Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 42
Авторов: 3 (посмотреть всех)
Гостей: 39
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 14 new (Эротические рассказы)

Глава 14
Тихо тлели угли в камине, издавая приятный слуху треск, излучаясь розовым свечением, создавая приятную атмосферу тепла. За красными бархатными шторами гостиной, начинало рассветать, яркостью утренних лучей солнце, освещая белену выпавшего снега, покрывшего пучками пышный кедр, что возрастал за окном. Тиканье часов, не переставая играли мелодичный ритм такта шагающего на их циферблате стрелок. В воздухе все еще сохранился запах вина, оставленный после прошедшей ночи, а так же приятным ароматом парфюма «Rose Sauvage», чаруя мелодичным аккордом дамасской розы, мог свести с ума и поставить перед ногами его обладательницы любого мужчину. На подлокотнике белого кресла, в котором сидела Оксана, висел фиолетовый бюстгальтер, а на поверхности стеклянного столика лежала колода карт, так же стояли два полностью выпитых бокала из-под вина. Положив ногу на ногу, Оксана, облокотившись на спинку поразительной нежного и мягкого кресла, выражала искусный эротический рисунок белых надетых на её стройных ногах чулок, что прекрасно сочетались с белыми туфлями на высоком каблуке, что придавали изощренную сексуальность её стройным ногам. Пышные золотистые волосы, поразительным объемом покрывали голые плечи тела Оксаны, когда она сидела с гордым видом в кресле, смотрела в пустоту падающего за окном снега.

Услышав шаги на лестнице со второго этажа, Оксана повернула голову, выражая похоть в улыбке заметила, как по ступенькам медленно спускался Коновалов одетый в красный махровый мужской халат. Мужчина с сонным видом спускался вниз, вел пальцами по большим массивным перилам, почесывая другой рукой щетину на подбородке и скулах. Глаза Оксаны засветились желанным блеском, отражая в них восход деревенского солнца, при виде этого самца, что медленно шаг за шагом спускался по ступенькам.

— Я и подумать не могла, что ты позволишь себе наглость играть со мной в карты на раздевание, предварительно напоив меня — ухмыльнулась Оксана, наблюдая за Коноваловым

— У тебя неплохо потом поучалось — ответил взаимной улыбкой мужчина, спустившись по ступенькам, ступил на белый глянцевый пол тапками

— Судя потому, что я в одних трусиках, которые на мне — Оксана не переставала улыбаться, медленно, держась руками за поручни кресла, встала с него — Это ты про это неплохо да?!

— Тебе уже на работу пора

— Именно поэтому я сижу здесь — вредничала Оксана, стукая каблуками белых туфель, направилась навстречу к Коновалову — Что ты настоятельно просил меня задержаться с утра, я не знаю для какой цели

— Служба доставки меня разбудила — зевнул мужчина, прикрывая рот ладонью — Я же говорил, что приготовил для тебя сюрприз и его уже везут сюда

— Сюрприз?! — промурлыкала Оксана, впадая в объятия мужчины, обвила руками его шею, ощущая жар его ладоней, что прикоснулся к её ягодицам — Для меня? — удивилась она, нежно игриво поцеловав кавалера в щетину на щеке, ощущая нежностью алых губ всю её колкость

— Именно для тебя — заверил он, ласково массируя пальцами ягодицы Оксаны, другой рукой согнутым указательным пальцем поднял её подбородок, устремляя застенчивый сгорающий от стыда взгляд на себя — И я не позволю тебе уйти от меня, так и не приняв его

— Почему ты не вручишь мне его лично сам? — возмутилась Оксана, возражая ласкам мужчины опираясь ладонями, обеих рук, в обратную сторону его локтевого сустава — Почему сразу нужно было вызывать службу доставки?

— Потому что в руках я его все равно не унесу — милой улыбкой он одарил Оксану, прошептав в ответ в её алые губы

— А я вот такая хрупкая девушка взяла и подняла его — была крайне недовольна Оксана

— Поверь, ты будешь приятно удивлена — заверил он, медленно коснулся губ Оксаны, вызывая тем самым прикосновением будоражащие ощущение бурного всплеска эмоций

«Блядь вот зачем ты это сделал?!», размышляла Оксана глядя в глаза стоящего рядом с ней мужчины, в объятиях которого она находилась.

— Ну и как я обязана тебе тогда за это отплатить?! — спросила Оксана, раскрывая губы перед губами кавалера, ощущая горячее огненное дыхание, что с них изливалось

— Никак! — ухмыльнулся в ответ Коновалов

— Нет, я все-таки должна — твердо решила для себя Оксана, сморщив перед мужчиной губы бантиком

— Останешься, сегодня у меня? — спросил Коновалов

— Ты меня любишь Сережа? — не удержалась Оксана от любопытства, задала каверзный для себя вопрос — Нет серьёзно, я для тебя хоть что-нибудь значу? — отпрянула она от мужчины

— Ты выйдешь за меня?! — совершенно неожиданным вопросом на вопрос ответил мужчина, чем сразу же ответил на все сомнения Оксаны

— Но у тебя же вроде как жена и больной ребенок?! — Оксана просто не знала, что и ответить, словно дух захватило от такого вопроса, как будто все время для неё в этот момент остановилось на мгновение — Что ты им скажешь?

— Алина все еще в Москве спасает нашего сына — ответил Коновалов, словно не желая сильно об этом говорить — Когда появились первые симптомы мы уже потеряли всю связь в отношениях, я уже больше половины года их не видел

— И поэтому ты хочешь — дотрагиваясь кончиками пальцев до губ мужчины, говорила Оксана, ощущая жар ласковых его ладоней на своих выставленных перед ним ягодицах, находясь стоя посреди гостиной в объятиях самца — Чтобы именно я заняла её место?! — поинтересовалась она, ощущая пальцы самца на резинки белых надетых на ней трусиков

«Неужели он еще хочет с утра меня, пожалуй, если он мне сам вручает подарок, который не может, унести в руках, объясняя всё тем, что я буду приятно удивлена, пожалуй, я смогу и его и себя перед работой в клинике порадовать», ухмыльнулась Оксана, начиная медленно вилять перед кавалером роскошно красотой бедер.

— Или ты просто ищешь ей замену во мне? — поинтересовалась Оксана, чувствуя, как настойчиво пальцы Коновалова теребили резинку её трусиков

— Я люблю тебя и всегда любил — ответил Коновалов, вызывая тихим шепотом взрыв сексуальных эмоций, нота которого заставила стенки влагалища Оксаны пропитаться влагой — Я всегда знал, что мы с тобой созданы друг для друга ты только моя и я не хочу тебя ни с кем больше делить

— Тебе и не придется

Заверила Оксана, начиная дышать учащенно, хватая воздух в порыв такта собственного дыхания, в тот самый момент, когда мужчина медленно стянул с неё белые кружевные трусики.

— Если твои чувства искренне ко мне — продолжила Оксана, перешагивая через лежащие на полу трусики, звонко стукнула каблуком белых туфель по глянцевому полу

— Они никогда и не потухнут — убедительно ответил мужчина, тут же подхватил Оксану на руки, направляясь вместе с ней к белому мягкому дивану, что стоял напротив камина — Они будут только разгораться с новой еще большей силой

— Постой — упираясь ладонями, обеих рук, в плечо мужчины, возразила Оксана — Когда говоришь, твоя курьерская служба приедет? — поинтересовалась она, когда мужчина вопреки её возражениям положил на диван, теплую и мягкую поверхность которого она ощутила своей кожей

— Ну, я думаю, полчаса у нас с тобой будет — уговаривая, говорил мужчина, забираясь к Оксане на белый большой диван

— В таком случае — выгибая спину, села на диване рядом с мужчиной, положив ладони обеих рук е нему на паховую область — Я думаю, мы можем себе это позволить — прикусывая краешек губы, согласилась она с мыслью мужчины — ловко проникла она пальцами за грань мужского халата

— Я тебя никому не отдам — ласкающей речью слух твердил Коновалов, касаясь ладонью лица Оксаны, направил её возбужденный взгляд на себя — Ты моя Оксана

— А ты мой — произнесла Оксана, раскрывая губы перед жаркими манящими губами, стойкость сладкого перегара, что исходила от них, манила к себе с новой неистовой силой

Сливаясь с губами мужчины воедино, Оксана нагло, потянув кончиками пальцев, за кончик пояса халата мужчины, медленно развязала его. Жадно облизывая, в момент поцелуя, губы мужчины, Оксана, пропуская ноги мужчины под собой, села, сгибая ноги в коленях, на его колени к кавалеру, положила при этом руки на его плечи, оголяя торс самцу. После чего стоя на коленях на диване, Оксана, обвивая ладонями лицо мужчины, не отрываясь от его губ, продолжая дикостью сексуального желания их облизывать, ощущая жар его рук на своей попке.

— Ты настойчив — отрываясь от губ мужчины, заявила Оксана, сгорая в пучине страсти сильного порочного искушения, встала на четвереньки на диване

— А ты сразу знаешь, чего хочешь — положив ладонь руки на пышные золотистые волосы Оксаны, когда она нагнулась к нему, обвила пальцами обеих рук, стебель его напряженного пениса

— Я хочу тоже, что и все — аккуратно Оксана заголила шкурку члена самца, раскрывая перед его пульсирующей напряженной головкой алую красоту губ — Наслаждения

Лаской обворожительного касания, Оксана провела языком по гладкой пульсирующей желанием поверхности языка, головки пениса мужчины, ощущая на языке вкус выделившейся с него смазки. Раскрывая вновь алые губы, Оксана медленно просунула головку члена мужчины себе в рот, чувствуя, как настойчиво ладони обеих рук самца легли на её ягодицы, а так же жар его губ на своей попке. Оксана смачно водила губами по стеблю пениса мужчины, чувствуя, как он прикоснулся пальцами к её половым губам, касание которого будоражило некоторым волнением, вызывая нестерпимое желание, что проявлялось трепетным дыханием нежностью изнывающих стонов. Поразительно до глубины тонкости ощущений мужчина, пальцами раздвинул влагалище Оксаны, после чего медленно провел подушечкой одного из пальцев по его нежным стенкам. Изнывая в собственных глухих стонах, Оксана, настойчиво ускоряя ритм, водила губами по стеблю пениса кавалера, когда он жгучестью холодной слюны своего языка коснулся её ануса, начиная жадно кончиком массировать его отверстие. Другая рука мужчины ползла поверхностью ладони по животу Оксаны, завораживая острой чувствительного сексуального трения, медленно приближалась к груди.

— Ах…. — простонала Оксана, ласковым искушающим стоном оторвавшись от члена мужчины, почувствовав, как внезапно настойчивые мужские пальцы обхватили её грудь

— Тише-тише — положил он ладонь жаркой руки на изогнутую спину Оксаны

— Я просто вся горю — промурлыкала Оксана, изнывая сильным порочным желанием, была словно оковах, сексуального сознания — Я хочу тебя — заявила она, стоя на четвереньках перед мужчиной

— И ты скора все это получишь — вставая сзади на коленях на диване, заверил мужчина прикасаясь жаркой головкой раскаленного возбуждением и крепостью члена к губам влагалища Оксаны, когда она перед ним выгнула спину прижимаясь щекой к дивану — Я не оставлю тебя без этого

Каждая клеточка тела Оксаны, ждала этого приятного проникновения, когда мужчина продольно вводил напряженной головкой своего пениса вдоль её половых губ. Искушая сознание Оксаны такой мучительной пыткой, мужчина держал жаркую ладонь на её ягодицах, прижимая большой палец к анусу. После нескольких минут такой муки для Оксаны, мужчина направил головку пениса к щели её влагалища, жар и пульсацию которой она почувствовала своими половыми губами. Терзая пальцами собственную грудь, Оксана другой рукой царапала обивку мягкого дивана, на котором стояла, выгнув спину, прижимая щекой к его мягкой материи, пока мужчина изнурял её разум лаской обжигающего касания головки возбужденного члена к губам её влагалища. После чего медленно самец начал пропихивать свой член в Оксану, продвижение которого было поразительно долгим. Мужчина теребил настойчиво большим пальцем анус Оксаны, круговое движение трения которого. Раскрывая алые губы, Оксана стонала, сгорала сильным желанием, чтобы мужчина повел себя словно неистовый самец, но он как будто её изводил столь мучительным проникновением в неё.

— Ах…. — издавая порочный стон, опираясь руками на диван, Оксана чуть оторвалась от него, вставая полностью на четвереньки, чувствуя в себе крепкий как нефритовый камень пенис самца

Чувствуя жар мужских ладоней на своих ягодицах, Оксана медленно выпрямила спину, садясь к мужчине на колени, позволяя его члену, полностью проникнуть в неё растягивая нежные, пропитанные влагой искушения стенки. Переняв, таким образом, инициативу на себя, Оксана извивалась на члене мужчины, исполняя танец подобно королевской кобры, выражая перед мужчиной каждый пикантный взгляду изгиб своего тела, запрокинув голову к нему на плечо. Руки мужчины жаром прикосновения ладоней, ползли по рёбрам Оксаны, от чего в раскрытых алых губах, что изнывали сексуальной нотой стона, выразила улыбку.

«Блядь как же я иногда поражаюсь его настойчивости», подумала в тот момент Оксана, желая каждой клеточкой своего тела, чтобы мужчина сжал её груди оковами крепких пальцев.

Мужчина медленно схватился пальцами за золотистые волосы Оксаны, вынуждая её запрокинуть голову, оставляя алые губы полностью раскрытыми. Не успевая даже возразить такой наглости, как самец слился тут же с Оксаной губами в едином поцелуе, просовывая свой язык ей в рот. Другой рукой он обхватил грудь Оксаны, сжимая тут же её принудительно крепкими пальцами, вызывая вихрь головокружительных ощущений. После чего каждая клеточка тела Оксаны, словно начала, отправлять в мозг миллион разных импульсов, как будто сознание разрывалось на атомы сильным всплеском сильными эмоциями, что она ощущала, извиваясь в оковах этого мужчина.

Раздавшийся звонок в дверную дверь вынудил Оксану прерваться, медленно оторваться от губ мужчины, смачно напоследок проведя губами по его языку. Сморщив недовольно алые губки, поверхность которых была пропитана мужской слюной, Оксана смотрела внимательно в глаза мужчине, чувствуя в душе огорчение.

«Ну, всё пиздец потрахалась», подумала Оксана, выражая глубокое разочарование перед своим кавалером, в объятиях которого она находилась, прижимаясь спиной к его пылкой груди.

— Это курьерская служба — ответил Коновалов

— Не открывай — возразила Оксана — Пусть оставят под дверью и уйдут

— Боюсь, не получится — не согласился с таким утверждением Коновалов

— Это почему еще?! — чувствуя, как член мужчины покидает влажную обитель её влагалища, возмутилась Оксана

— Потому что под дверью его негде оставить

— Блядь чтобы ты там мне привёз, я всё оплачу сама

Покусывая нервно от обиды нижнюю губу, Оксана, сидя на диване, поджала под себя ноги, смотрела на мужчину в ожидании вернуться вновь в его объятия.

— Тебе даже ничего не надо будет платить — уверяла Оксана, строя лазурно прекрасный взгляд голубых, безупречно прекрасных взгляда глаз, мужчине — Позвонишь им потом, я деньги за задержку, перешлю через интернет

— Всё уже заплачено — прислонив пальцы к подбородку, Коновалов вынудил Оксану поднять обиженный взгляд лазурных, безупречно топазных глаз, на себя — Одевайся и выходи на улицу дорогая моя

— Ты что выпроваживаешь меня? — дрожащим от страха голосом произнесла Оксана, глядя на серьезное выражение лица мужчины — Коновалов блядь!

— Нет, любимая моя — возразил он, теплой приятной для Оксаны улыбкой, вставая с дивана, поднял лежащий на нём красный халат — Я просто приготовил тебе сюрприз, который очень хочу показать

— Он может и подождать — возразила Оксана, отражая на глазах влагу душевного огорчения, что каплями больших слёз, плавно стекая, прокатились по её щекам

— Я уверен, ты мне не простишь, если не увидишь его сама лично — одевая на себя халат, заверил Коновалов подходя медленно к Оксане

— Мне уже скора на работу ехать — сквозь слёзы разочарования, ответила Оксана, продолжая сидеть на диване — Просто чтобы там не было возьми и принеси сюда

— Как бы мне хотелось Оксана — возразил Коновалов подходя к вешалке с верхней одеждой, что находилась у него в коридоре напротив входа в гостиную — Я просто не смогу пронести его в эту дверь

— Значит, просто прими его и распишись — уверяла Оксана, подняв заплаканный взгляд лазурных глаз на мужчину, умоляла его остаться с ней — После чего возвращайся ко мне

— Одевайся Оксана — словно не слушая Оксану, повторил её раз Коновалов свою просьбу — Я буду ждать тебя на улице

— Хотя бы прикажи своему водителю отвезти меня в больницу — жалобным голосом, просила Оксана — Раз уж не хочешь меня, тогда зачем было начинать

— Уверен то, что ждёт тебя за дверью просто так сильно тебя обрадует….

— Ты привёз Аришку? — вдруг сразу спросила его Оксана — Твоя рыжая подруга смогла всё-таки найти эту суку Радионову

— Не совсем — не зная, что и сказать, всё же ответил Коновалов — Но это всё же обрадует тебя

— Тогда что может быть важнее? — продолжая сидеть на диване, спросила Оксана, вытирая кончиками пальцев стекающие слезы с глаз — Я думала я тебе дорога

— Ты мне очень дорога Оксана — уверял мужчина, завязывая пояс красного надетого на нём халата, снял с вешалки черное длинное мужское пальто — И я хочу показать тебе для начала насколько

— Хочешь показать насколько я тебе дорога! — прошипела на него коброй Оксана, царапая когтями обивку дивана — Найди мне мою дочь! — выдвинула она свои требования

— Уверяю тебя — придавая убедительность своему голосу, убеждал Коновалов одевая на себя, черное пальто — Жозель де Лафуа занимается уже твоей проблемой

— Плохо занимается — медленно опуская ноги с дивана, прошипела Оксана, выражая недовольство очаровательной формой скул, коснулась каблуками белых туфель глянцевого пола — Уже полтора месяца никаких результатов — выгибая спину, встала она, с дивана, выражая красоту упругих бёдер

— Они будут — подошел к закрытой входной двери Коновалов — А сейчас одевайся моя девочка и выходи на улицу за сюрпризом — открывая дверь, говорил мужчина, впуская холод приближающейся зимы в дом

— Да нахуй мне твой сюрприз — высказывая недовольства, шепотом грязно выругалась Оксана, стукая каблуками белых туфель по полу, подошла к месту, где лежал белые кружевные трусики

Дверь за Коноваловым вскоре закрылась, оставляя Оксану одну в доме, под тихий ласкающий нежный шум тлеющих углей в камине. Расположившись на одном из свободных кресел Оксана, медленно надевая на себя трусики, сморщив губы от недовольства, чувствовала себя отверженной мужчиной, к которому испытывает чувства. Взяв в руки сиреневый бюстгальтер, что висел на подлокотнике кресла, в которое села Оксана, держа его на кончиках, она медленно прислонила нежность его подушечек к розовым чувствительным соскам бюста, заведя руки за спину, сковала застёжкой в оковах свою грудь. После чего вставая с кресла, звонко стукая каблуками белых туфель по белому глянцевому полу, Оксана подошла к камину, облицовка которого была выложена белой мраморной плиткой, на гладкой поверхности которой, лежала элегантная черная короткая юбка. Касаясь коготками обеих рук юбки, что лежала на камине Оксана, аккуратно переступая, держась за её пояс кончиками пальце начала медленно натягивать её на себя.

Неожиданный звонок сотового телефона, что лежал на стеклянном столике заставил вздрогнуть Оксану, как только она застегнула молнию сзади у надетой на талии юбки. Оксана тихо взвизгнула, смутившись тому, что Коновалов мог внезапно зайти домой, сморщив губки, выражая возмущения, направилась к столику, где лежал, разрываясь от звука музыка dubstep, входящего вызова сотовый телефон.

— Да иду, я иду! — звонко стукая каблуками по глянцевому полу, Оксана подошла к столику, где шел входящий вызов на телефон — Да Сережа я сейчас уже выхожу, не выйду я голой к тебе на улицу — совершенно не подумав и не посмотрев на абонента что осуществлял входящий вызов ответила она, проводя большим пальцем по сенсору

— Моя дорогая Оксана — обратился приятный женский голос француженки, отлично с едва слышным акцентом разговаривая по-русски — Как я рада вас снова услышать, скажите я вас ничем не побеспокоила или не отвлекла от чего-то более существенно важного?! — весьма деликатно спросила Жозель де Лафуа

— А…. это подруга Коновалова — ухмыльнулась Оксана

«Вот это приятная неожиданность, услышать эту рыжую дрянь интересно, что она мне сообщит о поисках Радионовой, главное не спугнуть её своей настойчивостью», подумала Оксана, ощущая волнение внутри себя, нервно прикусывая краешек губы.

— Как же давно я вас не слышала мадмуазель де Лафуа — придавая уверенность собственному голосу, продолжила говорить Оксана, покачивая бёдрами, держа телефон в руке, подошла к другому креслу, на спинке которого висела белая блузка — Вам удалось узнать, куда эта дрянь Радионова отвезла мою дочь

— Даже более того — послышался радостный голос рыжеволосой девушки, её звонкий и в тоже время такой нежный голос — Скора ваша дочь, окажется у вас, я развалила все бумаги, что Мария Константиновна готовила против вас и хотела предоставить их в суд……

— Как скора, это произойдет?! — не сдерживая свой пыл невероятного для неё интереса, спросила Оксана, положив телефон на подлокотник кресла, включила на нём громкую связь

— Даже быстрее чем вы думаете — уверяла де Лафуа — Через пару дней ваша дочь уже будет с вами

— И сколько я вам должна за это? — поинтересовалась Оксана — Спрашиваю заранее потому что мне нужно будет подготовить нужную вам сумму

— Дело тут даже не в деньгах — совершенно неожиданно ответила Жозель

— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, была крайне удивлена отказом от суммы предложенных денег, медленно надевая на себя белую блузку — Тогда чего вы хотите?

— Я хочу ужина, а так же ночи проведенной с вами! — нагло заявила, рыжеволосая девушка

«Да она совсем охуела!», была поражена Оксана тому, что услышала, надевая на своё тело белую блузку, нежная материя шелка которой приятной соприкасалась с её телом.

— Что простите?! — выдавливая из себя ответ, переспросила Оксана, раскрыв от удивления алые губы, медленно касаясь пальцами, пуговиц, белой надетой блузки.

— Да-да вы не расслышали — повторила своё требование девушка, весьма серьезной интонацией голоса — Ужина и ночи проведенной с вами

— Да за кого вы меня принимаете?! — воскликнула Оксана, нервно при этом покусывая губу

«Блядь, а что если это единственный шанс снова увидеть, обнять Аришку», испугалась Оксана, переворачивая вновь все свои мысли в голове, выражая обеспокоенность, посмотрела в отражение глянцевого пола, на котором стояла, куда падал отраженный розовый блик свечения догоравших углей в камине.

— Сергей сказал, что вы испытываете некую слабость к женщинам — пояснила она, потом договаривая в трубку

— Я не какая-то вам дешевая шлюха! — возразила Оксана, бурно крикнув — Да за кого вы меня принимаете, я не буду с вами……

— Но если не хотите увидеть свою дочь, тогда……

— Стойте! — испугалась Оксана вновь, прерывая рыжеволосую собеседницу — Я могу хотя бы поговорить со своей дочерью?! — спросила она, обращаясь к своей суровой рыжеволосой собеседнице

— Я приеду к вам завтра — спокойной ответила Жозель, пропуская просьбу Оксаны, мимо ушей — А вашу дочь привезут к вам уже через пару дней, мои люди уладят некоторую возникшую проблему

— Что за проблема?! — испытывая боязнь за ребёнка, поинтересовалась Оксана, застегивая верхние пуговицы на блузке — С Аришкой все нормально? — поправляя аккуратно пальцами воротник, Оксана, медленно выговаривая каждое слово, тяжело дыша от страха

— С вашей дочерью все прекрасно — с усмешкой и радостным голосом ответила Жозель, разговаривая с весьма приятным и ласковым акцентом — Вот только госпожа Радионова немного пострадала с юридической точки зрения, мои люди возбудили против неё уголовное дело по факту хищения несовершеннолетних

— Да пусть она хоть на всю жизнь сядет — прошипела с ненавистью Оксана — Верните мне мою дочь, это всё то, что я от вас прошу — не сдержав эмоций, звонко топнула она каблуком белых туфель по глянцевому полу

— Оксана всё в порядке? — спросил неожиданно Коновалов, голос мужчины раздался у входа открывшейся двери — Курьерская служба уже уехала так и не дождавшись тебя я принял подарок и расписался, он ждёт тебя на улице

— Кто это у вас там Сергей?! — поинтересовалась Жозель, услышав голос Коновалов на заднем фоне — Не буду мешать вашей близости с Сергеем он хороший мужчина, но как вы уже поняли меня они не интересуют, но вам он бы мог стать идеальным мужем

— Жозель доброе утро — радостно поприветствовал Коновалов, направляясь по гостиной к Оксане, отряхивая пальцами с волос снег — Как приятно снова вас услышать

— Здравствуйте Сергей, прошу меня извинить Оксана, но у меня нет времени больше с вами разговаривать — быстро нашла, как показалось Оксане на тот момент отговорку — У меня встреча с окружным прокурором московской области

— Как приятно знать, что вы занимаетесь делом Оксаны — подошёл мужчина со спины к Оксане, медленно прохладой обеих рук обвил её за талию, прижимая к себе, так чтобы она смогла почувствовать морозную свежесть улицы, что исходила от него — А условия её оплаты вы уже интересно знать обговорили?

«Так ты сука такая всё знал и молчал об этом!», нахмурила губки Оксана, отдергивая руки мужчины, повернулась быстро к нему лицом.

— Ты знал об этом? — спросила Оксана, выражая возмущение в голосе, обращаясь к Коновалову

— Скажем так — увиливая от ответа, пояснила Жозель — Нам удалось прийти с вашей Оксаной к взаимовыгодному соглашению для нас обеих

— Ты знал об этом? — не слушая пустую реплику Жозель, переспросила Оксана, обращаясь к Коновалову — Ты знал, какую плату потребует твоя…..

— Оксана прошу тебя — приткнул Коновалов указательным пальцем губы Оксаны, вынуждая её таким образом замолчать — Ты увидишь свою дочь уже через пару дней, прошу, давай поговорим об этом потом

— Я завтра приеду Сергей — словно почувствовав себя не в своей тарелке, сохраняя спокойствие, говорила Жозель — Подготовьте мне вашу Оксану и я пришлю к вам своего стилиста, она всё устроит и когда всё случится, вас не должно быть дома

— Вот как! — удивилась Оксана таким требованием — А что вы еще за моей спиной проворачивали?

— Оксана успокойся! — заверил Коновалов

— Как это успокойся?! — продолжала выказывать Оксана возмущение, когда Коновалов медленно подошел, направляя её спиной к стеклянному столику, на котором лежал её телефон — Ты собираешься……

— Жозель всё будет хорошо — вновь прикрыл указательным пальцем губы Оксаны, уверял Коновалов, касаясь пальцем сенсора телефона, что лежал на стеклянном столике — Просто сделайте всё, чтобы дочь Оксаны, снова к ней вернулась

— Через пару дней ваша Оксана снова увидит дочь — заверила Жозель — Но прошу меня извинить, нужно уладить вопрос с окружным прокурором

— Конечно-конечно — согласился Коновалов, проводя пальцем по сенсору телефона второй раз, разорвал соединяющий входящий телефонный звонок — Оксана всё будет нормально

— Нормально?! — воскликнула Оксана, вызывая в мимике лица полное возмущение — Это, по-твоему, нормально, подкладывать меня под другую девку?! — прошла она мимо мужчины, направляясь к выходу из большой гостиной

— Она привезет тебе твою дочь — убеждал Коновалов взяв со столика сотовый телефон, направился следом за Оксаной — Ты знаешь хотя бы каких трудов это стоило

— Между прочим! — остановившись у выхода из гостиной, а арочном проходе, прошипела Оксана, выставив указательный палец в сторону мужчины, что шел за ней следом, расположилась к нему стоя в пол оборота — Это твоя блядь, украла у меня, моего ребенка!

— Уверяю тебя — оправдывался Коновалов, придавая убедительность, тону собственного голоса, медленно подошел к Оксане, вложил ей в руку сотовый телефон — Я ничего об этом не знал

— Да…. — ухмыльнулась саркастичной коварной улыбкой Оксана — Даже когда она как бешеная скакала на твоём члене, ты тоже об этом ничего не знал да?! — влепила она мужчине крепкую пощечину другой рукой, не сдержав в себе свой пыл бурно блещущих эмоций

— М….. — стерпел мужчина жгучий удар ладони Оксаны по своей щетине — Да сейчас-то за что?!

— А ты не понял?! — ощущая бурное колкое жжение поверхности ладони, процарапала Оксана другой рукой по ней, держа в руке сотовый телефон — Ты строишь против меня заговоры, вечно подкладываешь под своих девок, даже когда у нас всё хорошо и дело двигалось к свадьбе…..

— К свадьбе?! — удивился Коновалов, был под полным впечатлением от того что услышал

— Ну да — спокойно ответила Оксана, придавая губам милое выражение улыбки — Ты ведь собирался, после всего этого, сделать мне предложение?!

— Ты ничего не говорила мне про свадьбу — выказывая удивление, подошел Коновалов к вешалке, где висело белое пальто Оксаны — Я думал тебя в семейную жизнь не заманишь — снял с золотистого крючка белое зимнее пальто

— Но ведь ты сам предлагал, чтобы я стала твоей — поворачивая к мужчине спиной, с ухмылкой на губах говорила Оксана, положив сотовый телефон в белую кожаную сумочку, что стояла перед ней на комоде — Интересно, что ты этим имел в виду?

— Ты согласишься, стать моей женой? — спросил мужчина, надевая на Оксану белое пальто, придавая такую интонацию голоса, задавая вопрос, что у неё захватило дух

«Блядь я даже не знаю, что и ответить, допизделась ёбаный в рот!», допуская в голове грязную лексику, подумала Оксана, посмотрев в отражение зеркала висевшего над комодом, рядом с которым стояла.

— Если ты только пообещаешь что это — рассуждала Оксана, продолжая смотреть в отражение зеркала, всё еще испытывая колоссальный шок и удивление услышанного от мужчины — Был самый последний раз, и ты больше так никогда в жизни делать не будешь!

— Эй-эй! — уверял мужчина, расправляя пальто на талии Оксаны — Не я же ложусь в постель к другой женщине, а ты!

— Еще бы ты блядь такая ложился в постель к женщинам — повернувшись лицом к мужчине, возразила Оксана, выражая кокетливую мимику на лице, просунула руку за грань его черного пальто — Яйца бы нахрен оторвала бы

— Даже и не думал об этом — уверял мужчина в своей честности, придавая убедительность для Оксаны милой и теплой для неё улыбкой

— Серёжа послушай! — застегивая пуговицы белого пальто, обратилась Оксана, посмотрев на стоящего перед собой мужчину в ожидании приятного ответа — Ты уверен в том, что ты говоришь, ведь обратного, благополучного для тебя пути уже не будет, ничего уже как раньше может и не быть

— А я и не прошу — доставая из кармана пальто канцелярские ножницы, медленно протянул их в руки Оксане — Просто будь моей

— Зачем мне ножницы?! — удивилась Оксана, надевая капюшон на голову, скрывая под ним пышные золотистые волосы, удивленно посмотрела на предложенные ей ножницы — Лучше позвони своему водителю, чтобы отвёз меня в больницу

— Этого не потребуется — ухмыльнулся мужчина, медленно вложил ножницы в руки Оксаны

— То есть, как не потребуется? — возмутилась Оксана, так и не стала брать ножницы из рук мужчины — Заебись, что сказать трахнул и пошла нахуй, так теперь у тебя?!

— Оксана стой!

Мужчина попытался остановить Оксану, как только он быстро схватила свою сумочку, что стояла на парфюмерном комоде у входной двери, быстро под звон стука каблуков выбежала на улицу, открывая предварительно дверь. Холод поздней осени охватил её ноги, колющей прохладой, ласкающий пышный, как перья, снег мягко падал на капюшон головы Оксаны. Приятно издавая шелест трущихся веток хвои, трепетал мелодию природной песни могучий кедр, что возрастал рядом с домом Коновалова. Ароматная и морозная свежесть хвои и запах первозданного снега, что посыпал крупными хлопьями землю, смешали между собой гармонию естественного природного вкуса, чистого воздуха, приближающейся зимы. Рядом с входом открытых ворот дома Коновалова стояла непонятная машина, накрытая серой тканью и обмотанная красной лентой связанной в бантик. Ощущая легкий холод, обдуваемых воздухом ног, Оксана вошла на крыльцо, покидая в спешке дом Коновалова. Легкий порыв ветра раздувал упавший снег на крыльцо, колыхая ветки хвойных деревьев, что возрастали рядом с домом пышным кедровым лесом.

— Оксана подожди — уверял Коновалов вышел из дома следом за Оксаной

— И что это? — удивилась Оксана, указывая взглядом глаз на машину стоящую у открытых ворот, накрытой серебристой тканью, что была перевязана красной лентой — Это и есть твой сюрприз?!

— Именно это я хотел тебе показать — заверил Коновалов, становясь рядом с Оксаной, вложил ей в руки ножницы

— Что там решил купить мне дешевую развалюху? — ухмыльнулась Оксана, глядя на спрятанный силуэт машины, что была накрыта серебристой тканью

— Просто перережь ленточку, сама удивишься насколько сильно я тебя люблю — уверял Коновалов, обвивая рукой талию Оксаны, немного подтолкнул её чтобы она сделала первый шаг к машине — Давай там нет ничего серьезного

— Это я без тебя знаю — не переставая улыбаться Оксана, направила острие ножниц и перерезала красную ленточку — Что теперь

— Теперь сдерни накидку

— Коновалов ты совсем охуел — недоверчиво ухмыльнулась Оксана, передав ножницы в руки мужчине, схватилась кончиками пальцев за край серебристой накидки и потянула на себя

Стягивая медленно накидку на землю, Оксана не поверила сначала своим глазам, под накидкой стоял восстановленный, до мельчайших деталей Mercedes SLS AMG Red, автомобиль был полностью отремонтирован, после пережитой серьёзной аварии. Сияя бликами падающих на него лучей восходящего солнца, мерседес смотрелся как новенький, отражая полностью силуэт тела Оксаны на водительской двери, рядом с которой она стояла. Оксана просто не могла поверить своим глазам, дотрагиваясь кончиками пальцев до гладкой красной поверхности двери.

— Но как? — не могла сдержать удивление Оксана — Как ты восстановил её?

— Просто заплатил кому надо — пожал плечами Коновалов доставая ключи от мерседеса из кармана пальто — Держи она твоя, документы всё восстановлено полностью

— И тебе не жалко было потратить деньги ради меня? — спросила Оксана, взяв из рук кавалера ключи от машины

— Ты ведь собираешься, стать моей женой — гордо заявил Коновалов обвивая обеими руками талию Оксаны, вынудил её впасть в его объятия — И я должен показать, как я сильно тебя ценю

— Я это знаю Сережа — разомлела Оксана, соглашаясь с утверждением мужчины, обвивая шею кавалера обеими руками, чувствовала жар его дыхания, а так же пар что исходил с губ Коновалов

— Тебе уже пора на работу — спокойно говорил Коновалов, касаясь пальцами подбородка Оксаны

— М…. так не хочу покидать твои объятия — промурлыкала Оксана, выражая кокетливо недовольство — Ты будешь меня ждать вечером?

— А ты приедешь? — поинтересовался мужчина, когда Оксана покинула его объятия, нажимая на кнопку брелка ключей от автомобиля, что держала в руке

— Обязательно

Заверила Оксана, повернувшись спиной к своему кавалеру, виляя бёдрами, подошла к водительской двери, вминая каблуками выпавший снег на цветную каменную плитку.

— Приготовишь мне ванну с пеной и лепестками роз, а так же бутылочку твоего вина, которым ты вечно меня поишь

— Тебе оно еще не надоело? — любовался мужчина, как Оксана легкий поднятием вверх, чуть наклонившись, открыла дверь с водительской стороны

— Ммм….. — проурчала Оксана озабоченной кошкой, выгибая спину влезая в салон автомобиля, располагаясь на удобном водительском кресле — У него такой приятный вкус — сразу же обхватила пальцами обеих рук руль

— Ладно

Рассмеялся Коновалов подходя к машине, в которой сидела Оксана, утопая в нежности водительского кожаного кресла, поверхность которого была плотно обтянута приятным на ощупь белым мехом. Приборная панель и внутренняя облицовка салона, была покрыта черной «алькантарой», что придавала машине шикарный стиль, спортивная коробка переключения передач, обладала гладкой и удобной рукояткой. На приборной панели был установлен тахометр на турбину, что находилась в двигателе.

— Ты только не задерживайся сильно

— Обещаю — состроив милое выражение скул, уверяла Оксана, вставляя ключ в замочную скважину, рулевой колонки, поворотом ключа завела мотор резвого коня, что рычание всех восьми цилиндров дал о себе знать под красным капотом — Быть хорошей девочкой

— Береги его — похлопал нежно мужчина по капоту красного Mercedes SLS AMG — И не вздумай на нём устраивать гонки

— Постараюсь воздержаться — с ухмылкой на лице, Оксана убедительно успокоила своего кавалера, закрывая дверь с водительской стороны, медленно опуская её вниз

«Конечно блядь сильно не буду, по крайней мере не меньше всей её мощности», радуясь снова очутиться в приятном, знакомом автомобильном салоне машины, подумала Оксана.

Касаясь пальцами рукоятки коробки передач, Оксана, выжимая педаль сцепление, включила тут же заднюю передача. Добавляя газу, нажимая на педаль, каблуком белых туфель, отпуская тут же плавно сцепление, Оксана резво вывела задом мерседес из ограды дома Коновалова. Со свистом шин автомобиль, сорвался с места, оставляя клубы дыма и след от шин на каменной плитке, после чего задом вылетел на деревенскую дорогу. Выворачивая руль, выжимая вновь сцепление, Оксана включила первую передачу, не жалея двигатель нажала полностью на медаль газа, выражая всю мощь под капотом автомобиля звериным диким рычанием. Поршни всех восьми цилиндров заметались бешеным тактом ритма, выдавая колоссальную мощь, после чего мерседес быстро тронулся с места, развеивая снег на асфальте что только что выпал. Скорость на спидометре плавно росла, показания оборотов на тахометре так же непрерывно росли, как только мерседес рьяно стал набирать скорость, плавно двигаясь по деревенской улице, удачно держа сцепление с дорогой в этот выпавший снег, что создал грязь на дороге и тонкую корку льда на лужах. Оставляя за собой клубы дыма и пыль, вверх поднимаемой, мерседес несся мимо дорогих домов выстроенных на улице, стремительно набирая скорость, входя в повороты, Оксана играла коробкой передач, словно игрушкой, то повышая, то понижая её, оставляя за собой след протектора, что вырисовывался от всех четырёх колес.

***

Приятный хруст снега от вминаемых черных покрышек от Mercedes SLS AMG раздавался, издавая тихий рык под красным капотом, когда автомобиль, словно хищник двигался по больной стоянке, между рядами выставленных на ней машин. Снег медленно пушистыми крупными хлопьями падал на асфальт дорожного покрытия стояночной зоны, деревенской больницы, тут же начинал медленно таять, оставляя влагу под собой. Ветер завывал порывам такта, постепенно усиливая своё влияние, бросая снег прямо в лобовое стекло машины Оксаны, дворники работали словно сумасшедшие, сметая выпавший снег на стекло. В атмосфере стоял запах снега, воздух был холодным предвестником надвигающейся суровой зимы, покрывая всё вокруг, крыши домов, автомобили, дорогу, деревья, а так же окружение больничного здания, лавочки, крыльцо, козырёк больничного входа своим белым творением. Рассвет дневного солнца словно затянуло белой пеленой снега, что ковром покрывал всю деревню.

— М….. и кто это у нас тут звонит — саркастичным голосом с усмешкой, говорила Катерина, по громкой связи телефона — И где это мы пропадали больше месяца не хочешь мне объяснить, что черт возьми, происходит в твоей голове Оксанка?!

— Давай без лишних слов — возразила Оксана, найдя свободное место на стоянке, остановила на нём свой мерседес — Мне нужна твоя помощь?

— Ах…. помощь тебе моя нужна, а где ты полтора месяца пропадала, при этом ничего не давала о себе знать?! — продолжая высказывать возмущение, поинтересовалась Катерина

— Я была в отпуске — спокойно ответила Оксана, заглушив мотор легким поворотом ключа — Нет, мне серьёзно Катюша, нужна твоя помощь

— То, что у тебя отняли Аришку, это даже я знаю и даже знаю, кто это сделала

— Хватит говорить мне то — упрекнула Оксана, убирая ключ, зажигая в карман белого пальто, взяла в руку сотовый телефон, что был прикреплен рядом с приборной панелью — Что я и так знаю!

— Даже твоя мать и твой отец не знали, где ты пропадала эти полтора месяца…..

— Катерина! — вскрикнула Оксана — Заткнись блядь нахуй и послушай меня!

— Оксанка! — была поражена Катерина, грязной некультурной лексике со стороны Оксаны — Мало того что ты со своим Серёжей Коноваловым там спишь, так ты не мне, не матери своей, даже отцу ничего не сообщила, хорошо хоть Романов под очень большим моим давлением раскололся, но не сказал где тебя искать, почему не знаю

— Зато я знаю — ухмыльнулась Оксана, повесив одной рукой сумочку на плечо, другой рукой надела капюшон белого пальто на голову — Но мне нужна твоя помощь

— Ты хоть Кости позвони — уверяла Катерина, словно пытаясь надавить на жалость — Если бы не я и не Марина Викторовна не знаю, какой бы скандал сейчас бы был, нам с ней большим трудов стоило его уговорить…….

— Да подожди ты со своим Костей — не желая слушать реплику этой женщины, возразила Оксана, открывая рукой, легкий поднятием вверх, дверь с водительской стороны — Мне нужно чтобы ты все устроила, Коновалов спелся крепко с одной девицей, а мне нужно чтобы ты развалила их планы

— Интересно с чего бы мне теперь тебе помогать? — рассмеялась наглая брюнетка

— Ну же Катюша — сморщила губки Оксана, ощущая влияние холода врывающегося в салон её автомобиля — Я же ведь по-прежнему тебя люблю

— И слушать не хочу — не согласилась с этим утверждением Катерина, придавая тону голоса, весьма серьёзную интонацию

— Но мне нужна твоя помощь — уверяла Оксана, выставив согнутую в колено ногу из машины, наступила каблуком белых туфель на только что выпавший снег, что лежал на асфальтном покрытии стоянки — Послушай ради нашей с тобой любви……

— Любви?! — возмутилась Катерина — Да ты со своим Коноваловым, забыла вообще про всех, даже со своими родителями связь потеряла на полтора месяца, со своим Сережей в постели кувыркалась, а тут тебе помощь нужна!

— Послушай, ну люблю я его и что — снизив тон до шепота, ответила Оксана, выгибая спину покидая теплый салон прогретого автомобиля — Но мне действительно нужна твоя помощь

— Своего Серёжу после этого проси

— Не доверяю я ему — сморщила губки от холода Оксана, чувствую, как холод мороза, обволакивал её ноги, пока она находилась на улице — А в этом деле только ты мне можешь помочь!

— И с чего бы мне тебе помогать? — с усмешкой в голосе спросила Катерина

— Да перестань — упрекнула Оксана, закрывая за собой дверь с водительской стороны, после чего нажала на кнопку брелка, что держала в руке — Коновалов кота за яйца тянет и мне это очень не нравится

— А ты что сама ожидал от своего Коновалова? — поинтересовалась Катерина — Что вот так вот просто так тебе Аришку и ты потом его бросишь

— Он восстановил мою машину за свои деньги — утверждала Оксана, направляясь по стоянке между рядами, покрытых тонким слоем снега машин

— Ха…… — звонким смехом рассмеялась в трубку телефона Катерина — Ты хоть знаешь, что Романов всё сам лично оплатил, Коновалов просто за день до того как вручить тебе машину, сам перенаправил этот заказ на свой адрес

— Значит, машину мою восстановили люди Романова? — удивилась такой неожиданной новости Оксана — Ну он хотя бы сделал мне этим приятное

— Мда…. Оксанка — была поражена Катерина, выказывая удивление в голосе — Как же глубоко ты у него заглотила, чтобы во всем теперь быть на стороне этого наглого вруна как Коновалов?!

— Он сделал мне предложение — сбавив голос до совершенно тихого шепота, ответила Оксана, проходя мимо двух женщин, что шли по автомобильной стоянке

— Надеюсь, у тебя хватило мозгов его отклонить — недовольно Катерина возразила на радость Оксаны, чем сильно смутила её

«Блядь и ты туда же, почему я не имею права быть разве счастлива с Серёжей?!», подумала Оксана, мешкая с ответом на довод Катерины.

— А почему я должна отклонять предложение Коновалова, жениться на мне? — ухмыльнулась Оксана, покидая больничную стоянку, пересекая звонко стукая проезжую часть больничного дворика, ступила медленно на тротуар — У нас с ним всё по-другому

— Ой Оксанка! — не согласилась с таким доводом Катерина — Сколько я раз слышала от тебя, что у тебя теперь будет всё по-другому, а постоянно залазишь сама в какую-то яму

— Ладно! — недовольно прошипела Оксана, звонко стукая по тротуару, каблуками белых туфель, стряхнула с носа упавшую снежинку — Ты мне поможешь или нет?

— Я верну тебе твою дочь — согласилась Катерина — Но с Коноваловым придётся тебе разорвать отношения — заявила она о своём условии, о помощи

— Это почему еще? — возмутилась Оксана, сморщив недовольно губки, когда мимо неё проехала газель скорой помощи по направлению к крыльцу приёмного покоя

— Потому как мне обидно — выражая свои чувства, ответила Катерина, пытаясь интонацией собственного голоса пробудить хоть каике-то эмоции в Оксане — Как он с тобой поступает

— А как он со мной поступает? — удивилась Оксана, подходя к главному больничному крыльцу, наступила на ступеньку, покрытую тонким слоем снега — Он хочет, чтобы я стала его женой

— Оксанка! — возразила Катерина — Не вздумай у него жена, сына его спасает в Москве, пока он тут с девками развлекается, нет, ты скажи он нормальный отец после этого?

— Он развлекается со мной — была недовольна Оксана, вескими доводами от Катерины — Послушай мне нужно, чтобы ты по своим каналам узнала всё про Жозель де Лафуа

— Еще одна рыжая Романовская шлюха — рассмеялась Катерина — Господи Оксанка да Коновалов только с такими и путается с кем ты связалась, только не говори, что ты позволила этой наглой француженке заняться делом о похищении Аришки

— Значит, ты всё-таки её знаешь — поднявшись на крыльцо, Оксана медленно кончиками пальцев, руки которых были одеты в белые перчатки, стряхнула с веток растущей на клубке крыльца снег

— Я даже знаю и видела сама как эта наглая рыжая дрянь совращает и трахает девушек в доме Романовых

— Трахает? — удивилась Оксана, подходя к закрытым двустворчатым входным дверям больницы

— Только не говори, что никогда не слышала об этих игрушка из секс-магазина — удивилась Катерина

— Да пока как-то и в мыслях не было — ухмыльнулась Оксана, потянув за ручку двери, вошла медленно сгибая ногу в колено в тамбур больничных дверей

— Да ладно — рассмеялась Катерина — Забыла наверно как я одну, из которых, неоднократно в тебя всовывала

— О чём ты говоришь? — увиливая от ответа, открывая главные двери вестибюля больничного здания — Меня подобное никогда не интересовала

— Да ладно — возразила кокетливо Катерина — Просто скажи, что забыла, как ты стонала, извиваясь на ребристой силиконовой прелести

Фойе больничного здания уже вмещало в себе несколько, что сидели на железных скамейках в форме стульев скрепленных вместе. Жидкокристаллический экран телевизора показывал утреннюю сводку новостей, которую, по мнению Оксаны, никто не слушал, кто-то смотрел в экран сотовых телефонов, другие не отрывали глаз от планшетов. Пожилая женщина сидела на одной из скамеек и пристально наблюдала через стекла надетых на глазах очков, читала раскрытую медицинскую карточку. Две весело разговаривающие медсестры, прошли по коридору к кафетерию, держа в руках сотовые телефоны. По массивной мраморной лестнице, поднимались на второй этаж больничного здания, два мужчины врача, обсуждая одного из своих пациентов. На стёклах, пластиковых окон, холла больницы вырисовывался морозом красивый иней, ярко отражая красоту лучей восходящего зимнего деревенского солнца. Первый этаж больничного здания всё так же был украшен большими домашними растениями, напоминающие скорее домашние деревья по своей величине и пышности распустившихся листьев, каждая из которых выражала в воздухе свой естественный аромат цитруса, будь то апельсин или лимонное дерево. Возле стойки регистратуры уже собралась очереди и бурная разговорная речь пациентов, что стояли в очереди за карточкой.

— Фу…. ну и извращенка ты после этого Катерина — стесняясь пациентов мимо, которых прошла Оксана, произнесла достаточно тихо, едва слышным шепотом — Я привыкла думать о весьма естественных и привычных взгляду вещах

— Кто бы говорил — недоверчиво выразила своё мнение Катерина — Так ты всё-таки поручила этой рыжей заниматься делом о пропаже Аришки

— Она мне сказала, что Радионову ожидает суд! — входя в коридор, ведущий в поликлинику, пояснила Оксана, стукая звонко каблуками белых туфель по бетонному полу

— Она тебе многое может сказать — не поверив таким доводам, возразила Катерина — Ладно у меня есть свой человек, который работает на твою рыжую суку

— И что я должна буду для тебя сделать? — поинтересовалась Оксана, проходя по коридору мимо деревянных скамеек, на которых сидели пациенты, ожидая приема узкопрофильных специалистов клиники — Я ведь отлично понимаю, что у тебя уже затаился какой-то коварный план на мой счет!

— Да всего малость — саркастично ответила Катерина, словно насмехаясь над Оксаной — Отказаться от Коновалова и вернуться к своему Кости, стать вместе с ним полноценной семьёй

— Тогда ты поможешь мне вернуть Аришку? — любознательно спросила Оксана, подходя к закрытой двери своего рабочего приёмного кабинета в клинике

— Тогда я сделаю всё, учитывая, что ты когда-то спасла жизнь моему дяде и мои теплые чувства к тебе — уверяла Катерина — Что завтра уже Аришка будет у тебя, а ты сегодня вернёшься к Кости и я ничего, слышать не хочу!

— Ты жестокая сука — порочной интонацией голоса выразила своё мнение Оксана, открывая дверь рабочего кабинета в поликлинике — Но ты меня уговорила, верни мне Аришку

— Оксана Владимировна! — удивилась сонным голосом белокурая медсестра, что сидела рядом со столом Оксаны, повернула унылый взгляд в сторону открывшейся двери — Но сегодня должна быть Марина Викторовна вести приём

— Пускай Марина Викторовна займётся приёмом у офтальмолога — не согласилась с таким утверждением Оксана, входя в кабинет, тут же закрыла за собой дверь — Я тебе позвоню, а то у меня скора, приём начнётся — заверила она, обращаясь по телефону, что держала в руке, к Катерине

— Как прошёл у вас отпуск? — поинтересовалась медсестра, поворачивая медленно пластиковый стаканчик с кофе, что стоял на столе

— Я бы даже сказала безупречно — с радостью в голосе, ответила Оксана, снимая сумочку с плеча, повесила её на крючок рядом с входной дверью

— Вы так неожиданно после дела Тулеева ушли в отпуск весь ваш отдел был в замешательстве

Уверяла белокурая девушка, наблюдая, как Оксана аккуратно рукой, стряхнула упавший снег с капюшона на голове, медленно снимая его, распуская пышную прядь золотистых волос, что скрывалась под ним, немного повертела головой, придавая им выразительный объём.

— Что-то случилось? — обеспокоенно поинтересовалась медсестра, отпивая кофе со стаканчика, что держала в руке

— Нет — ответила Оксана, расстегивая пуговицы надетого пальто, посмотрела серьезно на медсестру что сидела за столом рядом с её рабочим местом, сняла сумочку, что висела на плече, повесила её на вешалку, рядом с которой стояла — А что разве что-то должно случится?

— Просто по вам видно, что вы чем-то обеспокоены — выразила своё мнение медсестра, прикрывая кончиками пальцев, низ белого халата, что открывал ногату её ног

— Мария сходи мне лучше кофе принеси — распорядилась Оксана, снимая с себя белое пальто, повесила его на вешалку рядом с дверью — И как обычно этих кексов с начинкой карамели, а так же унеси отсюда моё пальто, здесь ведь вроде бы должна висеть только служебная одежда

— Оксана Владимировна?! — недовольно фыркнула, вскочила белокурая девушка со стула, на котором сидела чуть, не расплескав на себя кофе, что находилось в пластиковом стаканчике — Я вам не секретарша!

— Но тебе ей придётся побыть — ухмыльнулась Оксана, открывая сумочку, которая висела на вешалке рядом со служебными белыми халатами медицинского персонала, доставая из неё кошелек — По крайней пока работаешь на меня — вынула из кошелька пятисот рублевую купюру

— Ладно — недовольно буркнула девушка в белом коротком халате, выходя из-за стола за которым сидела, звонко стукая каблуками белых туфель по линолеуму — Но чтоб это было в последний раз

— Это я буду решать — передала в руки девушки деньги, гордо заявила Оксана, снимая с вешалки белый врачебный халат — И позови первую какую-нибудь бабульку, мне определенно нужно дело, а там одни бабки сидят

— А что пожилые люди вам уже не интересны? — удивилась белокурая девица, такой строгой конкретики со стороны Оксаны, снимая с вешалки её белое зимнее пальто

— С ними скучно — ответила Оксана, одевая на себя белую материю халата, ткань которого подчеркивала каждый изгиб сочного, пикантного взгляду, её тела

— Вот значит как — удивилась такому ответу белокурая медсестра

Девушка прошла мимо Оксаны излучай столь терпкий приторный аромат «Pure woman от Bruno Banani», оставляя за собой шлейф гармоничных оттенков, таких как черная смородина в безупречно слиянии с мандарином и белой фразии. Держа на согнутой руке пальто Оксаны, блондинка медсестра, другой рукой положила в карман белого халата денежную купюру.

— Скажи чтоб заходили — распорядилась Оксана, повесив сумочку обратно на вешалку, предварительно её, закрывая — Как раз вернешься с кофе, когда я буду принимать уже пятую пациентку — говорила она, отходя от вешалки, направляясь к столу

— Хорошо Оксана Владимировна — открывая дверь, покорно согласилась медсестра, выходя из неё оставляя дверь открытой

— Куда?! — услышала Оксана голос пожилой, возмутившейся женщины — Я тут с 7 утра сижу, очередь держу, а ты без очереди хочешь

— Я только спросить — заверил парнишка на вид, которому было лет шестнадцать, вбегая быстро без очереди в кабинет к Оксане, пытаясь закрыть за собой дверь

— Нет, уж извините! — возразила женщина, нагло противостоя закрывающей дверью, уперлась в её поверхность ладонью руки — Вот в очередь вставай и там спроси

— Оксана Владимировна — обратился вежливо парень, не придавая слова женщины никакого внимания — Я ждал долго, чтобы попасть к вам на приём, дело в том……

Темноволосый подросток на вид, которому было не больше шестнадцати лет, был одет в черную вязаную кофту и темно-синие джинсы. Голубые глаза с блеклым оттенком выражали в нём на фоне его активности, некое недомогание и усталость. Заметила Оксана высыпание в виде красных пурпур на лице, верхних конечностях, животе, спине и руках, как только парень закатал черную надетую на нем вязаную карту и повернулся стоя в кабинете. При сгибании рук, держа кофту задранной было видно, по мимике молодого человека как ему было в тягость терпеть боль.

— Батюшки — охнула пожилая женщина глядя на парня — Так тебе милый надо к дерматологу, ты наверно кабинетов ошибся дорогой это кардиолог

— Женщина выйдите, пожалуйста, из кабинета — строго заявила Оксана — А вы молодой человек в смотровую, я хочу сама всё лучше посмотреть — указала она на смотровую кушетку за ширмой в дальнем конце кабинета

— Вы что собираетесь заняться этим наглецом? — выражая недовольство, запротестовала женщина

— Выйдите из кабинета — повысив голос, Оксана повторила своё требование — Проходи в смотровую и снимай кофту, я должна внимательно всё осмотреть

— Ну знаете — покидая кабинета прошипела возмутившись женщина в синем платье — Я это так не оставлю я пожалуюсь вашему руководителю, может он на вас управу найдёт

— Ненормальная какая-то — тихо выразила Оксана своё мнение, когда дверь кабинета закрылась за женщиной — Я заметила у тебя, помимо красной пурпуры, что суставы твоих рук тебя изрядно беспокоят, болят при сгибании их в локоть,

— Да это началось недавно — пояснил парень, проходя за ширму, снимая с себя черную кофту, положил её с краю на смотровую кушетку — Вместе с болями в животе, а тут еще эта сыпь по всему телу

Подходя к подростку за ширму, Оксана прошла мимо тумбы в кабинете, взяла её коробки стерильные одноразовые резиновые перчатки, надевая их тут же на руки. Обращая внимание на отёки вокруг образовавшихся пурпур, наступила Оксана коленом на смотровую кушетку. На некоторых участках кожи молодого парня, Оксана обратила на «гиперпигментацию», диффузное или очаговое отложение пигмента в коже, приводящее к потемнению окраски всей поверхности тела или отдельных участков кожного покрова. Так же местами, на коже рук, спины, живота и шеи было заметно некоторое шелушение, что говорила Оксане о хроническом течении протекание неизвестной болезни. Дотронувшись перчатками, до кожи спины подростка, Оксана ощутила жар от его тела, что указывала на некую лихорадку неизвестного генеза.

— Как давно тебя у тебя температура? — спросила Оксана, взяв с тумбочки стетоскоп, что лежал рядом со смотровой кушеткой куда сел пациента, присела рядом к его спине

— Уже несколько недель — ответил подростком, я ярко выраженной физической недостаточностью, словно страдающий, как показалось Оксане, головной болью или головокружением

— Помимо других симптомов пурпуры и температуры — интересовалась Оксана, одевая стетоскоп, медленно прислонила ушко к спине подростка — Присутствуют головные боли или головокружение? — уже зная ответ, спросила она, выслушивая шумы сердца

При аускультации шумов сердца с помощью стетоскопа, Оксана определила низкую сократительную способность миокарда, не выявленное нарушение диастолической функции сердца,на основе этогосмогла предположить, что у подростка есть формальное увеличение полостей сердца. Данное исследование аускультации стетоскопом, позволило Оксане предположить, что несовершеннолетний парень страдает «пониженным артериальным давлением», причиной, которой по её мнению, был миокардит. При аускультации легких, над всей их поверхностью, Оксана распознала сухие свистящие хрипы на фоне удлиненного выдоха. Увеличение объёма живота, говорило Оксане о том, что у несовершеннолетнего парня асцит, что указывает на одну из причин желудочно-кишечного кровотечения.

— Проблема с болью в животе расскажи о ней — снимая стетоскоп, спросила Оксана, оставила его висеть на шее, положив ногу на ногу

— Боль бывает ужасная — признался парень, выражая явный признак дисфагии в голосе, надевая на себя черную кофту — Едва держусь, чтобы не закричать, словно живот тянет внутри

— Сколько тебе лет? — смутилась Оксана, все же задала вопрос, который её волновал, глядя на слишком молодой возраст парня

— Шестнадцать — достаточно правдоподобно ответил подросток

— Мне нужно сообщить твоим родителям, что я тебя госпитализирую — вставая с кушетки, заявила Оксана — Скажи мне их номер телефона, им позвонит медсестра и предоставит всю нужную информацию, они могут навестить тебя в часы приёма, расположу тебя в детское отделение

— Прошу вас Оксана Владимировна — вскочил, словно ошпаренный подросток со смотровой кушетки, на которой сидел — Прошу не надо сообщать родителям

«Хм…. а какой мне с этого прок, понимая, в какой я была ситуации и с какой блядью, просто поразительной выдрой я выросла, думаю, я проведу его как совершеннолетнего во взрослое отделение», повернулась к подростку Оксана, поставив ноги крест-накрест, нахмурила хитрым выражением губки.

— Ладно — согласилась Оксана, прислонив коготок указательного пальца к губам — Проведу тебя в свою палату, тебе придётся тогда, направится с медсестрой, что сейчас подойдёт

— Пожалуйста, Оксана Владимировна — подошёл быстро парень к Оксане, чем сильно напугал её своей ошеломительной реакцией — Отведите куда хотите, но прошу, сделайте это лично вы

— Но у меня сейчас приём…..

— Пожалуйста — словно умолял парень, держась за руку с Оксаной — Они немедленно вызовут службу социальной опеки и меня отправят обратно в детский дом, а туда я возвращаться совершенно не хочу

«М…. я, конечно, могу об этом сильно пожалеть, но что если поставить себя на его место, я ведь не знаю что у него случилось, а то, что вызывает миокардит меня уже манит неизвестностью, которую я непременно хочу разгадать», прикусывая краешек губы, взволнованно подумала Оксана, посмотрев с чувством выраженного сочувствия на подростка.

— Хорошо — пошла на уступки Оксана, понимая, что нарушение больничных правил при лечении несовершеннолетних грозит для неё серьезным наказанием — Я сама определю тебя в палату, одевайся и пойдём со мной

— Спасибо вам Оксана Владимировна — шестнадцатилетний парень, будто уже хотел поцеловать руку Оксаны, как только она быстро её отдёрнула

— Так значит — покусывая нервно губу, рассуждала Оксана — Пойдём со мной, определю тебя в одной из палат, ты как себя чувствуешь, идти можешь?

— Да вот только — заметила Оксана, что подросток что-то себя неважно чувствует, обращаясь к ней вялым голосом

— С тобой всё нормально? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, чувствуя волнение за подростка, с обеспокоенным взглядом смотрела на него — Послушай, как тебя зовут, ты хоть осознаешь где ты?

— Павел — едва выговорил подросток, после чего его тут же вырвало кровью на чулки и халат Оксаны, затем упал в обморок на пол лицом к её носикам туфель обрызганных кровавой рвотой

— Блядь — выругалась в тишину кабинета Оксана, чувствуя себя неловко, когда белый халат и чулки вместе с туфлями были в кровавой рвоте подростка

Звонко стукая каблуками по полу линолеума в кабинете, Оксана быстро подошла к закрытой входной двери, нажимая пальцами в резиновых перчатках на её пластиковую ручку. В тот момент, когда на пороге открытой двери стояла медсестра, держа в одной руке пластиковый стаканчик, а в другой полиэтиленовый пакет с кексами. Белокурая девушка, раскрывая голубую красоту глаз, была явно сильно удивлена, заметив Оксану наполовину забрызганной в кровавой рвоте подростка, что лежал на полу кабинета.

— Санитаров сюда скорее — распорядилась Оксана, прокричав в коридор, привлекая к себе внимание собравшихся там пациентов — Желудочно-кишечное кровотечение быстро готовьте операционную

— Оксана Владимировна?! — взволнованно обратилась белокурая девица к Оксане, держа в руках принесенное из кафетерия — Что здесь произошло?

— Блядь ты тупая что ли — прокричала на девушку Оксана, расстегивая пуговицы белого халата, ощущала на себе неприятную кровавую влагу — Быстро носилки и скажи медсестрам, чтобы тут же готовили операционную — снимая халат с себя, повторила она свою просьбу

— Сколько ему лет? — всё еще стояла в ступоре белокурая медсестра, что стояла на входе открытой двери в коридоре поликлинике, когда за её спиной уже стояли любознательные пациенты — Он не выглядит как совершеннолетний

— Что здесь произошло? — спросила проходящая мимо старшая медсестра, когда на входе этого этажа послышался гул катящихся колес медицинской каталки

— Кровотечение ЖКТ

Пояснила Оксана, снимая с рук перчатки, бросила их на пол рядом со снятым халатом, вышла из кабинета, обращаясь к женщине, старшей медсестре, что стояла напротив открытой двери её рабочего кабинета в поликлинике.

— Пусть приготовят операционную — направляясь дальше по коридору, говорила Оксана — Быстрее парень лежит в моём кабинете, предположительно кровотечение ЖКТ, нужно срочное хирургическое вмешательство

Распорядилась Оксана, обращаясь к двум парням санитарам, что катили каталку к ней навстречу, гул колёс которой разносился по всей протяженности коридора.

— Что здесь происходит? — на входе в отделение поликлиники, спросил Тихонов, открывая створку двустворчатой двери

Рядом с ним была Валентина Львова, рыжеволосая девушка была одета в длинный белый врачебный халат, где декольте v-образной формы позволяло разглядеть под ним краешек кружевного красного бюстгальтера. Тело девушки, волосы которой были цвета пламени огня, пахло первозданной свежестью «Azzaro Club Women», нежность оттенка кашемирового дерева которого сводила с ума. На стройных голых ногах девушки были красные туфли на высоком каблуке, высота которого придавали этой львице изощренную сексуальность.

— Что она здесь делает? — возмутилась Оксана, возмутившись появлению Валентины, после того, что она сделала — Мне она больше не нужна, прошу её уволить

— Господи Оксана Владимировна — выказывая удивление и в тоже время саркастическое сочувствие, ужаснулась Валентина, глядя на забрызганные чулки и туфли в кровавой рвоте на Оксане — Что произошло?

— Почему вы её не уволили?! — отражая недовольство в выражение своего лица, спросила Оксана, обращаясь к Тихонову — Мне она больше не нужна и я настоятельно требую её уволить!

— Успокойтесь Оксана Владимировна — упрекнул Тихонов — Львова Валентина Владимировна теперь дежурный хирург, набравшись опыта в работе с вами, она произвела ряд экстренных опасных операций, спасая жизни нашим пациентам

— Мне плевать — даже не посмотрев в сторону девушки, волосы которой были ярко оранжевого цвета, холодно ответила Оксана — Я с ней больше работать не буду

— Вижу, у вас намечается экстренная операция — заметил Тихонов, как из открытого рабочего кабинета, в котором работала Оксана, выкатилась каталка с подростком, лежащим на ней без сознания — Львова будет вам ассистировать

— Нет! — возразила Оксана — Я требую немедленно увольнения этой подлой суки

— Успокойтесь Оксана Владимировна — вновь упрекнул Тихонов — Никто никого не уволит

— Оксана Владимировна! — чувствую за собой некую вину, нежностью голоса обратилась Валентина — Я понимаю, у нас с вами были некоторого рода разногласия в прошлом

— Нет! — прошипела Оксана, возражая на довод рыжеволосой девице — Нихуя ты блядь не понимаешь!

— Оксана Владимировна хотите вы этого или нет! — не соглашаясь с мнением Оксаны, вмешался Тихонов, встав между двумя девушками — Но Львова будет вашим ассистентом во время операции, спасите жизнь вашему пациенту — говорил заведующий, когда за его спиной проезжала каталка с подростком, на которую Валентина обратила пристальное внимание

— Оксана Владимировна — удивилась рыжеволосая девушка — Ваш пациент, что не……

«Блядь это пиздец какой-то, мне вот только, от тебя вот проблем не хватало», подумала Оксана, быстро закрывая рот Валентины ладонью, не давая ей выговориться, взяла девушку под руку направилась следом за каталкой, на которой лежал без сознания подросток, когда её быстро катили два дежурных санитара.

— Пикнешь хоть слово! — прошипела Оксана, стоя рядом с Валентиной и держа у неё ладонь на губах, не давая девушке, выговорится — И я тебя изничтожу!

— Как хорошо, что после всего, что между вами случилось — крикнул вслед Тихонов весьма радушной интонацией голоса — Вы нашли общий язык

— Не думай это не навсегда — шепотом заявила Оксана, подобно шипению королевской кобры, направляясь вместе с Валентиной крепко держа её под руку, насильно вела её за собой — Сколько ты получила, за то, чтобы разлучить меня с дочерью?

— А вы разве не видите?

Пытаясь возразить, Валентина повысила немного тон собственного голоса, чуть ли не до крика, придавая убедительность выражению лица при разговоре.

— Что вам не нужна дочь, ваша девочка постоянно одна в тот момент, когда вы ей очень сильно нужны, Радионова просто заполнила этот пробел собою

«Блядь до чего наглая!», нахмурила губки Оксана, входя в вестибюль больничного здания, искоса со злобой в глазах посмотрела на идущую рядом Валентину.

***

Обрабатывая руку, одетые в резиновые тонкие хирургические перчатки раствором «ОКТЕНИСЕПТА», Оксана тщательно протирала их стерильным тампоном, что держала в руке, стоя рядом с умывальником в помещение предоперационной. Вероника под светом герметично закрытых светодиодных светильников, висевших на потолке, ходила за спиной у Оксаны взад вперед, по белоснежной кафельной плитке, чем был выложен стены и пол этого стерильного помещения. В дальнем конце отделения, где начиналась реанимация, было слышно, как клацала по клавиатуре дежурная медсестра, что никогда не покидала свой пост. Хромированные вентили крана смесителя умывальника, стены и пол этого помещения были отполированы, почти как поверхность зеркала, отражая в себе силуэт расположенных рядом предметов. В воздухе стоял запах антисептических средств, для уборки операционной, который Оксана чувствовала даже через одетую стерильную повязку на лице.

— Я думала — выражала своё мнение Вероника, встав за спиной у Оксаны, облокотившись на кафельную стенку — Что после того, что Валентина с тобой сделала, ты не захочешь иметь с ней ничего общего

— Я и так не хочу — гордо заявила Оксана, бросив использованный тампон в рядом стоящее ведро, застеленное пакетом — Просто Тихонов принудил меня к этому работать с ней сообща

— Тебя вынудили работать с тем с кем ты не хочешь

— Послушай это всего одна операция и всё — возразила Оксана, недовольно под стерильной марлевой повязкой на лице сморщила губки — И плевать что она экстренная

— Между прочим — не соглашаясь с мнением Оксаны, говорила Вероника — Валентина сама от нас ушла, она больше не с нами

— Она больше не с нами — оспаривая такое суждение, Оксана направилась к закрытым двустворчатым плотным герметичным дверям операционной — Потому что она сама такая дура и я не хочу с ней работать! — сгибая руки в локти, Оксана аккуратно ими открыла дверь, не касаясь перчатками поручней двери

— Как приятно видеть в сборе всю команду — обрадовалась Марина Викторовна, заметив Оксану, вошедшую в операционную — Только вот хочу уточнить, родители этого молодого человека в курсе, что с ним сейчас происходит

«Блядь тебе-то, какая разница знают они или нет», недовольно посмотрела Оксана, на женщину, что стояла рядом с аппаратом местной анестезии.

— А что разве должны знать? — ухмыльнулась Оксана, не желая совсем отвечать на вопрос который ей был неприятен — Валерий Николаевич приготовьте, пожалуйста, гастродуоденоскоп и настройте, пожалуйста, четкость изображения картинки на мониторе

— Хорошо Оксана Владимировна — согласился порно Ларионов, стоя рядом с операционным столом, взял в руки запечатанную упаковку с «ГДБ-ГВ-40-АКСИ»

Видеогастродуоденоскоп предназначен для осмотра верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Взятия биопсии под визуальным контролем для цитологического и гистологического исследований. Проведения эндохирургических вмешательств, с применением эндохирургического и электрохирургического инструмента, введения лекарственных растворов.

— Марина Викторовна приготовьте растворы для проведения гастродуоденоскопии

Отдавая указания, говорила Оксана, подходя к операционному столу, где расположили подростка, посмотрела недовольно на стоящую рядом Валентину, делая вид, будто её не замечает.

— Вероника обработай ротовую полость и гортань нашему пациенту раствором «дикаина»

«Дура блядь ебанутая, я тебя даже не подпущу к своему пациенту», нахмурила Оксана возмущенно губки проходя за спиной рыжеволосой девушки.

— Вероника будешь мне ассистировать — заявила Оксана, специально делая вид, что Валентины тут нет, игнорируя распоряжение Тихонова

— Вы будите игнорировать прямой приказ Тихонова? — суровым голосом спросила Валентина

— Ой, прости! — делая вид что смутилась, нахмурила губки Оксана, скрывая за марлевой стерильной повязкой на лице, чудесный изгиб формы скул — Я думала, тебя тут нет

— В следующий раз думайте лучше — пробурчала, выражая явное недовольство Валентина

— И так поверните пациента набок — распорядилась Оксана, стоя рядом с операционным столом, взяла из рук Ларионова гастродуоденоскоп

Оксана медленно ввела кончик гастроскопа в ротовую полость подростка, пользуясь картинкой визуализации с эндоскопического прибора, на котором была установлена хорошая оптическая линза и светодиодный направленный луч света. Достигая отделов желудка, Оксана произвела осмотр каждого его отдела, начиная с «нижнего пищеводного сфинктера», «сфинктер», разделяющий «пищевод» и «желудок». Так же выполнила осмотр субкардиального отдела желудка, расположен вблизи пищевода, именно тут пищевая масса попадает в желудок. Продвигаясь по телу самого желудка, Оксана направляя светодиодный луч исходящий, выполнила обследование малой кривизны и прилегающие к ней переднюю и заднюю стенки. Для исследования дна желудка и его большой кривизны, Оксана пользуясь компрессором, трубка для подачи сжатого воздуха, была подсоединена к гастродуоденоскопу, произвела подачу воздуха для улучшения диагностической картинки.

— Тут всё чисто — внимательно изучая полость желудка — доложила Оксана, осматривая его большую кривизну — Перехожу к луковице двенадцатиперстной кишки

— Но ведь кровотечение должно же где-то быть — не сдержала своё любопытство, вынесла своё мнение Вероника, пристально наблюдая в картинку монитора вместе с Оксаной

— Подожди это еще не конец — возразила Валентина, усмиряя строгостью и спокойностью темперамента голоса пыл кудрявой девушки

Продвигая прибор в каудальном направлении, изучая угол желудка, антральный отдел и привратник, Оксана медленно вошла датчиком гастроскопа в двенадцатиперстную кишку. Начальный отдел «тонкой кишки» у «человека», следующий сразу после «привратника желудка». Характерное название связано с тем, что её длина составляет примерно двенадцать поперечников пальца руки.

— Кровоточащая язва — сразу же обратила своё внимание Валентина

— Вижу — согласилась Оксана, наблюдая в экран монитора через стекла надетых на глазах очков, кровоточащую язву на входе в двенадцатиперстную кишку — Клипирую

Манипулируя гастродуоденоскопом Оксана, поворачивая угол изображения и спектр направленного света на кровоточащую язву, двенадцатиперстной кишки. Обеспечив хорошую визуальную картинку кровоточащей язвы, Оксана, пользуясь хирургическим клипатором, когда кончик эндоскопа касался кровоточащей язвы наложила на неё хирургическую клипсу, поверхность которой была выполнена из гемостатического материала обеспечивая хороший гемостаз.

— Вот еще одна — быстро заметила Валентина, как только Оксана повернула спектр изображения гастродуоденоскопа, направляя направленный луч света на кровоточащую язву

— Вижу — обратила Оксана, как из язвы расположенной чуть дальше в двенадцатиперстной кишке была расположена кровоточащая язва — Начинаю её клипировать

Подводя кончик эндоскопа слишком близко к кровоточащей язве, Оксана, пользуясь оптической линзой, установленной на кончике прибора, произвела клипирование кровоточащей язвы, используя для этого хирургические клипсы. Убедившись, что гемостаз двенадцатиперстной кишки не нарушен, Оксана произвела повторный осмотр анатомических её отделов.

— Похоже, всё чисто — вынимая медленно эндоскоп, заявила Оксана — Доставьте пациента в отдельную палату и проследите, чтобы к нему кроме нас никто не входил

— Я сообщу его родителям, что вы занимаетесь делом этого подростка — изъявила желание Валентина

— Ты больше на меня не работаешь! — прошипела Оксана, положив гастродуоденоскоп на рядом стоящий железный столик — Всё можешь быть свободна

— Я доложу Тихонову о вашем обращении со мной — недовольно выказывая возмущение, пробурчала Валентина, проследовав следом за Оксаной к выходу из операционной

— Мне плевать — гордо заявила Оксана, подходя к закрытым плотным створкам, дверям операционной — Докладывай, кому хочешь, ты больше на меня не работаешь, я не хочу тебя видеть после того, что ты сделала не с моими людьми, не с моими пациентами

— Ах… вот значит как! — возмущенно вскрикнула Валентина

— Да теперь только так — ухмыльнулась Оксана, покидая операционную открывая медленно дверь

— Тогда вы Оксана Владимировна об этом очень сильно пожалеете — прокричала рыжеволосая девушка, покидая операционную следом за Оксаной

— Я уже жалею — повела губками Оксана, направляясь по помещению предоперационной — О том, что взяла и пригрела у себя такую змею, как ты!

— Всё никак не можете простить, что я вас разлучила с какой-то маленькой девочкой…..

— Что ты сказала! — обернулась Оксана, выказывая злобу за скрытой марлевой повязкой на лице, направляясь быстро к наглой рыжеволосой девушке — Повтори, что ты сказала?!

— Да всё правильно вы расслышали — уже с меньшей уверенностью дрожащим от страха голосом, нагло произнесла Валентина, когда Оксана стояла рядом с ней — Какой-то там девочки

— Да как ты смеешь — влепила Оксана, не сдержав обиду, стоящей рядом с собой девушке крепкую пощечину, удар которой свалил девушку с ног, срывая стерильную маску с её лица — Она моя дочь!

— Была бы она ваша дочь — ударившись головой о кафель стенки предоперационной, со слезами на глазах от пережитой боли, говорила Валентина — Вы бы её не бросали в тот момент, когда девочка в вас так нуждалась

— Это не твоё дело! — прокричала Оксана, в истерике замахиваясь на сидящую, на коленях рыжеволосую девушку, медицинский колпак с которой слетел в момент удары на пол

— Оксана Владимировна нет! — успел Ларионов вовремя схватиться за кисть руки Оксаны, помешав ей ударить сидящую на коленях перед ней девушку

— Оксана да что с тобой?! — выскочила тут же из операционной Вероника — О…. господи, что ты наделала? — ужаснулась кудрявая девушку, заметила Валентину, что сидела на полу на коленях, голова у девушки была прижата к кафельной стенке, взгляд испуганной дикой кошки

— Мне придётся обо всем доложить Тихонову — заверил Ларионов, отпуская руку Оксаны — Вы занимаетесь рукоприкладством по отношению к своим коллегам

— Она мне не коллега — поджав от обиды губы, заявила Оксана — Всё операция закончена, убирайся из операционной и к моему пациенту, чтоб не подходила — суровым голосом, прошипела она рыжеволосую девушку, выражая дикость и злобу, подобно оскалу королевской кобры

— Оксаночка! — выскочила из операционной Марина Викторовна, услышав разъярённые крики Оксаны — Что ты наделала? — женщина была просто в шоке, заметив Валентину, сидящую на кафельном полу

«Блядь это пиздец какой-то, что сейчас будет», подумала про себя Оксана, оглядывая собравшихся коллег, что вышли из операционной.

— Доставьте мальчика в палату, в мою палату, взрослое отделение

Распорядилась Оксана, стараясь не поддаваться паническому влиянию своих коллег, что так на неё напряженно смотрели.

— После чего — гордо заявила Оксана, поднимая подбородок к верху — Все кто работают на меня, собираются у меня в кабинете для дифференциального диагноза — направилась она к закрытым входным дверям из помещения

***

Приятной сладостью аромат карамели, насытил атмосферу воздуха в кабинете, излучая свой терпкий пылкой сладостью запах из пластикового стаканчика, что стоял на подставке для разогрева. Пробивные лучи дневного, зимнего деревенского солнца, пробивались через большие пластиковые окна рабочего кабинета Оксаны, расположенного на втором этаже, озаряя всю его обстановку. Ларионов, оставаясь одетым как в операционной, расположился сидя на стуле за стеклянным большим столом, сидя на стуле держа кружку кофе в одной руке, перелистывал страницы красной лежащей перед ним на столе. Вероника прошла за спиной своего отца, шикарно покачивая бёдрами, выказывая красоту изгиба пикантных ножек, что вырисовывались под белым надетым на ней халатом, когда снятые с неё зеленые хирургические штаны лежали на подлокотнике белого мягкого дивана. Марина Викторовна сидела за стеклянным столом, напротив Ларионова, белокурая женщины, выражая изящный объём пышных белых волос, сидела облокотившись на спинку мягкого стула, весьма кокетлива сморщила губы.

— Интересная штука — согласилась Оксана, снимая пластиковый стаканчик с остывшим кофе, с подставки, на которой он стоял — Подставка для подогрева кружек или стаканов — ухмыльнулась она, встав у столешницы, повернулась лицом к своим коллегам

— Мы лечим несовершеннолетнего пациента — была возмущена Вероника — Да как тебе такое в голову могло прийти, ты могла хотя бы известить его родителей

— А зачем? — выражая чудесной чарующей улыбкой алых губ, возразила мягкой интонацией голоса Оксана, отходя от столешницы звонко стукая каблуками надетых черных туфель по паркету, оставаясь всё еще в надетом хирургическом белье после операционной — Что мы от этого выиграем?!

— Вероника права! — поддержал эту мысль Ларионов, перелистывая собранную папку анамнеза пациента — Парнишке шестнадцать лет отроду, у него должен быть опекун или ответственное доверенное лицо, желательно родственник

— Тогда давайте я буду его ответственным лицом! — заявила Оксана, оспаривая мнение Ларионова, прошла мимо Вероники, вдыхая изумительную силу парфюма «Tom Ford — Black Orchid», которым так щедро было пропитано её тело — А что в этом такого?

— Не вижу в этом ничего такого! — хитрой ухмылкой, выражая согласие, ответила Вероника, встав за спиной у Оксаны — По-моему, думаю, будет достаточно, если ты будешь просто её лечащим врачом — быстро переменилась она во мнении, заметив суровый взгляд со стороны Ларионова

— Лицемерка — недовольно высказала своё мнение Оксана, кончиками пальцев взявшись за спинку, свободного стула, немного отодвинула его от стола — Что может вызывать кровотечение в ЖКТ и миокардит? — начиная дифференциальный диагноз, обратилась она к коллегам, садясь на стул

— «Системная красная волчанка» — предложила свою теорию Вероника, встав за спинкой стула, на котором сидела Оксана — Объясняет и кровотечения ЖКТ и твою теорию с миокардитом

— При «хроническом гепатите» — предположила Марина Викторовна, взявшись кончиками пальцев за белую керамическую кружку, что стояла на стеклянном столе возле неё — Кровотечение в ЖКТ тоже вероятно, как и брадикардия, что естественным образом, ты приняла за миокардит

— «Ревматизм» объясняет все выше перечисленные симптомы, что указаны в карте — вынес свою точку зрения Ларионов, поправляя пальцами за дужку очки, что были на нём одеты — Как и кровотечение ЖКТ, так и ваш миокардит

— Значит так — заявила Оксана, выслушав мнение, каждого из коллег — Сделайте рентген легких, мочу на анализ, биохимический и общий анализ крови, ЭКГ и ЭхоКГ, так же возьмите «бакпосев из зева», для подтверждения ревматоидного фактора заболевания

Вставая медленно со стула, на котором сидела Оксана, держа в руках пластиковый стаканчик с кофе, медленно поднесла его к алым раскрытым губам.

— «УЗИ органов брюшной полости» при увеличении объёмов печени от нормальных — смакую во рту карамельную сладость кофе, продолжила отдавать указания Оксана — При подтверждении хоть малейших признаков гепатита, сделайте «биохимические пробы печени»

— Оксана Владимировна простите! — послышался голос Валерии, когда дверь её кабинета открылась и на пороге стояла белокурая секретарша — Я понимаю, вы настоятельно просили никого к себе не впускать но…….

— Оксана Владимировна, что вы о себе возомнили! — крикнув, вошел в кабинет Тихонов, вынудил белокурую девушку, что стояла в его дверях, подвинуться — Почему вы позволяете себе рукоприкладства по отношению к своим, между прочим, коллегам! — говорил он, когда за его спиной медленно, опустив голову, вошла в кабинет Валентина

— Нажаловалась сука! — прошипела недовольно Оксана, глядя с отвращением на вошедшую рыжеволосую девушку в свой кабинет, её огненно красные волосы ровной струёй водопада свисали с плеча, надетого на ней белого халата — Я же сказала, ты больше с нами не работаешь, ты уволена, всё проваливай

— Нет! — возразил Тихонов — Валентина Владимировна на время вашего дела, будет являться членом вашей команды, хотите вы этого или нет

— Нет! — не соглашаясь с таким утверждением, Оксана оспорила точку зрения заведующего больницей — Я этого не хочу! — поставив стаканчик с кофе на стеклянный столик, звоном пластика о стекло она выразила свою непокорность, разливая с него капли кофе на поверхность стола

— Вам придётся с этим смериться — твердостью голоса заявил Тихонов — Всё работайте, если у вас есть дело, я не смею вам мешать больше

— Мне нужно обследовать детский дом, в котором вырос мой пациент — объяснила Оксана, не сдержав эмоции при себе — Наверняка причина в этом

— Хорошо, не вижу в этом никаких проблем, езжайте — пожав плечами, согласился Тихонов, подходя к открытой входной двери — Только Валентина Владимировна будет руководить группой ваших врачей, пока вас не будет

— Что?! — возмутилась тут же Вероника

— Нет, это невозможно — возразил тут же Ларионов, вставая со стула на котором сидела — Валерий ты в своём вообще уме — обратился он выказывая возмущение к Тихонову

— Валерий Валерьевич — была тоже не согласна с таким утверждением Марина Викторовна — Я бы посоветовала бы вам поставить на замещение нашей Оксаночки, кого-то более компетентного

— А вообще что это, в самом деле — с ухмылкой на лице, говорил Тихонов, встав в проходе открытой двери — Валентина Владимировна на время этого дела, вы являетесь главным лечащим врачом пациента, а Оксана Владимировна, что так радостно смотрит, будет напрямую вам лично подчиняться

— Что?! — возмутилась Оксана, никак не обрадовавшись такому указанию — Вы не имеете права отстранять меня от дела?

— А я вас не отстраняю — заверил Тихонов, оставаясь стоять в проходе открытой входной двери, держался пальцами за её металлическую ручку — Просто на время этого дела Валентина Владимировна будет главной и то, как она скажет, вы будите это исполнять, вам ясно?!

— Нет! — не согласилась с такой точкой зрения Оксана, оставаясь стоять возле стула, с которого недавно встала — Да на каком блядь основании вы делаете её главной, моего, между прочим, отдела? — была крайне ошарашена такой новой затеей со стороны Тихонова

— Надоели мне ваши выходки — объяснил Тихонов, покидая кабинет, оставляя дверь открытой, добавил он напоследок — Пора хоть немного вас уже усмирить — ворчал этот мужчина, направляясь по приёмной

— Оксана Владимировна — нагло заявила своей подлостью голоса Валентина — Не сочтёте ли за труд закрыть дверь?!

— Я закрою — покорно согласилась Вероника, защищая репутацию Оксаны

— Нет, сядь! — не согласилась с таким утверждением Валентина — Оксана Владимировна встаньте и закройте дверь за заведующим больницей — гордо проявляя чрезмерную наглость, повторила свою просьбу Валентина

— Да кем ты себя возомнила?! — возмутилась Оксана, покорно вставая со стула, прошипела в ответ дикостью королевской кобры — Ты думаешь, если Тихонов тебя поставил главной, ты можешь всё?!

— Поскольку Оксана Владимировна будет работать в клинике сегодня весь день — пропуская возражения Оксаны, мимо ушей, говорила Валентина — Так я вынуждена её оставить на ночное дежурство

— Да ты в конец охуела — подходя к открытой двери, грязно выругалась Оксана, касаясь её металлической ручки кончиками пальцев — Кем ты себя считаешь?

— Тем, кем вы себя возомнили, когда стояли во главе отделения сердечнососудистой диагностики и хирургии — с хитрой ухмылкой на лице произнесла Валентина

— Да как ты смеешь?! — прошипела Оксана, громко хлопнув дверью, тем самым закрывая её

— Я сообщу родителям вашего пациента, где его искать, а если он из детского дома, то обращусь сначала туда — гордо заявила Валентина о своих намерениях — Такую змею как вы Оксана Владимировна уже давно пора усмирить

— Да если бы не я — не сдержав при себе накопленных эмоций, говорила Оксана — Да ты бы сейчас утку с дерьмом выносила бы за стариками, это я натаскала тебя и сделала из тебя хорошо квалифицированного врача и вот твоя благодарность……

— Оксана Владимировна успокойтесь — заверил Ларионов, вставая со стула — У всех у нас есть работа, если вы не возражаете, Валентина Владимировна мы могли бы к ней приступить

— Да только пусть — поднимая подбородок к верху, гордо заявила рыжеволосая девушка с веснушками — Оксана Владимировна начнёт с клиники

— Блядь! — прошипела Оксана, открывая дверь, совершенно не желая дальше продолжать разговор покинула его, перешагивая быстро через высокий порог открытой двери — Я заставлю тебя за это заплатить — так же громко, она снова захлопнула за собой дверь, оказавшись в приёмной, опираясь на её гладкую поверхность

— Оксана Владимировна всё хорошо? — придавая волнение в голосе, обратилась белокурая секретарша, подходя медленно к Оксане, Валерия выразила искренность сочувствия — Мне очень жаль, что вас попросили подвинуться с места главного руководителя вашей диагностической группы врачей

Великолепие сочетание вкуснейшей палитры вкусов, Оксана смогла распознать в белокурой обладательнице столь известного парфюма, как «Pure Poison от Christian Dior», его манящий шлейф состоящие из аромата мандарина, прелести апельсина и бергамота впитали все самые сильные стороны этого поистине сказочного запаха. Женщина была одета в белую, подобно цвету снега блузку, что придавала выразительный объём её груди. Обворожительная прелестью короткая черная юбка, достаточно соблазнительно облегала пикантные ноги блондинки, придавая им манящую взгляду тонкость изгиба. Черные, остроносые туфли, выражали в этой женщине притягивающую сексуальность за счет высоты и тонкости их каблука.

«Блядь тебе-то, какое нахуй дело, эта рыжая сука совсем не понимает куда лезет», сморщив губки, подумала Оксана, облокотившись, спиной на закрытую дверь, стояла в приёмной за закрытой дверью, своего рабочего кабинета.

— Я с ней разберусь — выражая недовольство, ответила Оксана, отходя от закрытой двери, стукала каблуками по кофейному цвету паркету, которым был выложен пол этого помещения — Это всего лишь вопрос времени, обещаю, когда я вновь вернусь на свой законный трон, она как никто другая поплатиться за такую измену

— Оксана!

Почти сразу же вышла из кабинета Вероника, медленно открывая дверь, обращаясь к Оксане перешагивая через высокий порог, кудрявая темноволосая девушка вошла в приёмную.

— Постой — убедительно попросила Вероника, медленно тут же закрыла за собой дверь — Валентина разрешила мне помочь с приёмом пациентов в клинике, а ты пока можешь навестить нашего пациента

— С чего бы тебе это делать?! — удивилась Оксана, встав посреди приёмной, посмотрела удивленно на большой красиво распустившийся фикус, что пышностью огромных листьев разрастался за спиной у Вероники, рядом с открывшейся входной дверью в кабинет — Ты, что не слышала распоряжение нового своего начальника?

— Валентина, конечно, сглупила — признала это Вероника, отходя от двери медленно закрыла её за своей спиной — Но даже она понимает, если дело касается болезни наших пациентов, нет никого лучше тебя и поэтому я тебя прикрою в клинике

— И как же ответит Валентина на эту выходку? — недоверчиво спросила Оксана, нахмурив губки, медленно сделала шаг навстречу Веронике

— Прошу — обратилась Вероника, прошла по приёмной, подходя медленно к Оксане — давай это обсудим в коридоре

«Странно и с чего мне ей верить, что эта потаскуха, что рыжая всегда были вместе заодно, нет тут наверняка кроется какой-то подвох», подумала про себя Оксана, выказывая взглядом безупречно лазурных глаз, недоверие к кудрявой темноволосой девушке, что медленно к ней подошла.

— С чего мне тебе верить? — выказывая сомнения, спросила Оксана

— С того, что ты сейчас пойдёшь к нашему пациенту — прошептала под ухо Вероника, сказочной лаской волшебных теплом пальцев обвила шею Оксаны — А я займусь приёмом твоих пациентов в клинике — придавая убедительность, тону голоса, шепотом прошептала она

— Ладно — покусывая губу, сгорая от сильного сексуального возбуждения, от поразительных нежных ласковых нот шепота, согласилась Оксана — Давай поговорим в коридоре — назойливо вильнула она прелестью упругих ягодиц, что прятались за зелеными хирургическими штанами, надетыми на ней, направилась она к выходу из приёмной

— Так-то лучше — подходя первой к закрытой двери, улыбнулась Вероника, касаясь пальцами ручки входной двери

— Удивляет, как быстро вы нашли выход из сложившейся ситуации — ухмыльнулась Валерия, когда Вероника открывала перед Оксаной входную дверь в приёмную

— Занимайтесь Валерия своей работой — выражая недовольство, грубо высказала Оксана своё мнение, переступая через высокий порог открытой двери — И не суйте нос не в свои дела

— Оксана хватит уже! — была возмущена Вероника, покидая приёмную следом за Оксаной, зарыла тут же за собой дверь — Можешь идти к нашему пациенту, а пока займусь приёмом в клинике

— С чего бы это? — усомнилась Оксана, встав напротив белой занавески, что висела на пластиковом окне в больничном коридоре

— Просто иди и делай свою работу — заверила Вероника, касаясь обеими руками локтей согнутых рук Оксаны — Я решу сама вопрос с поликлиникой, ты хотя бы постарайся Тихонову на глаза какое-то время не попадаться

— Хм…. что во всём этом мне кажется странным — все еще сомневаясь в доброте душевной Вероники, выразила своё мнение Оксана

— Просто иди, делай своё дело — уверяла Вероника, стоя вместе с Оксаной в больничном коридоре чудесной лаской пальцев провела по её пышным золотистым волосам — И не о чем не волнуйся

— Это я умею делать лучше всего — проходя по бетонному полу коридора, ответила с улыбкой на лице Оксана, мило улыбаясь кудрявой темноволосой девушке, звонко стукая каблуками одетых черных туфель о поверхность пола — Главное чтобы, ваша затея не вылезла мне боком

— Не о чем не волнуйся — крикнула вслед Вероника, направляясь по больничному коридору в противоположном направлении от Оксаны

***

Звонко стукая каблуками черных туфель, Оксана вошла в отделение с больничными палатами, переступая высокий порог, открытых двух створок двери. Свет дневных светодиодных, герметичных светильников, достаточно ярко освещал большую площадь и коридор всего отделения, когда вертикальные белые жалюзи на пластиковых окнах, были полностью закрыты. В коридоре слышался шум работающих увлажнителей воздуха, тихое журчание работающих вентиляторов создавали приятной микроклимат для пациентов. Атмосфера за счет увлажнения воздуха не имела никаких посторонних запахов, лишь только легкий запах средств уборки для мытья пола и подоконников пластиковых окон. Сон час в отделение создавал умиротворённую тишину, лишь стук по клавишам пальцев сидящей на посту дежурной медсестры, разговорная негромкая речь из сестринской комнаты и чьи-то шаркающие шаги в конце коридора.

— Оксана Владимировна — отвлеклась девушка шатенка от монитора, поправляя кончиками пальцев дужку очков на глазах, обратилась к Оксане, когда она прошла мимо её поста, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, постеленному на полу — Вашего пациента доставили в вашу палату.....

— И что ты мне хочешь этим сказать?! — возмутилась Оксана, на то, каким затрагивающим для неё тоном голоса, к ней обратилась девушка, что сидела на посту — Я сама лично около часа назад закончила экстренную операцию и его должны были разместить в палате

— Вам не показалось случайно, что ваш пациент……

— Я врач этого парня — гордо заявила Оксана, подходя к стойке за которой сидел дежурная медсестра, опираясь на неё пальцами, выгнула спину, выставляя изящную красоту бёдер, эластичность которых отразилась даже через зеленые хирургические штаны на ней — По крайней мере, это не твоё дело

— Ваш пациент что несовершеннолетний и вы его доставили во взрослое отделение?

— Не лезь туда, куда тебя не просят — грозно повторила Оксана своё требование, опираясь пальцами на стойку дежурного поста, чуть наклонилась к девушке — Я сама как-нибудь разберусь, где должны лежать мои пациенты

— Если Валерий Валерьевич узнает вашу аферу — предупредила шатенка, пытаясь внушить опаску Оксане, интонацией своего голоса

— А ты ему не говори — ухмыльнулась Оксана, отходя от поста регистратуры, направилась дальше по коридору — Тогда никто ничего не узнает

Подошла она, покачивая бёдрами к закрытой пластиковой двери больничной палаты, что находилась в нескольких метрах, противоположно поста медсестры. Нажимая кончиками пальцев на пластиковую ручку, Оксана медленно открыла дверь, толкая её вовнутрь кончиками пальцев другой руки. В палате была легкая мгла, пластиковое окно было закрыто белой шелковой занавеской, на фоне которой вырисовывалась тень гуляющих за окном голых огромных веток тополя. На стене висел увлажнитель воздуха, излучая тихий шум работающих вентиляторов, он полностью ликвидировал посторонние запахи в палате. Парень что лежал на койке, пришёл в себя, как только Оксана, сгибая ногу в колено, перешагнула через высокий порог открытой двери, входя в палату. Медленно поступал через капельницу на его руке физиологический раствор, капли которого постепенно стекали по катетеру, закрепленному на кисти руке подростка.

— Как, себя чувствуешь? — поинтересовалась Оксана, дотрагиваясь пальцами до регулятора яркости свечения светодиодных светильников, что висели на потолке больничной палаты, делая постепенно свет приятным для глаз — Пришла, как только смогла

— Оксана Владимировна — осипшим голосом, обратился парень, что лежал на больничной койке

Низкое артериальное давление, сразу, на что обратила внимание Оксана, когда на приборной панели, для снятия жизненных показателей отразилось 90 на 50. По внешнему виду подросток страдал легкой формы недомоганием, головной болью потливостью, рук и лица, обильное покрытие сыпи на коже подростка, предсказывало какой-то неизвестной форме инфекционного воспалительного заболевания. Медленно по мочевому катетеру стекала моча в баночку, что была привязана к койке пациента, по цвету кровеносного окраса мочи, Оксана быстро определила гематурия у молодого парня. При сгибании руки в локоть, парень чуть сморщился в мимике лице, почувствовав, по всей видимости, боль в суставах, дотрагиваясь до живота, было отчётливо видно, как подросток страдал «абдоминальным синдромом».

— Боль в составах и животе всё еще беспокоят тебя? — поинтересовалась Оксана, опираясь спиной на закрытую пластиковую дверь — Что помимо этого тебя еще беспокоит — обратила она внимание на то, как парень, страдая, недомоганием, чуть затруднялся с ответом

— Голова ужасно раскалывается — ответил подросток, изнемогающим от бессилия голосом, положив руку на голову, поверхность лба которой была покрыта мелкими капельками пота

— Послушай Паша

Обратилась Оксана, отходя от двери, старалась сильно не стукать каблуками по линолеуму медленно, направилась к кровати, на которой лежал несовершеннолетний пациент.

— Мне нужно осмотреть дом, в котором ты живешь — подошла Оксана к больничной койке — Тот адрес, что указан у тебя в медицинской карте он настоящий?

— Вам что-нибудь удалось обнаружить? — поинтересовался все таким же тяжелым изнывающим от слабости голосом парень

— Кроме того, что у тебя болит голова, обильное покраснение в виде пурпур на теле, кровавой рвоты, обморочным состоянием, а так же низким артериальным давлением, я ничего не забыла?

Поправляя белый надетый длинный врачебный халат, Оксана присела на свободный край кровати подростка, дотрагиваясь ладонью до лба парня, что лежал перед ней на кушетке.

— Так же температуры на первый взгляд ближе к 38 градусов, почечной недостаточностью, что выражается в виде гематурии

Пояснила Оксана, убирая руку со лба подростка, ощутила на пальцах его холодный липкий пот, вытерла руку, о белое вафельное полотенце, что висело на спинке больничной койки.

— И то, что у тебя в кишечники кровоточащие язвы, которые мне удалось клипировать, но это не факт, что они снова не дадут о себе знать

— Хорошо — кашляя в кулак, согласился молодой парень — Но вам, сначала нужно кое-что знать

— Хорошо в чем дело? — спросила, доставая из кармана белого халата черный футляр с очками, положила ногу на ногу — Что я должна знать Паша?

— Пообещайте, что именно вы поедите по этому адресу — потребовал молодой парень, схватившись за кисть руки Оксаны, словно умолял её этой просьбой

«Посмотрите-ка, еще молоко на губах не отсохло, а он мне условия уже ставит, ну и наглости у него, в ответ на то, что я спасла ему уже раз жизнь», возмутилась Оксана, однако жажда искушения разгадать головоломку болезни этого подростка переполняла её гордость.

— Хорошо — решила пойти на уступки Оксана, посмотрев в измученные глаза подростка — Я поеду туда лично, что я должна знать? — спросила она, убирая руку из пальцев парня, положила её к себе на колени

— Дело в том — рассказывал он, глядя напряженным взглядом на Оксану — Что я не один сбежал из детского дома и прятался так долго от социальных служб по делам несовершеннолетних, мне ведь кто-то помог, сам ведь я бы не справился

— И кто же это был? — внимательно смотрела Оксана на показания с датчиков «суточного мониторирования АД», на которых фиксировалось четкое пониженное артериальное давление

— Это была Катерина

— Какая еще Катерина? — продолжая разговор, спросила Оксана, однако, не проявляя, для себя, никакого интереса к рассказу этого парня

— Катерина Калинникова — пояснил он — Мы с ней дружим с детства в детском доме, она старше меня года на три, это она все организовала

— Значит у нас тут детская любовь — с ухмылкой подметила Оксана, выражая своей улыбкой, интерес к этому банальному для неё разговору

— Не совсем — возразил он — Мы с ней просто друзья

— Просто друзья не сбегают вместе с детского дома — не поверила Оксана такому доводу

— Ну, точнее я её люблю — признался парень — Но у нас с ней только дружеские отношения, хотя мы и живём вместе

— А она что? — спросила Оксана

— А она меня кажется нет — уныло ответил подросток, выражая разочарование — По крайней мере я в ней не видел этого интереса

— Естественно — рассмеялась Оксана, приложив ладонь к губам, скрывая таким жестом смех — А чего ты ожидал от девушки, что на три года тебя старше

— Мы вместе планировали убежать из этой системы

— И вам удалось — признала этот довод Оксана — Ты хоть как-то пытался ей показать свои чувства

— Пытался — стесняясь взора Оксаны, ответил он, поворачивая отчаянный взгляд на носики её черных туфель — Но она ясно дала понять, что мы с ней просто друзья

— Как давно она тебя знает? — спросила Оксана, не придавая никакого значения откровениям молодого человека — И как давно вы сбежали из детского дома?

— Примерно больше года назад — выражая помутнение рассудка, ответил он, сонным унылым голосом

— В детском доме, что-нибудь схожее на все эти симптомы случалось у тебя?

Поинтересовалась Оксана, выражая обеспокоенность за его изнурительной слабостью состояние, что объяснялось лишь сердечной недостаточностью.

— Головные боли, изнурительное состояние, пурпура на теле, ну или боли в суставах, животе?

— Это началось примерно с полгода назад — пояснил парень

«Значит, это произошло чуть позже их побега из детского дома, но что же тогда, полгода он жил без детского дома и ничего, никаких симптомов», предаваясь глубоким раздумьям, Оксана посмотрела на подростка.

— Хорошо пищи адрес — чуть наклонившись, сидя на больничной койке пациента, Оксана аккуратно стянула с тумбочки, что стояла рядом белый листок и ручку

— Обещайте только, что именно, вы одна туда поедите! — повторил он еще раз своё требование

— Я же сказала тебе

Заверила Оксана, оставляя листок с ручкой лежать на краю тумбочки, раскрыла черный футляр, что держала в руке, взявшись кончиками пальцев за дужки, лежащих в них очков.

— Что я поеду туда одна — медленно доставая очки из футляра, Оксана тут же одела на лазурные сияющие голубым блеском глаза

— Хорошо — ответил молодой парень — Тогда записывайте

— Давай уже диктуй — придавая интерес к чувствам и страданиям парня, ухмыльнулась Оксана, убирая пустой футляр из-под очков обратно в карман белого халата

— Улица садовая шестьдесят — пояснил парень — Это совсем через пару улиц от больницы

— Я знаю, где это — заверила Оксана, записала адрес она на — А теперь извини мне надо пообщаться с твоей возлюбленной и осмотреть условия, в которых вы живёте, возможно, там кроется причина твоей болезни

— Оксана Владимировна — окликнул парень, когда Оксана подошла к закрытой входной двери, касаясь пальцами регулировки свечения светодиодных светильников — Я не знаю, зачем вы это делаете, но спасибо вам за это

— Поблагодаришь позже — стоя в пол оборота ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, выключая полностью свет светодиодных светильников — Я не знаю, что это у тебя, но мне дико интересно

Нажимая пальцами на пластиковую ручку входной двери в палату, Оксана медленно открыла дверь, потянув её на себя. Перешагивая порог открытой двери, Оксана еще раз обернулась к парнишке, что лежал на больничной койке.

— Я распоряжусь, чтобы с тобой кто-нибудь был из моих коллег — уверяла Оксана, стоя в проходе открытой двери, держалась пальцами за пластиковую ручку входной двери — Не просто, так что тебе скучно, а что внезапно не произошла остановка сердца, тебя могли быстро реанимировать

— Хорошо, спасибо вам — ответил подросток голосом, всё еще страдающей дисфагией

«Высыпание на тебе в виде красных пурпур становятся обильными, температура уже 38 градусов, кровотечения в ЖКТ и боль в суставах, так же низкое артериальное давление, что указывает на ревматоидный фактор», размышляла Оксана, выходя в больничный коридор, покидая больничную палату, пропустила пожилую женщину, что едва перебирая ногами, прошла по коридору.

— Так и знала, что именно тут, вас стоит искать? — произнесла Валентина, стоя у поста дежурной медсестры, облокотившись на стойку локтём, рыжеволосая бестия с удивлением посмотрела на Оксану, что вышла в больничный коридор, покидая палату — Вас видимо ничего не остановит!

— Ты что за мной следила? — не удивилась Оксана, заметив рыжеволосую девушку — Хотя почему-то меня это не удивляет, ты же теперь главная

— Нет, просто знала — отошла медленно от поста медсестры рыжеволосая девушка, держа в обеих руках белое зимнее пальто Оксаны — Что ваша жажда искушения разгадать головоломку никогда не затухнет

— Сейчас понимаю мне придётся сделать вид — удивилась Оксана, не понимая совсем зачем Валентина в руках едва держала её зимнее белое пальто — Что я направляюсь в поликлинику, вот только зачем мне моё пальто?

— Вы узнали адрес, где проживает адрес ваш пациент? — подходя к Оксане, спросила Валентина, передавая ей в руки белое пальто — Ведь как я понимаю, ваша головоломка после беседы с вашим пациентом стала еще интереснее и вам просто необходимо изучить место его жительства

— Ты всё правильно понимаешь? — удивилась Оксана суждению Валентины — Ты, что вот так просто возьмешь и отпустишь меня?

— Я знаю вас как руководителя — снимая белую кожаную сумочку с плеча, говорила Валентина, передавая её в руке Оксаны — И знаю как хорошего специалиста, поэтому понимаю, мешать вам, глупая затея, просто делайте своё дело

— Могу я хотя бы принять душ? — поинтересовалась Оксана, замечая во взгляде голубых глаз Валентины, странные намерения — От меня до сих пор разит операционной, после того как там незадолго до срочной операции, произвели санитарную уборку помещения

— Главное постарайтесь не попадаться Тихонову на глаза — заверила Валентина, повернувшись к Оксане спиной, направилась в противоположном направлении

— Почему ты это делаешь? — спросила Оксана, оставаясь стоять рядом с закрытой дверью палаты, из которой недавно вышла — Зачем ты мне помогаешь?

Повторила Оксана свой вопрос, но в другой формулировке, после того, как Валентина остановилась, не доходя до открытых входных двустворчатых дверей входа в отделение.

— Ты ведь столько сделала чтобы мне отомстить — продолжила говорить Оксана, когда рыжеволосая девушка, стояла у входа открытых двустворчатых дверей — Почему сейчас ты передумала?

— Вы правильно поняли Оксана Владимировна — с ухмылкой словно заигрывая, ответила Валентина — Я просто знаю, что никто кроме вас, не сделает лучше, вашу работу, поэтому лично я вам даю зеленый свет на все ваши решения, но старайтесь не попадаться на глаза Тихонову

— Я конечно с тобой соглашусь — признала это Оксана, тихо ответив — Но и как всегда понимаю, я могу об этом сильно, так же могу пожалеть

— Делайте лучше свою работу — повторила еще раз своё распоряжение Валентина, покидая отделение, выходя через открытые двустворчатые двери, рядом с которыми она стояла

— Ёбнутая какая-то

Тихо прошептала Оксана, выражаясь грязной некультурной лексикой, оставаясь стоять одной в больничном коридоре, держа в руке белое зимнее пальто и кожаную сумочку.

— Что ей только в голову взбрело опять? — шепотом спросила Оксана себя, проследовав к выходу из отделения в противоположном направлении

***
Поток будоражащих капель воды, покрывал тело Оксаны, когда она стояла, запрокинув голову, подставляя лицо по струю душа, находясь в плотной атмосфере скопившегося пары в душевой пластиковой кабинке. Завораживающий тонкостью гель для душа, смачной пеной которого Оксана покрывала сочную грудь, излучая при этом приторно сладкий запах дамасской розы, оставляя на коже липкий осадок, что тут же смывался водой. Покачивая бёдрами, Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель о белую плитку кафельного пола, душевого помещения, выгибая спину, выставляя эластичную красоту ягодиц. Золотистые пряди, мокрых волос, прилипали к спине Оксаны, скатываясь по коже пленительной лаской скольжения. Сугробы обильной пены, геля для душа, плавно подчиняясь сочному изгибу тела Оксаны, попадая под струю воды, тут же падали на пол белой кафельной плитки, по которой она едва касалась каблуками черных туфель, переступая с ноги на ногу.

Закрывая блестящие вентили смесителя, Оксана перекрыла поток льющейся воды с душа, стягивая другой рукой, висевшее на дверце белое махровое полотенце. Обволакиваясь в его теплую, нежную материю, выражая упругость сочного изгиба своего тела, заворачивая его краешек на груди, Оксана взяла в одну руку мочалку, повесив её на кисть, прохладные капли с которой падали ей на ноги. В другую руку взяла флакон с гелем, толкнула кончиками пластиковую дверь, поверхность которой была покрыта каплями влаги, выпуская тем самым скопившейся пар из душевой кабинки. Стукая каблуками черных туфель по кафельному полу душевого помещения, Оксана, покачивая бёдрами, медленно прошла к выходу, к закрытой пластиковой двери. Подходя к двери, Оксана, касаясь кончиками пальцев пластиковой ручки, рукой, на кисти которой висела мочалка, плавно открыла дверь, толкая её от себя.

— Что-то тут не вяжется — тихо про себя прошептала Оксана, размышляя вслух

Входя в служебное помещение медицинского персонала, покидая душевые, провела пальцем другой руки, держа крепко стеклянный флакон за ручку по клавише выключателя, погружая во тьму мрака комнату.

— Та девчонка, про которую он говорил

Перешагивая порог открытой двери, Оксана чувствовала, что мокрые волосы, холодным касанием моросили её кожу, как по каждой клеточки её тела скатывались безудержно холодным касанием капли воды.

— Она ведь года на три его старше, насколько я знаю в детском доме содержаться лица не достигшие, совершеннолетнего возраста — продолжила рассуждать вслух Оксана, входя в служебное помещение, закрывая за собой пластиковую дверь душевого помещения

Белые жалюзи на пластиковом окне были чуть прикрыты, создавая легкую тень полумрака в помещении, скрывая пышные хлопья снега, что падали за большими стеклами. Воздух в этом помещении был пропитан аромат цитрусового женского непонятного парфюма, название которого Оксана распознать не смогла из-за приторного вкуса чая каркаде и запаха сигарет экстракт роз, которых заполонил атмосферу воздушного пространства. По полу помещения была раскидана хирургическая одежда Оксаны, что она оставила ковром, проходя от входа в это помещение, со стороны больничного коридора до её шкафчика, оставляя лежать на подлокотнике белого мягкого дивана своё пальто и кожаную сумочку. Белый халат, что висел на дверце открытого шкафчика Оксаны, излучал до сих пор отвратительный тошнотворный запах средств санитарной обработки операционной. Поставив флакон с гелем на полку, Оксана, прикусывая краешек губы, поднося коготок указательного пальца к мокрым губам, осматривала висевшие платья из её шкафчика.

— Оксаночка ты здесь?

Послышался голос Марины Викторовны, когда дверь служебного помещения медицинского персонала открылась, смутив своим появление Оксану, что находясь укутанной полотенцем, прикрыла от неожиданности грудь, ладонью свободной руки, повернувшись спиной к входу.

— Звонила Катерина и была сильно обеспокоена твоим безрассудным выбором — разъясняла белокурая женщина, входя в служебное помещение, закрывая тут же за собой дверь

Марина Викторовна, так искусно ставила ноги крест-накрест, стукая каблуками красных надетых на ногах туфель оставляя шлейф бесподобного аромата «La Roue De La Fortune», завораживающая тонкость искушающего запаха которого принадлежала сладкого оттенку гардении.

— Ты, что в самом деле решила выйти за Коновалова? — задала вопрос Марина Викторовна подходя к Оксане, встав рядом с нею — Ты же понимаешь что таким решением ты изменишь всю свою жизнь — коснулась она кончиками теплотой пальцев оголенного плеча её плеча, на котором сохранились еще капли воды с душа

— О господи….. — изнывая и в тоже время, сгорая от стыда, Оксана чуть запрокинула голову, обернулась к женщине, что стояла у неё за спиной — И вы туда же, да у меня с Сережей всё серьезно и да мы хотим узаконить наши отношения

— Надеюсь, ты хорошо об этом подумала, потому что…….

— Надеюсь — покусывая краешек губы, возразила Оксана — Если вы не будите вмешиваться в мою личную жизнь, мы с вами очень даже поладим

— Послушай я конечно рада, что ты выходишь замуж

Положила руки на мокрые плечи Оксаны, продолжая смотреть в её лазурные голубые, топазного цвета глаза, убедительно говорила Марина Викторовна

— Но ты выбрала не того человека

— Замуж я выхожу за того — твердостью голоса заявила Оксана, повернувшись вновь спиной к этой женщине, встав другим боком к открытой дверце своего шкафчика — За того, кого выбрала сама, впервые в своей жизни, я могу сделать хоть что-нибудь сама?

— Но только не Коновалов

— Вы что тоже с ним спите? — ухмыльнулась Оксана, дотрагиваясь кончиками пальцев до мокрого белого полотенца, которым было плотно обтянуто её тело, спросила она, оборачивая голову, посмотрела удивлённым взглядом на блондинку, что стояла у неё за спиной — Тогда почему?

— Оксаночка да он же бабник — заявила Марина Викторовна, поправляя кончиками пальцев, обеих рук, дужки очков, что висели у неё на глазах — Он же не одну юбку мимо себя не пропустит

— Уже как полтора месяца он смотрит и видит только одну юбку у себя перед глазами

Ухмыльнулась Оксана, снимая медленно полотенце со своего тела, наблюдая краем взгляда, как женщина, что стояла у неё за спиной, взяла чистое сухое полотенце с полки шкафчика и обернула им её мокрые золотистые волосы.

— Он смотрит и видит перед собой только меня — пояснила Оксана, ощущая нежность пальцев Марины Викторовны, что лаской и сказочной заботой обернула сухим полотенцем её мокрые волосы — Ему только я нужна, он это готов это кому угодно доказать

— Как громко сказано

Недоверчиво, ответила Марина Викторовна, выражая подлостью своей радушной улыбки, скрытый таившийся за ней сарказм.

— Но правда ли это и самое главное, надолго ли?

— В противном случае

Гордо заявила Оксана, стягивая черные кружевные трусики с полки, сгибая ноги в колено, переступая через них, медленно принялась надевать их на себя.

— Я ему яйца наглухо отхуячу! — выражаясь грязной лексикой, дала Оксана понять о своих твердых и решительных намереньях — Он правда переменился

— Тогда я с тобой работать не буду больше — не согласилась с таким утверждением Марина Викторовна — После этого дела я ухожу, я лучше буду дальше управлять магазинчиком оптики, работать на себя, чем на еще одну Коновалову

— Да что же он вам всё-таки такого сделал? — поинтересовалась Оксана, аккуратно пальцами посадила кружевные трусики на талию, ощущая бархатной кожей их ласку материала

— И почему тебя вечно тянуть любить всякую заразу — выругалась Марина Викторовна, пытаясь противостоять упорству и безрассудной точки зрения со стороны Оксаны — Это у тебя словно какое-то заболевание, которое поражает…….

««Лейкоз» объясняет и кровотечения ЖКТ, суставную боль, головную боль, лихорадку, а так же нарушение функции миокарда», быстро сообразила Оксана, совершенно не придавая значения словам Марины Викторовны, теребила пальцами обеих рук черную материю кружевных трусиков.

Лейкоз — злокачественное заболевание крови, характеризующееся опухолевой пролиферацией незрелых клеток-предшественников лейкоцитов.

— Лейкоз — тихо прошептала Оксана, прикусывая краешек губы, обернулась к женщине, что стояла у неё за спиной — Кровотечения ЖКТ, нарушения функции миокарда, что объясняет низкое артериальное давление, проведите срочно ЭхоКГ если будет нарушение фракции выброса…..

— Господи ты, что совсем не собираешься говорить о…..

Замолчала Марина Викторовна, вероятно прокручивая в голове слова Оксаны, придавая на лице весьма задумчивый вид, знойная женщина блондинка критикующим взглядом посмотрела на неё.

— Думаю, мы обойдёмся одним «общим анализом крови» — предположила Марина Викторовна, глядя на Оксану, как она, стоя к ней лицом к лицу, аккуратно игривой кошкой стянула черный кружевной бюстгальтер с полки шкафчик — Изменения состава крови дадут о себе понять, тогда нам будет точно известно, с чем мы имеем дело

— Тогда действуйте — распорядилась Оксана, держа пальцами за лямки черный кружевной бюстгальтер — Сделайте ЭхоКГ подтвердите лейкоз, чтобы мы с вами нашли лечение для этого подростка — говорила она, прислоняя мягкие подушечки черного бюстгальтера к розовым бархатным соскам сочной груди

— Тогда куда ты так собираешься?

Удивилась Марина Викторовна, обходя Оксану, встала у неё за спиной, помогая нежностью и убедительной лаской теплых пальцев сомкнуть застежку бюстгальтера сковав в оковах её грудь.

— А…. кажется я понимаю — рассуждала Марина Викторовна заметив застенчивый стеснительный взгляд, в лазурных, голубых, подобно камню топаза глазах Оксаны — Тобой опять движет это трепетное чувство разгадать головоломку

«Для такой смазливой мордашки, как у вас Марина Викторовна, мне кажется вы слишком дохуя задаёте вопросов, своему непосредственному начальнику между прочим, вопрос с рыжей сукой я скора решу», нахмурила губки Оксана,

— Вам Марина Викторовна — обернулась Оксана, стоя в пол оборота к сочной блондинке, что стояла за её спиной — Было велено то, что от вас требуется, лечить моего пациента, а то, что Валентина, сейчас главная, так это чисто вопрос времени, который в скором времени будет решен

— Это последнее дело у меня с тобой — посмотрев в глаза Оксане, набравшись наглости, заявила Марина Викторовна — После него я подумываю уйти

— А знаете что — не сдержала эмоции при себе Оксана, возразила, на столь наглое по её мнению, заявление — Можете идти хоть прямо сейчас, да заодно и прихватите ту рыжую суку

— Я уйду — согласилась с этим утверждением Марина Викторовна, направляясь к выходу из служебного помещения гордой походкой — Но только после того, как доведу дело до конца, не люблю бросать то, что уже начала делать — подошла она к закрытой входной двери

— Тогда делайте и без лишних вопросов — прокричала ей вслед Оксана, схватив черное вельветовое платье с полки шкафчика — А что касается моей личной жизни……

Не успела Оксана договорить, как дверь за Мариной Викторовной тут же захлопнулась, оставив её совершенно одну в этом помещении. Одевая на своё тело черное вельветовое платье, материал которого сразу же согревал тело Оксаны, нежно соприкасаясь с её бархатистой кожей. Каждый изгиб сочного, пикантного взгляду тела Оксаны, черное платье очень удачно подчеркивало, выражая естественным объемом грудь, делая плавный очерк упругих бёдер, придавая. Расправляя черное платье ладонями обеих рук на бедрах, Оксана стояла перед зеркалом, придавая ему выразительный ровный вид. Медленно снимая с волос полотенце, Оксана очень аккуратно обтерла им мокрые волосы, после чего взяла с полки расческу, повесив полотенце на крючок рядом с зеркалом. Взяв в руки оставленный фен на полке, Оксана привела в порядок прическу золотистых волос, что сами собой постепенно стали завиваться в полукольца.

Отложив фен и расческу, Оксана подошла к дивану, на котором лежало её белое пальто, как только телефон, что находился в её белой кожаной сумочке, дал о себе знать. Разрываясь в ритме dubstep, излучая жужжание в сумочке, сотовая игрушка, никак не могла успокоиться. Стукая каблуками черных туфель по линолеуму, Оксана подошла к сумочке, что стояла на кофейном столике, рядом с белым мягким диваном.

— Блядь да кто это может быть?! — грязно выругалась Оксана, доставая телефон из кожаной белой сумочки — Да я слушаю — провела она большим пальцем по телефону глядя на высветившийся неизвестный номер

— Оксана доченька

Услышала Оксана, к своей неожиданности, по ту сторону телефонного звонка, обеспокоенный голос Рамазанова.

— Катерина мне дала твой номер, после того как ты тала доступна, ты оставила свой телефон дома и куда-то исчезла на полтора месяца, как ты, с тобой всё хорошо? — засыпал мужчина вопросами, беспокоясь за состояние Оксаны

— Папа! — покусывая краешек губы, тихо прошептала в ответ Оксана, чувствуя за собой вину, за своё безответственное поведение — Но как?!

— Он же сказал тебе, что Катерина дала нам твой номер — вмешалась в разговор Марина Николаевна — Ты пропала совсем, на полтора месяца, оставив дома свой телефон, мы с отцом не знали, как и где тебя искать, хорошо, хоть Катерина перезвонила и дала нам твой новый номер

«Блядь, ёбаная Катерина вечно суёт свой нос не в свои дела, меньше всего на свете мне сейчас хочется вести с родителями беседу», подумала Оксана, сдерживая накопившиеся внезапностью эмоции при себе, включила телефон на громкую связь, положив его на кофейный столик.

— Сложилась так сказать непредсказуемая ситуация — прикусывая краешек губы, Оксана, сгорая от стыда, выказывая это румянцем на щечках, взяла с подлокотника дивана белое зимнее пальто — Но я обещаю её решить и прийти домой, как только закончу со своими делами — заверила она надевая на себя белое зимнее пальто

— С какими еще делами?! — возмутилась Марина Николаевна, резким голосом при этом вскрикнув, беспокоясь за состояние Оксаны — Где ты сейчас?

— Дочка скажи то, что ты собираешься выйти за Коновалова, это правда?! — задал совершенно неожиданный вопрос Рамазанов

«Ну, всё пиздец, ёбаная Катерина, вот зачем ты только рот свой открыла», испугалась Оксана таких подробностей от Рамазанова, но из-за всех сил пыталась не выдать свой испуг, когда эмоции в ней играли на запредельной скорости.

— Что?! — была крайне взволнована такими подробностями Марина Николаевна — Ты мне не говорил, что наша дочь собирается замуж, да еще и за этого хлыща, Оксана нет…..! я сказала, нет….! даже не вздумай!!!!

— Господи да зачем же так кричать — возразила Оксана, нахмурив губки, когда сердце в ней трепеталось в бешеном такте ритма, чувство стыда переполняло её — Я скора, приеду к вам и всё расскажу сама, но сначала быстро заскочу в одно место

— Ты куда-то собралась? — взволнованно и напрягающей слух интонацией поинтересовалась Марина Николаевна — Что происходит снова в твоей голове?

— Да всё у меня там нормально

Топнула каблуком черных туфель по линолеуму Оксана, застегивая при этом верхние пуговицы, одетого на себе белого пальто, утопая в его теплой и нежной ласки меха.

— Просто у меня снова дело! — заверила Оксана, одевая на голову пышный белый капюшон, что был окружен приятным на ощупь мехом

— Ты опять лечишь кого-то? — была возмущена Марина Николаевна

— Я всё расскажу, но потом

Заметила Оксана как дверь в комнате служебного помещения медицинского персонала, медленно открылась, тут же взяла со столика телефон и переключила тихую связь.

— Мне нужно опросить родственников моего пациента, собрать анамнез, чтобы знать, с чем я буду иметь дело — пояснила Оксана, держа телефон возле уха, заметила как в комнату весело хихикая вошли две медсестры

— Оу….. Оксана Владимировна — почувствовав себя неловко, обратилась белокурая девушка, переступая высокий порог открытой двери — Я не знала что вы здесь

— Оксана Владимировна — была приятно с милой улыбкой, обратилась рыжеволосая медсестра, выказывая своё радушие милой улыбкой мандариновых губок — Я очень рада вас здесь увидеть

— Здравствуйте девочки — не обращая на вошедших в комнату медсестер, холодно ответила Оксана, покусывая краешек губы — Я вам перезвоню, как только поговорю с родственниками своего пациента

— Надеюсь на твою честность — недовольно выразил свою признательность Рамазанов, после чего телефонный звонок оборвался

— Родители! — покусывая губу, чувствуя себя неуютно перед вошедшими девушками в комнату, ответила Оксана, положив телефон в карман своего пальто — Блядь ну это просто пиздец какой-то

— Лерка помнишь, я тебе хотела показать — обратилась белокурая медсестра, игнорируя слова Оксаны, взяв рыжеволосую подругу пальцами под локоть — Пойдём у меня тут такая вещица завалялась

Не став слушать молодых медсестёр, Оксана, повесив белую сумочку на плечо, проследовала к открытой входной двери, перешагивая через её высокий порог, звонко стукнула каблуками по бетонному полу, входя в больничный коридор, закрывая сразу же за собой пластиковую дверь. Чувство несоизмеримого стыда переполняло Оксану, предательство Катерины, полностью сокрушало её разум, погружая в раздумья. Проходя по поликлинике, где по обе стороны лавочек, сидели в очереди пациенты, ожидая своей очереди, Оксаны скрывая свой взгляд под белым объёмным капюшоном, не могла даже посмотреть в глаза простым людям. Скрывая красоту безупречного, лазурного голубого, как дно морской лагуны выражения глаз, Оксана прошла мимо людей сидящих в коридоре, безмерно блуждающих взад вперед, разговаривающих по телефону, просматривающих интернет странички или просто смотрели фильмы по планшету. Каждый из людей, что находился в коридоре поликлиники, когда Оксана шла по нему, был занят своим дело, кто-то весело смеялся, другие томились ожиданиям, стоя у закрытой двери кабинета специалиста, к которому пришли приём, остальные просто блуждали в момент ожидания на просторах страничек интернета в своих телефонах. Голубое покрытие стен в сочетание с побелкой, приятный свет светодиодных герметичных светильников на потолке, даже огромные растения, вроде фикусы, домашней пальмы, украшали площадь поликлиники перед кабинетами, расположенных по обе стороны по всей протяженности коридора.

Фойе больничного здания было полупустым, в зале ожидания и возле стойки регистратуры, даже не было пациентов ожидающих очереди. Охранник службы безопасности больницы, патрулировал периметр, в полной рабочей амуниции, темноволосый мужчина в черной толстовке и черной кепке, пристально проходя по помещению, следил за порядком. Две девушки медсестры, поднимались по массивной лестнице, когда Оксана вошла в вестибюль больничного здания, о чем-то разговаривая темноволосая и каштановая девушки, несли в обеих руках стопку медицинских карт. У большого пластикового окна, стояла Валентина, нежно пальцами теребила занавеску белоснежной тюли, что украшали его интерьер, рыжеволосая девушка, обернулась, услышав звон стука вошедших женских звонких каблуков по белой мраморной плитке пола. Рыжеволосая девушка была одета в белый длинный халат, что прекрасно облегал её тело, выражая каждый пикантный взгляду изгиб её хрупкого сексуального тела.

— У вашего пациента началась гематурия — обернулась Валентина, заметив вошедшую Оксану в вестибюль больничного здания — Что дальше на очереди нефритовый синдром, сыпь выступает обильного, парень даже руку боится согнуть боль невыносимая

— Пришла отчитать меня напоследок — скрывая недовольный взгляд лазурных, топазных глаз за мехом капюшона, не поднимая головы, тихо ответила Оксана, проходя мимо железных скамеек в форме стулья, что были расположены в два ряда — Если ты такая умная, так может ты, найдёшь решения этой проблемы?

— Уже нашла — ухмыльнулась Валентина, обернулась она полностью к Оксане, держа в руках красную папку с собранным анамнезом пациента — Позвонила в социальную службу и вы не представляете из Краснодара, мне ответили

— Из Краснодара?! — удивилась Оксана, остановившись в пару метрах от места, рядом с которым стояла Валентина — Но что они тогда забыли здесь?

— Он вам немного приврал да? — поинтересовалась Валентина, делая шаг к Оксане, звонко стукая каблуком красных надетых на её стройных ногах туфель пол белой мраморной плитке, высокий каблук которых придавал строгую, но весьма убедительную сексуальность образу рыжеволосой львицы — Он не один сбежал оттуда….

— Именно этим я и собираюсь заняться — заверила Оксана, взяв из рук рыжеволосой девушки карту с собранным анамнезом — Ты даёшь мне полный доступ к информации?

— Что бы Тихонов там не говорил — спокойной интонацией голоса говорила Валентина, вызывая милость к себе нежностью нот его звучания — Вы всегда будите единственной и неоспоримой королевой в вашем отделе, трон этого сложного диагностического отделения по праву всегда будет ваш

«Что я вижу, рыжая сука, склонилась передо мной, да это же пиздец как забавляет», ухмыльнулась Оксана, медленно выдвигая карту из пальцев рыжеволосой девушки, представляя радость победы в своей голове.

— До чего же мне приятно услышать такое от тебя — выказывая красоту улыбки, признала это Оксана, держась за кончик пальцами красной папки

— Будет еще интересней узнать, что мать нашего с вами пациента уже летит сюда из Краснодара

— Так у него есть мать?

Удивилась Оксана, отходя от рыжеволосой девушки на шаг, что так внимательно хотела взглядом любознательных голубых глаз, проникнуть за грань её объёмного пышного мехом капюшона.

— Значит, служба социальной опеки все-таки моментально сработала

С ухмылкой, подметила Оксана, покусывая краешек губы, понимая на личном опыте, как связь с родственниками своего пациента могут существенно усложнить работу её отдела.

— Что ей нужно, если она оставила своего ребенка в детском доме?! — поинтересовалась Оксана, словно играя с рыжеволосой искусительницей, назойливо прятала взгляд лазурных сгорающих от стыда глаз — Ждала его совершеннолетия?!

— Это не моё дело

Заявила Валентина, проходя мимо Оксаны, словно выказывала специально красоту искушающих плавностью изгиба бёдер, прелесть которых таилась за белой материей, надетого на ней, халата.

— Я просто сделала то, что от меня зависело, оградила вас, между прочим, от лишних проблем

— Они бы у меня не возникли — выказывая недовольство в звучание своего голоса, возразила Оксана, направляясь к закрытым входным двустворчатым дверям больничного здания — Если бы кое-кто не совал бы нос не в своё дело

— Всё никак не можете забыть мне свою Аришку — с ухмылкой на лице, обернулась Валентина, встав в пол оборота к Оксане, положив руку к себе на бедро — Я всё-таки старалась ради вас

— Убить бы тебя за эти старания

Прошипела Оксана, злостью королевской кобры, дотрагиваясь пальцами до деревянной гладкой поверхности, поручня двери, потянула её на себя.

— Да вот жалко только руки марать о такую дрянь, как ты!

Высказывала Оксана своё мнение, выказывая недовольство, переступила через высокий порог открытой двери, вошла в тамбур больничных дверей. Тёплая смесь прохлады обогревателей, работающих по обеим сторонам преддверья больничных дверей с помесью, проникающей в ней прохлады с улицы, сразу же хлынула на тело Оксаны. Открывая медленно двери, Оксана почувствовала легкий пропитывающий холодок и ослепительную белизну падающего на улице снега, что покрывал своим изобилием, крыши, ветки деревьев, машины, дорогу рядом с больничным тротуаром. Наступая каблуками черных туфель на бетонную пропитанную морозом поздней осени крыльцо больничного здания, Оксана чувствовала, как оковы холода приближающейся зимы охватывают кожу её ног. Пышными белыми хлопьями снег, падая на крыльцо больничного здания, покрывая его мраморные белые ступеньки тонким покровом властвующей зимы. Постепенно ветер усиливал своё влияние, сдувая тут же упавший снег, поднимая его ввысь исполняя, словно медленный кружащий танец, пронося его по воздуху.

Медленно спускаясь по ступенькам, поверхность которых была выложена из мраморной гладкой плитки, Оксана чувствовала, как тело впадает во власть холода. Проникая под белое пальто, легкая прохлада моросила её оголенные ноги. Подобно платью королевы, белое пальто, подол которого скрывал ноги Оксаны, завершая своё влияние у черных носков её туфель, медленно стряхивая объёмом меха снег со ступенек. Медленно сходя со ступенек крыльца, направляясь тут же по больничному тротуару, Оксана пропустила проезжающую мимо скорую, после чего перешла дорогу по направлению к больничной стоянке, на которой все стоящие машины были покрыты белой пеленой снега. Входя на стоянку, пропуская выходящих из неё двух мужчин, что были одеты в плотные толстые зимние пуховики, Оксана вошла на стоянку, проходя между рядами выставленных на ней машин. Тонкой корочкой льда покрылись лужи на асфальтном покрытии стояночной зоны, наступая в которую острым каблуком Оксана пробила его слой, выпуская воду под ней на поверхность.

— Высокая температура объясняет лихорадкой

Рассуждала Оксана вслух, перечисляя симптомы пациента, подходя к Mercedes SLS AMG Red, что стоял на свободной парковочной зоне. Красный хищник был покрыт изобилием выпавшего на него снега, скрывая полностью яркий блестящий окрас металла, а так же красоту этого роскошного автомобиля.

— Головная боль, слабость, нежеланием что-либо делать, легко объясняет низким артериальным давлением

Доставая брелок из кармана белого пальто, что до сих пор оставался там, Оксана нажала на его гладкую кнопку, снимая блокировку электромагнитных замков.

— Гематурия в моче, указывает на почечную недостаточность, но что может связывать кровотечения в ЖКТ и нефритовый синдром вместе? — легким поднятием вверх, поднимая дверь вверх, Оксана продолжила рассуждать вслух

«Обильное высыпание в виде красных пурпур по телу, а так же боль в суставах при сгибании руки в локоть», погружаясь в пучину искушения головоломки, выгибая спину кошкой, Оксана влезла в прохладный салон автомобиля, усаживаясь сразу на водительское кресло, утопая в нежности приятной обивки алькантара.

Вставляя ключ зажигания в замочную скважину рулевой колонки, Оксана легким поворотом ключа, заставила зарычать восьмицилиндрового зверя под капотом тихим урчанием мелодичного механического рыка. Закрывая за собой дверь, прерывая влияние жуткого холода надвигающейся зимы, Оксана, тут же включила и настроила параметры работы печи обогрева в салоне машины, царапая коготком указательного пальца по сенсору, после чего выставила приятный микроклимат.

— Я явно что-то упускаю — продолжила рассуждать вслух Оксана, дожидаясь пока температура мотора автомобиля, достигнет оптимальной — Нужно дождаться результатов ЭхоКГ рентгена грудной полости, УЗИ брюшной полости, так же кровь и моча

Облокотившись на спинку мягкого удобного водительского кресла, Оксана, дотрагиваясь холодными пальцами до гладкой рукоятки спортивной коробки переключения передач, выжимая каблуком черных туфель педаль сцепления и включая первую передачу. Нажимая медленно другим каблуком на педаль газа, Оксана, плавно отпуская педаль сцепления, включая одной рукой дворники, на лобовом стекле, что тут же за пару плавных взмахов стряхнули с него снег. Красный мерседес плавно тронулся с места, покров тонкого слоя снега тут же начал слетать с его гладкой красной поверхности капота, крыльев, дверей, боковых и заднего стекла. Автомобиль, двигаясь по стоянке между рядами расставленных на ней машин, медленно выехал из неё, вминая черным протектором, только что выпавший снег на проезжей части асфальта. Дворники работали в ускоренном режиме, успевая только стряхивать упавший снег на стекло, включая фары на ближний свет, Оксана старалась разглядеть дорогу через густую пелену участившегося снега.

Постепенно выезжая на центральную деревенскую дорогу, покидая больничный дворик, Оксана устремила автомобиль вверх, обольщаясь влиянию потока работающей печки, что создавала приятную атмосферу тепла в салоне роскошной машины. Ужасающим холодом мороз царствовал по деревенским улицам, кружа метелью снег, что сыпался градом изобилия плотного покрова, окутывая деревья, крыши домов, машин, даже проходящих по улице людей своим белоснежным одеялом. Стрелка тахометра плавно росла, заставляя издавать рычание под капотом, всеми восьмью цилиндрами, нарастающей мощи. Красный мерседес стремительно набирал скорость, оставляя за собой лишь облако кружащего в танце страсти снега, быстро двигаясь по деревенской улице, разнося неистовое звучание такта поршня в цилиндрах двигателя.

***

Падающий хлопьями снег не прекращал своё влияние, выпадения большими крупными осадками, в сочетании порыва морозного ветра, создавал на улицах деревни холод надвигающейся зимы. Клубом серого пепла вываливался дым из дымоходов деревенских домов, крыши которых и забор были покрыты ковром снега. В воздухе стоял приятный запах сгорающих дров, в сочетании с тяжелой свежестью мороза, создавали суровую атмосферу зимы. Даже деревенские псы попрятались в своих конурах, не умолкая диким лаям, на проезжающие рядом машины, проходящих мимо с их забором людей, слыша даже простой хруст снега, звук ломающихся веток, что под тяжестью снежного одеяло безмолвно обламывались, падая в сугроб. Видимость лесных, хвойных холмов, что окружали деревню, были затянуты морозной пеленой, так же как и небо, с которого, не переставая сыпались осадки. Было отчетливо слышно, как над деревенской долиной завывал порыв неистовой силы ветра, плавно опуская вниз, подбирал выпавшие снежинки, развеивая их по деревенской улице.

Печка в салоне красного мерседеса даже в такую морозную пору не переставала радовать Оксана, когда она спокойной, расслабляясь в удобном водительском кресле, направляла автомобиль вдоль деревенской улицы, пытаясь найти нужный дом. Автомобиль перекатами, словно подобно короблю бороздящий морские просторы, перекатывался с бока на другой, повинуясь неровности дорожного полотна, наезжал колёсами на сугробы. Жар пылающий потоком выходил с воздушных зазоров, создавая приятную обстановку климата, когда за его стеклами творился хаос надвигающейся деревенской зимы. Разглядев через стекла надетых на глазах очков табличку подходящего дома, Оксана установила машину рядом с его невысоким деревянным забором, что был поразительно окрашен росписью, что выглядел ухоженным и покрыт уже толстым покровом снега. На голых ветках, окутанных снежным одеялом, сидели воробьи, безмолвно чирикая, маленькие птички, тут же взлетели вверх, стряхивая с ветки снег, как только красный мерседес остановился рядом с березой.

— Надеюсь это тот дом — прищурив чуть глаза, Оксана пыталась разглядеть через плотный покров изморози номер дома, когда на красный капот её автомобиля упал с ветки берёзы снег — Самое время пойти и во всём разобраться самой

Заглушив мотор двигателя, Оксана вытащила ключ из замочной скважины рулевой колонки, положив его в карман белого пальто. Взяв кончиками пальцев за лямку, что была на переднем пассажирском сиденье, Оксана повесила её к себе на плечо, открывая дверь легким поднятие вверх, впуская ужасающую прохладу в прогретый теплый салон машины. Мелкими крупинками снег попадал в теплый салон автомобиля, падая на обивку сидений и на белое пальто Оксаны, морося её ноги, когда она медленно их высунула из машины, выгибая спину, покинула всё еще теплую приятную атмосферу. Одевая, белый капюшон, скрывая под ним пряди роскошных золотистых волос, Оксана плавно опуская вниз закрыла дверь с водительской стороны у красного мерседеса. Наступая каблуками черных туфель в образовавшийся небольшой сугроб выпавшего снега, Оксана направилась к дому, напротив, у которого остановила машину, нажимая на кнопку брелка, держа руку в кармане белого пальто.

Дом в один в этаж был выстроен в виде старого деревенского сруба, цвет которого приобрел темно-серый оттенок, крыша была покрыта старым шифером, окутана плотным покровом снега. Из железной трубы, с виду напоминающую буржуйку, валил серым клубом дым, излучая запах пепла сгорающих дров в атмосферу морозного деревенского воздуха. Окна были старыми, иней на их стеклах нарисовал красивый узор, не позволяющий ничего увидеть за их тонкой стеклянной гранью. За воротами, украшенных узором какой-то краски, заметался дворовой пёс, начиная дико лаять и метаться по ограде, как только Оксана медленно подошла к большим деревянным воротам.

— Надеюсь, дома кто-нибудь у них есть

Рассуждала вслух Оксана, нажимая большим пальцем на дверной замок, что был расположен на больших деревянных воротах.

— Господи, какой же детский забор, тут сразу видно, что дети живут — предположила Оксана, оценивая весьма несложный рисунок росписью на деревянном заборе — Да прекрати ты блядь там лаять! — грязно выругалась она, когда пес за воротами дома, метался, лаял в ярости

— Кого там еще принесло? — открывая дверь дома, грубо поинтересовалась девушка, оставаясь стоять в проходе открытой двери, рядом с деревянным крыльцом

— Катерина Калинникова — обратилась Оксана, пытаясь разглядеть девушку, что стояла в проходе открытой двери на крыльце дома — Я бы хотела с вами поговорить, прошу, уделите мне некоторое время

— А вы еще откуда? — была недовольна темноволосая девица, по тону и характера голоса была выпившая — Что вы хотели? — медленно спускалась она по деревянным, снегом заметенным ступенькам крыльца

— Вы ведь знаете Павла Сергеевича Журавлёва — произнесла Оксана, стараясь перекричать собаку, что лаяла и металась по ту сторону забора — Кем он вам приходится?

— Цезарь заткнись — грубо выразилась темноволосая девушка, от чего пёс, тут же забежал и скрылся в будке — И так голова раскалывается

«Блядь это пиздец какой-то», подумала Оксана, как только девушка перед ней открыла маленькую дверь ворот, оставаясь стоять в ограде своего дома.

Девушка была одета в бурую меховую шубку, оголенные ноги, стройным сексуальным изгибом плавно переходили в зимние сапоги из замши, на невысоком среднем прямоугольном каблуке. Под черным капюшон на голове пьяной девицы, от которой так дико несло перегаром, спрятались ровные густые черные волосы. Серые, глубинно матового цвета глаза пьяной девицы, имели пустой невзрачный вид, однако при этом любознательно старались разглядывать Оксану.

— Так что вы сказали? — вновь задала свой вопрос девица, едва стояла на ногах, опираясь спиной на открытый каркас двери, по внешнему виду которой с натягом было восемнадцать лет

— Я спросила, Журавлёва Павла Сергеевича вы знаете? — повторила свой вопрос Оксана, так же внимательно изучая образ молодой стоящей перед собой девушки, что с трудом держалась на ногах — А так же кем он вам приходится?

— С Пашей что-то случилось? — взволнованно спросила пьяная брюнетка — Прошу вас мы можем поговорить в доме — постукивала она от холода зубами, обращаясь к Оксане, словно спрашивала разрешения

— Думаю это будет хорошей идей — признала Оксана, переступая высокий порог открытой двери, как только девушка отошла от неё — Дело в том что я врач Паши и да он сейчас в больнице

— О… господи! — выражая удивление, девушка, оставаясь стоять на том же месте, закрыла за Оксаной дверку ограды на засов — С ним все в порядке?

— С ним вроде в порядке

Заверила Оксана, продвигаясь сквозь небольшой снег по ограде дома, подошла к деревянному старому облезлому крыльцу.

— Но это недолго, скажите, вы ведь знаете Пашу очень давно — наступая каблуком черных туфель на деревянную ступеньку, продолжила говорить Оксана — Как я поняла, вы с ним бежали из детского дома, где вместе очень большой промежуток воспитывались и были, не разлей вода друг для друга

— Прошу давайте поговорим дома — была словно чем-то напугана молодая девушка, поднимаясь по ступенькам крыльца дома следом за Оксаной, выражая в голосе опаску и недоверие — Я вам сейчас все расскажу — поднявшись на крыльцо, она открыла дверь

— Уверяю я не займу много времени

Заверила Оксана, проходя в тамбур, что был между двумя дверями, в помещение которого находились полки с банками и картонные коробками. Голубые стены, облезлая штукатурка потолка, крошки которой были на деревянном брусчатом полу, покрытом холодом снежной влаги. Воздух был холодным и напоминал запах высохший соломы или какой-то травы, которой Оксана не предала значения. Стеклов старого окна в этом переходном помещении было покрыто тонким слоем инея, что вырисовывал красивый узором морозом на его поверхности.

— Мне просто расскажите, вы не замечали в Паше чего-то особенного в его поведение? — открывая вторую дверь, спросила Оксана, пока пьяная девица что-то там делала за её спиной с первой дверью в тамбуре — Может, были какие-то изменения в его состоянии — поинтересовалась она

На кухне стоял деревянный стол, выполненный из старых досок, на котором располагался скромный банкет из бутылки водки, трёхлитровой банки из законсервированных помидоров и огурцов, пару стопок, чугунной сковородки, что вмещала в себе остатки жареной картошки. Жар теплой приятной обстановки окутал сразу же тело Оксаны, что исходил из буржуйки, создавая своим теплом приятную атмосферу. Из заклеенных старых окон в доме, было лишь чуть слышно, как сквозил сквозняк, было слышно, как щекотал порыв ветра по крыше, обложенным старым шифером. Стены этого дома были окрашены, свежей голубой краской, потолок смотрелся как после недавней побелки, однако освещения прихожей и кухни служила единственная лампочка, что была вкручена в патрон, который висел над кухонным столом. Слева у стены располагался старый холодильник «бирюса», что тихо урчал в углу, чуть ближе к входу стояла старенькая печка, состоящая из трёх конфорок.

— Мда…. скромненько вы всё-таки тут устроились — переступая высокий порог, Оксана вошла в прихожую-кухню — Наверно есть повод для выпивки, да тем более, когда еще почти день

— Кто ты такая? — вошла следом темноволосая девушка, за Оксаной схватив нож с кухонной плитки слева — Ты из социальной опеки или тебя эти подослали, отвечай!

Грубо разговаривая, пьяная девица была решительно настроена с угрожающим видом, держала в руке большой кухонный нож, оставляя лезвие на Оксану. Вызывая своим жестом агрессии в состояние у Оксаны дикую неожиданную панику, сердце затрепеталось в бешеном такте ритма страха, разгоняя кровь в жилах. Ничего не понимающая пьяная девушка, прислонила лезвие ножа к горлу Оксаны, как только она повернулась к ней лицом.

«Блядь и как мне только удаётся попадать в такие передряги?», саму себя мысленно спросила Оксана, ощущая нежной кожей, лезвие ножа приставленного к горлу.

— Спокойной я врач — уверяла Оксана, прикусывая от жуткого ощущения, переполняющего её эмоции страхом, отошла на шаг назад — Паша Журавлёв вы давно знакомы

— Да сейчас так я тебе и поверила — выказывая недоверие, ухмыльнулась пьяная девушка, делая шаг навстречу к Оксане, вновь прислонила холодное лезвие к её горлу

— Хочешь я хотя бы тебе докажу что я не из социальной опеки — понимая реальную угрозу, Оксана решила предложить для себя наиболее благоприятный вариант, оставляя держать руки согнутые в локоть на виду перед девушкой что прислонила лезвие ножа к её горлу — И причем довольно легко

— Ну что же попробуй — оставляя держать нож у горла Оксаны, согласилась на это утверждение пьяная девица — Но учти, если что задумала, то я тебя……

— Я поняла — прервала её пустую дискуссию Оксана — Можно я хотя бы достану телефон из сумочки и позвоню на пост дежурной медсестры

— Даже не вздумай — почувствовав неладное пригрозила девушка, прислоняя вплотную лезвие ножа в горлу Оксаны — Попытаешься вызвать полицию или связаться со своими

— Даже в мыслях не было ничего подобного — возразила Оксана, медленно потянулась пальцами, одной руки к телефону, что лежал у неё в кармане белого пальто — Дежурная медсестра даст тебе поговорить с Пашей, я обещаю, без фокусов, только убери, пожалуйста, нож……

— С чего мне тебе хотя бы верить, что ты не отправишь меня за решетку? — прервала Оксану, пьяная девица все с тем же угрожающим видом держала нож у её горла — Или ты не одна из тех московских свиней, под которых они меня подкладывали

— Насколько я понимаю — решаясь на смелый шаг, Оксана дотронулась кончиками пальцев до сотового телефона, что лежал у неё в кармане, не спеша, стараясь не провоцировать пьяную девушку, что выказывала по отношению к ней, безумный акт агрессии — Вы с Пашей жили под одной крышей детского дома Сказка из Краснодара

— Ну…. набирай свой номер — убирая нож от горла Оксаны, пьяная девушка решила перед ней показать своё пьяное самовыражение — Но учти, если хоть что-то не так, я тебе……

— Я поняла

Преодолевая нелепый страх, соглашаясь на условия пьяной девицы, Оксана трясущимися пальцами ерзала по сенсору, набирала номер дежурной медсестры, отделения деревенской больницы. Понимая реальную опасность для своей жизни, Оксана отошла на шаг назад, не переставая смотреть на зажатый в пальцах руки пьяной девицы большой кухонный нож. Телефонная связь устанавливалась, после чего последовали долгие затяжные гудки, осуществляемого звонка, с каждым гудком сердце Оксаны трепетало бешеным тактом ритма, выбрасывая в кровь резкий выпад адреналина.

— Приёмное отделение — послышался ласковый нежный голос девушки на той стороне связи, телефонного разговора — Чем я могу вам помочь?

— Светочка дорогая моя — обратилась Оксана, услышав после долгих затяжных гудков приятный голос дежурной медсестры — Ты не могла бы, пожалуйста, отнести трубочку в палату к моему пациенту, мне нужно у него кое-что спросить, по поводу новых симптомов

— Оксана Владимировна! — удивилась девушка, услышав голос Оксаны — А почему вы, хотя какое моё дело, подождите пять минут, я пока поднимусь на второй этаж

— Пока можешь глянуть моё удостоверение

Положив телефон на кухонный стол, к которому Оксана медленно отходя назад подошла, опасаясь агрессии со стороны пьяной девицы с ножом в руке, включила телефонный разговор на громкую связь. Оставляя лежать телефон на кухонном столе, Оксана медленно глядя на девицу с ножом в руке, что медленно приближалась к ней, раскрыла сумочку.

— Стой! — пригрозила девушка — Даже не вздумай — быстро подошла она к Оксане, свободной рукой схватилась за руку, что уже была в белой кожаной сумочке

— Я просто покажу тебе удостоверение квалифицированного врача кардиолога — заверила Оксана, ощущая цепкую хватку пальцев пьяной девушки на своём запястье — Тебе не о чем беспокоится

— Смотри мне! — пригрозила вновь пьяная девушка, все же поверила словам убедительной речи Оксаны — Не вздумай что-нибудь выкинуть

— Просто возьми телефон — предложила Оксана, доставая удостоверение из открытой кожаной сумочки, с опаской глядя в глаза пьяной бунтарке, вручила его ей в руки — И можешь убедиться в том, что я просто врач, что занимается лечением Паши

— Хорошо — взяла пьяная девушка телефон Оксаны с кухонного стола, переключая его на тихую связь, прислонила к своему уху — Но если что не так…..

— Да я помню, ты говорила — ухмыльнулась Оксана, услышав по ту сторону телефонного звонка хриплый голос своего пациента

— Алло Пашка это ты? — ответила девушка, выражая какую-то непреклонную радость — Тут какая-то женщина пришла, говорит, что она твой врач, даже вручила удостоверение, что она Орлова Оксана Владимировна это правда?

«Интересно кого она так боится, продолжая всё еще жить в таком удобном и легкодоступном месте», подумала Оксана, заметив на расправленном диване книжке, как в гостиной лежала голая пьяная девушка шатенка, посапывая в подушку.

— Странно — ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять в проходе входа в гостиную глядя на девушку, что была полностью обнаженной — Значит, эта пьяна девица, тоже любит гульнуть налево

— Да-да Пашка она блондинка в белом зимнем пальто — подтвердила девушка, расхаживая по кухне, держа телефон в руке — Это твой врач, но почему ты мне ничего не рассказал о своей проблеме, уверена, мы бы нашли решение

«Хм….. и какое бы решение они с ним нашли, свободное место на кладбище, стоит только одному из имеющихся симптомов усилить своё влияние, как это непременно случится», подумала Оксана, подслушивая телефонный разговор пьяной девицы со своим пациентом, оставаясь стоять в проходе арочного прохода в гостиную.

— Ты уверен, что ей можно доверять? — обеспокоенно спросила девушка, проходя мимо столешницы, положила на её поверхность большой кухонный нож

«Банальный вопрос, но я уж с этим смерилась», ухмыльнулась Оксана, выражая в голове свои мысли, медленно начала расстегивать пуговицы белого пальто, чувствуя жар от печки, что растапливала этот дом.

— Ладно, хорошо — с чем-то согласилась пьяная девица, сама расстегивая темно-бурую шубку, что была ней — Я ей всё расскажу и да я буду предельно вежливее с ней, я всё понимаю

— По-моему — предположила Оксана, покусывая краешек губы, выразила личное мнение — Самое время пришло извиниться передо мной

— Назови хотя бы одну причину тебе верить?

Даже после телефонного разговора со своим другом, разрывая звонок, всё равно спросила пьяная недоверчивая брюнетка, подходя к кухонному столу наливая с бутылки в граненый стакан водку.

— То, что ты врач это я уже поняла, Паша просил с тобой как бы это проще сказать вежливее быть

— Вежливее, то есть никак обычно

Посмотрев на разорванные женские вещи и след ладони на ягодицах другой пьяной девушки, уточнила Оксана, снимая с головы объёмный капюшон, что скрывал прелесть её роскошных золотистых волос.

— Нет мне все же интересно, ты живешь с парнем, с которым ты прожила большую часть своей жизни в детском доме и всё равно предпочитаешь женщин

— Ты не понимаешь…… — выражая отчаяние, чуть не разрыдалась девушка, заливая неизвестную душевную боль водкой со стакана, что одним залпом осушила его

«Её изнасиловали в детском доме, но как это могло произойти, это же детский дом, одно лишь только упоминание об этом только слово, как растление несовершеннолетних и у них были бы огромные, просто пиздец какие проблемы с прокуратурой, однако это всё же произошло», подумала Оксана, продолжая расстегивать пуговицы надетого белого пальто.

— Тогда расскажи, если ты думаешь, что я не понимаю — в вежливой форме потребовала Оксана, расстегивая последнюю пуговицу белого пальто — Фу…. ну и жарко тут у вас могу я снять с себя пальто?

— Брось его, где не жалко — распорядилась пьяная темноволосая девица, вновь наполняя пустой гранёный стакан, водкой — Выпьешь со мной

— Я не пью на работе — стукая каблуками по деревянному полу, каблуками черных туфель, Оксана подошла к вешалке для верхней одежды справа от входа — Да и тебе не советую — была недовольна она глядя на пьяную девицу, стоя к гардеробной вешалке, прибитой к стене

— А это не просьба — возразила девушка, пододвигая пальцами другой пустой стакан — Я сказала выпей со мной, раз ты такая умная

«Да ты совсем уже охуела, ладно придётся разговорить, эту пьяную курицу, пропущу одни второй стаканчик, ничего, думаю, в этом не будет», возмутилась Оксана, повесив бело пальто на черную прибитую к стене вешалку, нахмурила от недовольства губки.

— Так ты говоришь, тебя изнасиловали? — ухмыльнулась Оксана, искусно ставя ноги, крест-накрест подошла к кухонному столу, рядом с которым стояла, едва держась на ногах пьяная молодая брюнетка — Как и где это произошло?

— С чего вдруг такой интерес?

Поинтересовалась пьяная темноволосая девушка, присаживаясь на кресло, что стояло у кухонного стола, взяла в руки один из гранёных стаканов, пристально наблюдая за Оксаной.

— Как будто тебе будет это интересно знать

— Хорошо если ты так ставишь разговор — взяла Оксана стакан в руку, а в другую руку коробку с фруктовым соком — То я тоже была изнасилована и понимаю насколько плохо тебе, я понимаю как тебе омерзительно сейчас в душе, но жизнь ведь не стоит на месте…..

— Ты была изнасилована? — удивилась молодая брюнетка, дотрагиваясь своим стаканом с водкой до стакана, что Оксана держала в руке — Да ну…….

— Правда — заверила серьёзной интонацией голоса, опустошая стакан с водкой, жидкость которой крепостью алкоголя чуть обожгла ротовую полость, гортань, начиная прогревать внутри неистовой силой алкоголя — Это случилось, когда я подрабатывала в стриптиз клубе

— Ты была танцовщицей?! — спросила, выражая восторг молодая девушка, положив ногу на ногу, облокотилась на спинку кресла, в котором сидела

— Да после того как меня понизили в должности, пришлось искать дополнительный источник дохода — уверяла Оксана, принимая хитрый ход в общении с пьяной брюнеткой, запивая горечь и жжение алкоголя фруктовым соком — Это было тяжелое время

— Почему? — проявляя интерес, спросила девушка, любознательно посмотрев на Оксану — Налей себе выпить и потом до-расскажешь

— Может, всё-таки ты мне расскажешь, как это произошло?

Деликатно возражая, Оксана, выказывая вырез спереди черного платья, открывая пикантности изгиба красоту своих стройных ног, что скрывались под его теплой материей вельвета.

— Как получилось, так что тебя изнасиловали? — не решаясь самой наливать с бутылки, Оксана пыталась разговорить, пьяную распутницу, кончиками пальцев пододвигая телефон, что лежал перед ней на столе — Как могло такое произойти, когда ты росла и воспитывалась в детском доме?

— Расскажу — повела недовольно губами брюнетка, оставаясь в бурой шубке, встала с кресла, в котором сидела — Когда налью тебе выпить

— Думаю, мне стоит сохранить трезвость рассудка — не согласилась с таким утверждением Оксана, закрывая пустой стакан ладонью, препятствую пьяной брюнетки наполнить его водкой, включая коготком указательного пальца диктофон на сенсоре телефона — Как это произошло?

— Может, всё-таки дашь мне тебе налить? — возражая на такое несогласие, спросила девушка, держа в руке полупустую бутылку с водкой, стоя рядом со стулом, на котором сидела Оксана — Давай уговор ты пьешь, а я рассказываю

— И про Пашу — тут же добавила Оксана, убирая руку со стакана, позволяя пьяной девице наполнить его водкой — Мне нужно знать все его подноготную, чем он болел, что его беспокоило

— Мне кажется, ты можешь найти это в общей базе — наполняя стакан для Оксаны водкой, ответила с ухмылкой пьяная молодая брюнетка

— Мне нужно знать то, что ты сама знаешь — уточнила Оксана, взяв в руку наполненный для неё стакан с водкой — Не разбавишь ли ты мне её до краёв своим соком?

Предложила Оксана, обращаясь к пьяной девице, что чуть расстегнула верхние пуговицы бурой шубки, показывая белоснежную кожу скрывающегося под ней обнаженного тела.

— Хочу насладиться коктейлем — ухмыльнулась Оксана, посмотрев очаровательной прелестью голубого лазурного топазного цвета глаз, взгляда на девушку, что взяла в руку коробку с соком

— Как пожелаешь — пьяной улыбкой одобрила эту затею молодая брюнетка, передавая в руки Оксаны коробку с соком — Это случилось года три назад?

Отошла она к креслу, ощущая, по всей видимости, как показалось Оксане, жар от тепла печки и тепло греющего изнутри алкоголя, девушка расстегнула все пуговицы своей бурой меховой шубки, выказывая красоту обнаженного тела.

— Управляющий детским домом — говорила девушка, усаживаясь в кресло — Был как-то связан с местными богатыми молодыми людьми

— И…..?! — проявляя интерес, спросила Оксана, сама подталкивая брюнетку на откровение, когда на столе перед ней лежал сотовый телефон, диктофон на котором был включен

— Он раз вывез нас под предлогом выбрать место для дальнейшей экскурсии для нашей группы и именно тогда все это и случилось

— Под предлогом, какой экскурсии? — удивилась Оксана, смешивая водку с соком

— Обычно мы выбираем экскурсии с девчонками для нашей группы — пояснила брюнетка, располагаясь, как озабоченная кошка в теплом и удобном мягком кресле — Ну знаешь там музей, дом культуры и прочая ерунда

— И что произошло? — отпивая небольшой глоток сладкой фруктовой прелести, проявляя интерес, спросила Оксана, продолжая дальше разговор с пьяной девушкой

— Нас отвезли непонятно куда, после того как мы сели в автобус, что принадлежал детскому дому

— И что не полиция не органы социальной опеки не интересовались тем, что с вами произошло?

— А ты думаешь, нам бы кто поверил? — ухмыльнулась молодая пьяная девушка, что сидела в кресле напротив Оксаны — Они все обустроили, так что нас нашли пьяными, да еще и под кайфом, в какой-то дешевой общаге

— Доверие ваших социальных работников, что с вами работали, сразу к вам испортилось, как получилось так, что управляющий детского дома такое провернул? — предложила Оксана, после чего жадно допивая приготовленную сладкую смесь алкоголя — С вас же должны были взять мазки ну или хотя бы проверить на девственность

— Ты вроде взрослый человек

Рассмеялась пьяная молодая брюнетка, чуть раскрывая бурой шубкой, что скрывая красоту её тела свою грудь, выражая в пьяном, безупречном взгляде карих глаз, желание с которым посмотрела на Оксану, когда она встала со стаканом в руке со стула, на котором сидела.

— А всё не можешь поверить, что работу системы можно купить, за деньги можно поверить в любой цирк, примерно так же и произошло с нами

Рассказывала она, наблюдала, как Оксана прошла по кухне со стаканом в руке, отпивая жадным глотком приготовленную сладкую смесь алкоголя. Крепость выпитого алкоголя дурманила рассудок Оксаны, когда она отошла к замершему изморосью мороза окну, желая охладиться от переизбытка жара, что изливало её тело. Касаясь пальцами пошарпанного и облезлого от краски подоконника, выгибая спину выставляя роскошные упругие бёдра, Оксана обернулась к девушке, что сидела в кресле у неё за спиной, поднося медленно к раскрытым алым губам стакан с остатками сладкой пьянеющей рассудок жидкости.

— Мне и еще нескольким девочкам, просто никто не поверил, после чего нас признали невменяемыми

— Бред какой-то — выразила своё мнение Оксана, допивая до дна со стакана сок с водкой, поставила его на подоконник — Просто не могу поверить, чтобы управляющий детским домом, мог в таком погрязнуть

— Можешь, расскажешь случай с собой? — предложила девушка, приподнимаясь с кресла на котором сидела, опираясь руками на его подлокотники — Как это случилось с тобой?

— Я же тебе сказала, что подработала танцовщицей в стриптиз клубе — рассказывала Оксана, отходя от окна — Как-то после смены, работая в бригаде скорой помощи мне выпал специальный заказ у кого-то на квартире

— И ты сразу согласилась? — проявляя глубокий интерес, поинтересовалась девушка, наполняя стакан водкой, что стоял перед ней на столе

— Деньги на тот момент предлагали хорошие — ухмыльнулась Оксана, пытаясь выразить своим рассказом чувства к своей собеседнице, медленно отошла от окна, рядом с которым стояла

— И что произошло потом? — доливая последние капли с бутылки в стакан, спросила пьяная девица, бросив бутылку под стол

— Тоже что и у тебя — выражая красоту пьяной улыбки, ответила Оксана, ставя ноги, крест-накрест медленно направилась к креслу, на котором сидела пьяная молодая девушка — Теперь расскажи мне про Пашу

— Станцуй мне! — совершенно неожиданно девушка потребовала от Оксаны, того, чего она явно не ожидала

— Что прости?! — была шокирована Оксана таким подобным заявлением, раскрывая алые губы в красивом изгибе

«Да она совсем охуела, как она может мне такое говорить, однако с другой стороны может стоить попробовать и может это её разговорит», размышляла Оксана, колеблясь в выборе.

— Ты же была танцовщицей — говорила брюнетка, залпом осушая остатки налитой водки в стакане, потребовала она свою просьбу от Оксаны — Станцуй мне приватный танец с полным раздеванием

— А не слишком ли круто? — удивилась наглости пьяной девицы, спросила Оксана, встав в пару метрах от кресла, на котором она сидела — Хорошо, но только по моим условиям

— Условия буду выбирать я — выражая наглость в своём голосе, заявила пьяная брюнетка — Ты ведь хочешь узнать от меня правду или нет?

— Что же — согласилась Оксана, поддаваясь рассудком дурману выпитой крепости алкоголя, подходя к столу на котором лежал её сотовый телефон — Только выберу подходящую музыку

— Выбирай то, что тебе по душе

Согласилась девушка глядя с восхищением на Оксану, пленяясь очарованию красоты изгиба её тела, что скрывалась под черной материей надетого на ней вельветового платья.

— Но учти — привлекая к себе внимание Оксаны, говорила она — Во время танца я могу, как и где захочу тебя трогать!

— А чего это мы такие требовательные? — ухмыльнулась Оксана, не отдавая себе отчет, не стала возражать на подобное заявление, царапая коготком указательного пальца по сенсору телефона, выбирая подходящую мелодию — Прям уже, не знаем границ своей наглости

— А разве они нужны? — ответила на подобное заявление риторическим вопросом, пьяная брюнетка, улыбаясь кривой искушающей улыбкой — Давай приступай!

— Даже так — ухмыльнулась Оксана, выбрав подходящую мелодию в динамике аккорда ритма dubstep, отошла от стола, покачивая плавным изгибом шикарных скрывавшихся под платьем бёдер

Выказывая красоту упругих бёдер, Оксана подобно королевской кобре, плавностью движения подчеркивала изящный эластичный изгиб собственного тела. Сгибая ногу в колено, затем быстро стукая каблуком черных туфель по деревянной доске пола, Оксана кончиками пальцев дотронулась до собачки молнии сзади платья. Продолжая искусно выражать всю сексуальность собственного тела, Оксана, искушая пьяную молодую брюнетку, что с восхищением смотрела на её движения и плавность изгиба, медленно расстегнула молнию на черном вельветовом платье. Чуть нагибаясь вперед расставив ноги порознь, Оксана кончиками пальцев обеих рук, оголила бархатистую кожу роскошных хрупких плеч, чарую свою зрительницу прелестью лазурного, топазного цвета глаз, взгляда. Продолжая искусно показывать плавность эротических движений собственным тазом, Оксана, медленно держась за края платья, плавно оголила тело, сначала до пояса, после позволяя его черной материи за счет ритмичных движений телом самому упасть на пол. Перешагивая через лежащие на полу платье, Оксана, демонстрируя красоту роскошных бёдер, завела руки за спину, касаясь коготками застёжки черного кружевного бюстгальтера, сковавшего её грудь в плотных оковах.

Словно дожидаясь кивка со стороны темноволосой пьяной девушки, что буквально просто протрезвела от красоты тела танцующей перед ней, как королевская кобра Оксаной. Ловко расстегивая застёжку кружевно бюстгальтера, Оксана, выказывая красоту упругих бёдер, повернулась спиной к своей зрительнице, скрестив руки на груди, держалась кончиками пальцев, за его черные лямки. Вращая тазом по ходу движения своего тела, Оксана, стоя спиной к своей зрительнице, поворачивая взгляд топазных, не отдающих отчета глаз в сторону брюнетки, что сидела в кресле, позволила ласке будоражащего трения бюстгальтера скользить по опущенным вниз рукам, падая на пол. Поворачиваясь вновь лицом к пьяной девице, что пристально наблюдала за ней, сидя в кресле, Оксана вновь скрестила руки на груди, дотрагиваясь до бархатистой кожи теплыми нежными пальцами. Опуская руки, медленно Оксана медленно убрала теплоту ладоней с груди, касаясь пальцами своей талии, скривила губки, выражая взглядом, глубокое сексуальное искушение скривила в похотливой улыбке алые губки.

— Господи!

Прикрыла от удивления пьяного восторга девушка, ладонью руки, мандариновые губки, выразила своё мнение, когда музыка, чуть сбавила обороты, плавно переходя из одного ритма в другой.

— Да у тебя просто шикарная грудь

— Тебе она нравится?! — медленно подошла Оксана к креслу, в котором сидела пьяная молодая девица, положив ногу на ногу

— Прошу продолжай — заверила девушка

— А ты думала, я закончила? — выражая шикарным изгибом алых губ эротическую зависть

Продолжа искушать девушку взглядом лазурных глаз, встав у её кресла. Оксана продолжила вращать сексуальными движениями роскошным тазом. Подобно движению и плавности изгиба королевской кобры, Оксана, хотела, чтобы именно эта пьяная девушка сняла с неё черные кружевные трусики. Наступая коленом на кресло, в котором сидела пьяная брюнетка, Оксана, выражая всю эластичность бёдер, завораживала пьяную девицу, плавностью движения собственного тела, выставляя сочную красоту открытого бюста перед её лицом.

«Ну же когда же ты их с меня снимешь», сгорая в ритме сексуального искушения, Оксана прикоснулась подушечками теплых пальцев к лицу пьяной брюнетки, поднимая её пьяных карих глаз на себя.

— Ты просто поразительно умеешь это делать — коснулась она коготками обеих рук, резинки черных кружевных трусиков, что были на талии Оксаны

— А ты просто поразительно наглая

Распущенной пьяной улыбкой выразила Оксана собственное сексуальное довольство, ощущая как под властью пьяной сидящей сзади в кресле девицы её черные трусики стали спускаться вниз.

— Я-то ведь тебе — кокетливой интонацией голоса возразила Оксана, ощущая, как черная нежная кружевная их материя плавно скользила вниз, падая на пол — Не дала на это разрешение

— Зато ты явно дала мне понять — ухмыльнулась пьяная девица — Что ты этого сама хотела

— Как ты проницательная — улыбаясь пьяной извращенной улыбкой, обернулась Оксана к девушке, что сидела сзади неё в кресле, наступая на него коленом — Прям ничего, от тебя не утаишь

Забираясь на кресло, как раз именно тогда, когда ритм динамичной музыки dubstep перешел из плавного медленного аккорда в бурный мелодичный такт страсти, Оксана, пропуская ноги девушки под собой зависла над её коленями, положа руки на плечи. Ощущая жар сказочного обжигающего перегара от губ девушки, к которым прильнула Оксана, раскрывая перед ними алую прелесть губ, выдыхая столь же сильный перегар прямо в рот пьяной брюнетки. Обвивая нижнюю челюсть девушки пальцами одной руки, Оксана с жаждой порочного искушения смотрела прямо в её карие глаза. С частой пульсирующего ритма возбуждения Оксана дышала прямо в рот пьяной брюнетки, желанием неистовой сексуальной воли требовала от неё поцелуя.

— Ну же зачем же ты меня искушаешь?

Простонала в открытый рот девушки Оксана, не придавая значения теплой ласки рук пьяной девицы, одна из которых была между её ног.

— Хочу так же

Заявила Оксана, испуская измученный стон с жаром пылающего стойкостью перегара дыхания прямо в рот девушке, держась в расстояние меньше сантиметра от её губ

— Как ты поступила вон с той сучкой, что у тебя лежит в комнате на диване — намекнула Оксана, ощущая жар ладони пьяной брюнетки на своём лобке

— Хочешь я её разбужу — заверила девушка, прислоняя ласку приятных теплых пальцев к половым губам Оксаны, медленно двумя пальцами их раздвигая, касаясь коготком среднего пальца её нежной мокрой щелки — И мы вдвоём сделаем с тобой такое

— Хочу чтобы ты сначала — ощущая трение коготка пальца девушки у входа влагалища, простонала Оксана, сгорая сильным сексуальным искушением — Сделала своим пальцем такое

— Такое

Рука пьяной брюнетки ползла по рёбрам Оксаны, медленно приближаясь к её шикарному бюсту, скольжение которых завораживало нежностью сказочного трения теплотой пальцев.

— Чтобы ты задыхалась в стонах в моих руках?

— М…. читаешь мои мысли….. — не успевая выразить свои мысли, раскрывая губы широко, Оксана внезапно ощутила, как девушка крепкой хваткой пальцев вцепилась в её сочную грудь

— Иди ко мне — прошептала пьяная брюнетка, прямо в рот Оксане прелестью горячего возбужденного дыхания, сливаясь с её губами в дикости поцелуя

Оксана, медленно стоя в кресле над телом, сидящей в нем девушки, сама насела на её пальцы, начиная медленно под музыку разыгравшегося ритма dubstep красиво играть тазом. Испытывая дикую жажду порочного искушения, Оксана, поддаваясь пьяному бреду, стонала прямо в рот пьяной распутной девице. Девушка, другой руки, сжимала лаской пленительных крепких пальцев, грудь Оксаны, когда она, в тот момент, насаживаясь на её пальцы, терлась как озабоченная кошка об её нежное молодое тело. Обвивая пальцами одной руки лицо темноволосой молодой девушки, Оксана, находясь в слияние жаркой пылкой связи губ с ней, играя с её языком, вставая с ним в танец страсти, выражала свою непокорность. Завершая прелесть момента поцелуя, продолжая стонать в рот пьяной брюнетки, Оксана жадно облизывала её сладкие мандариновые губки своими, покрывая их нежную поверхность изобилием своей слюны.

— Может, перейдём в кровать? — отрываясь от губ Оксаны, прошептала пьяная девушка, задыхаясь, сгорая в ритме сексуального возбуждения

— Может и перейдём — искушая пьяную брюнетку прелестью голубого лазурного взгляда согласилась Оксана — Но тогда мы ведь разбудим твою спящую там подругу — чувствуя пальцы девушки в себе, заверила она, выгибая спину, выставляя грудь ей в лицо

— Тогда мы просто

Подхватила тут же девушка Оксану, прижимая жаркую ладонь руки к её спине, продолжая говорить, едва дотрагиваясь губами до её розовых твёрдых сосков.

— Продолжим, что начали, только все вместе

— Звучит заманчиво — согласилась Оксана, ощущая, как выпитая большая доза алкоголя туманила её рассудок — Только я вот так не хочу — сморщила она губки бантиком перед лицом пьяной молодой брюнетки, выражая протест

— Я тебя обожаю — медленно извлекая пару пальцев из обители влагалища Оксаны, стенки которого были покрыты изощренного количества влаги, вызывали к себе неутолимое порочное желание — И не позволю оставить тебя неудовлетворённой

— Тогда докажи мне это — взаимной нотой шепота требовала Оксана выговаривая медленно слова прямо в рот пьяной девице, опуская ноги с кресла, касаясь деревянного пола черными каблуками, надетых на её ногах туфель — И прямо сейчас — выпрямив спину, заявила она стоя рядом с креслом в котором сидела пьяная молодая брюнетка

— Ты такая требовательная — изумилась в пьяной кривой улыбке брюнетка, опираясь руками на подлокотники кресла, медленно встала с него

— Еще не знаешь насколько — взявшись кончиками пальцев за руки девушки, Оксана игриво поцеловала девушку в губу, медленно направляясь вместе с ней спиной к открытой двери комнаты, в которой на диване спала пьяная девушка — Я просто пиздец, какая требовательная

Продолжая дотрагиваться до губ девушки своими губами, Оксана медленно спиной вошла в светлую комнату, где на разложенном диване у стены справа спала пьяная голая девушка. Подходя медленно к дивану стукая каблуками черных туфель по деревянному полу, Оксана наступила на него коленом, вминая его мягкую, прогретую теплом, лежащей на ней голой девушки, белую простыню. Оставаясь стоять на диване, на коленях, Оксана, обвивая шею рядом стоящей перед ней темноволосой девушки, раскрывая лазурную прелесть топазного цвета глаз, пристально посмотрела в её карие, полные искушения глаза, чувствую теплоту и ласку обеих её рук на своей талии. Касаясь ладонями теплых рук лица темноволосой девушки, Оксана жадно облизывала её губы, завораживая прелестью красоты взгляда, оторвалась от её хрупкого желающего огня страсти искушения, расположилась на диване. Девушка, что спала на диване, не спеша открыла глаза, заметив, как Оксана легла рядом с нею, медленно положила свою теплую руку к ней на сочный бюст. Сжимая пальцами одной руки грудь Оксаны, очнувшаяся недавно от сна девушка, села рядом на диване по левую сторону. Брюнетка, скидывая бурую зимнюю шубку в которой была на пол, подобно хищной кошке, переползла через лежащее на мягких пуховых подушках тело Оксаны, встала на четвереньки справа.

— М…….!!!

Простонала, мурлыкав Оксана голосом сильного сексуального искушения, глядя то на одну девушку, то на другую, вызывала в каждой из них неутолимое желание придаться пороку любви.

— Ах….. — чувствительно нежно простонала Оксана

— Ты ведь этого хотела? — поинтересовалась пьяная брюнетка, обвивая нежностью пальцев лицо Оксаны, медленно наклонилась к её жарким губам, облизнула по ним своим язычком

— И не только — улыбаясь пьяной распущенной улыбкой, Оксана облизывала губы страстной брюнетки, что дотрагивалась до её губ своими, чувствовала, как девушка что сидела слева, жадно обвивая пальцами её бюст, играла язычком с соском — Я хочу всего…..

Нежность пленительных рук шатенки скользила по телу Оксаны, завораживая сказочным трением, вызывающим миллион импульсов сексуального характера в мозг. Каждая клеточка тела Оксаны, сгорала в ритме порочного искушения, желание которого переполняло её саму. Легкостью касания своего языка брюнетка водила по губам Оксаны, пока лаской чарующих рук шатенка, медленно оказалась между её раздвинутых ног. Жар пленительного дыхания, огненной страстью исходил с губ шатенки, покрывал пламенем потока эрогенную зону промежности Оксаны, стенки влагалища, которого тут же стали накапливать влагу. Обвивая руками бедра согнутых ног в коленях Оксаны, шатенка кончиками пальцев одной руки, положила ладонь к ней на голый лобок, чуть раздвинула двумя пальцами её половые губы. Обжигающим касанием прохладной поверхности языка, девушка провела по влагалищу Оксаны, смачно изобилием слюны облизывая её клитор, вызывая тонкостью такого ощущения вихрь сексуальных неконтролируемых эмоций.

Такт музыки dubstep, что играла с телефона, оставшегося на кухонном столе, перешел в более динамичный ритм, мелодичные аккорды которого тонкостью своего звучания вызвали в эмоциях у Оксаны еще большую страсть и желания порочного искушения. Вцепившись, коготками обеих рук, в белую простыню под собой, Оксана, собирая её буграми под собой. Чувствуя все действительность ощущения входящих во влагалище двух женских пальцев, Оксана, начиная дышать с частотой пылающего порочного искушения, хватая один ртом воздух, после чего тут же сливалась воедино с губами пьяной брюнетки. Ощущая на губах вкус слюны оставленной брюнетки, Оксана, облизывая губы, задыхаясь в собственных стонах, извивалась в постели подобно дикости королевской кобры. Ощущая проникновение в себя двух женских пальцев, что лаской силой порочного довольства растягивали нежные стенки влагалища Оксаны, не умолкала в страстных громких стонах.

— Ах…. — издала громкий сексуальной насыщенности стон Оксана, выгибая спину вцепившись когтями в простыню под собой выгнув спину выставив грудь вперед

После чего Оксана рухнула на постель, извергаю силу пережитого оргазма прямо на язык девушки, что облизывала жадно её половые губы, проникая пальцами к ней во влагалище. Потеряв сознание после такой силы удовольствие, Оксана осталась лежать, изнывая в бессознательном состоянии сладкими эротическими стонами. Пьяные девицы, словно песчаные гадюки, окутали тело Оксаны, сказочной лаской прижимаясь к ней, позволяя своим рукам находясь в возбужденном ритме придавать ласке её обнаженную спящую плоть. Девушки словно не понимали, накрываясь под толстым одеялом, продолжили порочную страсть, сливаясь воедино с губами Оксаны. Каждая из пьяных девушек не переставала целовать Оксану и под жаром накрытого одеяла, одарять лаской её изнывающее в стонах тело.

***

Открывая медленно глаза, Оксана распознала, что находится в темной комнате, в оковах нежной ласки рук спящих по обе стороны пьяных девушек. Тепло было покрыто мелкими каплями пота, что высыпался под накрытым толстым одеялом, кожа Оксаны словно полыхала в пламени женской ласки. Ощущая в горле ужасающую сухость, Оксана посмаковала слюной во рту, пытаясь придать хоть часть собственной влаги той ужасающей сухости, что мучало её. Воздух в комнате был душным и затруднял дыхание Оксаны, туманил его недостаточность рассудок, был пропитан потом женских тел излившегося на постель, их парфюмом что был, конечно, разный, создавая неизвестную палитру, сгущал краски перегара, что перенасытил своим запахом его атмосферу. Голова кружилась, стены комнаты, что были в потускневшей побелке, словно плыли, подобно каюте корабля, в котором якобы плыла Оксана. С трудом Оксана осознала из-за бредового состояния, которое было спровоцировано жутким похмельным синдромом, что находилась в темноте комнаты, за окнами которой уже наступил вечер, мрак приближающейся ночи не давал оценить обстановку в комнате. На кухне все так же играл телефон Оксаны, так же доносился треск тлеющих углей в печке, что все так же сохраняла тепло во всем доме, оставляя энергию исходящего жара от стен. Свет одной лампочки, своим тусклым свечение золотистой дорожкой проникал в спальню, в которой находилась Оксана.

Освобождаясь от ласки рук спящих по обе стороны девушек, Оксана чуть привстала, опираясь локтями на подушку. Глубоко хватая ртом воздух, Оксана скинула со своего тела покров толстого одеяла, под которым словно полыхало жаром её тело. Вставая в кровати очень аккуратно на четвереньки, Оксана, стараясь не разбудить спящих на ней двух пьяных девиц, аккуратно перелезла через одну из них, свесив ноги, с дивана касаясь каблуками черных туфель деревянного пола. Чувствуя жуткую жажду в горле, Оксана медленно встала с дивана, направляясь тихо на кухню, где продолжать гореть свет и играть на столе её сотовый телефон. Сухость во рту и мышечная слабость с сильным головокружением, были остатком сильного опьянения, в котором находилась Оксана, медленно прохода на кухню через открытый проход.

— Блядь это же пиздец какой-то — рассуждала вслух Оксана, оценивая оставленный беспорядок, направляясь к столу — Это же надо было так напиться — дотрагиваясь теплой ладонью руки до лба, почувствовала, как раскалывалась её голова

«Я уже в конец охуела», подумала Оксана про себя, подходя медленно к столу на котором, не переставая играл мелодии из списка песен её песен.

— Какой же после этого дрянью я себя чувствую

Взявшись кончиками пальцев за коробку с оставленным соком, выразила мысли вслух Оксана, оборачиваясь, посмотрела на комнату, из которой вышла.

— Но я ведь сюда пришла совсем по-другому поводу, мне необходимо посмотреть комнату Паши, может он, всё-таки вел какой-то личный дневник или оставлял каике-то записи

Открывая тут же пластиковую крышку, Оксана, скинув её на пол жадно начала глотать сок, пытаясь утолить мучительную сухость во рту, что не давала ей покою. Запрокинув голову, позволив прядям золотистых волос, бушующим потоком, словно волна водопада упасть, касаясь кончиками изогнутой спины Оксаны, когда она пыталась насытиться сладостью сока. Расставив ноги порознь выражая искусную эротичность изгиба собственных ягодиц, Оксана чувствовала как капелька пота, что выпустило с её тела, плавно огибало бёдра, устремляясь вниз, завораживая лаской головокружительного ощущения трения. Утолив жажду несколькими большими глотками фруктового сока с коробки, Оксана краем глаза заметила темноволосую девицу, что появилась в отражении зеркала напротив входа на кухню из комнаты.

Распущенные черные волосы и обнаженное тело, что она демонстрировала в отражения зеркала перед Оксаной, еще находясь в пьяном состоянии, девушка вышла из темноты окутавшей комнаты, медленно наступая на пол, каблуками надетых на ней зимних замшевых сапог. Едва слышно стукая каблуками по деревянному выложенному из досок полу, девушка прошла по кухонному помещению за спиной у Оксаны, дотрагиваясь нежностью теплых пальцев до её плеча.

— Как спалось? — задала пьяная молодая брюнетка простой банальный вопрос, встав рядом с Оксаной, обвивая рукой её талию — Мне вот что-то не очень

«Блядь проснулась швабра, а я так надеялась сначала обыскать комнату твоего сожителя», огорчилась Оксана, сморщив влажные губки, отрываясь от картонной упаковки с соком.

— Я выполнила со своей стороны уговор — заявила Оксана, смачно облизывая губки, была приятно удивлена нежностью женских коготков, что теребили её бархатистую кожу — Теперь дело за тобой, расскажи мне всё, что касается Павла Журавлёва

— Хорошо — заигрывая все еще находясь под влиянием алкоголя, девушка улыбнулась распущенной улыбкой — Что ты хочешь узнать?

— Расскажи мне все о состоянии Паши с момента того — прикусывая краешек губы, Оксана позволяла пальцам девушки настраивая её на дружескую и откровенную беседу, трогать свою изнывающую от жару кожу — Давай с того как вы познакомились?

— Мы дружим с Пашей уже больше десяти лет — удивила она Оксану такой новостью, взяв медленно у неё из рук коробку с соком — До этого времени, а точнее до последних двух лет все как-то было нормально

— Как и когда начались первые симптомы? — поинтересовалась Оксана, выказывая красоту упругих ягодиц, прошла по кухни к креслу, рядом с которым на полу лежали снятые её черные кружевные трусики — И так же как они себя проявляли

— Года два назад — пошла следом за Оксаной темноволосая пьяная девица, огибая деревянный стол, поставила на него полупустую коробку из-под сока — Всё началось с легкого покраснения, которая выражалась лишь легкой температурой

— Хорошо, что дальше? — выражая в голосе требовательность, спросила Оксана, хотела нагнуться и подобрать с пола лежащие трусики, что располагались на полу рядом с креслом, как ощутила влияние теплой ладони на своих ягодицах — По-моему, не самый лучший момент

«Блядь да она что опять меня хочет», была удивлена Оксана, заметила искорку порочного желания в глазах стоящей рядом пьяной девицы.

— Прошу останься до утра — словно умоляла девушка, обвивая руками талию горячего пылающего жаром тела Оксаны, прислонилась к её спине своей грудью — Завтра утром мы все вместе поедим к Паше, я сама хочу понять, как это произошло

— Я могла бы провести тебя и сегодня — возразила Оксана, выгибая спину, ощущая, как пальцы наглых рук девушки медленно ползли верх — Через приёмное отделение оно ведет приём больных круглосуточно

— Мне не хочется тебя обижать — нежностью чарующего шепота прошептала брюнетка под ухо Оксане, чуть прикусывая губами мочку её уха — Но может, сначала приведем тебя и себя в трезвый вид — ухмыльнулась она

«Блядь да я же едва на ногах стою, голова кругом идёт, меня всю трясет, и я блядь ужасно хочу снова секса, после этого шепота», размышляя Оксана, оценивая своё эмоциональное и физическое состояние, как полное изнеможение напряжением, терзающим её тело и разум.

— Да я даже одежду свою уже с пола поднять не могу — ухмыльнулась Оксана, падая в кресло рядом с которым стояла — Я наверно одеться сама не смогу — чувствовала она своё изнемогающее слабостью, головокружением и головной болью состояние поджала под себя ноги

— Вот именно куда тебе ехать — уверяла девушка, присаживаясь на подлокотник кресла рядом с Оксаной, дотронулась теплой ладонью руки до её колена

— Ты напоила меня до такого состояния — возмутилась Оксана, нахмурив губки, понимая, что сама она ничего пока сделать, не может

— Давай вместе осмотрим комнату Паши — выказывая желание помочь Оксане, предложила молодая брюнетка, обвивая руками, тело Оксаны, прижалась лицом к её плечу — Послушай, я хочу помочь

— Ты помогла тем, что напоила меня — была недовольна Оксана и в тоже время улыбалась сама себе пьяной кривой улыбкой, сидя в кресле свесив голову — Расскажи, что было в детском доме

— У Пашки слабый иммунитет — пытаясь помочь Оксане, брюнетка никак не хотела отпускать её от себя — Он в детском доме часто болел

— Он прививался от гриппа? — спросила Оксана, чувствуя теплоту женских рук, пальцы которых уже коснулись её оголённого сочного бюста — И как часто

— В детском доме мы проходили вакцинацию против гриппа — пояснила девушка, нагло трогая груди Оксаны, прижалась к её телу

— Значит последние два года — предположила Оксана, сморщила губки, почувствовала будоражащий поток жаркого дыхания, что исходил от губ сидящей рядом в кресле девушки — Он не получал вакцину от ОРВИ и не только

— Иногда он бывал раздражительным…..

— Чей это дом? — поинтересовалась Оксана, понимая из-за недостатка физических сил, что никак не может воспрепятствовать ласки рук девушки, пальцы которых прикасались к её телу — И как он вам достался? — испытывая волнения, покусывала она краешек губы, не желая совершенно возбуждаться попусту

— Это был заброшенный дом — пояснила брюнетка, нагло массируя груди Оксаны — Мы с Пашкой его сами обустроили, даже нашли и вставили выброшенные на свалку окна, обшили вместе крышу

— Не надо — возразила Оксана, понимая, что ласка нежных рук этой девушки её только отвлекает от мыслительного процесса — Сходи, оденься и осмотри комнату Паши обо всех деталях мне докладывай или приноси сюда

— Эй-эй! — кокетливо возразила девушка, возмутившись, посмотрела на Оксану — Я ведь не твоя подчинённая, а ты уж точно не мой начальник и тем более ты у меня дома

— Хорошо — изнывая легкостью стона, Оксана попыталась встать с кресла с большим трудом свесила ноги, касаясь каблуками черных туфель пола — Только попробую встать

— Думаю, не стоит — не согласилась с этой мыслью молодая похотливая расхитительница — Сиди уже, неужели алкоголь полностью выбил тебя из сил

— Да я блядь пошевелиться просто не могу — царапая мягкую обивку кресла, в котором сидела, Оксана вновь рухнула в кресло, с которого попыталась встать, падая на его приятную спинку

— Я сделаю тебе крепкого чаю — предложила девушка, оставаясь сидеть на подлокотнике кресла, дотронулась пальцами до подбородка Оксаны, поднимая её искушенный взгляд лазурных голубых глаз на себя — Он должен помочь тебе

«Блядь да заебали меня уже твои руки», нервничала Оксана, желая освободиться от прикосновения безудержных рук девушки, что ласкали её тело.

— Я сама обыщу комнату — заявила Оксана, почувствовав уверенность в собственных силах, поднялась с кресла — Разрешишь мне взять на время вон тот халатик? — намекнула она, на цветной махровый халат, взглядом уставших глаз, что висел на гардеробной вешалке, рядом с её белым пальто

— Может, всё-таки вернёмся в комнату?

— Может всё-таки — касаясь пальцами сенсора сотового телефона, что лежал на поверхности стола, рядом с которым проходила Оксана — Дашь мне свой сотовый телефон, а то мой разряжен полностью — говорила она, пытаясь разбудить телефон, когда его музыка уже стихла

— Ладно, только схожу за ним в комнату — предложила брюнетка, вставая с кресла следом за Оксаной, проходя вновь у неё за спиной кончиками будоражащего прикосновения, коснулась её ягодиц — Можешь осмотреть комнату Паши, если конечно сил у тебя для этого найдётся

— Нет мне просто интересно — устав от прикосновения пальцев этой девушки к своему телу, не выдержала Оксана, даже не обдумывая задала волнующий её вопрос — Почему женщины, почему парень, с которым ты выросла в детском доме и с которым совершила оттуда побег, не достоин твоего внимания

— Паша мне просто друг — холодной бессердечной интонацией пояснила пьяная девица, проходя в открытую дверь темной, погрузившийся во мрак комнаты — Но все же отвечу на твой вопрос

— И почему же? — продолжая интересоваться, вновь повторила свой вопрос Оксана, подходя к гардеробной вешалке, что была прибита к стене

— После того как меня неоднократно насиловали эти ублюдки — грубо выразилась брюнетка, встав в проходе открытой двери темной комнаты, выразила частичку иронии намокших влагой глаз, что терзало её душевной болью — Я просто не готова подпускать к себе любого мужчину

— Вот как! — выражая ухмылку на губах, была удивлена Оксана, снимая халат с вешалки, его теплая и нежная материя, соприкасаясь с бархатистой кожей её обнаженного тела, вызывала приятные ощущения ласки — Но ведь с Пашей вы с самого детства, я думаю, он достоин тебя

— Паша мне просто друг — царапая коготками, каркас открытой двери, заявила пьяная брюнетка, поджав от обиды нижнюю губу, ударила по двери слегка кулаком

— Он ведь тебя любит — пытаясь спровоцировать девушку на откровенные теплые и нежные чувства к своему пациенту, продолжила говорить Оксана, завязывая на талии пояс халата

— Замолчи — прошипела, чувствуя какую-то непонятную душевную боль, девушка вошла быстро в комнату — Тебе этого не понять

— Конечно — чувствуя все еще слабость во всём теле Оксана, подошла к закрытой двери другой комнаты — Куда же мне до вас — пытаясь раззадорить эту девицу, говорила она

Открывая дверь, Оксана вошла в тёмную комнату, выпуская жаркий поток воздуха, что накопился от стены, прогреваемой печкой. На окне висела, полупрозрачна белая тюль, скрывающая за своей тонкой и нежной тканью прелесть узора, на его стекле. В комнате, стены которой были окрашены побелкой, было удивительно чисто, кровать, что стояла слева у стены была аккуратно заправлена, на стенах комнаты висели какие-то детские непонятные рисунки. Стол, что был расположен у окна, содержал в себе разобранный электрический тэн, в виде двух примитивных спиралей, на его поверхности так же лежал смотанный старый пучок медного провода, а так же пассатижи и отвертка. Однако сам воздух в этом помещении был чистым, с легкой прохладой, что прорывалась даже через заклеенное окно в комнате, чувствовался запах настоящего деревенского мороза.

— Смышлёный парень — ухмыльнулась Оксана, проводя пальцем по выключателю, включила его свет, одной висевшей на потолке, вкрученной патрон лампочки — Да и к тому же весьма признательно следит за порядком, не похоже, что это могла быть какого рода инфекция

«Учитывая старые стены и пол самого дома, смею предположить стрептококк или грибковая инфекция, а это что плесень там, в углу?», удивилась Оксана, подходя к ровному аккуратному плинтусу, заметила образование из плесени в его щели.

— Может он всё-таки вёл хоть какой-то дневник — предположила Оксана, подходя к столу, отодвигая старый деревянный стул, дерево которого от старости стало желтым — Должно же быть хоть что-то он наверняка вёл какие-то записи

— Сомневаюсь, чтобы он вел какие-либо записи

С ухмылкой, выражая довольство, вошла брюнетка в комнату, посреди которой находилась Оксана, держа в руке черный сотовый телефон. На девушке был белый махровый халат, на приятной мягкой ткани которого были изображены красиво распустившиеся георгины. Пучок черных волос на её голове, был собран в аккуратный клубок, придающей образу девушки, некую порочную притягательность. Карие глаза девушки, имели весьма хищное сексуальное выражение, что выдавали себя желание повторить недавно прошедшую эротическую связь. Водоворот из необычайных утонченных аккордов, собрала в себе «Angel Schlesser Oriental Edition II», насыщая воздух верхними нотами жасмина, бергамота, розы, ландыша и фиалки. Средние ноты этого бесподобного запаха послужил шлейф из прелести гвоздики, шафран и конфеты пралине. Вихрь головокружительной страсти утонченности этого аромата сыграли свою роль, собравшись в единой гармонии, таких как египетский ветивер, «кедр виргинский», сандаловое дерево, амбра и ваниль. Столь сильная насыщенная композиция таких вкусовых оттенков, обеспечивала обладательницу этого изощренного вкуса, внимание общества, заставляла выражать в ней сильную сексуальную страсть.

— Ему с трудом хватало времени, работая на станции разгружая какой-то груз для какого-то местного депутата, что помог нам с этим домом

— На местного депутата?! — удивилась Оксана, взяв из рук девушки, предложенный телефон, понимая про кого, идёт речь — Ну, конечно же, Романов каким-то образом пристроил щенят погреться у себя в деревни, только вот милочка, этот человек ничего просто так не даёт, что вы за это ему должны?

— Вы знаете его? — выражая восторг улыбкой, девушка обратилась к Оксане совсем по-другому

— Если ты думаешь, что этот человек вам просто так дал хотя бы эту разруху — рассмеялась Оксана озорным смехом чуть запрокинув голову — Вы ему что-то должны и либо твой парень без отдыха за это вкалывает на станции куда приходит груз Романова либо я не знаю

— Паша и так отдаёт половину заработанных денег, работая в две смены, чтобы расплатиться за это

— Паша отдаёт? — рассмеялась Оксана, прижимая ладонь к груди — Господин Романов заставляет вкалывать несовершеннолетних, работая в две смены, фу…. как это не гуманно — сморщила она губки, выражая такой мимикой, сарказм к лживому сочувствию

— Господин Романов пристроил меня в одном местном баре — чувствуя себя неуютно перед бурной реакцией, вызванной лживым смехом со стороны Оксаны, говорила девушка, опустив голову — Ну это не совсем он, Паша свёл меня с управляющим этим баром, зарплата конечно не большая, но зато этот дом полностью оформлен на меня

— Романов использует вас

Заигрывая с насмешкой Оксана, выставив указательный палец, держа в руке сотовый телефон, указала девушке, на естественную суть вещей.

— Через вас вот таких вот дурачков, такой человек, как Романов, просто наглым образом отмывает свой капитал — держа в руке предложенный сотовый телефон, Оксана кончиком коготков другой руке набирала на его сенсоре номер рабочего кабинета в больнице — Учитывая конечно тот факт, что зарплату вы получаете в конверте, так ведь?

— Он обеспечил нас жильем, помог с документами — уверяла девушка, поджав губу, понимая, по всей видимости, как Оксана над ней смеется — И ничего взамен не просил

— Каким? — с усмешкой в голосе спросила Оксана, повела губами, едва сдерживая смех при себе, чтобы не обидеть свою собеседницу — Это ты называешь жильё?

— Думаю, пойду, приготовлю для тебя чай

Направляясь к выходу из комнаты, девушка выказывала, что не хочет больше продолжать этот по её мнению пустой разговор с Оксаной.

— Как бы ты там не считала — возразила она на мнение Оксаны, встав в проходе открытой двери, ведущую в прихожую и кухню — Но этот человек, первый кто помог нам после того, как мы сбежали из детского дома и переехали сюда

— Уж кто-кто

Не согласилась с этим утверждением Оксана, присаживаясь на край небольшой односпальной кровати, рядом с которой стояла, нажимая большим пальцем на сенсор с вызовом телефонного номера, телефона, что она держала в руке.

— Но Романов вам не дал того, чего вы так хотели и мечтаете получить

Облокотилась Оксана с довольной улыбкой алых губ, ощущая все еще, как её терзало и мучило тело чувством глубоким похмельным синдромом

— Вы даже сейчас будите очень долго работать на него — говорила Оксана, положив ногу на ногу, посмотрела, сохраняя улыбку на губах, как девушка быстро покинула комнату, в которой она находилась — Чтобы оплатить то, что уже сейчас имеете

— Полагаю — услышала Оксана голос Вероники, после того как прислонила телефон к уху — Только Оксана может звонить в столь поздний час на этот номер

— Полагаю, ты снова меня раскусила — соглашаясь с ответом девушки, что была на той стороне телефонного звонка, выразила Оксана свои впечатления, сохраняя улыбку на губах — Как дела у нашего молодого трудяги?

— Пришёл результат биохимического анализа крови — рассказывала Вероника, унылым сонным голосом, едва слышно зевая — Должна сказать показатели неутешительные с тем что сейчас испытывает твой парень

— Если тебе не будет трудно, перечисли мне их — потребовала Оксана, жадно хватая ртом воздух, опираясь спиной на теплую прогретую жаром печки стену дома

По итогу проведенного исследования взятого анализа крови, отмечено превышающее количество а-глобулинов 12,5 , показатель у-глобулинов составлял 23,4. В результате проведенного биохимического анализа было установлено повышенное СОЭ («скорость оседания эритроцитов»), что составляло 20,5 мм/час. Увлечение показателя креатинина был заметно повышен и составлял 203,5Мкмоль/л , мочевина 13,5 Ммоль/л , уровень лейкоцитов, достигал 14,7 10*9 , что указывала на физиологический воспалительный протекающий процесс в организме парня. Показатель холестерина тоже был завышен, составлял 6,5 Ммоль/л , повышенное число холестерина заставило Оксану сослаться на версию с почечной и печеночной недостаточностью, вызванную неясным генезом. А вот увеличенный уровень тромбоцитов, что составлял 405 10*9 , такой показатель придавал этому делу еще больший интерес у Оксаны.

— И так что мы имеем?!

Выслушав доклад Вероники, вставая с кровати на которой сидела, начала рассуждать Оксана, направляясь к открытой двери комнаты.

— Повышение иммуноглобулина в крови и лейкоцитоз, давайте сопоставим все вместе, что мы получим, если учитывать почечную и печеночную недостаточность? — подходя к открытой двери спросила Оксана, касаясь коготком свободной руки клавиши выключателя

— «Болезни Стилла» — предположила свою версию Валентина, чем очень сильно удивила Оксану, заставив её призадуматься

Болезнь Стилла (англ. Still's disease) — форма ювенильного ревматоидного артрита, для которой характерен серонегативный хронический полиартрит в сочетании с системным воспалительным процессом.

— Объясняет все — скривила губки Оксана, делая своё возражение на теорию рыжеволосой девицы, что предположила такую версию — Только для болезни Стилла характерно слишком повышенное СОЭ, как минимум за 50

— «Тромбоцитопеническая пурпура» подходит — предположила Вероника, по всей видимости, слепо предположила такую теорию, не учитывая высокий показатель тромбоцитов в биохимическом анализе крови — Объясняет головокружение, рвоту кровью, кровь в моче, кровотечения ЖКТ, а так же неврологическое нарушение

Тромбоцитопеническая пурпура — разновидность геморрагического диатеза, характеризующаяся дефицитом красных кровяных пластинок — тромбоцитов, чаще вызванным иммунными механизмами.

— Да вот только — не согласилась Оксана с этой теорией, опровергая её тут же — Ты забыла обратить внимание на завышенный показатель тромбоцитов

— Тромбоцитопеническая пурпура обоснована — пояснила Ларионов, тут же вмешавшись в разговор — А вот «узелковый периартериит» больше подходит

Узелковый периартериит — ведущее к прогрессирующей органной недостаточности воспалительное поражение артериальной стенки сосудов мелкого и среднего калибра с образованием микроаневризм.

— Что же — повела губками Оксана, принимая такую теорию во внимание — Допустим, что увеличение фракций y— и a-глобулинов, СОЭ и лейкоциты тоже повышены

Рассуждала вслух Оксана, выключая свет в комнате, покинула её, оставляя мрак приближающейся ночи в пространстве этого помещения, закрыла медленно за собой дверь, облокотившись на неё спиной. Сгибая ногу в колено, Оксана, прислонив коготок указательного пальца к своим губам, наблюдала, как извращенно себя вела брюнетка. Стоя у кухонной плиты на кухне, пикантная молодая блондинка, выказывая красоту своего тела, выставляя бёдра, стояла спиной к Оксане, что так любознательно наблюдала за ней.

— Проведите «рентгенографии легких» и «УЗДГ сосудов почек», а так же «УЗИ сердца» — отдавая указания своим коллегам, распорядилась Оксана, согнув ногу в колено изящным изгибом, наступила каблуком черных туфель на поверхность закрытой деревянной двери — А если и это не поможет установить точную форму васкулита, то проведем аортографию

— Почки парня едва чуть ли не отказывают — возразила Валентина — При такой сниженной работе клубочковой фильтрации они просто не смогут вывести введенный контраст

«Блядь ну конечно как такое я могла пропустить», нахмурила Оксана губки, выражая акт недовольства на заявление Валентины.

— Ах… ну да я же забыла — выпрямив обратно ногу, Оксана наступая каблуками на деревянный пол, ставя ноги крест накрест направилась к девушки, что стояла у старой деревянной столешнице готовила чай — Ты же у нас теперь босс….

— Вы главная — пояснила Валентина — Просто ответственность за это дело лежит на мне, поэтому я запрещаю проводить какие-либо процедуры с использованием контрастного вещества

— Ну, да-да конечно — выражая в нежности собственного голоса сарказм, Оксана медленно отошла от двери, походкой хищницы — Бредовые детские сказки, про ответственность

— Пока что я руковожу отделом — гордо заявила Валентина — И да, кстати мать нашего пациента скора будет уже в нашей деревни, её самолет уже недавно приземлился в Москве

— Удивляет, как быстро она нашла своего пропащего сына — стараясь выразить восторг, который ей был абсолютно неинтересен, говорила Оксана, проходя мимо кухонного стола — Родственники наших пациентов постоянная помеха для диагностики

— Они вам не подопытные мышки — выражая несогласие, заявила Валентина — Они люди и хватит и к ним относится как подопытным

— Что нацепила на себя корону — возмутилась Оксана, была предельно раздражена подобным заявлением — И теперь можешь командовать

— Почему именно васкулит? — прерывая спор, вмешалась Вероника — Почему не «геморрагическая лихорадка»?

Геморрагическая лихорадка — острое лихорадочное заболевание вирусной этиологии. В патогенезе часто наблюдается поражение сосудов, приводящее к развитию тромбогеморрагического синдрома (ТГС).

— Потому что дорогая моя кудрявая ты прелесть — придавая вежливость, тону собственного голоса, говорила Оксана, встав у кухонного стола опираясь на него бёдрами — У нашего с тобой пациента не дефицит тромбоцитов, а его переизбыток — держа в руке телефон, она чуть приоткрыла бархатистую кожу сочной груди

— По той же аналогии Лейкоз тоже можно исключить — предположила Валентина

— Тогда что остаётся?

— «Болезнь Такаясу» — предположил Ларионов

Синдром Такаясу (неспецифический аортоартериит) — аутоиммунное «воспалительное заболевание», поражающее «аорту» и её ветви. Относится к группе системных васкулитов, характеризуется развитием в стенке крупных артерий продуктивного воспаления, ведущего к их «облитерации».

— Что же поскольку мой новый начальник не даёт разрешения на ангиографии ввиду плохой работы фильтрации почек — принимая такую теорию, согласилась Оксана, вставая за спиной темноволосой девушки, что готовила для неё чай — То я думаю «реоэнцефалография», поможет вам определить снижения кровообращения к мозгу

— Действуйте — распорядилась Валентина, сражу же, соглашаясь с предложенным Оксаной выбором диагностики

— Умница — обрадовалась Оксана — Исследуйте кровь вдоль и поперек, возьмите все необходимые анализы, включая мочу, мне нужно знать всё, каждую мелочь и каждую деталь

— Как только — заверила Марина Викторовна — Нам что-либо будет известно, мы сразу же дадим тебе знать — после чего телефонный разговор был разорван

«Я ведь очень хорошо знаю Романова и насколько я понимаю, он даже тут получил какую-то выгоду, помогая какой-то ребятне, вот только зачем и почему?», размышляла Оксана, встав у девушки, что медленно обернулась в её сторону.

— Замечательно — хитрой улыбкой ухмыльнулась Оксана, обращая на себя внимание темноволосой девушки, что обернулась, посмотрела на неё — Дорогая моя можно тебя кое о чем спросить?

— Ты можешь спросить меня — касаясь теплой рукой щеки Оксаны, ответила теплой взаимной улыбкой девушка, опираясь бёдрами на столешницу рядом с которой стояла — О, всём том, чем только пожелаешь

— Тогда назови мне естественную причину того — схватившись за руку девушки, Оксана убрала нежность ладони со своего лица — Почему Романов, помог вам с благоустройством в его деревне, даже допустим то, что он якобы под свой банковский процент продал вам эту берлогу?

— Я же сказала тебе — словно начиная нервничать и выказывать тревогу, карие глаза брюнетки начали бегать под серьёзностью гнета давления безупречных топазных глаз Оксаны, что психически уже подавляли её — Пашка устроился на станцию, помогает ему с грузом

— Это не из-за этого — не соглашаясь с таким утверждением — Поверь, я повстречала в жизни много добродетелей и прекрасно понимаю, что по собственной воли и желанию вам бы никто не стал даже так помогать, что произошло, за какую цену он помог вам?

— Я же тебе говорю…..

— Хватит! — прокричала Оксана, понимая, как упорство этой брюнетки, начинает её раздражать

— Что ты делаешь? — испугалась девушка, обращая внимание, как Оксана, набирая номер телефона в рабочем кабинете Романова, серьезно посмотрела глядя ей в глаза

— Ты же сказала, Романов, вам помог — передавая медленно трубку телефона в дрожащую руку девушки, тихо под ухо шептала ей Оксана — Значит, он тебя знает, а значит, ты можешь к нему обратиться, ну не знаю, скажем, за какой-либо помощью

— Ты не понимаешь — возразила с тревогой в голосе девушка, глядя в глаза стоящей перед ней Оксаны — Романов он…….

— Да-да я слушаю — послышался голос Романов, что ответил на телефонный звонок, после затяжных гудков о вызове телефонного звонка

— Э…. Сергей Викторович, прошу прощения за столь поздний звонок — нервничала брюнетка, сгорая от чувства, терзающего её стыда, скрыла свой взгляд от Оксаны — Это Катерина Калинникова, вы ведь помните меня?

— А…. Катерина Калинникова — рассмеялся Романов, словно насмехаясь над этой девушкой, тихой усмешкой — Чем обязан столь позднему вашему звонку, у вас что-то случилось?

— Вы просили позвонить, если у меня возникнет проблема — говорила девушка, чуть ли не заикаясь, чувствуя себя неловко перед Оксаной, что медленно задом отошла к кухонному столу

— Не злоупотребляйте моим доверием юная леди — пригрозил деликатно Романов, словно уклоняясь от когда-то обещанных ей слов — Если у вас проблема решайте её сами, я не обязан за вас всё решать, хоть и у нас был мелкий договор, но ваши проблемы, теперь меня не касаются

— Да просто тут одна женщина…..

— Я же сказал, меня это не волнует — грубо ответил Романов, я выполнил свой уговор, теперь плата за вами — Ваши проблемы, я еще раз говорю, меня никак не волнуют и больше…….

— До тех пор — вмешалась в разговор Оксана, разговаривая рядом с динамиком сотового телефона, держась за руку девушки, что держала в руке свой телефон — Пока они не связаны со мной Сергей Викторович

— Оксана Владимировна! — был сильно шокирован, услышав голос Оксаны — Но что…..

— Что вас связывает с Катериной Калинниковой? — задала свой нестерпимый вопрос Оксана, включая телефон на громкую связь, положила его на кухонный деревянный стол

— Это сложно объяснить — пытаясь снова уклониться от темы, ответил Романов

— А вы уж постарайтесь — настоятельно потребовала Оксана, кончиками пальцев оголила собственную сочную грудь, выставляя бархатистую кожу бюста напоказ перед пьяной девушкой

— Нет, меня просто удивляет, как вы это делаете? — опять с усмешкой в голосе, выразил собственное мнение Романов — Как вы находите таких простых людей

— Ну может и не совсем простых — возразила Оксана, медленно держась кончиками пальцев за халат v-образного выреза спереди, оголила чуть плечи, скрывая под его нежной махровой тканью красоту розовых твердых сосков — Так как мне объединить Катерину Калинникову и вас

— Ну, раз уж сама Оксана Владимировна просит

Соглашаясь на убедительность темперамента и нежность голоса Оксаны, начал рассказывать Романов, словно не желая делиться правдой.

— Катерина Калинникова была изнасилована, сыном моего компаньона по бизнесу и чтобы уладить этот нелепый скандал

Продолжил рассуждать Романов, пока Оксана, повернувшись спиной к девушке, что сгорала от стыда, по всей видимости, чувствовала себя неуютно за своё прошлое. Спуская со своего тела, халат до талии, Оксана с хитрым выражением лица и прекрасным изгибом, выражающим довольство, чуть обернула голову, посмотрела на девушку, в глазах которой промелькнул огонёк желания.

— Я помог им сбежать и обустроиться тут — пояснил Романов — Естественно не бесплатно, но чтобы избежать излишних проблем с законом

— Значит сын вашего компаньона, как-то состоит в сговоре с руководителем детским домом Сказка в Калининграде

Рассказывала Оксана, виляя плавностью изгиба изящной красотой бёдер, освободилась от халата, которым было окутано нижняя половина её тела.

— Может, вы мне расскажите, как это произошло? — сгибая ногу в колено, Оксана перешагнула, через лежащий на полу халат — Как допустить то, что воспитанница детского дома, была изнасилована сыном вашего человека?

— Произошла не мысленная ошибка — уверял Романов

— Это я без вас знаю

Признала Оксана, прикусывая краешек губы, заигрывая перед девушкой, что так любознательно на неё смотрела, словно уже не могла контролировать свой рассудок.

— Что пиздец, какая произошла ошибка и хочу в этом разобраться — грязно выругалась Оксана, забавляясь тем, как молодая девица взглядом полного искушения, на неё смотрит

— Я вот только не понимаю, Оксана Владимировна чего вы от меня-то хотите? — выказывая возмущение в вежливой форме, поинтересовался Романов

— Сын вашего компаньона по бизнесу изнасиловал эту девушку

Интересовалась Оксана, вопросительной интонацией голоса, ставя ноги крест-накрест, к девушке, что стояла у кухонного стола, вдыхая глубоко запах парфюма которым пахло её тела.

— Так вы предоставили, скажем, так это жилье

Продолжила рассуждать Оксана, обвивая нежностью рук плечи стоящей перед собой девушки, выражая похоть в изгибе улыбки безупречных алых губ.

— Ей и её молодому человеку, воспитаннику того же самого детского дома

Продолжила рассуждать Оксана, медленно виляя бёдрами, подобно движению такта королевской кобры, завораживая плавностью сексуальных жестов молодую брюнетку.

— Так еще и хватило наглости требовать с них деньги

Выражая кокетливой формы возмущение, говорила Оксана, ощущая теплоту ладоней, пьяной темноволосой девицы, обеих рук у себя на талии.

— Прошу заметить, за то жилье, что вы им предоставили, чтобы уладить, скандал который по вине ваших же людей разразился

— Я бизнесмен — с усмешкой уверял Романов — И ничего не даю даром

— Но тут вы хотели скрыть сам факт изнасилования

Говорила Оксана, наблюдая как девушка, с нетерпеливым желанием согнув руки в локти, лаской теплых ладоней прикоснулась к её бюсту, завораживая моментом приятного, вызывающего безудержное сексуальное влечение, прикосновением. Прекрасной красотой улыбки, Оксана, выражая забаву тому, как мужчина, что разговаривал с ней по телефону, искал перед ней оправдание. Чувствуя от этого восторг, Оксана впадала в пучину сексуального искушения, которое требовало её сознание, тело, изнывая в такте ритма порочного дыхания, рядом с губами молодой брюнетки.

— И тем самым обязали их отрабатывать то

Выражая необузданность Оксана, ловко покинула объятия девушки, встав к ней спиной, положив руки на стол, выгнула спину, выставляя упругую красоту эластичных бёдер перед брюнеткой.

— За что вы сами заплатили, чтобы купить их молчание — с усмешкой в голосе говорила Оксана, чуть повернув голову, выражая взгляд эротического желания, посмотрела на девушку, что отошла от стола, встала за её спиной — Вам не кажется это уже верхом наглости?

— Вы хотите, чтобы я простил им их долг? — догадываясь, к чему клонит Оксана, спросил Романов

— Это было бы просто замечательно — ухмыльнулась Оксана, чувствуя пленительное влияние руки девушки на своей сочной груди, а другой ладонь поверхности которой скользила по её животу, направляя пальцы к гладкому лобку — Тем более учитывая тот факт, что вы мне до сих пор должны

— Учитывая, что я у вас в большом неоплатном долгу — согласился Романов — Я позволю себе такую мелочь

— Как легко ты умеешь добиваться своего?

Лаской будоражащего чувством голоса прошептала, проявляя интерес, спросила девица, по власти которой находилась Оксана, плавно переводя руку с её живота на ягодицы. Приятные аккорд шепота этой девушки, под ухо Оксане, вызвал ураган колеблющихся в ней порочных эмоций, вызывая с еще большей неистовой силой сексуальное искушение. Продолжая держать руку на груди Оксаны, вцепившись пальцами в её бюст, девушка другой рукой, ладонью которой вела по её ягодицам, опускаясь ниже, коснулась половых губ, прикусывая при этом губами мочку уха рядом с которым прошептала.

— Надеюсь и в постели ты так же хороша — говорила она рядом с ухом Оксаны, касаясь коготками её мокрых половых губ

— Я буду вам за это очень благодарна……

Изнывая во власти искушения нежности рук, ответила Оксана, выражая довольством сексуальным изливающимся из неё стоном.

— Вы так ко мне понимающе относитесь — тактом учащенного, ускоренного пульсом крови, дыхания выдала себя Оксана, касаясь жаркими пальцами обеих рук своей груди

— Это конечно не моё дело Оксана Владимировна — почувствовав себя неудобно, сделал вид, что смутился Романов — Но я думаю, мне стоит позвонить вам чуть позже

— Я тоже так думаю — дотронулась коготком указательного пальца сенсора телефона, Оксана, изнывая нежным стоном в оковах нежных женских рук, провела по его экрану, разрывая телефонный звонок — Что же ты со мной делаешь? — чуть запрокинув голову, она ощутила как рука девушки, что была на её груди медленно перешла на спину

— Всё то, что ты не можешь себе даже вообразить — прошептала девушка, пропуская меж пальцев, ладонь которой была на спине у Оксаны её золотистые волосы

— Я прям, вся трепещу — улыбаясь распущенной улыбкой, выражая довольство, ответила Оксана, чувствуя пальцы женской руки на промежности половых мокрых губ — Пытаясь себе представить, как это будет

— Это будет нежно — ухмыльнулась девушка, вцепившись пальцами в волосы Оксаны, потянув на себя, вынудила её чуть запрокинуть голову — Прям то, как ты именно этого заслуживаешь

— Я ведь этого заслуживаю? — переспросила Оксана, когда не могла противостоять воли своих сексуальных чувств, позволяя рукам этой девицы безграничную власть над своим телом

— Еще как заслуживаешь — уверяла она, выражая всю искренность своих эмоций рядом с губами Оксаны, держа её за волосы одной рукой — Ты заслуживаешь лучшего обращения к себе

— Хм…. какая ты дерзкая — чувствуя коготки женских пальцев у входа во влагалище, раскрыла Оксана жаркие пылающие огнём жажды поцелуя губы, рядом с губами молодой девицы

— И в тоже время ласковая, знаю точно, чего хочу — убирая руку с волос Оксаны, девушка вела ладонью по её спине, приближаясь к ягодицам, садясь между раздвинутых ног, на колени

— И как же ты это сделаешь? — поинтересовалась Оксана, прикусывая губу, обернулась, опираясь руками на стол рядом с которым стояла

— Ты сделала так, чтобы нам с Пашей больше не пришлось быть обязанными Романову — испуская жар горячего дыхания с губ, в мокрые стенки влагалища Оксаны, говорила девушка, расположившись сидя на коленях у неё между ног — Я тебе одним только этим обязана

— Так отплати же мне этим

Сгорая порочным искушением, простонала Оксана, почувствовав как большие пальцы обеих рук этой девушки, что сидела под ней, раздвинули половые влажные губы.

— Я ведь теперь этого заслуживаю и ты это…..

Не успевая договорить, Оксана, выгнув спину выставив бёдра вперед, почувствовала трепетное скольжение поверхностью языка, поверхность которого была пропитана жгучей прохладой слюны в сочетании с крепкой настойчивостью пальцев девушки. Брюнетка, старательно обхватив эрогенную зону ног Оксаны, пальцами обеих рук, сидя на коленях, ловко проникла языком в обитель её мокрых стенок влагалища. Вцепившись когтями в обивку деревянного стола, Оксана издала громкий стон, открывая полностью лазурные сияющие блеском глаза, раскрывая алую красоту губ. Чувствуя холод жгучего влияния языка развращенной девицы, что находилась сидя на коленях, между раздвинутых ног Оксаны, вынуждало её стонать и извиваться подобно дикости королевской кобры. Ощущая всю тонкость чувств, как язык прозорливой девицы, массируя мокрые стенки влагалища Оксаны, самовольно растягивая их, девушка проводила всей его, пропитанной слизью слюны поверхностью, по её половым губам.

— Что у вас происходит? — послышался голос вставшей с постели пьяной девицы, что медленно вышла из комнаты под стон голоса Оксаны — Господи так эта же так женщина из моего сна

«Блядь ну всё пиздец, теперь вся деревня будет знать, как меня поимели, пьяные извращенные девицы», кусая нервно краешек губы, Оксана была сильно смущена появлению вышедшей из комнаты пьяной обнаженной девицы.

— Катерина….. — корчась в мимике лица, пыталась возразить Оксана, придавая серьезность своему образу, никак не могла сдержать стоны, что изливались из неё порочной мелодией — Ах……

Темноволосая девушка настойчиво проникала языком в обитель влагалища Оксаны, не давая возможности ей даже возразить, сковав в оковах обеих рук её ноги, сжимала кожу эрогенной паховой области бархатистую кожу. Ослепленная пьяной страстью, шатенка, держа в руках предмет с виду напоминающий мужской пенис, размер которого смутил еще больше Оксану.

— Я тут нашла очень интересную вещь — ухмыльнулась шатенка, подходя к Оксане, держала меж пальцев упаковку запечатанного презерватива — Не волнуйся, я буду предельно нежной с тобой и не позволю причинить тебе неудобства — заверила она, разрывая упаковку презерватива

«Неужели она захочет испытать на мне эту дрянь», зрачки Оксаны увеличились, испытывая при этом панику, глядя на большую ребристую поверхность силиконового предмета, имитации мужского пениса, не могла в тоже время возразить, испытывая при этом всю глубину ощущения проникновения языка брюнетки в себя.

— М….. — стонала Оксана, прикусывая краешек губы, когда чувства сексуальных чувств бурлили в ней неукротимый водоворот порочных эмоций — Я…. я…. не хочу……

— Чтобы это прекращалось да? — кокетливо договорила за Оксану это высказывание, пьяная шатенка, ловко держа в руке этот порочный предмет, одела на его ребристую поверхность презерватив, что вытащила из упаковки — Не волнуйся, не так скора

Встав за спиной у Оксаны, девушка с изысканным оттенком каштана волос, тут же прохладой завораживающего касания ладоней обвила её груди. Сжимая пальцами бюст Оксаны, шатенка уже не держала в руках этот пугающий её предмет, касаясь жгучими обворожительными губами мочки уха. Словно заигрывая с Оксаной, девушка, пользуясь слабостью понимания того, что она ощущает язык брюнетки, у себя во влагалище, медленно обошла её. Взмахом обеих рук шатенка расчистила стол, сваливая всё на пол, мило обернулась, встала перед Оксаной, соблазняя её рассудок стойкостью перегара исходящих от своих губ. Касаясь кончиками пальцев подбородка Оксаны, пьяная девушка забралась на стол, поманив за собой кокетливым жестом указательного пальца. Освобождаясь от пленительных оков пьяной брюнетки, Оксана, сгибая сначала одну ногу в колено, потом другую забралась на стол, вставая над телом, лежащей на нём шатенки.

— Господи ты так прекрасна — изумилась в пьяной улыбке, лежащая на столе девушка, когда Оксана встала на четвереньках над её телом

— Вы обе сучки

Словно хищная кошка, ползла по кухонному деревянному столу Оксана, располагаясь стоя на четвереньках над телом пьяной лежащей на нём девушки. Чувствуя при этом пленительное касание жаркой ладони, стоящей сзади брюнетки, что положила свою руку на выставленные ягодицы Оксаны. Большим пальцем, она медленно раздвинула мокрые половые губы, вызывая будоражащим намеренным касание легкую порочную неожиданность, что водоворотом шторма, в море, бушевала в сознание у Оксаны.

— И вам придётся за это ответить

Восторженно говорила Оксана, нагибая чуть голову, раскрывая алую красоту губ, рядом с мандариновыми губками, лежащей под ней девушки на столе. Девушка что была сзади, обвила рукой бёдра Оксаны, наклоняясь к её ягодицам, коснулась жгучим касанием языка ануса. Смокнув на анус Оксаны смачный сгусток слюны, брюнетка вызвала в её чувствах таким актом стихию порочного неконтролируемого голода, его сокрушающее разум, обжигающее скольжение, плавно вытекая, стекая по и так мокрым половым губам, затекая прямо в раскрытое влагалище, стенки которого держала большим пальцем прозорливая девица.

— Куда ты дела этот фа…..

Вновь не имея возможности договорить, Оксана ощутила, как в неё медленным скольжением вошел сгусток смачной слюны. Тонкость такого ощущения заставило Оксану раскрыть алую красоту губ, застыть перед губами, лежащей под собой девушки, чувствуя как медленно вслед за женской слюной в её влагалище известная игрушка. Нежные стенки влагалища Оксаны, медленно растягивались под влиянием сексуальной игрушки, проникновение и ребристость его поверхности она чувствовала жгучим холодком смазки презерватива, в которую он был одет. Брюнетка медленно ввела этот предмет во влагалище Оксаны, оставляя на его и без того влажных и нежных стенках смазку и запах презерватива. Оказавшись в объятиях нежных рук шатенки, Оксана, стоя на столе на четвереньках над телом, лежащей на нём девушки, выгнула спину, выставляя перед брюнеткой выразительную красоту ягодиц. Чувствуя всю остроту проникновения в неё этого предмета, Оксана, раскрыв алые губы, застыла над губами девушки, с которыми хотели слиться в едином поцелуе. Каждой стеночкой влагалища, Оксана чувствовала каждый бугорок проникающего в неё предмета, что был одет в жгучую холодом смазки материю тонкого и ласкового как пёрышко презерватива.

— Ах…….

Простонала Оксана над раскрытыми губами девушки, ощущая как девушка, стоя сзади держа руку, промеж пальцев которой впихивала в неё эту игрушку, положила пальцы на мокрые половые губы, вынуждая её неистово извиваться и стонать, находясь во власти порочного искушения.

— А……. — издала Оксана громкий стон, выливая на поверхность презерватива, во что был одет имитатор мужского пениса, который был в ней, поразительный сгусток пережитого оргазма

— М…. какая умница — мурча как озабоченная кошка, облизывая языком вытекающую влагу с влагалища Оксаны, выразила своё впечатление брюнетка

Сливаясь тут же в едином поцелуе с девушкой, над которой она зависла раскрытыми губами, Оксана почувствовала сильное сексуальное удовлетворение и расслабленность. Жадно повиливая во рту страстью собственного языка, Оксана покрывала изобилием слюны язык девушки, что так бурно ласкала, находясь у неё во рту. Оставляя имитатор пениса во влагалище Оксаны, девушка тщательно жадно облизывала её половые губы языком, вызывая сильные пульсацией ритма сексуальные ощущения.

Не переставая целоваться с девушкой, стоя над её телом на четвереньках на столе, Оксана очень долго чувствовала продольные движения этой эротической игрушки в себе, тонкость ощущений от столь приятного проникновения туманила рассудок, кружило голову. Бугорки ребристой его поверхности, по мере вхождения растягивали стенки влагалища Оксаны, с которого стекала тонким потоком ручья влага, обволакивая его презерватив своей вызванной оргазмом смазкой.

— Ах….. а….. — продолжала стонать Оксана, отрываясь от губ девушки, чувствовала, как рьяно в неё входит поразительная мощь этого предмета, вынуждая по мере проникновения, растягивать стенки — А…….. — царапая коготками, поверхность на которой она стояла, стоя на четвереньках

— Всё-всё моя сладкая — вынимая этот предмет, убаюкивающим голосом уверяла брюнетка

— М…. — проурчала изнывающим голосом, как кошка Оксана, рухнула в объятия шатенки, оставаясь лежать с ней на столе

Закрывая медленно глаза, лежа на девушке, Оксана словно выбилась из своего сознания, потеряв на время контроль над собой. Оставаясь лежать в оковах нежных рук обнаженной пьяной девицы, Оксана сладко засопела, упираясь носом ей в грудь. Изнывая нежными нотками стона, тело Оксаны даже во время потерянного сознания, испытывало терзающую её порочную страсть.

***
Звон мешающей ложкой сахар в стакане, разбудил Оксану, на поверхности кухонного стола на котором она потеряла сознание, после пережитой сильной сексуальной страсти. Лучи надвигающегося деревенского рассвета проникали, через покрытое изморосью стекло окна на кухни, покрывая тело бархатистой нежной коже нежной лаской тепла. На кухне, сохранилась приятная атмосфера заваренного чая, аромат которого напоминал по вкусу свойственному запаху лесных трав, тихо шептали урчащим тлением угли в печки, придавая обстановку тепла в этой комнате. Свет лампочки, что висела над кухонным столом был выключен, по стенам гуляли тенистые оттенки танцующих голых веток яблони, что возрастала за окном кухни, укутанная плотным покровом снега.

Открывая медленно глаза, Оксана обнаружила, что лежит головой на подушке, укрытая теплым махровым покрывалом, прогретая теплой обстановкой, поверхность стола, показалась ей очень твердой, вынуждая сморщить губки. Справа от неё сидела темноволосая девушка, размешивая сахар в стакане, слева напротив была шатенка, женщина, теперь когда, протрезвев, лицо которой Оксане показалось до боли знакомым. Обе девушки сидели одетые на стуле, размешивая, налитый в стаканах травяной чай, аромат которого силой неистового влияния приятной лесной травы, вынудил Оксану проснуться.

«Блядь как я только могла до такого докатиться, уже занимаюсь сексом прямо на кухонном столе, дважды впала в обморок и то только от рук этих девиц», подумала Оксана, медленно раскрывая глаза, чуть прищурила от света белизны деревенского рассвета и снега за стеклом окна.

— Как я долго спала? — поинтересовалась Оксана, выпрямляя ноги, обратной стороной коленей свесила их с края стола — Что произошло?

— Всё хорошо? — поинтересовалась брюнетка, размешивая чай в гранёном стакане, сидя на стуле рядом со столом, на котором лежала Оксана — Я уж думала, что не дождусь, когда ты проснёшься

С трудом без очков Оксана пыталась разглядеть обстановку в комнату и лица девушек что сидели за столом на стульях, размешивали сахар ложками в стаканах с чаем. Брюнетка была одета в белую пушистую кофточку, что скрывала под собой черную короткую юбку, которая идеально сочеталась с черными, надетыми на ней, колготками. Девушка с оттенком волос, цвета кашемира, с милой улыбкой на губах напомнила Оксане, продавщицу из местного продуктового магазинчика, встреча с которой показалась очень особенной на тот момент. Черный пиджак шатенки облегал стройные плечи этого хрупкого и в тоже время пикантного взгляду тела, под которым удачно скрывалась белоснежная блузка. Черная юбка этой женщины, выражала изящность каждого изгиба её, несомненно, прекрасных бёдер, которые она так изящно выказывала, вставая со стула на котором сидела, медленно стукая каблуками, черных надетых на ногах туфель, подошла к окну.

— Оксана Владимировна, какой приятный сюрприз был для меня

Говорила женщина в черном пиджаке, подходя медленно к окну, дотронулась до его озябшего белой краской подоконника, отшелушившая коготками, его старый слой, держала в одной руке стакан с чаем.

— За время нашей первой встречи в магазине прошло слишком много времени

— Вы та продавщица — чувствую в горле ужасную сухость, ответила Оксана, опираясь на локти, чуть приподнялась со стола, на котором лежала — И как я сразу вас не узнала

— Варвара Петровна Лукьянова — представилась шатенка, оборачиваясь к столу на котором присела Оксана, сгибая под себя ноги, прижала ладонь руки к наболевшей голове — Помните, надеюсь, нашу с вами встречу в магазинчике прошлым летом

«Блядь, как такое только возможно», размышляла Оксана, глядя на солидную ухоженную женщину, что стояла у окна, держала в руке стакан с чаем, медленно поднесла его к губам.

— Вы тогда были продавщицей в этом магазинчике

— Ошибаетесь, Оксана Владимировна — ухмыльнулась женщина с прекрасным кашемировым оттенком цвета волос — Это мой магазин, просто в этой деревне, так трудно найти нормальную честную продавщицу, что приходиться стоять у прилавка самой

— Впечатляет — ухмыльнулась Оксана, медленно свесив ноги со стола, на котором сидела — У нас с вами Варвара Петровна уже вторая интимная связь, а я от вас только сейчас такие подробности узнаю — оставаясь сидеть на столе, говорила она уставшим голосом, чувствуя легкую слабость и головокружение

Чувствуя во всём теле легкое расслабление, Оксана взяла из рук брюнетки стакан с чаем, ощущая пальцами его тепло, через стекло стакана медленно поднесла его к губам. Раскрывая медленно губы, Оксана вдохнула аромат свежезаваренных лесных трав, что чувствовался в стакане, который она держала, зажав в пальцах. Жажда что терзало сознание Оксаны, переполняло её, поэтому она пила со стакана большими глотками чай, пытаясь им насытиться. Вкус травы и леса впитывал в себя гармонию этого чая, который сразу помог Оксане взбодриться, почувствовать силы в своём теле, не спеша, слезая со стола на котором сидела.

— Чай поможет тебе — замечая строгий взгляд со стороны шатенки, быстро переменилась в решении подобранных слов брюнетка — То есть вам Оксана Владимировна

— Странно с чего бы это — ухмыльнулась Оксана, медленно направляясь к креслу на подлокотнике которого, она разглядела своё нижнее белье — Ты теперь уже ко мне на вы?

— Варвара сказала как ты, вы ценная фигура для этой деревни — опуская голову, говорила, молодая девушка, вставая со стула на котором сидела — Я приготовила для вас вашу одежду Оксана Владимировна, скажите, могу ли я увидеть Пашку?

— Как мило — повела губками Оксана, проходя мимо стола, поставила стакан на стол — То клялась мне чуть ли не в вечной любви, то теперь уже на вы

— Это я ей сказала, чтобы она сбавила по отношению к вам Оксана Владимировна обороты

С ухмылкой на лице пояснила женщина шатенка, игриво теребила белую занавеску на кухонном окне, отошла от него, покачивая бёдрами, переключая свои пальцы на вьющиеся кашемировые волосы. Короткая черная юбка, что так эффектно сидела на талии этой кашемировой львицы, придавала изящный шик её ягодицам, когда она так эффектно выражала красоту ягодиц, при каждом шаге, ставя ноги крест-накрест.

— Вы ведь уважаемая личность в нашей деревне — придавая красоту багровому оттенку губ, выражала личные впечатления эта женщина, проходя за спиной у Оксаны — Правда никто так и не знает, какой вы бываете за гранью общественных глаз

— А этой уж не ваше дело Варвара Петровна — возмутилась Оксана, прошипев на эту женщину коброй подходя к креслу взяла с его подлокотника черные кружевные трусики — И на мой взгляд, черный, угольный цвет волос, что был у вас в нашу с вами первую встречу в магазине, вам лучше всего подходит

— А вы слишком внимательны — ухмыльнулась Варвара, проходя за спиной у Оксаны, коснулась игриво коготками её спины — Раз замечаете в женщине, какой для неё подходит лучше цвет волос

— Вы можете сейчас позвонить Паше — схватила со стола свой сотовый телефон, девушка с темными волосами, выражала панику на своём лице — Хочу просто узнать, как он, с ним всё хорошо?

— Интересно? — выказывая хитрую улыбку потускневших алых губ, кокетливо возразила Оксана, держа на кончиках пальцев черные кружевные трусики, перешагнула через них, надевая их на себя, покачивая при этом бёдрами — Вчера тебя такое количество вопросов о Паше не волновало

— Мне очень стыдно за своё вчерашнее поведение — уже более серьезно говорила молодая девушка, не поднимая взгляда, смотрела в пол, направляясь к окну

— Странно — насмехаясь над девушкой, пожала плечами Оксана, мило улыбаясь ей в ответ — А мне вот почему нет

«Блядь, да от меня же пиздец как воняет сексом, Коновалов только по одному только запаху презерватива меня убьёт, надо срочно заехать домой принять ванну», размышляла Оксана, ощущая запаха контрацепции, что исходил от её паховой области.

— Можешь дать мне свой телефон? — согласилась помочь Оксана, утихомирить девушку, что теребила свои коготки, подходя к окну — Сделаю звонок в больницу — сгорая от стыда, держа на кончиках пальцев обеих рук черный кружевной бюстгальтер

— Да-да конечно вот возьми — тут же проявляя беспокойство девушка, подошла к Оксане, в тот момент, когда она прислонила мягкие подушечки черного кружевного бюстгальтера к бархатистым розовым соскам — Господи мне так стыдно, за то, что я вчера сделала

— Ой, да перестань ты! — возразила Оксана, сомкнув бюст в оковах черного круженого бюстгальтера

— Поскольку вопрос знакомства уже решен — направилась Варвара к вешалке с верхней одеждой, стукая каблуками по деревянному полу — Я вас покину, и так вчера позволила очень многое себе, целыми сутками работая в магазине

— Это конечно не моё дело — выражая, интерес к этой женщине, Оксана посмотрела на её сексуальную красоту бёдер — Но, по-моему, ты сказала, что сама торгуешь за прилавком, кто же тогда сутки назад там стоял

— Время от времени — говорила женщина шатенка, подходя к вешалке с вещами, что была прибита к стене — Мне помогает одна пенсионерка

— Ах… вот значит как! — изумилась в улыбке Оксана, взяв из рук подошедшей к ней девушки сотовый телефон — Мы только вот заскочим в одно место, я быстро — набирая номер на сенсоре мобильника, заверила она, посмотрев в карие сгорающие от стыда глаза девушки

— А это так важно? — взволнованно обратилась молодая брюнетка, посмотрев в глаза к Оксане

— Это важно будет для меня — ухмыльнулась Оксана, прислоняя телефон к уху, услышала в его динамике затяжные долгие гудки ожидания телефонного соединения

— Оксана Владимировна — оживленный голос и весьма встревоженный голос Валентины заставил Оксану улыбнуться коварной подлой улыбкой — Где вы пропали, до вас не дозвониться, что с вашим телефоном?

— Извини — улыбаясь наглой улыбкой, заявила Оксана, включая телефон на громкую связь, положила его на подлокотник кресла, рядом с которым стояла — Наверно забыла поставить его на подзарядку, эти аккумуляторы с ними вечная проблема

— У пациента острая дыхательная недостаточность — встревоженно пояснила Вероника — Где тебя носит, вечно до тебя не дозвонишься, когда ты так нужна

— А почему я-то так нужна? — возмутилась Оксана, поднимая черное вельветовое платье, что лежало на поверхности кресла — У вас же есть теперь там босс

— Да но…. — чувствуя себя виноватой, ответила Валентина — Вы же понимаете это лишь излишняя мера формальности, которую Тихонов принял, дабы избежать лишних проблем

— А они все же есть? — ухмыльнулась Оксана, виляя красотой упругих бёдер, надевала на себя черное платье

— Что там с Пашей? — встревоженно, спросила девушка, испытывая беспокойство за своего друга

— А это кто еще? — возмутилась Валентина, услышав посторонний голос в разговоре

— А это я так понимаю — начал отвечать Ларионов, вмешиваясь в разговор — Сама Катерина Калинникова, что наш пациент без устали повторяет, находясь в бреду влияния лихорадки

— Сдавливающее ощущения вокруг горла — начала перечислять симптомы Валентина, игнорируя излишнее знакомство — Острая боль в груди

— Температура тела — продолжила рассказывать Вероника — Начала увеличиваться и дошла уже до гипертермической отметки

Гипертермия — перегревание, накопление избыточного тепла в организме человека и животных с повышением температуры тела, вызванное внешними факторами.

— Так же головная боль усилились вместе с головокружением

— Показания ЭКГ быстро

Потребовала Оксана, представляя быстро в голове из перечисленных симптомов возможный исход событий, учитывая в крови пациента, высокий показатель тромбоцитов.

— Ну же — требовала Оксана решительных действий от своих коллег, схватив быстро с подлокотника кресла сотовый телефон, переключила его на тихий режим

— Пожалуй, я лучше передам тебе фото с прибора — заявила Вероника, пересылая на номер телефон, что Оксана держала в руке фото кардиограммы

По предоставленным данным был виден подъём сегмента ST в отведениях II, III, aVF с его реципрокной депрессией в грудных отведениях, а также I, aVL. Основным ключом, чтобы выявить инфаркт, правого желудочка, к удивлению Оксаны, пациент был слишком молодого возраста, послужила запись отведений V3R, V4R, в которых можно выявить подъём сегмента ST и формирование патологического зубца Q. Окклюзия правого желудочка, объясняется тем, что отклонение выше изолинии сегмента ST в правых грудных отведениях V3R-V6R, а так же депрессия сегмента ST в передних грудных отведениях V2-V4.

— По результат вашего ЭКГ — разъяснила Оксана, посмотрев на девушку, что стояла возле неё с обеспокоенным видом — У этого мальчика инфаркт, правого желудочка

Высокий показатель тромбоцитов в крови способствовал образованию в крови молодого парня сгустка крови. При низком артериальном давлении, что было зафиксировано раньше, в день поступления пациента в лечебное учреждение, образовавшийся тромб достиг правого русла коронарной артерии. Просвет коронарных артерий слишком узкий, в отличие от основной системы кровотока, потому тромб вызвал его окклюзия, прерывая подачу кислорода и питательных веществ, что в последствие вызвал цепь отягчающий диагностику сложных симптомов. Вызывая закупоркой коронарной правой артерии острую сердечную недостаточность, угрожающую жизни подростка.

— Возьми мою сумочку — стоя у гардеробной вешалки, распорядилась Оксана, надевая на себя белое зимнее пальто — Я сейчас приеду в больницу, начинайте лечение антикоагулянтами

— Выполняйте — скомандовала Валентина — Постарайтесь не задерживаться Оксана Владимировна, вы нужны здесь, если вы взяли это дело

— Ты ведь теперь босс — ухмыльнулась Оксана, взяв из рук молодой брюнетки предложенную сумочку, изумилась она в улыбке — Постарайся побыть на моём месте — гордо заявила она застегивая пуговицы надетого белого пальто

— Я уже на вашем месте — нервничала Валентина — И мне не нравиться постоянно отчитываться перед Тихоновым за ваше поведение

— Начинайте давать антитромбоцитарные средства — повторила еще раз своё распоряжение Оксана, толкая легко пальцами дверь в тамбур дома, чувствуя легкую прохладу скопившегося там морозного воздуха — Постарайтесь устранить тромб лекарственными средствами

— А что если не получиться? — испытывая тревогу в голосе, спросила Валентина — Есть ведь хирургический эндоваскулярный способ извлечения тромба из коронарной артерии

Ты же у нас руководишь отделом — с ухмылкой, насмехаясь над бедной рыжеволосой собеседницей, с которой говорила по телефону, переступая высокий порог открытой двери, входя в тамбур — Тебе решать, как устранить проблему в правой коронарной артерии

Мороз вырисовывал узоры изморози на стекле окна в этом узком проходе, что больше использовался как кладовка. Холодая атмосфера в этом помещении моросящим касанием, обволакивала ноги Оксаны, вызывая легкое колкое чувство мороза. В воздухе пахло снегом, помимо иссушенного травяного вкуса и запаха лесных полевых трав. Открывая уличную дверь, Оксана прищурила чуть глаза от чувства яркого дневного снега, что слепил её посаженное зрение, яркостью отблеска выпавших снежинок. Сад из деревьев, покрытых снежным покровом, чуть колебался, под такт дуновения обдуваемых тяжелые ветки слабым зимним ветром. Деревянное крыльцо этого дома было посыпано мелкими крупинками выпавшего на него снега, тонкий слой который разлетелся в пыль, как только Оксана наступила на него черными туфлями. Небо над деревней было затянуто зимней пеленой тумана, через плотный барьер которого проникал яркое, оранжевое свечение лучей восходящего над деревней солнца.

— Реши проблему ай…. — говорила Оксана, после чего взвизгнула от неожиданности, испугавшись отломившейся ветки яблони, что под гнётом навалившегося на неё снега, оторвалась и упала возле её ног, раздувая на бархатистую кожу покров холодного снега — Блядь!

— Оксана Владимировна — с испуганным видом выбежала девушка на крыльцо, хозяйка этого дома, в спешке одевая на себя бурую меховую шубку — Что случилось? — выражая ужас на лице, спросила брюнетка, оставаясь стоять на крыльце дома

— Да блядь уже ничего — покусывая холодом обдуваемые губки, возмутившись, ответила Оксана, ощущая на коже стройных обнаженных ног, влияние морозного снега

— О… господи вы не ушиблись? — выражая заботу, поинтересовалась брюнетка, закрывая за собой входную дверь дома

— Да пока что нет — чувствуя, как сердце трепетало от пережитого всплеска адреналина, холодной интонацией голоса, ответила Оксана, переступая через лежащую в ограде ветку

— Слава богу — вздохнула глубоко темноволосая, впечатлительная девица, закрывая дверь на замок, убрала ключ от него в черную сумочку, что держала на плече

— Блядь ты, что суеверная то такая — была раздражена Оксана, манерой общения этой девушки

— Сделаем анализ крови — после недолгого молчания заверила Валентина — Может показатели изменились

— Конечно блядь изменились — грубо выразилась Оксана направляясь по заснеженной ограде дома, подходя к его деревянным воротам — Тромбоциты должны повыситься и как вы все понимаете, инфаркт тромбозом правой коронарной артерии был следствием высоких тромбоцитов в крови нашего пациента

— Думаю, для начала стоит — вмешиваясь в разговор, говорила Марина Викторовна — Стоит решить проблему с тромбозом коронарной артерии нашего пациента

— Думаю — одевая, плотный белый капюшон на голову, согласилась с этим утверждением, подходя к закрытым воротам дома — Это будет просто замечательной идеей — открывая маленькие ворота, отодвигая пальцами мерзлый маленький брусок, что служил его засовом

— Я перезвоню вам, как только будет что известно — заверила Валентина, разрывая телефонный звонок

«Я думаю, я скорее буду в больнице, чем ты мне позвонишь, не на секунду нельзя оставить этих идиотов», размышляла Оксана, потянув на себя, за мерзлую деревянную ручку, переступая порог открытых маленьких ворот.

Красный мерседес был под большим покровом снега, скрывая красоту изгиба собственного кузова, роскошный автомобиль стоял под колыхающимися ветками березы. Снег, падая крупными хлопьями, не переставал прекращаться, образовав густой плотный зимний туман на улицах деревни. Оксана, встав у открытых ворот дома, наблюдала как девушка, накинув на себя капюшон, быстро направлялась по ограде собственного дома.

— Тут неподалеку есть остановка — говорила едва разборчивым голосом девушка, выходя на улицу, когда Оксана стояла, ждала её у открытых ворот — Автобус пойдёт прямо до самой больнице

— А зачем нам автобус? — с ухмылкой на лице, спросила Оксана — Неужели ты думаешь, что такая, как я, будет стоять и ждать какой-то скотовоз?

— У вас есть план лучше? — была удивлена таким ответом молодая, обращая внимание, как Оксана открыла сумочку, что была у неё на плече — Чем идти пешком в такой снег?

— Будем считать, что есть — выражая красоту улыбки, Оксана нажала на кнопку брелка сигнализации, когда вытащила его из белой кожаной сумочки, заводя мотор машины, что была скрыта под плотным опавшим на неё покровом снега — И будем считать что он идеальный

— У вас есть автомобиль?

— Ты так говоришь — рассмеялась Оксана озорным смехом, медленно направлялась к машине, двигатель которой, даже под плотным покровом снега выдавал поразительную рабочую мощь всех восьми цилиндров — Как будто управлять автомобилем, это словно космическим кораблём

— Это ваша машина? — всё еще не переставая выказывать удивление, поинтересовалась девушка, подходя вместе с Оксаной к красному мерседесу

«Блядь, как же ты порой умеешь заёбывать», подумала Оксана, надевая на руки белые пушистые перчатки, что достала из кармана белого пальто.

— Постой пока тут — глубоко вдыхая ртом, морозный воздух, распорядилась Оксана, открывая дверь с водительской стороны легким поднятием вверх

— О… господи — была поражена только этим открыванием двери, выразила своё впечатление брюнетка, по поводу автомобиля Оксаны — Это ваш такой автомобиль?

— Если бы ты только знала — с усмешкой в голосе, пояснила Оксана, стоя на улице, рядом с открытой дверью, нагнулась, снимая сумочку с плеча, поставила её между сидений — Какой ценой мне досталась эта машина

— Наверно слишком большой

— Большой — согласилась с этим утверждением Оксана, забираясь в салон автомобиля, ощущая навязчивую дрожь холода в ногах — Да блядь просто огромной, что стоило пойти на безумие, но ты не беспокойся, всё было заработано честно

— Вы так говорите, как будто……

— Садись уже — располагаясь в уютном водительском кресле, поверхность которого была обтянута алькантарой, крикнула Оксана девушке, наклонившись чуть к пассажирскому сиденью, нажала на ручку открывания двери — Не знаю как тебе, а мне лично холодно — выказывая недовольство, захлопнула она дверь с водительской стороны

— Какая красивая машина — забираясь на пассажирское сиденье, выразила свой восторг брюнетка, закрывая тут же за собой дверь, так что снег, который был на боковом стекле этой двери, тут же осыпался вниз — А вы разве не планируете смести сначала снег

— Поучи меня еще — с ухмылкой возмутилась Оксана, вставляя ключ в замок зажигания, поворачивая рукоятку включения дворников, сразу же их пара смела выпавший на лобовом стекле снег — Сама как-нибудь разберусь

Касаясь пальцами рукоятки переключения передач, Оксана, выжимая каблуком черных туфель педаль сцепления, включая первую передачу и медленно добавляя газу. Урчание тихого такта восемью цилиндрового мотора сменилось резвым рыком, динамика и пульсация ритма которого, забавляла Оксану тонкостью своего звучания. Плавно отпуская педаль сцепления, добавляя нажатие на педаль газа другой ногой, Оксана резво тронула свой автомобиль с места, почти молниеносным рывком сбрасывая покров окутавшего его корпус снега. Автомобиль, швыряя снег из-под своих колес, с необузданным звериным рычанием такта восьми цилиндров тронулся с места. Выезжая на деревенскую дорогу, мерседес слегка понесло юзом, после чего Оксана резко выворачивая руль в обратную сторону, добавляя газа, выровняла машину, после чего резво набирая обороты, машина пронеслась по улице, оставляя за собой плотную пелену витавшего в воздухе мороза снега.

***

Туман морозной пелены начал постепенно спадать в деревенском центре, проясняя ясность дороги, по которой медленно двигался красный мерседес. Воздух был пропитан морозной стужей, приятный аромат воцарившейся в деревни зимы с примесью плотного покрова выпадающего крупными хлопьями снега. С труб, домов рядом с которым проезжал автомобиль валил клубами дым, выбрасывая в атмосферу запах сгоревших дров и пепел, крыши всех домов были словно укутаны толстым слоем одеяла. Деревья, растущие на обочине, в том числе могучий тополь, обвезший ясень, голая берёза, а так ровные ухоженные кусты деревенской алее напротив центрального крытого деревенского рынка, всем было застелено красивым белом ковром снега, придающую белую морозную красоту. Где-то на улице не переставая лаял чей-то пёс, облаивая проходящих рядом с крытым деревенским рынком людей, УАЗ полицейской службы, тихо тарахтел у входа его центральной площади. На улице было всего несколько людей, пожилой мужчина, что медленно передвигая ногами, опустив голову на валенки, в чем были обуты его ноги, шаркал ими, направляясь по тротуару. Пожилая женщина с тростью, одетая в серое, как пепел пальто с шикарным большим пышным воротом, шла к входу крытого деревенского рынка, держа в другой руке тряпочную сумку. С торцевой части этой большого крытого сооружения, двигаясь задом, подъехал небольшой грузовик, его плотный дым, выхлопных газов, белой пеленой вылетал из выхлопной трубы. Рядом с местной продуктовой лавкой, какая-то женщина в шубе и с метлой в руках, разметала крыльцо и подход к своему магазину.

Дворники на лобовом окне, не переставая непрерывно работать, сметали выпавший на поверхность стекла крупными хлопьями снег. Тихим урчанием работала печка в салоне, придавая теплую гармоничную атмосферу. Автомобиль плыл как по волнам, покачиваясь, плавно повинуясь рельефу насыпанного сугробами дорожного полотна, издавая лишь тихий хруст вминаемого покрышками протектора автомобиля, снег под колёсами. Удобное сиденье обтянутое алькантарой, придавала изящный комфорт и максимальное чувство удобства Оксане, когда она, облокотившись на его мягкую спинку, утопала полностью в его нежности, чувствуя себя королевой на троне.

— Расскажи мне об изнасиловании

Останавливая автомобиль рядом с пешеходным переходом у сворота в больничный дворик, пропуская перейти проезжую часть молодую парочку, парня и девушки, проявляя интерес, спросила Оксана, обращаясь к девушке, что сидела на переднем пассажирском сиденье.

— Как это всё-таки произошло? — проявляя любопытство, поинтересовалась Оксана

— Это произошло в одном из домов пригородной зоны Краснодара — рассказывала девушка, отвернув свой взгляд в сторону окна — По началу я сначала не поняла куда нас привезли

— Детали опустим — повела губками Оксана — Сколько их было человек и как именно это случилось, они тебя напоили или может, одурманили чем-то

— Управляющая детским домом……

— Так это всё-таки была женщина — выражая красоту улыбки, безупречных алых губ, выказывая удивление, говорила Оксана, выворачивая руль, направляя автомобиль к въезду в больничный дворик — Удивляет всё-таки

— А вы думали, только мужчины способны на подлости? — возмутилась брюнетка, нахмурив губы, посмотрев недовольным взглядом на Оксану — После этого случая, я убедилась, насколько она была подлой поистине жестокой натурой

— Ты только убедилась? — насмехаясь над девушкой, спокойно высказала Оксана своё мнение

— А что я могла сделать? — вызывая к себе жалость таким вопросом, спросила девушка, словно требуя ответа от Оксаны — Они пытались меня запугать, но я пошла сразу в прокуратуру и там такой скандал получился

— Так они тебя напоили или как это случилось? — продолжая проявляться интерес, спросила Оксана, проезжая по больничному дворику мимо голубых, покрытых снегом елей — Сколько человек их вообще было?

— Всего один — опустив голову, уныло ответила девушка — Он сначала казался совсем милым, хотел организовать нам экскурсию поездки в Сочи

— Так что же пошло не так? — поинтересовалась Оксана, пропуская выехать газель скорой помощи, после чего свернула на сворот, ведущий к больничной стоянке — Как до такого дошло?

— Он был искусен в манерах общения — начала рассказывать девушка, пытаясь давить на жалость со стороны Оксаны — И самое что мне запомнилась кольцо на его безымянном пальце правой руки, он был уже женат — специально выражая влагу душевной раны на глазах

«Интересно она, что пытается своими дешевыми слезами, мне ведь абсолютно поебать, как это с ней произошло», выказывая абсолютное хладнокровие и безразличие к страданиям другого человека, размышляла Оксана, направляя свой автомобиль по больничной стоянке.

— Как ты запомнила, что у него было кольцо? — сдерживая эмоции при себе, спросила Оксана, пытаясь просто банально для себя разговорить эту девушку

— Он засовывал мне пальцы в рот во время этого и……

— Фу…. дальше не можешь не продолжать — возразила Оксана, пытаясь остановить эту девушку от излишних подробностей, нашла свободное место на больничной стоянке — Достаточно просто было знать, что ты была изнасилована всего одним женатым мужчиной, вероятно даже в состоянии алкогольного опьянения

— Это не понимаю, как это получилось — словно пытаясь найти себе оправдание, говорила отговорками молодая брюнетка, когда Оксана остановила мерседес на свободном стояночном месте — Мы выпили всего одну бутылку вина, всё казалось таким….

— Дальше тоже можешь не продолжать — заглушив мотор автомобиля, поворотом ключа находящегося в замочной скважине, рулевой колонки — Теперь я примерно уже имею представление о том, как это было

— У них даже прокуратура была куплена

— А ты чего ожидала?! — ухмыльнулась Оксана, положив ключи от машины в карман белого пальто, застегнула другой рукой верхние пуговицы — Ты наверно плохо понимаешь, с кем ты вообще связалась, хорошо, что не убили

— Я была близка к этому? — пытаясь казаться откровенной перед Оксаной, тихо ответила брюнетка, открывая, открывая легким поднятие вверх, дверь с пассажирской стороны

— Тебе очень сильно повезло — с ухмылкой на лице пояснила Оксана, ощущая холодное влияние ворвавшегося в салон темного автомобиля холода морозной стужи, одела на голову пышный белый капюшон — Постарайся теперь не злоупотреблять доверием Романова и в частности моим доверием

— Депутат Романов — выгибая спину, покинула девушка салон машины, наступая каблуками черных зимних сапог в сугроб выпавшего снега, рядом с которым на стоянке, остановился красный мерседес — Нам очень сильно помог

— Теперь я понимаю твоё отвращение к мужчинам — открывая водительскую дверь, касаясь кончиками пальцев её железной гладкой ручки, говорила Оксана, поднимая её вверх — Но я не понимаю, почему ты взяла с собой Пашу, если хотела бежать от этой тюрьмы заточения, пыток и насилия под названием детский дом?

— Паша единственный — ответила она, закрывая за собой дверь, продолжая пристально наблюдать за Оксаной, как она, повесив белую сумочку на плечо, покинула салон красного прогретого мерседеса — Кто поддержал меня и помог восстановиться после такого морального унижения

— Морального унижения? — с ухмылкой на губах, спросила Оксана, закрывая за собой следом дверь, опуская руку в карман, нажала на кнопку брелка, дождавшись пока сработают электронные замки и автомобиль включит систему сигнализации — Ты это так теперь называешь?

— Да после такого — вновь выражая обиду образовавшихся слёз, что ровной дорожкой скользили по её щекам, говорила с обидой в голосе брюнетка, направляясь следом за Оксаной по больничной стоянке, между рядами остановленных на ней машин — Я никому даже в глаза не могла смотреть, мне было так плохо на душе

— Ну, ты же с этим смирилась? — обернулась, встав у двух иномарок, что были покрыты тонким покровом окутавшего их снегом, спросила Оксана, чувствуя, как снег сквозь мех обода капюшона на её голове попадал ей в лицо — Ты же ведь нашла в себе силы и продолжаешь жить дальше?

— Да ты хоть представляешь какого это?! — возмутившись безразличием, со стороны Оксаны, брюнетка, своим криком привлекла внимание двух проходящих мимо по стоянке мужчин — Какого это быть изнасилованной, да я себя после этого тварью какой-то чувствую, я просто……

«Блядь это пиздец какой-то, вот тебе именно сейчас нужно было закатить тут истерику», покусывая краешек губы, Оксана сильно смутилась внимания двух мужчин, что так удивленно посмотрели на них.

Понимая, для себя, что нужно что-то сделать, Оксана медленно подошла к этой молодой брюнетке и влиянием нежных рук обняла её за плечи, прижимая одной рукой голову этой девушки к своей груди. Чувствуя, когда Оксана прижала голову к своей груди, через шубу, Оксана ощутила как девушка, что она обняла, тихо зарыдала в её объятиях. Снега падающий сверху, посыпал своим прохладным влиянием капюшон на голове Оксаны и голову темноволосой девушки, что она обняла стоя на больничной стоянке, прижимая к себе, ощущая влияние обдуваемого обнаженных ног, холодом воцарившейся зимы.

— Всё хорошо — уверяла Оксана, пытаясь скрасить горе этой девушки, теплой радушной улыбкой, положив руки на плечи её бурой шубки, немного отпрянула её хрупкое тело от себя — Всё хорошо, всё позади — чувствуя на пальцах упавшие холодные снежинки

— Спасибо тебе — ответила взаимной улыбкой брюнетка — То есть вам Оксана Владимировна

— Единственное, что ты никогда не сможешь себе простить — заверила Оксана, придавая серьезность выражению лица и взгляда лазурных, топазных глаз — Это то, что из-за твоего безрассудства может пострадать Паша

— Вот именно этого я и боюсь — призналась брюнетка, когда Оксана аккуратно пальцами надела её на голову капюшон её бурой шубки

«Блядь это пиздец какой-то, я что теперь должна еще и нянькой быть для этой дуры, вечно её успокаивать, когда она когда была пьяной угрожала мне жизнью и подло, нет просто ужасно совратила меня», подумала Оксана, скрывая коварные намерения за красивой теплой улыбкой на губах, ощущая падения на них мелких снежинок.

— Пойдём — предложила Оксана, коснувшись прохладными пальцами, холодной руки девушки, вынуждая пойти за собой — Нам нужно проверить первым делом Пашу, потом я тебя с ним оставлю

— Да-да я всё понимаю — заплаканным голосом, согласилась девушка, взявшись за руку с Оксаной, вместе направилась по стоянке, между рядами стоящих на ней машин

Покров белого снега посыпал всё вокруг, стоящие на стоянке автомобили, асфальтное покрытие разметочной зоны, для парковки машин, ограждения, периметр которого был, обтянут металлической сеткой. Воздух был поистине холодным, вдыхая его, Оксана чувствовала естественный аромат снега и стужи, его сочетание обволакивало обнаженные её стройные ноги, скрытые за барьером белого пальто холодом. Едва наступая на него каблуками черных туфель, он издавал приятный, нежный звуку хруст под ногами Оксаны, когда она ускоренно шла, направляясь к выходу из стоянки. На больничном крыльце никого не было, ступеньки которого были словно как одеялом затянуты тонким слоем снега. Лай деревенского пса, что вбежал больничный дворик, заставил стаю скопившихся голубей подняться ввысь, поднимая за собой в воздух весь птичий гул и трепетанье крыльев их перьев.

— Я чувствую себя полнейшей дрянью — выразила вновь свои эмоции девушка, подходя по бетонному тротуару к больничному большому центральному крыльцу

«Ну, вот опять внеочередная ебля моего мозга», подумала Оксана, нахмурив губы, сделав их бантиком, выдохнула через них вдохнувший воздух.

— Интересно с чего бы это? — ухмыльнулась Оксана, наступая каблуком черных туфель на ступеньку, прямо в оставленный чей-то женский след

— С того что — доставая платок из кармана бурой шубки, заявила девушка, медленно его кончиком стерла влагу вытекающих с глаз слёз — Я должна была что-то заметить, я должна была понять, увидеть первые симптомы у Пашки, но в место этого я была озабочена своими проблемами

— Да нет — ухмыльнулась Оксана, поднимаясь первой по ступенькам больничного крыльца, виляла эластичной красотой бёдер — С чего бы этого тебе повторять то, что мы уже с тобой несколько минуту назад проходили

— А... вы про это…. — смутилась девушка, оставаясь стоять на ступеньках крыльца, по которому они с Оксаной поднимались

— Послушай — возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, сдула, выдыхая ртом теплый воздух снежинку, упавшую на кончик носа — У Паши острая коронарная недостаточность, нужна срочная экстренная помощь, если я сейчас не проведу операцию……

— Да я знаю простите….. — опустив голову прошептала девушка

— Простите! — надувшись как королевская кобра, возразила Оксана на такой простой формальный для неё довод — Что-то тебе вчера даже не для этого было — наступая звонко на крыльцо каблуками черных туфель, подошла она к закрытой деревянной двери

— Повторяю

Сморщив губы, выражая прекрасный изгиб скул, заявила брюнетка, когда Оксана открыла дверь, потянув её на себя, ощутила влияние тепловой работающей завесы, с двух сторон, окружая пространства тамбура теплым, приятным воздухом. Входя в тамбур, Оксана звонко стукнула каблуком черных туфель по бетонному полу, направляясь сразу же ко второй закрытой двери, посмотрев на работающие светодиодные светильники, что висели по обеим сторонам, над каждой дверью. Чувствуя влияние теплого, скопившегося воздуха в тамбуре больницы, как его приятный поток обдувал, лаской радости её обнаженные ноги, Оксана потянула на себя вторую дверь, прищурив чуть глаза от яркости ослепительно белой обстановки больничного фойе.

— Я извиняюсь перед вами за своё нелепое поведение…..

«Блядь ну это пиздец конечно», смутилась Оксана, когда переступая порог открытой двери, вошла в вестибюль больничного здания, когда пациенты, что были в зоне ожидания, так удивленно посмотрели, в ответ на реакцию слов темноволосой девицы, что сразу же за ней вошла.

— Что ты такое говоришь? — прошипела Оксана, обернувшись, встав в пол оборота к девушке, которая привлекла к себе лишнее внимание собравшихся в холле людей — Ты хоть понимаешь, где ты сейчас находишься?

— Оксана Владимировна — послышался голос спускающейся по белой массивной мраморной лестнице Валентины — Нужна срочная экстренная операция, реакция нитроглицерина не дала результата, пациент сейчас на терапии гепарином, без срочного хирургического вмешательства он может умереть

— Не отвечает на гепарин? — удивилась Оксана, прислонив коготок указательного пальца к губам

— Реакция на нитроглицерин тоже не особо-то дала результата — пояснила Валентина не обращая внимания на темноволосую девушку, что шла вместе с Оксаной по вестибюлю — Мальчику ввели вазодилататоры, чтобы хоть как-то расширить сосуд коронарной артерии, в котором произошла окклюзия

— Операцию надо производить немедленно — распорядилась Оксана, направляясь к ступенькам белой большой лестницы, проходя между рядами стоящих в фойе железных скамеек со спинками в виде стульев — Готовьте операционную

— Стойте, подождите, вы собираешься оперировать Пашу? — обратилась молодая брюнетка к Оксане, касаясь кончиками пальцев её локтя, когда она подошла к ступенькам лестницы, что вела наверх — Что прямо сейчас? — поинтересовалась она, привлекая к себе её внимание

«Блядь ты пиздец, какая ебнутая, если не понимаешь, о чем идёт речь», подумала Оксана, прикусывая вновь от волнения краешек губы.

— Удалось выявить степень окклюзии, и её точное месторасположение? — проигнорировала пустой вопрос, спросила Оксана, наступая каблуком черных туфель на белую, покрытую мраморной плиткой ступеньку лестницы — Мы же ведь не можем действовать вслепую

— Постойте! — возразила Валентина, касаясь плеча Оксаны, вынуждая её остановиться — Вы, что пьяны, от вас дико разит перегаром

— Это не твоё дело — возразила Оксана, прошипев от волнения, не придавая никакого значения строгому, критикующему взгляду со стороны Валентины — Готовь операционную

— От вас перегаром разит! — вскрикнула Валентина — Вы, что собираетесь с похмелья проводить операцию?

— Девочка моя

Подошла Оксана, к Валентине касаясь коготком её подбородка, направила её голубой взгляд на себя, выражая абсолютную власть над ситуацией в голубых лазурных глазах, цвета истинного топаза. Глядя в глаза лица рыжеволосой девушки, лицо которой было покрытой чудесной силой выразительных веснушек, Оксана чувствовала своё гордое превосходство над нею.

— Я пока что лучший хирург в этой больнице и только я сейчас идеальная надежда на спасение жизни этого парня

Обвивая пальцами подбородок Валентины, Оксана говорила, двигая губами в такт своих слов прямо рядом с её губами.

— Если ты считаешь, что это не так и дашь ему умереть тем самым, то я думаю, не буду особо возражать

— Нет! — испугалась такой мотивации брюнетка, вновь привлекая к себе внимание — Проводите операцию Оксана Владимировна, я ничего не имею против, только прошу вас, спасите Пашу

— А вас вообще никто не спрашивал — отвернула свой взгляд Валентина — Вы вообще кто такая?

— Это Катерина Калинникова — пояснила Оксана, коснувшись кончиками пальцев локтя девушки, вынудила её подняться на ступеньку и встать рядом с ней — Именно с ней сбежал наш пациент из детского дома и существовал последние два года, практически не нуждаясь не в чём

— Как самоуверенно — фыркнула недовольно, подобно ненависти песчаной гадюки Валентина, продолжая подниматься по ступенькам лестницы — Я вообще не понимаю, зачем им сбегать было оттуда, у них там всё было?

— Ты наверно не знаешь и половины того — ухмыльнулась Оксана, последовав следом за рыжеволосой девушкой, тело которой облегал сексуальным изгибом белый халат — Что знаю я

— Ну, так расскажите мне — потребовала Валентина, остановившись на площадки между пролётами лестниц — Что же такого я не знаю

— А то что……

— Оксана Владимировна — выражая страх на глаза, девушка вцепилась в локоть пальто Оксаны, вынуждая её замолчать — Нет, прошу вас!

— Ну же, что же такого я должна узнать? — настоятельно требуя ответа, повторила свой вопрос Валентина

«Хм…. и почему именно мне стало так жалко эту молодую суку, это ведь не моя проблема, так с чего бы мне переживать», прикусывая краешек губы, Оксана выразила свою застенчивость красивой выразительной улыбкой.

— То, что мой трон и моя по праву корона, лишь только

Заявила Оксана, поставив одну ногу на площадку, а другой, стоя на ступеньках лестницы, чуть наклонилась к рыжеволосой девушке, выдыхая ей в губы, сладкий запах терпкого перегара.

— На время этого дела, принадлежат тебе, после этого

С гордостью, подобающей королева, говорила Оксана, поднявшись на лестничную площадку, прошла мимо рыжеволосой девушки, расстегивая пуговицы белого пальто.

— Я тебя просто раздавлю, учитывая хотя бы тот факт, что ты со мной сделала!

— Всё никак не можете простить мне Аришку?

— Это моя дочь! — гордо заявила Оксана, обернувшись стоя на лестнице, одарила суровым взглядом Валентину, нахмурив при этом губы — Ты отдала кому-то мою дочь

— Не кому-то — оспорила такое утверждение Валентина — А женщине, что её выносила, выходила и родила

— Вот именно женщине, которой её родила и всё! — подняв голос до крика, прокричала Оксана, привлекая, к себе внимание полицейского, из охраны больничного здания

— Простите у вас всё нормально? — спускаясь по лестнице, поинтересовался мужчины из службы охраны — Дамы, это больница, решайте свои проблемы в тихом и безлюдном месте

«Блядь, вот только тебя долбаёба мне тут не хватало», подумала тут же про себя Оксана, услышав нравоучительный голос мужчины у себя под ухом, что стоял у неё за спиной.

— Оу…. простите офицер — состроив губки бантиком, обернулась Оксана, чаруя, мужчины в форме охраны, прелестью сказочной красоты улыбки — Просто у нас с моей коллегой вышло маленькое недопонимание

Снимая пышный капюшон с головы, пояснила Оксана, обращая внимание на то, как мужчина растаял в чувствах, поддаваясь чарам её обольщения.

— Уверяю вас господин офицер — прикусывая краешек губы, выражая милую улыбку, заверила Оксана, держа согнутую ногу в колено на ступеньках — Мы будем пай девочками — игриво, дотрагиваясь до полицейского значка, указательным пальцем, уверяла она

— Что же — находясь под воздействием чар обольщения Оксаны, глубоко вздохнул широкоплечий мужчина в черной униформе охраны — Оксана Владимировна, вы умеете убеждать людей

— И не только убеждать — очаровывая напоследок этого мужчину, Оксана прошла мимо продолжила подниматься по лестнице — Меня удивляет, почему нитроглицерин и гепарин не дал желанного эффекта

— Вазодилататоры — рассказывала Валентина, поднявшись вместе с Оксаной на второй этаж, рыжеволосая девушка поправила воротник надетого на ней белого халата — Кислородные терапии помогают ему оставаться в живых

— Что послужило это? — направляясь по коридору больничного здания, проходя мимо голубых стен, спросила Оксана, расстегивая все пуговицы белого пальто — Что было перед этим, что-то ведь должно было послужить этому толчком

— Может встреча с его матерью? — предположила Валентина

— Так у Паши есть мать? — поинтересовалась брюнетка, встав в коридоре между Оксаной и Валентиной, обращая внимание на себя — Почему он мне об этом ничего никогда не рассказывал?!

— Может потому что

Ухмыльнулась Оксана, снимая с себя белую шубу, повернувшись спиной к девушкам, выражая сочный изгиб своего тела. Обернувшись, Оксана, сняв с себя белую шубу, достаточно нагло вложила её в руки Валентины.

— Он сам об этом не знал — с ухмылкой чистой милости на лице, пояснила Оксана

— Оксана Владимировна! — возмутившись такой наглости, воскликнула Валентина

— Ах…. ну-да босс….. — выказывая красоту застенчивой, улыбки, с насмешкой заявила Оксана, поправляя аккуратно рукава шубы — Вы не сочтете ли за трудность отнести мою шубу в мой личный рабочий кабинет, вас это не затруднит

— А почему она этого не сделает? — приняв это как за оскорбление, посмотрела Валентина, то на Оксану, то на девушку, что стояла рядом

— Потому что она сейчас пойдёт со мной — заявила Оксана, взяв темноволосую девушку за локоть, что стояла рядом с ней — Дорогая моя Катерина, в отделение в верхней одежде нельзя, так что наша с тобой рыжая подруга не сочтёт за труд отнести всё это в мой кабинет

— Оксана Владимировна ну это уже наглость — была не согласна с таким решением Валентина, надула от обиды губы

— А по-моему наверно нет — расстегивая пуговицы бурой шубки, заверила темноволосая девушка, посмотрев в глаза Валентине — Вас же это не затруднит? — снимая с себя верхнюю одежду, обратилась она

— Мне нужно срочно увидеть Пашу — не желая слушать возмущение Валентины, Оксана направилась дальше по больничному коридору

— Там его мать — предупредила Валентина, с трудом держала вложенную ей в руки верхнюю зимнюю одежду — Я представилась ей как руководитель вашего отделения

— Я думаю, я решу как-нибудь этот вопрос — ответила Оксана, звонко стукая по полу коридора каблуками черных туфель, подходя к закрытым двустворчатым дверям, входа в отделение

— Я никогда не слышала ничего о матери Паши, сколько себя помню — выразила свои впечатления темноволосая девушка, направляясь следом за Оксаной к входу в отделение

— Мне кажется, ты об этом уже говорила — пояснила Оксана, открывая, взявшись пальцами за ручку входной двери, чуть толкнула её от себя — Сейчас самое главное спасти твоего парня, он уже на ингаляции кислородом, то есть под кислородной маской

— Ты же…… — запинаясь от волнения в своей собственной речи, девушка вошла в отделение следом за Оксаной — То есть вы же решите этот вопрос, вы спасёте Пашку, так ведь?

— Если мне никто не будет путаться под ногами — уверяла Оксана, направляясь по отделению, проходя мимо поста дежурной медсестры — То возможно, шанс есть

Пластиковые окна в отделение были плотно закрыты плотным слоем вертикальные жалюзи, создавая изолированную, от света ярких лучей зимнего солнца, обстановку. Воздух в этом помещении не содержал никаких посторонних запахов, благодаря работающим у входа на стене увлажнителям воздуха. Несколько пациентов сидели в вестибюле этого отделения сразу же за постом медсестры, какая-то женщина, в красном халате скрывая лицо газетой, сидела в мягком удобном кресле, символическим жестом, положив ногу на ногу, медленно покачивала ею, держа на весу. Парень, что сидел с планшетом, ерзал по его сенсору дисплея, пальцем, сидел на диване, выразил удивлению появлению Оксаны в отделении, так любознательно посмотрел в её сторону.

— Господи да сделайте же что-нибудь — послышался отчаянный, слезный женский голос, из открытой двери палаты, в которой лежал пациент Оксаны

— Уверяю вас Валентина Андреевна — голос Вероники, нотки которого звучали убедительной речью, слышались рядом с открытой дверью — Мы делаем все что возможное

— Да вы что не видите моему сыну плохо……

— Сыну, которого вы бросили в детском доме как не нужную вещь — пояснила Оксана, входя в открытую дверь палаты — Скажите, зачем вы приехали сюда, чтоб еще больше ранить этого мальчика? — обратилась она к стоящей женщине в черном делом костюме

Женщина, на вид которой было лет под сорок, с густыми черными волосами, длинна которых, касалась плеч, стояла посреди медицинской палаты, когда в неё вошла Оксана. Черные брюки, были выглажены идеальной ровной стрелочкой, удачно сочетались с черными туфлями, высокий каблук которых придавал изощренную сексуальность её образу. Белоснежная блузка, подобно первозданному снегу, так же как и черные, надетые на ней брюки, скрывала силуэт её тела. Серые глубоко посаженные глаза и нос, словно как клюв, острый подбородок и выраженные скулы лица этой женщины придавали строгое очертание её внешности. Выразительная композиция пикантных оттенков слилась воедино в «L'Occitane: Iris Bleu & Iris Blanc», верхние ноты, которого смородина и бесподобный запах цитрусовых, тесно сплелись в шлейфе аккорда страсти аромата ириса и персика, притягивая своей утонченностью к своей обладательнице, внимание.

— Зачем сейчас после стольких лет вы пришли сюда? — повторила свой вопрос Оксана, подходя к этой женщине, вдохнула глубоко понравившейся ей вариант парфюма

— Да кто вы вообще такая? — гордо заявила, возмутившись при этом, спросила, что являлась, матерью для мальчика, который лежал на больничной койке

— Это Орлова Оксана Владимировна — пояснил Ларионов, стоя у окна обернувшись к входу, когда через него вошла, привлекая к себе внимание, Оксана — Врач кардиолог высшей категории, она будет заниматься лечением вашего сына

— Валерий Николаевич — возмутилась Оксана, почувствовав легкую застенчивость от услышанных слов — Вы слишком преувеличиваете

— Вот именно господин Ларионов — гордо заявила эта женщина, оценивая внешний облик Оксаны, что встала перед ней — Вы слишком переоцениваете её, кто она вообще такая

— Она та кто спасёт твоего сына — следом за Оксаной вошла в палату Катерина Каленникова, громко озвучивая свои слова — А вот кто ты такая мне не понятно

— Выйдите все отсюда — распорядилась Оксана, посмотрев, на мальчика, что лежал на постели, цианоз его кожи приобрёл яркий выраженный оттенок пигмента на фоне осыпанной пурпурой его тела — Марина Викторовна займитесь операционной, немедленно

— Оксана Владимировна вы знаете, что с ним? — чувствуя волнения, в нотах собственного голоса, спросил Ларионов

— У этого мальчика сейчас только что был инфаркт, правого желудочка — пояснила Оксана разглядев на дисплее прибора показатели острой сердечной недостаточности правой коронарной артерии — Предположительно тромбоциты, что в его крови, вызвали её закупорку, нужно срочно в операционную

— Предположительно?! — повела, возмутившись, женщина губами, посмотрев на Оксану недовольным взглядом — То есть эта молодая девчонка думает взять и начать кромсать моего сына из-за своих предположений

«Блядь ну это просто пиздец какой-то, откуда ты только взялась», подумала Оксана, ответив на взгляд этой женщины, взаимной неприязнью, подошла медленно к кровати, на которой лежал подросток.

На бледной коже, дотронувшись до кончика ноги парня, Оксана ощутила холод от его тела, на фоне его пурпур был виден яркий цианоз. Дыхание было затруднено, подросток, не переставая держал руку на груди, в области сердца, что подсказало Оксане об острых признаках боли, которые не давали ему покоя. На ощупь, чему Оксана придала значение, кожа мальчика была сухая и с признаками шелушения, что свидетельствовало об окклюзии правой коронарной артерии, вызванной вследствие закупорки тромбом.

— Готовьте операционную срочно — повторила своё требование Оксана, стоя у кровати пациента, обернулась, посмотрела на своих коллег, не придавая никакого значения возмущениям, со стороны женщины — Нужно в срочно порядке извлечь этот тромб, а иначе мы можем потерять этого мальчика

— Вы что издеваетесь — продолжила выказывать недовольства, подошла женщина к Оксане — Да от неё же разит перегаром за километр, я не позволю ей и близко подойти к моему сыну, посмотрите только на неё, да она же едва на ногах стоит

— Оксана Владимировна! — воскликнул недовольно Ларионов — Я-то думаю, от кого так разит перегаром в нашей палате, а это разве от вас?

— Я начальник — возразила Оксана, оспаривая точку зрения этого мужчины, что отошел от окна, медленно подошел к ней — Если я сказала, готовьте операционную, значит готовьте

— Вы что издеваетесь! — вновь поднимая голос до крика, привлекая к себе внимание из вне палаты, прокричала темноволосая женщина — Вы, что доверите проводить операцию на моём сыне этой пьяной девке?

— Что здесь происходит? — подняв голос, вошел в палату Тихонов, поправляя пальцами обеих рук воротник черного надетого на нём пиджака — А…. Оксана Владимировна, стоило было бы догадаться, как только в больнице происходит какой-то беспредел, вы обязательно посреди всего этого концерта

— Вы что не понимаете — возразила Оксана, пропуская пустые довод женщины, являющейся матерью пациента, не придавая, внимания огласке Тихонова, встала посреди палаты — У мальчика острая коронарная недостаточность, если сейчас ничего не сделать он просто умрет у нас на глазах

— Хоть от вас конечно и разит перегаром Оксана Владимировна — совершенно неожиданно Тихонов удивил ответом — Но вы пока что лучший хирург в этой больнице, операцию произведут ваши коллеги, но под вашим наблюдением и указаниями, вы к пациенту не подходите

— Вы не имеете права! — воскликнула Валентина Андреевна — Он мой сын и я пытаюсь восстановить на него свои права, поскольку я являюсь его единственным опекуном

— Да заткнись ты уже — в грубой форме упрекнула Катерина Калинникова эту женщину

— Да…. как ты смеешь?! — прошипела она на девушку, словно озлобленной песчаной гадюкой

— Так хватит! — воскликнул Тихонов, вынуждая своим криком обратить на него всех присутствующих людей в палате, внимание — Единственная причина, по которой я принял вашу сторону Оксана Владимировна, это господин Романов и ваш блистательный опыт, действуйте и не заставляйте меня об этом только пожалеть

— Вы слышали распоряжение нашего с вами начальника — гордо поднимая подбородок к верху, заявила Оксана — Валерий Николаевич и Марина Викторовна готовьте операционную, Вероника организуй доставку нашего пациента в операционную

— Я это так не оставлю! — продолжала выказывать недовольство, воскликнула, женщина брюнетка, быстро проследовав к выходу из палаты вслед за Тихоновым — Валерий Валерьевич на каком это основании, вы, не спрашивая меня, доверяете жизнь моего сына, в руки этой проходимке?

— Послушайте Валентина Андреевна — обернулся стоя у поста регистратуры, был сильно недоволен Тихонов — Я же ведь вас не спрашиваю на каком основание, вы оставили своего мальчика на попечительства детского дома, а именно сейчас хотите его вернуть

«Ах… ты сука такая, ну я тебя точно сейчас доведу до истерики», почувствовала Оксана, как слова этой неизвестной ей женщины, сильно ранили её сознание.

Оксана, медленно стукая каблуками по линолеуму в отделении, едва слышным стуком, прикусывая краешек губы, выказывая яркой красоты алых губ, усмешку, подошла к этой женщине.

— Почему именно сейчас? — поинтересовалась Оксана, встав спиной к посту медсестры, опираясь на его поверхность локтями — Почему именно сейчас вы стали улаживать свои дела?

Услышала Оксана, как по отделению катилась каталка, шум её колёс гулом распространялся по всему помещению. Согнув одну ногу пикантным взгляду, изгибом, Оксана наступила на гладкую поверхность поста медсестры каблуком черных туфель, любознательно посмотрела в серо-голубые глаза этой женщине.

— Что именно сейчас ваши дела пошли на поправку? — продолжая сохранять на губах дьявольскую усмешку, выражала Оксана истинность намерений, собственного мнения — И вы решили воспользоваться моментом, восстановить давно потерянные родственные связи с сыном?

— Да как вы смеете? — надулась она как змея, посмотрев на Оксану всё тем же ненавистным взглядом, делая шаг в её сторону — Вы думаете, пришли тут пьяная можете качать свои права

— Оксана Владимировна успокойтесь! — упрекнул Тихонов — За вашу пьянку, в рабочее время, я заставлю вас ответить, а сейчас за неимением лишних и опытных кадров мне придётся вас убедительно попросить проследовать в операционную

— Так бы и сразу

Ощущая рядом с собой влияние парфюма этой женщины и её недовольный взгляд, был скрашен холодной усмешкой, без каких-либо эмоций, Оксана спокойно отошла от поста медсестры, рядом с которым стояла, проследовав за каталкой, что выехала из палаты, с подростком, лежащим на ней.

— И раз еще раз для вас — обернулась Оксана оставаясь стоять у входа в отделение, положив руку на бедро, когда каталка, что катили оба санитары, выехала из отделения — Если в вас сплыли хоть какие-то тёплые, родственные чувства, я не знаю какие, вы ошиблись местом, временем и вообще жизнью

— Орлова! — строгостью голоса упрекнул Тихонов

— Ладно-ладно

Продолжая сохранять красоту улыбки, безупречных алых губ, словно этот забавляло Оксану, она вышла из отделения, покинув его под звон стука каблуков по бетонному покрытию пола.

***

Яркий свет операционных ламп, отразился отблеском на стеклах надетых очков на глазах Оксаны, как только она вошла, открывая дверь локтями в помещение операционной. К операционному столу подкатили каталку с подростком, у мальчика развился, кардиогенный шок и болевой синдром в области сердца. Атмосфера воздуха в помещение, даже через марлевую повязку на лице Оксаны, чувствовалась, как была пропитана санитарными асептическими растворами для уборки операционной. Мониторы над операционным столом, куда санитары переложили подростка, показывали на дисплей загрузку медицинской программы. Белоснежные кафельные стены, были вымыты, отражая в себе силуэты находящихся в операционной людей, а так же обстановку самой хирургической закрытой плотной комнаты.

Марина Викторовна обрабатывала проводник, с надетым на нём противоэмболической защиты, раствором хлорида натрия, специальная его консистенция позволят избежать риска тромбоза во время реканализации. разметив его титановую струнку в специальной металлической миске. Ларионов настраивал с пульта на жидкокристаллических мониторах программу, для проведения коронарографии. Вероника занималась подготовкой 2% раствора лидокаина, анестезия, для места предполагаемой пункции бедренной артерии, куда в левую бедренную артерии войдет проводник, для эндоскопической операции. Валентина занялась приготовлением раствора «ОКТЕНИСЕПТА», данная субстанция, предназначена для обработки, обеззараживания места, предполагаемой пункции бедренной артерии.

— Валентина

Обратилась Оксана к рыжеволосой девушке, нижняя часть лица которой была закрыта стерильной марлевой повязкой, что держала в одной руке пинцет с зажатым в нём тампоном, производила обработку места для пункции.

— Пока обработай место пункции бедренной артерии мальчика асептическим раствором

Взяв в руки иглу для пункции, пока Валентина, произвела обработку места бедренной артерии асептическим раствором, затем по периметру произвела его укладку стерильным хирургическим бельем.

Вероника ввела в место, предполагаемой пункции, 2% раствор лидокаина, чтобы полностью обезболить для мальчика, место хирургического эндоваскулярного вмешательства.

Затем Оксана, пальцами в стерильных хирургических перчатках выполнила пальпацию бедренной артерии, найдя бедренную артерию, чуть надавила двумя пальцами одной руки, производя тем самым инфильтрацию кожи.

Располагая пальцы по обе стороны от артерии, Оксана медленно ввела иглу для пункции, не превышая угол 45 градусов, делается это для того, чтобы снизить вероятность перегиба катетера, после его фиксации к коже.

Дождавшись, когда из иглы пойдёт кровь, в приделах от 20 до 30 градусов, Оксана продвинула иглу еще на два миллиметра, до тех пор, пока кончик иглы не окажется в просвете бедренной артерии.

После чего перехватила иглу левой рукой, удерживая её неподвижно, опираясь кистью руки на парня, работая достаточно быстро, так как из иглы вытекает кровь под давлением, Оксана взяла проводник, что передала ей в свободную руку Марина Викторовна. Медленно вводя проводник в павильон иглы, канюлю, Оксана добилась того, чтобы из иглы прекратила вытекать кровь.

Продвигая, предельно осторожно проводник, Оксана оценивала наличие сопротивления, при правильном положении иглы, в просвете артерии, сопротивления быть не должно. При продвижении проводника, по просвету артерии, Оксана изредка, чувствовала пальцами, трение рифлёной поверхности о срез иглы, при выходе проводника из неё под острым углом.

— Начинайте вводить контраст — распорядилась Оксана, глядя на изображения сосудистой системы парня, что выводило картинку над операционным столом

— Контраст пошёл — подцепляя шприц к канюле катетера, что находилась в вене на руке парня

При ретроградном контрастировании, было отчетливо видно дистальное русло правой коронарной артерии, где был расположен тромб, что Оксана сквозь стёкла надетых на глазах очков, быстро определила его местоположение. Блокируя приток поступающей крови в коронарную систему снабжающую правый желудочек, тромб вызывал острую сердечную и дыхательную недостаточность, почти полностью закупорив просвет коронарной артерии.

Медленно продвигая проводник по просвету артерии, когда введенный контраст, подсветил на мониторе кровеносную систему, Оксана подвела мягкий кончик самого проводника к месту окклюзии, не допуская попадания его в боковую артерию.

Оксана, медленно потянув за павильон иглы, начиная медленно её удалять, надавив пальцами, свободной руки на место пункции, для профилактики кровотечения, при этом сохраняя положение проводника в просвете бедренной артерии.

Пальцами, одной руки, Оксана взялась за кончик эндоваскулярного катетера, пальцами другой руки, за кончик проводника, что находился в просвете бедренной артерии подростка.

Подводя к месту окклюзии двухпросветовый катетер, для баллонной дилатации, причем первый выполнен с дистального края укороченным, заканчивающийся непосредственно баллонным сегментом. Заведение данного баллонного катетера, Оксана осуществила до места начала окклюзии и одновременно до места бифуркации. Устанавливая катетер у места окклюзии, Оксана применила баллон для дилатации, раздувая его, блокируя им вход в устье боковой артерии.

Затем Оксана провела жесткий прямой проводник по, этому же баллонному катетеру, по его проводниковой шахте, после предварительного удаления из него коронарного проводника с мягким кончиком. После проведения жесткого проводника сквозь окклюзию в дистальную часть окклюзированной магистральной артерии, выполнив реканализацию им, Оксана удалила первый моделированный баллонный катетер и на его место завела второй баллонный катетер. Медленно продвигая катетер по окклюзии, добиваясь нахождения его в центре ее, Оксана произвела дилатацию артерии. Способ позволяет устранить окклюзию магистральной артерии в месте отхождения боковых ветвей, исключить "сваливание" коронарного проводника в боковую артерию и тем самым обеспечить расположение коронарного проводника именно в культе в окклюзированной артерии. Так же помогает добиться его центрального расположения и продвижения его строго по центру окклюзии, исключая травматизацию сосудистой стенки за счет субинтимального проведения коронарного проводника, а также исключить перфорацию артерии в месте окклюзии.

— Так образом — обратила Оксана внимание коллег на монитор, что висел над хирургическим столом — В процессе двойной дилатации, то есть, раздувая коронарную артерию в двух местах, мы разрушили тромб, что в ней образовал окклюзию

— Приток крови по правой коронарной артерии снова восстановлен — подтвердил Ларионов

— Подтверждаю устранение сегмента ST на кардиограмме — заверила Марина Викторовна

Подъём сегмента ST (признак повреждения) — самый ранний признак острой трансмуральной ишемии и инфаркта.

— Хорошо — скрывая за маской, надетой на лице красоту улыбки, распорядилась Оксана, медленно извлекла проводник, по которому был проведен катетер, а после и сам катетер для баллонной дилатации, что разрушил тромб — Доставьте мальчика в палату

— Спасибо — вздохнув в полные легкие, поблагодарил мальчик, дотрагиваясь холодной рукой, до окровавленных пальцев в резиновых перчатках Оксаны — Спасибо — уже более отчетливо и выразительно повторил он

— Начинайте давать ему антикоагулянты — отдавая указания, говорила Валентина — Основаны которые на гепариновой смеси

— Гепарин не помог — тихо прошептала Оксана передав последний извлеченный катетер в руки Марины Викторовны, позволяя дальше производить манипуляции Веронике по обработки раны место пункции бедренной артерии — Обработай рану и заклей пластырем, я буду у себя в кабинете

— Полагаю, в клинику вы возвращаться не собираетесь!

Выражая недовольства, упрекнула Валентина, посмотрев недовольно на то, как Оксана прошла мимо неё, направляясь к выходу из операционной.

— Ладно, Оксана Владимировна — прошипела, бурча себе под нос Валентина — Я найду на вас управу

— Милая моя

Обратилась Оксана, касаясь пальцами хирургических перчаток ручки закрытой двери операционной, встав в пол оборота, посмотрела на рыжеволосую недовольную девушку

— Ты и так уже заняла моё место, чего ты еще от меня хочешь — открывая створку операционной двери, высказывала недовольства, говорила Оксана — Когда Тихонов доверил тебе такую власть, я и представить себе не могла, какой беспощадной сукой ты окажешься — покинула она помещение операционной, закрывая за собой дверь

Направляясь по помещению предоперационной, Оксана чувствовала легкую усталость во всём теле и голод, что изводил её сознание с ума. За дверьми предоперационной, слышались отчаянные женские крики и скандальная реплика, что доносилась из плотно закрытых дверей. Яркий свет диодных светильников, что были герметично закрыты на потолке, отражался бликами от кафельной белой стенки, прямо в стекла глаз Оксаны. Медленно почти шаркая ногами, Оксана подошла к зарытым плотным двустворчатым дверям предоперационной, касаясь их пластиковой ручки хирургическими резиновыми перчатками, что были у неё на руках, чуть потянула её на себя, открывая дверь.

— Да как у вас вообще хватило ума доверить моего сына этой пьяной выскочке — прокричал отчаянный женский голос, как только Оксана открыла дверь предоперационной

— Эта как вы назвали выскочкой — возразил Тихонов и вместе с двумя охранниками из службы безопасности больницы прегради путь этой женщине — Является моим лучшим специалистом, Оксана Владимировна, даже в пьяном состояние может провести блестящую хирургическую операцию

— Мне конечно очень приятно Валерий Валерьевич — с ухмылкой говорила Оксана, выходя из предоперационной, заметив отчаянную женщину, что прислонила кончик свернутого белого платка, к глазу вытирая с них горечь нанесенной ей раны — Прям уж, не думала, что именно от вас я такое услышу

«Постараюсь хотя бы для себя не быть подобной сукой» подумала Оксана, скрывая за марлевой стерильной повязкой на лице, подлость собственной улыбки.

— Как мой сын?! — первое, что спросила это женщина, заметив Оксану, как только она вышла из операционного отделения, сминая в пальцах, покрытой влагой слез платок — Вы спасли его?!

— Тромб удалось ликвидировать — покидая помещение операционного отделения, ответила Оксана, когда дверь за её спиной плотно закрылась — Но есть вероятность…….

— Слава тебе господи — гнев этой рьяной женщины словно снизошел на милость, выражая радушие пролитых слез, теплой признательной улыбкой, тут же прислонила кончик белого платка к глазу, с которого вытекла крупная слеза — Я уж будто начала думать……

— Оксана Владимировна — за спиной этой девушки, показалась Катерина Калинникова, девушка шла по больничному коридору, держа в руке пластиковый закрытый стаканчик с кофе — Как там Паша, вам удалось его спасти? — подошла она к Оксане, протягивая ей в руке один из стаканчиков

— Что это?! — была удивлена Оксана, совершенно не ожидая такой благодарности от этой девушки

— Это самое меньшее, что я могу для вас сделать — улыбнулась девушка, продолжая держать перед Оксаной стаканчик с кофе — В буфете сказали, что это ваш любимый, вы его чаще всего заказываете, вот я решила вас отблагодарить за Пашку

— Хм…. ну учитывая — повела губами Оксана, кокетливо выражая соблазн к этой девушке, взяла из рук этой девушке предложенный ей стаканчик с кофе — Так вот как я уже сказала, тромб, что вызывал окклюзию правой коронарной артерии мальчика, удалось ликвидировать…….

— Оксана! — послышался голос Конолова в начале коридора, где начиналась лестница, что вела на первый этаж — Мне сказали, тебя здесь можно найти, как ты?

«Вот это уж точно я не ожидала», прикусывая краешек губы, Оксана словно смутилась появлению Коновалова, перед близкими людьми своего пациента.

— Ты не приехала домой — говорил Коновалов проходя по коридору один, на плечах его черного драпового пальто остались не растаявшие снежинки — Я уже начал волноваться с тобой всё нормально, как прошла операция, медсестра снизу, сказала, где тебя можно найти, с мальчиком всё хорошо?

Голос Коновалов растопил чувства Оксаны, словно борьба личной гордости и привязанность к этому мужчине взыграли в ней стихию водоворота чувств. Эмоции в сознании Оксаны, колебались в ней, подобно шторму, раскачивающему волны в океане, словно моментально утопая гордость на самое дно.

— Серёжа — тихо произнесла Оксана, вручив стаканчик с кофе обратно в руки девушки, поддаваясь собственным эмоциям, побежала навстречу к этому мужчине — Прости у меня работа, мальчику нужно было срочно провести операцию

— Оксана Владимировна — подошла женщина, являющейся матерью мальчика, к Оксане, когда она, подбегая к Коновалову, впала в его объятия — Вы сказали, тромб удалось извлечь

«Блядь вот именно сейчас тебе нужно было влезть», нахмурила отчаянно губки Оксана, посмотрев в глаза мужчине, объятия крепких рук которого сковали её тело в районе талии, когда она к нему прижалась, ощущая холод улицы и его трепетное горячие дыхание, что исходило от его губ.

— Валентина Андреевна — повела губами Оксана, позволяя мужчине, что стоял перед ней, аккуратно пальцами снять, марлевую стерильную повязку, с лица — То, что образовало окклюзию тромбом в коронарной артерии вашего сына, может и повториться вновь, так как болезнь что прогрессирует в его теле, проявляет устойчивость к антикоагулянтам

— Простите?! — сморщила в непонимании мимику лица эта женщина, встав между Оксаной и Коноваловым, вынуждая её покинуть объятия прохладных и тоже время насыщенной теплотой любви, мужских рук — Что вы сказали?

— Оксана Владимировна говорит

Открывая дверь предоперационной, пояснила Марина Викторовна, выходя из коридора, когда за её спиной, выкатывали два санитара каталку с подростком, лежащей на ней.

— Что, то, что сейчас убивает вашего сына, может вновь образовать тромб

Рассказывала Марина Викторовна, любознательно улыбаясь, держала на кончике пальцев стерильную марлевую повязку, что сняла с лица.

— Даже ввиду того, что он будет на лекарстве, препятствующем образованию тромбов

— Но вы же найдете решение? — словно держась за последнюю ниточку в своей жизни, обратилась она к Оксане, после того, как в её глазах отразился ужас, что выказывал выражением страха на лице этой женщины — Вы ведь сможете узнать, чем болен мой сын

«Блядь как же ты порой меня уже заебала», подумала Оксана, прикусывая краешек губы, испытывая личную злобу к этой женщине, вновь подошла к мужчине, позволяя его рукам вновь обнять себя.

— Коновалов — возмутилась Марина Викторовна, обращая внимание, как пальцы, мужчины, нежностью касания прикоснулись к бёдрам Оксаны — Это ведь больница, а не публичный дом, знай, своё место и как только ты Оксаночка могла найти в этом, что-то хорошее

— Вечно вы Марина Викторовна суете свой нос не в своё дело — пробурчал Коновалов, косым недовольным взглядом посмотрев на Марину Викторовну из-за плеча Оксаны — Вы мне в доме Романовых уже поднадоели

— Знал бы ты…..

— Хватит! — вскрикнула Оксана, прерывая реплику Марины Викторовны — У меня, между прочим, свадьба на носу, а вы мне тут всё настроение портите — повела она губками, улыбаясь кокетливо, прикусывая губу своему кавалеру

— Вы выходите замуж? — удивилась Катерина Калинникова — О…. господи я же ведь не знала, что у вас есть избранник — примкнула она кончики пальцев одной из свободных ладоней к своим губам

— Можете, поедим домой — лаской убедительного шепота прошептал Коновалов, под ухо Оксане, оставляя руки держать на её талии, обращая внимание на строгий взгляд Марины Викторовны, когда она проходила мимо них — Я для тебя кое-что приготовил

— Оу… думаю, мне сначала стоит принять душ — ухмыльнулась Оксана, в тот момент, когда за её спиной проезжала каталка с лежащим на ней мальчиком — А тот от меня дико разит операционной

— И не только — высказывая возмущение, говорила Валентина, проходя мимо — Удивляет, как вы быстро нашли себе жениха, а ведь когда-то мы с вами спасали жизнь его жене и помогали его ребенку родиться на свет, вам не кажется это странным……

— Заткнись — прошипела Оксана, обернувшись к рыжеволосой девушке, что стояла у неё за спиной, раздражая уже своим только присутствием — Просто заткнись и иди, работай

— Вам не кажется странным то, что начальник сейчас я — возразила Валентина в ответ на прямое утверждение Оксаны

«Как же ты меня уже заебала, прям вот, удавить тебя, суку такую хочу», вцепившись коготками в пальто мужчины, в объятиях которого находилась она, подумала про себя Оксана.

— Дорогой мой — коснулась Оксана нежностью ладони щетины кавалеры, пристально чарую его взглядом безупречно голубых, лазурных глаз — Я только приму душ и мы поедим домой

— Я буду ждать тебя внизу

— Будет очень замечательно — возразила Оксана, игриво касаясь коготком указательного пальца кончика носа мужчины — Если ты заберешь моё пальто и сумочку из моего кабинета и принесешь это вниз в комнату медицинского персонала, что находятся на первом этаже

— Я сообщу вам, если что-либо проясниться — фыркнула недовольно Валентина, проследовав дальше по коридору за каталкой, что держась за ручки с обеих сторон, катили два санитара

— Контролируйте уровень тромбоцитов — распорядилась Оксана, оборачиваясь, говорила в спину рыжеволосой уходящей по коридору девушке — Брать кровь на исследование чуть ли не каждый час, я хочу постоянно знать об уровне его тромбоцитов, докладывать мне лично

— По-моему — касаясь кончиками пальцев подбородка Оксаны, мужчина направил её гордый, наполненный любовью взгляд на себя — Кто-то собирался принять душ, а то от тебя так разит спиртом, не поймешь толи ты пила на рабочем месте, толи это из твоей операционной

«Блядь чуть не раскусил, пожалуй, стоит дышать перегаром чуть поменьше», испугалась Оксана, посмотрев в глаза мужчине, что с теплотой насыщенных романтических чувств, смотрел ей в ответ.

— Пожалуй, мне кажется, что ты прав — прикусывая вновь краешек губы, заверила Оксана, освобождаясь от объятий мужчины в которых она находилась, держа кончики пальцев одной руки на плече его черного пальто — Мне действительно стоит принять душ

— Жозель де Лафуа хотела……

— Мне плевать, что она хотела — возразила Оксана, не желая слушать убедительную речь о судьбе этой женщины — Я просто хочу провести с тобой эту ночь

— Да нет, я про то — ухмыльнулся Коновалов теплой радушной улыбкой — Она хотела извиниться, пожалуй, на Романова кто-то надавил, он использовал свои самые высокие связи и у Жозель забрали твоего ребенка, завтра он будет уже у Романовых

— Аришку уже забрали — в сердце Оксаны как будто что-то переменилось, что моментально заставило её переменить свою колкость и холодную черту характеру на более теплую материнскую любовь — Господи, с ней всё нормально?

— Да вот только Радионова…..

— А вот про эту и подавно — выразила своё несогласие Оксана, не обернувшись даже, направилась по больничному коридору — Просто знать ничего не хочу

— Я буду ждать тебя в машине у входа — крикнул вслед Коновалов, весьма приятным и теплым чувствам любви голосом

— А я думала, ты захочешь ко мне присоединиться после душа

Выражая взаимность, красотой улыбки алых губ, встав посреди коридора, ответила Оксана, обернувшись, положив ладонь на выставленное бедро, встав в пол оборота к мужчине, что так на неё смотрел, выражая в своём взгляде огненную сексуальную страсть порочного желания

— Мне так сильно — выказывала обоюдность к этому мужчине, Оксана чуть наклонилась, касаясь пальцами хирургической белой рубахи, расстегивая её пуговицы, чуть оголила бархатистую кожу и объём сочной скрывавшейся под ней груди — Будет тебя не хватить

— Только в этом случае я составлю тебе компанию

— Я буду тебя ждать — подмигнула Оксана в ответ ему кокетливо глазом

Покачивая упругой красотой бёдер, что была скрыта за зелеными штанами, одеждой хирурга, Оксана подошла к перилам лестницы. Касаясь пальцами в резиновых перчатках его гладкой поверхности, посмотрев на своего кавалера с изумительной улыбкой, Оксана наступила на первую ступеньку, начиная медленно спускаться по лестнице.

***

Будоражащим касанием стекали капли воды, повинуясь сочному изгибу тела Оксаны, завораживая каждую клеточку кожи по которой скользила влага. Обвернувшись белым полотенцем, теплый на ощупь, приятный, плотный слой которого выражал пикантный рельеф тела Оксаны, выказывая всю тонкость, огибая притягивающую взгляду неровность. Тело Оксаны было пропитано душистым запахом дамасской розы, ароматная прелесть которого оставляла за собой палитру изысканного шлейфа, манила утонченностью столь сильного эротического вкуса. Звонко стукая каблуками, черных туфель, по кафельному мокрому полу, Оксана чувствовала как золотистая прелесть её мокрых волос, холодила, вызывала беглую дрожь по телу, заставляла покрываться кожу мурашками. Покачивая упругой красотой бёдер, Оксана медленно подошла к закрытой двери душевого помещения, касаясь пальцами пластиковой ручки.

Потянув на себя дверь, Оксана, открывая её, заметила, как у окна комнаты медицинского персонала стоял Коновалов. Скрестив руки за спиной, мужчина смотрел на падающий крупными хлопьями снег, что окутывал одеялом, стоящий за стеклом стеклопакета тополя. Жалюзи на больших пластиковых окнах были чуть прикрыты, освещение этого помещения составляли два горящих светодиодных, герметично закрытых светильника на потолке, что выражали собой приятный глазу белый свет. В комнате пахло прелестью изысканного черного чая, изумительная утонченность вкуса по своему свойственному составу напоминала запаха лесных ягод. На кофейном столике, расположенном рядом с белым мягким диваном, стояли две кружки, одна из которых на своей гладкой белоснежной поверхности сохранила розовый отпечаток женской прелести сладких губ. В стеклянной пепельнице, стоящей между двух этих кружек, медленно тлел, излучая малиной запах в атмосферу воздуха этой комнаты, окурок сигареты, на фильтре которого тоже остался розовый отпечаток от губной помады. Хирургическая одежда Оксаны была аккуратно уложена на подлокотнике диване, продолжала отдавать в воздух операционный запах антисептических средств, в воздух.

— А я уже заждался — обернулся Коновалов, выражая приятную улыбку на лице — Как у тебя дела?

— Хм…… Сережа — повела игриво губками Оксана, выражая легкую похоть желания взглядом голубых лазурных глаз, Оксана, сгибая ногу в колено, выражая эластичность бёдер, перешагнула через порог открытой двери — Я думала, меня будет ожидать огромный букет роз, который ты для меня приберег

— А я думал тебе его купить по дороге — заверил Коновалов, направляясь на встречу к Оксане ответил ей столь же взаимным желанным взглядом — Размер которого ты даже руками обнять не сможешь

— Да мне достаточно было бы одного цветка — демонстрируя застенчивость, ответила Оксана, выказывая яркий выраженный румянец на щечках, стукая каблуками по линолеуму, подошла к мужчине, идущей к ней навстречу — Я ведь не привередливая у тебя

— Я бы подарил тебе океан из лепестков роз — обвивая крепостью мужских рук талию Оксаны, прошептал лаской похотливой нотой шепота Коновалов ей под ухо, нежный аккорд которого заставил намокнуть её влагалище — Назвал бы в честь тебя звезду

«Мне кажется или по темпу его дыхания и напряжению его гениталий, он просто хочет трахнуть меня, а гормон, отвечающий за его сексуальное восприятие, просто извергается в нем фонтаном», размышляла Оксана, глядя в глаза мужчине, в объятиях которого она находилась.

— Я думаю что ты успеешь еще это сделать — прикусывая краешек губы, почувствовала Оксана, жар мужских пальцев, что вцепились в край обвернутого полотенца, под которым были скрыты её мокрые ягодицы — И не один раз, если докажешь мне свою любовь

— По-моему я тебе её уже доказал

— По-моему ты должен — отпрянула Оксана от мужчины, в объятиях которого она находилась, прервала продвижение его пальцев за грань белого махрового полотенца — Вернуть мне Аришку, только так ты докажешь, что любишь меня по-настоящему — держа торс мужчины на вытянутых руках, пояснила она ему

— Раз уж так ты ставишь вопрос — ухмыльнулся Коновалов — Так может, расскажешь каким чудом, люди Романова вынудили её отдать тебе Аришку, когда все должно было идти по совсем другому сценарию — нагло обвил он талию Оксаны, прижимая её мокрое, после душа, тело к себе

— Дорогой мой — заигрывая с самцом, Оксана направилась спиной к окну, жалюзи которого были чуть прикрыты — Ты разве не понял, сценарий нашей с тобой любви пишу только я

— С твоей стороны было очень некрасиво затевать против меня что-то — отразив кокетливую угрозу, мужчина, поддаваясь на заигрывания со стороны Оксаны, сделал в её сторону пару шагов, притесняя её ягодицами к подоконнику окна к которому она отошла — Как мне теперь объяснить Жозель, что я не причем

— А для тебя что

Касаясь коготком указательного пальца подбородка мужчины, Оксана притянула к себе лицо самца к себе, забираясь очень аккуратно на подоконник, окна к которому медленно отошла спиной. Поставив флакон с гелем на подоконник, позволив, мочалке, что висела на кисте руки Оксаны упасть рядом, капли с которой тут же образовали на нем небольшую лужу.

— Какая-то рыжая сука важнее меня или может быть, ты меня уже не так сильно любишь?

Говорила Оксана, соблазняя льва прямо перед его раскрытыми губами, что застыли перед ней в ожидании сладкого момента. Поражая мужчину красотой лазурных голубых, подобно камню топаза глаз, Оксана игриво провела по его жарким, пылающим огнем кончиком языка, вызывая, в этом самце неистовое порочное желание. Пленяя разум этого жеребца своим изысканным ароматом душистой дамасской розы, Оксана улыбнулась Коновалову, забавляясь тому, как быстро и легко он склонился перед её чарами обольщения.

— Скажи же мне Сережа — раскрывая алую красоту губ, спросила Оксана, чуть прикусывая губу мужчины своими — Ты действительно сильно любишь меня, что пойдёшь ради меня на всё?

Спросила Оксана, разворачивая другой рукой краешек обвернутого полотенца, чуть открывая рельеф сочной упругой груди, что излучала такой терпкий душистый аромат.

— Докажи что я в тебе не ошибаюсь — положив обе руки на плечи мужчины, полотенце что было на Оксане, свисая с её тела плавно зависло на талии, открывая обнаженную красоту её мокрого тела

— Господи

Изумился в улыбке Коновалов, глядя на обнаженное тело Оксаны, присаживаясь перед ней на одно колено тут же коснулся приятным касанием пальцев её груди.

— Как же ты у меня прекрасна

— В самом деле? — отвечая взаимной красивой усмешкой, спросила Оксана, ощущая как крепкие пальцы мужской руки, обвили её бёдра — Или ты просто хочешь меня

Запрокинув голову, опираясь ей на поверхность стекла, Оксана почувствовала как пламя жарких губ мужчины, впилась в её сосок сочной упругой груди. Пленяющая палитра вкусов «Salvador Dali Black Sun», что исходила от тела этого самца, даже через его пальто, которое было на нём, Оксана распознала сочную прелесть юза и завораживающий шлейф аромата смолы кедра. Начиная искушать мужчину сладостью приятных стонов, Оксана перестала отдавать себе отчет тому, где находится, тут же обвила руками голову мужчины, прижимая его к себе вплотную. Пропуская промеж пальцев черные волосы мужчины, Оксана чувствовала всю тонкость ощущения, пыла жарких губ, жадность с которых они впивались в её твердый сосок, изводила с ума. Горячие, насыщенные теплом, ладони самца, гладили бархатистую кожу бёдер Оксаны, крепость их пальцев сживала упругую её грудь.

«Я ведь не могу посчитать себя такой уж блядью, это ведь всё-таки больница, хотя он своей убедительностью, заставляет меня подчиниться его воли», размышляла Оксана, находясь во власти собственного искушения, в оковах мужских горячих, крепких рук.

— Сережа стой-стой! — возразила Оксана, ладонями обеих рук, вынудила мужчину оторваться от своей груди — Это же больница и тем более не мой рабочий кабинет, а вдруг кто-то зайдёт

— Да ты права — согласился с этим утверждением Коновалов, вставая с колен, касаясь пальцами одной руки подбородка Оксаны, лаской подобающей настоящему кавалеру нежно коснулся её алых поблекших губ — Если хочешь я могу побыть с тобой

— Если хочешь?

Выражая возмущение, кокетливой распущенной улыбкой, упрекнула его Оксана, медленно сползла с подоконника, облизывая губы, ощущала на них вкус мужской слюны, чей запах был смешен с ароматной прелестью терпкого коньяка

— Я вот, например, хочу, чтобы ты помог мне укутаться полотенцем

Звонко стукая каблуками черных надетых туфель, Оксана коснулась пола линолеума, комнаты медицинского персонала.

— А то мало ли кто зайдёт

Игриво коснулась Оксана указательным пальцем кончика носа мужчины, рядом с которым стояла, указывая взглядом голубых, подобно цвету дна морской лагуны, на полотенце, что лежало на полу, сделала кавалеру тонкий намёк.

— Я же у тебя, теперь почти замужняя

— Да-да конечно — мужчина послушно согласился на удивление Оксаны, нагнувшись перед её ногами, поднял с пола влажное полотенце — Мне подождать тут пока ты оденешься или я могу ждать тебя в машине

— И с чего это мы вдруг стали такими послушными? — была восхищена Оксана послушанием мужчины перед своей волей — Наверно на что-то рассчитываем — пригрозила она похотливо ему указательным пальцем

— Станцуешь мне? — неожиданно спросил Коновалов, когда Оксана повернулась к нему спиной, позволяя его рукам окутать полотенцем её обнаженное тело — У тебя это так хорошо получается

«Да он совсем уже охуел, хотя для него я пожалуй могу попробовать и позволить себе такое удовольствие, если конечно и вдобавок попрошу вернуть мне мою дочь», прикусывая краешек губы, стоя спиной к мужчине, Оксана обернулась, посмотрела на него оживленным полным любви взглядом.

— А не слишком ли много ли ты хочешь? — выражая похоть в порочном взгляде, спросила Оксана, повернувшись к мужчине, позволила его ловким пальцем скрыть в объятии теплого махрового полотенца своё тело — Ты ведь даже не назначил дату нашей свадьбы

— Давай сделаем её на твоё день рождение — предложил Коновалов, касаясь нежностью теплых пальцев оголенных плеч Оксаны

— Да ведь там совсем и новый год — предложение мужчины, до глубины души приятно удивило Оксану, от чего она выразила, своему кавалеру, довольство красивой сексуальной улыбкой

— Ну и что — улыбнулся взаимной радушной улыбкой Коновалов, в тот самый момент, когда Оксана повернулась спиной к нему направилась к открытой дверце своего шкафчика — Отметим три праздника жаркой сексуальной ночью

— А как же Романовы? — подходя к открытой дверце шкафчика, спросила Оксана, вцепившись коготками в черные кружевные трусики — Ты их предупредил, что мы с тобой вместе и хотим пожениться?

— Совсем забыл — с усмешкой, говорил Коновалов, взяв с подоконника флакон и мочалку — Мы завтра едим к ним на вечер и возможно останемся на ночь, у них карнавальная ночь намечается на завтрашний вечер и меня с моей неизвестной пассией пригласили

— Незнакомой пассией — была возмущена Оксана, обернувшись, выказывая недовольство, посмотрела на мужчину, что подошёл к ней сзади, со спины — Так они еще не знают, что мы вместе?

— Я пока особо наши отношения не афишировал — поставив на полу с парфюмерией в шкафчике Оксаны, ответил Коновалов, заигрывая свободной рукой, чуть прихлопнул её по бёдрам

— Ай…. Сережа, что ты делаешь? — упрекнула его Оксана, стоя спиной к мужчине нагнувшись, просунула ноги в трусики — Почему ты не сказал Романовым о нашей с тобой связи?

— Хотел, чтобы они всё сами узнали на балу

— Хм… а что это хорошая идея — согласилась Оксана, медленно покачивая бёдрами, надевала на себя трусики, обольщалась ощущению сказочного трения, их резинки, по бархатистой гладкой коже — Мне тогда будет нужна маска, чтобы я стала неузнаваемой для них

— Я думаю я решу этот вопрос — заверил Коновалов, взявшись за резинку черных кружевных трусиков Оксаны, помог ей надеть их на талию

— А вопрос с моей дочерью ты решишь? — чувствую теплоту мужских пальцев на своей талии, спросила Оксана, ощущая, как его руки убедительной наглостью сжимают её ягодицы — Ради меня, верни мне мою Аришку — говорила она, доставая с полки черный кружевной бюстгальтер

— Я же сказал, кто-то надавил на Романова, вынудил его вмешаться в этот конфликт — пояснил Коновалов, стоя за спиной у Оксаны — И почему мне кажется, что ты тут какое-то имеешь отношения

— Я ведь мать — с хитрой улыбкой, обернулась Оксана, держа на кончиках пальцев черный бюстгальтер — Я всегда имею отношения к своему ребенку

— Ты так говоришь как будто — помогая Оксане развернуть снова полотенце, которым было укутано её тело, спросил Коновалов — Ты мне не доверяешь, позволь спросить, в чем же причина?

— Просто будь моим — вручила Оксана в руки кавалера, что стоял у неё за спиной, черный кружевной бюстгальтер — И помоги мне вернуть мою дочь, да и сделай так, чтобы Радионова больше в этом вопросе не путалась у меня под ногами

Чувствуя, как нежным скольжением сказочного трения, полотенце открыло красоту Оксаны тела, оставаясь в руках Коновалова.

— Да кстати о Радионовой — неожиданно начал разговор Коновалов с темы, которую раздражало Оксану, вынуждая её прикусить от злости губу — Ты может, хотела с ней как-нибудь поговорить, может стоить как-то, уладить этот вопрос

— Может, стоит ей пойти нахуй — звонко топнула каблуком Оксана, выражая псих, собственных эмоций — Для тебя что, какая-то сука важнее меня?

— Господи да с чего ты вдруг такое решила

— С того

Прошипела Оксана, обернулась к мужчине с озлобленным видом, посмотрела на него, застыв в ожидании приятного ответа.

— Да с чего это вдруг ты заволновался судьбой Радионовой, ты может, определишься, наконец, кто для тебя важен я или она? — потребовала Оксана от мужчины решительного ответа, нахмурив губы, повернулась к нему спиной

— Оксана я уверяю тебя — медленно прислоняя мягкие подушечки кружевного бюстгальтера, к розовым бархатистым соскам Оксаны, вынуждая её руки просунуть через его лямки — Для меня только ты имеешь значения

— И ты хочешь чтоб я тебе поверила? — ухмыльнулась недоверчиво Оксана, прикусывая краешек губы — Когда я сама лично видела, как она насаживалась на твой член, перед неудавшейся свадьбой моей сестры

— Пф…. Оксана — увиливая от ответа, мужчина сказочной лаской сомкнул груди Оксаны в оковах черного кружевного бюстгальтера, застегивая его застежку за её спиной — Это всего лишь бы единичный случай, ты ведь тогда даже не определилась в наших отношениях

«Единичный блядь случай, да он совсем уже охуел», подумала Оксана, поджав от обиды губу, повернулась лицом к этому мужчине.

— Да — изумилась в недоверчивой улыбке Оксана — Так это так ты теперь называешь, единичный случай, значит! — схватила она с вешалки личного шкафчика вешалку с черной юбкой и белой блузкой, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, направилась к дивану

— Ну а как ты это считаешь? — последовал мужчина следом за Оксаной

— Я считаю это аморальным поведением — гордо заявила Оксана, положив на подлокотник дивана вешалку с одеждой — И совершенно недопустимым, о господи, да о чем ты только думал

— Так значит, ты так стала рассуждать — Коновалов быстро подошел к Оксане и быстро схватил её за кисть руки, вынуждая таким жестом обратить на себя внимание

— Да как ты смеешь? — возмутилась Оксана, выражая ненависть королевской кобры, прошипела в ответ на такую реакцию со стороны мужчины, выказывая перед ним дикий неожиданный испуга

— С этого дня пока ты не станешь моей женой — заявил мужчина, продолжая держать Оксану за руку — Я запрещаю тебе работать, будешь сидеть дома

— Ты не имеешь права — подняв голос, крикнула Оксана на мужчину, что выдвинул такие жесткие условия — Я сама могу выбирать, что и когда я захочу

— Увы, больше нет

— Почему? — возмутилась Оксана, надув вновь от горечи разочарования губы

— Потому что, я боюсь и не хочу тебя терять — шокировал он своим ответом сознание Оксаны, взяв в руки вешалку с её одеждой

«Он что действительно меня так сильно любит», заметила Оксана искорку безумной страсти в глазах этого мужчины, сразу переменилась в решении перед ним.

— Сережа ты, что меня так сильно любишь, что не хочешь терять? — проявляя интерес, спросила Оксана, когда мужчина, что держал её за руку, отпустил

— А ты разве этого только сейчас поняла? — удивился Коновалов, встав перед Оксаной, держа в руках вешалку с её одеждой

— А ты сегодня это сможешь доказать — проникая обеими руками под расстегнутой пальто кавалера, Оксана коснулась обеими ладонями жаркой пылкой теплом любви белой рубашки Коновалов — Ты же понимаешь я не хочу рисковать понапрасну

— Не понимаю только — вынуждая Оксану сесть на диван, прошептал мужчина перед её губами, оставаясь стоять рядом с диваном, на который она так принуждённо под его волей села — Почему я должен доказывать тебе свою любовь, когда ты это в одном только взгляде можешь всё легко понять

— Ты что собираешься одеть меня? — удивилась Оксана, как только мужчина снял с вешалки белую блузку — Нет ну это уже слишком — возразила она, сгорая от стыда

— Почему ты так считаешь? — поинтересовался Коновалов

— Просто дай мне и я сама все сделаю

— Там на улице холод ужасный

— Думаю, что не замерзну — заверила Оксана, одевая сама на себя белую блузку, нежность материи изысканного шелка ласкала кожу сказочной приятным, теплым соприкосновением

— Может, оденешь, чулки

— Ты кадришь меня?! — ухмыльнулась Оксана

— С чего ты так решила? — был удивлён Коновалов резкостью ответа со стороны Оксаны

— Да потому что стоит мне надеть чулки — вставая с дивана, игриво кончиком коготка Оксана коснулась торса мужчины — И ты будешь мой, я с тобой могу делать всё, что захочу

— А разве это плохо?

— А разве это хорошо? — прошептала Оксана, медленно застегивая пуговицы белой блузки, нежностью аккорда спросила рядом с губами мужчины — Когда ты будешь у меня под каблуком

— Под любимым каблуком — пояснил Коновалов, стоя за спиной у Оксаны, нежностью приятных мужских пальцев коснулся её плеч — Только я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала

— Хм…. интересно — скривила губки Оксана, обернувшись к мужчине, взяла из её рук снятую с вешалки черную юбку — И что же еще потребуешь от меня, взамен на то, что я могу снова вернуть себе право опеки над Аришкой

— Аришка и так твоя

Присаживаясь на одно колено, Коновалов вынудил Оксану перешагнуть под поставленную, под ноги, юбку, сам испытывая от этого удовольствие, надевал на её бёдра юбку.

— Я просто хочу, чтобы ты всегда была только моя, а я только твой, как помнишь, раньше было у нас с тобой

«О… господи, опять блядь эти банальные пустые клятвы, да кому они сейчас нужны», прикусывая краешек губы, Оксана, посмотрев в глаза, мужчине, что поднял голову, посмотрел на неё, оставляя держать её черную юбку в районе на талии.

— И до каких пор это будет?

Не сдержала эмоции при себе, застегивая блестящую бляшку ремня на талии, спросила Оксана стукая каблуками по линолеуму направилась к открытому шкафчику.

— Пока вновь эта сука Радионова не посетит нас

— Да причем здесь Радионова?! — не сдержавшись, крикнул Коновалов

— Притом! — таким же громким криком ответила Оксана, покачивая изящно упругими силуэтом бёдер, подошла к отрытой дверце шкафчика — Ты как шелковый к ней идешь, да что ты только в ней нашёл и тем более, зачем мне попусту в любви признаешься

— Нет не попусту — возразил мужчина, проследовав следом за Оксаной

— А на что ты хотя бы готов? — спросила у него Оксана, касаясь кончиками коготков упаковки черных запечатанных чулок — Чтобы я забыла о твоей Радионовой

— О… господи Оксана, почему с тобой так сложно — выказывал своё недовольство Коновалов, положив ладонь на свой лоб

— А ты думал, будет легко?

Ухмыльнулась Оксана, взяв в руки упаковку черных кружевных чулок, направилась, держа её на кончиках пальцев к дивану, предварительно закрывая рукой дверцу шкафчика.

— Ты хоть представляешь, за одни только чулки, я поставлю тебя сегодня уже на колени

— Я думаю, я как-нибудь это переживу

За закрытой двери по-тихому окутанному обеденной тишиной больничного коридора, раздались приближающиеся шаги и звонкий стук женских каблуков. Дверь комнаты отдыха медицинского персонала медленно открылась и на пороге оказалась Марина Викторовна, держа в руке красный планшет. Белокурая женщина с удивленным видом, выражая хищную улыбку, перешагнула высокий порог открытой двери, стукая каблуками красных туфель по линолеуму пола.

— Господи ваш крик и ругань было слышно в самом начале коридора — выказывая возмущение, проходя по комнате, говорила Марина Викторовна, направляясь к дивану, рядом с которым стояла Оксана — Что между вами обоими происходит?

— Просто один идиот, вспоминает того — грубо выразилась Оксана, скидывая туфли с ног, продолжая сидеть на белом мягком диване, разорвала упаковку с чулками — Кого пора бы уже забыть

— В самом деле, значит я виноват?! — был поражен наглость со стороны Оксаны, возмутился Коновалов — Ну просто замечательно у тебя, получается — направился он к выходу

— Ты куда собрался

Закатывая пальцами чулок, спросила Оксана, тут же принялась его медленно сексуально надевать на ногу. Вызывая движением завораживающего скольжения капронового чулка по ноге, порочное желание во взгляде мужчины. Оксана словно забавлялась тем, как легко этот самец пленился простым жестом, когда нежная материя чулка скользила по бархатистой гладкой коже одной ноги.

— Я разве тебя отпускала?

— Я что ужен должен у тебя спрашивать разрешения?

Выказывая недовольство и в тоже время огромное сексуальное желание, взять Оксану, остановился Коновалов в пару метрах от открытой входной двери.

— Может мне еще стоит……

— Может мне стоит притвориться сегодня уставшей — прошипела Оксана, медленно закрепляя резинку кружевного узора одного чулка на ногу, поправляя аккуратно её пальцами — Или то, что у меня голова болит?

— Может, вы уладите ваши супружеские дела где-нибудь за дверью — возразила Марина Викторовна, продолжая держать красный планшет, на котором были прикреплены листки бумаги, у себя в руках — Хватит уже устраивать семейные разборки в больнице

— Я собирался вообще-то на улицу — притворился сразу невинным Коновалов, после того как Марина Викторовна высказала своё возмущение

— А я тебя не отпускала — надув губу, Оксана выражала свою власть, взяв второй чулок, что лежал рядом с ней на диване — Марина Викторовна вы что-то хотели?

— Мать нашего с вами пациента……

«Блядь ну хоть бы эта сука не мешала бы мне делать свою работу», уныло вздохнула Оксана, выказывая мысли в своей голове, нахмурила недовольно губки.

— Что с ней? — тут же переспросила Оксана — Я думаю, вы у меня большие детки, сами найдёте решение, простой банальной проблемы — с хитрой улыбкой на лице, натягивала она чулок на другую ногу, пленяя сознание и разум мужчины простым его скольжение по гладкой коже

— Она может повлиять на диагностику — уверяла Марина Викторовна — Она слишком большие права заявляет на своего сына

— А что вы мне это говорите? — поправляя кружевной узор резинки чулка, встала Оксана с дивана на котором, красиво выгибая спину, выражая упругий рельеф эластичных бёдер — У вас ведь есть новый босс, это было её желание разыскать и связаться с матерью нашего пациента

— Я подумала, что тебя беспокоит судьба нашего пациента — посмотрев недовольно в сторону Коновалова, выразила личное мнение Марина Викторовна — А оказывается, тебя беспокоит только твоё личное счастье с этим бабником, что готов бегать за каждой юбкой, на которую ему укажет Романов

— Так вот значит, каково ты обо мне мнения Мариша — ухмыльнулся Коновалов, почесывая пальцами подбородок

— Мариша?! — возмутилась Оксана, подходя к мужчине, довольно нагло одарила своего кавалера легкой пощечиной по его щетине — У тебя с ней что, тоже что-то было?

— М…. — стерпел удар ладони Оксаны, потер щеку Коновалов — Да с чего ты взяла, что у меня с ней могло что-то быть, ты что не понимаешь?

— А что я должна понимать? — прокричала на него Оксана — Какая еще может быть Мариша, когда эта женщина Марина Викторовна

— Я лучше помогу одеть на тебя твоё пальто — промолчал Коновалов, отворачивая, взгляд лживых глаз, от беспощадного напрягающего взора Оксаны

— Неужели ты думаешь, что у меня вот с ним могло что-то быть? — возмутившись, спросила Марина Викторовна, обращаясь к Оксане

— А я уже не знаю, что и думать — выражая недовольство, говорила Оксана, быстро направляясь к дивану, на подлокотнике которого висело белое зимнее пальто

— Оксана послушай — уверял Коновалов схватив Оксану за руку, вынуждая её остановиться и обернуться к нему — У меня с Мариной Викторовной ничего не было

— Господи и как ты только могла такое подумать — согласилась с этим утверждением Марина Викторовна, скорчившись в мимике лица

— А что мне думать — выхватила Оксана из рук мужчины белое пальто — Я сама оденусь без твоей помощи

— Оксана что происходит? — возмутился Коновалов

— Ничего — одевая на себя, белое пальто, огрызнулась Оксана, выказывая своей резкостью манер, нежелание разговаривать с мужчиной — И так будет до тех пор, пока ты мне не расскажешь всю правду

— Какую правду? — удивился Коновалов, не понимая к чему клонит Оксана

— Я хочу знать, что у тебя с Радионовой? — ощущая на себе приятные оковы зимней верхней одежды, говорила Оксана, застегивая медленно её пуговицы — Нет мне просто интересно, с чего бы тебе попусту переживать о какой-то там бабе?

— О…. нет, я в этом не участвую — возразила Марина Викторовна, направляясь к открытой входной двери — А что если назначить «интерферон»

Интерфероны — общее название, под которым в настоящее время объединяют ряд белков со сходными свойствами, выделяемых клетками организма в ответ на вторжение вируса.

— Что если не гепарин — предположила Марина Викторовна, встав в проходе открытой двери, сжимая пальцами планшет, что держала в одной руке — Интерферон применяется при большом количестве кровяных телец

— Да но только — возразила Оксана, оспаривая эту идею — Интерферон запрещается применять при инфаркте миокарда и при нарушенной работе почек

— Не понимаю только, как в таком юном возрасте у него случился инфаркт миокарда

— Как видите, Марина Викторовна — надевая капюшон на голову, рассуждала Оксана, подходя к дивану, где с краю стояла её кожаная белая сумочка — Инфаркт миокарда, его аналогия не зависит от возраста, нельзя полагаться на возраст когда речь идёт о столь серьёзных последствиях

— Тогда что же остается? — удивилась Марина Викторовна

— Пусть остается на гепарине — распорядилась Оксана, поднимая с дивана сумочку, повесила её к себе на плечо — Может, если в первый раз его действие не дало результата, так хоть хотя бы поможет избежать образования новых тромбов

— И всё? — возмутилась Марина Викторовна, когда Оксана, направляясь к выходу, спокойно прошла мимо неё, покидая это помещение — Ты просто так возьмешь и уйдёшь?

— Мне нужно подумать — переступая порог открытой двери, ответила Оксана, касаясь каблуками черных туфель бетонного покрытия пола, больничного коридора — Постарайтесь не допустить образования новых тромбов

— Что я хотя бы скажу его матери? — крикнула вслед Марина Викторовна, когда мимо неё выходил из комнаты Коновалов

— Спроси у неё хотя бы — с обаятельной ухмылкой ответила Оксана, встав посреди коридора, обернулась к белокурой женщине, стоящей у входа в комнату медицинского персонала — Где она была последние лет шестнадцать и почему её, так называемый сын, воспитывался в детском доме?

— Ты лечишь парня воспитанника детского дома? — интересовался Коновалов подходя к Оксане, когда она вновь направилась дальше по коридору — У которого есть мать!

— Да не мать она ему — возразила Оксана, оспаривая такое утверждение, взяла своего кавалера под руку — А так непонятно кто, появилась тоже непонятно откуда, пытается навязывать ему свои права, даже хочет восстановить права опеки

— Так что в этом такого? — удивился Коновалов, подходя вместе с Оксаной к входу ведущей в вестибюль больничного здания

— А ничего! — ухмыльнулась Оксана, прищурив чуть глазки от ослепительной белизны снега, что проникала через пластиковые окна в фойе — Только вот она опоздала лет так на шестнадцать и сейчас этот мальчик, может спокойно обходится без неё

— Но мать ведь нужна — уверял Коновалов — Ты же ведь не можешь

— Я могу лишь излечить его от неизвестной убивающей болезни

Стукая каблуками по белой мраморной плитке пола, Оксана прошла мимо двух идущих на встречу медсестер, мило улыбаясь каждой из девушек.

— А наладить тесный контакт с его матерью не моя забота — направляясь мимо стойки регистратуры, где стояли в очереди пациенты, получая амбулаторные талоны и карточку для приёма — Если он выберет забыть её и жить дальше, кто я такая, чтобы это оспаривать

— А почему она только сейчас, о нём вспомнила? — внезапно проявил интерес Коновалов

«Впервые такое чувство, что Коновалов заинтересовался судьбой моих пациентов, с чего бы это или это такой хитрый подход», ухмыльнулась Оксана, посмотрев на своего кавалера свободной рукой, держась с мужчиной под руку, коснулась объёмного листа фикуса, что рос в вестибюле.

— А с чего это вдруг такой интерес к жизни моего пациента — посмотрела Оксана на мужчину, с которым шла под руку, подходя к закрытым деревянным входным дверям, отпуская руку кавалера, коснулась пальцами деревянной длинной ручки — Как будто их судьбы могут как-то на тебе отразиться?

— Могут — заверил Коновалов, обвивая нежно рукой талию Оксаны, прижимая к себе — Они могут тебя огорчить и моё сердце не вынесет твоих страданий

Нежность поразительной ноты шепота мужчины под ухо Оксаны, находясь в его объятиях, завела в ней искорку страсти, выражая это блеклым розовым румянцем на щеках. Потянув на себя дверь, смутилась тому, как за открытыми дверями в тамбуре, больничных дверей, стояла молодая парочка парня и девушки. Стоя в углу под светом дневного светильника, молодые люди, отвлеклись при появлении Оксаны, что сгибая эффектно ногу, выказывая эротический узор кружевных черных чулок, вошла в тамбур, звонко стукнув каблуками черных туфель по бетонному полу. Ощущая запах скопившийся запах, благодаря работающим тепловым завесам по обеим сторонам этого скромного помещения нагоняя атмосферу приятного ласкающего теплого воздуха. Завораживая стихия аромата «Nuelle Innocent Dilis Parfum», которым так приятно тело голубоглазой шатенки, в черной меховой шубке, эффектно согнув ногу опираясь каблуком зимних сапог на деревянную поверхность обивки стен. Столь естественная сила этого запаха сводила с ума верхними нотами пиона, цветка персика и чая. Базовой стихией нот этого аккорда служила палитра вкусов кедр, османтус, петитгрейн. Сокрушающей разум шлейфом этого бесподобного аромата были, нота сердца, их бесподобная композиция вобрала в себе запах амбры, волшебную гармоничность мускуса и божественный оттенок сирени.

— Малолетки целуются — шепота произнесла Оксана, обращаясь к мужчине, что входил за ней следом в тамбур больничных дверей — Давай не будем их смущать — предложила она, обернувшись, выражая похоть распущенной улыбкой

— Давай может просто, пойдём домой — предложил Коновалов, когда Оксана, подходя к уличной двери, потянула её на себя, ощущая при этом вызванную прохладу потока что ворвался с улицы

— Я ужасно проголодалась — высказала, своё желание Оксана, перешагивая через высокий порог открытой двери, чувствовала знойную прохладу зимы, что окутывала её тело, как только она ступила на занесенное покровом снега крыльцо — Может, заскочим в какую-нибудь закусочную?

— Уверяю тебя — вновь дотрагиваясь до талии Оксаны, заверил Коновалов, поправляя другой рукой капюшон на её голове — Дома я приготовил для тебя шикарный стол и если поспешишь домой может еще успеешь, пока не остыло

Пелена густого зимнего тумана, окутало пространство больничного дворика, в сочетании с падающим мелким снегом, что словно хлебная крошка, падал на землю, крыльцо, крышу больничного здания, голые ветки деревьев, озябшие от листвы кусты, окутывал покровом зимней стужи голубые растущие ели. Воздух был пропитан холодом, запахом снега, приятная зимы, позволяла дышать Оксане почти в полные лёгкие, раскрывая алые губы, выдыхая плотный поток горячего пара, ощущая, как каждая клеточка внутри неё, пропитывается холодом зимы. Ступеньки каменного крыльца больничного здания, посыпались мелкими снежинками, когда раздувая их тут же морозный ветер поднимал, кружа вихрем карусели вверх, рассыпая потом вновь в падении. В больничном дворике почти никто не гулял, лишь пожилая женщина, с тростью в руке, медленно направлялась по тротуару, к входу, больничного здания. Дворовой пёс, назойливо лаял в парке красивых голубых елей, даже голуби, в этот пронизывающий стужей мороз, укрылись от холода на теплой чердачной крыше. Укутанная в дыму выхлопных газов, тихо тарахтела газель скорой помощи, остановившись, сдавая задом к крыльцу приёмного покоя.

— Уф…. как же холодно — вздрогнула Оксана, чувствуя как пронизывал её холод пробираясь за покров белого её зимнего пальто — Где ты оставил свою машину? — спросила она оглядывая стоящие в больничном дворике четыре машины, медленно спускаясь по ступенькам больничного крыльца

— Тут недалеко — завели Коновалов, прижимая рукой за талию Оксаны, её тело к себе — Ты уже замерзла? — достаточно ласково коснулся он, пальцами другой руки, стряхивая у неё на носу упавшую снежинку

— Ты ведь согреешь меня? — выражая соблазн эротического влечения, тихо спросила Оксана, ступая на асфальтный тротуар

— И не только — уверял Коновалов, направляясь вместе с Оксаной по тротуару к стоящим машинам, снег которых окутал корпус тонким слоем одеялом зимы — Ты ведь сегодня в больницу не собираешься

— Всё будет зависеть от ситуации — красиво выражая улыбку алых губ на лице, ответила Оксана, спуская с тротуара, подходя к черному седану, стёкла которого были покрытым тонкой изморосью

— От какой еще ситуации — удивил Коновалов, доставая из кармана черного пальто, что было на нём, автомобильные ключи — Что ты этим хочешь сказать?

— Постой-постой — возразила Оксана, коснулась руки мужчины, когда он нажатием кнопки на брелке, открыл электронные замки дверей этого роскошного черного автомобиля — Ты что сам поведешь?

— Ты так говоришь, как будто я, ни разу, машину не водил — ухмыльнулся в ответ Коновалов, открывая водительскую дверь

— Извини, конечно — быстро и нагло Оксана выхватила ключи из рук Коновалова — Но я этого конечно не видела, как ты водишь и поэтому, боясь за свою жизнь, можно и даже с удовольствием за рулём побуду я

— А ты не подумала, что это тебе может дорого тебе обойтись — делая тонкий намёк на похоть, ответил Коновалов, обходя машину спереди — Уж не знаю, как ты будешь со мной расплачиваться

— Ну, думаю, я именно этот вопрос решу

Располагаясь в теплом удобном кресле, обивка которого была сделана из приятного на ощупь слоя алькантары, уверяла Оксана, вдыхая глубоко пропитанный в салоне запах мужского парфюма.

— Могу заверить, тебе понравиться — ухмыльнулась Оксана, закрывая тут же за собой дверь, чувствую влияние проникающего холода с улицы

— Как будто у меня есть выбор — заигрывая с Оксаной, влез в салон Коновалов, усаживаясь на переднее пассажирское кресло

— Если ты вот сейчас дверь не закроешь — сурово произнесла Оксана, встав ключ, что держала в руке в замочную скважину рулевой колонки — То у тебя его точно не будет — провела она большим пальцем другой руки по значку BMW на руле

— Холод собачий — согласился Коновалов, настраивая тут же поток работающей печки в салоне роскошного седана

— Не-то слово — поддержала Оксана, чувствуя нежной кожи ладони гладкую рукоятку коробки переключения скорость на которую положила свою руку — Может, всё-таки заедим в кафе?

— Я тебе уверяю

Обещал Коновалов, положив приятную мужскую ладонь на колено к Оксане, когда она медленно высвобождая ногу из-под покрова белой шубы демонстрировала перед ним свою красоту. Момент завораживающего теплого прикосновения вызвал в Оксане ураган неугасающих эмоций. Сгорая в ритме сексуальных эмоций, Оксана прикусила краешек губы, ощущая всем телом, что импульсом возбуждающего порочного желания, который кружил голову в ней от ласки приятного касания.

— Дома тебя ждёт праздничный стол

— Ну, смотри мне

Выражая похоть в собственном голосе, пригрозила ему Оксана, выжимая каблуком черных туфель, педаль сцепления, переключила рукоятку скоростей на первую передачу, выжимая другой ногой педаль с газом.

— Если ты меня обманешь, я тебе не знаю, яйца нахрен отхуячу

Отпуская педаль сцепления, Оксана резво тронула автомобиль, с места вынуждая его швырять снег из-под всех четверых резвых колес черного мощного протектора, приятным хрустом быстро вминая его.

— И я не шучу — выражая взглядом голубых лазурных глаз серьезность своих намерений, кокетливо повторила свою угрозу Оксана, выворачивая резко руль, когда машину понесло юзом

— И это ты считаешь нормальной ездой — схватившись за ручку над головой, выразил впечатление Коновалов, с ужасом в глазах наблюдая как Оксана, пуская автомобиль в плавное скольжение между рядом собравшихся около тротуара машин — Ты что творишь?

— Да не беспокойся — заверила Оксана, выворачивая опять вновь круто руль, повышая передачу до второй, выжимая газ в пол, вырулила со свистом, швыряя снег, оголяя протектором шин асфальт, вылетела на деревенскую дорогу — Я постоянно так езжу

— Вот поэтому, лучше бы за рулём — вредничал Коновалов, выражая испуг в глаза, смотрел с ужасом как крупинки тысяч мелкого снега стеной осыпали лобовое стекло его автомобиля, окутывая его плотным потоком облака — Сидел я!

— Ну, тогда мне бы, было бы, просто скучно — ухмыльнулась Оксана милой улыбкой, вызывая рык неистовой механической мощи, под капотом автомобиля, направила его по деревенской дороге, напротив которой слева находился деревенский крытый рынок — Ты же ведь обещал выполнять все мои желания

— А не слишком ли ты много хочешь? — возмутился Коновалов

— Ой, Серёжа поверь! — рассмеялась озорным смехом Оксана, играя с коробкой передач, пуская машину в занос, швыряя снег, входя в момент скольжения, вошла в плавно поворот, направляя машину параллельно площади администрации — Это только начало

***
Плотная пелена тумана, стала рассеиваться, когда автомобиль медленно ехал по большим сугробам засыпанной снегом дороги. Покров необъятной прелести белизны снега, окутывал крыши деревенских домов, растущие деревья на деревенской улице и в садах за высокими деревянными и кирпичными заборами. Ветер постепенно усиливал своё влияние, усиливая нарастающий поток, чуть раскачивал автомобиль, сдувая снег с крыш и на деревьях. С деревенской речки, что текла, не переставая в эту зимнюю пору, плотным покровом испарения валил густой пар. Деревенские пса все как один от скуки облаивали проезжающие мимо их домов машины, проходящих рядом людей. С труб дымоходов некоторых домов, валил плотным клубом белый дым, извергая в морозный, пропитанный холодом и ароматом снегом, вкус сгорающей древесины и оттенок запаха пепла. Красивым инеем вырисовывал мороз узоры на окнах некоторых домов, расписывая их сказочной краской зимы.

— М…. Серёжа ты меня искушаешь — промурлыкала Оксана, ёрзая попкой в удобном водительском кресле — Ты правда на всё это ради меня готов? — спросила она, направляя автомобиль к закрытым воротам дома, остановила машину в метре, не доезжая до них

— Ты ведь этого заслуживаешь

Нагнувшись к Оксане, прошептал Коновалов, нагнувшись к Оксане, открыл другой рукой дверь, впуская в теплый, прогретый работающей печкой в салоне автомобиль зимний холод.

— И не только этого — добавил потом Коновалов, лаской упоительного пением страсти шепота, медленно его пальцы, что были под пальто Оксаны, коснулись кружевного узора её черных чулок

— М… что это на тебя нашло — изнывая от сильного сексуального возбуждения, простонала Оксана, медленно постукивая каблуками черных туфель чувствуя, как горячие настойчивые пальцы этого мужчины чуть прошли дальше, переходя с чулок на кожу ног — Ты заставляешь меня…..

— Давай оставим машину здесь — предложил Коновалов, убирая пальцы с колена Оксаны, медленно вылез на улицы, оставаясь стоять у открытой двери, чуть нагнувшись в салон автомобиля, держась пальцами одной руки за дверь — А я её потом загоню

«Как бы мне хотелось, чтобы твои пальцы еще хоть на, чуть-чуть задержались, у меня на коленке, вот зачем ты их только убрал?», нахмурила Оксана губки, отчаянно вздохнув, медленно открыла дверь, с водительской стороны.

— Сиди Оксана — обратился Коновалов обходя машину спереди, подошёл к открытой водительской двери, когда Оксана повесила сумочку, что была между двух передних сидений, к себе на плечо

— М…. Серёжа — ухмыльнулась красивой улыбкой Оксана, заметив протянутую ей руку кавалера, что стоял на улице, дышал паром жаркого дыхания на его черные волосы, плечи черного пальто падал мелкими крупинка снег — Ты так заботишься обо мне

— Потому что я люблю тебя

Ответил нежностью приятного, согревающего, для Оксаны, слух голоса Коновалов, когда она, взявшись за его руку, медленно покинула салон теплого роскошного автомобиля.

— Разве ты этого еще не поняла? — спросил он, обвивая руками талию Оксаны, позволяя ей попасть в его мужские объятия

— Поняла — прикасаясь подбородком к прохладной колкой поверхности черного мужского пальто, шепотом ответила Оксана, обвивая обеими руками плечи мужчины, ощущала на себе влияние пронизывающего холода — И я очень замерзла

— Ох… прости — взяв из рук Оксаны ключи от машины, закрыл за ней водительскую дверь, нажимая на кнопку брелка, включая в работу автомобильную сигнализацию — Я совсем забыл, что ты без зимней обуви

— И шубки — выражая легкую застенчивость, Оксана похлопала в ответ длинной прелестью ресниц, чарую мужчину взглядом топазных, голубых глаз

— Не выйдешь больше у меня из дома больше в таком виде

Строгостью заботливого голоса, упрекнул Коновалов, взяв Оксану под руку, направляясь по дорожке осыпанной выпавшим снегом, подошел к закрытой калитке больших железных.

— Не хватало еще, чтобы ты перед нашей с тобой свадьбой заболела

— Но ведь ты-то меня вылечишь — пленяя голубой красоты взгляда своего кавалера, заигрывая с ним, спросила Оксана, коснувшись кончиками прохладных пальцев его плеча, стряхнула с него выпавшей только снег — Своей горячей любовью — нежностью тонкого аккорда голоса, прошептала она под ухо мужчине

— Сначала тебе стоит отогреться и плотно перекусить — заверил Коновалов, открывая дверь поворотом ключа, вставленного в замочную скважину

— Какой ты у меня настырный — нахмурила Оксана кокетливо губки, вильнув перед мужчиной красотой бёдер, когда он открыл дверь, толкая её вовнутрь

Пышные макушки кедров, возвышающиеся за кирпичным периметром забора, возносились ввысь, окутанные снегом их объёмные ветки хвои, были покрытым толстым слоем опавшего на них снега. Каменная декоративная плитка в ограде этого дома, по которой звонко стукая каблуками Оксана, развеивая снег при каждом шаге, выражая особую диковинную атмосферу ограды этого трёхэтажного дома. Воздух помимо снега и запаха мороза, был пропитан ароматной естественной прелестью вкуса хвои, что излучали кедры, растущие рядом с этим домом. Просвет дневного солнца, в этой местности, словно закрывали плотным покровом пышные макушки растущих кедров в этом небольшом диковинном леску.

— Как же у тебя тут холодно — вздрогнула Оксана, поднимаясь по каменным ступенькам, что словно врезались в землю лесного небольшого холма, на котором и располагался дом

— Это не у меня холодно — рассмеялся Коновалов, поднимаясь следом за Оксаной держа руки на её талии — Это на улице холодно

— Надеюсь, любовь — выразила собственное мнение Оксана, поднявшись на последнюю ступеньку, стоя на крыльце большого дома — Твоих жарких объятий в постели меня согреет — встала она у его закрытой двери, взявшись за ручку предвкушая приятный ответ, посмотрела на мужчину

— Оксана только пообещай — заботой, подражающей любимому человеку, обратился Коновалов, вставляя ключ в замочную скважину закрытой двери, сделал им легкий поворот — Что ты будешь о себе заботиться — на удивление Оксаны со стороны этого мужчины исходила просто поразительная забота

— Нет, пообещай мне ты! — возразила Оксана, толкая пальцами дверь, как только мужчина вытащил из её замочной скважины ключ — Что ты будешь обо мне заботиться, я же ведь за тебя замуж выхожу — перешагивая через высокий порог открытой двери, гордо заявила она, входя в темную атмосферу дома

Шторы на окнах гостиной этого дома были наполовину прикрыты, создавая и так за счет, тени окружающего кедрового леса, легкий сумрак. В камине из гостиной было слышно, как тлели угли, их блеклое розовое свечение едва было заметно на входе у открытой двери, через которую вошла Оксана. Атмосфера гостиной комнаты, была пропитана изумительным ароматом роз, что своим влиянием даже насытил воздух в прихожей, его естественная сила запаха чувствовалась даже при открытой двери из которой. Обстановка играющих в гостиной теней в сочетании с розовым приятным свечением, что доносилась из камина, когда Оксана вошла в гостевую комнату звонко стукая каблуками по белому глянцевому полу. Аккуратно касаясь пальцами пышного капюшона белого пальто, Оксана скинула его с головы, чувствую приятную завораживающую атмосферу тепла. Большой стол, накрытый белоснежной скатертью, сразу же привлёк внимание Оксаны изобилием разносортных блюд, а бутыли красного, багрового по цвету вина вызвали в её состоянии неутолимую жажду. Серебряные подсвечники в виде трезубца стояли по краям стола, вся эта обстановка напоминала скорее романтический ужин со стороны Коновалова, что он сам приготовил.

— Проходи, располагайся — закрывая дверь, встал Коновалов у входа, за спиной у Оксаны, дотрагиваясь рукой её талии — Разреши мне за тобой поухаживать

— М…. ну раз ты так любезен

Ощущая приятное влияние тепла и учащенный такт дыхания мужчины у себя под ухом, заигрывая с мужчиной, повела губками Оксана. Руки этого ласкового кавалера, что обвили талию Оксаны, медленно и очень плавно огибая изгиб скрытых сексуальных бёдер, медленно пальцами подбирались к пуговицам белого пальто.

— И как я только могу тебе в этом отказать? — почувствовала Оксана пальцы Коновалова, что стоял у неё за спиной, как они медленно расстегивают пуговицы белого пальто, что было надето на ней

— Я просто не вижу в этом — расстегивая пуговицы белого пальто Оксаны, нежной нотой шепота прошептал он ей под ухо — Причины для отказа — медленно и очень аккуратно мужчина начал снимать с неё пальто

— Ты такой убедительный — ответила столь же приятным аккордом собственного голоса Оксана, медленно и столь эротично освобождаясь от верхней одежды

— Проходи, располагайся — повторил еще раз свою просьбу Коновалов, направляясь к вешалке в прихожей, держа в руках пальто Оксаны

«Пожалуй, он грамотно мечтает развести меня, но в тоже время мне и самой не помешал бы крепкий, я бы даже сказала жаркий секс, я всё же предоставлю ему такую возможность, но перед этим немного поиграю с его чувствами», ставя ноги крест-накрест, Оксана, медленно стукая каблуками по глянцевому полу гостиной направилась к накрытому столу.

— Я займу вот это бело кресло — твердо решила Оксана, проходя мимо стола, постукала по его гладкой, шелковой поверхности скатерти коготками — Ты ведь не будешь против, поухаживать за своей невестой, сам?

— Я вообще-то думал, ты выберешь диван — донёсся голос Коновалова из прихожей

— Но я выбрала кресло — подходя к белому мягкому креслу, спинка которого была повернута к камину, заявила Оксана, расправляя обеими руками юбку на бёдрах, села в кресло, положив ногу на ногу — Надеюсь, ты одобришь мой выбор

— Ты не оставляешь мне выбора — вошёл мужчина в гостиную уже без верхней одежды

— А разве он у тебя, должен быть? — ухмыльнулась Оксана, специально, кончиками пальцев одной руки закатала чуть юбку, выражая красивый узор надетого на её ногах чулок — У нас с тобой вся ночь впереди, поверь, выбор у тебя будет, да и не один, по крайней мере, я так считаю

— Какая ты жестокая — обратил мужчина пристальное внимание на кружевной узор чулок, что были на стройных ногах Оксаны

— Давай может быть — предложила Оксана, взяв в руку серебряную вилку, что лежала на столе перед ней, протянула её в руки своему кавалеру, что так пристально выказывая долю порочного искушения на неё смотрел — За мной поухаживаешь?

— Я надеюсь, ты понимаешь — заигрывая с Оксаной, подошёл Коновалов к креслу, в котором она сидела, взял у неё из рук предложенную вилку — Чем может для тебя закончиться эта ночь, если ты будешь продолжать дальше так себя вести

— Дорогой Серёжа, я надеюсь, ты понимаешь

Облокотившись на спинку мягкого кресла, кокетливо возразила Оксана, выражая взаимность порочным распутным взглядом своему мужчине, пригрозила игриво ему указательным пальцем.

— Что чтобы достичь того что ты искренне сейчас хочешь

Расстегивая верхние пуговицы белой надетой блузки, говорила Оксана, выказывая краешек кружевного черного бюстгальтера скрывавшейся за её тонкой тканью

— Тебе придётся очень сильно постараться — предупредила его Оксана, понимая по своему эмоциональному и романтической обстановке заранее что она сама отдаться ему в руки

— Я постараюсь, насколько это будет возможным для меня — взял он одной рукой стоящую рядом бутылку с вином, а другой рукой, наколол кончиком вилки смачный кусочек курицы

Продолжительные два часа, Коновалов рассказывал Оксане, продолжая за ней ухаживать о событиях прошедшей между ними первой попытки любви. Свечи на столе, горели ярким пламенем, выражая пламенной страстью ритма, тенистые оттенки, которых так красиво вырисовывались по стенам помещения этой гостиной. По периметру на стенах, в гостиной, были расположены колонки акустической системы, что играли плавный мелодичный ритм dubstep музыки, один их только аккорд при звучании вызывал у Оксаны миллион сексуальных эмоций и порочного желания отдаться своему кавалеру. Крепость приятной сладости вина, что пила Оксана с бокала, держа на кончиках пальцев другой руки крупную виноградину, дурманила рассудок, словно убеждая под градусом алкоголя поддаться эротическому инстинкту и соблазнить мужчину танцем.

— Ты так сильно налегаешь на курицу — подметил с усмешкой Коновалов, наполняя вновь для Оксаны бокал с вином — Как помнишь раньше, когда ты еще была в школе и тебя была одноклассница

— Да, но я-то ведь в отличие от неё не курица — взаимной улыбкой ответила Оксана — Если ты конечно об этом

— Никак не могу понять — восхищался Коновалов — Ты себя не в чем, не ограничиваешь, даже в жирной пище, хотя как врач прекрасно знаешь её вред и всё равно остаешься такой божественной королевой

— А причём здесь жирная пища? — смакуя прелесть поджаристой корочки мяса во рту, Оксана тут же запила сладкой прелестью вина — Дурак ты Коновалов и лучше не начинай, если я тебе такая не нравлюсь……

— Да нет — словно испугавшись, возразил Коновалов отходя к противоположному креслу, на другую сторону стола — Возьми хотя бы холестерин — говорил он сейчас совсем не по теме, пытаясь поддержать нормальный разговор

— Холестерин……?!

«Биохимия крови показала, как сильно был повышен холестерин мальчика, интересно, что в таком юном возрасте, может вызывать рост этого показателя, вместе с тромбоцитами», размышляла Оксана, выказывая задумчивый выразительно красивый, пьяный взгляд голубых лазурных глаз.

— Так же иммуноглобулин, тромбоциты и СОЭ — перечисляла Оксана, вспоминая анализ биохимии крови — Лейкоциты, креатинин в крови был сильно повышен — начиная говорить уже пьяным голосом, пытаясь вообразить картинку предоставленного ей анализа пациента, вцепившись руками в подлокотники кресла

— Прости ты о чем? — не понимая спросил Коновалов, замечая, как Оксана, держась за подлокотники кресла в котором сидела, медленно встала, выгибая спину, выказывая прекрасный объём сочной груди — Оксана куда ты?

— Высокий уровень тромбоцитов позволил образоваться коронарному тромбозу правой коронарной артерии

Размышляла Оксана вслух, вставая с кресла под прекрасную динамичную ритмом музыку dubstep, прекрасно сгибая ногу в колено. Словно поддаваясь его завораживающему аккорду, Оксана выражала перед мужчиной эластичность собственных бёдер, выказывая специально круженой эротический узор, резинки её черных чулок. Пленяя взор кавалера, что сидел в кресле, любовался движению мелодии такта музыки, как Оксана красиво вырисовывала перед ним упругий силуэт ягодиц, заводя обе руки, за спину касаясь, пальцами их рельефной поверхности. Чуть запрокинув голову, повернув набок, Оксана позволила роскошным прядям золотистых волос градом необузданного потока осыпать пышным пучком плечи, завиваясь в кольца на середине спины.

— М…. кровотечение в ЖКТ — рассуждала Оксана, окутываясь в медленную пучину эротического танца перед мужчиной, что сидел в пару метрах — Его что-то вызвало

— Постой-постой ты что! — удивился Коновалов, выражая тоном голоса обеспокоенность — Оксана ты, что пьяна? — с ухмылкой на лице мужчина медленно встал с кресла, в котором сидел, направляясь навстречу к Оксане

— А может это сильно похоже на то

Выражая в каждом шаге красоту собственного тела, Оксана, двигаясь в такт динамики эротичного ритма dubstep, медленно подошла к кавалеру, положив руки к нему на плечи. Расставив ноги порознь, Оксана, выгнув спину, выставив шикарную форму груди, почувствовала как жар теплых ладоней, пальцы которых легли на её ягодицы, когда она так перед самцом красиво вырисовывала красоту изгиба собственного таза.

— Как я просто приглашаю тебя на танец

Пленяя кавалера плавностью изгиба своего тела, произнесла Оксана, лаской сексуального шепота произнесла ему под ухо, выпуская при этом, горячий поток возбуждающего воздуха, что прекрасно сливался воедино со стойкостью выпитой крепости сладкой прелести алкоголя.

— Ты ведь мне не откажешь?

Интересовалась Оксана, рядом с раскрытыми губами мужчины, едва касаясь их жарким сладким касанием собственных губ, высунув свой язычок, чуть коснулась их, огненной пылкой поверхности.

— Так ведь? — нежностью убедительного голоса, спросила Оксана, чувствуя терпкий вкус коньяка от мужских губ

Сливаясь в момент танца с губами мужчины воедино страстной прелести поцелуя, Оксана, обвивая руками его шею, позволяя неистовому пылкому кавалеру, что с трепетом дыхания выражал искушения, жадно трогать свои ягодицы. Ощущая сладость вкуса коньяка в сочетании с мужской слюной, Оксана чувствовала, как настойчиво мужчина повиливал ею в момент поцелуя, взявшись рукой за бедро, вынудил её согнуть ногу в колено, держа её крепкими пальцами. Начиная стонать сладкими нотками собственного голоса, Оксана сильно была возбуждена, ощущая запах парфюма мужчины в объятиях которого, она находилась, тонкий аккорд одного только природного кедра сводил с ума, когда в гостиной так пахло розами, вкусом тлеющего воска и так динамично звучала музыка dubstep. Играя роскошной упругой красотой бёдер, находясь в оковах крепких рук мужчины, Оксана старалась выражать перед ним свою непокорность и необузданность, знойно начиная вилять тазом.

— Ты меня искушаешь? — изумилась Оксана в пьяной улыбки, перед мужчиной чувствуя приятный крепкий запах алкоголя от мужских губ, что сладостью потока обжигали её губы

— Почему ты такая неподвластная? — выражая похоть в такте звучания голоса, спросил Коновалов, крепко сковав пальцами ягодицы Оксаны, прижимая её изнывающее в стонах тело к себе

— А какая я должна быть для тебя? — прикусывая краешек губы, отошла Оксана от мужчины, как только он отпустил её ногу, медленно пальца расстегивая оставшиеся пуговицы на белой блузке

— Просто, оставайся такой

Коснулся он пальцами золотистых пышных распущенных волос Оксаны, тыльной стороной ладони провел пальцами по её щеке

— Какой ты есть сейчас, не надо ни для кого, меняться — тут же прикоснулся он обеими руками к плечам Оксаны, помог с легкостью освободиться от шелковой белоснежной ткани, что скрывала красоту её тела — Даже для меня

— Даже для тебя?

Повернулась спиной Оксана, заигрывая с мужчиной, к которому прижималась своими ягодицами, стоя посреди гостиной, почувствовала, как наглость его рук тут же обвила её талию.

— Надеюсь, ты понимаешь — повела губками Оксана, почувствовав пальцы своего кавалера, как они своей настойчивостью вцепились в бляшку её ремня черной юбки — Что ты говоришь

— Я отлично понимаю, что сейчас будет — достаточно ловко Коновалов расстегнул бляшку ремня юбки Оксаны — Если ты, конечно, не возразишь мне

— А какой смысл мне?

Ухмыльнулась роскошной улыбкой алых губ Оксана, виляя перед мужчиной своим изящным тазом, позволяя его рукам снять медленно и плавно под такт динамичной играющей в гостиной музыки, черную юбку.

— Лишать себя удовольствия

Запрокинув голову к мужчине на плечо, Оксана чуть обернулась, посмотрев на него покорным возбужденным лазурным взглядом, сгибая ногу в колено, переступила через лежащую на глянцевом полу юбку. Представ перед мужчиной в нижнем белье, Оксана специально выражала кружевной их эротический узор, эффектно выказала перед ним свою эластичность бёдер.

— Я ведь не такая дура, какой ты меня считаешь

— Ты гениальный врач — гордо заявил Коновалов, положив жаркие ладони на талию Оксаны, вынудил её повернуться к нему лицом — И ты та которую я готов любить вечно

— Да…. — изумилась в извращенной улыбке Оксана, касаясь коготками пуговиц белой рубашки одетой на мужчине — Как сладко ты умеешь петь, когда так рьяно количество гормона, что отвечает за страсть в твоём теле, перенасыщает тебя

— Вечно ты всё выражаешь в математику

— Причем здесь математика? — игриво коснулась Оксана кончиком коготка указательного пальца носа мужчины, полностью оголив его торс, от оков скрывавших его кожу пуговиц — Глупенький, я просто вижу, как ты хочешь меня — сорвала она так же нагло рубашку с его тела, позволяя ей упасть на пол

— Прям готов уже тут — подхватил он быстро Оксану, вынуждая её от эффекта неожиданности взвизгнуть, держа её крепкими руками за бёдра, к себе на руки

— Ай…. — взвизгнула Оксана в этот момент, когда мужчина держал её, за область бёдер, на руках, рассмеявшись потом пьяным изумительным смехом обвивая шею кавалера, прижалась к его телу

— Пойдём в комнату? — предложил Коновалов, держа Оксану на руках

— Только так — согласилась Оксана, с мыслью мужчины, оставаясь у него на руках — И только после того, как я выключу твою музыку

— Голова болит? — взволнованно спросил Коновалов, проходя мимо стола, держа Оксану на руках

— Нет, просто кружиться, я уже не могу ничего понять — ответила Оксана, схватив пульт от акустической системы, легким нажатием кнопки погрузила комнату в тишину — Пускай лучше так

— Согласен — поддержал эту идею мужчина

— А давай может тут — предложила Оксана, оставаясь на руках мужчины, положила пульт на стол, мимо которого он пронёс её тело — Зачем нам идти в комнату

— Ты серьезно? — удивился такому решению Коновалов, остановившись у ступенек лестницы, что вела наверх дома

— Да — ответила Оксана, покивав слегка головой — Хочу чувствовать жар от камина вместе с прикосновением твоих наглых рук

— Ты с ума сошла — рассмеялся Коновалов, посчитав эту идею забавной

— С чего ты взял? — поинтересовалась Оксана, когда мужчина медленно опустил её, поставив на глянцевый пол — Я же ведь тоже этого хочу — прошептала она, раскрывая перед губами мужчины свои губы, выдыхая в них сладость, насыщенную крепостью вина, горячий воздух

— В таком случае…. — обвивая тело Оксаны, мужчина коснулся жаром пальцев застежки её кружевного бюстгальтера, с легкостью успел расстегнуть

— Нет-нет! — возразила Оксана, с легкостью освободилась от объятий мужчины взяла его за руку и повела к белому мягкому дивану — Ты ведь не думал, что будет всё так скора

«Какой он всё-таки ловкий», почувствовала Оксана, повела в этот момент губами, ощущая как оковы сочной груди, сжатой в черном кружевном бюстгальтере, быстро ослабли.

— Будет так — взявшись за плечи Оксаны, Коновалов вынудил её обернуться к себе, когда она подошла уже к дивану — Как ты этого захочешь — заверил он

— Да только вот почему — почувствовала Оксана, когда мужчина, держа её за руку, повернув к себе лицом, как бюстгальтер что был у неё на груди, медленно оторвал подушечки, мягких чашечек, от её розовых твердых сосков — Мой лифчик упал на пол, когда я этого совершенно, сама не хотела

— Просто без него — ответил мужчина рядом с губами Оксаны, пленяя её сознание изящной палитрой своего одеколона и терпкостью терпкого аромата коньяка — Ты выглядишь естественней

— Вот значит как! — ухмыльнулась Оксана, быстро вцепившись в ремень черных мужских брюк Коновалов — Тогда без брюк, ты выглядишь естественней — с легкость расстегнула она его ремень и тут же потянула за собачку молнии его ширинке

— В самом деле? — как будто что-то замышляя, спросил Коновалов, проникая большими пальцами, обеих рук, резинки черных кружевных трусиков Оксаны, когда жар его ладоней лег на её ягодицы

— Ты, в самом деле, этого хочешь? — поинтересовалась Оксана, спрашивая мужчину, раскрывая перед его губами свою алую красоту, пылающих жаром губ — Ты же понимаешь, назад пути уже не будет, по крайней мере, у тебя

— А я и не хочу назад — заявил Коновалов, когда Оксана, словно королевская кобра, начала искусно перед ним, повернувшись вновь спиной, вращать тазом, пленяя красотой изгиба собственного тела

Медленно завораживая трением, скольжения резинки черных трусиков, мужчина начал снимать их с Оксаны, когда она перед ним так красиво танцевала, поддаваясь власти искушения его нежности жарких пальцев и дурмана власти алкоголя, что опутал её разум. Поразительной лаской обаяния Коновалов, присаживаясь на одно колено, медленно снял трусики с Оксаны. После чего Оксана, красиво сгибая ногу в колено, выражая перед мужчиной упругую красоту ягодиц, перешагнула через, кружевные черные трусики, что лежали на полу.

— М….. — промурлыкала Оксана, почувствовав, всю тонкость ощущения, от жара прикосновения мужских пальцев, что огнем приятной ладони скользили по её изогнутой спине, когда она стояла спиной к мужчине так красиво выражала достоинство своего тела

— Ты божественно прекрасна, богиня — выразил своё мнение Коновалов, продолжая оставаться на одном колене перед Оксаной, когда она повернулась к нему лицом, ощущая жар мужских ладоней на своем теле — Моя богиня — продолжая держать руки на её бёдрах

— А ты мой — смущаясь открытых чувств, которых мужчина испытывал к ней, выражая прекрасную красоту улыбки пьяных губ, улыбнулась Оксана, садясь на колени рядом с мужчиной, обвивая руками его лицо, чувствуя ладонями колкость его щетины — И только мой

Чувствуя пылкость дыхания в этом жеребце, Оксана понимала как безумно, мужчина поддался власти сексуального влечения, словно сгорал в порочном соблазне искушения. Жаркие ладони ласкали тело Оксаны, руки мужчины гладили силой волшебного трения, голую кожу её приятной бархатистой кожи. Каждая клеточка тела и всё сознание Оксаны желало, вкусить крепость нефритового стрежня этого самца, как только она нагло проникла руками в его нижнее бельё, касаясь нежностью ладоней его члена. Ощущая жар горячего желанного дыхания от губ кавалера, поток которого пленил к себе соблазном, слиться с ними, Оксана тут соединилась, с губами мужчины, в прелести горячей страсти поцелуя.

Искушая себя хищной страсти поцелуя, Оксана, положив руки на крепкие плечи, оголенного торса мужчины, начиная стонать в момент сильного возбуждения. Коновалов не отрываясь от жарких, манящих порочных губ Оксаны, снял с себя нижнее белье. Оксана так старательно ерзала пальцами по напряженному пенису мужчины, делая его абсолютно крепким и желанным. Мысли Оксаны словно возжелали ощутить у себя во рту вкус члена этого самца, обогатить его стебель, по которому она, не переставая водила пальцами, обеих рук, изобилием своей слюны, прежде чем допустить, проникновение в себя.

— М….. — простонала Оксана, облизывая губы, отрываясь от жарких, пылающих огнем порочной страсти губ мужчины

— Что ты собираешься делать? — удивился Коновалов, вставая с колен, обращая внимание как Оксана крепкой хваткой вцепилась в стебель его члена, что был насыщен прочным пороком страсти — Давай хотя бы уйдём с пола

— Я тебя никуда не отпущу — следуя за мужчиной держась за его гениталии обеими руками, медленно подошла с ним к белому мягкому дивану

— А я и никуда не собираюсь — предельно аккуратно, заигрывая с Оксаной, Коновалов сел на диван

— Так-то это касается твоего члена — изумилась в улыбке Оксана, забираясь на диван к мужчине, продолжаться держаться за него руками — Теперь я заявляю на него, своё право собственности

Располагаясь, стоя на четвереньках над коленями мужчины, тихо прошептала Оксана, выпуская с губ горячий, насыщенный стойкостью вина, воздух на напряженную пульсирующую ритмом желания головку, пениса мужчина. Прикосновение жарких ладоней мужчины, к выставленным ягодицам Оксаны, когда она стояла на четвереньках над его коленями, будоражило колкостью чувств, рассудок. Легким касанием прохладного, пропитанного слюной, кончиком языка, Оксана провела по стеблю пениса мужчины, начиная от его гениталий. Чувствуя, каждую пульсирующую неистовым напряжением каждую жилку члена самца, Оксана завершила этот жест круговым движением языка по его головке, ощущая слюной вкус его выделяемой смазки. Не придавая совершенно значения тому, как руки мужчины крепко обвили её бёдра, Оксана медленно скользила губками по стеблю его члена, оставляя на его поверхности алый след размазанной прелести помады.

Медленно ёрзая губами по стеблю пениса мужчины, Оксана почувствовала прикосновение его жаркой поверхности ладони к своему животу. Другой рукой провел, будоражащим ощущением тонких чувств, подушечкой указательного пальца по возбужденной промежности половых горячих губ Оксаны. Поддаваясь власти искушения таких тонких и в тоже время мастерских чувств, что дарил этот ярый кавалер, Оксана медленно закрыла глаза, медленно скользила губами по стержню члена мужчины, приближаясь к его гениталиям. Рука мужчины, что была на животе у Оксаны, когда она стояла над его коленями на четвереньках, медленно ползла, шершавым приятным трением пальцем приближалась к её гладкому лобку. Пытаясь выразить довольство улыбкой, Оксана поразительно нежно провела обратно губами по члену самца, смачно облизывая губами его раскаленную пульсирующую головку. Медленно пальцы мужской руки, ладонь которой приятной теплом поверхности прижималась к лобку Оксаны, скользили по промежности её влагалища, медленно разводя его мокрые стенки. Мужчина, достаточно нежно, прикоснулся подушечками двух пальцев, к мокрым стенкам влагалища Оксаны, вынуждая её улыбнуться, завораживая тонкостью такого сильного ощущения, когда она с закрытыми глазами облизывала кончиком языка его напряженную головку. Поразительной настойчивостью этот кавалер искушал сознание Оксаны, водил двумя пальцами второй руки по раздвинутым стенкам влагалища, так и не пытаясь ими проникнуть в её мокрую обитель. Начиная стонать эротической нотой голоса, Оксана извивалась плавностью движению, подражая танцу королевской кобры, сгорала в сексуальном искушении, желая вкусить это долгожданное проникновение мужских пальцев.

— Блядь ты что гинеколог? — грязно выругалась Оксана, сжимая пальцами, член мужчины — Хватит уже рассматривать моё влагалище, суй уже что хотел — чувствуя измученное трение подушечек мужских пальцем на промежности разведенных стенок влагалища

— Ты что уже не можешь?

— Пойдём в комнату — предложила Оксана, освобождаясь от оков мужских рук, была в ярости от того как мужчина изводил её сознанием тонкостью будоражащей нежности, простого прикосновения к её телу — Может там у тебя получиться сделать то, что ты не можешь сделать тут

Встала Оксана, с дивана, касаясь каблуками черных туфель белого глянцевого пола гостиной, звонко по нему стукая, направилась к ступенькам лестницы, что вели наверх второго этажа. Эмоции в теле Оксаны колебались бурным стихийным гневом, которым она пыталась выразить перед мужчиной, начиная так назойливо учащенно дышать. Наступая каблуками черных туфель на красную ковровую дорожку, что простиралась по всей протяженности ступенек, Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, поднималась вверх ускоренным шагом.

Верхние этажи второй и третий, были окутаны сумрачной тенью назревавшего над деревней зимнего вечера. В помещение лестничного марша пахло поразительной сладкой прелестью фиалки, воском горевших свеч, что были в подсвечниках в виде трезубца на стенах, чей фитиль был потушен. Дорогие картины в прекрасных деревянных рамках, покрытых лаком, украшали интерьер этого помещения. Второй этаж этого дома был окутан тенью, стены которого были тут багрового цвета, расписаны золотистого оттенка росписью. На пластиковых окнах в коридоре, висели белые занавески, скрывавшие за своей тонкой тканью, ослепительную белизну деревенской зимы, что воцарилась за гранью их стёкол. Кофейного цвета межкомнатные двери комнат, к которым простиралась цветная ковровая дорожка, по которой прошла Оксана, подходя к одной из комнат, расположенной в дальнем конце коридора.

— Эта ведь комната мисс Коноваловой? — спросила Оксана, встав у закрытой двери, красивым изгибом согнула ногу в колено, касаясь пальцами — Покажи, как сильно ты меня любишь

— Как ты хочешь, чтобы я тебе это показал? — спросил мужчина, подходя к Оксане, медленно горячей и пылкой страстью рукой обвил её тело, прижимая к себе

— Трахни меня на её кровати — нагло заявила Оксана толкая пальцами, другой рукой руки, после того как нажала на ручку, дверь вовнутрь

— Что?! — удивился Коновалов, словно впал в замешательство

— То ты клянешься мне в любви и жарких чувствах — освобождаясь от объятий горячих рук мужчины — А сам за полтора месяца наших пылких отношений ни разу не трахал меня в этой даже комнате ты, что бережешь чувства своей жены, а сам сделал мне предложение

— Оксана стой! — возразил мужчина, после того как Оксана перешагнула порог открытой двери вошла в комнату, покрытой тенью надвигающейся ночи

По стенам этой комнаты бегали тенистые тени, растущего за окном, стекло которого было покрыто изморосью, кедра. Атмосфера в комнате, помимо запаха детской питательной смеси и молока, сохранила прелесть аромат жасмина, тонкость этого оттенка вызывала одном только вкусе легкую похоть. Багровые, бархатные шторы, что висели на окнах этой комнаты, были чуть задвинуты, создавая, легкую интригую сексом тень, на фоне алых обоев. Огромная кровать, была с балдахином, её шелковые простыни в сиреневых оттенках нежностью своего материала манили к себе. Справа от кровати, был расположен детский пеленальный столик, рядом была расположена детская деревянная красивая кроватка, приятного темно-красного цвета. У стены слева от входа была расположен небольшой шкаф, на полках которого были лекарства, принадлежности для пеленания ребенка из открытого выдвижного ящика снизу были видны детские распашонки. На полу у окна, рядом с пластиковым подоконником расположились огромные мягкие игрушки, разных зверей, объём которых впечатлил Оксану.

— Да подожди ты — коснувшись запястья, руки Оксаны, Коновалов вынудил её остановиться у кровати, к которой она стремительно подошла

— Чего подождать? — возмутилась Оксана, обернувшись к мужчине, чувствуя внутри себя, как эмоции внутри переполняли её сознание

«Господи какая кровать, эта не та койка на которой он меня вечно трахал, этот гандон скрывал от меня такое божество, нет сука я ему сейчас устрою взбучку», подумала Оксана, посмотрев недовольным взглядом на мужчину рядом с которым стояла.

— Чего подождать? — была недовольна Оксана, продолжая смотреть на мужчину, что держал её за руку — Мне надоело слушать твои банальные клятвы, теперь я поняла, почему ты вечно меня динамишь — она чувствовала внутри себя моральное унижение со стороны этого мужчины

— О чем ты говоришь? — удивился Коновалов, заметив как с лазурных глаз Оксаны стекали двумя каплям, оставляя тонкую влажную дорожку на щеках слёзы

— А ты что не понимаешь?

Чувствую терзающую горечь обиды, спросила Оксана, не могла сдержать внутри себя такую выраженную душевную боль, выказывая перед мужчиной влагу стекающих по щекам слёз.

— До тебя блядь, почему так туго всё доходит?!! — прокричала Оксана на мужчину

— Оксана подожди

— Чего подождать?! — вскрикнула Оксана, свободной рукой врезала мужчине пощечину по его колкой щетине — Сколько можно ждать?!! — с громким криком она одарила лицо мужчины еще одной пощечиной, чем повторно обожгла свою ладонь

— Да хватит уже — ответил криком мужчина, схватив Оксану за волосы, с угрозой посмотрел в её лазурные голубые глаза, наполненные страхом и неожиданности

— Ну, давай бей — набралась смелости Оксана, посмотреть в глаза этому дикарю, произнесла дрожащим от страха голосом со слезами на глазах — Давай докажи мне какой ты мужчина, а то я вижу в тебе лишь дешевую тряпку — выражая ненависть прокричала она в лицо Коновалову

— Хватит! — ответил, так же громко крикнув, неистовый дикарь

Серия нескольких ударов мужской ладони по лицу Оксаны, стерпела она, когда он крепко держал её крепко за волосы. Щеки горели пламенным огнем, от резких ударов, нижняя губа была рассечена и из губы сочилась тонкой струйкой кровь. Мужчина, крепко держа Оксану за волосы, словно как игрушку грубо толкнул её к кровати. Свалив Оксану на шелковые сиреневые простыни застеленной постели, Коновалов быстро заскочил на кровать, встал над её изнывающим, ноющим, горечью, нанесённой обиды слез, телом. Не давая опомниться, под её громкие истерические крики, тут же нанёс одной и другой рукой крепкие жгучие пощечины по лицу Оксане, после чего схватил за волосы и силой принуждения заставил посмотреть на себя.

— Нет-нет — слёзно просила Оксана, всё таким же дрожащим голосом начиная учащенно панически дышать — Прошу хватит!

— Как ты не можешь понять — с тяжелым дыханием говорил мужчина со злобой в голосе, обращаясь к Оксане, продолжая всё так же крепко держать её за волосы — Что я тебя очень сильно, безумно невозможно люблю

— Я поняла это — задыхаясь от пережитого страха бесчисленного, как показалось Оксане пощечин, ответила она — Прошу только не бей

— Даже и не думал — чувствуя своё превосходство над Оксаной, мужчина, держа её за волосы, пристально посмотрел в её лазурные, полные влагой вытекающих слёз глаза

Сливаясь тут же в дикости поцелуя с губами Оксаны, неистовый лев посчитал это очень сексуальным, видеть её заплаканный в слезах образ, голой на кровати. Пытаясь закричать, Оксана хотела вырваться из насильственных оков мужчины, под которым она находилась. Извиваясь, вцепившись когтями в его руки, Оксана кричала в рот Коновалову.

— Да заткнись ты — ударил вновь Коновалов ладонью руки по липцу Оксаны, так что её нижняя губа еще больше опухла — Заткнись, слышишь! — вцепившись в её золотистые волосы

«Блядь да он же совсем ебанутый, похоже, мне пиздец, мне нужно срочно как-то его задобрить», подумала Оксана глядя в разъярённые глаза пьяного мужчины, что намотал её волосы на кулак, вынуждая лежа на кровати чуть запрокинуть голову.

— Ладно-ладно — дрожащим голосом ответила Оксана, чувствую жуткий жгучий осадок от боли на щеках и губах, по которым пришёлся удар, ладони мужчины — Только не бей прошу

— Хорошо — располагаясь промеж раздвинутых ног Оксаны, согласился неистовый кавалер — Ты же понимаешь, я тебя люблю, очень сильно — коснулся он болезненным ощущением, большим пальцем, припухшей от удара её нижней губы

— Я понимаю — ответила Оксана, когда её чувства терзал жуткий страх, ощущая промеж разведенных ног, удары крепкой головки пениса по своему гладкому лобку — Я тоже тебя люблю

— Вот и хорошо — улыбнулся коварной улыбкой Коновалов, ловко располагая головку напряженного члена на промежности половых губ Оксаны

— Постой— постой — хотела возразить Оксана, чувствую как легко и непринужденно, головка пениса самца раздвигает её половые губы, медленно проникая — Ты что ах……

Не успела Оксана договорить, как мужчина, пользуясь резкостью напряженного момента быстро, словно штык ввёл в неё свой крепкий член. Сливаясь в дикости поцелуя с губами Оксаны, чтобы заглушить её громкие стоны, самец выражал перед ней свою настойчивость, был предельно требователен. Сковав в оковах крепких рук тело Оксаны, мужчина полностью ввёл в неё свой член, проникновение которого она почувствовала каждой мокрой стеночкой влагалища. Поразительная крепостью страсти насыщенная мощь пениса этого самца, заставляла стенки Оксаны растягиваться, вынуждая её извиваться в постели под этим жеребцом чувствую с особой утонченностью момент этого проникновения.

— М….. — отрываясь от губ мужчины, простонала Оксана, понимая, что сильно возбуждена, вцепилась когтями, обеих рук, в простыню под собой

— Иди ко мне — мужчина быстро высунул после нескольких минут свой член из Оксаны

— Я уже с тобой — вновь потянулась к губам дикаря, ответила с распущенной улыбкой Оксана, но мужчина, обвивая руками бёдра, вынудил её повернуться к нему спиной

— Этого недостаточно — заявил нагло Коновалов положив руки Оксаны на спинку кровати, вынуждая выгнуть спину

— Я сделаю всё как ты хочешь — сгорая в ритме сексуального искушения, Оксана забыла сразу же обиду на мужчину, чувствуя жар его ладоней и страсть с которой он обвил её ягодицы

— Я это знаю — прикоснулся он жаром приятной пульсирующей мокрой головки члена к возбужденным половым губам Оксаны — Потому как без ума от тебя — прошептал Коновалов над её ухом

— А я это знаю — ухмыльнулась Оксана, понимая как власть нот этого шепота пленила её слух, а нежность рук этого кавалера вынуждала поддаться власти искушения — Потому как ах…..

Вновь не имея возможности договорить, простонала Оксана, вцепившись когтями в спинку кровати, за которую стоя на четвереньках, держалась в постели. Крепкий как нефритовый стержень член мужчины медленно входил во влагалище Оксаны, силой неистовой страсти растягивал его нежные мокрые стенки. Мужчина жаром приятных крепких рук, обвил бёдра Оксаны, силой дыхания, подобно могучему льву, дышал возбужденным потоком дыхания у неё прямо под ухом. Руки этого самца ползли вверх по рёбрам Оксаны, завораживая утонченностью этого приятного пленяющего трения. Нагло схватившись обеими руками за груди Оксаны, мужчина вызвал сексуальный восторг с её стороны, вынуждая открыть полностью лазурные сияющие счастьем глаза и раскрыть алую красоту губ.

— Ты мой сексуальный маньяк — удивилась Оксана, как быстро мужчина стал вытаскивать из неё свой член, продолжаться держаться руками, за её груди — Я просто поражена твоей настойчивостью — выразила впечатление она, повернувшись к мужчине лицом

— А я твоим телом — обвивая талию Оксаны руками, Коновалов уложил её вновь спиной на кровать, расположив её тело на своих коленях

— Я ведь это знаю — ухмыльнулась Оксана, прикусывая коготок указательного пальца, ощутила тут же убедительность крепких мужских пальцев на своей груди, предвкушая пленительный момент, скрестила ноги за спиной самца — А я еще то, как ты ах…….

Мужчина с легкостью ввел член во влагалище Оксаны, словно как нож прорезает масло, так и его штык, волей крепости мужской страсти вошёл в неё. Большим пальцем одной руки, держа ладонь на гладком лобке Оксаны, он теребил её клитор в момент порочного проникновения в неё своим членом, пока другой рукой вцепившись за сочную грудь, вел себя словно дикий жеребец. Переживая в своём теле такой страстный момент, Оксана извивалась дикой коброй на постели, находясь во власти столь горячего и пылкого жаром дыхания кавалера. Изнывая в собственных стонах, мужчина вынудил Оксану, терзая большим пальцем её клитор в момент сильного проникновения в неё своим членом испытать сильнейший оргазм. Каждая из миллиарда клеточек Оксаны словно испытала мощный импульс разряда, что прокатился по всему её телу, преследуя за собой полное расслабление.

— Я тебя обожаю — ухмыльнулась Оксана, распущенной улыбкой алых губ, медленно сползла с напряженного члена мужчины, прижимаясь к его пылкому горячему телу, садясь рядом с ним на колени в постели — Ты умеешь удовлетворить свою даму

— Очень рад, что тебе понравилось — с кислой улыбкой, с трудом выражая довольство, ответил Коновалов, позволяя губам Оксаны жадно сначала поцеловать себя и облизать свои губы

«Этот маньяк хочет вдобавок, чтоб я ему отсосала, блядь ладно, как же я всё-таки его безумно люблю», обвивая член мужчины обеими руками, размышляла Оксана, наклоняясь к его гениталиям.

— Что ты делаешь? — смутился Коновалов

— Успокойся — порочным взглядом лазурных голубых глаз, заверила Оксана — Я сама всё сделаю

— Нет, послушай — хотел возразить Коновалов — Не стоит…….

В этот раз Оксана не дала ему возразить медленным касанием жарких губ, коснулась напряженной головки его члена, медленно скользила по ним. Настойчиво массируя продольными движениями член мужчины, Оксана жадно губами облизывала его крепкую пульсирующую головку его пениса, чувствуя поверхностью, слизью слюны пропитанного языка как была напряжена каждая жилка на его стержне. Вызывая дикость напряженного момента, мужчина стал часто дышать, темперамент его дыхания забавлял Оксану, чувствуя при этом жар ладоней Коновалова на своих ягодицах. Улыбаясь распущенной улыбкой, Оксана почувствовала горячий сгусток выстрела вязкой энергии, что подобно выстрелу просочилось в её горло, когда она полностью заглотила его член. Глотая тут же семя этого мужчины, чувствуя его вкус спермы у себя во рту, Оксана медленно вытащила из своей ротовой полости его член, жадно облизывая языком его головку.

— Ты потрясающая — касаясь пальцами подбородка Оксаны, мужчина вынудил её подняться и сесть рядом с ним — Как же я тебя люблю

— Ты доволен? — чувствуя вкус спермы мужчины у себя во рту, Оксана настойчиво коснулась губами, жарких губ Коновалова, выражая после поцелуя легкую застенчивость

— Что прости? — не понял суть задаваемого ему вопроса, спросил Коновалов, ложась рядом, целуя Оксану в губы, на постели, прижимая её к себе

— Я спросила тебя — вновь не желая отрываться от губ мужчины, спросила Оксана, ложась при этом на горячее пылкое тело Коновалова — Ты доволен тем, что я с тобой сделала?

— Безусловно — кивнул головой Коновалов — Может, поговорим теперь о нас с тобой

— Безусловно — ухмыльнулась Оксана, целуясь с мужчиной, облизывала его губы — Получив крепких от тебя пиздячек, я непременно тут же подумала, что ты теперь захочешь об этом поговорить

— Ну, прости — ухмыльнулся, застенчиво улыбаясь Коновалов, понимая как сильно психологически на него давит Оксана

— Нет, ты так легко от меня не отвертишься

Возразила Оксана, сливаясь тут же с мужчиной в дикой страсти поцелуя, позволяя его рукам ласкать своё тело, сама положила ладони нежных рук на щетину на его лице. Словно дикий необузданный зверь себя вела Оксана, продолжая стонать в рот мужчине, позволяя его языку у себя по рту устроить танец горячей страсти. Улыбаясь порочной улыбкой в момент поцелуя, Оксана ощутила как вновь крепкий член этого жеребца, волей принуждения порочного искушения вновь, словно горячим огнём страсти, вошел в неё. Выражая безумную необузданность, половые губы, влагалища Оксаны, скользили по члену этого мужчины, окутывая его твердую, подобно прочности нефритового стержня, поверхность, влагой собственного сексуального удовлетворения, что вытекала горячей струйкой на постель. Обвивая ладонями обеих рук лицо мужчины Оксана, не переставая с ним целоваться, вела себя, словно дикая кошка, ощущая уже внутри себя приятное скольжение проникновения в себя пламенной жаркой страсти.

***

По периметру теплой приятной ванны, поверхность воды которой была покрыта пышными сугробами пены, горели большие красные восковые свечи. Игристое огнём пламя, которых вырисовывало дикую страсть оттенками теней на коричневом, кофейном покрытии кафеля стен и пола ванной комнаты. За счет бесчисленного количества брошенных в ванну лепестков роз, воздух в этой комнате пропитался их неистовым, приятным, свойственным их природному сладкому запахом. Шелковые белые занавески на небольшом окне в ванной были плотно закрыты, скрывая за их белой тонкой тканью шум бушующего ветра, белизну воцарившейся за их стеклом зимы.

Расположившись в самой белой акриловой ванне, Оксана, положив голову на подголовник с закрытыми глазами чувствовала, как руки сидящего в ванной комнате мужчины водили приятной пышной белой мочалкой по её сочной груди. Мужчина был одет в белую шелковую рубашку, верхние пуговицы которой были расстёгнуты, его черные как уголь брюки плавно сочетались с деловыми остроносыми мужскими туфлями. Коновалов был предельно нежен и искусен, покрывал тело Оксаны смачными сгустками падающей с мочалки пены в сочетание с каплями приятной на ощупь воды. Жарким пламенным касанием мужчина касался размытых губ Оксаны, обжигая страстью нежной любви свеженанесённую рану на нижней припухшей губе.

— У нас ведь будет с тобой свадьба — тихо произнесла Оксана рядом с губами мужчины, ощущая жаркий поток пламени дыхания — И как полагается любой свадьбе, у невесты должен быть девичник

— А… теперь ясно к чему ты клонишь — с улыбкой на лице ответил Коновалов

— Сережа ну если ты не хочешь никуда меня отпускать — испугалась Оксана, что может нарушить гармонию их отношений своим предложением — То никакого девичника у меня не будет

— Но исключительно только с женщинами

— Конечно — заверила Оксана, продолжая пристально смотреть в глаза мужчине, лежа на подголовнике головой

— И какую женщину ты себе хочешь? — поинтересовался Коновалов

«Блядь он как будто читает мои мысли, даже не знаю, что и ответить», смотрела пристально в глаза мужчине, что склонил над телом Оксаны, когда она лежала в ванне наполненной доверху сугробами пены.

— Ну, в идеале знаешь

Коснулась Оксана коготком, указательного пальца, жарких губ кавалера оставляя, на их пламенной поверхности сгусток приятно пахнувшей пены

— Катерина подошла бы в самый раз — переменилась тут же Оксана в собственном выборе, заметив, как глаза Коновалова округлились от удивления — Но если ты не хочешь, я могу и…..

— М….. Катерина как много у меня с ней общего

— В смысле?! — возмутилась Оксана, нахмурив губы — Ты, что трахал её?

— Нет что ты — ответил Коновалов, сразу же отпрянул от губ Оксаны — Как ты вообще такое могла подумать

— А я уже не знаю, что мне уже можно думать Сережа — тихо произнесла Оксана, огорчившись тому, как мужчина отпрянул от неё

— Хочешь я сниму для тебя какую-нибудь молоденькую проститутку — предложил Коновалов, заметив обиду на лице Оксаны, тут же наклонился, приседая на одно колено рядом с ванной, в которой она лежала — Любую, какую ты только захочешь

— И я смогу себе в постели позволить себе абсолютно всё? — смутившись напрягающего взгляда мужчины, выражая румянец на щечках, спросила Оксана тихим голосом

— Да конечно

— Тогда на балу у Романовых найдешь мне две проститутки — проявляя наглость, потребовала Оксана — Меня совершенно не волнует, как ты это сделаешь, но я буду, в центре их внимания, всю ночь — гордо заявила она

— Две? — удивился Коновалов — Хм…. две опытных и ярых женщины я думаю, не составит мне особой проблемы

— Главное чтобы не было проблемы — схватилась Оксана тут же за гениталии мужчины, когда он встал рядом с её ванной — У тебя с ними, пока ты их будешь вести ко мне

— Уверяю тебя — успокоил Коновалов нежностью убаюкивающего голоса, когда Оксана держалась мокрой рукой за его гениталии что скрывались за черными, надетыми на нём брюками — Я полностью верен только одной тебе

— А как же твоя жена? — ухмыльнулась Оксана, отпуская гениталии мужчины, оставила на его брюках влажное мокрое пятно и сгустки стекающей по ним пены — Ты, что ей тоже верен

— Оксана я же сказал тебе — нервничая, повёл губами Коновалов, подошёл к вешалке с полотенцами, взял белое махровое полотенце — Я верен только одной тебе

«Что-то мне подсказывает, что он мне нагло пиздит», подумала Оксана, продолжая недоверчиво смотреть нам мужчину, взяла мочалку в руку, что плавала рядом с её грудью.

— Принеси мне лучше мой телефон

Распорядилась Оксана, прислоняя мочалку к своей груди смывая водой, что пропиталась её нежная пышная поверхность смачные сгустки пены.

— Хочу узнать как дела у моего пациента — медленно протирая мочалкой собственную грудь, говорила Оксана, чарую прелестью голубого распутного взгляда мужчину, что так пристально на неё смотрел — Ведь в больницу ты меня не отпускаешь, придётся руководить лечением отсюда

— Я думаю это будет хорошей идей — поддержал Коновалов повесив полотенце обратно на вешалку, направился к закрытой входной двери

«Ах… ты сука такая теперь ты как подлый трус трахнул меня и сбегаешь от меня, стоило мне только чуть надавить на тебя», возмутилась Оксана заметив как легко сбегает от неё Коновалов.

— Правда?! — ухмыльнулась Оксана — Или ты просто хочешь оставить меня тут одну, трахнул и забыл да?

— Нет, Оксана ты не так всё поняла!

— А как я должна это понимать?! — громко крикнула Оксана, сжимая пальцами мочалку, что была у неё в руке

— Нет, послушай — испугался Коновалов разъяренного взгляда Оксаны, быстро открыл дверь — Ты ведь сама отправила меня за своим телефоном

— И ты так легко пытаешься от меня сбежать — кинула Оксана мочалку и попала в закрытую тут же дверь, когда Коновалов быстро выскочил из ванной — Вот сука!

Грязно выругалась Оксана, огорчившись тому, что мочалка не попала в мужчину, посмотрев недовольно на потеки растекающейся по двери пены.

— Блядь — грязно выругалась Оксана, когда злоба в её сознании бушевала вихрем необузданных эмоций — Только хотела на нём оторваться, а он как трус сбежал

Медленно вставая, находясь в ванной на колени, Оксана ощутила, как по её телу катились десятки мелких капель в сочетании с приятной сахарной вязкостью скользящих сгустков пены. Вставая в ванной на четвереньки, Оксана почувствовала как один из лепестков, плавающих в ней, прикоснулся и прилип на коже её груди, когда розовые твердые соски касались пышной еще сохранившейся пены. Вцепившись коготками одной руки в пробку ванной, Оксана почувствовала как по промежности возбужденных половых губ, скользил смачный сгусток пены. Сгорая в пучине сладких ощущений, Оксана, не сдержавшись от столь нежного удовольствия, простонала стоя в ванной на четвереньках, пытаясь от возбуждения проткнуть коготками пробку, что держала в руке под водой.

— М….. — издала легкий насыщенной эротики стон Оксана, чувствуя, как сгусток пены проникал в щелку её возбужденного влагалища

— Оксана я уже иду — послышался голос Коновалова за закрытой дверью ванной комнаты

«Блядь что я себе позволяю, что же Сережа обо мне подумает, какая же я после этого распущенная блядь, что аж от сгустка пены получаю удовольствие», смутилась Оксана, быстро вставая в ванной, положила вытащенную пробку на её каплями покрытый борт, рядом с горевшей красной свечкой.

— Да-да Сережа я уже жду тебя — переступая через борт ванны, сгибая ногу в колено, ответила Оксана, касаясь влагой мокрых ступней кофейной плитки кафельного пола ванной комнаты

— Мариша звонит на твой номер — открывая дверь ванной, Коновалов наступил на пену упавшей на пол мочалки — Что здесь у тебя произошло?

Удивился Коновалов, рассматривая залитый водой пол ванной комнаты, когда Оксана, смутившись его появления, подбежала к вешалке с белым махровым полотенцем.

— У тебя, что опять порыв истерики? — переступая порог открытой двери ванной комнаты, спросил Коновалов, не перестывая выражать восторг его собственного удивления, держал в руке звонящий телефон — Когда ты уже усмиришь свои чувства?

— Извини любимый, не сдержалась — сгорая от стыда Оксана, смутилась своего поведения перед мужчиной, быстро обвернула своё мокрое тело белым полотенцем — Постараюсь вести себя хорошей девочкой

— Да уж постарайся — подошёл Коновалов к Оксане вручая ей сотовый телефон в руку — Иди, коллеги тебя зовут, а я пока тут всё сам уберу

— Серёжа ты лучший — заигрывая с мужчиной, Оксана взяла из рук кавалера свой сотовый телефон, предварительно чтобы задобрить его, коснулась его пылких губ — Обещаю больше, так не делать

— Да уж постарайся — вредничал Коновалов, слегка шлепнул приятной теплотой ладони Оксану по оголённым ягодицам, когда она проходила мимо него — Иди уже

— Не скучай

Послала Оксана ему воздушный поцелуй, терзая сознание искушение, вновь почувствовать удар мужской ладони по своим бёдрам, вышла из ванной комнаты. Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана соблазнительно вильнула ягодицами, выражая во взгляде мужчине, что так на неё посмотрел, дикость порочного искушения.

— Надеюсь, произошло что-то из ряда сверхъестественного — ухмыльнулась Оксана, держа в руке сотовый телефон, тихо произнесла, закрывая за собой дверь ванной комнаты — Если вы мне звоните в столь поздний час

Отвечая на телефонный звонок, провела Оксана большим пальцем по сенсору телефона, направляясь по мраком тени окутанной комнате, оставляя за собой на паркете пола, мокрые следы.

— И так Марина Викторовна, что же произошло опять?

— Надеюсь, тебе будет интересно узнать — создавая интригу в голосе, говорила Марина Викторовна полусонным голосом — Последний анализ биохимии крови, именно полагаясь на него, мы сняли нашего пациента с антикоагулянтов

— Дайте-ка угадаю — ухмыльнулась Оксана, аккуратно пальцами одной руки, заворачивая полотенце на груди, другой рукой прижимала сотовый телефон к уху — Тромбоциты нашего мальчика внезапно стали рекордно низкими

Прошла Оксана, по комнате подходя к кровати, простыня на которой была смята буграми пережитой на ней сексуальной страсти.

— Дело помимо известных нам симптомов становится достаточно интересным — наступая коленом на кровать, выставляя излюбленную красоту упругих бёдер, скрытых под белым махровым полотенцем, хищной кошкой забралась в постель — Что-то еще должно быть

— Легочное кровотечение — пояснила Валентина, тут же вмешавшись в разговор — Кашель с выделением алой крови и её сгустков, после чего задыхаясь у него, наступило обморочное состояние

— Легочное кровотечение удалось ликвидировать? — спросила Оксана, располагаясь на постели, поджала под себя ноги

— Начали давать гемостатические препараты — доложила Вероника

Гемостатические препараты — это вещества, которые останавливают кровотечение. Кровоостанавливающие средства оказывают эффект при местном и резорбтивном действии (аминокапроновой кислоты, кальция хлорида, викасола, этамзилата натрия и др.).

Гемостатический эффект кровоостанавлиющих средств резорбтивного действия развивается при поступлении препаратов данной группы в кровь, а гемостатический эффект кровоостанавлиющих средств местного действия — при их непосредственном контакте с кровоточащими тканями. По влиянию на механизм гемостаза среди кровоостанавлиющих средств обеих групп выделяют специфические и неспецифические средства.

— Микроциркуляцию крови чем-то нарушена

Предположила Оксана, прислонив коготок указательного пальца к мокрым губам, посмотрела на стол у окна, на котором располагался ноутбук.

— Мне нужно подумать — повела губками Оксана, выражая задумчивый вид — Что там с сыпью, суставной болью или со стулом мальчика, работу почек удалось наладить?

— Оксана Владимировна я думаю — вступил в разговор Ларионов — Что повышение «иммуноглобулин A», а так же всех циркулирующих иммунных комплексов было вызвано не случайно, мы наверняка что-то упускаем

«А что если отбросить повышенный уровень СОЭ, лейкоцитов, креатинин, а так же высокое и низкое теперь уже содержание тромбоцитов в единице крови, что если повышение иммунных комплексов хочет нам что-то сказать», перебирала быстро мысли в своей голове Оксана.

— Мне нужно время — заявила Оксана, вновь подбираясь к краю кровати, свесила с неё ноги, касаясь ногами теплого паркета, пола комнаты — Я вам сама позвоню

— Так что нам делать? — выражая обеспокоенность в голосе, спросила Валентина — Его мать собирается забрать его от нас и перевести в лучшую клинику в Краснодаре

— Да он даже до Москвы не доедет — возразила Оксана, вставая медленно с кровати, на которой сидела — Какой там Краснодар, умрёт, даже доехать до аэропорта не сможет

— Оксана у него температура 39,7 — обеспокоенно объяснила Вероника — Он почти весь горит, у него лихорадка и он бредит

— Да знаю я, знаю — кусая нервно губу, Оксана поддавалась легкой панической атаке — Дайте мне пару часов, я вам позвоню, просто мне нужно собрать всё в кучу, скиньте весь собранный анамнез на мою электронную почту

— А что мы скажем его матери? — переспросила свой вопрос Валентина

— Дайте мне два часа — подняв голос до крика, пояснила Оксана, разрывая тут же проводя большим пальцем по сенсору телефона — Сука блядь ненормальная — направляясь к гардеробному шкафу, бросила она телефон на кровать рядом с которой прошла мимо

***

Мучительный час, Оксана ходила кругами по пустой комнате, под падающим светом с большой хрустальной люстры, что висела в центре. Черный каблук элегантных туфель придавал образу стройных ног Оксаны весьма пикантный порочный оттенок страсти. Кружевные черные трусики так элегантно сидели на талии Оксаны, их эротический узор мог вызвать страсть, желая и даже сильное искушение в избраннике, которого выберет их обладательнице. Такой же по цвету кружевной бюстгальтер, сковал груди Оксаны в оковах прочной сексуальной цепи. Алые губы Оксаны блестели изощренным блеском при падении на них света, изобилие слоя на них помады придавали сочный багровый цвет. Ноутбук на столе у окна в комнате был открыт, бесчисленное количество медицинских сайтов, электронный ящик Оксаны был открыт на нём.

Оксана, медленно стукая каблуками по паркету комнаты, подошла к столу, касаясь спинки кожаного черного кресла рядом с которым оно стояло. Отодвигая медленно одной рукой, офисное кресло, Оксана кончиками пальцев другой руки поправила дужки висевших на её глазах очков. Взяв в руку белую керамическую кружку, Оксана села в кресло, пододвигая кончиками пальцев другой руки телефон, что лежал на краю стола.

— И так что мы имеем

Начала расставлять всё по своим местам, рассуждала тихо вслух Оксана, располагаясь в удобном кожаном черном кресле, облокотилась на его мягкую спинку, положив ногу на ногу.

— Сыпь в виде красных пурпур

Взяв в руки черную элегантную ручку, Оксана записала первый из известных ей симптомов, прислонив обратную её сторону к своим губам, оставляя на ней яркий алый след.

— Суставная боль при сгибании руки — тихо прошептала Оксана, записывая еще симптом — Боли в животе, после чего кровотечения в ЖКТ и гематурия в моче

«А что если Ларионов прав, что если обратить внимание на повышение иммуноглобулинов, возможно болезнь имеет иммунологический характер», предположила Оксана, отмечая этот симптом на бумаге.

— Да ну у всех васкулитов

Рассуждала вслух Оксана, перебирая в голове все возможные заболевания иммунологического характера, вставая с кресла в котором сидела, взяла в руки листок, на котором делала свои записи.

— Все они объясняются тромбоцитопенией, но у мальчика на момент поступления к нам больницу был отмечен высокий рост тромбоцитов

«Блядь ну ведь тромбоциты сначала были слишком высокие, что и вызвало тромбоз правой коронарной артерии, пиздец, всё к черту», смяла Оксана листок, на котором были предполагаемые варианты развития болезни, записанные симптомы выкинула его в урну рядом с которой проходила.

— Коновалов! — послышался разъяренный женский голос, внизу из гостиной, что отвлёк Оксану от мыслей, когда она вновь подошла к столу у окна наклонившись над ним, посмотрела на карту предоставленного анамнеза пациента — Коновалов!

— Да блядь что там его жена, что ли вернулась из Москвы?! — грязно выругалась Оксана, взявшись кончиками пальцев за душки очков, медленно сняла их с глаз, положив на край стола

— Коновалов, я тебя спрашиваю, где она?! — распознала Оксана голос Катерины, пьяные ноты которого вызывали уже сразу недовольства и легкую порочную привязанность — Где Оксанка твою-то мать?

«Блядь а эту-то суку, какой черт сюда принёс», выражая отвратительные мысли в своей голове, подумала Оксана, направляясь к выходу из комнаты, звонко стукая каблуками черных туфель по паркету, проходя мимо кровати, взяла черный халатик, что висел на её спинке.

— Коновалов!

Разъяренный пьяный крик Катерины доносился из гостиной, когда Оксана, надевая на своё тело нежный халатик, почувствовала всю нежность нейлона, ласка материала которого так радовала бархатистую кожу нежностью прикосновения. Нажимая предварительно на металлическую ручку, Оксана потянула на себя, открывая дверь, после чего переступила порог, сгибая ногу в колено, вошла в темный коридор.

— Где эта наглая и самодовольная блондинка? — гордо заявила Катерина, оставаясь стоять в гостиной, пьяный голос которой несколько возбудил слух Оксаны — Я хочу её видеть

— Катерина да ты пьяна, успокойся! — уверял Коновалов, словно преграждал путь пьяной брюнетки

— Где Оксанка? — прокричала Катерина — Я тебя спрашиваю……

— Как ты меня нашла? — удивился Коновалов

— Ты что думаешь, только у тебя, есть связи в этой деревне?!! — словно насмехаясь над мужчиной, спросила Катерина — Ты глубоко ошибаешься, милый мой! — выражая гордую самоуверенность, наглостью пьяного голоса, заявила она

— Милый мой? — ухмыльнулась Оксана восторженной улыбкой, спускаясь по ступенькам лестницы, нежно скользила подушечками пальцев одной руки по её перилам — Это что у вас тут происходит, да еще и за моей спиной, вы что думаете, я ничего не услышу?

Темноволосая девушка была одета в черную меховую зимнюю шубу, верхние пуговицы которой были расстегнуты, выражая черное скрывавшееся под ней вечернее длинное платье. Высокий ворот черной шубы Катерины был поднят, выказывая, будто специально дикий образ королевы, что с трудом стояла на ногах. Черный каблук зимних сапог Катерины, словно сразил сексуальностью, плавно переходя в черные чулки, что так притягивали взгляд своим кружевным узором. Растрепанные черные густые волосы, имели пышный выразительный объем, а размазанная помада на алых губах, выказывала страсть жарких поцелуев, что эта пьяная брюнетка кому-то успела подарить.

— Значит уже милый мой — выказывая красоту улыбки, щедро накрашенных помадой алых губ, высказала Оксана своё мнение, завораживая взгляд Коновалова, когда спускалась по ступенькам лестницы, завязывая пояс надетого халата на талии — Ты что её трахал?

— Да с чего ты вообще взяла? — смутился Коновалов задаваемой такой конкретики вопроса

— Оставь нас — распорядилась Катерина, обращаясь к Коновалову, самовольно протянув руку, по-барски сделала жест пальцами, дала понять мужчине, покинуть комнату

— Ты у меня дома! — был недоволен Коновалов таким обращением

— Вообще-то, правильно говорить — возразила Оксана, спустившись со ступенек коснувшись каблуками черных туфель белого глянцевого пола гостиной — У нас дома, да дорогой?

«Блядь как же эта сука меня возбуждает, особенно когда она пьяная, я её в миллион раз сильней хочу, пожалуй, стоит попробовать немного обнаглеть», размышляла Оксана, с искушением порочного взгляда, посмотрела на пьяную брюнетку, что стояла посреди гостиной.

Ставая искусно ноги крест-накрест, выражая образ дикой кошки, подошла Оксана к мужчине, что стоял рядом с Катериной. Коновалов лаской приятной руки обвил талию Оксаны, прижимая её тело к себе, когда она, искушая взгляд этого мужчину, взглядом голубой лазурной страстью, специально выражая перед самцом голод порочного искушения. Приятная гармония «Les Fleurs: Violette от Molinard», парфюма Катерины, манила к себе, завораживая утонченностью аромата, вкуса ночной фиалки.

— Скажи Серёжа

Обратилась Оксана к мужчине, в объятиях которого она находилась, ощущая крепость и ласку его пальцев на своих ягодицах, раскрыла она алую накрашенную щедрым слоем помады, красоту губ.

— Достаточно ли ты сильно меня любишь? — спросила Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины, предоставляя ему выбор нежности поцелуя

— Причем сейчас здесь этот вопрос? — не понимая к чему клонит Оксана, спросил Коновалов, говорил рядом с раскрытыми её алыми губами — Да я, конечно, тебя очень сильно люблю и я готов пойти ради тебя на всё!

— Тогда я думаю, ты сможешь простить мне, эту нелепую оплошность — освобождаясь от объятий Коновалова, выражая красоту собственного тела перед мужчиной, подошла к Катерине, Оксана обвила лицо пьяной брюнетки — Которую, я сейчас сделаю

Не давай опомниться или даже возразить Катерине, Оксана тут же слилась с губами пьяной брюнетки, от которой так приятно пахло крепкой сладостью вина. Пытаясь сохранить приятный момент поцелуя, Катерина, словно сорвавшись с цепи начала жадно массировать язык Оксаны, что так нагло в момент слияния их губ, проник к ней в рот. Коновалов явно, как будто как окаменел, словно был прикован внимание к тому, как жадно Оксана перед ним демонстрировала свою страсть в поцелуе с пьяной брюнеткой. Чувствуя всю сладость слюны пьяной брюнетки у себя на языке, Оксана, завершая момент этого дикого поцелуя, смачно облизнула губами губы Катерины, пытаясь насладиться вкусом вина, сохранившего всю свою прелесть на их поверхности.

— Господи Оксана ты что творишь? — смутился Коновалов, обращая внимание как нагло Оксана проникла за грань черной шубы Катерины, обвивая руками, грудь брюнетки

— Твою мать Оксанка ты в своём уме?!! — оттолкнула пьяная брюнетка от себя Оксану — Что ты себе позволяешь, после всего этого ты думаешь, я захочу, чтобы между нами было теперь что-то общее

— Сережа ты ведь пообещал мне проститутку — проявляя наглость, заявила Оксана, игриво коснувшись кончиком коготка, указательного пальца, носа пьяной брюнетки

— Что прости? — возмутилась тут же Катерина, услышав такое, раскрыла алую красоту манящих к себе губ, в сексуальном удивлении — Я вам не проститутка, уж извольте!

— Ты что хочешь с ней? — спросил Коновалов, был крайне удивлён выбору Оксаны

— Для начала — прикусывая от волнения губу, предложила Оксана, была обеспокоена тем, чтобы не потерять доверие и чувства этого мужчины к себе — Могу я хотя бы с ней поговорить?

— Оставь нас я же сказала — повторила снова свою просьбу Катерина, обращаясь к Коновалову — Но учти, твоей проституткой, я не буду

— Мы поговорим в моей комнате — заявила Оксана, взяв за руку Катерину, посмотрела с чувством волнения на Коновалова — Ты ведь не будешь против?

— Надеюсь просто поговорить? — переспросил Коновалов, удивленно посмотрев, как Оксана, держась за руку с Катериной выражая красоту своего тела, прошла мимо него

— О… другом! — заявила Катерина, проходя мимо Коновалова, так недовольно посмотрела то на него то на Оксану — Пусть твоя, так называемая жена, и не мечтает

— Заметь — обратилась Оксана к Коновалову, заметив внимание на хищный порочный взгляд со стороны пьяной брюнетки — Не я это сказала

— Можно будет к вам присоединиться? — в шутку спросил Коновалов, когда Оксана, держась за руку с Катериной подошла к ступенькам лестницы, что вела наверх

— Нет! — рявкнула недовольно Катерина, наступая каблуками черных сапог на ковровую дорожку, ступенек лестницы — Размечался он еще

— Можно — обернулась Оксана, поднявшись на пару ступенек, почувствовала руку Катерины, как нежно обвила её талию — Но только в меня

— Но учти я с твоим мужем — гордо заявила Катерина, поднимаясь первой по ступенькам скидывая прям на лестницы с себя шубу — Ничего общего иметь не хочу

— Да не будет у тебя ничего с ним — заверила Оксана, кокетливо пригрозила указательным пальцем Коновалову, что так и остался стоять в гостиной — А ты Серёжа смотри мне, ошибёшься дыркой, сама яйца тебе отхуячу

— Думаю не стоит — делая вид, что испугался разъяренного взгляда Оксаны, передумал Коновалов

— Я же сказала можно — продолжая подниматься, Оксана аккуратно обошла упавшую на ступеньки шубу Катерины — Но только в меня ты, надеюсь, не допустишь этой нелепой ошибки

— Я постараюсь — заверил Коновалов

— Пошли уже — схватила Катерина Оксану за кисть руки, вынудила быстро к ней подняться на второй этаж — Мы только поговорить, пусть даже и не мечтает

— Ты можешь хотя бы чуточку, быть вежливее?!! — возмутилась Оксана, чуть не споткнувшись о ступеньку, быстро поднялась на второй этаж, в тот момент, когда Катерина схватила её за руку и потянула на себя — По крайней мере, ты теперь находишься в моём доме

— В твоём доме? — рассмеялась пьяная брюнетка, озорным громким смехом — Как быстро ты уже заявляешь права на чужое имущество, когда сама еще не захомутала своего Коновалова

«Наглая сука, вечно сует свой нос не в своё дело, делает вид как будто, меня волнует её мнение на счет Серёжи, да нихуя оно меня не волнует», сморщила губки Оксана, выражая недовольство, с презрением посмотрела в глаза пьяной брюнетки в тот самый момент, когда она отпустила её руку.

— Это всего лишь вопрос времени

Делая вид, что слова пьяной брюнетки никак не зацепили, спокойным, ровным без каких-либо эмоций голосом, ответила Оксана, проходя мимо неё, покачивая упругой красотой бёдер.

— Когда-нибудь это всё — продвигаясь по темному коридору, коснулась кончиками коготков белой занавески на окне, гордо заявила Оксана, выказывая красоту бёдер перед сзади идущей пьяной брюнеткой — Включая, как и яйца самого Коновалова будут моими

— Нет серьезно? — удивила вопросом Катерина, когда Оксана подошла к отрытой двери комнаты, из которой доносился свет хрустальной люстры — Что ты в нём нашла?

— Что ты имеешь в виду? — прикусывая коготок указательного пальца, выражая прекрасную форму улыбки, вошла Оксана в комнату — Серёжа мой жених, а ты как моя девушка, должна уважать мой выбор, каким бы он для тебя не был

— Никогда бы не подумала, что твоё сердце — с ухмылкой на пьяных, размазанных в помаде губах, говорила Катерина, переступая порог открытой двери, вошла в комнату — Покрытое стеной толстого льда, без какой-либо там вакцины, просто возьмёт и растает перед Коноваловым

— Прости, что ты сказала? — обернулась тут же Оксана, с задумчивым видом, обращаясь к пьяной, вошедшей в комнату девушке

«Краснодар ведь не знает таких суровых зим, как тут у нас, а вакцину, мальчик не получал около двух лет с момента, как сбежали они со своей суженой из детского дома, какая же я была дура, как я сразу об этом не догадалась», ухмыльнулась Оксана, думая о мальчике, пациенте из больницы.

— Оксанка в чем дело? — выражая испуг, спросила Катерина, заметив задумчивый взгляд на лице Оксаны — С тобой всё ли нормально?

— Какая же я была дура — произнесла вслух Оксана, направляясь к столу, прошла по комнате, взяла телефон, что лежал на его краю — И как я только сразу не догадалась

— О чем не догадалась? — была удивлена Катерина, наблюдая внимательно за тем, как Оксана подошла к столу, взяла телефон с его гладкой поверхности — О…. нет, я знаю прекрасно этот взгляд, ты что взяла дело?

— Ну тебя это пока не касается — огрызнулась Оксана, набирая номер, ерзая игриво пальцем по сенсору телефона

— Да Оксана — произнесла унылым уставшим голосом Вероника, отвечая на телефонный звонок, после долгих затяжных гудков, установления сигнала сотовой связи — У тебя есть, что нам сказать?

— «Геморрагический васкулит» — произнесла Оксана

— Что прости? — была удивлена Вероника

— Я говорю — пояснила Оксана, подходя медленно к подоконнику пластикового окна — У мальчика, которого мы лечим, болезнь Шенлейна-Геноха

Геморрагический васкулит (болезнь Шенлейн-Геноха, аллергическая пурпура, капилляротоксикоз) — системное асептическое воспаление сосудов микроциркуляторного русла с преимущественным поражением кожи, суставов, желудочно-кишечного тракта и почечных клубочков.

В результате сильно переохлаждения мальчика при работе на станции, болезнь приобрела сильный и острый характер. Последствия ежегодной вакцинации, что пациент получал воспитываясь в детском доме, тоже сыграли свой характер в последние два года, когда он не получал нужную дозу вакцины. В период ДВС-синдрома, когда количество тромбоцитов достигло рекордно высокой отметки, развилась гиперкоагуляция крови, что в следствии дало начало, образованию кровяного сгустка, вызвав в свою очередь тромбоз правой коронарной артерии. Такое состояние возможно только при тромбогеморрагическом синдроме, когда структура образовавшегося тромба не упругая, а рыхлая, что позволило, вследствие эндоваскулярной дилатации коронарного сосуда, легко разрушить его. При ДВС-синдроме, наблюдается устойчивость к гепарину, однако после удаления сгустка крови и инъекций больших доз антикоагулянтов возникло состояние, которое в медицине называют тромбоцитопения. Однако в отличие от первичного ДВС-синдрома при геморрагическом васкулите не развивается II фаза гипокоагуляции со снижением уровня фибриногена и тромбоцитопенией.

Тромбоцитопении — количественное нарушение тромбоцитарного звена гемостаза, характеризующееся снижением количества тромбоцитов в единице объема крови.

Основным фактором на что стоило обратить внимание при диагностике, это увеличение «иммуноглобулина А» и «СРБ». При остром течении болезни, как у мальчика, отмечаются острофазовые показатели (нейтрофильный лейкоцитоз, увеличение СОЭ, повышение содержания аз-глобулинов, фибриногена). Так же наблюдается, повышается уровень циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК), что подтверждает иммунный характер заболевания и приводит к нарушению микроциркуляции крови.

— Количество тромбоцитов снова возрастёт — заверила Оксана, встав у спинки кровати, медленно скинула с себя черный халат на пол — Как только мы снимем его с больших доз антикоагулянтов

— Значит всё-таки переохлаждение — с ухмылкой в голосе произнесла Валентина — И какое, будет лечение?

«Учитывая стойкий характер этого мальчика и ту самую любовь что он испытывает к своей возлюбленной, я бы предпочла, чтобы всё необходимое записали в его карту и передали его избраннице», размышляла Оксана, предаваясь искушению собственным мечтаниям.

Пациенту с геморрагическим васкулитом следует всячески избегать охлаждения и дополнительной аллергизации больных пищевыми продуктами и лекарственными препаратами. Из рациона исключают какао, кофе, шоколад, цитрусовые, свежие ягоды (земляника, клубника) и блюда из них, а также индивидуально непереносимые виды пищи. Следует избегать применения антибиотиков, сульфаниламидов и других аллергизирующих препаратов (в том числе всех витаминов), способных поддерживать геморрагический васкулит или способствовать его обострению. Малоаллергизирующие антибиотики (цепорин, рифампицин) назначаются лишь при фоновых или сопутствующих острых инфекционных заболеваниях (например, крупозной пневмонии). Суставной синдром, увеличение температуры тела, лейкоцитоз и повышение СОЭ не являются показанием для назначения антибиотиков и других антибактериальных препаратов, поскольку они характеризуются иммунным асептическим воспалением. Всем больным с геморрагическим васкулитом рекомендуется назначение энтеросорбентов, например активированного угля, холестирамина или полифепана внутрь. Кроме того, назначаются желудочные капли, противоаллергические препараты (антигистаминные), пантотенат кальция, рутин, средние дозы аскорбиновой кислоты, применяется и фитотерапия. При всем этом эффективность вышеперечисленных препаратов в лечении данной патологии остается весьма сомнительной.

— Значит, все лечение записать в карту? — удивилась Вероника такому распоряжению — И карту передать Катерине Каллиниковой, что ты задумала?

— Просто сделай, как я сказала — ухмыльнулась Оксана, распущенной прелестью улыбки заметив у входа в комнату Коновалова

— Ладно — отразив долю сомнения в голосе, согласилась с этим утверждением Вероника — Правда я не знаю, что ты задумала, но ты врач, тебе и отвечать

— Просто поверь — с жаждой сексуального искушения наблюдала Оксана, как мужчина вошел в комнату, оставаясь повернутой к нему спиной — Не все люди заслуживают второй шанс — чуть повернула голову к кавалеру, возбужденным пороком голосом, произнесла она

— Я тебе позвоню, как только лечение даст положительный результат — заверила Вероника — И зачем ты только заставила меня выйти в коридор?

— Поверь — повторила еще раз своё указания Оксана, чувствуя жаркое дыхание мужчины у себя за спиной — Просто так надо

— Ладно — прошептала в ответ шепотом Вероника — Сделаю что смогу, но ты будешь мне должна

— Выкрою тебе небольшую премию под новый год — заверила Оксана, улыбаясь распущенной улыбкой — Я думаю, она покроет твоё разочарование

— Напишешь мне рекомендательное письмо в Московскую областную больницу

— Зачем еще?! — возмутилась Оксана, состроив вопросительное выражение лица

— Не всю же жизнь мне у тебя в лакеях бегать — выражая усмешку в голосе, без каких-либо эмоций, ответила Вероника

«Блядь такими темпами, я скора лишусь всей своей команды», нахмурила Оксана недовольно губки, ощущая жар пылких ладоней самца на своих ягодицах.

— Ладно — согласилась Оксана на такие условия, проводя большим пальцем по сенсору телефона, испытывала легкое чувство обеспокоенности — Позвонишь мне, как только лечение даст положительный результат — разрывая телефонный звонок, бросила она телефон на кровать

— Неприятности на работе? — предположил Коновалов, лаская сказочно нежным трением ягодицы Оксаны, завораживая каждую клеточку её телу будоражащим горячим касанием

— С чего ты так решил? — выражая приятную улыбку на алых губах, повернулась Оксана к мужчине, что стоял у неё за спиной

— Ты какая-то — коснулся приятным касанием пальцев Коновалов лица Оксаны, направляя её голубой лазурный взгляд на себя — Обеспокоенная

«Как же я хочу ощутить его руки на своих ягодицах», простонала Оксана тихой нотой возбуждения рядом с губами мужчины, положив руки к нему на плечи.

— Да всё, но нормально — заверила Оксана, посмотрела в глаза самца, что стоял перед ней, чувствовала, как его указательный палец скользил по алым губам, собирая оставшийся слой помады — Правда

— Посмотри — ухмыльнулся Коновалов, указывая взглядом глаз на брюнетку что уснула в черном кресле — Твоя Катерина уснула прямо в кресле

— Устала наверно — удивилась Оксана наглости мужчины, широко раскрыв лазурную голую красоту глаз, ощущая, как его палец проник к ней в рот

«Да он в конец уже охуел, он, что решил, что я ему какая-то дешевая шлюха», нахмурила Оксана отчаянно губки и чтобы не выдавать разочарование начала покорно обсасывать палец мужчины.

— Может и нам пора спать

Мужчина медленно ввел палец в рот Оксане, когда она так широко раскрыла глаза, на него удивленно посмотрела, смачно обсасывая его палец губами.

— Ты так не думаешь? — спросил Коновалов медленно вытаскивая палец из-за рта Оксаны

— Я уже не знаю, что и думать — внимательно сосредотачивая взгляд на взгляде мужчины, ответила Оксана, касаясь пальцами, ворота расстегнутых верхних пуговиц, рубашки Коновалова

— В чем дело? — забеспокоился Коновалов — Тебя что-то беспокоит?

— Меня беспокоит то, что ты — ткнула Оксана указательным пальцем в торс мужчины — Постоянно считаешь меня дешевой шлюхой, хватит уже Сережа я не потерплю такого обращения к себе

— Оксана ты что?! — удивился такой строгой критики Коновалов — Ты почти уже моя жена

«Вот именно блядь, почти!», нахмурила Оксана недовольно губки, чувствую горькую душевную обиду на мужчину что перед ней стоял.

— Да…. — ухмыльнулась недоверчиво Оксана, повернувшись спиной к мужчине, обошла, стукая каблуками по паркету, расправленную кровать — А где же тогда свидетельство о твоём разводе с твоей женой, ты мне до сих пор не показал этот факт

— Ты хочешь чтобы я это тебе доказал? — подняв голос, возмутился Коновалов — Тогда ответь мне, почему ты так легко возбуждаешься от поцелуя с пьяной Катериной

— Ты, правда хочешь это знать? — прокричала в ответ Оксана выражая злобу на этого наглого кавалера

— Да…..! — выказывая недовольство, громко ответил Коновалов — Расскажи мне, почему ты с ней, когда от неё так омерзительно дико разит перегаром, ты так сладко целуешься

— Да потому что она единственная, кто может порадовать моё влагалище — голос Оксаны перешёл в ругань, она хотела выплеснуть на этом самце все накопившиеся эмоции — Языком!

— А ты думаешь, я не могу этого сделать? — удивился Коновалов последовав следом за Оксаной, встал рядом, дотрагиваясь кончиками пальцев до её талии — Ты думаешь, я так же порадовать тебя не могу?

— Правда?! — изумилась в улыбке Оксана, пальцы этого кавалера теплотой и нежностью прикосновения обжигали кожу силой порочного сексуального искушения — И ты действительно можешь это сделать, ради меня? — посмотрела в глаза мужчине, жадно облизывая губы

— И не только — заверил Коновалов быстро подхватив Оксану на руки — Я склоню весь мир к твоим ногам — шептал мужчина упоительной нотой песни страсти рядом с её губами

— Оу… прошу — возразила Оксана, обвивая шею самца — Только давай без пиздежа — жарким потоком дыхания с губ, она одарила губы мужчины, у которого была на руках

— Твой грязный язычок — ухмыльнулся Коновалов, медленно опустил Оксану, пока она не коснулась каблучками черных туфель, пола комнаты — Какой он у тебя дерзкий

— И не только дерзкий

Возразила Оксана, чувствуя тут же пальцы мужчины, как они наглостью подобающей порочному голоду вцепились в застежку её кружевного бюстгальтера.

— Он еще и нежный — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как ослабилось давление оков бюстгальтера, что сковали её сочную грудь — Или я не права?

Ухмыльнулась Оксана, скрестив руки на груди, взявшись за чашечки кружевного черного бюстгальтера, медленно отодвинула мягкие нежные его чашечки, заставляя их покинуть обитель её розовых твердых сосков. Обнажая перед мужчиной сочную, прекрасную взгляду грудь, Оксана скрыла перед ним застенчивый, распущенный порочной страстью взгляд лазурных голубых, сияющих блеском отражаемого в них света, глаз.

— Господи ты так прекрасна — выразил своё мнение Коновалов, коснувшись пальцами подбородка Оксаны, поднял её застенчивый взгляд на себя

— Для тебя Серёжа я та — говорила Оксана, медленно скидывая бюстгальтер на пол, скрестила руки перед мужчиной, стоя возле большой кровати, простыня на которой все еще сохранила бугры предвкушающую порочную страсть — Которую невозможно ни с чем или никем сравнить

— А я даже не ищу сравнения — заверил мужчина, расстегивая остальные пуговицы своей белой рубашки, обнажил перед Оксаной свой торс, скинув с себя рубашку на пол

— И вообще — кокетливо выражая возмущение, возразила Оксана — С чего это мы перед сексом заговорили о каком-то сравнении или ты хочешь его лишиться сейчас?

— Не думаю — не согласился с этим утверждением Коновалов, делая шаг, к Оксане вынуждая её сесть на кровать — Что ты посмеешь лишить себя удовольствие

— Какого? — ухмыльнулась Оксана, медленно спиной ползла назад по кровати, выражая специально сексуальную жертву перед этим дикарем, что с голодом порочной страсти на неё смотрел — Быть банально трахнутой тобою — рассмеялась она, озорным смехом падая на постель, чувствуя всем телом нежность шелковых простыней

— Вот значит, какого ты обо мне мнения — с усмешкой в голосе говорил Коновалов, забираясь к Оксане на кровать, обвил нежностью горячих пылких ладоней её талию

— Какого, я должна быть

Распущенной улыбкой выразила Оксана своё согласие, когда кавалер что обвил руками её талию, вцепился пальцами в резинку черных кружевных её трусиков, начал медленно их стягивать

— Мнения когда ты — извиваясь королевской коброй в постели, Оксана позволила, мужчине что держался пальцами за резинку черных кружевных трусиков что были на ней, снять их с себя — Не оставляешь мне выбора

— Ты хочешь — снимая трусики с Оксаны, спросил Коновалов скинув их с постели на пол — Чтобы у тебя был выбор? — спросил нежного самец, обвивая руками её бёдра

— Что ты там делаешь?

Удивилась Оксана, как жаркий поток дыхания с губ этого кавалера придавал ласки её влагалище, а крепость его мужской силы руки, обвила бедро. Каждая клеточка тела Оксаны словно трепетала бешеным криком, желая получить это сказочное сексуальное удовольствие. Выгибая чуть голову, Оксана чувствовала, как по её жилам в мозг поступает огромный приток крови, вызывая сильный импульс порочного желания. Стенки влагалища Оксаны от одного только потока жаркой страсти дыхания мужчины насытились влагой, вызывая неконтролируемый порыв возбуждения, что выражался в ней самой изнывающим стоном и учащенным тактом дыхания. Хватка крепких мужских пальцев в эрогенной зоне рядом с промежностью, вызвало в Оксане порочную стихию водоворота бушующих в ней соблазнов. Словно всё тело Оксаны накапливало мощнейший импульс, который огромной необъятной волной передавался с кровью ей в мозг.

— Ты что серьезно решил для меня это сделать? — изнывая в собственных стонах, почувствовала Оксана, как мужчина отвел её ногу в сторону, чуть согнув в колено — Ты, что я же пошутила ты, что правда решил ах……

Мужчина ярой страстью словно впился губами во влагалище Оксаны, вынуждая её запрокинуть голову и выгнуть спину. Колкость щетины Коновалова будоражило сексуальными ощущениями, дотрагиваясь до бархатистой кожи Оксаны, вызывая вихрь головокружительных чувств, покалывания он так старательно ерзал своим подбородком по её промежности. Жаркие губы самца облизывали влагалище Оксаны, поверхностью будоражащей прохлады языка прошлись по её клитору. Пробуждая, таким жестом, миллиарды ощущений, что передавалось в мозг Оксане, вызывая в ней дикую порочную страсть, заставляя извиваться на кровати дикой королевской коброй. То, вцепившись в простыню под собой когтями, то в край подушки, на которой лежала головой Оксана не могла найти себе покою, терзаясь в неистовой пучине порочной страсти впадая сознанием в сексуальное искушение. В момент прикосновения жарких, пылких губ мужчины к влагалищу, Оксана случайно извиваясь в порыве дикой страсти скинула со своих ног туфли на пол, что со звоном упали рядом с кроватью. Мужчина так старательно придавал влагалище Оксаны ласки собственного языка, жадно облизывал её клитор, прикусывая вдобавок зубами. От прикосновения зуб мужчины к клитору Оксана кричала стонами сексуального удовольствия, такие сильные ощущения изводили её с ума.

— Ах….. — выгнув спину, простонала Оксана, почувствовав проникновение горячей стихийной силы языка мужчины в себя — Трахни меня! — дикой страстью прошипела она сквозь зубы, чувствуя как стихия гормонов страсти переполняет её

Мысли Оксаны были скованные оковами порочной дикости, ощущение в себе языка мужчины не давало ей покою, когда она извивалась в постели, словно одичалый зверь. Массируя стенки влагалища Оксаны языком, мужчина, что жадно облизывал губами её половые губы, словно впивался в них, засос жаркого поцелуя. Положив ладонь на живот к Оксане, ярый самец вызвал в ней стихию будоражащих чувств ощущений, держа её ногу чуть отведенной согнутую в колено. Разводя, таким образом, ноги Оксаны в стороны, мужчина впивался в половые её губы, рьяно облизывал её клитор, такое тонкое будоражащее чувствами сексуальных эмоций касание, сводило с ума разум, вынуждая сжимать пальцами собственную грудь.

— А….. — изогнула Оксана, спину выставив грудь вперед вцепившись в простыню под собой, выплеснула разум всю накопленную мощь на язык Коновалову, что проник в неё и массировал стенки её влагалища — Ах…

— Как у тебя приятно там пахнет розами — выразил впечатление Коновалов отрываясь от половых губ Оксаны

— Тебе нравиться запах роз? — Оксана не могла контролировать своё довольство, словно мощный импульс пробежал по всему её телу, принуждая выплеснуть из себя всю накопленную мощь

— Мне нравиться запах твоего тела — выражая откровенность, признался мужчина, оставаясь сидеть на постели, когда Оксана села рядом с ним не скрывая перед ним довольство порочной улыбки

«Блядь всё-таки это так прекрасно, я ужасно блядь теперь хочу, снова ощутить его язык в себе, может теперь в этот раз мой сладкий ротик, должен быть чем-то занят», выражая красоту безупречной улыбки алых губ, Оксана посмотрела взглядом полного искушения на мужчину рядом с которым села, подогнув под себя ноги.

— Если так нравиться, запах моего тела, тогда — разговаривала Оксана рядом с жаркими губами Коновалова, дотрагиваясь рукой до черных брюк, что были на нём — Может, стоит продолжить?!

Взявшись кончиками пальцев за собачку молнии на брюках Коновалова, Оксана глядела в глаза этому мужчине, нагло расстегивая ему ширинку.

— Только в этот раз ты будешь тоже полностью раздет — достаточно ловко, чарую при этом взглядом сказочном прекрасных голубых лазурных глаз, Оксана с легкостью расстегнула пуговицу на его брюках — Так же как и я

— О… нет стоп — возразил Коновалов, убирая руки Оксаны со своих брюк — Позволь лучше это сделаю я сам

— И нижнее белье тоже — повела недовольно губками Оксана, игриво указывая на трусы под брюками мужчины

— Какая ты требовательная — подметил Коновалов скинув с себя брюки и нижнее белье с кровати на пол

— Я просто знаю — коснувшись крепких плеч мужчины, стоя на коленях в постели за его спиной, лаской упоительного шепота говорила Оксана ему под ухо — Чего хочу и непременно этого получу

— Ты же вроде как хотела продолжения — ухмыльнулся Коновалов поворачиваясь к Оксане лицом

— И я непременно — толкая мужчину, делая так чтобы, он упал на подушки спиной, заявила Оксана, располагаясь над его голым телом, стоя на четвереньках — Его получу — ухмыльнулась она, наклонившись, чуть коснулась жарких губ мужчины своими

— Тебе понравилось? — спросил Коновалов, обвивая руками талию Оксаны, медленно скользил подушечками пальцев по её бархатистой коже, приближаясь к ягодицам

— Ну, если бы не понравилось — развернулась Оксана, стоя на четвереньках над телом мужчины в постели — Стала бы я просить у тебя продолжения — ощутила она тут же жар его ладоней на своих бёдрах

Чувствуя, как все тело было охвачено оковами мужских рук, Оксана, продолжая выражать довольство порочной улыбкой, ощутила жаркий порыв дыхания самца на своих возбужденных мокрых половых губах. Стойкость парфюма мужчина, его тонкая палитра вкусов сводила с ума рассудок, ощущая пот мужчины на своём теле, а так же выделяемые его ферамоны. Тонкость ощущение того как мужчина своей колкой щетиной прислонился к бархатистой коже Оксаны, промежности её паховой гладкой зоны, вновь взбудоражило вихрем порочных чувств. Начиная извиваться дикой кошкой, Оксана чувствовала всю утонченность прикосновение жарких мужских губ Коновалова к своему мокрому влагалищу, после чего обвила пальцами напряженный стебель пениса самца, застыла, раскрыв губы над его напряженной, пульсирующей порочной страстью, головкой. Вцепившись в гениталии самца, Оксана стонала изнывающим эротическим стоном, закрыв глаза, предвкушая получаемое удовольствие, смачно облизнула губами головку члена мужчины, оставляя на её гладкой горячей поверхности, пропитанной мужской смазкой, смачный след багровый след от помады.

Чувствуя как рьяно Коновалов, впивался губами в её половые губы, Оксана изнемогала глухим стоном, тонкость ощущение щетины на промежности паховой зоны, возбуждало с еще большей силой приятной лаской покалывания. По телу Оксаны стекали капли пота, каждая клеточка её нежной бархатистой плоти, пропиталась огнём пламенной порочной страсти. Сжимая одной рукой пальцами простыню под собой в кулак, Оксана, выгнув спину, прижимаясь грудью к ногам мужчины, чувствовала убедительную настойчивость его пальцев сковавших в прочных оковах её бёдра. Изнывая в громких стонах, Оксана, ощущая вкус мужской спермы во рту, смачно облизывала его головку пениса губами, чуть заглотив её в рот, размазывая по стеблю его пениса, свою помаду. Переизбыток таких сильных сексуальных чувств и то, как нежно мужчина продолжал впиваться в её влагалище своими жаркими губами, изводили Оксану, вынуждая вести себя в постели с этим самцом разъяренной дико кошкой, поддаваясь таким приятным тонкости ощущениям, скольжения языка по клитору и трения мужской щетины в сочетание с её приятным покалыванием.

— М….. Серёжа — изнывая дикой кошкой не имея возможности больше терпеть, когда чувства в Оксане играли на пике сексуальных эмоций, простонала она, оторвавшись от напряженной пульсирующей головки его пениса — Трахни меня!

— У тебя там так влажно — ухмыльнулся Коновалов — Понимаю, почему ты уже не можешь терпеть

— Просто сделай, что должен уже — задыхаясь в порыве сильного возбуждения, простонала Оксана, освобождаясь от оков приятных мужских рук

— Раз уж ты этого хочешь — говорил Коновалов, обвивая бёдра Оксаны вставая у неё за спиной, когда она так красиво встала на четвереньки в постели, выгнув спину кошкой, прижимаюсь грудью к смятой буграми простыне — Зачем я буду заставлять тебя мучиться попусту

— Ой, блядь перестань! — возразила Оксана, грязно выругавшись при этом, почувствовала пульсацию его горячей и влажной головки члена и какой настойчивостью она прислонилась к её текущему влагой влагалищу — Хватит уже твоей пустой банальной реплики

— Ты, правда, так считаешь? — удивился Коновалов такой строгой критики со стороны Оксаны, положив жаркую ладонь к ней на ягодицы, так чтобы большой палец касался её ануса

— Если в твоих словах нет никакой убедительности — улыбнулась Оксана, порочной улыбкой ощущая крепкую головку пениса мужчины, как она немного вошла в неё — Тогда зачем……

Почувствовала Оксана, как медленно крепкая мужская мощь входит в неё, обжигая каждую её стеночку мокрого влагалища, горячей сексуальной страстью проникновения. Член мужчины очень медленно входил во влагалище Оксаны, поэтому всё её трепеталось будоражащей дрожью, поры на её коже выпустили пот, что стекал каплями на постель, пропитывая простыню своим естественным ароматом тела душистой порочной дикой розы. Изнывая эротической нотой стона, Оксана целовала жадно наволочку подушки, оставляя на её сиреневой поверхности багровый алый след от помады, кусала её край зубами. Царапая простыню, собирая её в кучу, сжимая нежный шелк в кулаках обеих рук, Оксана чувствовала мучительное приятное сексуальными эмоциями трение, долгого проникновения в неё члена мужчины. Коновалов, подушечкой большого пальца одной руки, теребил анус Оксаны, заставляя её кричать сексуальной интонацией порочных искушением громких стонов. Другой рукой мужчина схватился за грудь Оксаны, сжимая пальцами бюст, используя акт неожиданности, он вынудил её широко раскрыть алые губы излить на его стебель пениса всю накопленную мощь, что она выразила громким криком пережитого сильнейшего оргазма.

— Коновалов! — послышался возмущенный громкий Катерины, вынуждая Оксану обернуться

«Ну, всё это пиздец полный», подумала Оксана, распознавая голос Катерины, прикусила от волнения краешек губы.

Обращая внимание на то, как в комнату проникали пленительные яркие лучи надвигающего рассвета, Оксана ужаснулась тому, что всю ночь она провела в сексуальной связи с Коноваловым, время пролетело незаметно. Пытаясь отдышаться после пережитой страсти, Оксана с удивлением наблюдала, как по стенам этой комнаты разгуливали тени качающегося за окном снегом покрытого кедра. Тело Оксаны полыхало огнем и никак она, не могла почувствовать проникающего в дом прохладу, морозного деревенского утра.

— Катерина — чувствуя пульсирующую крепкую мощь мужского члена в себе, смутилась Оксана, выражая застенчивость ярким румянцем на щеках — Я думала, ты спишь

— Так и было — выражая хитрую ухмылку на алых губах, ответила брюнетка, вставая медленно с кресла, в котором спала — До тех пор, пока твой муж, не стал трахать тебя так громко

Выказывая сексуальную красоту своего тела, Катерина медленно подошла к кровати, ставя ноги крест-накрест стукая звонко каблуками черных туфель по паркету комнаты.

— И как тут можно только уснуть — подходя к кровати, на которой все еще стояла Оксана, сгорая от стыда, словно смущалась такого критикующего взгляда со стороны Катерины

— Прости — состроив милую застенчивую ухмылку, выразила Оксана своё мнение, медленно сползая с члена мужчины, что был в ней — Мы не хотели…..

— Это ясно, что вы не хотели — ухмыльнулась Катерина, обращая внимание на то как из влагалища Оксаны вытекала тонкая струйка горячей прелести оргазма прямо на постель — Господи Оксанка!

Делая вид, что ужаснулась Катерина, прижала обе ладони к своему лицу, выражая глубочайшее потрясение тому, что увидела, чем еще больше смутила Оксану.

— Да тебе я вижу сейчас вообще хорошо — дотронулась Катерина прохладой изумительной нежности ладони до пылких горячих ягодиц Оксаны по бархатистой упругой коже, которой стекала крупная капля пота — Вау…. да ты горяча

«Вот блядь какая, как же ты меня бесишь, когда вечно суешь свой нос в мои дела», возмутилась Оксана, выражая свою злобу сжимая пальцами в кулак, сильно простыню под собой, чувствуя волнительное прикосновение прохладной руки Катерины на своих ягодицах.

— Катерина — возмутился Коновалов — Хватит устраивать тут концерт, Оксана моя будущая жена и в этом нет ничего такого

— Так всё я пошла душ — сползая дикой кошкой с кровати, Оксана чувствовала, как колыхала огнем порочной страсти всё её тело после пережитой серии оргазмов с любимым для неё мужчиной — И вообще, чтобы ты знала я его почти жена и имею права заняться со своим супругом всем, чем только пожелаю

— Вот именно что почти — ухмыльнулась Катерина оставаясь стоять у Оксаны за спиной когда она сошла с кровати, наступая босыми ногами на пол комнаты

— Что ты хочешь этим сказать? — выразил возмущение Коновалов — Я люблю Оксану и ни за что не допущу, чтобы с ней что-то случилось

— И да он тебе рассказал про бал у Романовых сегодня? — выражая прелесть багровой улыбки губ с усмешкой в голосе, спросила Катерина

— А ты думаешь, он посмел бы от меня такое утаить — виляя роскошной прелестью бёдер, прошла Оксана по комнате, встала под светом проникающей утренних деревенских лучей, морозного солнца — Конечно рассказал

— Там будут высокие гости — предупредила Катерина

— Хм… а мне то что — выражая красоту бесподобной улыбки, ответила Оксана, проследовав к отрытой двери ванной комнаты — Как будто меня этим удивишь

— Тебя я смотрю, ничем уже не удивишь — выказывала недовольно собственное мнение Катерина, подходя к столу за которым проспала всю ночь — Я пока вызову лимузин

— А я пока приму ванну — заявила Оксана, вошла в темную, пропитанную утренней прохладой, ванну, тут же закрыла за собой дверь

***
Ослепительная белизна снега покрывала деревенские улицы, крыши домов, деревенских магазинчиков, ветки деревьев, создавая узоры измороси на стеклах всех домов. С труб некоторых дымоходов валил пышными клубами белый дым, выбрасывая запах пепла сгоревших дров в атмосферу. Туман густой пелены окутал деревню, придавая вместе с зимним холодом приятную морозную гармонию ослепительной белых красок. Лесной бор, что окружал деревню, был окутан полностью белым одеялом зимы. Воздух был пропитан запахом выпавшего снега, вкуса морозной прохлады, придающей поразительную, тяжелую для дыхания обстановку.

Приятным хрустом вминался снег под давление черных шин, протектора черного лимузина, что медленно плыл как корабль по волнам, заснеженным деревенских улиц. Расположившись на заднем кресле вместе с Коноваловым, Оксана выражала, открытых из-под белого зимнего пальто, красоту упругих бёдер, положив сексуально ногу на ногу, держа на кончиках пальцем полный бокал с шампанским. Катерина расположилась напротив, прозорливая брюнетка, совместив ноги вместе, выказывая эротический узор черных надетых на её ногах чулок, облокотившись на спинку мягкого кожаного кресла, держала в руке бокал с шампанским. Хмель будоражащей силы алкоголя и его сладкое послевкусие, вызывало в Оксане дикое искушение пробовать его снова и снова. В салоне, притемненной атмосфера, шторки которого на окнах дверей чуть были задвинуты разыгралась тёплая обстановка работающей печки, вызывающая дикий дурман власти алкоголя, что Оксана безмерно пила бокала, оставляя на дне, лишь на пару мелких глотков.

— Да и что ты так смотришь — возмутилась Оксана, обращаясь к Катерине, что сидела в кресле напротив, — Завидуешь моему счастью?

Облокотившись на плечо к Коновалову, говорила Оксана, прислонив стекло прохладой насыщенного бокала шампанского к губам, оставляя на его поверхности смачный след от алой помады, отпивая при этом глоток сладкой алкогольной прелести.

— Давай лучше выпьем — предложила Оксана протянула свой бокал с шампанским в сторону Катерины, застенчиво при этом выражая улыбку пьяных алых губ

— Ой, господи Оксанка, было бы чему хоть завидовать! — озорным смехом рассмеялась Катерина, легонько со звоном прикоснулась к бокалу, что держала Оксана, держась за его тонкую ножку кончиками пальцев — А если выпьем то на брудершафт

— Оксана я конечно не против — не стал возражать даже Коновалов — Но ты уже пьёшь пока мы едем от дома уже пятый бокал, не слишком ли много после вчерашнего

— Я вот тоже думаю, не слишком я радую тебя — не сдержала при себе свои эмоции Оксана, наклоняясь чуть к губам Коновалова — Это я Серёжа в плане секса

— К чему ты клонишь? — удивился Коновалов, положив жаркую ладонь на выставленное колено Оксаны, вызывая таким касанием в ней стихию бурных порочных эмоций

— Ты ведь теперь знаешь о нашей с тобой — коснулась Оксана игриво носа Коновалова, проводя ладонью руки по его черному драповому пальто — Порочной страсти

— О… господи Оксанка! — делая вид, что смутилась, возразила Катерина — Давай просто выпьем

— Я тоже так думаю — ухмыльнулась Оксана, большим глотком допила остатки сладкой прелести шампанского, что были у неё в бокале

Крупными хлопьями в медленном падении падал снег на крышу черного лимузина, когда он, поднимаясь по роскошному дорогому району деревни, въехал на виллу Романовых. На площади рядом с домом, пока черный лимузин огибал стоящий замерзший фонтан, выстроились дорогие роскошные марки автомобилей. Гости, что стояли на ступеньках большого каменного крыльца дома Романовых и журналисты, которые не переставали мерцать вспышками своих профессиональных фотокамер. Большой, роскошный сад, рядом с домом Романовых, был окутан пеленой белоснежного одеяла, с могучих голых веток тополя, с которого взлетел ворон, осыпался пышный пучок снега на одну из женщин, что проходила рядом, держа в руке бокал игристого шампанского. От резкой неприятной неожиданности женщина с прекрасным оттенком кашемира в бурой шубке взвизгнула, проливая на снег шампанское быстро стряхивая с себя упавший снег.

— Дура блядь какая-то ебанутая — ухмыльнулась Оксана, посмотрела в окно, увидела, как женщина с визгом выплеснула шампанское из бокала на снег начала быстро ерзать руками по шубе

— А по мне очень даже забавно — ухмыльнулась Катерина

— Визжать как дура забавно? — подметила весьма критично Оксана

— Ну, в неё, если ты не заметила — шептал Коновалов на ухо Оксане — Снег попал

— А то я блядь такая слепая — возмутилась Оксана от ласки сводящих с ума сексуальных нот шепота Коновалова — Не заметила, как птица взлетела с ветки

Говорила Оксана, когда черный лимузин остановился у крыльца, передавая пустой бокал в руки мужчине, что таким удивительным и выразительным взглядом на неё посмотрел.

— Ну что пойдём веселиться — предложила Оксана, поправляя сумочку, что висела у неё на плече

— И это говорит почти замужняя женщина — рассмеялась Катерина пьяным смехом, когда мужчина что подошел к двери, открыл её со стороны пьяной брюнетки

— Оксана это твой телефон звонит? — указал Коновалов взглядом глаз на жужжание сотового телефона в сумочке, на плече у Оксаны

— Хм… интересно кто бы это мог быть — повела губками Оксана, когда Коновалов открыл дверь с другой стороны, вылез сначала сам из темного прогретого сладостью шампанского и парфюма гармоничных вкусов, салона черного лимузина — Вы идите я вас догоню

На площади у крыльца дома Романовых, собралось слишком много гостей, все их лица были скрыты за карнавальными масками. Шикарные наряды женщин, большинство из которых выражали откровенность, приоткрытых частей тела, имели выражение соблазна и искушения. Дорогие меховые шубы, а так же золотые изделия, что выказывали дамы, стоя на ступеньках этого дома с бокалом шампанского. Музыка в электронном стиле dubstep доносилась из открывшихся дверей дома Романовых, через которые на улицу выходили две пьяные полураздетые девицы, прикрываясь лишь шубками, скрывая под ними полуобнаженные красивые тела. В воздухе царила атмосфера гармонии, изумительных оттенков от самых изысканных, ноты некоторых парфюмов вызывали своей утонченностью аромата, страсть эротического желания. До более искушенных вкусовой палитры запахов, что при одном только их вздохе, уже туманят рассудок, пытаясь найти глазами в собравшейся толпе свою обладательницу.

— Ты уверена? — обеспокоенно, поинтересовался Коновалов

— Да блядь что со мной может случиться? — взявшись за предложенную руку Коновалова, грязно выругалась Оксана, с трудом покидая салон прогретого лимузина, едва держалась на ногах, чувствуя прохлада зимнего воздуха, что окутывала её ноги — Я быстро отвечу на звонок и поднимусь в кабинет Романова

— Буду тебя там ждать

Нежностью поцелуя, жарких приятных губ, коснулся Коновалов, сладких пылких губ Оксаны, после чего медленно растворился в толпе, скрываясь в направление крыльца дома Романовых.

— Смотри не задерживайся — лаской пленительного голоса, произнёс он, стоя на ступеньках крыльца, дома Романовых, обернувшись к Оксане

— Да блядь кто там такой настойчивый

Грязно выругалась Оксана, доставая телефон из сумочки, в собравшейся толпе, подошла к ступенькам крыльца рядом с которым поднимались пара мужчины и женщины

— Да я слушаю — выражая недовольство, ответила Оксана входящий вызов, одевая тут же одной рукой капюшон, на голову скрывая под ним распущенные пышные золотистые волосы.

— Оксана Владимировна! — услышала Оксана, возмутившийся голос матери своего пациента — Да как вы только посмели такое сделать?

— Так-стоп-стоп! — не соглашаясь с таким, обвинительным, на первый взгляд, утверждением, возразила Оксана, поднимаясь по ступенькам каменного крыльца — Дамочка, что за тон, да и что вообще случилось, причём здесь я?

— Это вы подговорили эту маленькую мерзавку, чтобы она увела у меня моего сына — продолжая разговаривать в той же грубой форме, голос которой уже доходил до истерических нот

— Я только одного не могу понять

Не согласилась с этим утверждением Оксана, останавливаясь у открывшейся двери, через которую выходил какой-то партийный министр в сопровождение привлекательной темноволосой дамой, что вышла с ним на крыльцо, держась под его крепкую руку, напоминающую скорее лапу медведя. Дорогой костюм этого мужчины указывал на его толстый кошелек и абсолютно хамские манеры, свойственные эгоистичной натуре. Шикарные, хорошо ухоженные усы, на лице этого полного мужчины, что по своей физиономии напоминал дикого громадного зверя, его черное пальто с большим воротником, расстёгнутые верхние пуговицы оголяли его большую волосатую грудь, выказывало в нем образ дикаря.

— Причём здесь я? — возмутилась Оксана, входя следом в большой гостевой зал дома Романовых, искусно сгибая ногу в колено, перешагивая через высокий порог, коснулась каблуками красных туфель мраморной плитки пола — Насколько я понимаю, я даже вообще не в курсе, что вообще произошло

Шторы в этом большом зале были чуть задвинуты, создавая атмосферу легкой теплоты, большой огромный камин, выложенный из мраморных плит, нагонял теплый воздух на столь большую обстановку роскоши. В гостиной играла спокойная динамичная электронная музыка, звук которой доносился из колонок, подвешенных на больших колоннах в этой гостиной. Почти голые женщины, пикантные формы их сексуальных тел были открыты почти напоказ, прикрываясь лишь тонкой маленькой материей, развращенные хищницы тоже искали себе уютную компанию на этот день и ночь. Официантки, имеющие довольно откровенный наряд, в белых кружевных мини юбочках и такого же фасона бюстгальтерах разносили бокалы с шампанским и вином. У барной стойки стоял горячий, накаченный самец, в белой футболке, что при затемненной атмосфере и падающей палитре света сверху казалось с виду фиолетовой, с эффекта подкидывая бутылок в воздух, мешал коктейли для своих посетителей. В разных четырех углах гостиной красиво танцевали полуголые танцовщицы, забавляя богатых гостей дома Романовых, красотой собственного тела, выражая специально перед ними свои пикантные взгляду формы.

— Ах… вы значит не в курсе да?! — была возмущена женщина, с которой Оксана разговаривала по телефону

«Кажется молодая нахалка всё-таки изменила свой интерес к мужчинам, как же здорово что мой пациент всё-таки сбежал от этой злой наглой суки», ухмыльнулась Оксана, догадываясь о чем пойдёт разговор, проходя по гостиной, взяла у проходящей рядом официантки бокал с шампанским.

— Нет, конечно! — ухмыльнулась Оксана, расстегивая одной рукой верхние пуговицы своего белого пальто — Так что всё-таки случилось и где мои коллеги я хочу с ними обо всём поговорить

— Да что вы мне……

— Так хватит — услышала Оксана голос Валентины — Оксана Владимировна я конечно чувствую вашу причастность к этому делу, но спешу сообщить что лечение геморрагического васкулита дало результат пациенту, часа назад уже стало лучше

— Очень хорошо, что это оказалась болезнь Шенлейна Геноха — согласилась с этим утверждением Оксана, поднося бокал шампанского к раскрытым губам — Но вы-то мне звоните весьма не по этой причине

— Совершенно верно — ответила Марина Викторовна, вмешиваясь в разговор — Оксаночка если тебе известно местонахождение нашего пациента, пожалуйста, сообщи нам

«Я конечно знаю, но с чего мне им говорить, не вижу не малейшего повода», выражая хитрую ухмылку, оставляя капюшон на голове, проследовала Оксана в тихую комнату, дверь которой была открыта.

— Не имею даже не малейшего понятия — соврала Оксана, переступая высокий порог открытой двери, рядом с входом в подвал, где находилась бильярдная

— Но ведь ты как-то же привезла сюда эту девушку, что почти не отходила никуда от палаты нашего пациента — уверяла Марина Викторовна, будто о чем-то догадываясь

— Извините — обратилась белокурая девушка, в черной кружевной маске к Оксане, касаясь кончиками пальцев её плеча — Но здесь сотовая связь запрещена, любая съемка и фото

Молодая блондинка по внешнему виду не больше тридцати лет, в черной кружевной маске и в весьма откровенном бикини, что скрывали тонкой материей шелка её влагалище и такой же по цвету бюстгальтер сковывал в оковах скромный размер её груди. Завораживая стихия бурных ароматов, исходила от неё, приятной коллекции «Euphoria Essence от Calvin Klein», малина и ежевика в начальных нотах и белый шоколад в шлейфе: да, этот аромат будит основной инстинкт. Такой вкусный, такой завораживающий, такой сладкий: этот сексуальный женский парфюм возбуждает в нем аппетит, во всех смыслах этого слова. Пышные русые волосы имели красивый объём, возбуждающий страсть своей изысканной формы укладки, а её стройные ноги были одеты в белые туфли, их высокий каблук подчеркивал своим размером сексуальность образа этой блондинки.

— Это по работе — прикрывая, ладонью руки, динамик телефона, заверила Оксана, обращаясь к девушке, что прервала её разговор — Я быстро закончу разговор и положу его

— Меня это не волнует — возразила наглая женщина, пытаясь упорствовать на своём — Сдайте, пожалуйста, телефон или я буду вынуждена позвать охрану

— Всего один телефонный звонок — нахмурила Оксана губки, выражая кокетливое очертание лица, на мгновение пленила взгляд карих глаз этой блондинки — Я врач и это по поводу моего пациента, он, между прочим, умирает

— Но только один и при мне — согласилась пойти на уступки эта белокурая девица, кокетливо угрожая Оксане указательным пальцем — И после этого вы оденетесь, как подобает на этой частной закрытой вечеринке

— Безусловно — пытаясь выразить радушную улыбку, ответила Оксана, отошла в сторону гардеробных больших шкафов — Прошу меня извинить, меня отвлекли, так о чем мы с вами говорили

— Это всё ты со своей настойчивостью решила, что можно отдать карточку с полным лечением этой девушке — выдвигая обвинительные речи, говорила Вероника — Я и представить не могла, что до такого дойдёт

— Постойте — вмешался в разговор Ларионов — Так это вы Оксана Владимировна подговорили Веронику, чтобы она отдала карточку этой девушке, но зачем?

— Наверно потому — ухмыльнулась Оксана, медленно снимая с головы капюшон, выказывая перед сзади стоящей девушкой прелесть золотистых волос — Что не все люди заслуживают второй шанс

— Сказали бы это лучше своему жениху — возмутившись, выразила собственное мнение Валентина, прошипела перед микрофоном телефона нотками дикой песчаной гадюки

— Моя свадьба — гордо заявила Оксана, расстёгивая верхние пуговицы, белого, надетого на ней пальто — Это совсем другое дело

— Только не говорите что вы восхищаетесь безумным поступком — удивилась Валентина — Который они так бездумно сделали

— Не то чтобы восхищаюсь — уверяла Оксана, обращая внимание, как медленно подошла сзади белокурая девушка, в тот самый момент, когда она скинула с себя белое пальто — Просто с ней ему будет во много раз лучше, чем с той, которая называется его матерью

— Попахивает лицемерием — с усмешкой в голосе, поделилась впечатлением Вероника

— Нисколько

Возразила Оксана, повернувшись перед зеркалом, напротив выразила красоту надетого красного платья, открытые плечи и шикарное декольте, как и вырез сзади выражали бархатистый оттенок её кожи. Разрез по обеим сторонам бёдер открывал красоту сексуально прекрасных стройных ног Оксаны, завершающей чертой служили красные туфли на высоком каблуке. Полупрозрачная материя этого кружевного платья, отображало в ней всю естественную, почти открытую красоту тела, что скрывалась под ним, позволяя видеть отчасти все сочные её черты.

— А теперь прошу меня извинить, долго говорить не могу — проводя большим пальцем по сенсору телефона, разорвала Оксана сотовую связь — Мои коллеги они все такие любопытные — выражая застенчивость, улыбнулась она девушке, что так напряженно на неё смотрит через надетую черную кружевную маску

— Прошу оденьте маску

Предложила девушка, протягивая Оксане маску, подходящую к цвету, надетого на ней платья, взяла её с рядом стоящего столика.

— Вашим сексуальным партнерам будет запрещено снимать с вас маску, без вашего личного согласия, этой ночью можете позволить себе всё

— Спасибо

Выказывая красоту изгиба прекрасной улыбки, ответила Оксана, наблюдая как девушка, что вручила в её руки маску, нагнулась и подняла с пола этой гардеробной комнаты упавшее её белое зимнее пальто. Допивая остатки шампанского с бокала, что держала за тонкую стеклянную ножку, зажав её на кончиках пальцев, Оксана почувствовала легкое сладкое искушение и то как разум поддаётся соблазну порочного желания.

— Скажите, а мне тоже так стоит разодеться, как ваши девицы, что танцуют в гостиной — игриво ткнула Оксана легонько, указательным пальцем прямо в грудь девушки, которая держа её пальто с трудом в руках, подошла к гардеробному шкафу — Или я могу и пройти в таком наряде

— Вы важный гость семьи Романовых — ответила блондинка в черной кружевной маске — Конечно, если вы только желаете, я могу вас угостить специальным фирменным напитком

— Я и так вся горю — почувствовала Оксана, вздыхая, глотая воздух ртом, как её тело полыхает крепостью выпитого алкоголя — Думаю, бокальчик вашей сладости и мне стоит охладиться на улице — выражая симпатию к этой зной блондинке, говорила она, позволяя ей взять себя за руку

— Зачем на улицу? — прикоснувшись прохладной нежной рукой к руке Оксаны, возразила девушка, взяла из её рук сотовый телефон — В доме хорошая сауна и большой бассейн

— А как же мой телефон и моя сумочка? — возмутилась Оксана, кокетливо нахмурив алые губки, замечая как девушка, отпуская её руку, убрала сумочку и телефон в специальную ячейку рядом с гардеробным шкафом — Как же я буду — заплетающимся голосом, хотела она возразить, опираясь на поверхность столика рядом с которым встала

— Оу… да вы напились сильно — заметила девушка, быстро подошла к Оксане, стукая по полу кафельной кофейной плитки каблуками белых туфель — Это же хорошо, ничего не будите помнить о том, что будет у вас происходить сегодня

— А что будет происходить со мной сегодня? — улыбнулась Оксана развращенной пьяной улыбкой

— Ваш разум, конечно, говорит обратное — приятным нежным касанием, прикоснулась блондинка к руке Оксаны, уверяла эта красивая самодовольная девица — Но поймите вашему телу нужен отдых

— Это я конечно понимаю — ощущая ласку приятной руки этой блондинки, изнывая из себя сексуальной нотой голоса, ответила Оксана — Что нужен отдых

— Получить который вы можете, только через хороший секс — говорила пленяющей интонацией голоса эта белокурая девица, завораживая на себе взгляд лазурных глаз Оксаны — Не в чем себе не отказывайте это ваш вечер и ваша ночь, а ваши бытовые рутинные дела, пусть начнутся завтра

«Ну, всё-таки могу же перед свадьбой, чуть позволить себе расслабиться, а присоединиться для скучной беседы в кабинет Романова, я всегда успею», размышляла Оксана, направляясь к выходу их помещения гардеробной, чувствуя нежность ладони девушки, что держала её за руку.

— Может, выпьете еще шампанского

Предложила блондинка в черной кружевной маске, когда они с Оксаной вошли в гостиную, где цвет мерцающей цветомузыки соответствовал динамичному играющему ритму dubstep.

— А я пока распоряжусь у бармена, чтобы вам приготовили наш фирменный коктейль, вам куда можно сказать, чтобы его доставить? — спросила Оксана, взяв в руки бокал с шампанским у рядом проходящей откровенно одетой девушки официантки

— Вы, кажется, что-то говорили про бассейн

Ответила Оксана, проходя мимо одного из столов в гостиной заметила, как на неё посмотрели несколько мужчин, что сами сидели в окружение четырёх полураздетых женщин.

— Думаю, мне стоит охладиться — взяла Оксана бокал из рук блондинки, направляясь по гостиной, мимо танцующих пар мужчин и женщин, что были уже безмерно пьяными

Просторное помещение с огромным бассейном, в которое вошла Оксана, наступая сразу на голубую кафельную плитку полу, покидая через открытую дверь гостиную. Воздух был пропитан древесным паром, стойкостью женского парфюма, сигаретного дыма и перегара алкоголя. Голые девушки плавали в бассейне, танцевали откровенные, эротические танцы, некоторые девушки сидели за круглыми деревянными столиками вместе с мужчинами. Другие выбегали из открытой сауны, с визгом покрасневшей кожи на бёдрах, пьяные девицы прыгали в воду, чтобы остудить свой сексуально накопленный пыл. Продвигаясь в пучине окутавшей паром, Оксана, стукая каблуками красных туфель с восхищением наблюдая, как танцуют красивый танец голые девушки, допивая с бокала, что держала в руке, остатки шампанского.

«А чем я хуже этих молодых пьяных сучек, могу я тоже позволить себе немного пошалить тем более если Серёжа об этом может и не узнать», предположила Оксана, поставив пустой бокал на свободный столик, рядом с которым прошла, заходя за деревянную ширму в форме гармошки.

Поддаваясь безрассудства выпитого большого количества алкоголя, Оксана, стоя за ширмой, медленно оголила своё тело до талии, держась за кончики платья. Скидывая постепенно платье на пол, Оксана, виляя шикарной красотой упругих бёдер, улыбаясь извращенной красоты порочной улыбкой, взялась за кружевные красные трусики, вырисовывая сексуальные изгибы тазом в момент танца коснулась, пальцами их резинки. Подобно красотой движения королевской кобры, Оксана, виляя попкой, скинула трусики на пол голубой кафельной плитки, прислонив, испытывая порочную симпатию, указательный палец, стянула другой рукой с ширмы цветное махровое полотенце. Скрывая красоту обнаженного горячего, пылкого рвущегося к страсти тела под нежностью приятной на ощупь махровой материи полотенца, Оксана окутала им своё тело.

Стукая каблуками красных туфель по голубой кафельной плитке пола, Оксана прошла за спинами танцующих девушек, обращая внимание на их масляные тела. Открывая стеклянную дверь сауны, взявшись за железную ручку, узкой цилиндрической формы, Оксана вошла в сауну, обращая внимание сразу на то, как пьяная женщина блондинка, лежала голой на нижней полке, поливала себя маслом из стеклянного сосуда. Мужчина, накаченной формы, с татуировкой на предплечье, что сидел на верней полке, с восхищением наблюдал на пьяную блондинку, поливающую себя маслом. Две девушки, что заигрывая между собой, хлестали лаской порочной пьяной любви себя вениками по бёдрам.

— Проходите не стесняйтесь — предложил мужчина, заметив вошедшую Оксану в сауну — Маску, можете снять, она вам здесь только будет мешаться — предложил он

— Правда? — выражая застенчивость, улыбнулась Оксана, вдыхая глубоко ртом, скопившийся, древесного вкуса, пар в сауне — А что вы еще предложите мне снять?

— Предложил бы снять вам полотенце — замечая, как показалось ему строгий взгляд со стороны Оксаны, передумал мужчина — Но как я понял, вы откажитесь

— Иди, ложись сюда дорогая моя — предложила пьяная обнаженная блондинка, не давая ничего ответить Оксане — Попробуй это масло, я уверена просто, оно тебе подойдет

— Хм…, а почему бы и нет — повела губками Оксана, проходя по сауне чувствуя раскаленный жар и скопившейся пар, скинула между двух пьяных девиц с себя полотенце — Ай….!!! — взвизгнула она, почувствовав, как по оголенным ягодицам прилетело веником

— Ой, простите, пожалуйста — испугалась девушка, заметив строгий, критикующий взгляд со стороны Оксаны — Я не хотела, правда!

— Ну же иди сюда — отвлекла пьяная женщина блондинка, предлагая Оксана лечь на её места, когда она села просто на нижней полке — То, что мужчина сделает с тобой после этого масла, почувствуешь просто поистине божественное удовольствие

— Ну ладно — посмотрев на самца, что сидел на верхней полке, Оксана возбудилась уже от того заметив крепость его гениталий — Давайте попробуем — села она на полку рядом с этой женщиной

«Блядь я уже хочу его, какой самец, прям тут же, дала ему», с голодом полного сексуального искушения, одарила Оксана этого мужчину, мечтая скорее ощутить его орган в себе.

— Давай ложись дорогая моя — положив ладонь теплой приятной руки на бюст Оксаны, уверяла эта женщина, оставляя на её коже масляный приятный отпечаток

— А можно это сделает он? — укладываясь на красное, пропитанное маслом полотенце, где лежала пьяная блондинка, спросила Оксана, указывая кончиком указательного пальца, на полку где сидел мужчина — Я просто этого очень сильно хочу

— Ну, раз ты так считаешь? — повела губами пьяная незнакомка, передавая стеклянный сосуд в руки мужчины, что слез с верхней полки — То пусть будет так

— Это очень неожиданно — выразил этот мужчина своё впечатление, слезая полностью с полки, встал на пол рядом с Оксаной

«Блядь как же он красив и горяч, сука так и хочется, чтобы он так глубоко мне всунул то, что я сейчас у него вижу», размышляла Оксана, не могла сдержать свой накопившейся под властью алкоголя пыл, дотрагиваясь пальцами обеих рук до своей груди, облизывая жадно губы, терзала себя пределом порочных мечтаний.

— Девочки на выход — распорядилась пьяная маслянистая женщина, проследовав к выходу, обвивая, обеими руками, талию двух обнаженных девиц

— Ну, так что? — вопросительно посмотрел мужчина на то, как Оксана в пучине страсти пьяного рассудка терзала пальцами собственную грудь — Почему именно я?

— Ну не думаешь же ты

Покусывая коготок указательного пальца, порочной улыбкой, улыбнулась ему Оксана, лёжа на нижней полке, смотрела на этого мускулистого дикаря, испытывая сексуальное искушение.

— Что я буду попусту радоваться ласке женских рук, когда рядом такой накаченный сексуальный мужчина — ощутила Оксана, как выливалось масло из стеклянного сосуда, покрывает нежностью теплого, приятного касания, бархатистую кожу её обнаженного тела

— И как же тогда зовут белокурую королеву этого вечера? — с ухмылкой на лице поинтересовался незнакомец, размазывая крепкой приятной ладонью растекающееся масло, по телу Оксаны

— Можно просто Оксана — простонала Оксана, раскрывая алые губы в шикарной форме, требуя настойчиво поцелуя от этого кавалера, что так приятно ласкал её груди

— Что же Оксана, если ты выбрала меня, то смею предположить и предложить тебе — выливая полностью от груди до лобка Оксаны масло на её голое тело, говорил мужчина — Желаешь ли ты…

— Да…. — простонала Оксана, ощущая теплоту потёков масла на своём теле

— Хорошо — присаживаясь на колени рядом с полкой, на которой лежала Оксана — Так что же такая красивая королева всех блондинок желает получить этим вечером и этой ночью?

— Наверно тоже — приподнимаясь, лежа на полке, опираясь на локоть, заявила Оксана — Что и любая девушка, оказавшись с тобой рядом — обвивая тут же его крепкие плечи

— Кажется, я понимаю — смотрел он, выражая жажду порочного желания в лазурные голубые глаза Оксаны — Давай может, сначала поговорим?

— Думаешь, стоит?

Садясь на полке на колени, Оксана, обвивая руками шею мужчины, прижалась к нему, чувствуя поразительный жар в сочетание трепетного желания от тела самца.

«Блядь что я делаю, но я ведь имею, в конце концов, пока Коновалов будет трахать кого-то там, я имею право расслабиться самой», противостояние Оксаны в её сознании было сломлено силой огромного порочного искушения.

— Прости, я наверно слишком пьяная — смутилась Оксана, прикрывая губы кончиками пальцев ладони, в ответ на холодную реакцию со стороны мужчины, отпрянула от его жаркого пылкого тела — Давай, конечно, поговорим — соглашаясь на предложение этого мужчины, поджав, сидя на полке в сауне, под себя ноги

— И так что же делает столь красивая блондинка в этом месте можно узнать? — поинтересовался мужчина, садясь рядом с Оксаной

«Блядь до чего же ты любишь, чтобы я была мокрой изнутри, от твоих комплиментов», предположила Оксана, так любознательно посмотрев в его серо-голубые глаза, почувствовала, как жар его пылкой горячей руки обвил её талию, ложась пальцами к ней на ягодицы.

Столь сильное прикосновение будоражило Оксану, вызывая мощный импульс сексуальной энергии, что прокатилась легкой дрожью по всему её телу, как только он прикоснулся к ней, своей рукой. Повернув взгляд в сторону этого мужчины, Оксана, поддаваясь сильному порочному влиянию, погружая свой рассудок на сознание глубокого спящего разума, раскрыла перед его губами, алую красоту своих губ, придавая им прекрасную открытую форму. Убирая руку со своего колена Оксана, выражая взглядом, порочное искушение коснулась кончиками пальцев его груди, располагаясь, стоя на коленях, над коленями мужчины.

— Просто такая красивая блондинка — говорила Оксана, стоя на коленях, когда ноги этого мужчины проходили под нею — Хочет именно сегодня сгорать в пучинах страсти сексуальной энергии или я этого не могу себе позволить? — спросила она, так соблазнительно перед ним, прикусывая краешек губы

— А разве тебя сейчас может что-то остановить? — произнес этот мужчина рядом с губами Оксаны, касаясь аккуратно пальцами, макси, что была на ней

— А разве ты этого хочешь? — выгнув спину кошкой, Оксана вновь залезла на полотенце, с которого она сползла, покидая мужчину, не давая снять ему маску с себя

— Может, дашь мне для начала……

— Для начала может и дам

Повернулась Оксана, сидя на коленях к мужчине спиной, специально скрывая лицо под красной надетой маской, ощущая скопившуюся жаркую атмосферу в сауне. Сползая с полки, на которой сидела, Оксана прошла по сауне, выказывая перед мужчиной красоту обнаженного тела, нагнулась, поднимая с пола упавшее цветное махровое полотенце.

— Но сначала давай выйдем отсюда — чувствуя изнурительную жару, заявила Оксана, обворачивая своё тело полотенцем, сковывая его оковами махровой ткани — Здесь чрезмерно жарко я тут не могу — взявшись за пальцы подошедшего к ней мужчины, она направилась вместе с ним к выходу

— Там ведь слишком много народу

— Да — согласилась Оксана, подходя к закрытой стеклянной двери, толкнула её кончиками пальцев, почувствовав поток врывающейся прохлады — Пьяных и голых — перешагивая через высокий порог, она выразила шикарную упругую красоту, скрытых под полотенцем ягодиц

— Может, хочешь чего-либо выпить? — проявляя заботу, проследовал мужчина, что вышел из сауны следом за Оксаной, когда она, покидая сауну, направлялась к бассейну

— Да наверно хочу — встала в пол оборота к бассейну, заявила нагло Оксана, смотрела с искушением, как целовались между собой пьяные, купающиеся в бассейне девицы

— Что тебе принести? — подошел кавалер к Оксане, глядел с желанием порочной страсти, как она положила жаркую ладонь руки на пропитанное маслом бедро, чуть оголила его, взявшись за краешек полотенца

— А что ты предложишь? — выражая порочное желание, спросила Оксана, раскрывая перед мужчиной в красивой форме алые губы — Учитывая конечно то меню, что у тебя там — указала она, заигрывая с самцом, взглядом пьяных глаз на его гениталии

Привлекая к себе внимание публики, Оксана, ощущая жар ладоней этого мужчины, что обвили её талию, сливаясь с ним в единой горячей страсти поцелуя. Начиная сладко непринуждённо стонать, в момент поцелуя, Оксана чувствовала настойчивость со стороны этого мужчины, как он легко и безгранично повиливал её телом стоя рядом с ней возле бассейна. Каждое прикосновение его горячих пылких ладоней телу, сводило пьяный рассудок Оксаны с ума, заставляя поддаться такому сексуальному обольщению, когда каждая клеточка её искушенной плоти, жаждала получить эту страсть. Ощущая всю дикость этого поцелуя, Оксана закрыла глаза, чувствовала, как этот мужчина с голодом сильного порочного соблазна владел её языком в момент поцелуя, жадно трогая её маслянистые ягодицы, проникая пальцами за грань надетого на ней полотенца.

— Как красиво — выразила собственное мнение какая-то пьяная женщина, что сидела за столиком справа — Может, вы сначала присоединитесь к нам, пока то, что я вижу не перешло в страсть

— Ох… простите — смутилась Оксана, отрываясь тут же от жарких манящих к себе губ мужчины задержала его руку на подбородке, чувствуя ладонью колкость его щетины, тут же отпрянула от мужчины — Мы просто….

— Я знаю, что вы просто

Уверяла темноволосая женщина, которая сидела за столиком напротив бассейна, пикантная красота тела была скрыта за белым махровым полотенцем, красиво подчеркивающим каждый изгиб сочной, пикантной взгляду, фигуры. Рядом с ней сидела маслянистая блондинка, что Оксана видела в сауне, красиво выражая взгляд голубых глаз, она подставила обратную сторону ладони под свой подбородок, с завистью наблюдая за произошедшей красивой картиной поцелуя.

— Но просто чтоб пока тут не произошло то, что ты уже видишь, может, выпьешь для начала с нами бокальчик вина

— Это мои знакомые женщины — заверил мужчина тихо прошептав, после того как Оксана, смутившись быстро покинула его объятия — Ничего всё нормально

— Ну раз это нормально — указывая на столик слева, на котором лежала брюнетка подняв согнутые ноги в колени чувствовала как в неё входил крепкий член мужчины, говорила Оксана — Тогда почему она прервала нас?

— Прошу сядьте с нами — предложила брюнетка, чуть пододвигаясь — Выпейте бокал этого превосходного вина

— Они просто хорошие знакомые уверял он — когда Оксана, стукая каблуками по голубой кафельной плитке, подошла к столику, где сидели обнаженные

— Насколько я понимаю — едва держась на ногах, Оксана встала рядом со столиком, за которым сидели две пьяные женщины — Этим вечером и ночью тут я могу позволить себе абсолютно всё, главное чтоб мой сексуальный партнер еще был на это согласен

— А я тебе разве что-то говорю про него — ухмыльнулась блондинка, красиво выражая кожу маслянистых плеч — Тягу к мужчинам я не испытываю уже давно, меня привлекла ты, моя дорогая, еще там в сауне я хотела овладеть тобою

«М…. какая женщина, уверена, что когда я поиграю с этим дикарём, я вернусь за продолжением к этой суке», размышляла Оксана, посмотрев в глаза, наполненные сексуальным искушением пьяной блондинки, что сидела за столом с темноволосой женщиной.

— Или ты думаешь, что я за брата переживаю? — рассмеялась брюнетка, озорным пьяным смехом, выражая прекрасную форму улыбки алых губ — Нет, его член гуляет по ветру среди этих молодых красоток

— Брата? — удивилась Оксана, подошла медленно к лавочке, на которой сидели пьяные женщины, обернулась к мужчине, что стоял сзади — Мог бы сразу сказать, что это твоя сестра со своей подругой, которая испытывает слабость к женщинам

— Иди сюда дорогая моя — предложила блондинка, обвивая бёдра Оксаны, помогая её пройти между брюнеткой и столом — Могу я хотя бы насладиться столь прекрасным обществом блондинки

— Насколько я понимаю — взяла Оксана из рук брюнетки предложенный ей бокал красного вина, села рядом с пьяной блондинкой — Ты ведь тоже блондинка

— Пей аккуратно радость моя — предупредила брюнетка, коснувшись нежностью пальцев плеча Оксаны — Вино очень крепкое, но такое сладкое

— Как раз то что мне нужно — улыбнулась Оксана, поднося бокал к губам, начиная тяжело дышать от искушения, когда две пьяные женщины голодом порочной страсти, так на неё смотрели

— Тебе не жарко дорогая моя — коснувшись завернутого края полотенца, спросила блондинка, так и желая раскрыть тело Оксаны — Может я его с тебя сниму?

Кивнула Оксана чуть головой, начиная жадно пить сладкую прелесть вина, что словно водопадом, выливалось из бокала в её раскрытые алые губы. Глотая вино, Оксана, закрывая лазурные пьяные голубые глаза, ощутила как женщины, что сидели по обе стороны от неё медленно развернули полотенце на её теле, обнажая сочную упругую форму груди. Чувствую приятную нежность женских рук, что придавали сказочной ласке тело Оксаны, как эти пьяные две извращенные натуры сжимали пальцами её грудь. Улыбаясь распущенной улыбкой, сгорая в ритме порочного желания от таких нежных прикосновений, Оксана чуть пролила на себя вино с бокала, что потёками багровой прелести, катились по её бархатистой коже, повинуясь каждому изгибу сочного тела. Чувство нежной женской приятной ладони будоражило Оксану и без того разжигали в ней огонь сексуальной страсти, ощущая завораживающее скольжения ладони от груди животу вниз. Допивая остатки вина с бокала, Оксана чувствовала, как подушечки пальцев женской руги, коснулись её гладко лобка, тонкостью ритма будоражащих чувств, скользили по её половым губам. Достаточно приятно подушечки нежных пальцев массировали круговым движениями промежность влагалища Оксаны, терзая её мысли моментом ожидания. Прикосновение жаркой ладони женской руки ощутила Оксана, как приятным горячим теплом прикоснулась она к её животу.

«Какие настойчивые суки, давно бы уже изнасиловали бы меня тут своими пальцами, блядь как же я этого хочу», каждая клеточка тела Оксаны, была напряжена ритмом порочного сильного возбуждения, эмоции были натянуты прочной гитарной струной, сознание уже не могло просто переносить время этого томительного терзающего ожидания.

— Думаю, мне стоит — ухмыльнулась Оксана, оторвавшись от бокала оставила на его стекле алый след прекрасных губ — Немного охладиться

Чувствуя, как сильно в ней полыхал огонь выпитой прелести вина, Оксана сгорала в пламени порочного сильного желания, когда каждая клеточка её тела горела огнём, порочного искушения.

— А то после вашего вина — испытывая сильную нехватку воздуха, говорила Оксана, начиная дышать учащенным темпом, жадно хватая воздух ртом

— Думаю, может и стоит — произнесла блондинка нежностью приятного шепота возле уха Оксаны

— Сходи к бассейну дорогуша моя — предложила брюнетка, убирая руку от влагалища Оксаны, провела ладонью по её животу, завершая приятный момент сжатием пальцами сочной открытой груди — Мой брат сейчас к тебе подойдет

— Тогда прошу меня извинить — чувствовала Оксана, как сильно кружилась голова, медленно встала с теплой деревянной лавочки, проходя мимо брюнетки

— Проводи её — распорядилась брюнетка, обращаясь к мужчине, что сидел на лавочке напротив — И проследи, чтобы не упала в бассейн

Покачивая упругой красотой бёдер, блеск потёков масла по ягодицам придавал сексуальный оттенок кожи Оксаны, когда она направлялась к бассейну. Две девушки, спускаясь в бассейн, скинули с себя полотенце, которые упали на пол прямо к ногам Оксаны, когда она подошла к его краю, наступая каблуками красных туфель на мягкую нежную ткань. Опускаясь, Оксана свесила ноги, погружая их в мокрую приятную стихию качающейся воды, вздохнув полную силу, глубоко глотая воздух ртом. Обернувшись, Оксана посмотрела на мужчину, что подошёл сзади, взглядом полного сексуального искушения, чуть раскрывая алую прелесть губ.

— Всё ждала, когда же ты прейдёшь, ко мне — тихим возбуждающим голосом произнесла Оксана, вытаскивая ноги из воды бассейна, сидя на полотенце, поджала их под себя, сняла с маску положив её рядом — Я уже думала ты не подойдёшь

— Я просто не мог оставить тебя тут одну — произнес мужчина, присаживаясь рядом с Оксаной

«Блядь как же он красив, как я хочу поскорее ощутить его в себе», не отдавая себе отчет, Оксана схватилась обеими руками за напряженные гениталии мужчины, что сел перед ней на колени.

— Не могу больше терпеть — изнывая нежной нотой стона, простонала Оксана, коснувшись губ мужчины, слилась с ними в едином поцелуе дикой похоти

Укладывая своей настойчивостью мужчину на полотенца, что лежали на полу, Оксана вела себя подобной развратной дикости кошки, смачно облизывала его, пылающие порочным искушением, губы. Чувствуя, как руки мужчины обвили её талию, Оксана решила проявить перед ним непокорность, оторвавшись от его жарких пленительных губ. Стоя на четвереньках над телом мужчины, Оксана развернулась, выставляя перед лицом кавалера упругую красоту ягодиц. Взявшись рукой за гениталии самца, Оксана ощутила как его крепкие руки, приятным касанием пальцем обвили её бёдра. Жаркий поток дыхания с губ мужчины покрывал горячей страстью мокрые половые губы.

Раскрывая алую красоту губ, Оксана коснулась ими напряженной головки члена мужчины, начиная её жадно облизывать губами, чувствовала пальцами, как жилы, что окутывали стебель его пениса, пульсировали порывом сексуальной ярости. Самец с удивительной нежности провел по возбужденным мокрым половым губам Оксаны, поверхностью жгучего холодом слюны языка, вызывая такой лаской скольжения бурю стихийных эротических эмоций в сознании Оксаны, когда она облизывала губами головку его члена. Чувствуя губами, как сильно была напряжена головка пениса мужчины, Оксана жадно облизывала её губами. Не переставая при этом стонать искушающим сексуальным стоном, чувствуя как скользким движением этого самца, скользил по поверхности половых губ Оксаны. Изнемогая в пучине сексуальных эмоций и тонких чувств, как щетина этого мужчины покалывала приятной колющей лаской паховую область Оксаны, словно впиваясь жаждой порочного искушения в засос поцелуя в её мокрое влагалище. Столь сильные порочные ощущения не давали Оксане скользить завораживающим трением по стеблю пениса мужчины, а лишь доставляли удовольствие жадно облизывать его губами.

— Ах….

Простонала Оксана, оторвавшись от члена мужчины, не имея возможности больше терпеть, когда вся накапливаемая мощь в её теле накалилась силой эмоций порочного искушения. Подобно гитарной струне сексуальные эмоции Оксаны были натянуты сильно прочно.

— М….. — стонала Оксана, сделав губы бантиков, сидела на лице этого мужчины, когда он так старательно облизывал её влагалище

— Может всё-таки — говорила брюнетка, встав за спиной у Оксаны, когда она вновь нагнулась к крепкому члену мужчины — Ты уже её трахнешь и мы пойдём отсюда

— Успокойся — возразила рядом подошедшая блондинка, провела кончиком коготка по маслянистой спине Оксаны — Пускай эта девочка немного насладиться вкусом его члена

Жадно обсасывая головку пениса мужчины, Оксана стонала изнурительными нотками эротического голоса, чувствуя утонченность скольжения языка мужчину по губам влагалища, колкость его щетины в паховой области, а так же убедительность его пальцев рук которыми он обвил её бёдра. Чувствуя вкус выделяемой смазки мужчины, Оксана, смакуя её со своей слюной, тут же глотала, получая огромное удовольствие от этого огромное удовольствие. Пальцы белокурой женщины, что стояла над Оксаной скользили по её спине, слегка царапая кожу приятным скольжением. В теле Оксаны словно было всё напряжено, каждая её клеточка тела передавала огромный импульс сокрушающей разум энергии в мозг, в сознании, всё как будто во время шторма. Скользким проникновением язык мужчины проник промеж мокрых стенок влагалища Оксаны, когда она рукой ему ускоренным темпом мастурбировала жадно, облизывала губами напряженную, пульсирующую головку его пениса. Широко раскрыв глаза, держа открытыми алые губы в которые входила учащенно головка члена самца, Оксана, сгорая в ритме сильного возбуждения, стонала изнурительной эротической нотой голоса. Через несколько минут непрерывного наслаждения, Оксана почувствовала, как мужчина полностью влил ей в рот всю выделяемую сперму, когда она в этот момент испытала сильный оргазм, изливая его ему на язык.

— Какая хорошая девочка — выразила свой комплимент блондинка, проводя горячей ладонью руки по ягодицам Оксаны, в тот момент, когда она облизывала губами головку вялого члена мужчины, глотая остатки его спермы — Довела нашего мужчину до оргазма одним оральным сексом

— Кажется, она и сама испытала оргазм — признался мужчина, нежного приятного поцелуя поблагодарил влагалище Оксаны

«Блядь ну зачем это нужно было говорить им», смутилась Оксана напоследок старательно провела губами по головке пениса мужчины не оставляя на нём даже смазки после семяизвержения.

— Как я устала — изнывающим стоном простонала Оксана, выгнув спину, слеза с тела мужчины к которому прижималась во время орального полового акта — Мне бы теперь очень хотелось что-нибудь выпить — села она на колени рядом с мужчиной, поджав под себя ноги

— Проводишь нашу общую теперь уже знакомую в нашу комнату — предложила брюнетка, обращаясь к блондинке, что встала рядом с Оксаной

— Я думаю, ей теперь просто необходим хороший отдых — предложила свою руку Оксане, блондинка, когда стояла рядом с нею — Вставай моя дорогая

— Вы ведь не будите против — улыбнулась застенчивой пьяной улыбкой Оксана, взявшись за руку протянутой ей блондинкой — Если я оденусь, а то как-то голой идти по этому дому не слишком уж приятно

Оглядывая через пелену скопившегося пара в этом большом помещение творившийся пьяный разврат, выразила собственное мнение Оксана. На столе всё так же красиво какая-то женщина занималась сексом с мужчиной, которому она положила свои согнутые в колени ноги на его голые мускулистые плечи. Пьяные девицы с дикой страстью целовались в бассейне, когда в самом начале у входа на глубину, мужчина держал за бёдра блондинку, облокотив её на стену, вёл себя подобно дикарю. Две пьяные женщины, брюнетка и блондинка, что раньше сидели за деревянным столиком возле бассейна, выразили дикую страсть на столе, ублажали очень красиво влагалище своей партнерши. На полу голубой кафельной плитки были разбросаны вещи, женские платья, трусики, бюстгальтеры и даже короткие мини юбки, в то время как черные мужской смокинг у каждого из мужчин либо весел на вешалке за ширмой, либо на спинке деревянно лавочки, рядом с которой загоралась порочная игра между их избранницами.

— Не понимаю, зачем тебе платье? — выразил обеспокоенность мужчина, проследовав следом за Оксаной, когда она, покачивая бёдрами, взявшись за руку с блондинкой, зашла за ширму

— Я ведь почти женатая — ответила Оксана, выглядывая из-за ширмы, мило улыбнулась мужчине, ответом которым шокировала его — Но ты ведь не расстроился, мы ведь, в конце концов, оба неплохо провели время, порезвились на славу

— Мы еще когда-нибудь встретимся? — питая надежду, подошёл мужчина, обвивая бёдра Оксаны, прижал её к себе, когда она, зажав красное кружевное платье в пальцах обеих рук, скрестила руки на груди, прижалась к телу этого самца — Я так не хочу тебя потерять — твердил он горячей страстью слов

— Ну, я думаю — прикусывая краешек губы, продолжая смотреть пьяным искушенным взглядом в глаза мужчине, успокоила его Оксана — Что такая вероятность допускается, если конечно ты будешь так же нежен как во время нашей с тобой связи у бассейна

— Уверяю, если ты дашь мне шанс — словно не хотел отпускать мужчина Оксану из своих объятий, когда она в его глазах увидела пылкие жаркие чувства, что он испытывал к ней — Я обещаю не подвести тебя

«Блядь какой настойчивый попался, прямо даже не знаю, что ему и ответить», смутилась Оксана открытых чувств и взгляда серых глаз в этом мужчине, что с жаждой порочного желания так на неё смотрел.

— Обещаю

Заверила Оксана, освобождаясь от жарких объятий, чувствовала как по телу, сочетаясь с маслом, катилась капля пота, нежная бархатистая кожа, была словно охвачена огнем пережитой бурной сексуальной любви.

— При любом удобном для меня моменте, мы это с тобой повторим — убедительно речи, успокоила Оксана чувства этого мужчины заплетающимся языком, едва стояла на ногах, как только мужчина освободил её из оков — А теперь прошу меня извинить, мне нужно вернуться к мужу

Извиваясь движению, подобно королевской кобры, Оксана, покачивая упругой прелестью бёдер, надела на себя кружевное красное платье. Выражая красоту откровенных плеч, вырез на спине подчеркивал изгиб сочной фигуры тела Оксаны, а шикарное декольте вырисовывало изящной шикарной формы груди. Разрез по обеим сторонам бёдер, выражал сексуальность рельефа безупречных бёдер Оксаны. Расправляя шикарные золотистые волосы, Оксана кончиками пальцев обеих рук, придала им пышный выразительный объём.

— Дорогая моя — обратилась блондинка, заходя за ширму, где стояла Оксана, расправляя обеими руками платье на бедрах — Выпей бокальчик вина

— О… нет! — возразила Оксана, понимая, что бокал этого вина для неё будет уже лишним — Боюсь, это будет маленько, некстати

— Некстати будет целоваться с мужем, когда у тебя из-за рта будет пахнуть чужим членом — грубо выразилась она, вручив в руки Оксане наполненный вином бокал — Пей!

«А ведь она права», медленно прислоняя бокал к губам, подумала про себя Оксана, выражая недовольство, тут же начала жадно глотать вино.

— А вот трусики твои, хочешь ты того или нет — заверила пьяная блондинка, стоя за спиной у Оксаны, когда она так жадно пила вино с бокала, коснулась горячей приятной ладонью её оголённой спины — Я оставлю себе, как память о нашей встрече с тобой

«Дура конечно, ну а так ничего», посмотрев в отражение зеркала на пьяную блондинку, что стояла у неё за спиной, подумала про себя Оксана, допивая вино с бокала, что сладкой прелестью вкуса и чрезмерной крепостью дурманило рассудок.

— Полагаю — смакую губами вино во рту, Оксана удивилась его сахарному послевкусию, обратила внимание на стекло бокала, которое выражало след от её алой помады — Моего разрешения тут не требуется, поставила она на деревянную полку рядом с зеркалом полупустой бокал с вином

— А разве оно нужно? — ухмыльнулась блондинка, оставаясь обнаженной повела губами, коснувшись нежность поцелуя горячих губ, оголенного плеча Оксаны

— Оставляй как память — улыбнулась Оксана, чуть вздрогнув от ощущения касания жарких губ белокурой развратницы к её бархатистой нежной, пропитанной маслом коже — Это всё равно трусы принадлежали первой жене моего жениха

— Мне достаточно и того

Продолжая стоять на своём, говорила эта блондинка, заигрывая с Оксаной, чуть проникла пальцами, за грань надетого на ней красного платья, коснулась её упругих маслянистых ягодиц.

— Что ты их когда-то носила

— Хм… ну как знаешь — покачивая бёдрами, с красивой улыбкой на губах согласилась Оксана, проходя мимо этой пьяной женщины

Направляясь вдоль бассейна, Оксана наблюдала, как не прекращался дикий этот разврат, что уже перешёл в оргию со сменами своих партнёрш. На одной из камер, установленной в углу у входа Оксана заметила чей-то висевший красный бюстгальтер, что мягкими чашечками, закрывал весь объектив. Атмосфера пара и древесного запаха, так красиво смещалась с запахом алкоголя и вкусом дерева, которым были обшиты стены этого помещения. Полуобнаженные официантки, в одном только нижнем белье то и дело входили и выходили из этого помещения, держа в руках подносы с бокалами шампанского и вина.

Бурная динамичная атмосфера музыки dubstep громко играла в помещение гостиной, в которую, только что, открывая стеклянную дверь, переступая высокий порог, вошла Оксана. За столиками в самой гостиной расположились богатые гости посетившие дом Романовых, пьяные женщины, почти раздевшись до гола танцевали перед своими кавалерами на столах. Некоторые из танцовщиц присоединились за стол к семейным парам и к столикам, где сидели партийные министры. Воздух был чуть свеж благодаря открывшейся двери, через которую вошла женщина в идеально белой песцовой шубе со своим мужчиной в черном смокинге. Танцевальная площадка, что находилась в центре зала, на которой танцевали так красиво мужчина, с женщиной вырисовывая танец страсти для своей публики, они заводили гостей этого дома ритмичностью, откровенной искренности своих движений. На большой мраморной лестнице, по которой простиралась ковровая дорожка, опираясь на перила, выполненные из покрытия гладкой мраморной плитки, две женщины, опутали своим внимание мужчину, придавали свои тела ласки его нежных крепких рук.

— Может, поднимемся в комнату

Предложила белокурая женщина, обращаясь к мужчине рядом с, которым стояла, была одета в белое кружевное короткое платье. На лицах блондинки и брюнетки по цвету их волос были подобраны кружевные карнавальные маски, удачно подходящие к фасону их платьев.

— Я покажу тебе — посмотрела, обернувшись на Оксану, когда она прошла за этой пьяной блондинки спиной, выражая скрытую зависть, прижалась к телу самца, что сковал приятными, оковами рук ей талию — Насколько я горяча

— Мы обе тебе покажем

Говорила брюнетка, нежно коснувшись губ этого кавалера, ласковым нежным касанием поцелуя, как только ритм музыки dubstep в зале сменился на более романтичный.

— Насколько мы горячи — обернувшись, тоже недовольно посмотрела на Оксану, когда она уже поднялась на лестничный пролёт — Когда мы будем в твоей постели — сморщив губы, заметила завистливый взгляд на лице этого мужчины

— Мне кажется — выразил своё мнение мужчина, в тот самый момент, когда Оксана прошла мимо них — Или у этой молоденькой блондинки нет нижнего белья под платьем?

«Блядь я прям, уже вижу в одном его взгляде, как он сильно меня хочет», подумала Оксана, выражая забавную красоту улыбки алых губ, улыбнулась ему в ответ.

— У нас его тоже не будет — посмотрев недовольно в сторону Оксаны, лишь бы удержать при себе этого мужчину, предложила блондинка, что стояла в объятиях самца — Даже вот прямо сейчас

— Озабоченные суки

Выразила собственное мнение Оксана, поднимаясь на второй этаж, наступая, каблуками красных туфель, на красную ковровую дорожку, которой были застелены ступеньки этой лестницы, выказывала безупречную эластичных скрытых под кружевным платьем ягодиц.

— Интересно трахает ли сейчас Коновалов кого-нибудь? — сморщила Оксана губки, поднявшись на второй этаж, багровые стены обоев, коридора этого помещения были подсвечены горевшими светодиодным подсвечниками, что выглядели как настоящие — Блядь даже от одной мысли от этого становится противно

За закрытыми дверями некоторых комнат, мимо которых проходила Оксана, были слышны женские стоны, из одной открытой двери, было хорошо видно, как красиво, словно подобной дикой кошки вела себя в постели брюнетка сразу с двумя мужчинами сразу. На столике этой развратной комнаты были разлиты капли вина, полупустые три бокала из-под вина, раскиданная женская одежда, снятая в порыве острой сексуальной внезапной страсти. Ноты этого эротического прекрасного по звучания стона брюнетки, словно вновь сыграли в Оксане диким порочным голодом, поэтому она незамедлительно преодолела эту открытую дверь, стараясь даже не смотреть в эту сторону.

— Хорошо Сергей Викторович я распоряжусь, чтобы две бутылки вина было доставлено в их комнату — заверила Виктория, открывая одну створку двустворчатой двери, рабочего кабинета Романова — Оксана?

Была удивлена белокурая девушка, что была одета в короткое белое платье, выражающее пикантностью изгиба все самые сочные черты её хрупкого тела. Приятная палитра изысканных оттенков исходила от тела Виктории, что объединялась в единой композиции «English Lavender Yardley». Бесподобное сочетание гармоничности вкуса впитала в себя такую палитру, как розмарин, эвкалипт, лаванда и бергамот. Шлейф прекрасных вкусов создавали базовые ноты, в который входили бобы тонка, мускус и дубовый мох. Ноты будоражащей страсти этого парфюма принадлежи мускатный шалфей, белый кедр и герань, такое сочетание столь сильных вкусов, смогли приковать внимание публики к обладательнице столь сильного и естественного вкуса. Открытые плечи девушки, вырисовывали нежную её белоснежную кожу, а плавно падающие ровные белые волосы придавали ей весьма пикантный взгляду образ. Высокий каблук, белых туфель, придавали стройным ногам этой распутнице шикарную бесподобную притягивающую взгляду черту, что она так прекрасно выражала при каждом шаге.

— Но…… — выражая крайнюю обеспокоенность, выразила Виктория испуг на лице, посмотрев в глаза Оксане, когда она оказалась рядом с дверью, которую она только что открыла — Что ты тут делаешь? — словно не хотела впускать в кабинет, спросила она

— Я пришла к своему мужу — коснувшись кисти руки Виктории, нагло заявила Оксана, убирая ей руку с открытой створки двери, сама вошла в кабинет — А вот что ты тут делаешь?

— Оксанка? — ужаснулась Катерина, заметив Оксану, переступившую через высокий порог открытой двери — Господи да ты совсем пьяная

— А ты вот совсем голая — обратила Оксана внимание на тот факт, что темноволосая девушка, стояла на четвереньках на поверхности стола, который располагался в центре кабинета — Что, в конце-концов тут происходит?

Катерина стояла полностью обнаженной на четвереньках, стоя на столе, когда перед ней стояла Изабелла, коснувшись коготком указательного пальца, чуть приподняла её подбородок верху, выказывая завораживающей красотой зеленых глаз, манящее к себе внимание. Сзади стоял Коновалов, положив руку на выставленные ягодицы, уже пьяной брюнетки, удивившись, заметив на входе вошедшую в кабинет Оксану, тут же убрал руку от девушки. Катерина словно смутилась, прикрывая материей черного кружевного платья, красоту обнаженного тела, тут же села на поверхности стеклянного стола.

— Катерина! — была возмущена Оксана, разглядев, без очков, как Коновалов с какой жаждал, смотрел на неё — Ты, что совсем охуела, он же мой муж!

— Оксана?! — испугался Коновалов, тут же отошёл от стола, на котором на четвереньках стояла Катерина — Но я думал……

— Что ты думал Серёжа?! — была возмущена Оксана, испытывая бурный порыв ревности, привлекла внимание Власовой и Романова, что стояли у окна — Еще скажи, что ты меня трогал, ты совсем уже…..

— Оксана Владимировна — возразил Романов, покидая компанию Власовой, чуть отошёл от окна, держал в руке бокал наполненный коньяком — Какой приятный сюрприз снова увидеть вас в нашем доме

— Оксана дорогая — уверяла Изабелла, выказывая красоту сексуального тела, женщина была зелёном, длинном вечернем платье, ставая ноги крест-накрест, направилась в сторону вошедшей в кабинет Оксаны — Уверяю тебе, это не совсем как бы то, что ты подумала

— Конечно твою блядь мать Изабелла это не совсем то что я подумала — грязно выражаясь, Оксана была на пределе пьяных эмоций ревности — А на что по-твоему это было похоже, кроме как на то, что мой будущий муж собирался трахнуть тут на столе Катерину?!

— Оксана Владимировна, если я не ошибаюсь — выбрал весьма хитрую тактику для разговора Романов, проходя мимо стола, поставил на его край бокал с остатками в нём коньяка — Но, по-моему, или мне кажется, но под вашим кружевным платьем, нет вообще никакого нижнего белья

«Сука какая легко меня раскусил, что же придётся импровизировать я не оставлю этот проступок Коновалову просто так», нахмурила губки Оксана, смутилась удивленных лиц, собравшихся людей в кабинете Романова.

— Это не ваше дело — прошипела, выражая недовольство Оксана, заметила обеспокоенный взгляд на лице Коновалова

— Оксана — уверял Коновалов, словно боясь посмотреть в глаза Оксане — У меня с Катериной ничего не было, ну да то есть я немного трогал её, но не больше

— Так и почему же на твоей сладкой попке Оксана — с ухмылкой на лице проявляя каверзный интерес, спросила Изабелла, медленно стукая каблуками по паркету, подошла к Оксане — Нет нижнего белья, только не говори, что ты его забыла одеть, когда поехала к нам

— Оксанка на тебе нет нижнего белья — выразила удивление, изящной формой алых губ, восхитилась Катерина, оставаясь сидеть на столе, свесила с его края ноги — Но ведь ты при мне, после секса со своим мужем его одела

«Да что вы все заладили про нижнее белье, когда речь идёт о моих вновь вспыхнувших чувствах, я снова начала любить и ревновать эта гандона», подумала Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, скрыла от Изабеллы свой обиженный ранимый сердцу взгляд.

— Забыла его когда парилась в вашей бане — ответила Оксана, скрывая свой взгляд от Изабеллы, за прядью роскошных золотистых волос

— Да ты пьяна Оксана — удивилась еще больше Изабелла, прикоснувшись пальцами к коже рук Оксаны, выказывала специально своё восхищение — Да это же лавандовое масло, я просто уверена, ты бы сама этот графин не подняла, тебя кто-то им поливал

— Даже если и так — выразила шипение собственное недовольство Оксана, отдернула от себя руки Изабеллы — Это не твоё дело, ты и так должна дважды меня благодарить

— Значит, у тебя всё-таки был секс — ухмыльнулась Катерина, но заметив строгое выражение лица Коновалова — С одной из женщин, только они могут оставить трусики своей обладательницы себе на память — взяв в руки черный кружевной бюстгальтер, что лежал возле её ног на столе, пояснила брюнетка, держась за его лямки

«Хм…. Катерина, я почему-то подумала, что ты дура-дурой у меня», выразила Оксана пленительной красоты довольство улыбки.

— Да Серёжа ты ведь обещал мне шлюху на этой карнавальной эротической ночью — чувствуя неконтролируемое волнение, глубоко вздохнув воздухом, начала рассказывать Оксана — Вот я сама нашла в сауне у Романовых себе партнершу для сексуальной утехи

— Значит, у вас всё-таки был секс с женщиной — пытаясь как-то разрядить обстановку, уверял Романов, взяв в руки возле бёдер Катерины, стоящий стакан с недопитым коньяком — Надеюсь, Сергей ты не посчитаешь это изменой, если девушки решили между собой немного расслабиться

— Что же в таком случае — словно чувствуя на себе давление со стороны Романова, согласился Коновалова — Если моя жена говорит правду и учитывая правила вашего дома, то я думаю это действительно не считается изменой

— Серёжа — быстро подбежала к нему Оксана, стукая каблуками красных туфель по паркету пола, вскрикнула она, сразу впадая в объятия Коновалова — Я ведь только тебя люблю и мне больше никто не нужен, правда! — ощущая руки мужчины на своей талии, заверила она

— Детский сад — рассмеялась Власова, озорным пьяным смехом, держа в руке за тонкую ножку бокал с шампанским, обернулась в сторону Оксаны — У меня даже теплых таких чувств со своим мужем не было, правда, вот сам секс был жарким

— Правда ведь — прошипела Оксана, не обдумав и не сдержав эмоций при себе — Елизавета Валентиновна, вам стоит разобраться в своей голове, прежде чем лезть со своим дурацким, никому ненужным, мнением, к другим — гордо заявила она, выглядывая из-за плеча мужчины, в объятиях которого находилась

— Оксана наша всегда была колкой на язык

Пояснила Изабелла, обращая внимание, как Власова сильно возмутилась на столь резкую критику в её адрес со стороны Оксаны.

— Прошу давайте не будем портить это прекрасную ночь руганью — рассуждала Изабелла, проходя по кабинету, в сторону большого стеклянного стола — Когда мы можем прекрасно её скрасить бокалом вина или шампанского — предложила шикарная темноволосая женщина, свернув прекрасным оттенком зелёных глаз

— Я именно как раз хотела — уверяла Виктория, стоя спиной к закрытым входным дверям кабинета Романова — Хотела распорядиться девушкам его принести

«Порой меня даже эта белокурая дрянь бесит еще больше чем Власова или Изабелла», нахмурила Оксана алую красоту губ, обернувшись недовольно посмотрела на Викторию, в тот самый момент, когда блондинка говорила стоя у закрытых дверей.

— Может, ты его и сама принесёшь

Заявила Оксана, проявляя чрезмерную наглость, обращаясь к белокурой девушки, что чуть отошла открытых дверей кабинета Романова.

— А пока я могу с радостью удовлетвориться и коньяком из бокала Сергея Викторовича

Освобождаясь от рук Коновалова, прошла Оксана рядом со столом, на поверхности которого сидела Катерина, игриво коснулась коготками её колена.

«Нет, я всё-таки хочу довести эту суку», подумала про себя Оксана, недовольно посмотрев на Катерину, от которой так приятно пахло приятной сладостью вина, гармоничность этого оттенка вступила в композицию прекрасного сексуального аромата ночной фиалки.

— Только не говори — с ухмылкой на губах, говорила Оксана, посмотрев на Катерину, что так аккуратно прислонила подушечки черного кружевного бюстгальтера к розовым соскам обнаженной груди — Что тебе не понравилось, как мой муж тебя трогал

— Оксанка! — нахмурила губы Катерина, застегивая застежку черного кружевного бюстгальтера за своей спиной — Я тебя слишком хорошо уже знаю и по тону твоей интонации, могу сразу догадаться, к чему ты клонишь — кокетничая пьяная брюнетка, что сидела на краю стола, решила возразить на столь пустое в её адрес обвинение

— Вот как! — подошла Оксана к Романову, медленно глядя в глаза этому мужчине, что был одет в черный роскошный смокинг, пиджак которого переливался в оттенках этого эротичного цвета

Бесподобная палитра вкуса впитал в себя одеколон «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree», что водоворотом порочных чувств, дурманил рассудок Оксаны, помимо выпитого, до этого момента, алкоголя. Естественная сила запаха кедра, сливалась в единой композиции, словно будоражащей утонченность волшебного запаха кориандра. Ворот белоснежной рубашки Романова, что скрывалась за его черным пиджаком, был чуть, расстегнут, выказывая специально торс этого мужчины. Приторный вкус, манящий силы коньяка веяло из губ Романова, сила этого алкогольного напитка, тянула к себе неконтролируемым порывом Оксану, слиться незамедлительно с ним губами, в единой гармонии поцелуя страсти.

— Как там дела у Паши? — поинтересовался Романова, пытаясь сменить тему разговора, заметив, с каким сексуальным голодом на него посмотрела Оксана — Катерина Калинникова отставила его интересы, когда я принял его к себе на работу на товарный железнодорожный склад

— Работая по две смены — возразила Оксана, нахмурив губки — Тем самым это вы спровоцировали это заболевание, причиной которому являлось следствием его обморожения

— Я дал им кров, дал работу и платил им достойную зарплату

— Кров?! — рассмеялась Оксана, озорным смехом поднося бокал с остатками в нём коньяка к алым полураскрытым губам — Да не смешите, даже берлога медведя, наверно можно назвать уютным домом, чем тот хлам, что вы им нашли, а про зарплату я вообще и слышать даже ничего не хочу

— Я помог им сбежать из детского дома

Уверял Романов, посмотрев на Оксану с жаждой сексуального искушения, когда она перед глотком приятной пахнувшего коньяка так порочно перед ним прикусила губу.

— Естественно не бесплатно, хотя понимаю, что в этом я, ни коем образом, не причастен, я лишь третья сторона в этом нелепом конфликте интересов

— Плохо только одно, что мальчик, которому нет и восемнадцати, уже так много на вас работал

Выразила собственное мнение Оксана, допивая одним большим глотком вино с бокала, ощущая его приятный слегка приторный вкус и то, как его крепость тут же начало прогревать её тело.

— А ведь всё ради чего? — поинтересовалась Оксана, жадно смакуя во рту приятный осадок коньяка

— Виктория дорогая — обратился Романов, к своей белокурой домработнице — Угости Оксану Владимировну вкусом изысканной силы вина

«М….. пожалуй мне наверно и так хватит, лишь бы только с Романовым не начать целоваться, только бы дойти до Коновалова», беспокоилась мысленно Оксана, опираясь рукой на стеклянную поверхность стола.

— Да она уже напилась — выразила собственное мнение Власова — Виктория проводите, столь дорогую нашу гостью

— Я провожу

Заверил Коновалов, направляясь к Оксане, нежностью обеих рук аккуратно обвил её талию, пока её рассудок находился в пылу бреда крепости алкоголя.

— Оксана ведь, всё-таки, моя жена — приятным касанием его пальцы застыли на ягодицах Оксаны, чуть задирая, красное её платье, выражая прелесть бархатистой пропитанной маслом бёдер

— Прошу Сергей

Неожиданно вмешалась в разговор Изабелла, когда Коновалов взял Оксану под руку, крепко держал её локоть пальцами одной руки.

— Давайте я провожу вашу невесту в свою комнату, уверена вам нужно обсудить, с моим мужем некоторое деловое соглашение

— Вы? — словно удивился Коновалов, держа Оксана за локоть не давал её упасть — Но если для вас это не составит труда

— О… каком таком деловом соглашении пойдёт речь?

Пытаясь выразить возмущение, спросила Оксана, с трудом переступая с ноги на ногу, чувствовала, как приятная ладонь этого мужчины лежала на поверхности её живота.

— Как ты дотрахаешь на столе эту пьяную суку

Грязно выразилась Оксана, посмотрев недовольно на Катерину, когда проходила вместе с Коноваловым под руку рядом со столом, на котором она сидела.

— А…. знаешь, что я наверно тебе это даже с радостью позволю, ведь у тебя сегодня пусть будет мальчишник — выражая гордость, находясь под властью алкоголя, уверяла Оксана

— И в мыслях не было этого — возразил Коновалов

— Конечно после нашей с тобой свадьбы — заверила ему Оксана, переходя в объятие Изабеллы, кокетливо коснулась она, кончиком указательного пальца, носа Коновалова — У тебя и мыслей, подобных вообще не будет

— Пойдём дорогая — приятным касанием обеих рук, обвивая талию Оксаны, шептала приятной, словно железной нотой голоса Изабелла — Проведешь ночь в моей комнате

— И ты что этому так легко позволишь? — ухмыльнулась Оксана, пьяной извращенной улыбкой, посмотрев на Коновалова

— Я думаю тебе нужно в постель — заявил Коновалов

— Ну, раз ты думаешь — покорно согласилась Оксана, направляясь с Изабеллой держась за руку к выходу из кабинета

— Виктория ты мне пригодишься — делая вид, что не справляется, Изабелла застыла посреди кабинета, обвивая руками талию Оксаны, когда она навалилась на её тело

— Я же говорил, давайте я помогу — заволновался Коновалов, направился к месту, где чуть не упала Оксана, споткнувшись, переступая с трудом с ноги на ногу

— Сергей вы нужны, будите здесь! — возразила Власова, остановила его, схватившись за кисть руки Коновалова — Я просто уверена Изабелла и Виктория справятся

— Я просто чуть перепила — мило улыбнулась Оксана

— Я пока открою дверь — заверила Виктория

— Это будет пиздец как замечательно — некультурно выразилась Оксана, направляясь с Изабеллой к отрывшейся двери, с трудом переступила порог высокой открывшейся двери

Продвижение по коридору второго этажа, далось Оксане с особым усилием, столь длинное, как ей показалось помещение, заняло поистине долгое время. Изабелла держала Оксану под руку, направляясь с ней по коридору, когда стены этой комнаты, словно плыли в бреду пьяного состояния. Красная ковровая дорожка, на которую наступала Оксана, была подобно пуху, что так легко проминалась, от давления силы её красных каблуков. Большие двустворчатые двери комнаты Изабеллы были слегка прикрыты из темной стороны комнаты, доносилось легкое свечение горящих восковых свеч.

Открывая створку двери, в темную комнату, где правил легкий искусственно созданный сумрак, когда на больших окнах этой комнаты были плотно задвинуты ядовито-зеленые длинные шторы, на которые падал свет от горящих свеч. В комнате стоял восхитительный приятный запах лаванды, искушающая сила это завораживающая утонченности вкуса поразительно прекрасной палитрой вкуса переплелась с жасмином. Большая кровать, каркас которой был выполнен из зеленого покрытого лаком дерева. Мощная спинка этой кровати словно была выполненная из круглой формы, завершающих, по обеим сторонам большими шарами. С гостиной доносилась музыка разыгравшейся карнавальной вечеринки, со стороны коридоры, что покинула Оксана, заходя в комнату Изабеллы, где всё еще доносились откуда-то изнурительные сексуальными нотками стоны. Скопившаяся атмосфера жаркого воздуха, изнурительным воздействием действовала на Оксану, вызывая жар во всём теле.

— У тебя здесь такая романтика — заметила Оксана, как возбуждающее горящее пламя свеч, яркостью свечения вырисовывала тенистые оттенки на шторах и ядовито-зеленых стенах этой комнаты — Прям так и пахнет сексом — глубоко вдохнула она запах излучающихся роз, от воска горевших свеч

— Виктория — обратилась Изабелла, стоя у открытых дверей входа в комнату — Развлеки пока гостей в гостиной, особенно удели внимание столику министров

— Хорошо Изабелла Дмитриевна — покорно согласилась девушка, даже не пытаясь зайти в комнату, повернулась и направилась дальше по коридору

— Фу…. как тут у тебя жарко — проходя по комнате покачивая шикарной красотой бёдер, говорила Оксана, касаясь пальцами нижнего края красного надетого на ней платья — Ты ведь не возражаешь, если я сниму его с себя

— Проходи, располагайся — заверила Изабелла, закрывая входную дверь комнаты, с восхищение посмотрела на то, как стоя рядом с кроватью Оксана с пьяном бреду оголила своё тело, покачивая упругой красотой бёдер — Мне распорядиться, чтобы тебе что-нибудь принесли?

— Себя, пожалуйста

Наступая коленом на кровать, забралась в постель Оксана, выгибая спину дикой кошкой, чувствуя изумительную гармонию жасмина и лаванды, которой пропитались простыни на этой постели.

— Себя, пожалуйста, мне принеси — поднимая ноги к верху, расположилась она спиной на шелковой приятной накидки, которой была застелена постель

— Хм….. и как ты хочешь, чтобы я это с тобой сделала? — совершенно неожиданно согласилась Изабелла, направляясь к кровати на которой лежала Оксана, так красивой подняв ноги вверх, одну чуть согнула в колено — Учитывая конечно тот факт, что ты пьяна

— Так чтобы я тебе не могла возразить — ухмыльнулась Оксана, острая нехватка воздуха в этой скопившейся душной атмосфере комнаты, поразительно под состоянием пьяного бреда, вызывало в ней сексуальное искушение — Давай же сделай этой — положив руку к себе на грудь, она чуть сжала её кожу нежностью теплоты пальцев

— Тебя давно следовала наказать — согласилась с этой мыслью Изабелла, забираясь на кровать к Оксане, встала над её телом на четвереньках

— Твой голос — глядела Оксана в зеленые глаза этой женщины, медленно выползая из-под тела этой темноволосой женщины села с ней рядом на кровати, поджав под себя ноги — Его искушающие ноты так сводят меня с ума

— Тише — прошептала Изабелла, расположившись сразу за спиной у Оксаны, положила теплые приятные ладони обеих рук к ней на талию — Без лишних слов

— А разве они нам нужны? — запрокинула Оксана голову на плечо к Изабелле, обольщалась нежности тонкости скольжению ладоней этой женщины по своим рёбрам

— Я так давно тебя желала — произнесла нежностью приятного шепота Изабелла, возле уха Оксаны сводя с ума сексуальной интонаций железного повиливающего голоса

— Сегодня тебе представится такая возможность

Распущенной улыбкой улыбнулась Оксана, почувствовав медленное касание подушечек пальцев Изабеллы, бархатистой упругой кожи своей груди.

— Ты прям, умеешь убеждать ах….. — простонала Оксана, когда хищной страстью брюнетка, быстро пальцами обеих рук, пленительной нежностью обвила её сочной формы груди

— Тише девочка моя — прошептала Изабелла вновь такой же нотой порочного голоса, искушая Оксану элементом неожиданности, сжимала пальцами её груди — Ты ведь будешь хорошей

— Нет

Возразила Оксана, покидая пленительные оковы рук Изабеллы, повернулась к ней лицом, села к ней на колени, ощущая приятный запах, порочного искушения, лаванды, от её тела.

— Я сегодня буду просто плохой девочкой — обвивая лицо ладонями обеих рук, произнесла она рядом с губами этой темноволосой женщины

— В таком случае — ухмыльнулась Изабелла, разговаривая рядом с раскрытыми алыми губами Оксаны, обвила руками её бёдра — Мне следует тебя наказать

— Хм….. звучит заманчиво — ухмыльнулась Оксана, медленно приближаясь к губам Изабеллы

Сливаясь воедино с губами Изабеллы, Оксана вела себя как дикая кошка, сидя у неё на коленях в одной постели, извивалась, подобно танцу королевской кобры, чувствуя объятие рук этой женщины на бедре и сказочное скольжение по спине. Ладони приятных рук Изабеллы обвили ягодицы Оксаны, прижимая её тело к себе, в момент сладостной страсти поцелуя. Оксана жадно облизывала жаркие губы темноволосой женщины, ощущая пылкость голодного сексуального желания, когда через её алые губы проникал к ней в рот язык Изабеллы. Руки Оксаны вцепились в лямки зеленого платья, что были на предплечье Изабеллы, настойчивостью хищного порыва сексуальной ярости, оголила, резко дернув грудь темноволосой женщины, не открываясь от её сладких пленительных жарких губ. Приятным касанием руки, ладонь Изабеллы, скользила по животу Оксаны, пока она так настойчиво оголила платье этой темноволосой женщины до талии, завораживая трепетностью момента. Глаза Оксаны были полностью закрыты, когда она улыбнулась распущенной порочной улыбкой, ощутив подушечки мягких пальцев Изабеллы, как они коснулись её гладкого лобка.

«М….. как же я люблю, когда она так делает», простонала Оксана, обдумывая в голове собственное сексуальное удовольствие, почувствовала вторую жаркую ладонь Изабеллы на своих ягодицах.

— М….. — оторвавшись от губ Изабеллы, смачно облизывая губы языком, простонала Оксана, чувствуя как разведенные два пальца, ладони руки Изабеллы, что была у неё на животе, скользили по её мокрым возбужденным половым губам — А это наверно то, что я думаю

— А что ты думаешь? — тихим шепотом, подобно шипенью страсти змеи, спросила Изабелла, рядом с губами Оксаны, изумительно и в тоже время ловко касалась ими алых её губ

— Думаю что ммм….. — изумилась вновь в красивой форме улыбке Оксана, чувствуя как коготки указательного и среднего пальца этой темноволосой искушающей тяготой времени, предвкушения женщины остановились своим остриём у её суженой щелки — То, что сейчас произойдёт, будет просто ах……

Не успевая договорить, Изабелла медленно и поразительно нежно ввела два пальца во влагалище Оксаны, когда она сидела у неё на коленях. Медленно укладывая Оксану на постель, не отрывая от её жарких пленительных губ, держала вторую ладонь другой руки у неё на упругих ягодицах, крепко прижимая изнывающие в стонах сексуального искушения к себе. Пальцы Изабеллы скользили по мокрым стенкам влагалища Оксаны, переживая всю утонченность этого момента, когда каждая клеточка её тела вырабатывала мощный порочный импульс, что сплошным потоком энергии передавался ей в мозг. Плавностью завораживающего трения ладони, рука Изабеллы сместилась по спине Оксаны, медленно в этот момент, сползая с её колен укладываясь спиной на постель. Извиваясь в объятиях рук Изабеллы, Оксана чувствовала, как скользили пальцы этой женщины по стенкам своего влагалища. Утопая в объятиях оков рук Изабеллы, Оксана, раскрыв алые губы, сливая с этой женщиной в поцелуе, чувствовала, как страсть в её теле набирает новые естественные сексуальной силы обороты, пульсируя кровь в жилах страшным сокрушающим разум ритмом. Женщина неожиданно обхватила грудь Оксаны, когда она, прижимаясь к её телу спиной, лежала в кровати, вызывая сильную реакцию, от чего она оторвалась от губ Изабеллы, выражая открытую шикарную форму алых губ.

Пальцы Изабеллы столь приятно и быстро ерзали стенки мокрого влагалища Оксаны своей неистовой страстью трения, когда она прижималась к ней спиной, находясь в убедительных, пленяющих лаской, руках дарующих сексуальное искушение. Извиваясь диким зверям в руках темноволосой женщины, Оксана изнуряющим стонам, громко демонстрировала собственные эмоции. Чувствуя всю тонкость ощущения, как рука Изабеллы крепостью нежных пальцев чуть сжала её грудь и то, как пальцы этой искусительницы, заставляли её сознание и тело метаться в сокрушающей разум агонии сексуальных чувств. Сливаясь в единой гармонии поцелуя, с жаркой пленительной страстью губ Изабеллы, Оксана чувствовала ласку большого пальца, как приятно массировала её клитор, в момент вхождения в неё двух пальцев. Чувства Оксаны были на предел сильного бушующего порыва сексуальной ярости, извиваясь в руках этой женщины, ощущая вкус её слюны у себя во рту, как язык этой темноволосой женщины так искусно повиливал во рту, вызывали вихрь стихийной силы порочных чувств. Собирая нежную приятную шелковую простыню под собой в бугры, вцепившись в неё когтями обеих рук, Оксана испытывала жар во всём теле, на коже её роскошных бёдер выступил каплями пот.

— Ах…..

Стонала Оксана, изнывающей нотой порочного ритма, извиваясь подобно дикой королевской кобры в объятии рук Изабеллы, чьи сладкие пропитанные жаром губы, она не переставала облизывать своими губами.

— М…..

Сливаясь вновь в пламени дикой страсти поцелуя, Оксана, переживая сильную эмоция импульса что словно ковровой бомбардировкой подвергала её мозг каждая клеточка собирала в кучу всю энергию поступающая ей в мозг.

— А…..

Обволакивая пальцы Изабеллы, что входили, не переставая во влагалище Оксаны своим потоком мощного порочного искушения. Оксана, испытывая сильный оргазм, что миллионами пульсаций с каждой точки её тела атаковал мозг, потеряла сознание, оставляя тело на порочное истязание рукам Изабеллы. Горячей страстью ритма тонкая струйка ручья вытекала из влагалища Оксаны, пропитывая постель помимо пота, выступившего с её тела своей искушающей силой сексуального запаха. Тело Оксаны полыхала жаром пережитого оргазма, когда она так сладко постанывая во сне, оставаясь лежать в руках нежных ласковых рук Изабеллы, спала лишивших остатка последних сил.

***

Приятная нежность ласковых рук, вынудило Оксану проснуться, чувствуя их настойчивость на своей груди под пышным одеялом. Медленно открывая глаза, ощущая легкую головокружительную боль в голове, Оксана медленно открыла лазурные голубые глаза, обратила внимание, что перед ней в яркой от света комнате сидит Коновалов. Яркие лучи восходящего над деревней солнца пробивали в огромную комнату, окутанную зелёным покрытием стен. Воздух в комнате помимо постели, что был пропитан выделений пота и вагинальной смазки с тела Оксаны, насытивший вдоволь простыню кровати, своим естественным ароматом, на которой она спала искушающим оттенком лаванды, стойкостью сладкого перегара вина. Во рту беспокоила изнурительная жажда, тело изнывало легкой усталостью, голова Оксаны утопала в большой бамбуковой зеленой подушке, укутанной толстым зеленым одеялом, под которое так приятно проникли тёплые мужские руки, ласка которых заставила её проснуться от столь сладкого сна. Тиканье стрелки часов в этой мрачной тишине назревающего утра, раздражала ритмом механического такта, что раздражало Оксану своим звучанием.

— Оксана дорогая — приятный для Оксаны, голос Коновалова, прошептал рядом с её ухом, вызывая легкое будоражащее возбуждение по всему телу

— Серёжа — с распущенной улыбкой произнесла Оксана, открывая медленно лазурную голубую прелесть глаз, ощущая приятную настойчивость жара его ладони на своей груди и то, как его пальцы чуть так поразительно приятно сжимали её — М…. как я рада тебя видеть

Верхние пуговицы белой рубашки Коновалова были чуть расстегнуты, от его тела так приятно пахло парфюма «Salvador Dali Black Sun», что впитала в себе палитру восхитительного слияния вкусовых оттенков сочного прелести юза и изумительного прекрасного природного запаха смолы, сражающего разум своей неповторимостью и утонченности аромата. С губ этого мужчины разило приторным вкусом коньяка, ткань его рубашки пропиталась табачным дымом кубинских сигар, а на его шее сохранился алый отпечаток, оставленных на нём от поцелуя женских губ. Ширинка его черных брюк была чуть расстегнута, что сразу же такими мелочами привлекло к себе внимание Оксаны и вспылили в ней легким порывом ревностные чувства.

«Господи что тут вчера произошло, я ничего не помню, разве можно было так напиться, судя потому, что я голая лежу в постели, предположительно, что у меня был секс», размышляла Оксана, придавая задумчивый вид по выражению уставших лазурных голубых глаз.

— Эта комната Изабеллы? — поинтересовалась Оксана, утопая в ласки нежности рук этого мужчины, вторая рука которого, проникая через одеяло, легла ей на живот

— Вы вчера с Изабеллой неплохо тут порезвились — словно восхищался, говорил Коновалов, наклонившись к губам Оксаны, нежностью приятного поцелуя одарил он их алую сухую, сгорающую жаждой поверхность — Она, по крайней мере, осталось довольна

— С Изабеллой? — прикусывая взволнованно губу, переспросила Оксана, тут же поднявшись на локти, посмотрела в глаза мужчине, что стоял над её кроватью, чуть наклонившись к ней

«Блядь да что у меня общего может быть с этой неуравновешенной дурой», выражая испуг, размышляла Оксана, села на кровати, поджав под себя ноги, вцепившись в одеяло, не давая ему оголить прелесть сочной груди.

— Постой ты что шутишь — схватила Оксана за руку мужчину, что отпрянул от Оксаны, хотел отойти от кровати, на которой она сидела — У меня с этой дурой ничего не может общего

— Чтобы ты там себе не думала — остановился Коновалов, обернувшись к Оксане, столь любознательно посмотрел на оголившуюся у неё из-под одеяла прекрасную сочную грудь — Она отправила твоим родителям Аришку в благодарность

— Что?! — была шокирована столь радостной новостью Оксана, сразу же выползла из одеяла, схватившись за руки мужчины, что стоял у кровати

«Не может быть, им удалось вернуть мне мою дочь», поджав губу, была сильно взволнованна Оксана, посмотрев в ожидании в глаза мужчине, когда столь долгожданное событие случилось для неё в весьма неподходящий момент.

— Стой, подожди! — словно не хотела отпускать от себя Коновалова, Оксана стояла перед ним полностью обнаженной в кровати на коленях, полностью выпрямив спину — Ты, что правда не шутишь, Аришка уже едет ко мне домой?

— Да с чего мне шутить? — ухмыльнулся Коновалов заметив обеспокоенное необъяснимой для него тревогой, реакцией выражения лица Оксаны, что выказывало обеспокоенность — Изабелла сама распорядилась в срочном немедленно порядке лишить Радионову прав на опеку Арины, вскоре твои права на эту девочку полностью восстановят

«Блядь какой же я себя последней сукой чувствую, мне везут дочь ко мне домой, а я как последняя блядь развлекаюсь в постели с какой-то женщиной да еще и хрен знает с кем, если бы вспомнить тот вчерашний день», сгорала от стыда Оксана, размышляла рядом с губами Коновалова, обвивая руками его шею.

— Господи — произнесла шепотом Оксана, чувствую влияние приятных ладоней Коновалова, что обвили её талию — Что я тебе теперь должна за это сделать?

— Ничего ты не должна — улыбнулся Коновалов взаимной улыбкой, в ответ на неожиданную радость на губах Оксаны — Разве что только смею тебя попросить…..

— Всё что угодно — стала Оксана жадно целовать Коновалова в губы, стоя перед ним на коленях в постели, продолжая, находятся в его пленительных теплых объятиях — Я всё сделаю, проси всё, что хочешь за Аришку

— Стань моей женой? — вежливо потребовал Коновалов, глядя в лазурные сияющие счастьем глаза Оксаны, коснулся пальцами одной руки её подбородка

— По-моему — возразила кокетливо Оксана, нежно поцеловав большой палец мужчины, когда он скользил по её губам — Я ответила на твоё предложение несколько дней назад, разве ты забыл?

— Тогда в таком случае — заявил Коновалов, отходя от Оксаны, лишая её тело пленительной ласки собственных рук — Тебе стоит принять ванну

— Мне стоит одеться — не согласилась с таким утверждением Оксана, располагаясь сидя на кровати, опустила ноги, касаясь каблуками теплого кофейного пола — И поехать к своей дочери, надеюсь твоя машина уже у крыльца?

— Постой! — выразил удивление Коновалов — Ты, что не будешь принимать ванну?

— Приму душ с тобой дома — гордо заявила Оксана, вставая с постели на которой сидела, выгибая спину, вырисовывая прекрасный упругий изгиб собственных бёдер перед мужчиной — А ты что разве против того, что там тебе может что-нибудь и перепадёт?

— Тебя не смущает, что ты в таком виде себя покажешься перед дочерью? — пытаясь переубедить Оксану, спросил Коновалов

— Тебя же не смущало лапать передо мной Катерину — нахмурила Оксана губки, специально выражая обиду, которая её никак не зацепила — Надеюсь это было в последний раз ты меня понял

— Кажется, ты тоже вчера развлеклась и я на все сто процентов уверен, что ты не помнишь с кем

— Да как ты смеешь! — прошипела на него Оксана, схватив подушку с постели кинула в ярости в этого мужчину, что оскорбил её непростительной грубостью

— Нет, а тогда объясни, почему ты тогда — поймал подушку Коновалов спрятавшись за ней, испугавшись разъярённого взгляда Оксаны — Почему ты вчера зашла в кабинет Романова в никаком абсолютно состоянии без нижнего белья

— Что?! — была удивлена Оксана — Ты врёшь! — прокричала она

— Зачем мне врать? — ухмыльнулся Коновалов, медленно подходя к кровати, положил на её расправленные, пропитанные простыни которой ароматом лавандового масла и потом тела Оксаны, насыщали воздух в этой комнате чередой смешанных запахов — Спроси хотя бы у Изабеллы или у Романова

— Нашёл, кому поверить — надула обиженно губы Оксана, присаживаясь на кровать

«Блядь, неужели я уже настолько сильно охуела», подумала про себя Оксана, сидя на кровати, вновь закинула на неё ноги, поджав под себя, сгорая от стыда, прикусывая краешек губы, посмотрела на мужчину, что стоял рядом с ней.

— Надеюсь, ты нашёл мне во что одеться? — удивлённо, набравшись наглости, после момента пары секунд ожидания, спросила Оксана, взглянула на Коновалова

— Твоё платье — указала Коновалов, на красное кружевное платье, что висело на спинке кровати в аккуратно сложенном состоянии — Я думаю, ты его с радостью оденешь

— Я же была в нём вчера? — возмутилась Оксана

— Да и это ты его пропитала запахом лавандового масла, что покрывало твоё тело, когда ты вошла вчера в кабинет Романова — уточнил Коновалов

— Сука ты Коновалов — хотела схватиться за него Оксана, когда Коновалов резко его дернул не давая ей за него схватиться

— Ты же не думаешь, что я тебе теперь позволю его одеть — рассмеялся он, заигрывая с Оксаной, сминая в пальцах обеих рук красную материю кружевного платья

— Ну а что мне теперь идти голой? — удивилась Оксана такому суждению со стороны этого мужчины нахмурила губы бантиком, положив ладони теплых рук на свою талию — Или тебе нравиться так на меня пялиться? — выказывая возмущение в кокетливой интонации тона голоса

— Ты просто очень сильно порадовала Изабеллу

— Да блядь перестань! — топнула Оксана, сгорая от стыда выражая бурную реплику собственных эмоций, каблуком о пол в комнате

— Нет, я серьезно — уверял Коновалов указал на зеленый шкаф, поверхность дверей которого напоминала с виду камень нефрита — Не знаю, что ты вчера сделала, но она просто светилась от счастья

— Хватит! — крикнула на него Оксана, повернулась к нему спиной, заползая вновь на кровать, предварительно наступая на неё коленом

— Вот твой костюм — взял висевший на дверце шкафа, на вешалке белую одежду — Думаю ты будешь просто бесподобна

— Я всегда бесподобна — огрызнулась Оксана, опустив голову, прошипев подобно кобре — Не зависимо от наряда

— О…. и это я уже понял

«Блядь да он издевается надо мной, пользуясь тем, что я вчера напилась до беспамятства», смутилась Оксана, выражая блеклый румянец на щечках.

— Так Коновалов! — вцепилась Оксана коготками обеих рук в простыню на кровати, которой она сидела, сминая её еще больше под собой в бугры

— А что я такого сказал — удивился Коновалов медленно подходя к кровати, держал вешалку в руках — Сама ведь после свадьбы сказала

— Да я помню — стыдилась Оксана, боясь посмотреть в глаза мужчине, что встал возле её кровати, словно испепелял её внимательным пронзительным до глубины души взглядом

Продолжительные полчаса, Оксана провела рядом парфюмерным комодом Изабеллы, наступая на зеленый, подобно цвету малахита мягкий пуфик, каблуком черных туфель. Подобно первозданному снегу, кружевные белые чулки, красиво облегали изгиб стройных ног Оксаны, придавая им выразительную сексуальность, завершаясь рядом с короткой юбкой возбуждающим кружевным узором. Короткая мини юбка, с разрезами на бёдрах, искусно выказывала бархатистую кожу ног Оксаны, прекрасно подчеркивая рельеф упругих бёдер. Белоснежная белая блузка, верхние пуговицы, большого ворота которой были расстегнуты, специально выказывая прелесть узора скрывавшегося за ним, кружевного бюстгальтера, сковавшего в оковах грудь Оксаны. Такого же цвета белый пиджак, завершал красивым очерком плавность изгиба спины Оксаны, прекрасно и выразительно выказывая объём её сочной груди. Шикарные алые губы, были щедро покрыты слоем алой прелести помады, когда Оксана так красиво выгнув спину, выставив бёдра, выражала перед мужчиной сексуальность собственного тела, завораживая его сознание красивой эротической позой, порочным движением стержня помады вела по губам.

— Господи как ты прекрасна — удивился Коновалов, с восхищением наблюдая стоя за спиной у Оксаны, коснулся, не сдержавшись её выставленных ягодиц обеими руками

«Как же блядь я люблю этот момент, когда он снова втрескался в меня как мальчишка», тонкость ощущения мужских рук, прикоснувшись её бёдрам, возбуждало Оксану моментном, приятного прикосновения, что она ощутила через тонкую ткань короткой юбки.

— Только не говори

Убирая стержень помады обратно в тюбик, поёрзала Оксана чуть губами, придавая выразительный алый оттенок, чувствуя напряженную настойчивость рук мужчины на своей попке. Касание, которых, будоражило настойчивостью тяготой напряженного момента, заставляя её сердце биться ритмом необузданной сексуальной страсти. Подобному дикому льву Коновалов, прижался чуть к спине Оксаны, жадно сжимая пальцами её ягодицы, выражая в тяжёлом вздохе, обороты порочного искушения.

— Что ты раньше

Ощущая как попка находятся в убедительной настойчивостью рук мужчины и то, как он сгорал в пучине сексуального соблазна от её красоты, Оксана не желала вынимать ягодицы из его рук.

— Этого не замечал — простонала Оксана, чуть запрокинув голову на плечо к этому самцу, выражая объём распущенных золотистых волнистых волос на плече мужчины, чувствуя вздохом глубокого дыхания тонкость аромата его парфюма — Так ведь?

— Я всегда это знал? — прошептал возбуждающей нотой шепота Коновалов, под ухо Оксане

— Блядь кто там прётся? — возбудившись, услышала Оксана за закрытой дверью, стук женских каблуков, что становился громче, по мере приближения к двери

— Надеюсь, я, вам голубки — открывая и входя сразу в открытые створки двери, говорила Катерина, выражая шикарную прелесть улыбки на алых губах

Сиреневое платье, фасон которого напоминал по колебанию и по прилеганию к телу брюнетки был больше похож на атлас. Открытые плечи и шикарное декольте, что чашечками, кувшинок, цветка фиалки, выразительно подчеркивали грудь Катерины. Разрезы на бёдрах этой, словно специально выказывали красоту эротического кружевного узора, что обволакивали её стройные ноги. Высокий каблук, черных туфель на ногах Катерины, придавал её образу изощренную сексуальность, а выразительность упругих открытых бёдер, что она так красиво демонстрировала, покачивая ими, вошла в комнату, делая глубокий вздох ртом.

— Чего тебе надо? — грубой интонацией голоса, поинтересовалась Оксана, заметив вошедшую в комнату Катерину

— Не успела уже проснуться и уже — выражая изящную форму улыбки, выразила собственное мнение Катерина, подходя к спинке большой, расправленной кровати — Как уже даришь своё тело рукам мужчины

«Блядь, заебал он уже так на неё смотреть!», возмутилась Оксана, обращая внимание Коновалова с какой жаждой сексуального искушения, он посмотрел на Катерину.

— Ты куда так смотришь? — сурово спросила Оксана, обращая к Коновалову, опустив ногу с пуфика, коснулась каблуком черных туфель паркетного пола комнаты

— Э….. — растерялся мужчина, заметив угрожающее ему выражение лица Оксаны — Просто хотел посмотреть, кто к нам вошёл в комнату

— Посмотрел? — подняв голос, рявкнула на него Оксана — Теперь может отвернуться и вообще, нахуй закрой глаза

— О….. господи — рассмеялась Катерина, приложив ладонь к шикарной груди — Глядя на вас, сразу видно, кто среди вас главный

— А этой не твоё, между прочим, дело — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на раздражающую её своим присутствием, стоящую у кровати брюнетку

— Я просто пришла сообщить — положила она ладонь руки на большой деревянный шар, спинки Кровати, не придавая значению словам Оксаны, ответила Катерина — Что ваша карета ждёт вас у крыльца

— Сообщила?! — выражая резкую критику, была недовольна Оксана появлением Катерины в этой комнаты — Теперь можешь идти отсюда, оставь меня с моим мужем — обвивая ладонями лицо мужчины, ощущая колкость его щетины своими ладонями, она направила его взгляд на себя

— Хотела бы пригласить тебя……. — хотела выразить Катерина, положив руку на бедро, выражая красивый изгиб собственного тела

— Твоих приглашений — возразила Оксана, взявшись за руку с Коноваловым, звонко стукая каблуками, выказывая изящность упругости бёдер в каждом шаге, направилась к выходу из комнаты — Мне от тебя не нужно

— Романовы хотели пригласить нас на завтрак к семейному столу — почувствовав себя неудобно то, как резко Оксана прервала реплику Катерины, пояснил Коновалов

— Ты же надеюсь, понимаешь

Встав в проходе у входа в комнату, ответила Оксана, опираясь пальцами на грань дверной створки, красиво выгнула спину, выражая перед мужчиной прелесть ягодиц, скрытых под белой юбкой.

— Что если меня ждёт встреча с дочерью — возразила Оксана в ответ на это утверждение, выказывая красоту бесподобной улыбки — Как я могу это пропустить

— В таком случае — поддержал Коновалов взяв под руку Оксану, вышел с ней вместе из комнаты, направляясь по коридору застеленной красной дорожкой — Изабелла, сама лично ждёт тебя с вещами внизу

«Блядь да что всё-таки такого произошло вчера, мне уже стыдно даже в глаза Коновалову посмотреть», смутилась Оксана, направляясь по светлому коридору, просвет которого был заполнен, светом лучей восходящего деревенского солнца.

Тишина этого дома убивала звуками утонченного тиканьем часов, треском тлеющих углей с камина на первом этаже, шепотной женской речью, что доносилась с гостиной. В воздухе этого помещения тесно переплелись запаха лаванды, жасмина и фиалки, перегар сладкой прелести вина, что заполонил такое узкое пространство, сбивал все прочие запахи. По коридору ведущей к одной из закрытых дверей, была разбросана женская кружевная черная и белая одежда, а на ручки самой двери висел на лямке, белый бюстгальтер. На перилах большой массивной лестницы, что вела на первый этаж, стоял полупустой бокал с недопитым шампанским с красиво сохранившимся на его стекле, алым отпечатком женских губ. Мраморные ступеньки этой лестницы, что были застелены ковровой красной дорожкой, были посыпаны лепестками роз, создавая порочную гармонию догоравших в подсвечниках свеч, дикого желания секса, для гостей этого дома.

— Доброе утро моя дорогая Оксана

Произнесла торжественно Изабелла, оставаясь сидеть в кресле у камина, положив ногу на ногу, темноволосая женщина выказывала красоту прекрасной кожи ног, когда разрез спереди её зелёного платья позволял это увидеть.

— Как спаслось тебе дорогая моя? — поинтересовалась Изабелла, вставая с кожаного черного кресла, в котором сидела, поставила на поднос стеклянного кофейного столика, чашку с кофе

В гостиной уже был почти полный порядок, несколько молодых девушек, местных рабочих быстро привели столь большую площадь в порядок. Черные кожаные диваны, были расставлены у стены по периметру гостевой комнаты, мраморный белый пол, подобно зеркалу, отражал в себе силуэты окружающих предметов. В воздухе в этой гостиной был поразительно чистым, посторонние запахи, включая парфюм гостей, что переполняли этот дом прошлым вечером, перегар и запахи табачного дыма, всё посторонние было полностью удалено из атмосферы этой комнаты. Тиканье громадных часов, на которое Оксана обратила внимание, были единственным наиболее громким шумом в воцарившейся тишине деревенского утра, помимо треска углей в камине. Жар от камина насытил воздух своим приятным теплом, огромное пространство насыщала приятная гармония, полностью исключая, холод зимней стужи, что вырисовывала узоры, на больших стёклах, окон этой комнаты.

— Ничего не беспокоило тебя? — проявляя поразительно чрезмерное волнение, поинтересовалась Изабелла, направляясь к ступенькам лестницы, по которой Оксана спускалась под руку с Коноваловым — Пока ты провела эту ночь в тихом и безудержном одиночестве моей постели

Шикарное вечернее платье облегало силуэт тела Изабеллы, подчеркивая изящностью изгиба самые сочные черты её тела, выраженную объёмом натуральную грудь, роскошные бёдра. Черные волосы этой женщины изобилием потока страсти посыпали оголённые плечи, обвивая шею Изабеллы, завивались в кольца на её груди. Щедрый оттенок прелести лаванды, приятным запахом веял от тела Изабеллы, стукая каблуками зеленых туфель, медленно подошла к Оксане, когда она сошла со ступенек на мраморный белый пол гостиной. Кивнула головой эта брюнетка, проходя напротив комнаты гардероба, отдавая взглядом зеленых чарующих глаз, указания белокурой девицы, что там стояла, принести одежду.

— Ты что правда ради меня — не сдержала Оксана собственных эмоций, при себе, освобождаясь от руки Коновалова подошла к Изабелле — Решила вернуть мне Аришку, как тебе это удалось?

— Ну у меня ведь тоже есть пару фокусов — ухмыльнулась Изабелла, взяла из рук подошедшей к ней белокурой девушки белое зимнее пальто Оксаны — Которые я могу с радостью теперь применить для тебя, можешь не беспокоиться Радионова никаких прав больше не заявит на твоего ребенка

— Наверно ей несладко пришлось — улыбнулась взаимной улыбкой Оксана, повернувшись спиной к Изабелле — Хотя она сама виновата

— Я тоже так думаю — Изабелла, держа обеими руками, расправленное пальто Оксаны, надела его на неё — Главное чтобы ты была счастлива — расправляя пальто на её бёдрах, пояснила она

«Хм… неужели одна ночь, хорошего жаркого секса, может напрочь переменить её мнение обо мне», нахмурила Оксана, не могла поверить своим глазам, как Изабелла стала неожиданно питать к ней тёплые чувства.

— Что всё-таки вчера у нас с тобой произошло ночью? — проявляя глубокий интерес, спросила Оксана, посмотрев искоса на девушку в белом коротком платье, что стояла за спиной Изабеллы

— Всё было просто прекрасно — пленяющей нотой шепота, заверила Изабелла, кивнула стоящей за спиной девушке, чтобы та помогла одеться Коновалову, когда он вошёл в гардеробную комнату

— Интересно что, по-твоему, будет прекрасно? — взяв из рук Изабеллы белую кожаную сумочку, поинтересовалась Оксана, повесив её тут же на плечо — Я словно тебя не узнаю — застегивая пуговицы белого пальто, выразила собственное мнение она

— Главное не о чем не волнуйся — говорила Изабелла шепотом рядом с ухом Оксаны, будоражащей тонкостью ощущения, едва касаясь жаркими губами, кончиком его мочки — Езжай со своим будущим супругом домой, где тебя уже ждёт дочь

— Я даже не знаю, как тебя отблагодарить — смутилась Оксана, таких тонких шепотных чувств, опуская возбужденный взгляд голубых лазурных глаз в пол, застегивала обеими руками пуговицы белого пальто — Ты заодно только утро решила разом все мои проблемы

— Ничего мне от тебя пока что не надо — возразила Изабелла

— Пока что? — ухмыльнулась Оксана, сгорая от стыда таких питательных чувств со стороны Изабеллы — Значит, когда-то всё-таки надо будет

— Изабелла! — возразила Катерина, спускаясь по ступенькам лестницы — Оксанка почти замужняя женщина, ты не можешь ей теперь помыкать

— Только в усладу твоим прихотям — заверила Изабелла, скрасив неловкой момент красивой улыбкой — Правда ведь Катерина?

— Ну, разве что только так — проходя мимо Оксаны, Катерина обвила её талию, через пальто нежностью приятной руки — Тогда я думаю, можно будет

— Дорогая — подошёл медленно со спины Коновалов — Ты не будешь ведь против, если Катерина поедет с нами? — обратился он, к Оксане встав между ней и Катериной

«Блядь он точно трахнул вчера эту суку», почувствовала Оксана как стихия океана ревности в её теле переполняет разум страшной злостью.

— Катерина? — с трудом сдерживая все эмоции при себе, Оксана повернулась к Коновалову, из-за всех сил дрожащей нижней губой постаралась выразить улыбку — Но…. как же, ей ведь на работу

— Вот именно — ухмыльнулась Катерина, неожиданно поддерживая Коновалова, когда подошла белокурая вновь та же самая девица, поднося для неё черную шубку — Вы всего лишь немного довезёте меня до администрации

— Сама дойдёшь — повернувшись лицом к этой наглой темноволосой женщине, прошипела яростью, подобающей королевской кобре Оксана — А ты, чтоб никогда не смотрел больше в её сторону, ты так долго меня добивался и теперь хочешь всё к хуям похерить?

— Оксана всегда отличалась очень грязным язычком — рассмеялась Изабелла, приложив ладонь к сочной большой груди

— Оксана нельзя же так — смутился Коновалов, застёгивая пуговицы черного драпового пальто, что сидело на нём, выражая в нём образ голиафа перед Оксаной

— А трахать её значит тебе можно? — прокричала Оксана прямо в лицо Коновалову, испугав стоящую за ним белокурую девицу

— Блондинка что еще сказать — выразила своё мнение Катерина, в ответ на крик Оксаны, чтобы успокоить девушку, что взвизгнула тихо, прикрыв губы ладонями обеих рук, смутившись реакции окружающих её людей — У неё часто тут такое бывает

«Вот сука, он её трахал, да как он посмел», была вне себя Оксана от распираемой её тело ревности, звонко стукая каблуками по черной мраморной плитке, подошла к закрытым плотным створкам двери, входа в этот большой дом.

Открывая одну из створок больших дверей, Оксана почувствовала холодное влияние врывающейся в дом прохлады, морозного деревенского утра, одевая тут же белый пышный капюшон на голову, держась за него пальцами обеих рук. Красные лучи, восходящего над деревенскими холмами солнца, яростью потока света, проникала через тернии заснеженных деревьев. Отражая яркими бликами крупинки снега, покрытого тонкой изморосью крыльца дома, его мощных массивных перил и опор свода крыши крыльца, утреннее солнце вынуждало Оксану прищурить лазурную голубую, топазную красоту глаз. Всё было окутано белоснежным одеялом зимы, крыши машин, стекла дома Романовых были покрыты красивыми узорами измороси оставленных морозом на них. Каменная плитка площади возле дома Романовых была покрыта тонким слоем снега, хорошо были видны следы протектора шин подъезжающих и отъезжающих от дома машины. Большой огромный фонтан, расположенный в центре площади был покрыты толстым слоем одеяла зимы, на ветке большого тополя сидел большой черный ворон, своим зорким лиловым глазом эта наглая птица рассматривала всё, что происходило рядом с домом Романовых. Спускаясь по ступенькам крыльца дома Романовых, Оксана стряхнула теплыми пальцами упавшую снежинку на кончик носа, обращая внимание на тихо урчащий черный лимузин, на крышу которого падал крупными хлопьями снег. Ставя ноги крест-накрест, Оксана, стукая каблуками черных туфель, чувствуя влияние холода на своём теле, спустилась к стоящему у крыльца автомобилю.

— Оксана послушай — быстро догнал Коновалов, успев схватиться за локоть руки Оксаны, вынуждая её обернуться к себе — Да послушай же — настоятельно повторил он свою просьбу, когда она, совершенно не желая его слушать, отвернула обиженный взгляд от этого мужчины

— Да как ты смеешь — прошипела в ответ ему Оксана, выражая озлобленный оскал, пытаясь выдернуть свою руку из его хватки

— Оксана послушай — уверял Коновалов, открывая другой рукой заднюю дверь роскошного, черного лимузина — Чтобы ты там себе не придумывала у меня с Катериной ничего не было

— После твоего появления — объяснила Катерина, медленно спуская по ступенькам каменного большого крыльца, одевая на голову, капюшон — У него не то, что не встал, у него даже желание всякое пропало изменять тебе

— С чего это вдруг ты его выгораживаешь? — посмотрела Оксана в темный салон открытой двери лимузина, откуда так приятно веяло теплой атмосферой — Ведь сама недавно терпеть его не могла

— Я просто поддерживаю — уверяла Катерина, когда Оксана, нагнувшись перед ней, выгнув спину кошкой, выставила роскошные скрытые под пальто бёдра перед Коноваловым, влезла в салон черного лимузина — Твоего мужа

Завораживающая атмосфера тепла окутывала салон прогретого лимузина, в который влезла Оксана, располагаясь на его заднем сиденье. Облокотившись на мягкое сиденье, Оксана, положив ногу на ногу, выражая красивый узор кружевных белых чулок, что открылись под её белым пальто.

— Да что это такое! — возмутилась Оксана, ощутив жужжание телефона в своей сумочке

— Это твой? — удивился Коновалов пропуская влезть Катерину в салон черного лимузина, что расположилась на сиденье противоположно Оксане

— Нашу Оксану не могут оставить поклонники — рассмеялась озорным смехом Катерина, запрокинув голову — Ну давай же возьми трубку, очень интересно кто же тебе там звонит

— Серёжа закрой дверь — высказывая возмущение, подняв голос, прикрикнула Оксана, ощущая влияние тяги жуткого холода по своим ногам — Да блядь что я его так далеко то положила

— Дорогая спокойнее — уверял Коновалов залезая в салон черного лимузина сел на сиденье рядом с Оксаной — Не нужно так грязно ругаться — закрыл он почти сразу за собой дверь, погружая салон вновь в темную атмосферу, искусственно созданного мрака

— Это блядь можно я буду решать — вытаскивая телефон из сумочки, после того, как с большим трудом расстегнула её молнию — Прикажи своему водителю, чтобы немедленно тронулся

— Ответь сначала на звонок — ухмыльнулся Коновалов

— Володя меня до администрации — с ухмылкой, словно насмехаясь чуть обернув голову, обращаясь к водителю, говорила Катерина — А потом эту влюблённую парочку до дома этой наглой блондинки и можешь возвращаться к Романовым

— Вас понял Екатерина Владимировна — серьёзным голосом ответил мужчина за рулём, затем медленно трогая, автомобиль с места

— Да-да я слушаю — ухмыльнулась Оксана отвечая на неизвестный номер входящего телефонного вызова, проводя по сенсору экрана большим пальцем — Не нужно было так трезвонить я бы сама, наверно вам бы перезвонила

— Оксана Владимировна! — услышала Оксана радостный голос Екатерины Калинниковой

«Ну надо же какой приятный сюрприз», ухмыльнулась Оксана, почувствовав пальцы теплой мужской руки на своей коленке, посмотрела в глаза Коновалову от такого приятного прикосновения с жаждой голодного сексуального искушения.

— М…. моя дорогая — с ухмылкой на лице и радостью в голосе, произнесла Оксана — Что же тебя заставило мне позвонить?

— Хотела вас лично поблагодарить — искренне говорила девушка, выражая откровенность своих чувствах, в нотах собственного голоса — За всё, включая нашу с вами случайную связь

«Блядь ты могла бы хотя бы этого в трубку телефона не говорить», прикрыла Оксана динамик телефона, заметив как Коновалов что прильнул к её щеке, изменился в выражении лица.

— Случайную связь? — удивился Коновалов — Оксана ты что?

— Ха…. — рассмеялась Катерина, вновь запрокинув голову, сидя на сиденье — Наша Оксана уже выбирает того, кто моложе

— Как там Паша? — не придавая, на словах, эмоциям Коновалова и Катерины никакого значения, смутилась Оксана глядя на их реакцию об услышанном

— Уже лучше — заверила девушка, выражая радость в голосе — Всё это только благодаря вам Оксана Владимировна

— Хм… что же при нашей первой встречи — повела губками Оксана, выказывая застенчивость перед Коноваловым, что допытывал её взглядом — Ты не была столь любезна

— Просто тогда был не очень хороший день……

— Что же я рада, что вы поправляетесь — говорила Оксана, прикусывая краешек губы — Наверно уже в курсе, что мамочка Паши его ищет, наверно всю деревню перевернула

— Вот поэтому мы на время уехали — уверял эта девушка — Спрячу Пашку у своей подруги в Москве, будем ходить на лечение, лишь на дневной стационар, лечение вы написали, и оно начало действовать

— Я рада, что вам стало лучше — заверила Оксана, заметив с какой жаждой и восхищением Катерина, что сидела напротив коснулась её выставленного колена — Советую тебе после этого разговора выбросить сим карту, так как мой телефон наверно уже на прослушке, учитывая то какой скандал эта дура вчера мне устроила

— Как я могу вас отблагодарить?

— Позаботься о Пашке — улыбнулась Оксана ощущая всю поразительно ощущения и хищность рвения пальцев Катерины у себя на коленке — И больше никогда постарайся никогда не попадать ко мне на приём

— Вы серьёзно? — удивилась такой критики эта девица

— Я сама серьезность

Вставая с сиденья, когда лимузин спускался по деревенскому холму, проезжая мимо дорогих коттеджей, Оксана свободной рукой задернула бархатную багровую шторку на окне, придавая атмосферу страсти и романтике в салоне этого автомобиля.

— Я для вас сделала что смогла, теперь дело за вами — наступая на одной коленкой на сиденье, Оксана, пропуская ноги Коновалова под собой села к нему на колени

— Что же в таком случае — в голосе этой девушки, чувствовалась легкая нотка отчаянья — Желаю вам с вашим мужем большой огромной любви

— Я думаю, она прямо сейчас у меня и будет

Заверила Оксана, проводя пальцем по сенсору дисплея телефона, разрывая звонок сотовой связи, скинула телефон с рук, так чтобы он упал на сиденье рядом с Коноваловым. Расстегивая верхние пуговицы белого пальто, Оксана выразила перед мужчиной, у которого сидела на коленях, роскошную объемом грудь.

— Какая настойчивая дура — заводя руки за спину, Оксана кончиками пальцев, обеих рук, расправила волосы, придавая им особую выразительную пышность

— Ты что спала с ней? — удивился Коновалов, обвивая бёдра Оксаны, прижал её к своему телу

— Исключительно чтобы войти к ней доверие — ухмыльнулась Оксана, разговаривая рядом с губами Коновалова, чувствуя всю пылкость его дыхания

— Это ты так входишь к людям в доверие

Улыбнулся Коновалов, освобождая тело Оксаны до талии из-под белого пальто, оставляя его лежать на своих коленях.

— Когда тебя входят женские пальцы?

«Блядь ну надеюсь, он не считает это изменой, что же придётся, постараться из-за всех сил, его задобрить», смутилась Оксана такой строгой критики со стороны мужчины, к которому прижалась своим телом, положив руку на его грудь.

— Обещаю после свадьбы — заверила Оксана, прикусывая краешек губы, почувствовала, как руки Катерины, что сидела в кресле, напротив, за её спиной, сорвала с неё белое пальто

— А пока что? — был удивлён хищным сексуальным намерением со стороны Оксаны, спросил Коновалов

— А пока что милый мой — игриво выражая перед ним желание голодной страсти порочной любви, голубой лазурной прелестью глаз, провела Оксана кончиком коготка указательного пальца по его жарким губам — Заткнись!

Сливая тут же в дикой похоти поцелуя, Оксана не дала мужчине выразить собственное мнение, специально выказывая перед ним, всю силу искушения страстью. Руки мужчины обвили ягодицы Оксаны когда она сидела у него на коленях прижавшись к его телу, чувствую терпкость коньяка, что выделяла его слюна в момент поцелуя и табачный дым с его губ. Жадно облизывая его губы, Оксана, одной нотой стона в момент поцелуя возбудила дикое желание в этом самце. Головокружительная страсть соблазна вновь охватила сознание Оксаны, стараясь не отрываться от пылких губ Коновалова, наслаждаясь сладостью момента поцелуя, медленно расстегнула пуговицы белого пиджака, позволяя его трепетным рукам быстро его сорвать. Продолжая искушать мужчину нотой возбуждающего стона, Оксана, запрокинув голову, оторвавшись от его жарких пылающих губ, выражая во взгляде в это мгновение сильное желание. Прикусывая краешек губы, прикоснувшись ладонями, обеих рук, к его щетине на лице Оксана жадно целуя Коновалова, облизывала его губы своими алыми губами. Оставляя на коже мужчины алый след сладкой прелести помады, Оксана поддавалась сильному искушению, пока автомобиль медленно спускался по заснеженному склону деревенскому холма, под падающий пышными хлопьями снег.

© Вадим Песегов, 13.02.2018 в 11:11
Свидетельство о публикации № 13022018111159-00418003
Читателей произведения за все время — 45, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют