицы красного пальто, скрывая под ним сочное, пикантное взгляду тело Оксаны

«Блядь его руки, каждое его касание, даже через пальто вихрем кружит мои эмоции, такое чувство, будто во мне бушевал ураган, почему так происходит?!», размышляла Оксана, стоя рядом с этим парнем, чувствовала, как её одолевает чувство приятного искушенного соблазна.

— Сделаю что смогу — заверила Оксана, быстро отвернулась, не могла сдержать на себе его любопытный проницательный, голодный порочным искушением взгляд глаз на себе

Приятная обворожительна прохлада зимнего воздуха, почувствовала Оксана, как только открыла входную дверь, ощущая, как его влияние с мелким зернистым снегом проникало в дом. Всё было окутано зимним покровом снега, подобно одеялом, деревья в саду этого дома, крыша этого дома, веранда, а так же каменная плитка в ограде. Пелена зимнего тумана развеялась, было ясно видно очертание белых силуэтов домов, деревьев, холмов, окутанных снегом, что становились краше в красных лучах восходящего солнца. Над крышами некоторых домов, взымался крупными клубами белый дым, насыщая запах приятно прохладной зимней прохлады, вкусом сгоревших дров и пепла в атмосфере. Гулянья на деревенских улицах с самого утра продолжались, деревенские псы не переставали лаять, когда в небе красиво разрывались фейерверки, предвкушая новогодний праздник. Сам воздух был приятным, легкий ветер развеивал снег, что подобно зернам взымался вверх, кружась в медленном танце.

— Хм…. ну наконец-то — вздохнула Оксана полной грудью, когда спустилась по ступенькам, хватая ртом прохладу зимнего воздуха

«Так забавно смотреть на его взгляд, видно что он как мальчишка в меня влюбился, я лишь отомстила его тёщ, на остальное мне наплевать», размышляла Оксана, не чувствуя за собой никакой вины подошла к воротам.

За оградой дома стояла белоснежная иномарка, покрытая крупинками падающего на неё снега, её мотор тихим звучанием такта, хода поршня в цилиндрах, издавал урчание подобно хищному зверю, что находился в состоянии полного покоя. Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана коснулась каблуками черных туфель мелкого сугроба выпавшего снега, соприкосновение с кожей ног, вызвала будоражащую реакцию холода, что дрожью прокатилась по всему её телу. Медленно продвигаясь по заснеженной дорожке к стоящему белому автомобилю такси, Оксана чувствовала влияние холода, что проницательно проникало за грань её красного пальто.

— Оксана Владимировна — окликнул знакомый голос, когда Оксана подошла к задней двери машины — Да это точно Оксана Владимировна — послышался через мгновение этот же голос

«Блядь да кому я опять понадобилась», отпуская от власти пальцев, ручку задней двери, подумала про себя Оксана, обернулась и увидела Нечаева с какой-то женщиной.

— Да я вас слушаю — удивилась Оксана увидеть Нечаева, что шёл по деревенской улице с какой-то женщиной — Нечаев?!

— С новы годом Оксана Владимировна — подошёл Нечаев к Оксане, держа за руку какое-то рыжеволосую женщину в бурной шубе — Но что вы тут делаете?

— Дорогой ты не представишь нас своей знакомой — смутилась женщина гордого внушительного взгляда Оксаны

— Оксана Владимировна кардиохирург нашей больницы, гениальный врач — восхвалял Нечаев, с гордостью смотрел на Оксану — Оксана Владимировна это моя жена Марина

— Оу… — еще больше смутилась рыжеволосая женщина — Простите, пожалуйста, я столько о вас слышала, вы просто гениальная женщина…..

— Дамочка мы едем или как? — послышался возмущенный голос таксиста, как только он опустил окно с водительской стороны

— Да-да конечно — замешкала Оксана, тут же открывая заднюю дверь — Простите меня, мне нужно срочно в больницу

— Стойте! — возразил Нечаев, закрывая обратно дверь, которую хотела открыть Оксана — Давайте я вас отвезу, если дело не требует отлагательств?!

— Дорогой ты пьян — возразила жена Нечаева — Но если твоя знакомая и гордость нашей деревни этого хочет, то это могу я

— Вообще-то у меня есть такси — вмешалась в разговор Оксана — И у меня почти при смерти пациентка, прошу меня извинить, но мне нужно вмешаться

— Рада с вами познакомиться Оксана — открыла рыжеволосая женщина, волосы которой были длинные и завивались в мелкие кудри — Прошу мы не станем вас задерживать

«Я должна просто что-то ответить, чтобы меня не посчитали сукой», размышляла про себя Оксана, располагаясь на заднем сиденье, автомобиля такси.

— Обещаю — заверила Оксана, почувствовав за собой неловкость сложившейся ситуации — Как-то пациентки будет чуть легче, я скрашу ваши новогодние праздники, если вы не будите, конечно, против, своим присутствием

— Может всё-таки……

— С новым годом Оксана Владимировна — жена Нечаева быстро закрыла дверь такси, не давая своему мужу договорить — Желаю вам вылечить своих пациентов

— Что ты делаешь? — возмутился Нечаев, по внешнему виду, майор был слишком пьян и не понимал что делал

— В больницу, пожалуйста — ответила Оксана, когда шофер обернулся к ней, наблюдая за семейной сценой семьи Нечаевых — К приёмному покою, если можно

— Я уж думал, мы никогда не уедим — рассмеялся мужчина, повернулся, трогая рукоятку переключения скоростей рукой — Можно конечно

Машина медленно тронулась с места, вминая с хрустом снег под колесами, плавно перемещаясь по деревенской дороге. Облокотившись вновь на спинку заднего сиденья, Оксана смотрела на то как мелкими крупинками падал снег на дорогу. Положив ногу на ногу, выражая за счёт выреза с передней части пальто откровенность обнаженных ног, Оксана забавлялась улыбке шофера такси, что с желанием порочного голода иногда посматривал в зеркало заднего вида. Вдыхая глубоко приятный резкий аромат парфюма, запах которого витал в атмосфере воздуха салона автомобиля такси, Оксана, закрывая медленно глаза, предпочла насладиться приятным изобилием поездки, полностью расслабляясь на сиденье машины.

***
Хруст вминаемого шинами снега, убаюкивающим влиянием действовал на сознание Оксаны, когда она почти уже лежала на заднем сиденье автомобиля такси. За окнами задней дверей машины падал зернистыми крупинками снег, что тут же развеивался по дороге метелью, кружась в воздухе. Воздух на улице был пропитан приятной прохладой зимы, запахом выпавшего мелкого снега, что окутал своей белизной деревенские улицы, крыши домов, деревьев, стоящих на парковке у тротуара машин. В больничном дворике, куда только что въехал автомобиль такси, была умиротворённая тишина, лишь только ворон, сидел на столбе освещения косым взглядом следил за машиной. Нарушая гармонию такого спокойствия, салют, разорвавшийся в небе, заставляя подняться всех птиц, голубей, синичек, что окутали ветки покрытых снегом деревьев и ворона, сорваться с осветительного столба, издавая смешанный птичий крик. После чего последовал смех, звук открывшейся бутылки с шампанским, а так же лай собаки, что выбежала из зоны отдыха, окутанной заснеженными голубыми елями с диким воплем.

— Народ тут никогда не перестаёт гулять — с усмешкой подметил таксист, медленно направляя автомобиль по больничному дворику — Вот ваше крыльцо приёмного покоя — обратился он к Оксане, остановив машину напротив нужного крыльца

— Спасибо — поблагодарила Оксана, открывая медленно лазурные голубые глаза, раскрыла сумочку, доставая из неё кошелек — Вот возьмите — протянула она пятисотрублёвую купюру водителю такси

— Случилось чего? — поинтересовался он взяв деньги из рук Оксаны

— Я врач — ухмыльнулась Оксана, забавно улыбаясь этому мужчине — А теперь прошу меня извинить, пациенты ждут — открывая дверь, впуская в салон машины прохладу зимнего воздуха

— Эй — обратился он, обращая внимание Оксаны на себя, когда она выгибая спину кошкой, покидала его автомобиль — С новым годом — показался он весьма забавным ей своим голосом

— И вам того же — вновь одарила Оксана этого шофера приятной улыбкой, после чего закрыла дверь его машины, повернулась к крыльцу приёмного покоя, двери которого были закрыты

Объятия будоражащего зимнего холода, обвили необъятными руками тело Оксаны, рьяно пытаясь проникнуть за грань её красного пальто. Направляясь к крыльцу приёмного покоя, Оксана чувствовала, как холод проницательным действием оказывал своё влияние на неё. Скрывая обеими руками капюшоном, золотистые волосы, Оксана коснулась каблуками покрытых снегом каменных ступенек крыльца, начиная быстро подниматься по ним. Поднявшись по ступенькам крыльца, Оксана быстро подошла к закрытой двери, касаясь пальцами её пластиковой прохладной ручки, быстро открыла дверь. Переступая порог открытой двери, Оксана, ощущая влияние холодной зимы на своём теле, быстро вошла помещение, тут же закрывая за собой дверь, прекращая поток пронизывающей прохлады воздуха в здание.

В помещение приёмного покоя была тишина, свет дневных ламп был единственным освещением в этом коридоре. Дверь в смотровой кабинет, была открыта, там сидела темноволосая девушка, ерзая игриво пальцем по сенсору телефона, она бросила недовольный взгляд в сторону Оксаны, после чего вновь увлеклась игрушкой, что лежала перед ней на столе. Звонко стукая каблучками черных туфель по бетонному полу коридора, Оксана направлялась в его глубь, где слышалась веселая шепотная речь двух медсестёр. В воздухе этого помещения царила атмосфера, пропитанная медицинскими асептическими средствами, которыми производили уборку больничного здания, лишь запах приятного аромата кофе и кондитерских изделий, пробудило в Оксане дикий аппетит.

— Оксана Владимировна?!! — вскрикнула от неожиданности Валентина, покидая помещение кафетерия, чуть не разлила на себя капли кофе, стаканчик которого держала в руках

— Ты как будто призрака увидела — рассмеялась Оксана, выражая красивой формой улыбки алых безупречных губ — Мы можем поговорить — коснулась она кончиками прохладных пальцев, плеча рыжеволосой девушки

— Да-да конечно — согласилась Валентина, радостно кивая, передала в руки Оксаны красный планшет с анализами пациентки — Самойлова, мать, нашей с вами пациентки тоже кстати жаждет разговора с вам

— О….. нет — возразила Оксана, прошла мимо рыжеволосой девушки, вошла в кафетерий, прикрывая ладонью глаза от ярких проникающих лучей зимнего солнца — Давай сначала обговорим всё с тобой

— Я уже не могу Оксана Владимировна — слёзно просила Валентина, возвращаясь назад в кафетерий следом за Оксаной — Я уже хочу домой, к своему любимому человеку

— А кто будет следить за пациенткой? — поинтересовалась Оксана, никак не реагируя на жалкие эмоции рыжеволосой девушки, что вошла за ней следом

«Вот именно, когда эта сука должна принадлежать мне, а не кому-то там, я её всему обучила, всему то, что она сейчас знает, а она променяла меня на кого-то там», размышляла Оксана подошла к кассе кафетерий, за аппаратом которого стояла девушка шатенка.

— Ты провела рентген грудной клетки? — обернулась Оксана, встав у кассы, посмотрела на Валентину без взгляда сожаления

Рентгенография грудной клетки назначается при определении лимфопролиферативных и других видов опухолей, которые наряду с тромбоцитопенией, могут быть связаны.

— Нет, но сделала УЗИ — заверила Валентина, направляясь в зал кафетерия — Отлично понимая, зачем вам это было нужно, но я этого там не обнаружила

— Танюша привет — ухмыльнулась Оксана, встав перед девушкой у кассы — Прости мою дуру коллегу, ты же понимаешь — мило улыбаясь, говорила она, доставая кошелёк из сумочки

— С новым годом вас Оксана Владимировна — выказывая дружелюбную улыбку на лице, ответила девушка — Вам как обычно или может быть, желаете попробовать что-то новое?

— Что новое?! — играя в любезности, продолжая выказывать дружелюбие, ответила Оксана, выказывая красоту раскрытых голубых лазурных глаз — Только исключительно то, что содержит карамель — наклонившись к этой девушке, положила она на прилавок пятисотрублёвую купюру и кончиком коготка указательного пальца чуть пододвинула её к ней

— Сейчас всё сделаю Оксана Владимировна — заверила шатенка, отвернувшись, что начала накладывать в стеклянную пиалу

— Люблю послушливых людей

Вновь демонстрируя красоту обольстительной улыбки, обернулась Оксана, проследовала в зал кафетерия, где за одним из свободных столиков, расположилась Валентина.

— Так значит, что показало УЗИ? — поинтересовалась Оксана, когда подошла к свободному стулу, касаясь пальцами его приятной мягкой спинки — Ты не выполняешь приказы дорогая моя Валюша

— У девочки началось кровотечение из носа — пояснила Валентина, наблюдая за Оксаной, когда она отодвинула стул, присаживаясь на него — Не могла же я повести её на эту процедуру

— Хм…. понятно — повела недовольно губами Оксана, обернувшись, заметила как девушка, держала разнос в руках, медленно направлялась к их столику

«А что если комплекс Эйзенменгера и то, что наблюдается у моей пациентки, никак не связано, но ведь у них одна мать», размышляла Оксана, отвлекаясь от разговора с Валентиной.

— О чём вы думаете Оксана Владимировна? — поинтересовалась Валентина

— Что-нибудь связанное с пневмонией наблюдалось у нашей пациентки — рассуждала Оксана, посмотрев на девушку, что принесла разнос к их столу — Хоть что-нибудь схожее с бронхитами или другого рода заболеваний?

— Ну, насколько мне известно — предположила Валентина, взяв в руки стаканчик с кофе — Ничего подобного не было, проблем с дыханием не выявлено, не понимаю, как это может быть связано

— Повышение температуры, гипертрофию правого желудочка, любую патологию, связанную с сердечной недостаточностью — перечисляла симптомы Оксана

— К чему вы клоните? — поинтересовалась Валентина, состроив серьезное выражение лица — С сердцем у неё всё нормально, сама лично обследовала на момент поступления

«Тогда что я упускаю, должно быть хоть что-то, хоть какая-то причина, почему я не могу сопоставить одно к другому», размышляла Оксана, погружаясь в интригу искушения терзающей её разум головоломки.

— Ты говорила, у девушки были носовые кровотечения? — поинтересовалась Оксана, поднося к губам стаканчик с кофе, обольстилась в улыбке, распознав вкус витавшей карамели в воздухе

— Да — согласилась Валентина, состроив еще более серьёзное выражение лица — Но к чему вы клоните, никак не пойму?

— «Бактериальный эндокардит», может быть, у неё были хоть когда-то «легочные кровотечения», проблемы с дыханием или цианотический оттенок кожи?! — выносила предположения Оксана

— Я же сказала с сердцем у неё всё нормально — уверяла Валентина — Комплекса Эйзенменгера у неё явно не наблюдается

— Блядь

Прошипела Оксана, сдавливая пальцами стаканчик с кофе, так что некоторые его капли вытекли из-под закрытой крышки, падая на поверхность стола.

— Должно же быть хоть что-то, я что-то явно упускаю, они должны быть связаны между собой

— Да с чего вы решили, что эти два заболевания могут быть хоть как-то связаны?! — опровергла Валентина соображения Оксаны на этот счёт

— Потому что у них — была недовольна Оксана, тем что не могла сложить одно к другому в голове, совершенно разные диагнозы никак не были схожи друг с другом — Одна кровь, одна блядь мать

— Точно! — ухватилась Валентина за эту мысль — Про отца этой девушки я никогда и не спрашивала

— Возможно, тебе следует спросить — предложила Оксана, раскрывая алые губы перед стаканчиком с кофе — Так как сама понимаешь, её мать меня на дух не переносит

— И не без видимых причин, между прочим — согласилась с этой мыслью Валентина

— Узнай про отца этой девочки — распорядилась Оксана, смакуя во рту глоток сладостного кофе, что пленял изысканностью вкуса карамели

— Сделаю что смогу — вставая со стула, на котором сидела, заверила Валентина, расправляя белый халат на бёдрах

— Да уж постарайся — возмутилась Оксана, грязно выругавшись при этом

— Не советовала бы я вам пока появляться в этой больнице — искренне говорила Валентина, держа стаканчик с кофе в руке — Самойлова вам действительно не рада, не знаю, может она попытается вам навредить

— Именно поэтому — ухмыльнулась Оксана, посмотрела на оставленный алый след на поверхности пластикового стаканчика с кофе — Мне следует тебя здесь оставить одну

— И как долго это будет продолжаться?! — возмутилась Валентина, посмотрела недовольным взглядом на Оксану, поставив перед ней пустой стаканчик из-под кофе — Я ведь тоже хочу покинуть пределы этой больницы, так же как и вы

— Узнай про отца этой девочки — распорядилась Оксана, взявшись кончиками пальцев за круассан, внутри которого была начинка из карамели

«Как может объединять брата и сестру одно и то же заболевание», размышляла Оксана, проводя время в кафетерии, завтракая круассанами с кофе, перелистывая красный планшет, что оставила Валентина перед ней на столике.

Перелистывая страницы, проведенных анализов, всматриваясь в снимки проделанного УЗИ, Оксана провела в кафетерии некоторое время. Лучи дневного солнца уже перестали так неистово палить помещение кафетерия, сменив себя тенью, могучим облаком, перекрывающим солнца на небе. Тень опустила свой купол над всей деревенской равниной, холмами, лесами, диких окружающих мест, погружая серыми оттенками всю округу. В кафетерий уже почти не осталось медицинского персонала, все ушли, когда Оксана оставалась, всё еще читая внимательно планшет лежащей перед ней на столике.

— Оксана Владимировна — обратилась девушка, что стояла у кассы — Я бы хотела отлучиться на обед, вы не будите против?!

— Да-да конечно — вставая со стула, на котором сидела, согласилась Оксана, взяв в руки красный планшет — Я уже ухожу

— Хорошо — ответила управляющая кафетерием, шатенка — Я могла бы задержаться, если вы хотели здесь посидеть и подумать

— Нет — возразила Оксана, направляясь к выходу, стукая звонко каблуками по белой кафельной плитке пола — Думать теперь я буду уже не здесь

«Я должна с ней поговорить, эта сука Самойлова что-то скрывает, я не могу понять, мать то ведь у них одна, а почему у детей совершенно разные и никак несовместимые заболевания», погружаясь в мысли, Оксана прошла мимо столиков кафетерия, направляясь к выходу.

Переступая порог открытой двери, Оксана вышла в коридор, звонко стукая каблуками черных туфель по его бетонному полу. Быстро направляясь по коридору, Оксана трепетала вся в решительности, поговорить с Самойловой. Эмоции внутри неё колебались подобно урагану, морскому шторму, что раскачивал его громадные волны в океане. Через некоторое время, Оксана вошла в вестибюль, где как и прежде в эти новогодние праздники была тишина. Сияние гирлянд новогодней ёлки, атмосфера новогоднего праздника присутствовала мишурой и рисунками на стенках больничного холла здания. Несколько посетителей больницы, пришли проведать родственников в канун новогодних праздников, кто-то до сих пор ожидал их на скамейки в зале ожидания, пока другие общались уже со своими родными. Направляясь под светом гирлянд новогодней ёлки, Оксана прошла по фойе, в сторону большой массивной лестницы, что вела на второй этаж, вдыхая приятный запах апельсинов, стойкость силы которого насытила атмосферу воздуха в этом помещении своим тропическим запахом цитруса.

— Очень жаль, что приходится в новый год тут лежать

Делилась впечатлениями темноволосая девушка, прижимаясь щекой к плечу женщины которая, по всей видимости, как это поняла Оксана, являлась ей матерью.

— Всё веселья пропускаю только тут — нахмурила она губы, доставая из кармана сиреневого халата платок, вытерла им краешек глаза, где скопилась влага слёз отчаяния

— Ничего доченька — обвила голову этой девушки, лаской материнской любви говорила под ухо ей женщина, что сидела рядом на скамейки из скрепленных железных стульев — Веселье начнётся, как только, тебя только выпишут отсюда

«Хм…. знала бы ты что есть проблемы и страшнее торчать в этой блядской дыре», подумала с ухмылкой Оксана проходя мимо матери и девушки в сторону лестницы, что вела на второй этаж.

Продолжая сохранять прелесть злорадной улыбки, Оксана коснулась каблуками черных туфель мраморной белой ступеньки, медленно начиная подниматься на второй этаж. Тень в этой помещение серыми оттенками захватила всю обстановку, нависшей на небе огромной тучей, закрывая поток солнечных зимних лучей. Оставляя за собой тишину шепотной речи в вестибюле здания, Оксана нарушила её звоном удара каблука о мраморную плитку ступенек лестницы, по которой поднималась, набирая в себе решительность для предстоящего разговора. Поднявшись на второй этаж, Оксана заметила двух медсестёр, девушки весело общались между собой, не отрывали глаз от экрана сотовых телефонов. По коридору прошел санитар, в куртке фельдшера, он направлялся к лестнице, от которой только что отошла Оксана, поднявшись на её последнюю ступеньку.

— Оксана Владимировна — послышался голос Тихонова за спиной у Оксаны — Я уж не думал вас тут дождаться сегодня, есть сдвиги по делу дочки Самойловой?!

«Ёбаный ты пидорас, вот тебя я тут не ожидала тут увидеть, весь настрой мне только сбил», подумала про себя Оксана, выражая грязные, отвратительные мысли у себя в голове.

— Валерий Валерьевич?! — продолжая сохранять прелесть улыбки алых губ, обернулась Оксана, положив руку на выставленное бедро в районе талии — Я тоже, безусловно, рада вас здесь видеть, но мне нужно повидаться со своей пациенткой — вручила она красный планшет что держала в руке

— Вам есть, что сказать её матери? — поинтересовался Тихонов, проследовав следом за Оксаной, когда она, оставляя в его руках не оборачиваясь, прошла мимо него

— Если только задать новые вопросы — ответила Оксана, направляясь по больничному коридору, в сторону открытых двустворчатых дверей входа в больничное отделение

— Она не сильно-то будет рада вас там видеть — предупредил Тихонов — По всей видимости, ваша прошлая ошибка уже даёт о себе знать

— Мне плевать, что она там обо мне думает — выругалась Оксана, переступая порог отрытых дверей, вошла в отделение

Вертикальные жалюзи на пластиковых окнах в зоне, где располагался пост медсестры, были полностью закрыты, освещение в этом помещении служили светодиодные светильники на потолке. Девушка с каштановыми волосами, резво стучала пальцами по клавиатуре, не обращая внимания на вошедших посетителей, смотрела то на монитор перед собой, то на раскрытую медицинскую карту пациента. Две девушки расположилась на креслах, сразу же за постом, где сидела дежурная медсестра, разговаривая о чем-то полушепотом, они почти беззвучно смеялись между собой. Медсестра с брызгалкой опрыскивала большие комнатные растения, аккуратно протирая их большие листья. В дальнем конце коридора было видно, как пошла какая-то девушка в розовом нейлоновом халатике, заходя в туалет. Воздух был пропитан ароматами нового года, цитрусовой палитрой вкуса, предшествующей настроение праздника.

— Мне нужно поговорить, как и с ней — заявила Оксана, проходя по коридору, мимо поста медсестры, посмотрела на девушку, что старательно набирала текст на компьютере — Так и с её дочерью, мне кажется, что кто-то прям жестко мне пиздит тут

— О чём вы говорите?! — оказавшись в недоумении, спросил Тихонов, следуя по коридору отделения сразу же за Оксаной, держал в руках красный планшет

— Сейчас сами всё узнаете — не желая раскрывать свои планы, Оксана подошла к закрытой двери медицинской палаты — Мне нужно только поговорить с пациенткой и с её чокнутой мамашей, которая винит меня за смерть своего сына

— Чего вы хотите, кому доказать? — продолжал задавать вопросы Тихонов, в тот момент, когда Оксана, нажимая на дверную ручку пластиковой двери, открыла её, потянув на себя

Дверь больничной палаты медленно открылась, в палате находилась Самойлова, а её дочь лежала на больничной койке слева от стула, на котором сидела эта женщина, спиной к входу. Белые занавески на окнах палаты были раскрыты, пропуская густоту серых оттенков с улицы. Воздух в палате был пропитан сладостью тропических фруктов и апельсинами, над входной дверью работал освежитель, сбивая все сторонние запахи. Девушка что лежала на больничной койке, были измучена и ослаблена тяготой мучительных последствий терзающей её болезни.

— Я же сказала, чтобы оставили нас в покое! — высказывая возмущение, говорила Самойлова, вставая со стула на котором сидела

— Мне очень жаль Анна Владимировна — уклончиво начал разговор Тихонов, пропуская Оксана войти первой в палату — Но нам нужно поговорить

— Мало того что ваши врачи — выражая всю злобу и ненависть в голосе, говорила поворачивая к открытой двери Самойлова — Так вы сюда привели эту блондинку, что тебе нужно, пришла отнять у меня еще одного ребёнка, ну уж нет не мечтай

— Кто отец этой девушки? — не обращая внимания на высказывания обвинения Самойловой в свой адрес, Оксана переступила порог открытой двери, вошла в палату — А так же мальчика, которого якобы я убила два с лишним года назад?

— Мама?! — вопросительно посмотрела дочь на Самойлову — О чем она говорит?

— Не о чем — словно как испугалась Самойлова — Говори, зачем пришла?

— Я спрашиваю, кто у неё отец? — повторила свой вопрос Оксана, прошла по палате несколько шагов в сторону кровати, на которой лежала девушка — И почему его сейчас тут нету?

— Это не твоё дело — прошипела Самойлова, подобно пустынной мелкой гадюке, выказывая неприязнь к Оксане — Убирайся отсюда

— Полагаю — возразила Оксана, оставаясь стоять в палате, не принимая в серьёз недовольства Самойловой — Ваша дочь заслуживает знать правду

— Мама о чем она говорит? — словно не понимая, что происходит, отрывая голову от подушки, обратилась дочь Самойловой

— Пошла вон отсюда — прокричала она на Оксану, не сдерживая при себе раздирающих ненавистью эмоций, что мучали её долгие годы — Убирайся

— Я уйду — заверила Оксана, оставаясь стоять твёрдо на своё месте — Просто скажите кто её отец и тот ли это человек, что и у вашего покойного сына?

— Валерий Валерьевич…… — голосом полных слёз, обратилась отчаянная женщина к заведующему с просьбой о помощи

— Анна Владимировна нам нужно знать — заверил Тихонов, оставаясь стоять за спиной у Оксаны

— Я давно уже знаю — говорила пациентка, унылым голосом — Что Павел Иванович не мой отец, однако после смерти брата он бросил тебя

— Не говори о том чего не знаешь — упрекнула Самойлова свою дочь — Я не смогла спасти твоего брата и не прошло и дня чтобы я об этом не жалела, а теперь эта блондинка и тебя хочет у меня забрать

— Просто напишите мне адрес — предложила Оксана, сделав шаг в направление кровати пациентки, чувствовала опаску со стороны Самойловой — Я даже туда не поеду, у меня есть, кому съездить или как-то связаться с отцом Кати

— Ты убила моего сына — выражая вновь ненависть, утверждала Самойлова — Ты думаешь, я тебе после того, как по твоей вине погиб мой мальчик, что-то теперь скажу?

«Блядь мы так ни к чему не придём, нужно как-тол найти компромисс, да и в конце концов сколько можно тыкать носом в мои ошибки», размышляла Оксана, оставаясь стоять в центре палаты пациентки, не решаясь подойти ближе к кровати девушки.

— Оксана Владимировна! — возразил Тихонов, суровым взглядом посмотрев на Оксану — Анна Владимировна, давайте найдём разумное решение, мы ведь с вами здесь взрослые люди, не заставляйте меня вызывать службу безопасности

— Как ты узнала, что у Кати другой отец? — поинтересовалась Самойлова, мгновенно смягчила свой гнев на милость — Только не думайте, что я испугалась вашей службы безопасности гражданин Тихонов, мне пока и так проблем хватает

— Напишите тогда адрес — появилась на входе Валентина, тут же перешагивая порог открытой двери, рыжеволосая девушка вошла в палату — Я сама съезжу к её отцу и все обговорю

— Зачем вам это? — удивилась Самойлова, попав в замешательство, посмотрела с чувством неуверенности на свою дочь

— Ты же говорила, он умер! — вскрикнула девушка на свою мать, выражая злобу — Только не говори, что он жив и с ним всё нормально — продолжала она кричать на Самойлову

— Катя послушай — уверяла Самойлова — Послушайте, мы можем поговорить где-нибудь в другом месте — чувствовала себя она как будто в смятении перед дочерью

— Я бы конечно с вами хоть в ресторане на счет этого поговорила — ухмыльнулась Оксана, выражая красивую лучезарную улыбку алых губ — Но вам не кажется, что вы уж слишком поздновато спохватились об этом разговоре теперь?

— Вот тебя вот забыла спросить — возмутилась Самойлова на довод Оксаны, отреагировала очень резкой критикой и недовольным выражением лица

— Оксана Владимировна! — вновь вмешался Тихонов в этот спор — Скажите Анна Владимировна, вы готовы поговорить теперь об этом, моим сотрудникам нужен адрес отца вашей дочери

— Пускай она уйдёт! — оспаривая такой аргумент, обидевшись, заявила гордо Самойлова

— Нет! — возразила пациентка, пытаясь перечить своей матери — Хоть ты и считаешь моего врача, что она якобы причастна к смерти моего братишки, я думаю здесь ты не права

— Катя! — выражая обиду и отчаяние, подобно предательству, посмотрела Самойлова на свою дочь

— Похоже, я тут действительно посторонний человек — смутилась Оксана ссоры между матерью и дочерью, почувствовав себя неловко между двух огней

— Всё это время ты говорила мне, что он умер — продолжала пациентка давить на свою мать — Я думала, что его нет, а тут узнаётся, что ты готова открыть тайну

— Давайте обойдём церемонию сцены ругани матери и дочери — предложила Оксана, играя на чувствах пациентки и её матери, оставаясь стоять посреди палаты — Назовите мне адрес, он ведь жив, то что он сделал с вами меня не интересует

— Ты бессердечная холодная тварь!!! — прокричала Самойлова, выражая всю ненависть и злобу в сторону Оксаны — Я никогда не прощу тебя, за то, что ты убила моего сына

— Так мы ни к чему не прейдём — отклонилась чуть назад Оксана, смутившись бурной реплики Самойловой высказанной в её адрес — Всё одно да потому, сколько я могу ей объяснять, что я тут абсолютно не причём

— Это ты настояла на скорейшей операции — возразила Самойлова, продолжая стоять на своём, будто специально скрывая информацию об отце своей дочери

— Мама! — не выдержала, вскрикнула пациентка, держась за живот

— Ну, вот швы могут разойтись — предположила Оксана, понимая эту резкую боль, с которой девушка держалась за живот

— Скажи мне правду — никого не слушая, обратилась пациентка к своей матери — Мой отец жив и ты всё это время мне лгала?

— Она убила твоего брата! — возразила Самойлова, продолжая увиливать от темы — И ты всё еще на её стороне

— Анна Владимировна хватит! — не выдержал, вскрикнул Тихонов, продолжая недовольно смотреть в сторону Оксаны

— А что вы так на меня-то смотрите — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами — Не я же здесь теперь зачинщик беспорядка

— Да просто понимаю — пояснил заведующий — Что чтобы не случилось в этой жизни, вы определенно там уже заняли место

— Это не я убила её сына — уверяла Оксана, выражая возмущение, изумительной красоты ямочкой на щечках, состроив губы бантиком — Я же говорила вам, этот сделал оторвавшийся тромб во время пункции бедренной артерии ребёнка при катетеризации сердца

— Заткнись — не выдержала Самойлова, направляясь быстро к Оксане размахнувшись, неожиданно влепила ей крепкую пощечину по лицу

Сильным жгучим ударом ладони по лицу, Оксану сбило с ног, когти этой женщины процарапали по щеке и разорвали губу, откуда сочилась тонкой струйкой кровь. Получив неожиданный, обжигающий удар Оксана упала на пол, поджав под себя ноги, склонила голову. Красное пальто в момент такого падения и удара, чуть оголила обнаженные плечи и сочную грудь Оксаны.

— Анна Владимировна! — вскрикнул Тихонов, ужаснувшись увиденной сценой — Службу безопасности в 24 палату быстро

— Оксана Владимировна как вы?! — испугалась Валентина быстро подбежала к месту, куда упала Оксана — Что вы наделали?! — прокричала она на бунтарку

— Теперь вы довольным?!

Поднимая терзающий обидой, взгляд, наполненный горячими слезами начиная вытекать непрерывно с глаз, спросила Оксана, чувствуя как воздух обжигал рваную кожу на щеке и губе.

— Ты этого да хотела все эти годы — прокричала Оксана в истерике на эту женщину, выражая презренную обиду — Надеюсь, теперь ты довольна

— За это вы Анна Владимировна ответите — с угрозой в голосе предупредил Тихонов, когда за его спиной два охранники из службы безопасности — Уведите гражданку Самойлову за пределы этой больницы, я не желаю её тут больше видеть

— Вы не посмеете — возразила Самойлова, прошипев на Тихонова, выказывая непокорность к непослушанию

— Вставайте Оксана Владимировна — Валентина протянула руку Оксане, помогая ей подняться с пола — Держись крепче, вот так — обвила она одной рукой её талию

— Это не справедливо — вскрикнула Самойлова, когда охранники службы безопасности больницы, хотели вывести её из палаты дочери — Вы защищаете ту, что убила моего сына

— А что касается вас Оксана Владимировна

Высказывая недовольства, говорил Тихонов произошедшей сценой, смотрел на Оксану, как она с помощью Валентины пытается подняться с пола.

— Вам запрещено здесь появляться до тех пор, пока не вылечите девушку или у вас не будет более объективных причин вашего присутствия тут — говорил заведующей больницей — До тех пор пока у вас не будет ответа, я вас в больницу больше не пущу

— Это вы приехали за мной к Романовым! — возмутившись, вскрикнула Оксана — Это я здесь получила удар по лицу, а не она

— Вы её спровоцировали — возразил Тихонов

— Как?! — была не согласна Оксана с такой точкой зрения — Это она меня пизданула разве вы не видели?

— Я сейчас вам выпишу штраф за сквернословие — предупредил Тихонов — Оксана Владимировна покиньте, пожалуйста, территорию больницы

— Хорошо — прошипела Оксана, выражая оскал дикой королевской кобры — Вы еще оба об этом пожалеете — указала она на Валентину и на Тихонова, демонстрируя злобу на лице

— Но Оксана Владимировна должна обследовать пациентку — возразила Валентина, оспаривая решения Тихонова

— Пока Оксана Владимировна не найдёт решения, как помириться с матерью пациентки — гордо заявил Тихонов — Я её в больницу не пущу

— Значит, я должна идти на компромисс — возмутилась Оксана, посчитав это оскорблением, не имея дальше желание продолжать беседу, направилась быстро к открытой входной двери палаты

— Оксана Владимировна — выбежала следом Валентина — Подождите, пожалуйста

— Чего тебе? — обернулась Оксана, выказывая злобу, чувствуя как эмоции унижения и полного уничтожения в ней бурлили страшным штормом

— Кроме вас никто не сможет решить эту поставленную задачу — уверяла Валентина, когда подошла к Оксане, стоя в больничному коридоре, между палатами — Вы должны как сказал Валерий Валерьевич примериться с матерью нашей пациентки

— Твой Валерий Валерьевич — состроив злорадное, полное коварство выражение лица, Оксана аккуратно ткнула указательным пальцем Валентины — Он охуел!

— Оксана Владимировна! — сделала замечание медсестра на посту — Это больница, хватит уже так выражаться

— Послушайте — уверяла Валентина, коснувшись руки Оксаны, когда она обернулась к медсестре что сидела за дежурным постом — Я понимаю ситуация сложная, но нашей пациентки от этого лучше не станет

— Теперь она твоя пациентка — возразила Оксана, не желая слушать убеждения рыжеволосой девушки — Делай что хочешь

— То есть как — послышался голос парня пациентки, что оказался совершенно неожиданно в отделение — Оксана Владимировна вы, что отказываетесь от лечения Кати?

«Блядь а этого ублюдка какой хер сюда принёс», была вне себя от ярости Оксана, чувствуя ужасающую боль на щеке и рваной губе по которой сочилась кровь.

— Ты всё правильно слышал — обернулась Оксана парня, чем напугала его своим ужасающим видом — Я отказываюсь заниматься лечением твоей подружки

— О… господи — смутился он, когда заметил, как с губы Оксаны сочилась кровь, а на щеке были розовые рваные следы — Что с вами случилось?

— Твоя блядь тёща! — грязно выругалась Оксана прошла мимо парня

— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, проследовав следом за Оксаной

— Да что? — обернулась Оксана, прошипев дикостью, чувствуя жжение и боль на щеке и губе, ненавистным поведением ко всем напугала девушку пациентки, что выходила перед ней из палаты

— Возьмите — предложила Валентина, доставая из кармана, белого надетого на ней врачебного халата, белый платок — У вас кровь течет — почувствовала себя неловко указа она на своей губе

— Спасибо — взяв из рук Валентины белый платок, Оксана развернулась и быстро поспешным шагом направилась к выходу

— Оксана Владимировна — подошёл парень пациентки — Прошу поговорить с Самойловой, попробуйте примериться

— Это я потерпевшая сторона — раскрыла от удивления Оксана алые губы — Это она мне влепила пощёчину, которую я этой суке никогда не прощу

— Если ваши коллеги говори о вас правду — вновь оспаривая мнение Оксаны, говорил парень пациентки — Вы единственная кто сейчас может помочь Кати

«Ладно, попробую лишь бы отъебался всё равно, я уверена, у меня ничего не получится», подумала про себя Оксана, посмотрела в его честные убедительные взглядом глаза.

— Сделаю что смогу — заверила Оксана, направляясь к выходу из отделения, следом за охранниками, что вели в сопровождении Самойлову

— Я с вами — предложил он, направляясь нагло вместе с Оксаной

— Это еще зачем? — удивилась Оксана такому неожиданному решению

— Я помогу настроить её — ухмыльнулся он, пропуская Оксану первой покинуть отделение — Я ведь всё-таки её зять

— Она меня на дух не переносит — продолжала высказывать возмущение Оксана, покидая отделение, вышла через двустворчатые двери — А ты хочешь, чтобы я первой нашла с ней компромисс, извинилась за то, что она мне сама пизданула?

— Она конечно не права — согласился он, следуя за Оксаной по коридору — Но вы ведь кажется тоже, не меньше её виноваты

— Я же сказала — прошипела Оксана, остановившись, обернулась к своему собеседнику, положив руку на бедро — Что это был тромб, мы тогда даже операцию не успели начать, как мальчик умер на операционном столе, мы ничего не смогли сделать, чтобы его спасти

— Тогда за что она вас винит? — удивился он, повторяя свой вопрос, что задавал раньше

— Мальчик был тогда на терапии антикоагулянтами — объясняла Оксана — Я настояла на скорейшем проведении операции и это его убило

— Тогда признаю — согласился он с мнением Оксаны, направляясь следом за ней по коридору

— Анна Владимировна стойте — обратилась Валентина — Отпустите её, распоряжение Тихонова, эта женщина может обратно вернуться в палату к своей дочери

— Ладно, пускай — убедительно, согласился с таким решением напарник службы безопасности обращаясь к своему коллеге — Пускай идёт, будут проблемы Тихонов нас вызовет

— Хорошо — согласился охранник, что держал Самойлову за предплечье — Но если что в полиции будет потом она разбираться

— Полагаю — поправляя рукав синего надетого платья, поблагодарила Самойлова — Это вам я обязана своей свободой — обратилась она к Валентине, с презрением продолжая смотреть на Оксану

— Просто скажите мне адрес отца вашей дочери — ответила Валентина, обращая внимание, как Оксана прошла мимо Самойловой, даже не посмотрев в её сторону

— Оксана Владимировна — обратился парень пациентки, пытаясь привлечь к себе внимание Оксаны

«Чтобы я еще да перед этой сукой извинялась, да не дождётесь», размышляла Оксаны, в тот момент, когда её сознание раздирало неимоверной злостью, которую она не могла держать в себе.

— Оксана Владимировна — прокричал парень пациентки, вслед когда Оксана направлялась по больничному коридору направляясь к лестнице, что вела на первый этаж — Оксана Владимировна!!!

— Пусть идёт! — возразила Самойлова, пытаясь помешать этому парню, догнать Оксану, вовремя схватила его за руку — В конце-концов на ней свет клином не сошёлся

— Высокомерный выскочка, думает, все ему тут обязаны да — прошептала Оксана, сгорая от возмущения, совершенно не желая пойти первой на компромисс из-за нанесённой обиды

«Что же если Тихонов не хочет, чтобы я лечила дочь этой суки, тогда так тому и быть, я посмотрю как она приползёт потом, умоляя меня на коленях», мечтала Оксана, спускаясь по ступенькам массивной лестницы на первый этаж.

***

Черный автомобиль такси медленно двигался по деревенской улице, плавно, подобно короблю в морском плаванье, преодолевал неровности дороги. За тонированными окнами, задней двери выступили яркие лучи зимнего солнца, что ослепительной красотой белого заставляли снег, лежащий вдоль дороги, возле домов, светить мелкими искрами. Из некоторых домов, прямо за заборами лаяли собаки, легкая зимняя прохлада завывала тихим гулом, раскачивая хвойный бор расположенных внутри холмов окружающих деревенскую местность. Небо стало прояснять за гладью серых, почти бурых туч, создавая приятную атмосферу новогоднего тепла и запахом морозного снега. На улицах деревни кто-то еще продолжал отмечать новый год, некоторые жители даже не могла дойти до дома чуть ли не падали в снег, пока их товарищи надежно их поднимали. Воздух не умолкал от взрывов разорвавшихся в небе салютов насыщая атмосферу запахом пороха, сочетаясь с приятным жарким перегаром алкоголя, от открывшихся на улиц бутылок с шампанским.

Черный седан такси, в котором Оксана расположилась на заднем кресле, медленно подъезжал к её дому, заставляя вминаться снег под мощью шин четырёх колес, издавая приятный мелодичный хруст. Приятные черные сиденья, основой материала которого служил велюр, салон машин был обтянут этим материалом. Атмосфера тени присутствовала в машине, за счет задних тонированных стёкол, настораживала на легкую дикую романтику. Воздух в машине был пропитан стойким великолепием композиции одеколона «Fahrenheit Absolute», манящие ноты которого составляли палитру ладана, мирра, уд и особую утонченностью которого делала обладателя этого запаха брутальным мужчиной, это была фиалка. Тихим урчанием работала печка, нагнетая в салон машины теплый приятный воздух, заставляя забыть морозную прохладу новогодней зимы на мгновение поездки. Мелодичным звучанием играла музыка dubstep, композиция которой своим звучание и частотой такта пленила слух Оксаны, вынуждая ритмично тихо отчеканивать ритм, по полу машины, кончиком носка черных туфель.

— Это ваш дом? — обратился мужчина шофер, остановив машину напротив красных ворот, дома Оксаны — Мда… шикарный домишко

— Какой есть — застенчиво улыбнулась Оксана, раскрывая сумочку, что висела у неё на плече, доставая из неё кошелёк — Спасибо что довезли — вынула она из него пятисотрублёвую купюру, протянула её водителю такси

— Да не за что — ухмыльнулся он в ответ — Если что обращайтесь

— Думаю, в этот раз я буду использовать свой автомобиль — продолжая выражать скромность, Оксана открыла заднюю дверь, пропуская в салон поток свежей прохлады

Выражая всю пикантность формы своего тела, Оксана выгнула спину, покидая тёплый приятный салон автомобиля, чувствуя на себе всю власть холода, что пронизывала её тело через красное надетое на ней пальто. Легким движением руки, закрывая дверь за собой, Оксана положила кошелек в свою сумочку, медленно направилась к ограде своего дома. Медленно наступая на укатанную дорогу, Оксана стая ноги крест-накрест подобно хищной кошке подошла к красным большим воротом, касаясь пальцами прохладной железной ручки калитки. Открывая дверь ворот Оксана переступая высокий порог вошла в ограду, поправляя сумочку, что висела у неё на плече, закрыла тут же за собой дверь.

В ограде стоял покрытый слоем снега красный мерседес, приветливо кивал большими ветками могучий кедр, что служил почетным украшением этого дома. Во дворе всё было покрыто снегом, сад из яблонь, каменные клумбы в которых летом росли цветы. Красная крыша дома была словно укутана зимним одеялом, а на стёклах пластиковых окон дома был слой измороси. Легкий ветер колебал ветки могучего кедра, стряхивая с них крупинки снега, что подобно пуху кружась в воздухе падали вниз.

Покачивая упругой прелестью бёдер, Оксана прошла по ограде, игриво кончиками пальцев коснулась моросящего снега на поверхности крыла красного мерседеса, стряхивая его. Наступая на ступеньки деревянного крыльца, Оксана чувство обворожительную прохладу зимы, что пронизывала насквозь всё её тело, быстро поднялась, доставая ключи из открытой сумочки. Дверь оказалась на удивление открытой, когда Оксана вставила ключ в замочную скважину, не смогла её повернуть, потянула на себя, держать пальцами за холодную металлическую дверную ручку.

«М…. как приятно оказаться дома», размышляла Оксана, глубоко вдыхая, быстро перешагнула порог открытой двери, закрывая её тут же за своей спиной.

В воздухе витала атмосфера свежеприготовленного молотого черного кофе, аромат которого искушал сознание Оксаны. Тёплая благоуханная обстановка, треск горячих углей в камине играло тихим мелодичным природным звучанием. Казалась бы благоуханная тишина, никаких звуков ни шорохов, Оксана ничего не слышала в доме, обстановка находилась в блеклой тени его комнат, включая и коридор. Тенистые оттенки свечения от камина вырисовывали танец страсти по стенам гостиной и коридора, играя с палитрой серых тонов окутавший всё его пространство. Дверь в комнату Оксаны была закрыта, на полу у стены в коридоре слева лежали рулоны приготовленных для ремонта обоев. В воздухе чувствовался легкий запах растворителя и клея, что слабо веял из закрытой двери, на поверхности которой были следы побелки и словно пыль осевшей известки.

— Хм… странно двери открыты и никого нет — скинула Оксана черные, холодные туфли, прошла в гостиную, оставив на комоде в прихожей белую кожаную сумочку, встала у арочного входа была удивлена увиденной сценой — Где все?

Белый мягкий диван, что стоял в гостиной был расправлен, на полу лежала белая рубаха Рамазанова и его черные брюки. На кофейном столике горели две восковые свечи, излучая приятный аромат розы в воздух, который почувствовался, как только Оксана вошла в гостиную, встав у арочного входа, облокотившись на него спиной. Гармония любви и упокоения происходила на диване Рамазанова и уж что никак Оксана не ожидала увидеть так это Катерину, парочка слилась в страсти в позе шестьдесят девять. Знойная и извращенная брюнетка, в фиолетовом нейлоновом халатике, смачно обсасывала крепкий член мужчины, позволяя его крепким рукам обвить выставленные упругие бёдра, остановив ладонями на ягодицах, сочно вылизывал её влагалище. Звуки смазки и ласкающих искушающих соблазном мелодией стонов Катерины исходили тихим звучанием из её рта, когда она так красиво ёрзала алыми губами по стеблю крепкого напряженного мощью члена Рамазанова.

«Блядь мне всё же приятно, что они вместе, но было бы приятней для начала просто радости для, изъебать им мозг», размышляла Оксана, облокотившись на каркас арочного входа спиной, согнула ногу в колено, выражая всю прелесть эластичных выглядывавших из-под красного пальто бёдер.

— Нет ты мне скажи

Выражая специально злобу, Оксана, даже не обдумывая, быстро направилась быстро к дивану, где происходила сцена похоти и страсти Катерины с Рамазановым.

— Ты что совсем уже охуела что ли?!! — высказывала Оксана возмущение, встав у дивана прерывая гармонию единства двух слившихся в порочной игре тел

— Оксана — ужаснулся Рамазанов, отодвигаясь от половых, текучих губ Катерины, был шокирован нежданным появлением Оксаны в гостиной — Но как…..

— Вот я тоже хочу спросить как

Была в ярости Оксана, продолжая смотреть на двух влюбленных, наступая коленом на диван, чувствуя всю похоть и агонию искушения, что исходила от простыни, как только она её коснулась.

— Как твой член оказался — придавая серьёзность выражения лица, утверждала Оксана — Во рту моей подруге

— Оксанка?!!

Отрывая от мощной крепкой головки члена Рамазанова, произнесла, задыхаясь похотью сильного возбуждения, оставляя на стебле самца, дорожу алого цвета помады и след текучей по ней слюны.

— Вот только не говори — ухмыльнулась Катерина, жадно облизывая губы, когда с сочной их алой прелести вытекал смачный сгусток спермы — Что ты ревнуешь

— Вообще-то — возразила Оксана, продолжая стоять рядом с диваном, выказывая недовольство, сняла с головы пышный надетый красный капюшон — Какого блядь хуя здесь вообще-то происходит

— Оксана ты всё не правильно поняла — уверял Рамазанов, чем еще больше вызвал красочную усмешку на губах Оксаны

— Твой член у неё во рту, ты лижешь ей пизду — уверяла Оксана, едва сдерживая смех от детских убеждений Рамазанова, которым она не верила — Как мне блядь еще это понимать?!! — продолжая ругаться нецензурной лексикой, выразила она свои мысли

— Оксанка?!! — выражая нравоучение, оспорила этот довод Катерина, облизывая жадно губы, продолжая стоять над телом Рамазанова, смотрела на Оксану — Ты всё не так поняла

— Нет, Катерина это ты не так поняла, он мой отец — заявила Оксана, продолжая едва сдерживать улыбку на распущенных похотью алых губах — А ты моя подруга и что блядь между вами такого произошло, что я тут такое вижу у себя на диване?

— Тебя не было слишком долго

Пыталась Катерина найти себе оправдание, располагаясь сидя на диване подняв взгляд сгорающих от стыда глаз на Оксану, прикрыла обнаженное тело халатиком, что был распахнувшийся, подобно лепесткам цветка на ней.

— Я просто понимаешь — продолжала рассказывать Катерина опуская взгляд на ноги, что поджала под себя — Романов со своим сыном, ты куда-то убежала, ну и……

— Ты вся блядь такая исстрадалась, что засунула член, моего отца, себе в рот да?!! — на губах Оксаны была усмешка и всё же радость злорадства — Позволив ему вылизать тебе пизду?

— Оксана?! — возмутился Рамазанов, обращая на себя внимание Оксаны

— Ты смеешься? — заметила Катерина, теперь уже сменила стыд на недовольство — Ты что издеваешься над нами?

— Заметила всё же — отвернула Оксана взгляд лазурных голубых, разоблаченных глаз, выказывая чуть отошедшими золотистыми волосами шрам на лице, оставленный от ладони Самойловой

— О…. господи Оксана — ужаснулась Катерина, заметив поцарапанную щеку, обратила внимание на рану с краю алых губ Оксаны — Что это с тобой?

— Оксана кто это с тобой сделал?! — был возмущен Рамазанов, внезапно проявляя заботу — Скажи мне, кто посмел на тебя поднять руку?!

— Одна ненормальная — прошипела Оксана присаживаясь на диван рядом с Катериной, прикрывала раненную щеку ладонью, что прижала её к своему лицу — Мать пациентки которой я занимаюсь лечением

— Самойлова?!! — поинтересовалась Катерина, села на диване рядом с Оксаной, согнув обе руки в локоть, хотела прикоснуться к её лицу

— Она самая

Скрывая обиду, ответила Оксана, отворачивая, взгляд отчаявшихся глаз в сторону камина, где приятным звучание трещали угли, создавая приятную гармонию розового света и тепла.

— Но как ты узнала?! — удивилась Оксана, проявляя интерес к осведомленности извращенной брюнетки, что играла алой прелестью губ перед нею, слизывая с них слой спермы

— Романов рассказал, что за у тебя пациентка — пояснила Катерина — Когда ты уехала вчера я допытала его, почему такая спешка

— За что она так тебя?

Игнорируя пустые доводы, спросил Рамазанов, прикрываясь простынёй могучий торс, кожа на котором приобрела золотистый оттенок за счёт выступившей на её поверхности капель пота.

— Что ты ей сделала? — проявляя заботу, повторил он свой вопрос, но в другой формулировке, заметил, как Оксана еще больше отвернулась от него, недовольно при этом повела губами

— Она считает что я — глубоко вздохнула Оксана, хватая приятный пахнувший запах роз и гармонию излившийся в атмосферу секса, воздух — Что я убила её сына два с лишним года назад

— Ты убила ребёнка?

Удивилась Катерина, выказывая шок на лице, раскрывая от удивления серо-голубой оттенок глаз, зрачки которых были расширены, когда сознание брюнетки находилось в плену сексуального возбуждения.

— Как это произошло?!

Словно не выдерживая от любопытства, Катерина неустанно задавала один и тот же вопрос, но по-разному, пытаясь скрыть свою похотливую озабоченность, что изливалась из неё.

— Оксанка?! — повторила Катерина своё обращение, после того как Оксана не желая на неё смотреть, сидела на диване касаясь ногами приятного паркета пола

— Лучше объяснить, как это произошло? — обернулась Оксана, указывая коготком указательного пальца на вытекающий сгусток спермы с губ брюнетки — Как ты докатилась до такого что уже и не против, заняться сексом с моим отцом?

— Дочка — обратился Рамазанов, протянув руку, коснулся золотистых волос Оксаны, отодвигая их чтобы лучше увидеть розовый след от пощечины на лице — Это, эта Самойлова, с тобой сделала?

— Она обвиняет меня в смерти своего сына — кивнула Оксана, выказывая милую улыбку — Так как она думает, что по моей вине погиб её сын прямо на операционном столе, мы тогда даже не успели ничего сделать, что-то предпринять

— Я заставлю Романова — специально играя на чувствах, придавая серьёзность и возмущение своему голосу, выразила собственное мнение Катерина — Призвать к ответу эту Самойлову

— Дочка, почему она обвиняет тебя? — поинтересовался Рамазанов, провел прикосновение теплой ладони по щеке Оксаны — Если врачи не смогли спасти её сына, твоей вины здесь нету

«Блядь он же мой отец, тогда почему мне так хочется дико составить им компанию и я бы не против, была бы присоединиться к их сексу», подумала про себя Оксана, сгорая внутри себя сильным порочным искушением.

— Не важно — отвернула Оксана свой озабоченный сексуальным желанием взгляд, словно испугавшись посмотреть в глаза Рамазанова — Так и как мне теперь вас понимать прикажите?

— Понимай, как хочешь — ухмыльнулась Катерина, посчитав происходящее нормальным — Почему ты в верхней одежде на постели?

— Да Оксана — согласился Рамазанов — Иди, сними верхнюю одежду, после чего мы все поговорим

«Блядь они же не знают, что под пальто у меня ничего нет, представляю как мой отец охуеет, увидев меня такой, этого не должно произойти», решила сама для себя Оксана,

— Хорошо — согласилась с такой мыслью Оксана, вставая поспешно с дивана

— Стой! — возразила Катерина, схватившись за кисть руки Оксаны, вынуждая её остановиться рядом с диваном — А ну-ка сними его здесь

— Что?! — возразила Оксана, не согласившись с таким утверждением — Нет!

— Почему?! — поинтересовалась Катерина, состроив коварную улыбку на губах — Потому что под ним ничего нет, так ведь?!

— Оксана это правда?! — удивился Рамазанов, обратил внимание, как быстро изменилась в выражение лица, понимая, что её разоблачили

— Ладно, послушай — села на колени на диване Катерина, выражая кокетливую порочную ухмылку, халат, что скрывал её обнаженное обличие, приоткрыл красоту сочных упругих ягодиц — Ты дашь нам немного времени с твоим отцом закончить начатое

— Эй?!! — состроив вопросительный взгляд, возразила Оксана — Вообще-то он мой отец и у него есть еще моя мать

— Я знаю — улыбка на лице Катерины, стала еще более искушенной, когда она держала Оксану за руку, будто специально не отпуская от себя — И мы все были бы рады, если ты сохранишь это в секрете

«Нет так вот просто я не дам ей трахнуть моего отца, по крайней мере, не за моей спиной, пускай у меня будет козырь всегда в рукаве, зато я смогу подчинить этих двух своим интересам», состроив коварную извращенную улыбку, Оксана коснулась свободной рукой пуговиц красного пальто.

— Хорошо

Ухмыльнулась Оксана распущенной сексуальной улыбкой, расстегивая пуговицы красного надетого на ней зимнего пальто, оголила сочную скрывавшуюся за её тканью грудь.

— Будет только в том случае

Говорила Оксана, поддаваясь порочному влечению, оголила верхнюю часть своего тела, оставляя красное пальто на тали, держась за него обеими руками, оставляя руки в рукавах.

— Если только я буду в нём участвовать — ухмыльнулась Оксана, подобно змее, сбрасывающей с себя шкуру, скинула красное пальто на пол, полностью представ обнаженной

— А что по-другому мы не договоримся? — заметила Катерина на лице Рамазанова отказ, предложила брюнетка, взяв Оксану за руки, стоя перед ней на коленях на диване

— Оксана моя дочь — возразил Рамазанов, когда Оксана подошла к дивану, наступая на него коленом, обвила ладонями обеих рук лицо Катерины — Об этом не может быть и речи, я в этом участвовать не буду

— Жаль — сморщила губы недовольно Катерина — А я уже мечтала почувствовать хоть член в себе

«Блядь это моя вина, да какое мне вообще дело трахнет ли он её или нет, главное, что я получу с этого, р….. ладно я ей подыграю», угрызенье совести мучало Оксану, когда она стояла рядом с Катериной наступая коленом на диван, пристально смотрела в отчаянные глаза брюнетки.

— Давай просто поговорим

Предложила Оксана, наблюдая за реакцией Рамазанова боковым зрением обращая внимание как его гениталии даже после испытанного оргазма в рот Катерине, вновь стали крепнуть, когда она разговаривала рядом с губами извращенной брюнетки.

— Ты ведь составишь нам компанию

Предложила Оксана, заползая кошкой на диван, убирая руки с лица Катерины, красивым изгибом выгнула спину, выказывая пикантный рельеф собственного обнаженного тела.

— Ну, прошу — нахмурила Оксана губки, выражая прелесть изящных ямочек на щечках и бесподобный румянец скромности — Пожалуйста

— Ну, раз уж твоя дочь тебя так просит

Уверяла Катерина, обращаясь к Рамазанову, расположившись за спиной у Оксаны, провела коготками одной руки по её распущенным золотистым волосам.

— То разве можно ей отказать

Убедительно говорила Катерина, приятным касанием ласки рук, прошлась нежностью убедительных пальцев по рёбрам Оксаны, завораживая моментом убедительного скольжения.

— Не правда ли?!

Ухмыльнулась Катерина, касаясь тёплым, завораживающим прикосновением бюста Оксаны, подушечки пальцев брюнетки, так приятно скользили, пленяя предвкушающим моментом.

«Эта сука так умеет убежать, м…. пожалуй, если раньше я могла обойтись без секса, то теперь благодаря её рукам, как я могу этому противостоять», пленяясь соблазном убедительности пальцев Катерины, что захватили пространство её бюста, терзала Оксана себя порочными мыслями.

— Ах… — чувствительной нежностью издала Оксана стон, ощутив, как резко и в тоже время ласково Катерина схватилась пальцами за её грудь

— Она твоя дочь понимаю — заметила Катерина хмурое выражение лица Рамазанова — Но тогда почему простыня, который ты укрыт, так медленно приподнялась — кокетливо брюнетка указала на постель, взглядом искушенных распущенных похотью глаз

— Папа?! — выразительно ухмыльнулась Оксана, раскрывая лазурные голубые прекрасные глаза, покидая объятие нежных рук похотливой брюнетки, присела рядом справа от Рамазанова

— Ничего подобного — возразил он, скрывая свой искренний пыл

— Мы ведь с тобой еще толком не говорили после свадьбы — уверяла Оксана, продолжая сидеть рядом с ним, игриво касаясь коготками, простыни, которой было укрыто его тело

— Оксана прошу — выказывая не согласие, ответил Рамазанов, не давая Оксане оголить его торс, когда она с хищной и резвой страстью вцепилась в его простыню — Всё что я делаю, я делаю исключительно ради тебя и не хочу тебе навредить

— Но папа — возразила Оксана, нахмурив губки бантиком, выражая возмущение, понимая, что никак не может раскрепостить этого человека, отдалась в объятие приятных рук Катерины, что сидела прямо у неё за спиной — Ты мне никак не навредишь

— Зачем противиться — искусно встала Катерина на четвереньки в горячей пылкой страсти постели, прошла мимо Оксаны голодной строптивой кошкой, выказывая свою необузданность, расположилась над телом Рамазанова — Когда мы можем получить всё то, чего желаем

— Именно

Пленяясь власти искушения, процарапала Оксана коготками по изогнутой спине Катерины, располагаясь спиной на диване, чувствуя трепетной кожей горячую пылающую жаждой порока всю теплоты этой постели.

— Я знаю — уверяла Оксана, раздвигая ногу, согнув их в колени, ластилась кошкой спиной на диване — Где-то в глубине души ты может, не будешь против и закроешь глаза на то…..

Голодом порочной страсти Оксана смотрела на Катерину, обольщаясь жажде её серо-голубого взгляда, что с приятной нежностью пылких горячих рук обвила её бёдра. Прозорливая брюнетка, подобно хищнице выгнула спину, располагаясь попкой к Рамазанову, наклонилась над телом Оксаны, пылким ярым дыханием страсти обжигала нежностью её тело. Располагаясь над телом Оксаны, Катерина стояла на четвереньках, жаждой трепетного порочного голода смотрела в её раскрытые голубые лазурные, подобные топазному камню глаза.

— Я ведь люблю твою дочь — призналась, выражая откровения Катерина, обернулась к Рамазанову, касаясь пальцами золотистых волос Оксаны, что лежали на бамбуковой подушке

— Вот поэтому — обернулся Рамазанов белой простынёй, хотел встать с дивана — Я вас дамы оставлю

— Ты куда? — поинтересовалась первая Катерина, когда Оксана позволила себе роскошь прикоснуться к её изящной талии, обвивая телом пышногрудой брюнетки — У нас с тобой еще не всё закончено

— Оу… — возразил Рамазанов, отрывая голову от подушки, прикрыл тело плотной тонкой простынкой — Вам тут и так неплохо, пойду лучше обои поклею

— Ты что серьёзно?! — удивилась Оксана, состроив выразительных впечатлительный взгляд глаз

— Да мама скора с внучкой, должны подойти — заверил он, вставая с дивана

— Стой! — возразила Катерина, успев схватить Рамазанова за руку, пока он не отошёл от дивана — Я тебя никуда не отпускала, насколько ты понял, мы не закончили

— Что?! — возразила Оксана, выказывая недовольства, привстала с постели, опираясь на локти — Так папа, где моя дочь?

— Она с твоей матерь ушла на горку — ухмыльнулся, ответил Рамазанов, увиливая от ответа и скрываясь от возмущенного взгляда Оксаны, ловко высвободил свою руку от хватки Катерины

— И когда они должны прийти? — проявляя интерес и выказывая волнение, спросила Оксана

— Это не честно?! — возмутилась Катерина, оказавшись с Оксаной на постели, прикрыла грудь халатиком, что украшал её тело

— Ну, я просто подумал — продолжая сохранять роскошную улыбку на лице, ответил Рамазанов в ответ на возмутительный довод со стороны Катерины — Что вам обеим будет хорошо без меня

— Нам было бы хорошо — возразила Оксана, присаживаясь на диване, указывая кокетливо на расправленный диван указательным пальцем — Если бы ты, нам составил компанию

— Оксана! — выразил на согласие, возразил Рамазанов — Ты моя дочь и я не могу так поступить

— И как же нам тогда быть?! — возмутившись, спросила Катерина, оставаясь сидеть на постели рядом с Оксаной, поправляя шелковый халатик на бёдрах

— Кто-то должен уйти — предложил Рамазанов, направляясь к выходу

— Ах так да?! — оспаривая такой довод, высказывая недовольства, говорила Катерина — Пусть уйдёт Оксанка, потому что с ней, я потом порезвлюсь

— Что?! — выражая возмущение, нахмурила обидчиво губки Оксана — Ты говоришь тут при всех, что любишь меня, а сама так легко меняешь меня на моего отца, чтобы просто трахнуться

— Ну, по-другому ведь нельзя — пожала плечами Катерина, выказывая роскошную улыбку алых губ

— Ты совсем уже охуела — возмутилась Оксана, грязно при этом, выругавшись, обращая внимание на вполне серьёзное выражение лица Катерины — Хочешь, чтоб я ушла?

— Это было бы весьма кстати — заверила Катерина, смущаясь недовольного взгляда Оксаны

— Нет, это всё же дурацкая идея — придавая значению отчаянию, что выказывала Оксана, выразил собственное мнение Рамазанов, после чего в спешке покинул гостиную

— Если он уйдёт — уверяла Катерина разговаривая с ухом Оксаны шепотной нотой речи — А я не получу своего, тебе придётся с этим расплатиться самой и поверь весьма не лучшим для тебя образом

«Люблю, когда эта сука мне пытается угрожать», подумала про себя Оксана, обернулась с весьма порочной улыбкой, продолжая сидеть на жаркой, пропитанной теплотой тел, постели.

— Хм…. я почту за честь — ухмыльнулась Оксана, обернувшись к темноволосой девушке, что сидела у неё за спиной, столь же искусным шепотом ответила она, вызывая интригу у Рамазанова

— О чем вы там шепчитесь?! — проявляя интерес, спросил Рамазанов, оставаясь стоять у арочного входа в гостиную

— Эта наглая брюнетка папочка — ухмыльнулась Оксана, обернувшись к Рамазанова, положив ладони обеих руки на плечи Катерины, когда она сидела перед ней рядом — Заявляет что если ты её сейчас не трахнешь, она всё расскажет маме

— Что?! — была весьма шокирована Катерина таким заявлением от Оксаны

— Вы мне угрожаете? — ухмыльнулся Рамазанов отошёл от входа, рядом с которым стоял, облокотившись на его каркас плечом, вошёл в гостиную

— Вот ты возьми и спроси у неё сам

Сползая с дивана озабоченной кошкой, с роскошной обаятельной улыбкой на алых губах, говорила Оксана, прошла мимо Рамазанова, оставляя Катерину одну на диване.

— Она так говорила — уверяла Оксана, покачивая упругой формой ягодиц, направилась к выходу из гостиной продолжая сохранять красоту коварной улыбки

— Оксанка?! — обратилась возмущенной Катерина, оставаясь сидеть на диване, когда к ней подошёл Рамазанов — Оксанка….. — прокричала она, выказывая недовольным криком собственного голоса

— Покричи-покричи тупая сука

Шепотом выразила Оксана своё мнение, покидая гостиную, выказывая эластичную форму бёдер, вошла в коридор, чувствую, как каждая клеточка её тела полыхала жаром предвкушающей любви.

— Подумать только

Разговаривая сама с собой шепотом, Оксана, выражая пикантность фигуры обнаженного тела, прошла по коридору, подошла к ступенькам лестницы, что вели на второй этаж.

— Мой отец — наступая на ступеньки лестницы, Оксана услышала порочные стоны Катерины, что доносились с гостиной — Тот еще извращенец

Рассуждая шепотом, делилась Оксана впечатлением, продолжая искусно ставя ноги крест-накрест, подниматься по ступенькам, подобно строптивой дикой кошке.

***

Лазурные красные лучи заходящего за горизонт, зимнего солнца пытались неистовой силой пробиться через стекло окна. Пышные ветки могучего кедра преграждали поток света, яркого зарева заката, когда небо над деревней окутывала мгла надвигающейся темноты. В комнате горела, тёплым, приятным светом, светодиодная лампа, хрустальной белоснежной люстры, на столе стояла кружка с горячим кофе, а на полу были разбросаны мелкие pazzle, детали собирающейся большой картины. Оксана расположилась на полу с Аришкой, подбирая детали, они вместе проводили время. Девочка была счастлива, находясь с Оксаной, уже не держала обиду за неисполненное обещание. На диване, что был обшит черной мебельной кожей, были разбросаны вещи Оксаны, её красное зимнее пальто украшало подлокотник, а черное кружевное платье висело на спинке, белое пушистое покрывало лежало в свернутом виде на краю, кончиком задевая кофейный паркет.

Черный халатик, материл которого, был шелк, украшал тело Оксаны, его искусные чашечки выражали упругой формы сочную, скрывавшуюся под ними грудь. Золотистые пышные волосы Оксаны, были распущенны, скрывая от девочки, нанесённой по лицу шрам, от женских разъярённых когтей. Палитра парфюма «Rose Sauvage», преображало Оксану, подобному запаху редчайшего цветка, эта коллекция излучала стойкий аромат дамасской розы. Подогнув под себя ноги, Оксана игриво с девочкой, ёрзала коготками пальцев по полу, где были разбросаны детали собираемой из частей картины. Стёкла надетых на глазах очков отражали блики падающего на них света и то же время придавали Оксане сказочную сексуальность образа.

— Вот мама смотри я нашла её! — воскликнула девочка, звонким голосом, испугав Оксану, взывав по всему телу дрожь неожиданности — Мы её так долго искали — девочка держала в детских пальцах деталь pazzle

— Господи дочка — переводя воздух в груди, выказывая дружелюбную улыбку, выразила возмущение Оксана — Ты маму так напугала

— Прости мама — девочка обвила талию Оксаны, прижалась головой к её животу — Мне так хорошо с тобой и с тётей Катей

— С тётей Катей? — удивилась Оксана, когда девочка, выражая ангельский взгляд, посмотрела на неё, подняв голову — Интересно?!

— Я знаю, тётя Катя заботиться о тебе — убедительно говорила девочка, продолжая обнимать Оксану, когда она положила на голову Аришки тёплую приятную ладонь

«Блядь вроде маленький ребёнок, а всё понимает», смутилась Оксана, сгорая от стыда, пыталась не подавать вида терзающей её застенчивости.

— Послушай — уверяла Оксана, прикусывая губу, не зная как объяснить девочке о своих пристрастиях к Катерине — Нам с тётей Катей хорошо вместе….

— Я знаю мама — заверила Аришка, кивнув головой мило при этом улыбнулась — Можешь мне ничего объяснять

— Нет, послушай….. — возразила Оксана, испугавшись, что девочка может не-то подумать

— Просто пускай тётя Катя живёт с нами — предложила Аришка, не давая Оксане договорить

— Что?! — не ожидала Оксана такого ответа — Что ты сейчас сказала? — она не могла прийти в себя от услышанного пожелания девочки, что продолжала находиться в её объятиях

— Она мне нравится — улыбнулась девочка в ответ Оксане — И почему-то она уделяет мне намного больше времени чем ты…..

— Так хватит! — возразила Оксана, посчитав это оскорблением — Я конечно понимаю и мне дико стыдно за своё поведение, но теперь я буду уделять тебе больше времени чем тётя Катя

— Правда?! — вызывая к себе жалость, девочка, выказывая влагу на глазах, посмотрела на Оксану ожидая чувств материнской любви — О…. мама, смотри, нашла — ребёнок быстро переменился во мнение, схватив с пола деталь собираемой картины

За закрытой дверью послышались чьи-то поднимающиеся шаги, шум которых напоминал больше стук женского каблука по ступенькам деревянной лестницы. Вскоре через полминуты молчания, двери комнаты, благоустроенной под кабинет открылись. На пороге стояла Самойлова, чем вызвала глубокое удивление в глазах Оксаны и обиду, заметив Катерину за спиной этой гордой самоуверенной женщины, что уже не была столь уверенна в своих нравах.

— Какого блядь хуя?!

Возмутилась Оксана, испугавшись, как загнанная в угол кошка, выказывая необъяснимый для себя страх и панику, с раскрытыми глазами полных неуверенности смотрела, как эта женщина перешагнула порог открытой двери.

— Кто её сюда пустил? — продолжая выражать недовольство, спросила Оксана — Зачем ты её привела сюда, ты ведь в курсе, что это она меня ударила

— Она тебя ударила?! — удивилась Аришка, не зная про шрам на лице Оксаны — Ты мне ничего не говорила, мама кто эта женщина?!

— Так значит, у тебя всё-таки действительно есть дочь — прошла по кабинету комнаты Оксаны, Самойлова, скорее уже вызывала к себе жалость своим отчаянным видом — И я пришла поговорить с тобой

— Меня не пускают в палату твоей дочери — уверяла Оксана, пожав плечами, продолжая вызывать неприязнь к этой женщины — Вот скажи мне, зачем ты её сюда впустила, зная то, как она ударила меня — обратилась она к Катерине, что демонстрируя вину, продолжала скрываться за спиной вошедшей первой в комнату женщины

— Оксанка прости — ответив в своё оправдание Катерина, прошла по комнате, выходя из-за тени Самойловой, пытаясь придать своему образу гордую необузданность, выказывая под фиолетовым халатиком красоту роскошных упругих бёдер — Но мне кажется, ей есть, что тебе сказать

— Ну, так пусть говорит — продолжая показывать недоверие, распорядилась Оксана, оставаясь сидеть на полу, прижав к себе Аришку

— Я знаю в глубине души — словно переводя дух, говорила Самойлова, весьма неудачно, по мнению Оксаны, начинаю свою речь — Ты очень хороший человек

— Ближе к делу Анна Владимировна! — выражая возмущение, требовательно заявила Оксана, продолжая смотреть на Самойлову, хоть она и не выказывала угрозу, как на большого разъяренного пса — Не нужно пустых, не имеющих смысла речей

— Я хочу чтобы ты занялась лечением моей дочери — повторила своё требование Самойлова уже не выказывая порывов ненависти и неприязни

— Но я же убила твоего сына — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами

— Ты убила её сына?! — подняла голову Аришка, отрываясь от тела Оксаны, выказывая беспомощность в детских глазах, спросила она

— Нет — возразила Самойлова, не давая никому больше сказать ни слова, словно выказывая в этот раз заботу об Оксане — Твоя мама никого не убивала

— Как приятно знать — ухмыльнулась Оксана, услышав нужные слова — Что ты это сама сказала

— Мы это что правда? — отпрянула девочка от тела Оксаны, выражая испуг — Ты что убила ребёнка?

— Аришка — вмешалась в разговор Катерина, быстро прошла по комнате, встала между Оксаной и Аришкой, когда девочка, испугавшись, тут же отошла от неё — Твоя мама никого не убивала, ты всё не так поняла

— Девочка — подошла Самойлова к ребёнку, пытаясь коснуться руки Аришки — Твоя мама…..

— Не трогай её — прошипела, выражая ненависть, Оксана, схватившись за кисть руки Самойловой, не давая этой женщине притронуться к Аришке — Хочешь что-то говорить говори

— Все только и говорят о тебе в больнице — пояснила Самойлова — Если ты настолько гениальный врач, как они говорят, то я не могу понять……

— Зачем я настояла на операции — ухмыльнулась Оксана, отпуская руку этой женщины — В тот момент я была сломлена, Радионова забрала у меня мою дочь, я переживала тяжелый момент своей жизни, вот и решила чтобы ты этого не почувствовала

— Это не твоя вина — возразила Самойлова, глубоко вдыхая воздух, признавая своё отчаяние, посмотрела на Оксану стоя рядом с нею — Ты ведь не могла знать рассосётся ли тромб или нет, и есть ли он вообще, как пояснил Серов, на снимках проделанной им процедуры, его не было видно

«А что если мне попробовать позвонить Серову, может он прольёт чуток света на эту семейку, что мне уже поперёк горла», размышляла Оксана, посмотрев в испуганные глаза девочки, что так неуверенно на неё смотрела.

— Дочка — уверяла Оксана, обращаясь к Аришке, что так испуганно на неё смотрела — Твоя мама никого не убивала, сейчас эта тётя тебе сказала, что это не была моей виной, никто не знал, что так выйдет

— А что такое тромб?! — спросила Аришка

— Тромб — ухмыльнулась Катерина, пытаясь объяснить ребёнку — Это понимаешь…….

— Нет, стой! — возразила Оксана, вынуждая Катерину замолчать — Не надо ей пока еще такое знать

— Почему?! — обиженно нахмурила губки Аришка

— Потому что ты еще маленькая — заверила Оксана, оставаясь сидеть на полу и снизу вверх, посмотрела на свою дочь — И как твоя мама, я не хочу, чтобы ты еще знала то, до чего ты пока не доросла

— Может она станет в будущем врачом — прикрывая алые губы кончиками пальцев, рассмеялась Катерина — А что?! — удивилась брюнетка, заметив возмущенный взгляд на лице Оксаны

— Моя дочь станет тем! — возразила Оксана, поднимаясь с пола на котором сидела, расправила черный облегающий её тело халатик — Кем она сама захочет!

— Мама ты, правда, не убивала ребёнка этой тёти? — повторяя свой вопрос, обратилась девочка, прижимаясь спиной к ногам Катерины, словно боялась сделать шаг в направлении Оксаны

— Доченька — решительно сделав первый шаг, подошла Оксана к девочке — Твоя мама не могла знать, что так произойдёт, она хотела спасти сына этой женщины, так как сама очень переживала за твоё здоровье, но теперь я знаю, я тебя никому не отдам, пускай только кто-нибудь попробует, отнять тебя у меня

— Правда?! — улыбаясь приятной детской невинной улыбкой, спросила Аришка — Ты больше никого не убьёшь

— Я никого и не убивала — уверяла Оксана, подошла к девочке, коснувшись пальцев её детских ручек своими руками — Я просто не могла знать заранее тогда, как это произойдёт

— Мы можем поговорить? — предложила Самойлова, чувствуя на себе внушительное давление глаз Аришки и Катерины, когда она стояла рядом с ними

— Ты ударила меня там, в больнице — прошипела Оксана, выказывая неприязнь к этой женщине — А теперь ты почему-то хочешь со мной поговорить

— Я пока оставлю вас — предложила Катерина, коснувшись руки девочки, которая стояла рядом с Оксаной, держась с ней за руки — Аришка зайка, пойдём со мной, там уже твоя бабушка на стол наверно накрыла, пойдём, а то мы все ужасно тут проголодались

«Чтобы не сказала мне эта дрянь, мне наверно стоит её выслушать», размышляла Оксана, продолжая смотреть, как девочка, оглядываясь, держась за руку с Катериной, покидала эту комнату.

— Так о чем ты хотела со мной поговорить? — спросила Оксана, после недолго молчания, как двери комнаты закрылись за Катериной и Аришкой

— Послушай — подошла Самойлова к Оксане — Мне очень жаль, что так всё получилось, сегодня днём я разговаривала с Серовым в кабинете Тихонова и он мне всё рассказал, передал мне материалы вскрытия моего мальчика

— Теперь ты понимаешь — заверила Оксана, отвернувшись от этой женщины, выказывая непокорность взгляду её убеждения, направилась в сторону окна — Что я тут абсолютно не причём

— Он очень убедительно отзывался о тебе

Продолжала делиться впечатлениями Самойлова, направляясь следом за Оксаной, медленно подобно хищнице, женщина в синем платье, стукала по паркету каблуками синих туфель.

— Убеждал меня — глубоко вздыхая, говорила Самойлова, встав с другой стороны стола, рядом с которым стояла Оксана, касаясь пальцами пластика подоконника — Вновь поверить тебе, как тогда

— И что ты ждёшь от меня? — продолжая стоять спиной к этой женщине, спросила Оксана, не желая даже смотреть на Самойлову

— Выясни — выразила собственное мнение Самойлова — Чем больна моя дочь и я понимаю, что это никак не связано с моим мальчиком

— Удивляет только одно — ухмыльнулась Оксана, обернулась к женщине, что медленно стукая каблуками по паркету, обошла стол — Что ты сама лично меня об этом просишь

— Если ты можешь помочь — Самойлова встала у края стола, касаясь коготками его гладкой лакированной поверхности — То назови мне цену, за которую ты возьмешься за это дело

«Эта сука всё равно ведь от меня не отстанет, ладно посмотрим, что с этого выйдет», размышляла Оксана, делая глубокий вздох, хватая воздух ртом.

— Даже если так — уверяла Оксана, наблюдая за хищным вызывающим интригу поведением темноволосой женщины в синем роскошном платье — Меня всё равно не пустят в палату твоей дочери, её охраняют

— Я думаю, что я смогу убедить Тихонова

Заверила Самойлова, продолжая делать напряженный момент в разговоре, такое поведение этой женщины было непредсказуемым для Оксаны, она не могла понять чего хочет эта женщина.

— Он ведь сказал — прошла мимо Самойлова, в сторону черного кожаного дивана — Пока мы с тобой не найдём общий язык он не пустит тебя в палату к моей дочери

— Я хотела тебе помочь — прошипела Оксана, притрагиваясь кончиками пальцев к щеке на которой остался розовый след от женских когтей — И вот как ты меня отблагодарила

— Ты права — соглашаясь с таким сильным доводом, ответила Самойлова, встав у кожаного черного дивана, обернулась, посмотрела на Оксану — Прости меня

— И всё?! — была возмущена Оксана

— А чего ты еще от меня ждёшь — ухмыльнулась Самойлова, посчитав и это верхом своим чувств

— Ты хочешь чтобы я — заявила гордо Оксана, взявшись за золотистые белокурые волосы, открыла щеку, на которой остался розовый след от пощечины и царапины женских когтей — Ты ударила меня при всех и ты теперь хочешь чтобы я взялась за дело твоей дочери

— Позвони Серову — не слушая возмущения Оксаны, высказала своё мнение Самойлова — Я думаю, он захочет с тобой поговорить

— Да с чего ты вообще это взяла

Продолжала выказывать недовольство, Оксана прошла мимо стола случайно в порыве ярости зацепила кружку с кофе, что в плавно падении упала на пол, разбившись на осколки керамики, разливая находившейся в ней содержимое по полу и на ноги.

— Ай…..

Взвизгнула Оксана, ощутив оголёнными ногами слегка горячую влагу кофе, стекающую по её ногам, испугавшись при этом внезапного звона кружки, что в порыве удара разлеталась осколками по комнате.

— Блядь!!!! — грязно выразилась Оксана, посмотрев на пол залитым кофе и валяющимися осколками кружки

— Ты ненормальная — рассмеялась Самойлова, посмотрев на Оксану и на её ноги, по которым стекали капли теплого кофе со вкусом карамели — Ладно послушай……

— Нет, это ты послушай! — возразила Оксана, взяла с краю стола белый шелковый платок, обошла стол и села в черное кожаное кресло — Ты устроила этот цирк в больнице, ударила меня при всех, а теперь явилась сюда, думала я тебя так просто возьму и прощу

— Моей дочери хотят удалить матку

Повысив голос, раздраженной интонацией пояснила Самойлова, вставая с дивана на котором, стукая каблуками по паркету, подошла к столу, за которым в черном кресле сидела Оксана, протирая шелковой нежной материей платка, текучие потёки кофе на бархатистой коже ног.

— Ты ведь понимаешь, что это значит для женщины — уверяла Самойлова, встав у стола с противоположной стороны от Оксаны, опираясь на него, наклонилась вперёд — Она не сможет иметь никогда детей, а значит, не будет чувствовать себя женщиной

— И чего ты ждёшь от меня?!

Не выдержала Оксана давление напрягающих глаз этой женщины, посмотрев на неё, выражая недовольство во взгляде лазурных, голубых лазурных глаз.

— Я тебя просила дать адрес отца твоей дочери

Уверяла Оксана, положив смятый влажный платок на поверхность стола, повернулась сидя в кресле на свою собеседницу, что уже докучала ей своим присутсвием.

— Ты меня даже слушать не хотела, а теперь понимаешь, что твоя дочь истекает кровью и никто не может понять почему

Продолжала рассказывать Оксана, облокотившись на спинку кресла, положила ногу на ногу, шикарно демонстрируя эластичную кожу бёдер, которая была подобна цвету спелого персика.

— Ты пришла ко мне, молить меня, чтобы я тебя простила, так ведь получается? — выказывая возмущение, заявила Оксана, задавая риторический вопрос этой женщины

— Я потеряла сына — выражая отчаяние, говорила Самойлова — Не заставляй меня потерять и дочь

— Просто скажи адрес отца своей девочки — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами — Моя рыжеволосая коллега сама к нему съездит

— Твоя сотрудница несколько часов назад как туда поехала — пояснила Самойлова, продолжая столь напрягающим взглядом смотреть на Оксану

— Тогда чего же ты хочешь от меня? — удивилась Оксана, расположившись в мягком удобном кожаном кресле

— Твоя коллега взяла с меня обещание

Отвечая на вопрос, говорила Самойлова, ведя кончиками пальцев по его гладкой лакированной поверхности, обошла стол, встала рядом с креслом, в котором сидела Оксана.

— Что я найду с тобой общий язык — заверила Самойлова, продолжая стоять рядом с креслом Оксаны — Только так она согласилась, заняться лечением моей дочери

«Эта сука ударила меня при всех и какого хуя она думает сейчас от меня добиться?!», была возмущена Оксана наглостью желания этой гордой самовлюблённой женщины.

— Ты хочешь найти со мной общий язык?!

Вставая с кресла, выказывая пикантную форму, скрытого по черным халатиком тела, заявила Оксана, прошипела, подобной дикости королевской кобры, рядом лицом с этой женщиной.

— После того — говорила Оксана, выказывая ненависть, демонстрируя неприязнь к Самойловой, выражая абсолютное безразличие к её отчаявшимся чувствам — Как ты унизила меня при всех своим ударом там в больнице?!

— Послушай, я признаю, что не……

— Не трогай меня — вскрикнула Оксана, когда Самойлова хотела прикоснуться к её рукам, быстро отдёрнула их — Нихуя ты не признаёшь, ты обвиняешь меня в том……

— Послушай меня — уверяла спокойным голосом Самойлова, пытаясь вразумить порыв ярости, бурных пульсирующих властью порыва чувств Оксаны

— Нет, это ты послушай меня! — заявила Оксана, продолжая выказывать раздражение, заметила, как Самойлова сделала к ней шаг навстречу — У тебя хватило блядь наглости…..

Не давая договорить Оксане, порыв бурных возбудительных эмоций, Самойлова обвила её тело, прижав к себе, тут же впилась в губы дикой страсть поцелуя. Некоторый момент начала поцелуя, Оксана пыталась сопротивляться, пытаясь противостоять власти этой женщины, но после того как язык Самойловой проник к ней в рот тут же прекратила своё упорство. Несколько минут длился столь сладостный и жаркий поцелуй, в момент которого Оксана смогла почувствовать всю ласку языка Самойловой у себя во рту, ощущая вкус её помады на губах.

— У вас всё тут нормально? — послышался голос Катерины, когда входная дверь этой комнаты неожиданно открылась — Такой был крик, что тут у вас происходит?

«Блядь ты не могла позже зайти или чуть раньше», чувствуя переполняющую эмоции застенчивость, оторвавшись от губ Самойловой, размышляла Оксана, посмотрев на входящую в комнату Катерину.

— Ничего — ответила Оксана, чувствуя себя неловко перед появлением Катерины в комнате

— Я уже ухожу — заверила Самойлова, отошла от Оксаны, облизывая губы — Надеюсь, ты примешь правильное решение

— Я тоже — выдавливая из себя слова, говорила Оксана, ощущая на себе ревностный взгляд Катерины — На это надеюсь — наблюдая, как гордо и самодовольно в спешке Самойлова покидает комнату, стукая каблуками синих туфель по паркету

Воцарился небольшой промежуток времени молчания, пока Самойлова направлялась в сторону открытой двери, у которой стояла Катерина, в недоумении смотрела то на Оксану, то на эту женщину.

— Что это сейчас было? — спросила, не выдержала Катерина, после того как дверь комнаты закрылась за Самойловой

— Я сама не понимаю — уверяла Оксана, продолжая чувствовать себя неловко, протёрла губы белым, влажным пропитанным кофе, платком — Как это произошло

— Она тебя поцеловала — выражая возмущение, говорила Катерина, прошла по комнате, пикантно выражая формы своего облаченного в фиолетовый халатик, тела — И ты не понимаешь, как это произошло?

— Я же сказала тебе — убедительно, возразила Оксана — Что не понимаю, как это вообще случилось, я хотела её послать нахуй, а в итоге

— А в итоге она поцеловала тебя — подошла Катерина быстро к Оксане, влепила пощечину кончиками пальцев по лицу

— Ай…. — вскрикнула Оксана, ощущая жгучую повторную боль на щеке по которой ранее пришёлся удар — Ты, что блядь в конец охуела? — выказывая возмущение, обидчиво посмотрела на Катерину

— Она поцеловала тебя! — продолжая демонстрировать чувство ревности, твердила Катерина, смотрела на Оксану с чувством возмущения

— И что?! — была раздражена Оксана подобной выходки со стороны этой брюнетки — А ты сосала хуй моего отца — вскрикнула она, не сдержав эмоций при себе

— Оксанка?! — вскрикнула возмущенно Катерина

— Я же тебя не била — выказывая ранимую влагу слёз на лазурных голубых, подобно камню топаза, глазах, высказалась Оксана — Когда зашла к себе домой, а ты там с моим отцом

— Да, но Самойлова — уверяла Катерина, быстро переменившись после такого убедительного довода со стороны Оксаны — Она же такая дрянь, она ударила тебя

— Ты только что меня ударила — не сдерживая поток жгучих, обжигающих рану рваной коже на щеке слёз, властью убеждения говорила Оксана — И как ты после этого хочешь, чтобы я на тебя смотрела?

— Оксанка прости — обвила Катерина тёплой, приятной нежности рук, лицо Оксаны — Прости, пожалуйста

«Нет, эта сука так легко после такого от меня не отделается, я заставлю её заплатить за это очень высокую цену», подумала про себя Оксана, прикусывая от назревавшего в ней необъяснимого для неё самой волнения.

— Простить?! — ухмыльнулась, повела губами Оксана

— Я, правда — наступая каблуками черных туфель на разбитый осколок кружки, говорила Катерина, испугавшись неожиданно хруста, взвизгнула, впав в объятие к Оксане

— Трусиха — рассмеялась Оксана, обвивая руками, тело брюнетки, что прилипла к ней

— Кто бы говорил — выражая застенчивость серо-голубых глаз, с порочной ухмылкой на губах, выразила Катерина, собственное восхищение, раскрывая губы рядом с губами Оксаны

— Я говорю — шепотом упоительной речи, произнесла Оксана, издыхая поток горячего жгучего воздуха прямо в раскрытые губы Катерины

Мгновение, длящиеся лишь несколько секунд, когда взгляды Катерины и Оксаны сошлись воедино, закончилось нежным касанием поцелуя жарких губ брюнетки. Пленительная ласка этого ощущения, вынуждало Оксану вновь поддаться сладости прекрасного слияния, оторвавшись от губ заядлой брюнетки, смачно облизывая при этом свои губы. Плавность столь чувствительно момент заставило Оксану поддаться дикости порочного самого жаркого инстинкта, впившись, словно одичалой сексуальной страстью снова в губы Катерины. Подобающей дикости кошки Оксана не переставала облизывать губы брюнетки, стараясь сохранить при этом усладу приятного времени с закрытыми лазурными глазами. Медленно открывая глаза, Оксана почувствовала, как в момент нарастающей порочной похоти язык Катерины проник к ней в рот, словно в танце страсти вытворял сладостные вещи с её языком. Чувство сексуального искушения одолевали сознание Оксаны, вынуждая поддаться власти рук Катерины, что обвила её бёдра, держа искусно пальцы на ягодицы, когда она так искусно повиливал сказочным моментом поцелуя. Начиная задыхаться от нехватки воздуха в момент сильного порочного возбуждения, Оксана начинала постанывать хватая жадно воздух.

— М….. — задыхаясь сладостью пережитого момента, Оксана почувствовала, как похотливая брюнетка медленно покинула обитель её губ — Зачем ты прекратила?! — поинтересовалась она, сморщив возмущенно губки бантиком

— Тебе понравилось? — поинтересовалась Катерина, играя при этом взглядом с Оксаной в прозорливую застенчивость с явным выраженным оттенком похоти

— А ты думаешь, стала бы я так просить еще — выказывая смущение, кокетливо Оксана играла выраженными ресницами, заманивая вновь поддаться усладе поцелуя Катерину

— Я продолжу — заверила Катерина, продолжая заключать в объятиях Оксану, пристально смотрела ей в глаза, будто желая, что такое сделать — Но сначала позволь я тебе кое-что покажу

— Хм…. я прям трепещу ожиданием — ухмыльнулась Оксана, почувствовав как ослабли оковы рук Катерины, сковавших её тело нежностью приятного объятия

— Сейчас подожди минутку

Заверила Катерина, отошла от Оксаны, мило при этом, улыбаясь, обошла стол, кокетливо покачивая пикантной прелестью бёдер, завораживая сочным оттенком кожи

— Надеюсь тебе должно понравиться — лаской приятного голоса говорила Катерина, нагнувшись, отодвинула ящик стола, достала из него что-то

— Что же — повела губками Оксана, состроив любознательный светящийся искорками отражаемого в них света, взгляд лазурных, голубых глаз — Давай посмотрим

— Я прям, так волнуюсь — держала что-то в руках, выразила чувства Катерина, вновь обошла стол в направление к Оксане

— Давай, уже показывая, что там у тебя — продолжая сохранять прелесть прекрасной улыбки, потребовала Оксана, внимательно наблюдая, как подошла к ней медленно Катерина

— Оксанка — подошла медленно Катерина к Оксане, остановившись в максимальной близости, приоткрыла руки, держа в них квадратный футляр — Но согласишься ли ты стать моей навсегда

Раскрывая в руках футляр, Катерина показала лежащее в нём золотое кольцо, с шикарным топазным камнем, что сочетался с цветом глаз Оксаны.

— Нет-нет можешь сразу не отвечать — возразила Катерина, обращая внимание на ошарашенный взгляд Оксаны, что раскрыв лазурные глаза, смотрела и на кольцо и на брюнетку

— Я-я даже не знаю, что и сказать — теряясь в догадках, ответила Оксана, испытывая шок от такого предложения — Ты хоть сама осознаёшь то, что ты мне предлагаешь

— Предлагаю — заявила Катерина, положив футляр рядом на край стола, рядом с которым стояла Оксана, опираясь бёдрами на его гладкую поверхность — Разделить с тобой свою жизнь

— Вместе и навсегда? — выражая румянец на щеках, спросила Оксана, выразительными ямочками подчеркнула скулы

— Вместе и навсегда — заверила Катерина, взяв из футляра кольцо, а другой рукой коснулась запястья правой руки Оксаны, вынуждая поднять руку, согнув её в локоть

— Какое красивое кольцо — похвалила Оксана, наблюдая с чувством довольства, как Катерина медленно и аккуратно поднесла его к безымянному пальцу

— И как оно будет красиво смотреться на твоей руке — согласилась с таким утверждением Катерина прикоснувшись прохладным золотым кольцом к пальцу руки Оксаны

— Почему именно этот палец? — выражая обиду на лице, спросила Оксана, ощущая скольжение кольца по пальцу

— Потому что именно этот палец будет отвечать…..

— Что я буду кому-то принадлежать — ответила Оксана, заканчивая предложение за Катерину

— Именно — кивнула головой Катерина, наклонившись чуть к Оксане, так чтобы она могла ощутить жар исходящего дыхания с жарких губ брюнетки — Ну и теперь как полагается

— Ну и чего ты тогда ждёшь? — спросила Оксана, разговаривая рядом с губами Катерины

— Просто радуюсь — ответила Катерина, обвивая руками, тело Оксаны, прижала её изнывающее в стонах тело к себе — Какая же ты у меня всё-таки красивая

— Как будто ты раньше этого не замечала — находясь в оковах нежных пленительных рук брюнетки, рассмеялась Оксана, заигрывая с ней — Целуй же уже, наконец — ощущая власть пальцев Катерины на своих бёдрах, гордо потребовала она исполнить свою волю

Пламя жаркого дыхания, что вырывалось с губ Катерины в момент пика сильного возбуждения огнём неистовой порочной любви, обжигало губы Оксаны. Момент притягательного порочного притяжения возник между взглядом Оксаны и Катерины, когда они смотрели друг, на друга искушая эти секунды, что длились как будто вечность, с жаждой неутолимой похоти. После чего Катерина так же медленно и внушительно тонкостью предвкушения коснулась губ Оксаны, вызывая легкую дрожь по телу от столь будоражащего прикосновения, заставляя эмоции и всё сознание в целом трепетать, как буря во время шторма. Катерина смачно облизывала жадностью обжигающих губ губы Оксаны, оставляя на них тонкий слой пропитанной сладкой слюны, сминая пальцами её бёдра, что находилась во власти похотливых рук брюнетки. Достаточно плавно и не спеша язык Катерины проник в рот Оксаны, завораживая усладой приятного нежного скользкого скольжения, повиливая в ротовой полости подобно танцу дикой страсти. Оксана подобной дикой порочной кошке, трепеталась плавностью изгибах, ощущая себя власти оков, нежных рук Катерины, что терзали лаской упоительной любви её ягодицы, чуть оголяя бархатистую кожу бёдер, лаской убедительного воздействия пальцев. Каждая клеточка тела Оксаны, пылающая в страсти оков любви заядлой брюнетки, желала отдаться, словно повиливала приклониться перед волей Катерины, впасть во власть порочной любви.

— Ты так сладко целуешь — похвалила Оксана, оторвавшись от губ ярой брюнетки, задыхаясь в пучинах порока и жаждой искушения, находясь в оковах нежных рук Катерины — Я-я…..

— Тш…. — заигрывая, Катерина коснулась указательным пальцем алых губ пылких губ Оксаны, что полыхали жаждой искушенного порочного желания — Не спеши, отдышись

— Я хотела спросить

Глубоко вдохнула воздух, переводя дух, Оксана чувствовала, как сердце внутри неё трепетало бешеным тактом возбуждения, тело изнывало по требованию ласки сексуального довольства

— Моя дочь спит? — поинтересовалась Оксана, ощущая как убедительность пальцев Катерины, держались за её черный халатик, оголяя кожу ягодиц

— Если хочешь, я могу разбудить Аришку — предложила Катерина, словно была готова на любое требование от Оксаны, лишь бы получить желаемое похотливое удовольствие

— Нет, ты что! — возразила Оксана, выражая искушение лазурными голубыми глазами, учащенным ритмом дыхания желала отдаться рукам Катерины

— Послушай

Оставаясь в максимальной близости, внушительным шепотом выражала Катерина собственное мнение, касаясь подушками пальцев выставленной сочной груди Оксаны.

— Аришка хочет, чтобы мы с тобой всегда были вместе, твоя девочка так привязалась ко мне

Приятным касанием пальцев, Катерина чуть сжала грудь Оксаны, вынуждая покориться порочному влиянию убедительных рук брюнетки.

— Да и я в принципе тоже уже не могу без неё — уверяла Катерина, неустанно продолжая смотреть в искушенные глаза Оксаны, сохраняя прелесть взаимной улыбки

— И именно поэтому ты надела на меня это кольцо — предположила Оксана, обольщаясь нежности пальцев брюнетки, что ласкала убедительной лаской её выставленную грудь

— Я хочу быть с тобой навсегда — ответила Катерина, ублажая жаркие пылающие огнём порочного искушения жаждой пламенного дыхания — Не важно, что подумают люди, плевать я на них хотела, я просто никогда не хочу тебя с кем-то делить

— Ты безумна — рассмеялась Оксана, обвивая ладонями лицо брюнетки, истязая себя сильным сексуальным желанием, коснулась приятным поцелуем губ Катерины, испытывая всю нежность этого момента — Но почему-то мне это начинает нравиться

— Может потому что ты моя — играя с черным халатиком Оксаны, гордо заявила Катерина, сжимая в пальцах черную нежную материю

— Вот как! — изумилась в улыбке Оксана, выражая свой ответ прекрасной формой губ — Так и как же ты будешь использовать моё тело, что по праву после такого принадлежит тебе

— Ну, для начала — руки Катерины оставили пышный подол халатика Оксаны, медленно скользя приятным прикосновением пальцев, ползли вверх — Нам может быть и не помешало бы раздеться

— Ты так считаешь — ощущая всю нежность касания рук обаятельной брюнетки, выразила Оксана собственное мнение — И что же произойдёт потом? — вновь коснулась губ Катерины, в пылу ярких порочных эмоций, спросила нежностью пленительного шепота она рядом с её губами

— Я покажу тебе — заверила Катерина, медленно коснувшись оков халатика Оксаны, что окружали удобными чашечками её сочную грудь — Как я сильно тебя люблю

— М…. всё это очень заманчиво — ухмыльнулась Оксана, не могла противостоять воли охватившего её разум соблазна, ощущая как во власти пальцев брюнетки, чашечки её халатика оголи кожу груди — И насколько же ты сильно меня любишь?

— Это твой телефон там звонит? — отвлеклась Катерина, терзая пальцами материю легкого шифона, материала халата Оксаны, желая оголить ей грудь

— М…. как всегда не вовремя — нахмурила Оксана обидчиво губки, услышав заядлый звонок телефона, что разрывался в ритме dubstep, прерывая их заядлую страсть

— Ответишь?! — поинтересовалась Катерина, повела хитрой похотливой формой губ, рядом с губами Оксаны

— Ну его нахуй — блистательной улыбкой, возразила Оксана, чувствуя, как внутри себя, разум вынуждал поддаться воли искушения

— Вдруг там что-то важно — выражая беспокойство, предупредила Катерина, обвивая руками вновь тело Оксаны, вынуждая её впасть во власть своих оков

— Важное сейчас — уверяла Оксана, накрывая телефон большой толстой книгой, прекращая его жужжание и мелодичный тон входящего звонка — Стоит передо мной — взявшись с Катериной за руку, она медленно направилась к дивану

— Я так долго ждала этого момент — заверила Катерина, откровенничая о своих чувствах, взглядом порочного голода посмотрела на Оксану — И хочу, чтоб наша с тобой любовь прошла тут красиво

— О чем ты говоришь? — удивилась Оксана, заметив в глазах брюнетки огонь пламенного искушения, что отражался искорками света в её глазах

— Я…. — коснувшись кокетливо коготком указательного пальца груди Оксаны, заявила Катерина, разговаривая рядом с её алыми пылкими губами — Хочу иметь власть над твоим телом

— В каком смысле?! — рассмеялась Оксана, обращая внимание на серьёзность выражения лица Катерины, подошла вместе с ней к дивану, продолжая держаться за руку

— Я хочу — снимая пояс с фиолетового халата, что скрывал тело Катерины нежной материей, похотливая брюнетка, оголила большую часть своего тела — Завязать тебе глаза — заверила она, держа в руках перед Оксаной пояс от халата

— Ха… — продолжала смеяться Оксана, посчитав это забавной шуткой — Может, еще и руки мне скажешь связать? — предложила она, протянув руки перед брюнеткой

— Нет! — высвобождая руки Оксаны из-под халатика, возразила Катерина, взяв обе её руки, аккуратно завела их за спину, связывая вместе, нежной материей полоса от халата — Только не так

Завораживающий шепот из уст Катерины растрогал Оксану до глубины порочных чувств, сами ноты его звучания вынуждали кричать каждую клеточку её тела, криком безудержной любви.

— Я хочу овладеть — легко без какого-либо усилия Катерина оголила груди Оксаны, властью упоительной нежностью пальцев она продолжала избавлять её тело от нежной материи черного халата — Всем твоим телом

— М…. как это забавно — урчала озабоченной кошкой Оксана, переступая через лежащий халат на полу, ощущая всю свою беспомощность перед волей Катерины — Я вся прям трепещу

— Подожди — коснулась кончиками пальцев выставленных ягодиц Оксаны, заверила Катерина, взяла в руки черный шелковый большой платок, что лежал на подлокотнике дивана

— Что ты делаешь?! — ухмыльнулась Оксана, чувствуя завораживающую интригу в отношении, после того как Катерина аккуратно темной материей завязала ей глаза

— Тш…. — вновь возразила Катерина, голос которой ласкал горячим потоком ухо Оксаны, а нежных приятных тёплых рук брюнетки медленно завязывала платок — Сейчас всё будет — убедительно нежно ответила брюнетка

В глазах наступила полная темнота и благодаря этому превосходному чувству, что мешало видеть жар в теле Оксаны, словно начинал набирать силу оборотов. Каждая клеточка тела Оксаны трепетала поддаться бездне окутавшей её разум соблазну порочной любви. Приятным касание пальцев, Катерина коснулась, к спине Оксаны, завораживающим трением обеих рук, насыщенной теплотой жгучих ладоней брюнетка вела по её коже. Коготки похотливой брюнетки, приятных, пленяющим тонкостью чувств, прикосновением, коснулись резинки черных кружевных трусиков Оксаны, возбуждая её сознание с новым естественным сексуальным эффектом.

— М…..

Проурчала Оксана озабоченной кошкой, ощущая пальцы Катерины у себя на талии, что так настойчиво и искусно терзали резинку черных кружевных трусиков надетых на ней.

— Это так возбуждает

Поделилась впечатлением Оксана, ощущая, как резинка черных кружевных трусиков начала медленно скользить вниз, тонкость этого момента вынуждала сгорать всё её тело в пучине порочного искушения.

— Ах…. — не выдержала Оксана сильного похотливого инстинкта, что овладел её сознанием, издала чувствительный нежный стон, запрокину голову на плечо к стоящей за спиной брюнетке

— Я люблю тебя Оксанка — упоительной шепотной речью, выразила чувства Катерина, жгучим касанием губ, поцеловала Оксана в шею, вызывая этим вихрь неконтролируемых чувств в ней

— Куда ты пошла?

Возмутилась Оксана после того как согнув ногу наступила коленом на кожаный черный диван рядом с которым стояла, почувствовав как теплое касание рук брюнетки покинуло её тело.

— Ты оставишь меня тут одну? — высказывая недовольства, говорила Оксана, ловко забралась на кожаный диван, оставаясь на нём сидеть с завязанными глазами

— Уверяю это ненадолго — хитрым и весёлым голосом заверила Катерина, после чего послышался звук её каблуков, как она прошла по кабинету — Я скора вернусь — после чего послышался звук шелестящей упаковки и отодвинутого ящика стола

— Что ты там делаешь? — поинтересовалась Оксана, оставаясь сидеть на диване спиной к Катерине, пока брюнетка что-то делала в комнате

— Пытаюсь сделать так — уверяла Катерина стукая вновь каблуками медленно направлялась к дивану на котором расположилась сидя Оксана — Чтобы наша с тобой любовь тебе надолго запомнилась

— Вот как!

Услышала Оксана, как Катерина что-то положила на рядом стоящий я диваном кофейный столик, села у неё за спиной, вызывая интригу предвкушающего момента, вынуждая извращаться в порочной искушенной улыбке.

«Что же интересно эта сука такого придумала, хотя какая разница, ведь ласка её рук так убедительно действует на меня», быстро переменилась Оксана во мнении, почувствовав приятную тёплую ладонь Катерины у себя на ягодицах.

— Я же обещала тебе, помнишь

Уверяла Катерина, нежностью горячего касания губ поцеловала Оксану в плечо, кончиками, что были у неё на ягодицах, медленно переползла в паховую зону, касаясь мокрых возбужденных предвкушением сексуальной страсти половых губ.

— Что заставлю тебя стонать от удовольствия — прошептала прозорливая брюнетка рядом с ухом Оксаны, возбуждая страсть, с еще новой естественной силой касаясь коготками её половых губ

— Интересно узнать, как же это будет

Чувствовала Оксана, как Катерина лаской силы убеждения вынуждала её чуть приподняться, стоя на диване на коленях, держа подушечки приятных пальцев на половых губах.

— Именно для меня — расплылась Оксана, в улыбке чувствуя у себя на промежности влияние пальцев брюнетки и то, как она ловко и убедительно чуть раздвинула её мокрые половые губы

— Я думаю — выразила своё мнение Катерина, терзая нежно пальцами мокрые половые губы Оксаны, что изнывали в пучине сексуального предвкушения — Что сначала возможно, ты будешь весьма недовольна

— Почему?! — ухмыльнулась Оксана, задыхаясь в пучине сильного сексуального ожидания, желала скорей испытать ожидающую её страсть

— Ну не знаю — ответила Катерина, искусно играя пальцами с половыми мокрыми губами Оксаны

— Ты же не зря связала мне руки — продолжая улыбаться порочной искушенной улыбкой, делилась впечатлением Оксана, чувствуя настораживающий момент похоти — И завязала мне глаза

— Вот поэтому ты будешь недовольна — уверяла Катерина, обвивая надежно бёдра Оксаны

— Что ты там такого придумала — возмутилась Оксана, ощутив как руки Катерины, словно крепкие путы, сковали её тело

«О… нет-нет, только не…..», почувствовала Оксана холодную влагу презерватива что прикоснулась к её влагалищу, ощущала давление рук Катерины, что вынуждало поддаться силе власти, чувствуя каждой стеночкой влагалища как внутрь проникает твердое.

— Нет-нет-нет!!! — хотела возразить Оксана, ощущая, как ловко что-то скользкое проникло внутрь её влагалища

Презерватив, что обволакивал твердый предмет, который силой порочного убеждения входил внутрь нежных стенок, упитанного влагой влагалища Оксаны, был пропитан специальной смазкой. Эффект этой смазки сразу же втираясь в кожу Оксану действовал сильным сексуальным возбудителем, расширяя мгновенно зрачок лазурных раскрытых, полных шокированного состояния глаз. Открывая полностью алые губы, Оксана не могла противостоять власти искушающей похоти, что одолевает её разум. Сильное чувство порочного инстинкта, возникало в мыслях Оксаны, по мере того момента сладости как внутрь неё растягивая стенки влагалища входило что-то, под волей рук Катерины. Сжимая пальцы связанных рук, Оксана ощущала всю тонкость поразительного ощущения и смогла понять в момент его прохладной приятной смазки, что на презервативе было еще что-то нанесено на его гладкую поверхность. Плоскость презерватива имела пупырышки, что терзали половые губы влагалища Оксаны по мере вхождения в неё этого предмета своей лаской, вынуждая уже метаться в оковах рук Катерины, извиваться подобно танцу страсти королевской кобры. С влагалища Оксаны по мере вхождения в неё твердого неизвестного, но и в тоже время пластичного предмета выходили сгустки выделяемой смазки, которой был покрыт презерватив. Всё тело Оксаны словно охватила неподвластная разуму жажда порочного желания, по мере втирая смазки в стенки её влагалища, распространялась вместе с кровью к мозгу, нанося сокрушительный сексуальный эффект.

— Ах….. — опираясь руками на диван, Оксана встала на четвереньки, переживая всю тонкость ощущения вхождения в неё инородного предмета, что был под властью рук Катерины

— М….. — проурчала озабоченной хищницей Катерины, прижимаясь своим раскрытым телом к спине Оксаны, теплота которого и выделяемой с пор кожи пот завораживал предвкушающим моментом

— А…. — сжимая в пальцах лежащей на кожаном диване клетчатый плед, изнывала Оксана порочной страстью, извиваясь всем телом дикой порочной кошкой

— Ммм….. — продолжала издавать возбуждающие звуки, простонала Катерина тихим шепотным стоном прямо над ухом Оксаны, медленно вводя в неё этот предмет

Переживая момент скольжения половыми губами по ребристой поверхности презерватива и то как его смазка втиралась в стеночки влагалища, Оксана сама начала ёрзать по его стеблю половыми губами. Дикость такого сильного ощущения переросла в неконтролируемый порыв чувств, Оксана, отдавая себя в руки Катерины, горячим, нежным жарким объятиям, чьи пальцы так пленительно ласкали, придавали упоительной нежности пылкое порочной страстью тело. Стоя на коленях на диване, Оксана прижалась спиной к горячему телу Катерины, чувствуя, как убедительно она засовывает в неё этот предмет его смазку и воздействия пленительного трения, что сказочным влиянием скользил по её стенкам влагалища.

— Ой, подожди — выражая восхищения, Катерина вытащила этот силиконовый предмет из влагалища Оксаны, после чего что-то горячее и вязкое коснулась её бёдер, затем упало вниз

— В чем дело? — возмутилась Оксана, задыхаясь от нахлынувшей порочной силы возбуждения, что подчинила полностью её разум

— Презерватив слетел — пояснила Катерина, продолжая держать придавать ласки тело Оксаны

— Да черт с ним — возразила Оксана, сгорая в пучине сексуального предвкушения — Давай без него

— Ты с ума сошла — рассмеялась Катерина, продолжая сковывать тело Оксаны, когда она изнывала в сексуальных стонах искушения

— Давай быстрей — требовательно заявила Оксана, не могла укротить в себе порочный пыл, что охватил её сознание волей похотливого вмешательства

Катерина легким движения руки, прикоснувшись ладонью к спине Оксаны, поставила её на четвереньки перед собой, вынуждая наклониться головой. Нагнувшись перед прозорливой брюнеткой, Оксана не имея возможности видеть и как-то владеть своим телом, сжимала и разжимала пальцы связанных за спиной рук. Приятным прикосновением рук брюнетка прикоснулась к пылкому изнывающему в стонах охватившей разум любви, телу Оксаны, пленительно сжимая пальцами её выставленные упругие ягодицы. Большой палец, одной руки Катерины, пленительным касанием подушечки медленно развел половые мокрые губы Оксаны в сторону. Предвкушая завораживающий тянущийся момент ожидания, Оксана смачно облизывала губы, прижимаясь головой к дивану, почувствовала легкое прикосновение чего-то теплого и убедительного к влагалищу.

— Ах….. — раскрывая алые губы в порочной форме, Оксана ощутила проникновение чего-то твердого в себя, что убедительно растягивала стенки её ноющего влагалища

— М….. — не удержавшись, обвивая властью пальцев одной руки, выставленные ягодицы Оксаны, Катерина одарила их смачным поцелуем жарких пламенных губ

Извиваясь, как подобает дикой королевской кобре, Оксана сжимала пальцы заведенных связанных за спиной рук в кулаки. Задыхаясь в собственных стонах, чувствуя, как воля порочного инстинкта охватывает весь разум, Оксана чувствовала каждой стеночкой своего влагалища, демонстративную силу проникновение в себя инородного предмета. Катерина заядло начала обжигать кончиком языка анус Оксаны, смачно облизывая его вход. После нескольких минут поступательного движения хода предмета в Оксану, она ощутила внутри себе тёплую завораживающую жидкость, что подобно выстрелу, резко насытила неудержимой влагой все мокрые стенки влагалища, покрытые изобилием любви.

— Что это сейчас было? — задыхаясь в собственных стонах, поинтересовалась Оксана, ощущая обилие приятного тепла внутри себя

— Ты почувствовала это? — удивилась Катерина, медленно вытаскивая из влагалища Оксаны этот предмет — Это Изабелла дала мне поиграться с тобой

— Это я понимаю — Оксана не могла терпеть вихрь возбуждения, что терзал её сознание — Просто продолжи потом поговорим

— Господи — эмоционально Катерина выразила восхищение глядя куда-то стоя у Оксаны за спиной, играя подушечками пальцев с её влагалищем

— Может, развяжешь мне руки

Предложила Оксана, располагаясь лёжа на диване, чувствовала, как всё тело каждая её клеточка полыхала жаром, поры на её коже обильно выделяли пот, а из сочащихся губ влагалища.

— Да мы продолжим вместе — предложила Оксана, извиваясь на диване змеёй, не имея возможности видеть и пошевелить руками

— Руки развязывать тебе я не буду — возразила Катерина, укладываясь на диван рядом с Оксаной, зависла над её пылким изнывающим в стонах телом стоя, на четвереньках

— Тогда может, удовлетворишь меня?! — предложила Оксана, ощущая по телу жар дыхания извращенной брюнетки, что стояла над её ноющим в стонах телом — Ты ведь это можешь

— Именно это

Заверила Катерина нежностью приятных пальцев прикоснулась к выставленной груди Оксаны, прикосновение которое, вызвало и без того еще больший пыл естественного порочного желания.

— Я и собираюсь с тобой сделать — уверяла Катерина, нежностью приятного шепота разговаривая рядом с ухом Оксаны

— Звучит заманчиво

Расплылась Оксана в развращенной улыбке, чувствовала нежность рук Катерины, как они придавали обольстительной ласке всё её тело. Сжимая нагло пальцами сочную выставленную грудь, то столь же приятно пальцами сдавливая ягодицы, Катерина смачно целовала груди Оксаны, медленно опускаясь по животу вниз. Касание будоражащих жарких губ Катерины возбуждало сознание Оксаны с новой естественной силой, а текучие потёки слюны по телу пленяли рассудок упоительной лаской скольжения по бархатистой нежной коже. Обвивая руками бёдра согнутых в колени ног Оксаны, Катерины, расположилась над её телом, покрывая гладкий жаркий лобок пламенным собственным дыханием. Поверхность приятных пальцев Катерины, приятным касанием легли вдоль половых возбужденных губ Оксаны, выделяя особо клитор, придавая его ласки обворожительного дыхания. Пальцы другой руки прозорливой брюнетки, трепетным касанием прикоснулись к изнывающим искушением половым губам Оксаны, аккуратно коготками проводя по нежной поверхности, остановившись у входа внутрь.

— Что ты делаешь?!

Изумилась в улыбке Оксана, чувствуя всю тонкость ощущения сковавших в оковах рук Катерины её бёдра и то, как она нежно покрывала клитор нежным жарким дыханием пламенных губ.

— Ах….. — чувствительно нежно Оксана издала стон, испытывая чувство как будто дух захватило, ощущая, как внутрь себя ловко и безудержно проникли пальцы Катерины

Переживая пылкий момент, Оксана чувствовала, как пальцы Катерины медленно входили в её влагалище, а пальцы другой руки стимулировали клитор, вызывая сокрушающий разум сексуальные эмоции. Всё тело словно было как в оковах порочной любви, мышцы подобной силы убеждения извне начали сокращаться, тело накапливать пыл, в мозг поступало большое количество гормона эндорфина. Начиная вновь извиваться подобной дикости королевской кобры на диване, в объятиях рук Катерины, Оксана чувствовала с какой настойчивостью и жадностью брюнетка впилась губами в её клитор, впихивая убедительно нежно два пальца в неё. Тело накапливало мощь, словно все клетки плоти Оксаны передавали миллионы импульсов в мозг, сокрушаясь в сладкой порочной агонии, она не переставала угнетать себя сексуальными стонами

— А…. — раскрывая алые губы, Оксана сжимала пальцы, связанных за спиной рук, в кулак

— М…. — истязая губами, клитор Оксаны, урчала Катерина, придавая обольстительной ласки всё её тело заключив в надежные приятные сексуальные оковы обеих рук

— Ах…. — издавая насыщенный страстью сексуальный стон, Оксана выплеснула на язык Катерины всю накопленную мощь в теле, в тот момент, когда брюнетка смачно провела языком по её половым губам — А……

— О….. господи! — изумилась в улыбке Катерина, при этом тщательно скользкой колкостью движения провела еще раз языком по изнывающим текучим половым губам Оксаны

— М…. так хорошо — глубоко вздохнула Оксана, чувствую сильное удовлетворение и ощущение полной расслабленности — Развяжи мне теперь руки — ухмыльнулась она, обращаясь к брюнетке, что будоражащим касанием языка играла с её влагалищем

— Ты думаешь, оно стоит? — обольщённой интонаций голоса спросила Катерина, безустанно жарким прикосновением пылких губ, смачно целуя влагалище Оксаны

— Думаю, стоит — извиваясь на диване, Оксана ёрзала руками, пытаясь сама освободиться

— Я надежно тебя связала — рассмеялась Катерина, прикоснувшись жаром огненных ладоней к поверхности чувствительно живота Оксаны

— Это я заметила — обратила внимание Оксана, как легко поддалась повязка на её руках, что сковывала руки за спиной

— У тебя не получится развязаться — уверяла Катерина, продолжая одаривать поцелуями влагалище Оксаны, держа руки на её прохладном животе

— Я тоже так думаю — с облегчением вздохнула Оксана, освободив руки, села, на диване коснувшись головы Катерины, пропуская её роскошные черные волосы промеж пальцев рук

— Но как?! — удивилась Катерина

— Вот так — пожала плечами Оксана, снимая повязка с лица, что скрывала глаза — Иди ко мне

— Ну, Оксанка — хитрой кокетливой улыбкой, Катерина повела губами, тут же со страстью сливаясь с губами Оксаны, повалив её такой резкостью спиной на диван

— Вот такой я тебя — отрываясь от жарких пленительных губ Катерины, хватая воздух ртом, выразила впечатление Оксана — Безумно люблю

Продолжительное количество времени Оксана, утопая в ласке рук Катерины, не разрывала страсть пламени поцелуя, что взыгралась между ними. Жаркие пленительные губы Катерины сохранили на себе осадок сладости сока влагалища Оксаны, что она излила на них, испытав сильный оргазм от тонкости прикосновения обаятельных пальцев брюнетки. Душистый аромат фиалки еще ярче и выразительней исходил от тела Катерины, а от её пылких губ чувствовался перегар горячей прелести вина, что стал более насыщенней. Тело брюнетки словно переполняло власть изливающихся феромонов любви, что она не переставляла оставлять вместе с потом вырывающихся с её тела на бархатистой коже плоти Оксаны. Пленительные руки Катерины безустанно продолжали придавать ласке тело Оксаны, одаряя её необыкновенную приятную нежность тепла от завораживающего ощущения касания к пылкой бархатистой коже. После некоторого времени Катерина, смачно целуясь, внезапно потеряла былую силу, оторвавшись от губ Оксаны, что были полны энергией и жаждали продолжения.

— Что с тобой?! — удивилась Оксана, с жадностью хватая воздух, почувствовала легкую неловкость перед Катериной, когда брюнетка внезапно покинула обитель её губ

— Я….. я….. — хватая воздух ртом, унылым голосом говорила Катерина — Я устала — после чего брюнетка вырубилась в объятие рук Оксаны

— Заебись — нахмурила недовольно губ Оксаны, освобождаясь из-под тела спящей Катерины

«Блядь да она пьяная, я позволила себе развлекаться с пьяной сукой», только сейчас поняла Оксана, что Катерина была слишком пьяна.

— Кошка пьяная — высказывая недовольства Оксана, сидя на диване, свесила ноги, коснулась каблуками черных туфель, залипшего от кофе пола

Оставаясь раздраженной хоть и испытав удовлетворение от пальцев Катерины, Оксана встала с дивана обнаружила фаллос, что лежал на полу имитировал подобие мужского пениса на силиконовой основе. Высохший презерватив украшал пол ко всему прочему бардаку разлитого кофе, что успело высохнуть, мокрого pazzle картинка которого не была до конца собрана и разбросанные осколки кружки. Снимая с подлокотника дивана черные халатик, Оксана обратила внимание на окно, за стеклом которого уже воцарилась глубокая зимняя ночь. В доме была тишина, едва слышалось, как Катерина сопела, уткнувшись носом в подушку. Облачившись в черный халатик, подобно змее в нежную прохладную ткань, что доставляло сказочную свежесть пылкому, пропитанному потом и запахами феромонов телу Оксану. Искусно находясь во власти порочных соблазнов, Оксана подошла к столу, одевая на своё тело черный халатик, что подобно парусу на мачте корабля колебался на её сочном, пикантном взгляду, теле. Взяв телефон, что лежал на краю стола столь же медленно и аккуратно, стукая каблуками по паркету пола, Оксана направлялась к выходу, прошла мимо осколков разбитой кружки, к закрытой входной двери.

— Блядь какая — ухмыльнулась Оксана, встав у выключателя света, одной рукой коснулась ручки закрытой двери — Ну хотя бы меня порадовать смогла

Сохраняя распущенную прекрасной формы улыбки алых губ, Оксана открыла дверь, проводя указательным пальцем по клавише выключателя, погружая комнату в пустоту необъятной ночи. Сгибая ногу шикарным эластичным изгибом Оксана, перешагнула через порог, покидая тёмный кабинет на втором этаже, мрак которого воцарился в царстве деревенской зимней ночи за его окном. Медленно стараясь не шуметь Оксана, укутывая своё тело халатиком, медленно закрыла за собой дверь, не спеша подошла к ступенькам лестницы, что вели на первый этаж тёмного дома. Спускаясь ступенькам Оксана, чувствовала пыл неудержимого страстного желания, что продолжал окутывать её разум властью порочной неудовлетворённой до конца порочной любви.

***
Пышные сугробы белой пены покрывали поверхность тёплой воды в ванной, завораживая ароматом роз, лепестки которых утопали в его прелести. Голубой приятный свет светодиодного настенного светильника на фоне морской кафельной плитке создавал чудесную гармоничность помещения ванной комнаты. Черный халат Оксаны лежал, прям на входе закрытой двери ванной комнаты, всё еще сохранял прелесть искушающего аромата её тела. Лепестки роз, приятным касанием облепили тело Оксаны, один из которых смачно прилип к её сочной груди, на розовом соске, что красиво смотрелся комком пены. Утопая в нежности теплой воды и обильных сугробов пены, Оксана игриво ёрзала коготком указательного пальца по сенсору. Поднимая ногу вверху и согнув её в колено, Оксана провела мочалкой с обильным натиском пены по бархатистой коже упругого бедра, оставляя сахарный след аромата искушающего розой. Капли воды и сгустки пены свисали с борта ванны и падали на голубой кафельный пол, покрывая его своим безудержной силой влияния развеивая воздух приятным ароматом розы.

— Да-да я слушаю — послышался сонный голос Серова, после затяжных долгих гудков вызова телефонной связи

— Валерий Валентинович — улыбаясь распущенной улыбкой, ответила Оксана, проводя мочалкой с изобилием сгустков пены по поднятой вверх ноге — Узнали?

— Оксана Владимировна?! — удивился Серов, его голос уже казался более бодрым, словно пробудился от терзающего его сна

— Да-да она самая — продолжая сохранять прелесть улыбки, согласилась с таким утверждением Оксана, сжимая в пальцах мочалку позволяя её сгусткам пены изобилием сугробов покрывать поверхность гладкой бархатистой кожи ноги — Я тоже рада вас слышать

— Я признаюсь честно уже и не надеялся вас услышать — уверял Серов, его голос выдавал аккорды неожиданности

— Я бы наверно тоже — согнув ногу обратно в колено, выразила впечатление Оксана

— Откуда у вас мой номер? — проявил любопытство Серов

— Наверно просто сохранился его

Ответила Оксана, проводя по сочной груди пенистой мочалкой, оставляя на её сочной упругой поверхности смачные сгустки пены, что будоражащим трением легкостью касания стекали вниз.

— Такое наиболее вероятно — ухмыльнулась Оксана, продолжая играть в любезности

— Вы наверно не просто так звоните мне в такой поздний час — предположил Серов — Не просто, чтобы поболтать верно, у вас наверняка что-то случилось?

— Самойлова — мило улыбаясь, ответила Оксана, отпустив мочалку в воду — Вам ведь очень хорошо знакома эта фамилия

— Самойлова?! — удивился Серов услышать эту фамилию спустя столь много лет

— Да-да она сама — подтвердила Оксана, поднимаясь в ванной, вставая на четвереньки

— Давно я не слышал эту фамилию — выразил впечатление Серов — Насколько я понимаю, Анна Владимировна вас на дух не переносит, а именно по её воли вас перевели в неотложку обратно, откуда я вас и подобрал

«Сука какая, ты наверно забыл, что именно я принесла славу вашему отделу», стоя в ванной на четвереньках, размышляла Оксана, испытывая ненависть к словам Серова, ощущая как потёки воды и будоражащей пены стекали плавным и ровным касанием вниз.

— Ну не совсем так и было — возразила Оксана, выказывая недовольство, нервно повела губами, стоя в ванне на четвереньках процарапала коготками по её гладкой акриловой поверхности

— Что произошло у вас с ней на этот раз? — поинтересовался Серов, продолжая дальше беседу, после напряженного момента возникшей тишины

— Вы в курсе, что у неё есть дочь? — спросила Оксана, отвечая на этот вопрос, коснувшись стоя в ванной пробки, вцепившись в неё коготками

— Да Самойлова Катерина Александровна 2002 года рождения — пояснил достаточно точно Серов

— Хм…. — повела мокрыми губами, выражая возмущение Оксана, открывая пробку в ванной, позволяя потоку воды медленно убывать — Вы всех своих пациентов помните?

— Понимаете тут не всё так просто — уверял Серов, пытаясь найти оправдание возмущение Оксаны

— А как тут может еще быть?

Вставая в ванной на колени, Оксана любознательно осмотрела своё обнаженное тело, по поверхности бархатистой коже которого стекали десятки сочных капель воды и сгустков пены.

— Что вам известно про её дочь? — поинтересовалась Оксана, вставая в ванной, медленно перешагнула её борт, сгибая пленительным изгибом ногу в колено

— Да немногое — ответил Серов, когда Оксана перешагнула через борт ванной, коснувшись голыми ступнями прохладной мокрой кафельной плитки пола — Если честно я с ней даже никогда и не общался, не то что чтобы занимался её лечением, а в чем собственно дело?

— Вы не могли бы для меня узнать

Покачивая пленительно прелестью бёдер, Оксана прошла по ванной комнате, направляясь в сторону вешалки с полотенцами, ощущая знойную прохладу холода, что охватила её мокрое, текучее каплями воды тело.

— Кто занимался лечением дочки Самойловой?!

Поинтересовалась Оксана, подходя подобно хищнице, строптиво вырисовывая пикантную прелесть обнаженного тела к вешалке с полотенцами, коснувшись его пальцами.

— Понимаю, эта просьба, вас весьма может и удивить

Снимая полотенце с вешалки, разговаривая очень убедительно, используя внушающий тон собственного голоса, пояснила Оксана. Стоя у входа в ванную комнату, Оксана соблазнительно обернула обнаженное мокрое тело в обличие белого теплого махрового полотенца, теплота которого завораживала легкостью касания к мокрой коже.

— Но вопрос стоит о жизни девочки — уверяла Оксана, посмотрев в зеркало, состроила лазурные, голубые глаза, заворачивая кончик полотенца на груди

— Если вы передадите мне материалы дела — заверил Серов — Я, может быть, попытаюсь вам помочь

— Это было бы очень кстати — согласилась Оксана, направляясь по ванной комнате, ставя искусно ноги крест-накрест — Я вышлю вам на ваш электронный ящик, надеюсь, он еще не изменился

— Нет, не изменился — ответил Серов

— Тогда в таком случае

Подошла Оксана к ванной, на стенке которой лежал её сотовый телефон, медленно взяла его в руки, ощущая прохладу мокрых волос, что моросили кожу оголённых плеч.

— Я была бы весьма рада — уверяла Оксана, держа телефон в руке, направилась к выходу из ванной комнаты — Если бы вы помогли мне и узнали, у кого лечилась дочь этой ненормальной?

— Значит после стольких лет — делая вывод из разговора, поделила впечатлением Серов — Вы всё-таки не нашли общий язык с Анной Владимировной

— Разве с этой сукой найдёшь общий язык — съязвила Оксана, касаясь кончиками пальцев выключателя, другой рукой коснулась ручки закрытой входной двери

— Понимаю — выразил согласие Серов — Анна Владимировна тяжелый человек

— Не то слово — делилась впечатлением Оксана, поворачивая аккуратно пальцами ручку закрытой двери, другой рукой выключила свет в ванной, погрузив комнату в пустоту ночи — Она посмела поднять на меня руку прямо в больнице

— Может, расскажите, в чем собственно дело — предложил Серов, проявляя интерес к этому делу

— У девочки, дочери этой ненормальной суки

Рассказывала Оксана, открывая дверь ванной комнаты, вошла в спалю, пленительным изгибом, сгибая ногу в колено, выражая упругость эластичных бёдер, переступая высокий порог.

— Проблема со свёртываемостью крови — пояснила Оксана, прошла по комнате, оставляя дверь ванной комнаты открытой

В комнате окутанной сумрачной тенью ночи, большое окно, что было без штор, пошарпанные стены, что были покрыты слоем шпаклёвки. На полу лежали запечатанные рулоны обоев, паркет кофейного пола был заляпан каплями известки и сгустками шпаклёвки. У стены стояла небольшая стремянка рядом с наклеенными несколькими дорожками обоев. Большая двуспальная кровать, вымощенная из крепкого мощного дуба, была накрыта плотной полиэтиленовой плёнкой. В воздухе комнаты чувствовался запах растворителя и краски, а так же присутствовал древесный запах опилки, которого были у подоконника пластикового окна, рядом с разобранным паркетом пола. Мгла деревенской зимней ночи голубой приятной гладью проникало через окно, оставляя приятный морской след свечения на полу. Атмосфера была приятной, теплота этой комнаты, даже казалась немного душной, связанною из-за сильной влажности в спальне.

— Низкая адгезия тромбоцитов — перечисляла симптомы крови пациентки Оксана, медленно обувая ноги в черные стоящие у двери ванной комнаты туфли — Нарушение агрегации тромбоцитов, а так же фактор VIII немного снижен

— Тромбоцитопения — предположил Серов

— Фактор VIII лишь немного снижен — возразила Оксана, направляясь по комнате стукая звонко каблуками черных туфель по паркету

— Гемофилия — вынес второе предположение Серов

— Да, но затронут только VIII фактор — уверяла Оксана, покачивая бёдрами, подошла к закрытой входной двери

— Что-нибудь еще вам удалось узнать? — поинтересовался Серов, его голос уже не казался сонным, скорее более бодрым и интригующим

— Кровотечение в полость сустава колена девушки — рассказывала Оксана, касаясь шарообразной железной ручки входной двери, открыла дверь, потянув на себя — Кровотечение ЖКТ, маточные кровотечения, носовые, а так же кожа девушки проявляет цианотический оттенок от случайного прикосновения

— Типичный признак нарушения фактора свертываемости крови и снижение тромбоцитов — заявил Серов, выдвигая собственное мнение об услышанном — Я думаю я вам позвоню, как более подробно изучу материалы вашего дела

— Буду вам очень признательна — восхитилась в улыбке Оксана, переступая высокий порог открытой двери, вышла из комнаты, закрывая тут же за собой дверь, вздохнув полной грудью

Дом был окутан тенью ночи, лишь только тление углей в камине из гостиной, доносилось розовым свечением из гостиной. По тёмным стенам коридора гуляли тенистые оттенки тени танцующего за окном кедра, ветки которого безудержно колебались в такт порыва зимнего обдуваемого их ветра.

«Если маточные кровотечения вдруг возобновятся, мне придётся удалить ей матку, пока она не истекла вся кровью», предположила Оксана, стукая каблуками по паркету пола, прошла по коридору, встав у арочного входа в гостиную.

В гостевой комнате при свете розового свечения тлеющих углей в камине на расправленном диване сладко целовались Марина Николаевна и Рамазанов. Парочка, не замечая никого и ни на что не обращая внимания, слилась в страсти поцелуя губ, придавая свои тела нежным горячим объятиям партнера. Извиваясь на постели в объятиях страсти, Марина Николаевна сидя на теле Рамазанова, была подобно дикой змее выказывая пикантные формы тела, расположившись спиной к входу в гостиную. В воздухе этой жаром любви пропитанной комнаты, царила атмосфера сладкой прелести вина, что жаром обдало тело Оксаны, когда она встала у входа в гостиную.

«Ёбаный блядь извращенец когда же ты наконец натрахаешься», распущенной улыбкой подумала Оксана про Рамазанова, продолжая стоять у арочного входа наблюдая с завистью над картиной необузданной любви.

— Как красиво иногда наблюдать за вами — выразила впечатление Оксана, вошла в гостиную, выражая красоту эластичных ягодиц

— Оксанка — узнала сразу же Марина Николаевна, отрываясь от губ Рамазанова, продолжая столь же естественно с хищной страстью смотреть в глаза своему партнеру

— Дочка что-то случилось — отодвинулся Рамазанов от тела Марины Николаевны, взглянув на вошедшую в гостиную Оксану, что ставая искусно ноги, крест-накрест прошла по комнате

— Ого — выразила впечатление Марина Николаевна, шикарным изгибом раскрыв алые пылкие губы, словно ощутила мужскую мощь, проникающую внутрь себя — Это ты её так хочешь или меня?

— Марина! — возразила, упрекнув Рамазанов — Оксана наша дочь ты в самом-то деле такое говоришь

— Твой член вообще не хотел меня и был каким-то вялым — не согласилась с таким утверждением Марина Николаевна, игриво коснулась коготком указательного пальца носа Рамазанова — Но стоило ей войти в комнату я чуть ах……

— Оксана дочка — смутился Рамазанов, когда Оксана подобной дикой кошке заползла на диван, наступая на него предварительно коленом обнажая ногату собственных бёдер

— Что папочка

Ощущая жар пламенной приятной простыни колено, восхитилась в улыбке Оксана, наблюдая, как терзала себя в пучинах страсти Марина Николаевна, извиваясь коброй на члене Рамазанова.

— Я вам не помешала? — красивым изгибом выгибая спину, Оксана взошла на постель, где происходила сцена жаркой любви

— Ты могла бы нас оставить — попросил Рамазанов, сгорая от стыда перед Оксаной, когда она, совершено не стесняясь, расположилась рядом с ними, поджав под себя ноги

— Нет! — возразила Марина Николаевна, посмотрев на Рамазанова свирепой яростью — Оксанка, если твой отец себя так ведёт, сиди тут

— А как я себя веду? — поинтересовался Рамазанов, явно чувствуя себя неудобно в присутствие Оксаны

— Вы так красиво смотритесь вместе — выразила впечатление Оксана, желая насладиться прекрасной сценой любви, оставаясь сидеть на постели рядом с родителями

— Что сказала тебе Самойлова? — поинтересовался Рамазанов, быстро переменив тему

— Меня больше волнует — кончиком коготка указательного пальца Оксана провела по руке Рамазанова, выражая красоту обольстительной улыбки мокрых губ — Кто её пустил

— Фу….. да что это такое — возмутилась Марина Николаевна, отодвигаясь от тела Рамазанова, когда хотела к нему прижаться — Откуда этот противный запах фиалки

«Ну, всё пиздец тебе папочка, будешь знать с кем трахаться, да…. ладно ну, блядь ну ладно ну это только в последний раз», размышляя за этот момент времени Оксана, обращая на панический взгляд в глазах Рамазанова, быстро переменилась в решение и решила прикрыть Рамазанова.

— Это мамочка — села между ними Оксана, когда Марина Николаевна сползла кошкой с тела Рамазанова — Наш папочка усердно, понимаешь ли…..

— Оксана! — возразил Рамазанов, посмотрев недовольным взглядом в сторону Оксаны — Марина…..

— Он просто хотел подготовить для меня комнату поскорее — не послушав его, продолжила высказывать своё мнение Оксана, убеждая в этом Марину Николаевну — Ну сама понимаешь, из свободных рук ему помогала Катерина

— Катерина?! — вопросительно посмотрела Марина Николаевна на Рамазанова, выказывая во взгляде беглый порыв ревности — И что это вы тут делали вместе с Катериной

— Оксана! — возмутился еще больше Рамазанов, выдавая своим — Марина ты всё не так……

— Нет, я серьёзно — уверяла Оксана не слушая Рамазанова — Она помогала ему клеить обои в моей комнате, что тут такого, ты ведь не думаешь, что он и правду будет трахаться с Катериной?!

— Оксана ты что…… — испугался такого убедительного довода Рамазанова

— Трахатсья с Катериной — рассмеялась Марина Николаевна — О…. нет правда это не его уровень, ты ведь Орлов малолеток ведь обихаживать не будешь?

— Я тебе, о чем и говорю — уверяла Оксана, состроив милый выразительный взгляд, безупречно лазурных голубых убедительных глаз — Наш папочка безумно любит только тебя одну

— Ой, змея ты Оксанка — рассмеялась Марина Николаевна, уже сбавив неожиданно пыл порыва ревности, что играл в её глазах — Ты что-то знаешь, только почему-то не хочешь мне об этом говорить

— Знаю только одно мамочка — состроив серьёзный выразительный взгляд, говорила Оксана перед лицом Марины Николаевны — Что если вы своими стонами мне Аришку разбудите, я вам блядь устрою, мало не покажется — продолжая выказывать милость безупречной улыбки, заявила она

— Я думаю — вмешался теперь уже Рамазанов в этот спор — Ты бы не могла нас оставить дочка

— Только делайте это тише

Похотливой распущенной улыбкой выразила собственное мнение Оксана, медленно кошкой сползла по дивану, красиво выгибая спину, выказывая пикантную форму своего тела.

— А я пойду, поработаю немного в кабинете наверху — зацепившись случайно коленом за краешек полотенца, Оксана спустила его со своего тела, представ полностью обнаженной

— Оксанка?! — удивилась Марина Николаевна, обращая внимание на обнаженное тело Оксаны

— О… господи Оксана — сделал вид, что смутился Рамазанов

— Да знаю, я знаю

Стесняя критикующего взгляда со стороны Рамазанова и Марины Николаевны, смутилась Оксана села на диване, прикрывая обеими руками полотенцем грудь, взявшись за его кончики.

— Но вы ведь всё-таки мои родители — ухмыльнулась Оксана, распущенной застенчивой улыбкой чуть поднимая голову, скрывая сгорающий от стыда взгляд за прядью распущенных золотистых волос — Так что вам-то чего стесняться

— Мене может и нечего — с пьяной усмешкой на губах, выразила Марина Николаевна своё мнение, посмотрев при этом на Рамазанова — Но вот твой папа, он, кажется слишком уж через чур возбуждается

— Я ведь его маленькая девочка

Выказывая ангельский румянец на щечках, мило заявила Оксана, вставая в горячей пылкой теплом тел постели на колени, придавая обнаженное тело объятиям полотенца.

— Так ведь папочка?! — выказывая распущенную улыбку, поинтересовалась Оксана, вновь присаживаясь на диван, поджав под себя ноги

— Я отдала ей от себя свою грудь и своё тело в её-то годы — рассказывала Марина Николаевна, обращаясь к Рамазанову, коснулась ладонью руки его грубой щетины на подбородке — Помнишь когда-то и я была примерно такой

— Да только — ухмыльнулся возразил Рамазанова — Глаза и очертание лица у неё явно есть что-то от меня — гордо выразил он собственное мнение

— Естественно — рассмеялась Оксана озорным смехом, прикрывая кончиками пальцев одной ладони губы — Я ведь папина дочка

— Что хотела от тебя Самойлова? — выражая заботу, поинтересовался Рамазанова

— Тоже что и всегда — пожала плечами Оксана, оставаясь сидеть на диване в тёплой постели, прикрывая грудь белым махровым полотенцем — Пришла выебать мне весь мозг

— Оксана! — сделав замечание, упрекнул тут же Рамазанов

— Оксанка всегда была колкой на язычок — рассмеялась Марина Николаевна — Сколько бы я её не била за эти слова она всё равно продолжала так ругаться

«Блядь такая, чтобы ты от него подхватила целый букет венерических заболеваний», подумала про себя Оксана, посчитав за оскорбление усмешку со стороны Марины Николаевны

— Она теперь почему-то хочет — стараясь не поддаваться на усмешку Марины Николаевны, ответила Оксана — Чтобы я занялась лечением её дочери

— И что ты ответила?! — поинтересовался Рамазанов

— Её дочь тут абсолютно не причем — пояснила Оксана, медленно повернувшись, свесила ноги с дивана, коснувшись приятного пропитанного теплотой пола — Конечно, я согласилась

— А кому ты звонила? — заметил Рамазанова лежащий оставленный телефон Оксаны на диване

— Ах… да точно — согласилась Оксана, вновь заползая на диван, выгибая спину кошкой — Да звонила одному старому знакомому в Москву, чтобы поднял материалы лечения дочери Самойловой

— Какому еще знакомому? — выказывая серьезность выражения, суровым голосом спросил Рамазанов

— Серову — ответила сразу же Марина Николаевну за Оксану, не давая ей сказать ни слова — Кому она еще может в Москву звонить

— А кто такой Серов? — продолжая показывать всю ту же настороженность, поинтересовался Рамазанов

— Боже ты, что ревнуешь собственную дочь уже?! — рассмеялась Марина Николаевна

— Марина! — упрекнул Рамазанов, возражая на усмешку со стороны Марины Николаевны — После неудавшейся свадьбы моей дочери в ЗАГСе я уже ревную её к каждому столбу

— Эй-эй — не согласилась с таким утверждением Оксана, вцепившись лаской коготками в руку Рамазанова, в которой был зажат её телефон — Вообще-то это ты ему морду там при всех набил, хоть он и козлом был

— Наконец-то до тебя это дошло — продолжила улыбаться распущенной пьяной улыбкой, поделилась впечатлением Марина Николаевна

— Но я его выбрала — уверяла Оксана, пытаясь забрать телефон из рук Рамазанова, сморщила недовольно губки, чувствуя обиду и критику со стороны

— А он тебя нет — пояснил Рамазанов

— Блядь папа — возразила Оксана, раскрыв возмущенно лазурные голубые глаза — Сколько можно, сколько уже времени прошло ты мне этим плешь проедаешь

— А сколько времени прошло? — задавая риторический вопрос, ответил Рамазанов — С твоего дня рождения, что было тридцатого числа, мы еще так об этом и не говорили

— Не говорили — выражая упорство и недовольство, Оксана настойчиво выхватила телефон из рук Рамазанов, посмотрев на него суровым оскалом дикой королевско кобры — Значит и не надо

— Но Оксана…. — хотел возразить Рамазанов, когда Оксана быстро направилась к дивану, держа в одной руке телефон, другой вцепившись в краешки полотенца, придерживала его на груди

— Пускай себе идёт — успокоила Марина Николаевна, расположившись на четвереньках над телом Рамазанова

«Блядь да и какое тебе вообще дело, сука блядь ну и выбесил», думала про себя Оксана, сползая с дивана, держать одной рукой за полотенце, не позволяя ему упасть и оголить своё тело.

Сгорая от стыда, терзая себя чувством неловкой беседы, Оксана, направляясь к выходу из гостиной, прикрывая тело полотенцем, держа в руке телефон.

***

Лазурной зябью назревало красное зарево рассвета вдали горизонта, его лучи неистово пытались пробиться через покров окутавшей зимней пеленой тумана. За стеклом пластикового окна колебался в такт порыва ветра могучий пышный тополь, щекотал ветками крышу. Поверхность стекла была всё еще покрыта морозной изморосью, что подобно церковной фреске вырисовывала эскизы на глади стеклопакета. Свет хрустальной люстры теплым свечением освещал помещение кабинета на втором этаже дома. Воздух в комнате был пропитан приятным древесным запахом, атак же искушающим запахом дамасской розы, стойкость и терпкость которого завораживала оттенками искушения страсти. Паркетный пол, что был когда-то залит кофе, сохранил легкую влажность после уборки, детали pazzle не собранной картины лежали на столе у большого окна. Осколки разбитой кружки были убраны, а вещи, что лежали на полу, были собраны и лежали в черном кресле у дивана. Сладко посапывая во сне, Катерина неустанно спала, её фиолетовый нейлоновый халатик пленительно облегал тело брюнетки, выражая самые страстные и пикантные взгляду черты её привлекательного тела.

Голубой приятный на ощупь, легкой моросящей кожу нежности шифона халатик, облегал соблазнительно тело Оксаны, когда она стояла перед большим зеркалом комода, приводя волосы в порядок, ухаживая за ними массажной расческой. Подобно парусу корабля легкая материя халатика колебалась на бёдрах Оксаны, оголяя бархатистую упругую кожу бёдер. Декольте v-образной формы, вырисовывало обнаженную сочную грудь Оксаны, что демонстрировала свою красоту. Пышные золотистые волосы Оксаны, приятно огибая шею, ложились на плечо, после чего она тщательно проводила по ним расческой, приводя их в порядок. Черные туфли, высокий каблук которых подчеркивал изощренную сексуальность стройным ногам Оксаны. На поверхности комода, рядом с которым стояла Оксана, лежал сотовый телефон, рядом стояла кружка горячего только что приготовленного кофе, экстракт карамели которого насытил атмосферу воздуха в комнату изумительным строптивым сладостным ароматом

— М….. Оксанка — сонным голосом произнесла Катерина, оставаясь лежать на диване, повернула голову к комоду рядом с которым стояла Оксана — Что вчера произошло?

«Проснулась пьяная кошка, что же я бы и не отказалась ее бы порезвиться с тобой, пока не отправлюсь в больницу», подумала про себя Оксана, посмотрев нас своё в отражение в зеркале.

— А ты разве не помнишь?! — сдерживая при себе ухмылку, Оксана повела губами, взяв в руки тюбик помады, что стоял перед ней на полочке комода

— Помню только, как зашла к тебе — ответила Катерина, не отрывая голову от подушки так и оставаясь лежать — Мы с твоей мамой так вчера неплохо посидели и с твоим отцом

— С моим отцом — возразила Оксана, состроив хитрое выражение губ, раскрыла колпачок тюбика помады, выдвинув искусно медленно его стержень, поднесла к губам — Вы не только посидели

— О…. господи — смутилась Катерина, словно выражая застенчивость, выказывая румянцем на щечках — Так всё-таки это был не сон

— Сон?! — сдерживая смех, Оксана состроила кокетливое выражение лица, демонстрирую возмущение — Интересно какой может быть сон, когда я прихожу домой и застаю тебя с членом моего отца у себя во рту

— Оксанка! — смутилась, выказывая недовольства пытаясь вскрикнуть, ответила Катерина на такой предъявленный ей довод

— А что Оксанка?! — обернулась Оксана, ерзая губами, задвинула стержень помады поставила его тюбик на комод — Причем здесь Оксанка, это не я вчера с членом во рту трахалась на диване

— Ну, хватит правда — словно сгорая от стыда, брюнетка оторвалась от подушки, в которую вминалась головой, сжимая её шелковую белую наволочку пальцами

«Вот это именно то, что я ожидала увидеть стоит еще чуть-чуть надавить и у нас с ней будет такой жаркий секс», размышляла Оксана, состроив хитрое выражение лица.

— Что?! — играя на чувствах брюнетки, Оксана, искусно ставя ноги крест-накрест, направлялась к дивану подобно острожной дикости королевской кобры — Совесть мучает?!

— Хватит уже! — вскрикнула Катерина, не сдержав эмоции разбитых чувств, при себе

— Хватит?! — продолжая насмехаться, возразила Оксана, встав не доходя пару метров до дивана на котором лежала брюнетка — Что же действительно хватит

— И всё?! — удивилась Катерина, не поверив Оксане заметив её холодное выражение лица

— А ты что-то еще ожидаешь от меня услышать?! — обернулась Оксана к Катерине, когда хотела подойти к комоду, положив руку на выставленное бедро

— Ты так просто сдаёшься? — медленно свесила с дивана ноги Катерина, расположившись на нём сидя — Нет правда, я тебе не верю

— Не веришь — продолжая создавать интригу, мило улыбнулась Оксана, оставляя сохранять коварство в мимике лица — И не надо

— Стой, подожди! — возразила Катерина, медленно поднимаясь с дивана

Состояние брюнетки выказывало, как сильно её терзало похмелье, заядлый горячий запах сладкого перегара исходил из губ Катерины, насыщая комнату ароматом будоражащей страсти. Сонное выражение лица, а так же растрёпанные густые черные волосы, придавали шик образу строптивой темноволосой львицы. Фиолетовый халатик, которой приоткрывал завесу скрывающего под ним пикантного обнаженного тела Катерины, подобно легкости парусу колебался в такт завораживающей её хищной походки, что в каждом шаге демонстрировала интригу сексуальной страсти. Серо-голубые глаза Катерины, эффектом сияющих в них искорок отраженного в них света, выказывали в себе желание порочного дикого голода. Дыхание строптивой темноволосой девицы, было слегка учащенным, насыщенно порывом похотливого желания обжигало порывом стойкости сладкого перегара, что прям, как пламя необузданной любви сочилось из её губ, когда она подошла медленно к Оксане.

— Ты что так вот просто

Удивилась Катерина, встав лицом к лицу с Оксаной, выражая внушительность, посмотрела в её лазурные голубые, подобно камню топаза глаза.

— Берёшь и соглашаешься со мной? — поинтересовалась брюнетка, разговаривая приятным аккордом пленительного голоса, частота звучания которого завораживала оттенками страсти

«Блядь еще чуть-чуть и я точно поверю её словам, но перед этим я хочу, чтоб эта сука сорвалась и устроила мне скандал», размышляла Оксана, продолжая смотреть в убедительные глаза Катерины, стоя с ней рядом, чувствуя запах сладкого сочащегося перегара из её губ.

— Ну да — ухмыльнулась Оксана, пожив плечами, стараясь не выражать при себе никаких эмоций, скрывая ярое желание похоти за улыбкой фальши — А что в этом такого?

— Да ничего — выказывая недоверие, ответила Катерина, продолжая столь же внушительно смотреть на Оксану — Просто я подумала……

— Я тоже подумала — мило улыбнулась Оксана, повернувшись к брюнетке, создавая своим безразличием опасную похотливую интригу — Что зачем

— В каком смысле зачем? — не поняла ответа Катерина, коснувшись кончиками пальцев обеих рук тали Оксаны — Я понимаю….

— Зачем лишний раз

Обернулась Оксана, ощущая пленительное касание обаятельных пальцев брюнетки, что своей наглостью чуть оголили халатиком, эластичность её пикантных ног.

— Устраивать пустой скандал — уверяла Оксана, сохраняя прелесть безупречной улыбки щедро накрашенных помадой губ

— Значит, ты так теперь это называешь да?! — была не согласна Катерина с таким выводом

— Ну, если тебя что-то не устраивает

Хотела Оксана освободиться от власти пальцев брюнетки, что крепко держали её за халатик, демонстрируя специально эластичную кожу стройных ног.

— Отпусти меня! — прошипела Оксана, чувствуя настойчивость пальцев брюнетки, руки которой так властно проникла за грань её нейлоновой приятной материи

— И не подумаю — прошептала Катерина упоительной лаской голоса рядом с Оксаны, возбуждая актом будоражащего звучания

— Катерина ты, что совсем охуела?!

Возмутилась Оксана, продолжая стоять к своей искусительнице спиной, чувствуя, как легко её руки пальцами дотронулись до лобка, когда она тут же чуть нагнулась, вперед скрестив ноги.

— Отпусти меня…… — шипела Оксана, выказывая недовольства, ощущая, как пальцы брюнетки насильственным прикосновением уже разминали её половые губы

— Тш…… — столь же упоительно ответила Катерина, прошипев рядом с ухом Оксаны, одной рукой, проникая под халат, положив ладонь к ней на живот, прижимая её тело к себе

— Что ты…..

Хотела возразить Оксана, чувствуя как убедительность пальцев брюнетки, прикоснулись к её ноющим половым губам, а настойчивость руки Катерины на животе сковывала в движениях.

— Ах…. — издала Оксана сексуальной страсти стон, сама насаживаясь на выставленные пальцы Катерины, коготки которых поначалу зависли у входа во влагалище

— Вот видишь — прошептала Катерина тут же всей неожиданность, заставляющей дух захватывать, схватилась пятерней другой руки за грудь Оксаны, начиная нагло терзать её пальцами — Все не так уж и сложно как ты уже поняла

— А….. — начиная искусно вращать бёдрами, ответила искушенной стона Оксана, оставаясь во власти порочных оков строптивой сексуальной брюнетки

— Я знала, что ты будешь без нижнего белья

Уверяла Катерина, когда Оксана запрокинула к ней голову на плечо, раскрывая полностью алые пылкие губы, настойчиво требуя жажды поцелуя. Выражая перед брюнеткой пикантные изгибы собственного тела, Оксана словно впала в дикость порочного соблазна, сама играя бёдрами, находясь во власти упоительных нежность рук брюнетки. Чувство в теле Оксаны, все её эмоции, каждая клеточка тела вся изнывала искушением страсти естественного порочного желания.

— Поцелуй же меня — изнывая сексуальным стоном, жадно потребовала Оксана, держа рядом с Катериной раскрытые алые губы, жаждой огненного дыхания дышала в губы брюнетки

— Я только этого и жду — медленно вытащила пальцы из влагалища Оксаны, похотливой интонацией голоса заявила Катерина

— Ну….. — обидчиво Оксана нахмурила губки бантиком — Я только начала — обернулась она, к своей искусительнице ощущая власть приятных лаской рук на своих ягодицах

— И ты думаешь — уверяла Катерина, разговаривая рядом с изнывающими жаркими губами Оксаны, испуская жаркий поток упоительного сладостью перегара воздуха прямо в её рот — Я с тобой разве закончила?

— Ну не знаю, что и думать — возразила Оксана, состроив распущенное порочной усладой алые губы, настойчиво требуя поцелуя от брюнетки, что терзала её ягодицы настойчивостью ласковых пальцев, когда она прижалась к её телу — Ласка твоих пальцев так убедительна

Не выдерживая момента такой близости, когда губы брюнетки приятным касанием дотронулись до губ Оксаны, она впилась сам жадно в губы Катерины. В сознании Оксаны все трепетало, каждое прикосновение, даже касание языка Катерины, как и убедительность её пальцев на бёдрах, настойчивость с которой она сжимала кожу, сводила с ума. Сгибая ногу в колено, почти оголи своё тело в пылу страсти поцелуя с брюнеткой, Оксана, сбросив до талии материю халатика, что окутывала её тело. Язык Катерины подобно танцу страсти взыграл танго во рту у Оксаны, обвораживая её сказочной нежностью смачно покрывая поверхность изобилием собственной слюны. Отдаляясь немного от тела брюнетки Оксана, наклонившись к ней, но не отрываясь от сладких пылких губ Катерины, стягивала с себя обеими руками халатик, позволяя ему плавно скатиться по ногам.

— Ты с ума сошла — рассмеялась Катерина, оторвавшись от губ Оксаны, продолжая смеяться озорным смехом, прикрывая кончиками пальцев алые размазанные в помаде губы

— Возьми меня

Сгорая сильным порочным желанием, Оксана, переступая через лежащий на полу халатик, подобно самой нежности впала в объятие рук брюнетки, выражая в себе абсолютную беззащитность и беспомощность.

— Прямо сейчас — уверяла Оксана, ощущая разумом, как каждая клеточка её тела словно сгорала власти искушения порочной любви

— Именно это я и собираюсь сделать — заверила Катерина, взяв за руки Оксану влюбленным, подобно тонущим в море искушения взглядом, посмотрела ей в глаза

— Ну, так сделай же ах…… — сгорая в пучине страсти, ответила Оксана, выражая своё желание нежностью упоительного нотой стона

— Иди ко мне — подошла Катерина спиной к дивану, держась за руки с Оксаной

Подобно хищной кошке, строптивая брюнетка, смотрела в глаза Оксане, в тот момент, когда она, прикусывая краешек губы, терзая себя диким порочным влиянием, впилась в её губы. Повалив Катерину аккуратно на диван, что еще полыхал трепетом неугомонной страсти тепла. Наступая на поверхность дивана коленом, опирая её тело на спинку дивана, Оксана ощутила всю приятную теплую поверхность материала кожаной мебели. Неустанно целуясь с Катериной, повиливая в пучине дикого искушения языком брюнетки, поддаваясь власти вкуса её сладкой слюны и нежности касания языка, что будоражило с каждым прикосновением с новой естественной порочной силой. Выражая пикантность изгибом сексуального обнаженного тела, Оксана, положив руки на плечи брюнетки, голодным распущенным порочным влиянием взглядом смотрела в глаза Катерине. Власть пылких горячих ладоней Катерины на ягодицах Оксаны, когда она стояла над нею на коленях в жаркой пропитанной теплом тел и искушающих ароматов постели, слившись в танце страсти поцелуя.

— Я тебя обожаю — произнесла Катерина, оторвавшись от губ Оксаны задыхаясь властью порока сильного возбуждения

— Ты меня сделала своей женой — изумилась в улыбке Оксана, начиная дышать учащенным тактом испытывая сильное нахлынувшее на сознание искушение — Этого мало

— Мало?! — удивилась Катерина, заметив требовательность на лице Оксаны, обвивая приятной теплотой касания её бёдра

— А ты думала что — выразила Оксана возмущение алой размазанной от страсти поцелуя помадой губ — Захомутала меня и отделываешься легкой фразой

— А чего ты хочешь? — поинтересовалась Катерина, окутывая тело Оксаны оковами порочных рук, пальцы которых остановились на интимной зоне, касаясь половых губ её влагалища

— Нечто большего — каждое касание пальцев брюнетки будоражило настойчивостью влияние на Оксану эрогенную паховую зону — Что докажет мне что ты безумно меня любишь и готова быть со мною навсегда

— А то, что я тебя сейчас здесь поимею — заявила Катерина, выражая дикую естественную сексуальную страсть, прошептав своё желание прямо перед губами Оксаны

— А то, что я тебе сама это сейчас позволю

Создавая интригу в разговоре, ответила Оксана, едва касаясь губ брюнетки, наслаждалась сладостью перегара, что обжигал губы силой порочного потока.

— Ах….. — издала Оксана чувствительный нежный порочной нотой стон, насаживаясь на пальцы Катерины, когда она развела её половые губы

— Прижмись ко мне — Катерина, искусно обвивая тело Оксаны рукой, положила пылкую жаром ладонь н