Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 39
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 38
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 13 (Эротические рассказы)

Глава 13
— Что вы мне голову морочите Орлова — обратился строгим голосом майор ФСБ, кинув папку с доказательствами на стол перед Оксаной — Вы были в том борделе, как и в доме Романовых, так же вас видели у французского фотографа в Подольске

— Я ведь этого не отрицаю — ответила, сохраняя спокойствие Оксана, сохраняя удивительное спокойствие, сквозь стёкла надетых на глазах очков, посмотрела на папку с уликами

— Хватит! — возразил майор ФСБ, расхаживая по комнате для допроса, мужчина в форме ФСБ держал руки за спиной — Хватит увиливать, говорите прямо, от вашего ответа зависит, сейчас куда вы отправитесь?

— В чем меня обвиняют?! — испуганным голосом спросила Оксана, облокотившись на спинку стула на котором сидела, положила ногу на ногу

— Вас обвиняют — строгим голосом заявил майор, встав рядом со столом, за которым сидела Оксана, сверху вниз возмущенно на неё посмотрел — В препятствие расследования федерального уровня и угрозе государственной безопасности предшествующей государственный переворот

— Майор Алексеев! — возразил Нечаев, не соглашаясь с таким утверждением, отошёл от закрытой двери, рядом с которой стоял — Орлова никого не убивала и не скрывала никаких улик и то в чем обвиняют эту женщину, это полный бред

«М…. гражданин следователь, как приятно видеть и понимать что вы на моей стороне», ухмыльнулась Оксана, после чего скривила губы, выражая при этом довольство.

— А вы бы майор Нечаев! — возмутившись, не согласился с мнением следователя, высказывал майор ФСБ — Свой рот бы заткнули, сами на волоске были от тюрьмы или может быть вам напомнить про бордель где вас нашли вместе с двумя трупами, причем один из них был убит пулей в лоб из вашего табельного оружия

— Простите гражданин Алексеев

Прикусывая краешек губы, вмешалась в спор Оксана, нервно теребила кончиками коготков, папку, что лежала перед ней на деревянном офисном столе, кабинета Нечаева. В кабинете колебались жалюзи от приоткрытого окна, через которые проникала свежая пронизывающая прохлада утреннего воздуха насыщенной ароматами осени. Напротив стоял другой стол, на котором был размещен стационарный компьютер, на краю которого стояла белая керамическая кружка, излучающая терпкий аромат свежезаваренного кофе. Атмосфера воздуха была пропитана офисным бытом, бесконечные стопки бумаги и папок, что стояли на стеллаже справа от компьютерного стола, а так же запахом все еще скопившегося в кабинете душного воздуха.

— Но какое это всё отношение имеет ко мне, вы ведь теперь знаете, кто убийца, я же ведь от следствия как видите, я ничего не скрывала, а наоборот дала правоохранительным органам всю необходимую информацию — рассуждала Оксана, отводя взгляд в сторону окна, вертикальные жалюзи которого были чуть приоткрыты

— Никто вас ни в чем не обвиняет, вы можете идти — признал это майор Алексеев — Но у ФСБ буду к вам еще вопросы, так что вам запрещено покидать деревню на момент предстоящего расследования

— Вы ведь и так можете если захотите легко найти меня — доставая телефон из белой сумочки, что стояла у неё на коленях, Оксана положила его на стол — Или вы может быть забыли как это делается? — намекнула она на лежащий на столе сотовый телефон

— Идите Орлова — спокойной интонацией голоса произнёс Нечаев, как только заметил, что мимика на лице майора ФСБ сильно изменилась — Советую вам всегда держать телефон включенным, вас могут вызвать, деревню покидать можете, но только из-за вашей профессиональной деятельности, я думаю, вы понимаете, о чем идёт речь

«Вот не сука ты после этого Нечаев, затащил меня значит в койку в доме у Романовых, а теперь после этого ты всё еще падла такая ко мне на вы», прикусывая недовольно краешек губы, Оксана положила телефон в сумочку, что стояла у неё на коленях.

— Спасибо следователь Нечаев — кривила губами Оксана, выражая недовольство, встала медленно со стула на котором сидела, повесив сумочку на плечо — Я могу быть теперь свободна так ведь?

— Идите Орлова — повторил нервно Алексеев своё требование — Идите, пока мы не передумали вас задержать

— Без оснований конечно — с усмешкой на лице подметил Нечаев, поправляя кожаную коричневую куртку, взял папку со стола

— А вам бы гражданин Нечаев

Возразил Алексеев, как только Оксана встала со стула, на котором сидела, отразив прекрасную эластичность ягодиц, за счет черной облегающей её бедра юбки.

— Следовало бы вообще заткнуться, ваше положение и так шатко

— Ну, я думаю, ваши разногласия меня не касаются — стукая каблуками черных туфель по линолеуму, постеленному по полу, в кабинете Нечаева, направлялась Оксана к закрытой входной двери — Я ведь могу использовать майора Нечаева в качестве своего адвоката? — спросила она, касаясь кончиками пальцев ручки входной двери

— Можете — заверил тут же Нечаев, кивнул с улыбкой на губах головой Оксане

— Тогда если вы не возражаете, следователь Нечаев, я бы хотела обсудить как-нибудь с вами стратегию своей защиты — открывая дверь, отразив прелесть безупречно накрашенных алых губ, заявила Оксана — Естественно чисто деловой конфиденциальной беседы

— Орлова идите, пока не приказал вас арестовать и посадить на пятнадцать суток — сурово выразил своё мнение Нечаев, искоса глядя на майора ФСБ, что был вне себя от таких интриг

— Майор Нечаев — гордо высказал Алексеев, стоя у открытого окна, в тот самый момент, когда Оксана перешагивала высокий порог открытой пластиковой офисной двери, шикарной упругостью ягодиц, выказывала перед мужчинами собственную сексуальность — Учтите, вам это будет дорого стоить

— Я как-нибудь разберусь с этим — заверил Нечаев, продолжая возмущенно смотреть в сторону Оксаны, что тут же закрыла за собой дверь, покидая его кабинет

«Ну, сука Нечаев, ну ты мне за это ответишь, сначала значит трахнул меня, теперь позволяет себе разговаривать со мной, как будто, между нами ничего не было», терзая себя неистовым недовольством, размышляла Оксана, направляясь по коридору полицейского деревенского департамента.

Деревянная обивка стен коридора и пластиковые бесконечные офисные двери, кабинетов офицеров следственной деревенской службы. Душная атмосфера скопившегося воздуха в коридоре, изводила с ума, своей офисной ежедневной волокитой бесконечного количества бумаг, что пропитали атмосферу своим тошнотворным противным для Оксаны запахом. Свет люминесцентных ламп, вдоль протяженного всего коридора, повешенных на побеленном недавно потолке, ярко освещали всю протяженность этого помещения. Поворачивая за угол в конце коридора, Оксана прищурила чуть глаза от воздействия ярких лучей дневного солнца, что проникало в департамент полиции через открытые створки дверей. Дежурный на посту, что-то записывал в журнал, когда Оксана прошла мимо его стойки, посмотрев на стекло его стойки, где сидел полицейский в форме, совершенно не обращая внимания, на то, кто как выходит и выходит из здания. Свежий проникающей прохлады воздух бурным потоком страсти проникал в помещение, колебля золотистые пряди волос Оксаны, когда она прошла мимо дежурившего на входе здания полицейского, который лишь под звук её каблуков по бетонному полу, отвлёкся, завидным взглядом посмотрела на упругие ягодицы, что скрывались за черной короткой юбкой.

— Фу….. наконец-то — глубоко вздохнула Оксана, ощущая, как свежесть утреннего воздуха проникала через расстегнутые верхние пуговицы её белой блузки

Черные чулки на стройных, пикантных взгляду ногах Оксаны, принужденно лоснились, отражая падающий на них свет лучей восходящего над деревней солнца. По деревенской улице проехал медленно УАЗ с надписью ППС на передних дверях автомобиля, медленно двигаясь по бетонному израненному покрытию, машина скрылась за поворотом. Несколько легковых машин с прицепами проехали по улице, когда Оксана спускалась по каменным ступенькам крыльца здания полицейского департамента. Деревенские жители уже начинали выкапывать картошку, с самого утра, что-то выкрикивая в огородах и бесконечно копая лопатой, высыпая полные вёдра в мешки.

Пышные распустившие деревья начали проявлять проблески желтизны листьев, по тротуары легким порывом ветра разносились сухие листья и трава. Газон рядом с полицейским департаментом стал покрываться высохшей золотистой травой, придавая приятный аромат соломы, что распространялся по всей округе. Небо над деревней было ясно и голубое, лишь только несколько белоснежных пёстрых облаков украшали его свод. Напротив улицы валялась в траве чья дворовая собака, черный кот томился от жары осени, под лавочкой у высокого забора, одного из частных домов.

— Оксанка! — крикнула Катерина, сидя за столиком на противоположной улице, местного деревенского кафе, что находилось на холме, под которым бурным потоком текла деревенская речка — Выбрала для нас с тобой шикарное место

Выстроенное из лиственного бруса деревенское кафе бар, с открытым видом на простор зеленых холмов и вид бушующей деревенской речки. Удачное место, где было построено это заведение, сочетала в себе приятную гармонию прелесть природного лиственного запаха, а так же приятный плеск бурно текущей под холмом воды. Балкон с пластиковыми шикарными столиками и стульями, был укреплен усиленными железобетонными опорами, что стояли прямо у реки, придавая посетителям этого заведения возможность находиться над самой рекой, ощущать сырость её природной силы запаха, слушать журчание её воды. Подобное искусной вырезки по дереву было шикарное ограждение, щедрое покрытое лаком, позволяющая посетителям этого заведения, подойти и понаблюдать над деревенской равниной с высоты.

Темноволосая девица была в шикарной фиолетовой блузке, что отлично сочеталась с черной короткой надетой на ней юбки. Черные по цвету капроновые чулки, отлично выражали стройные ноги Катерины, а их эротический кружевной узор резинки, выказывал всю. Сексуальную притягательность в образе этой девушки. Элегантные черные туфли, отлично сочетались с цветом чулок, что нежностью капрона обволакивали её ноги. Верхние пуговицы фиолетовой блузки Катерины были расстегнутыми, выражая v-образной формы декольте, шикарной формы объём груди. Пышные густые черные волосы, имели весьма шикарную укладку волос, вызывая в себе от окружающих, порочный огонь неутолимого сексуального желания.

— Прекрасное место — признала это Оксана, наступая каблуками на деревянные ступеньки крыльца кафе-бара — Именно то, где я бы хотела плотно перекусить, после принужденной нудной беседы со следственными органами — прошла она виляя шикарной красотой бёдер, мимо деревянных выставленных рядами столиков

В кафе, под навесом, свода деревянной крыши находились всего несколько посетителей, двое выпивших детей, семейная пара лет тридцати и мужчина что сидел за столиком напротив столика, за которым сидела Катерина. Столик Катерины располагался на улице, рядом с красиво сохранившимися кустами зелени и глиняного горшка, в котором красиво росла домашняя высоко распустившаяся пальма. Удобные деревянные скамейки напоминали обыденность таёжного быта, выполненные из крепкого лиственного бруса, сохранившие в себе стойкий природный аромат смолы. Справа от входа находился сам бар, построенный из прочного лиственного бурса, полностью закрытое заведение, было для тех, кто хотел тихо уединиться, в скрытой, искусственно созданной обстановке сумрака, под светом тусклых неоновых ламп. Молодая девушка шатенка, в коротких джинсовых шортиках и белом топике, а так же босоножках, без каблуков разносила на большом серебряном разносе, заказы для посетителей, выражая пикантную красоту скрытых под шортами ягодиц, передвигаясь между рядами столом бара-балкона.

— Это просто ужас какой-то

Выражала своё мнение, проходя по бару, подошла к другим ступенькам, Оксана коснулась кончиками пальцев деревянных опор свода, что держали, крушу бара. Рядом с самим заведение находился небольшой лесок, сохранивший прелесть дикой природной гармонии. Сразу же перед входом в этот лесок была, алея вымощенная из цветной каменной плитке а перед ней ровные зеленые кусты.

— Мне нельзя покидать деревню — нахмурила недовольно губки Оксана, касаясь каблуками высоких туфель ступенек деревянного крыльца

— Как это нельзя?

Удивилась Катерина, наблюдая, как Оксана, выказывая красоту скрытых под юбкой бёдер, подошла к белому пластиковому столику, за которым сидела брюнетка.

— Что они тебе сказали? — выказывая волнения, спросила Катерина

— Ничего по делу — скривила губками Оксана, снимая сумочку с плеча, повесила её на спинку пластикового стула, что отодвинула от белого пластикового стола — Но похоже Нечаев, испытывает ко мне что-то

— Да ну брось ты — недоверчиво с усмешкой, возразила Катерина — Ладно присаживайся

— Что будите заказывать? — подошла к столику, за который села на стул Оксана, молодая девушка шатенка, положив папку меню на край белого пластикового столика

— Оставьте меню на столе — мило улыбнулась, красотой улыбки алых губ, обратилась Оксана к девушки кончиками пальцев случайно коснулась пальцев девушки, что положила руку ну край стола, стоя рядом с ним — Я вас позову, как определюсь

— Глянь, какие девки сидят — послышался возглас, двух пьяных мужчин в баре-балкона, один из которых кивнул в сторону столика за которым сидела Катерина с Оксана — Как думаешь….

— Да успокойся ты — возразил его пьяный товарищ, усадил мужчину обратно на скамейку, с которой он пытался встать — Что ты, в самом деле

«Хм… а что, было бы неплохо снять сауну с Катериной вместе и этими двумя жеребцами, я бы там такое удовлетворение могла бы себе позволить», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, позволяя себе доли порочной зависти порочного искушения.

— Сейчас я встану — заявила тихим голосом Оксана, глядя косым взглядом на пьяных мужчин, испытывая в сознании сильный эмоциональный стресс — А ты шлёпнешь меня по попке, после чего оставишь лежать на ней свою руку, сжимая пальцами мои ягодицы

— Ты с ума сошла? — рассмеялась Катерина — Нет, я этого делать не буду

— Да послушай — уверяла Оксана, коснувшись колена брюнетки — Мы сейчас снимем сауну и поедим с этими пьяными мужиками, просто банально трахнемся и всё

— А что Костя? — испытывая волнения, спросила Катерина, ерзая нервно губками

— А Костя даже об этом и не узнает — заверила Оксана — Беседа с майором ФСБ чуть не довела меня до срыва, поэтому я просто хочу так расслабиться

— А ты не спросила меня — возмутилась Катерина — Хочу ли я заниматься сексом вот с этим пьяным отребьям?

— Ну, давай хотя бы посмотрим — ухмыльнулась Оксана, эротической красоты улыбки, безупречных алых губ — Уверена, если тебе что-то не понравится, мы все это прекратим

— Мне уже это не нравится

— Дай хотя бы попробуем — возразила Оксана, медленно вставая из-за столика, специально повернула упругие бёдра к Катерине

— Ты хотя бы так просто не сдавайся — заверила Катерина, приятной нежностью шлепка, шлепнула по выставленным ягодицам Оксаны — Они конечно люди богатые это видно по их деловым костюмам, но ты тоже себе цену знай

— Ах……

Чувствительной нежностью, лаской сексуального голоса простонала Оксана, ощущая на своей попке, приятную ладонь Катерины, что убедительно сжимала, её ягодицы, пальцами. Прикусывая краешек губы, сгорая сильным сексуальным возбуждением Оксана, посмотрела на двух выпивших людей, что сидела в баре на балконе. Заядло улыбаясь красивой улыбкой, взывающей к порочному сексуальному искушению, Оксана продолжала смотреть на богатых, выпивших хорошо одетых мужчин, что были одеты в дорогие представительские костюмы.

— Опа! — заметил сразу же возбужденный взгляд Оксаны, один из выпивших мужчин — Ты посмотри

— Оксанка только не сразу — убеждением ласки голоса, шептала Катерина — Поломайся немного, прежде чем мы уйдем отсюда, побудь для них немного недоступной и в тоже время желанной

— Я думаю, я сама, как-нибудь с этим разберусь — заверила Оксана, покусывая краешек губы, сгорала сильным порочным влечением

— Такие красивые дамы не должны скучать одни — с пьяной улыбкой на губах, говорил мужчина, спускаясь по ступенькам, поправил одной рукой красный галстук

— А нам и так хорошо — ухмыльнулась роскошной улыбкой Оксана, позволяя пальцам Катерины, ладонь которой, была на её попке, сжимать свои ягодицы — Мы с подругой и вполне можем обойтись и без кавалеров, так ведь?

— Да ну — возразил пьяный мужчина — Слышишь Славян, мы ведь можем себе позволить себе день, чтобы порадовать этих дам

— Думаю что сможем — заверил его товарищ, спускаясь по ступенькам деревянного крыльца, направляясь к столику на который, опираясь обеими руками, стояла Оксана

— Я же сказала, нет! — возразила Оксана, специально испытывая терпение двух пьяных мужчин

— Ну же — коснулся рукой, руки Оксаны, один из мужчин, что подошел шатаясь к их столику — Ты не понимаешь, чего можешь лишиться

— Я прекрасно знаю — повернула, озабоченный, сгорающий сильным сексуальным желанием взгляд голубых лазурных глаз к пьяному, говорившему с ней мужчине, гордо заявила Оксана — Понимаю чего, я могу лишиться, хочешь, скажу?

— И чего же? — с ухмылкой спросил мужчина

— Ничего — с хитрой ухмылкой на губах спокойно ответила Оксана — Отпусти меня! — прошипела она, выражая оскал страсти перед губами мужчины

— Ну же иди ко мне — обвил он другой рукой талию Оксаны, притянул её тело к себе

— Отпусти меня — прокричала Оксана, совершенно не желая так легко отдаваться этому мужчине

— Эй! — обратился незнакомый мужчина, в одежде, напоминающей по внешнему виду колхозного работягу — Отпустите даму, ты, что не слышал, она сказала, нет!

«Блядь ну вот зачем ты встрял, я бы сейчас такую интригу, такое желание бы сделала в этом льве, уверена, что сразу получила, что хотела», нахмурила, скрывая обиду, губки Оксана.

— А ты еще кто такой?! — возмутился пьяный мужчина, отпуская Оксану, повернулся к собеседнику, что прервал его

— Ты что собака с первого раза не понимаешь — спускаясь по деревянным ступенькам крыльца бара, говорил мужчина, что с виду был коренастый, среднего роста, черная кепка на его голове скрывала форму его прически — Эта девушка, сказала тебе нет, всё отвали

— Так-так — вскочила быстро как ошпаренная Катерина, со стула, на котором сидела — Я мэр этой деревни, Королёва Катерина Владимировна, произошло недоразумение, моя подруга испытывает ко мне некую…..

— Да мне плевать — прервал реплику Катерины, пьяный мужчина

— Пошёл вон отсюда — заявил мужчина, что с виду по его джинсам и куртки был похож на фермера

— Кого ты там послал! — возмутился товарищ пьяного дебошира, схватил мужчину, что пытался вступиться за честь Оксаны и Катерины за воротник его бежевой фермерской куртки — Я тебе сейчас так пошлю

— Ну, давай попробуй — вспылил фермер, с легкостью отдернул руки второго дебошира от своей куртки, толкнул его на перила ограждения балконного бара — Успокойтесь вы оба!!!

— Я тебе сейчас так успокоюсь

Схватил пьяный дебошир бутылку с недопитым в ней вином с соседнего стола, разбивая её о грань стола, так чтобы появились острые осколки. Капли алой прелести вина стекали бурным водопадом со скатерти стола, с которого он взял бутылку, а так же с острия стёкол разбитой бутылки.

— А ну иди сюда ты фермер — кинулся он на мужчину

С легкостью мужчина отразил его атаку, уклонившись от бутылки, нанёс ему хук справой, пустил нападавшего на ступеньки, деревянного крыльца бара. Однако второй нападавший, после того как, мужчина фермер обернулся, нанес ему сильный в живот.

— Ну что падла! — стоял он над телом фермера, что схватившись рукой за грудь, а другой за горло

Интенсивное сердцебиение, надсадной кашель, дисфагия, сухой кашель, а так же бледность кожных покровов с цианотичным оттенком на лице, набухание шейных вен, отдышка. Мужчина стоял на коленях, жадно хватая воздух, было видно, как появились признаки «дисфонии».

— Катерина вызови скорую быстро!

Распорядилась Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по цветной каменной плитке, пробилась через толпу посетителей, что окружили дебоширов и страдающего острой формы дыхательного заболевания фермера.

— Отойдите все быстро — заявила Оксана, подходя к мужчине, что стоял на коленях, жадно хватал воздух — Так я врач — пояснила она для пьяных дебоширов, что словно как ошарашенные с испуганным видом в глазах моментально протрезвели от увиденной картины

— Что с ним? — спросил мужчина, что нанёс фермеру удар в живот

— Набухание шейных вен, цианоз лица, сильная отдышка — перечисляла видимые симптомы Оксана, тахикардия, пот на его лице — Блядь да у него же «гемоторакс», скорую помощь срочно!!!

Гемоторакс — внутриплевральное кровотечение, приводящее к скоплению крови в плевральной полости, что сопровождается сдавлением легкого и смещением органов средостения в противоположную сторону.

— Скорую блядь — прокричала Оксана укладывая пациента на спину, положила мужчину набок, после чего ему стало немного лучше дышать — Успокойтесь, слышите меня, я врач, с вами всё будет хорошо я вас не оставлю

Буквально через несколько минут, послышалась сирена приближающейся машины скорой помощи, что стремительно двигалась по деревенским улицам. Оксана все это время сидела рядом с мужчиной, дебоширы, от которых он пострадал за это время растворились в толпе и быстро скрылись с места, произошедшей драки. Газель скорой помощи подъехала почти к месту, где на каменной цветной плитки лежал мужчина, страдающей острой формы дыхательного заболевания.

— Что здесь произошло? — вышел сразу же из машины дежурный врач, вместе с санитаром

— Нет времени объяснять острая формы дыхательной недостаточности, срочно готовьте ваши носилки — распорядилась Оксана — Нужно поднять пациента

— Что здесь произошло Оксана Владимировна? — повторил еще раз свой вопрос дежурный врач, кивая парню санитару в синей униформе, чтобы вытащил каталку из задней дверей, газели скорой помощи — Кто это?

— Давайте грузить его — отдавая указания говорила Оксана, быстро подходя к открывшимся дверям газели скорой помощи — Звоните в больницу, готовьте мою команду мне нужна срочно операционная, а сейчас дайте шприц быстро

— Зачем?! — заволновался парень, подкатывая носилки с лежащему на земле мужчины

— У него блядь гемоторакс тупой ты баран — грязно выругалась Оксана на парня санитара, быстро выхватила предложенный ей шприц из рук дежурного врача — Так, так-так — взволнованно рассуждала вслух она, разрывая полиэтиленовую упаковку шприца

— Оксанка! — окликнула Катерина, подбегая к каталке, которую дежурный врач и санитар положила мужчину — Что ты делаешь?

— Не сейчас — возразила Оксана, снимая колпачок с иглы шприца — Так поверните его набок и снимите куртку живо блядь!

Дежурный врач быстро оголил крепкий, накаченный трудовыми стараниями торс мужчины, когда Оксана ввела иглу пустого шприца, прямо между лопаток. Кончиками пальцев Оксана медленно потянула за поршень шприца, высасывая скопившиеся в плевральной полости сгустки крови гнойной субстанции, что имела блеклый прозрачный оттенок.

— А вот это уже совсем интересно — удивилась Оксана, после того как мужчине стало легко дышать, с удивлением рассматривала дренажную субстанцию в шприце — У него плевральный выпот и гной в плевральной полости, когда поначалу на лице я не заметила ничего необычного

— Я…. я… — все еще задыхаясь, но уже симптомы отдышки становился всё меньше — Я могу дышать, спасибо вам — достаточно выразительно произнёс он

— Вам спасибо — ухмыльнулась Оксана, наблюдая, как санитар с дежурным врачом быстро погрузили каталку с пациентом в газель скорой помощи

«Это началось, как только, но получил сильный удар в живот, раковые опухоли, абсцесс, хотя нет может какая-то инфекция, может порыв аневризмы», размышляла Оксана, стоя у открытых задней дверей газели скорой помощи.

— Я поеду с вами — гордо заявила Оксана влезая в машину, после того как санитар сдежурным врачом закатили в неё каталку

— Оксанка! — возмущенной интонацией голоса, Катерина, подбежав к отрытым дверям газели скорой помощи, через которые влезла в салон Оксана — Что ты делаешь?

— Дай мне мою сумочку — не слушая совсем брюнетку, распорядилась Оксана, суровой интонацией голоса — Да блядь шевелись ты курица, у меня пациент может умереть — крикнула она вслед когда Катерина в спешке подбежала к столику на краю которого стояла белая кожаная сумочка

— Что ты делаешь? — поинтересовалась Катерина, громко крикнув, взявшись пальцами одной руки за лямку сумочки Оксаны

— Похоже на то — пояснила Оксана, присаживаясь на кушетку, справа от открытых задних дверей газели скорой помощи — Что у меня есть дело, гемоторакс начала чего-то нового неизвестного мне

— Ты хочешь сказать, что у тебя есть дело? — спросила взволнованно Катерина, подбегая к открытым задним дверям газели в которой сидела Оксана

— Именно так — уверяла Оксана, выхватив из рук Катерины, предложенную ей сумочку — А сейчас извини дорогая ты моя, но мне нужно спасать пациента

«Раковая опухоль, может быть грыжа, может еще какое-нибудь раковое образование в полости средостения», размышляла Оксана, поставив рядом с собой сумочку, положила ногу на ногу, смотрела, как парень санитар, быстро закрыл с внутренней стороны задние двери газели.

Издавая рычащий рык мотора, газель быстро тронулась с места, под звуки сирены и мигалок на крыше машины, резво набирая скорость по деревенским улицам. Мужчина что лежал перед Оксаной на носилках, неожиданно потерял сознание, впал в обморок, что еще раз объясняло гемоторакс. С задумчивым видом Оксана смотрела в монитор, замечая, как только что бывшая тахикардия, резко переросла в снижение АД на прибором датчиков системы прибора жизнеобеспечения, к которому его подключили сразу же как в везли каталку в газель. Вновь приобретенные симптомы выражали, интерес к загадке, которую стремилась разгадать Оксана, причину внезапного, спонтанного гемоторакса, в ней вызывало дикий интерес, который она не могла просто так оставить.

***

Вой сирены машины скорой помощи разносился по деревенским улицам, когда она с ревом мотора, пронеслась по центральной деревенской площади. В салоне газели скорой помощи, всё тряслось, подвеска машины была достаточно жесткой, поэтому Оксана, сидя на кушетке, рядом с каталкой пациента, чувствовала каждую ямку, на которую он наезжал. Мужчина что лежал на каталке, постепенно пришёл в себя, медленно открывая глаза, лёжа на боку, он с хрипами в груди, выражая отдышку, дышал.

— Как вы себя чувствуете?! — взволнованно спросила Оксана, замечая как тяжело ему было дышать

— В груди болит — признался мужчина, выражая боль хриплым голосом, положил руку на грудь

— Посадите его — распорядилась Оксана — Вам нужно принять сидячее положение

— Хорошо помогите мне — обратился парень санитар к Оксане, помогая разместить мужчину сидя на каталке

— Давай на раз, два взяли — с трудом придерживая за одну руку, пока санитар держал за другую, Оксана усадила пациента сидя на каталку

«Я, конечно, понимаю это моя вина, но обычный удар в живот, каким бы он не был, не даёт такую симптоматику», размышляла Оксана, стыдилась из-за своего поведения посмотреть в глаза мужчине, что рьяно, ценой собственного здоровья, отстаивал её интересы.

— Почти приехали — повернув голову, пояснил дежурный врач, сидя на переднем пассажирском кресле газели скорой помощи — Готовьте его, нас уже должна ждать бригада неотложки, как только подъедим к крыльцу приёмного покоя

Газель скорой помощи медленно подъехала к крыльцу приемного покоя, разворачивая, сдавая задним ходом к ступенькам крыльца. Створки задних дверей газели быстро открылись, на пороге стояли два парня санитара из больницы, а так же две молоденькие медсестры. Завораживающая воздуха осени, хлынула бурным потоком в салон газели скорой помощи обволакивая тело Оксаны, лаской чудодейственной силы легкой прохлады.

— Что случилось? — спросил один из санитаров, залезая в салон газели скорой помощи

— Удар в живот — пояснила Оксана, вылезая из машины скорой помощи, держа одной рукой белую кожаную сумочку за лямку — Гемоторакс, срочно готовьте операционную, а так же весь состав моей команды срочно

— Оксана Владимировна — подошла к отрытым дверям Валентина, когда двое санитаров выкатывали каталку с мужчиной, что лежал на ней из машины скорой помощи — Что здесь произошло?

— Гемоторакс — встав в пол оборота на крыльце приёмного покоя, ответила Оксана, положив руку на бедро — Готовь операционную и собери всю команду, мне нужны все, включая тебя моя верная, преданная рыжая бестия

Рыжеволосая девушка была одета в красный легкий плащ, материл которого, напоминал по свойственному фасону и качества пошива, был полиамид. Длинные рукава, открытое декольте v-образной формы с высоким воротником, выказывало скрытую под ним, скованную в оковах красного бюстгальтера, грудь рыжеволосой бестии, лицо которой украшали сексуальные веснушки. Низ красного плаща напоминал красиво распустившийся цветок, что открывал немного кожу изящную белоснежную кожу стройных ног Валентины. Красные туфли на высоком каблуке, удачно подходили по цвету и сочетались идеально с изобретательностью исполнения, надетого на ней плаща. Нежность вкуса кашемирового дерева, излучал стойкий парфюм «Azzaro Club Women», его утонченность завораживала прелестью сказочного запаха. Каштановый цвет волос, огненного оттенка, имел сексуальную укладку на голове Валентины, придавал ей легкий сексуальный образ.

— Как вы себя чувствуете — спросила медсестра, обращаясь к мужчине, что закатывала на каталку в отделение приёмного покоя, в открытые двери которого только что вошла гордой самовлюбленно походкой — Не отключайтесь, пожалуйста, реанимационный набор срочно…..!!!

— Что с ним? — заметив панике на лице медсестры, подошла к каталке Оксана — Остановка дыхания, ему нужна срочно интубировать трахею

— Баллон для интубации быстро — распорядилась Валентина, громко крикнув бросив сумочку на входе вбежала в отделение скорой помощи

— Оксана Владимировна — обратилась медсестра, что выбежала из смотрового кабинета, отделения приёмного покоя — Баллон для интубации

— Двадцать миллиграмм эуфиллина быстро

Распорядилась Оксана, скинув сумочку на пол, залезая быстро на каталку начала делать непрямой массаж сердца, надавливая руками на грудную клетку.

— Где блядь ларингоскоп?! — повысив голос до крика, спросила Оксана, находясь вместе с мужчиной, что страдал острой формы дыхательной недостаточностью, на одной каталке — Он задыхается

— Ларингоскоп! — обратилась Валентина к медсестре, что держала запечатанный полиэтиленовый набор для реанимации — Оксана Владимировна я сама зафиксирую ларингоскоп и введу трубку прямо для интубации, в трахею нашему пациенту

— Быстрее блядь — прокричала Оксана, сидя на мужчине, делала ему массаж сердца надавливая на грудную расстегнутую клетку — Он задыхается!

— Да я пытаюсь — закрепив ларингоскоп на гортани мужчины, Валентина пыталась ввести трубку для интубации в трахею, выказывая сильную панике в своём поведении — Сейчас, сейчас

— Давай блядь ты такая скорее — грязно выругалась Оксана, делая непрямой массаж сердца мужчине, на котором сидела сверху — Эуфиллин, который я просила, живее внутривенно, он блядь сейчас умрёт — обратила внимание, как на бледной коже лица мужчина, стал видный яркий цианоз

— Двадцать миллиграмм эуфиллина — передавая шприц в руки Оксане, медсестра быстро перевязала жгутом руку пациенту — Как раз то, что вы и просили

Оксана быстро, сняла колпачок с иглы шприца и тут же ввела его содержимое в вену мужчины, пытаясь тем самым блокировать аденозиновые (пуриновые) рецепторы, тем самым увеличивает накопление в тканях цАМФ. «Циклический аденозинмонофосфат» производное «АТФ», выполняющее в организме роль «вторичного посредника», предназначены для внутриклеточного распространения сигналов некоторых «гормонов», которые не могут проходить через «клеточную мембрану». Введение эуфиллина значительно уменьшает сократи­тельную активность гладкой мускулатуры, что расслабляет мускулатуру бронхов, купирует бронхоспазм (сужение бронхов, вызванное сокращением мышц в ответ на действие ряда факторов). Данное действие осуществляется за счёт снижения тонуса кровеносных сосудов, их расширение, обеспечивает понижение давление в системе легочной артерии, улучшает сокращение диафрагмы.

— Баллон интубации быстро — распорядилась, прокричав громко Валентина

— Вытаскивай ларингоскоп и трубку для интубации быстро — упрекнула Оксана рыжеволосую девушку — Он начал сам дышать, быстро в операционную его — пояснила она, когда мужчина начал сильно кашлять

— Он дышит — удивилась Валентина, вытаскивая трубку для интубации из трахеи мужчины

— Да — признала это Оксана, спускаясь с каталки, коснулась бетонного пола каблуками черных туфель — Но это ненадолго, готовьте операционную

— Оксана Владимировна — обратилась Валентина к Оксане, когда она нагнувшись стоя рядом с каталкой, подняла с пола сумочку — Что происходит? — спросила рыжеволосая девушка

— Собирай всю нашу команду — отдала указания Оксана, стукая каблуками черных туфель по бетонному покрытию пола отделения скорой помощи, направилась в сторону вестибюля больничного здания — Мне нужны все пульмонологи, анестезиологи и два ассистента

— Да но для чего?

— Будем делать дренаж перикарда с введением антибиотиков — гордо заявила Оксана, покидая по коридору приёмное отделение скорой помощи, виляя шикарной красотой упругих ягодиц

— Оксана Владимировна — догоняя Оксану, обратилась, громко крикнула Валентина — Стойте, объясните хотя бы кто этот мужчина

— Танюша здравствуй — не придавая никакого значения словам Валентины, вошла Оксана в открытые двери медицинского кафетерия — Мне как обычно, ты же знаешь — не обращая внимания на очередь перед кассой, гордой походкой, выказывая красоту изысканных бёдер, подошла она, встала первой у кассы

— Эй, здесь вообще-то очередь! — возмутился молодой парень, санитар, своим возмущением, заставляя Оксану обратить на себя внимание

— Да — раскрыв шикарным изгибом алые губы, ласковым голосом произнесла Оксана, опираясь руками на поручень, выставила изящную красоту ягодиц — И что теперь, вам следовала бы знать я здесь постоянно вне очереди — гордо заявила она, выгибая спину, выказывая естественную сексуальную красоту сочного пикантного взгляду тела

— У нас намечается операция — пояснила Валентина, входя в больничный кафетерий — Оксана Владимировна главный хирург и поэтому её обслуживают вне очереди

— Даже ничего — мило улыбнулась Оксана, пожав вдобавок плечами, достала из сумочки кошелек, открывая его, вынула из него карту сбербанка, положила её на прилавок — Не пришлось объяснять

Завораживающий запах кондитерских изделий, в сочетании с гармоничным вкусом кофе с медовой прелестью оттенка преобладала в атмосфере воздуха кафетерия. Вертикальные белые жалюзи были наполовину приоткрыты, позволяя весеннему солнцу, проникать яркостью лучей чрез трении густых зарослей, растущего за стеклом больших окон могучего тополя. За пластиковыми столиками кофейного заведения, расположились лишь несколько посетителей, пока остальные ожидали своей очереди, стоя у кассы, на покупку. Белый кафельный пол в кафетерии был вымыт так, что блестел как зеркало отражая силуэты тени обстановки помещения и людей в них находившихся. Растения, что были расположены в огромных керамических горшках, создавали приятную искусственно созданную природную гармонию дико распустившихся больших листьев.

— Танюш передашь всё, что я закала этой рыжей бестии

С хитрой ухмылкой на губах распорядилась Оксана, направляясь в зал самого кафетерия, шикарно покачивая изящной красотой бёдер, проходя между рядами пластиковых столиков.

— Времени у меня не так много у пациента назначена операция, срочность которой не особо важная, но он может и умереть без неё

— Это безответственно Оксана Владимировна — громко вскрикнула с упреком Валентина

— Безответственно по отношению ко мне?

С ухмылкой на лице возразила Оксана, остановившись у свободного столика в дальнем углу кафетерия, где стоял большой цветок фикуса, что сказочно распустился в белоснежном керамическом горшке. На телефон что был в белой кожаной сумочки у Оксаны тут же пришло сообщение о произведенной оплате.

— Странно, я вот так не считаю

— У вас пациент умирает — словесно атакуя нравоучениями, Валентина держала красный разнос в руках, проходила с ними между рядов пластиковых столиков — А вы тут сидите спокойно кофе пьёте с какими-то сушками

«Это блядь потому что ты не знаешь, что я с утра нихуя не ела, сразу же направилась на допрос к следователю, хотела перекусить в какой-то блошиной забегаловке, так нет же угораздило меня так пролететь, что у меня теперь есть дело», прикусывая краешек губы, сдержала Оксана эмоции при себе взявшись за спинку стула отодвинула его.

— Это вообще-то медовое пирожное — сморщила, выражая недовольно губки Оксана, присаживая на стул, прищурила чуть лазурные голубые сияющие отблеском отражаемого падающего в них света, лучей солнца — И вообще ты ведь все-таки не знаешь мой распорядок на сегодня

— Готова предположить, что там обязательно будет место, для романтического свидания, которое пройдёт через постель

Прошипела, отразив, в мимике лица возмущение, поставила Валентина разнос, что держала в руках на центр стола.

— Разве мог бы быть другой исход этих событий? — ухмыльнулась хитрой ухмылкой Валентина

— Мог — взявшись кончиками пальцев за пластиковый стаканчик с кофе, коварством шикарной улыбки безупречных губ, возразила Оксана — Что если я захочу этого от тебя — прошептала она под ухо Валентине, наклонившись чуть, сидя на стуле, в сторону рыжеволосой девице

— В таком случае — широко раскрыв голубые глаза, была поражена неожиданным ответом Валентина — Я пойду лично займусь подготовкой нашего пациента и операционной

«Стоило лишь только чуть-чуть добавить перчинки и уже загорится жаркий огонь пламени необузданной страсти», довольством улыбки, Оксана отразила восхищения, положив ногу на ногу, сидя на стуле, облокотилась на его спинку, держа стаканчик с кофе в обеих руках.

— Спасибо — кончиками пальцев Оксана открыла крышечку пластикового стаканчика с кофе

— Постарайтесь долго не засиживаться — заверила Валентина, красиво виляя шикарной красотой бёдер, проследовала к выходу из кафетерия

— Постараюсь — сморщила губки Оксана, поднося стаканчик с кофе к алым губам — Насколько это у меня получится — шепотом заверила она, отпивая небольшой глоток сладкого медового оттенка кофе, оставаясь сидеть за столиком одна.

«Может это раковые опухоли, аневризма или какая-нибудь еще инфекция, что-то типа стафилококка, что могло бы объяснить такое», перечисляя в голове известные симптомы, размышляла Оксана, смакую во рту сладкую горячую прелесть кофе.

***

Омывая руки, одетые в тонкие резиновые хирургические перчатки, потоком теплой воды, Оксана находилась в помещение предоперационной. Свет герметичных светодиодных светильников на потолке, ярким отблеском отражался в стеклах очков, что были одеты на глазах Оксаны. Воздух в помещении был пропитан асептическими средствами, которыми производили уборку в помещении предоперационной и самой операционной, заставляя всю сантехнику блестеть как зеркало, выражая в себе обстановку окружающих предметов. Валентина ходила взад вперед за спиной у Оксаны, рыжеволосая девушка о чем-то очень сильно душевно переживала. Шум колёс каталки, что гулким эхом исходил за закрытыми дверями отделения реанимации, нарастал с усиленной мощью.

— Что произошло? — встревоженно поинтересовалась Оксана, когда створки двустворчатой двери предоперационной открылись

— Пожалуй, Оксана самое нам время рассказать на всё — вошла первой Вероника в помещение предоперационной, пропуская тут же двух санитаров, что вкатили каталку с пациентом, лежащим на ней — Что всё-таки происходит? — отошла она в сторону

Бледность кожных покровов с цианотичным оттенком, а так же холодный липкий пот, что каплями высыпал на его лобной доле, лица мужчины, выказывал Оксане на фоне «артериальной гипотонии». Такое состояние, говорило Оксане, о явном снижении давления, ишемию миокарда нарушению притока крови в правое предсердие. На приборах жизнеобеспечения подцепленных датчиков, показывалось на экране аппарата, яркое снижение сердечной активности, что приводило к острой форме сердечной недостаточности. Однако Оксана обратила внимание на то, как мужчину мучал озноб, который доказывал «лихорадку» протекающую в острой форме инфекционного осложнения.

«У него кровь в перикарде, а сказать точнее гемоперикард, но без точной картинки, хотя бы УЗИ я не могу делать каких-то выводов, мне нужно знать наверняка», размышляла Оксана, посмотрев на своё отражение в зеркале над умывальником, в отделении реанимации.

— Я же сказала, что завязалась драка в баре — утаивая от коллег причину драки, рассказывала Оксана, перекрыла воду смесителя — После чего этот мужчина получил удар в живот — говорила она, наблюдая, как санитары закатили быстро каталку в операционную

— Удар в живот вызвал гемоторакс? — удивился Ларионов, медленно вошёл в помещение предоперационной — Что-то не вяжется

— Вот и я о том же — согласилась Оксана, подходя к открытым дверям операционной — Тут либо аневризма, либо рак

— Либо инфекционное заболевание — добавила свою теорию Валентина

— Переоденьтесь — распорядилась Оксана, посмотрев с одобрением на Валентину, встав к ней в пол оборота — В операционную я вас в таком виде не пущу

— Что ты собираешься сделать? — проявила любопытство Марина Викторовна показавшись на входя через, открытые двери, в помещение реанимации

— Переодевайтесь

Повторила еще раз свою просьбу Оксана, подходя к закрывшимся дверям операционной, сверкнула ярким отблеском света отразившимся, на стёклах её очков, коснулась ручки входной двери операционной.

— Мне нужно срочно спасать жизнь пациента — открывая двери операционной, пояснила, входя в операционную — Валентина ларингоскоп быстро и трубку для интубации трахеи быстрей готовь

Двое парней санитаров перекладывали мужчину на хирургический стол, освещаемый ярким светом операционной лампой. Валентина быстро вошла в операционную, подошла к стеллажу, отодвигая его ящик, достала из него запечатанный реанимационный набор. Пока санитары накрывали тело пациента лежавшего на операционном столе, синим хирургическим бельем, Оксана, встав у другой столешнице, что была справа от Валентины, отодвигая её ящик достала необходимые инструменты для торакоскопии дренажа плевральной полости.

— Валентина сделай, пожалуйста УЗИ, я хочу знать, в какой сейчас стадии гемоперикард и его последствие, которые он мог бы оказать на органы нашего пациента — распорядилась Оксана, разложив упаковку с запечатанными в ней иглы для пункции, катетером и проводника

— Хорошо Оксана Владимировна — согласилась, закрепляя ларингоскоп на подбородке мужчины, медленно ввела в его трахею трубку для интубации — Так нажимайте на баллон, сохраняя ритм, делайте это не переставая — объясняла рыжеволосая девушка одному из парней санитаров

— Я проведу сама УЗИ — входя, открывая двери операционной, заверила Вероника

— Так ладно хорошо — согласилась Оксана — Блядь только быстрее

— Валентина аппарат УЗИ скорее — распорядилась Вероника

— Нужно сделать Эхо срочно — выразила своё мнение Валентина, подкатывая на каталке аппарат УЗИ — Похоже, что это тампонада сердца

— Я тоже так думаю — согласилась с этим утверждением Оксана, обрабатывая иглу для пункции в растворе хлорида натрия — Кровоизлияние в полости перикарда может объяснять большую часть этих симптомов

Ультразвуковое исследование показало кровоизлияние в околосердечной сумке, а так же в плевральной полости. Такое состояние называется гемоперикард, кровоизлияние в полость перикарда, оно обуславливается тахикардией со слабым пульсом, обморочным состоянием. Скопление в перикарде жидкости, по результатам ультразвукового исследование с функцией ЭХО, достигало до 400 мл, что является опасным для жизни. Накопление, количества жидкости в полости перикарда, содержание экссудата которого, достигало до критической отметки, от чего мужчина выражал дикий страх смерти в глазах, совершенно не контролируя процесс собственного дыхания. Скопление жидкости в плевральной полости, было полностью исключено, что по мнению Оксаны, фактически исключало, по показания УЗИ, версию гемоторакса.

— Я установлю датчики ЭКГ, необходимых, для пункции перикарда — распорядился Ларионов

— Я обработаю место для пункции раствором «ОКТЕНИСЕПТА» — распорядилась Марина Викторовна, сверкая в стёклах надетых очков яркие отблески отражаемого света подошла к операционному столу

— Подготовлю раствор новокаина — изъявила своё желание Валентина

— Что артериальным давлением пациента — спросила Оксана, медленно подошла к операционному столу на котором лежал пациент

— Тахикардия — пояснил Ларионов

— 5% раствор новокаина готов

— Ищи точку между мечевидным отростком и хрящевой поверхностью VII ребра — распорядилась Оксана, подготавливая вместе комплект для торакотомии

— Ввожу новокаин — доложила Валентина, медленно вводя иглу шприца с новокаином, плавно вдавила поршень, вливая содержимое

«Блядь неправильно всё это как-то он всё-таки заступился за меня, а я веду себя как последняя мразь, надо хоть, как-то поблагодарить его», переживала Оксана глядя в глаза мужчине, где он открыто, выказывал взглядом, страх смерти.

— Так послушайте

Обратилась Оксана к мужчине, что еще был в сознание, когда парень санитар качал баллон, для интубации искусственно создавая дыхание в его легких через введенную трубку ему в трахею.

— Я ваш врач Орлова Оксана Владимировна с этого момента я за вас несу полную ответственность

Держа большую иглу для пункции, Оксана положила на грудную клетку мужчины свою руку, нащупывая пальцами точку Ларрея. Игла для пункции перикарда имела длину 10-15 см и внутреннее сечение 1,1-1,3 мм, а так же игла для пункции имела присоединенный стерильный электрод аппарата ЭКГ, что снимал показания и выводил их на монитор непосредственном в момент происходящей процедуры. Дожидаясь пока Марина Викторовна обработает тампоном асептика «ОКТЕНИСЕПТА», место предполагаемой пункции, к тому времени действие введенного новокаина уже вступило в силу, онемение конкретного места для пункции.

— Подготовлю проводник и катетер — распорядилась Марина Викторовна, положив обработанный тампон, смоченный в растворе асептика в миску — А так же обработаю противоэмболическую защиту раствором гепарина и хлорида натрия

— Действуйте Марина Викторовна — распорядившись, кивнула головой Оксана — Послушайте, чтобы не случилось, я о вас позабочусь, всё будет хорошо — уверяла она, обращаясь к пациенту, что лежал перед ней на хирургическом столе под ярким светом операционной лампы

Уверяла Оксана, прикоснувшись кончиком иглы, к обработанному месту в растворе асептика, точке между мечевидным отростком хрящевой поверхностью VII ребра.

— Спасибо вам, за то, что вы сделали — поблагодарила Оксана, чувствуя себя виноватой, перед этим мужчиной

Строго перпендикулярно Оксана ввела иглу, под контролем аппарата УЗИ, что выводил картинку, продвижения иглы на монитор, датчик которого продолжала держать Вероника, прислонив его к грудной клетки пациента. Осуществляя прокол кожи, подкожной клетчатки, прямой мышцы живота и апоневроза на глубину примерно 1,5-2 см. После чего Оксана направила иглу под углом 30° параллельно задней поверхности грудной кости кверху и кзади на 2-3 см. После чего игла оказалась в сумке перикарда, это Оксана определить, как колебалась игла в такт сокращения ритма сердца. Ощутив, как игла немного провалилась в полость, Оксана обратила внимание на трение утолщенного эпикарда о конец иглы, этот фактор, свидетельствовав о «гнойно-фиброзном перикардите».

Соприкосновение иглы на приборе дисплея аппарата ЭКГ снимаемых показаний с датчиков, прикрепленных к телу мужчины, показал комплекс QRS, что указывало Оксане на соприкосновение иглы для пункции с эпикардом, характеризующаяся патологическим зубцом Q и снижением амплитуды зубца R. Подъём сегмента ST показал Оксане на дисплея аппарата ЭКГ, что кончик иглы коснулся миокарда. Потянув на себя немного иглу, Оксана добилась того что сегмент ST полностью исчез с монитора.

Затем Оксана начала аспирацию перикарда, шприцом прикрепленному, к игле для пункции, делая это крайне медленно, чтобы не нарушить ритм сердца. В процессе аспирации, был получен экссудат, который схож с изъятым Оксаной, из плевральной полости мужчины, когда она извлекла эту жидкость, в первый раз, шприцом из плевральной полости. Последствия столь вызванной причины, послужили вследствие удара в живот. Обильный гемоторакс, распространение экссудата в плевральной полости, содержание плевральной жидкости в легких мужчины доходило до критической угрожающей его жизни отметки. Передав полученную жидкость из шприца в руки Валентины, что тут же переместив жидкость в пробирку. Предположив потому, как быстро сворачивается свежая кровь и имеет алый цвет, данная, полученная субстанция, что была взята из полости перикарда мужчины, имела лакообразный гемолизированный выпот, застойного происхождения.

— Устанавливая катетер непосредственно к игле для пункции перикарда

Доложила Оксана, взяв из рук Марины Викторовны, проводник с надетым на нём противоэмболической защитой обработанной в растворе гепарина и хлоридом натрия.

— Дальнейшее дренирование перикарда пойдет через катетер

Достаточно скрупулёзно Оксана ввела проводник через иглу для пункции в полость перикарда, после чего надевая на его кончик катетер. Медленно кончиками пальцев, наблюдая за показаниями на мониторе аппарата УЗИ, Оксана ввела катетер в полость перикарда, после чего закрепив его, извлекла проводник, потянув очень аккуратно за кончик. Не убирая иглу для пункции, Оксана провела промывку перикарда теплым раствором в сочетание с антибиотиками.

— В полости перикарда скопление большого количества жидкости — пояснила Вероника глядя в монитор аппарата УЗИ, наклонив немного сам датчик под другим углом

— Да — согласилась с этим утверждением Оксана — Пока я не определила, что послужило причиной столь сильного гемоторакса и гемоперпкарда

— Да, но вам не кажется странным что гемоперикард и гемоторакс — обратила Валентина внимание Оксаны, указывая кончиком указательного пальца, в резиновых перчатках, на монитор УЗИ, как раз в том, месте где Вероника держала датчик — Что это всё происходит в одно время

— Абсцесс?! — вынес свою версию Ларионов

— Киста?! — предложила необдуманно свою версию Марина Викторовна

— Раковые новообразования в плевральной полости — предположила Валентина

— Да, но только всё это — возразила Оксана, указывая кончиком пальца, в резиновых перчатках на место предполагаемой пункции — Никак не объясняет, экссудат в околосердечной сумке — кивнула она задумчивым взглядом на монитор аппарата УЗИ, где было показано накопление жидкости в перикарде

— Аневризма сердца — оспорила Валентина — Инфекционного характера, вы же сказали, что была драка, в момент самого удара в живот, как раз и произошёл порыв аневризмы

— Бред какой-то — возмутилась Оксана, нахмурив алую красоту губ, спрятанных под стерильной марлевой повязкой на её лице — Всё это никак не вяжется — медленно вытащила иглу для пункции, оставляя катетер в полости перикарда

— Дыхание пришло в норму — заметила Марина Викторовна как пациент с веденной в трахею трубки для интубации начал задыхаться — Прекращайте интубацию и освобождайте трахею

— Отправьте извлеченный экссудат в лабораторию на анализы — распорядилась Оксана, извлекая катетер, после проведенной аспирации полости перикарда — Пункцию плевральной полости сделаете в палате реанимации, если возникнет внезапный гемоторакс, состояние пациента крайне критическое, я хочу, чтобы за ним вели наблюдение круглые сутки

— Нужно будет собрать анамнез — утверждала Валентина, обрабатывая рану пункции «ПОВИДОНОМ-ЙОДА» — Мы до сих пор не знаем, кто он

— Спасибо вам Оксана Владимировна — поблагодарил хриплым голосом мужчина, что лежал на операционном столе

— Тише-тише — возразил Ларионов, не давая пациенту приподняться на локти, опираясь реками на его плечи — Вам пока нельзя вставать

— Я буду у себя в рабочем кабинете клиники

Заверила Оксана, открывая дверь операционной, нахмурив недовольно але губки, скрытые за марлевой повязкой, выказывала недовольство.

— Сделайте рентген грудной полости, возьмите кровь на анализ, так же анализ мочи и прочего что нужно делать когда имеем дело с инфекцией

— А ты куда? — выказывая возмущение в тоне голоса, спросила Вероника

— Мне нужно подумать — гордо заявила Оксана, покидая операционную, вошла отделение реанимации — Я же сказала!

Ощущая жуткую усталость во всём теле, ноги словно были ватными, когда Оксана прошла по кафельному белоснежному полу помещения предоперационной. Яркими отблесками падающий свет с герметичных светильников на потолке отражался в стеклах очков, одетых на глазах Оксаны.

«Значит удар в живот послужил причиной, а что если у него сломано ребро, без снимков рентгенографии я не могу делать поспешных выводов», раздумывала Оксана, коснувшись ручки дверной створки помещения, входа в реанимацию.

Открывая медленно дверь, Оксана слегка толкнула её от себя, вышла в больничный коридор, пока другой рукой сняла стерильную маску со своего лица. Чувство изнурения вынуждало изнывать тело Оксаны от полной слабости. Воздух в помещение был душным, скопившаяся за весь день атмосфера пронизывала мучительной духотой, вынуждая Оксану дышать ртом, направляясь по помещению больничного коридора. Снимая с головы плотный, белый медицинский колпак, Оксана освободила бурным потоком золотистые пряди волос, придавая укладке на голове выразительный пышный объём. Погружаясь в мыслительный процесс, виляя уставшими бёдрами, Оксана подошла к лестнице, по которой поднимались две медсестры, кивнув девушкам в знак приветствия, пропуская их подняться первыми на этаж, после чего медленно начала сама спускаться по лестнице, ступеньки которой ей показались вечностью.

***

Забавный женский озорной смех, услышала Оксана, что исходил из одной из кабинок, душевых помещений медицинского персонала. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана почувствовала, вдыхая ртом, густой скопившейся пар, палитра искушающего шлейфа жасмина и лаванды исходила из закрытой двери одной из кабинок тонкой манящей к себе дымкой. Пленительные нотки женского смеха манили к себе сознание Оксаны, когда она медленно закрыла за собой дверь, оказавшись в душевых помещений, коснулась каблуками черных туфель кафельного белого пола. Развесив два белых махровых полотенца на вешалке справа от входа, Оксана держа в одной руке флакон и пышную мочалку, шикарно покачивая изящной красотой бёдер направилась к кабинке из которой доносился женский смех. Сгорая сознанием, в сильном сексуальном искушении, Оксана подошла к закрытой двери душевой кабинки, за которой слышался приятный сексуальный женский тон голоса.

— М…. какие грязные девочки — восхитилась Оксана, расплываясь в улыбке алых губ, заметила в душевой кабинке двух девушке, что под покровом капель воды ласкали свои тела, не переставая при этом страстно целоваться, сливаясь в едином жарком поцелуе — Ай-яй-яй — кокетливо она пригрозила двум девицами указательным пальцем

— Оксана Владимировна! — ужаснулась неожиданно, испугавшись рыжеволосая молодая девушка, забившись в угол душевой кабинки, крайне не ожидала никого здесь увидеть в такое время

— Мы просто…..

— Да знаю что вы просто

Прерывая ненужную реплику блондинки, возразила Оксана, облокотившись на каркас открытой двери, светилась искорками в отраженных лазурных глазах, безудержным сексуальным желанием.

— В этом ничего такого ведь нет — намекая двум развратным девицами на своё общество, заверила Оксана, играя бёдрами по контуру открытой двери, прислонила палец к извращенным губам — Тем более я всегда знала, что между вами что-то есть

— Не желаете ли к нам присоединиться Оксана Владимировна?! — застенчиво тихим голосом, спросила рыжеволосая девушка, под шум льющейся воды в душевой кабинки, встала за спиной белокурой подруги — Я уверена…..

— Лерка! — смутилась белокурая девица, раскрыв в форме выраженного возмущения блеклые розовые губы — Это мой начальник в поликлинике, я так не могу

«Я ведь не могу себе отказать в ласке двух этих извращенок, тем более что они мне как-то задолжали за свой необдуманный поступок», перешагнула Оксана, через высокий порог открытой двери душевой кабинки, поддаваясь во власти соблазна порочных мыслей.

— По-моему кто-то говорил

Медленно закрывая за собой дверку в душевой кабинке, Оксана встала между двух мокрых девиц, поставила рядом на пластиковую полку флакон геля и положила рядом мочалку.

— Что кого-то женщины не интересуют

Вспоминая прошлую неприятную беседу, говорила Оксана, кончиком коготка коснулась подбородка белокурой девицы, направила её сгорающий от стыда взгляд голубых глаз на себя.

— Не ты ли это была случайно, а Мария?!

— Оксана Владимировна только никому об этом не…..

— Да успокойся ты — заверила Оксана, наблюдая взгляда, возбужденных глаз, как рыжеволосая девушка обошла её и встала за спиной — Мы всего лишь тут неплохо проведем время или если ты смущаешься, как ты выразилась, своего начальника, я могу уйти

— Нет! — возразила дрожащим голосом белокурая девица, после чего Оксана ощутила, как по её телу скользила пышная мочалка полная насыщенной пеной

— Так-то лучше — кончиками пальцев Оксана обвила подбородок, направляя её все еще горевший стыдом взгляд на себя — М…. именно этого мне сейчас и не хватало

Атмосфера ранее скопившегося пара, начала набирать обороты, создавая плотную пелену, окутывая тело Оксаны густым покровом, испаряющейся в душевой кабинке воды.

— Расслабьтесь Оксана Владимировна — убаюкивающим шепотом шептала рыжеволосая девица, стоя у Оксаны за спиной, нежностью ласки, под покровом льющейся с душа тепло воды поцеловала в шею — Вы так напряжены

— Я просто об этом и мечтала

Пленительной нежностью голоса ответила Оксана, касаясь мокрых губ белокурой девушки, замечая как с полки, что была напротив рыжеволосая девушка взяла в руки расческу, начала медленно приводить мокрые волосы Оксаны в сплошной поток, льющейся на них воды.

— М….. поцелуй же меня — прошипела сгорающим ритмом сексуального искушения Оксана, рядом с губами белокурой девушки обвивая её хрупкие плечи руками

Сливая в страсти единого поцелуя с белокурой молодой красотой, под груд необузданной силы воды, что лилась с душа сплошным покровом, Оксана чувствовала ласку рук этой девушки на своей талии. Рыжеволосая девушка, что стояла за спиной у Оксаны, пленительной лаской рук покрывала её выгнутую спину, изобилием смачных потёков пены, придавая запаху её кожи, пленительный аромат дамасской розы. Проявляя чрезмерную настойчивость, Оксана просунула язык в рот белокурой девушки, позволяя ей искусно придавать его поверхность ласки сказочной страсти трения, покрывая вкусом прелести слюны, выпитого недавно чая с каркаде. Сексуальное желание внутри у Оксаны, бурлило дикостью порочного искушения, чем она это выражала постанывая в рот белокурой девицы, находясь сознанием в пучине эротического соблазна.

— М….. да я просто чувствую себя королевой — улыбнулась распущенной улыбкой Оксана, выставляя специально сочную грудь в руки белокурой девушки, что чуть их подняла, держа пальцы разведенными — Вы такие грязные сучки…..

— Господи, какая шикарная грудь! — похвалила белокурая девица, прижимая жаром пылающие ладони к розовым соскам сочной груди Оксаны, что она вложила, выгнув спину ей в руки

Жадно впиваясь в губе белокурой девушки, Оксана ощущала как её тело покрывало гелем, что сочными каплями стекал с мочалки, которой водили по её изогнутой спине. Удивившись проворству языка девушки в своём рту, Оксана почувствовала настойчивость пальцев блондинки, которой в руки она сама вложила свою сочную грудь, выгнув спину, выставляя изящный бюст напоказ. Нежные пальцы, под бурный ритм непрерывного потока льющейся с душа воды, что омывала их тела, сжимали груди Оксаны, поразительной настойчивостью вызывая в жилах неудержимой огонь порочного искушения.

«Эта рыжая сука, что так меня обнимает сзади, так и норовит залезь в меня своими пальчиками, когда её белокурая блядь уже не может оторваться от моей груди, да я просто королева, между двух этих малолеток», подумала Оксана, ощущая шаловливые пальцы рыжеволосой девушки, что стояла у неё за спиной, касаясь коготками её лобка.

— Ах… — возбуждающей ноткой эротического стона простонала Оксана, оторвавшись от губ белокурой девицы, почувствовав у себя между ног мочалку с сочным изобилием пены

— Ну же Оксана Владимировна — выронив мочалку из рук, рыжеволосая девица, прижалась к спине Оксаны своей грудью — Расслабьтесь

Словно влюбившись в бёдра Оксаны, рыжеволосая девушка, приседая на колени в душевой кабинке, очутилась между её ног, расставленных порознь. В этот момент, Оксана сгорая от ощущений, раскрыв алые мокрые губы, позволила белокурой распутной девушке жадно облизывать их, слизывая с них губами покров льющихся капель. Держа раскрытыми алые губы, Оксана с трудом высунула язык, позволяя губам белокурой развратницы настойчиво облизывать его, пока рыжеволосая бестия, пальцами разве аккуратно её половые губы.

Чувство сильного сексуального голода перенасыщало Оксану, от чего она, почувствовав рядом с щелкой разведенных половых губ пальцы рыжеволосой девицы, сразу же сама виляя изящной красотой бёдер впустила их внутрь стенок своего влагалища. Улыбаясь распущенной улыбкой, Оксана чувствовала стеночками своего влагалища, как в неё продольными движениями входят пальцы рыжеволосой бестии. Жаркие губы неистовой львицы тут же впились в мокрый клитор Оксаны, искушая её сознание колкостью ощущений. Белокурая девушка, настойчиво сжимала пальцами груди Оксаны, в хрупкие ладони которых они не помещались полностью, обсасывая её язык жаром пылких огнем губ.

— М…… — промурлыкала Оксана озабоченной кошкой, находясь во власти рук приятных женских оков, сгорая сильным сексуальным искушением — Ах…..

Простонала Оксан, в пелене плотно скопившегося пара, ощутила жар пылающего языка на своём анусе, запрокинула голову, оторвавшись от губ настойчивой блондинки, чьи пальцы настойчиво сжали её груди, сковывая тело в оковах нежных рук. Неистовой страстью рыжеволосая девица облизывала анус Оксаны, держа пальцы у неё внутри влагалища. Согнув ногу в колено, отражая изящный изгиб формы сексуальных ягодиц, Оксана, опираясь коленом на пластиковую стенку душевой кабинки, прижала белокурую девушку своим телом в угол. Эротический соблазн всех испытываемых чувств переполнял тело Оксаны, сама играя попкой, она насаживалась на пальцы рыжей бестии, когда в её жилах бурлил ураган перенасыщающей страсти.

После чего раскрыв полностью губы желая слиться с губами блондинки зажатой в угол, Оксана почувствовала, как в её анус что-то входит, имея форму нежного гладкого пластика. Царапая когтями пластик стенки душевой кабинки, Оксана с трудом сдерживала свой пыл, пока рыжая обнаглевшая девица засовывала настойчиво ручку пластиковой массажной расчески ей в анус.

— Лерка что ты там делаешь? — взволнованно обратилась белокурая девица, продолжая держать Оксану за груди, когда она начала извиваться, как неистовый зверь, в порыве испытываемой страсти — Лерка……

Жадно облизывая клитор Оксаны, держа пальцы в её влагалище, она старательно пропихнула в анус ручку расчески, сильной болью растягивая его сжатые стенки. Начиная громко стонать под шум льющейся воды, Оксана испытывала огромную волну чувств, стала получать от этого удовольствие, которое тут же выплеснула в раскрытый рот рыжеволосой девушки.

— Боже мой, Оксана Владимировна! — была под впечатлением рыжеволосая девушка, оторвавшись от клитора Оксаны, взволнованно облизывала собственные губы — Вы что……

— Теперь я могу пожелать помыться в вашем обществе после этого — гордо заявила Оксана, вытаскивая из ануса расческу — И возьми, пожалуйста, вот это

— Да-да конечно — обрадовавшись взяла из рук Оксаны расческу, рыжеволосая девушка сидя на полу в душевой кабинке

— Господи Оксана Владимировна не рассказывайте, пожалуйста, никому об этом — сгорая от стыда белокурая девица, быстро убрала руки от груди Оксаны

«Эта сучка во время всего этого истязания не отпускала мою грудь из своих ручек, а теперь чего так испугалась, пожалуй, мне стоит это использовать в свою пользу», размышляла, почувствовав, как рыжеволосая девушка, медленно начала обтирать её пылающее жаром тело пенистой мочалкой.

— Не расскажу — ухмыльнулась Оксана, вдыхая сладкий испаряющийся пар, в сочетании с завораживающим ароматом дамасской розы — Если ты постараешься — намекнула она, взглядом голубых лазурных глаз на мочалку что висела за спиной на крючке, пластиковой стенки душевой кабинки

— Да-да конечно — согласилась белокурая девушка, смотря в глаза Оксаны, взволнованным взглядом, взяла мочалку в руки, что висела за её спиной — Я всё сделаю, господи мне так стыдно

— Да перестань! — возразила Оксана, проявляя заядлую похоть, нежно коснулась губ белокурой девушки, к которой она прижалась стоя в пелене скопившегося пара, что повиливал своей стихией в душевой кабинке — Все нормально, слышишь?!

— Вам легко говорить — засмущалась белокурая девица, наливая с флакона на мочалку гель — Но мне ведь с вами работать в поликлинике

— Зато я больше не буду на тебя шипеть — ухмыльнулась Оксана, легкой улыбкой, выражающей абсолютное безразличие к чувствам девушки

— Но ведь у меня есть парень

— Да! — раскрыв губы шикарным изгибом, сделала вид что удивилась Оксана — А что-то я не заметила никакой верности, когда открыла дверь, а вы тут……

— Мы просто поддались своим чувствам в момент близости — ответила рыжеволосая девушка, тщательно покрывая спину Оксаны мочалки с гелем

— Не волнуйся — обвивая шею девушки, Оксана прижала молодую блондинку к стенке душевой кабинки — О нашем с вами инцесте, никто не узнает, в этом я могу вас лично заверить, поиграли и хватит

— Вам легко говорить — словно с обидой в душе, нахмурила губки блондинка, покрывая аккуратно взяв в руку грудь Оксаны, другой рукой поразительно нежно провела по её коже пенистой мочалкой — Вам ведь постоянно всё сходит с рук……

«Я понимаю, к чему она клонит, думает, что из-за моей должности в больнице, я могу себе позволить всё, но что в этом плохого, если я иногда буду этим просто пользоваться», размышляла Оксана, обольщалась сказочной нежности со стороны обеих девушек, между которых она стояла.

— Не всё — возразила Оксана, игриво коснувшись острого носа девушки, кончиком коготка указательного пальца — Кое-что Тихонов никак не может мне простить

— Думаю это какая-то ерунда — пытаясь поддержать разговор с Оксаной, легкомысленно ответила блондинка, взяв так же приятно в руку вторую её грудь, провела по ней так же фантастически приятно — Ведь вас все уважают

— Это просто ширма — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, сгорала опять вне себя от сильного сексуального желания — На самом деле всем глубоко, всё безразлично

— Вы же врач — удивилась рыжеволосая девушка грубой реплики Оксаны — Как вы такое можете говорить

— Потому что я — изнывая легким стоном, запрокинула голову Оксана, находясь в тесном контакте между девицами, почувствовала жар губ рыжеволосой бестии — Я…… я….. — начиная вновь возбуждаться с поразительной силой страсти, накапливать гормон страсти, что так отчетливо пульсировал в её жилах

Рыжеволосая девица начала медленно водить по голому, гладковыбритому лобку Оксаны пенистой мочалкой, кончиками пальцев, легонько касаясь её возбужденного мокрого клитора, вызывая, в эротическом сознании, вихрь будоражащих чувств, удовольствия. Атмосфера скопившегося пара густой пеленой, теплой лаской окутывала тело Оксаны, обволакивая её тело обворожительной сказочной ласки тепла. Другой рукой рыжеволосая бестия, стоя за спиной у Оксаны, не выдержав такого искушения, жадно схватилась нежностью приятных пальцев за сочную грудь, что белокурая девица покрывала мочалкой, тщательной покрывая её бархатистую кожу смачными сгустками пены.

— Должна признать — провела кончиков пальцев второй руки, по мокрым раскрытым алым губам Оксаны — Когда у нас тут с вами всё образовалась я и не думала, что вы так взорвётесь

— Вы так сладко дышите в момент своего возбуждения — пением чудодейственной ласки, шептала под ухо Оксане рыжеволосая бестия, жарким касанием губ жадно целуя шею — Словно как будто, вам не хватает воздуха

«Образование в плевральной полости, разорвалось в момент удара, этого пьянице, в живот, моему пациенту, от чего гной что вытек, заполнил плевральную полость, а следом распространился сердечной сумки, вызывая, таким образом, гемоперикард», раскрыла неожиданно глаза Оксана, убирая руку рыжеволосой девушки от своей промежности, пальцы которой уже так стремились туда снова попасть.

— Что такое Оксана Владимировна?! — взволнованно спросила рыжеволосая девушка, за кисть руки которой держалась Оксана, стоя под потоком льющейся с душа воды — Что случилось?

— Вы уж простите мои милые — нагло заявила Оксана, спокойно освобождаясь от пленительных оков, ласки женских рук, омывая своё тело водой, смывая пену — Но мне нужно срочно работать

— Что, но почему?! — возмутилась, испугавшись такой реакции белокурая девушка, когда Оксана повернулась к ней спиной, коснулась пальцами, пластиковой ручки, душевой кабинки

— Но ведь приём в поликлинике начнётся только через пол часа — коснувшись кончиками пальцев руки Оксаны, хотела воспрепятствовать её отходу, рыжеволосая властительница

— Вы уж извините мои маленькие сучки — коварством блистательной улыбки, улыбнулась Оксана, открывая дверь душевой кабинки — Но меня ждёт моя команда, все было просто чудесно, но извините — забирая из рук рыжеволосой девушки, свою мочалку, она взяла в другую руку закрытый флакон с гелем для душа

— Стойте Оксана Владимировна — выбежала следом голая рыжеволосая девушка из душевой кабинки, следом за Оксаной — Можно у вас спросить?

— Если что-то хочешь спросить? — довольством шикарной улыбки, виляя бёдрами, стукала Оксана каблуками черных туфель по белому кафельному полу, направляясь к вешалке, где висели её два белых полотенца — Спрашивай это сейчас

Тысячи капель, стекали по телу Оксаны, повинуясь каждому сочному изгибу её тела, будоражащим трением стекали вниз. Золотистые пряди волос моросили плечи, шею и спину Оксаны, дотрагиваясь легонько в каждом шаге по её нежной, бархатистой коже, вызывая легкую дрожь, что неконтролируемым импульсом пробежала по её телу. Голое, мокрое тело Оксаны, пахло прелестным запахом дамасской розы, излучая столь пленительный и терпкий запах,

— Когда-нибудь подобное — говорила как-то неуверенно встав посреди душевого помещения, напротив зеркала во всю стену, висевшим, над умывальниками — Между нами еще повториться?

— Не исключено — поставив флакон на пластиковую полку, Оксана положила рядом мокрую мочалку, взяла с вешалки белое махровое полотенце — Всё будет зависеть, от того, какое будет предложение — обматывая полотенцем мокрые волосы, нагнувшись, пояснила она

— А оно будет — улыбнулась распущенной улыбкой рыжеволосая бестия, встав в проходе открытой двери душевой кабинки

— А теперь извините девочки — обволакивая своё влажное тело белым другим полотенцем, рассуждала Оксана, виляя шикарной формой ягодиц, подошла к входной закрытой двери, взяла с полки флакон геля и мокрую мочалку — Но меня ждут дела

Открывая кончиками пальцев дверь, рукой на кисти которой висела мокрая мочалку, Оксана шикарным изгибом согнув ногу в колено, перешагивая через высокий порог, открытой пластиковой двери, покинула помещение душевых, плавно закрывая за собой дверь. Тень растущего за окном тополя, окутало мрачным сумраком комнату отдыха медицинского персонала, играя тенью, крупных высохших листьев, по стенам этого помещения, вырисовывая танец страсти. В воздухе этого помещения пахло излюбленным вкусом чая каркаде, легких женских сигарет со вкусом малины, а так же излюбленной прелестью «Christian Dior "J'adore"», душистый шлейф мандарина, розы и фиалки завораживающей волной вкуса, преобладал в запахах воздуха этого помещения. По полу этого помещения были небрежно разбросаны вещи Оксаны, что ковровой дорожке от шкафчика до дивана оставила она лежать на полу, в спешке готовясь принять душ. В пепельнице на кофейном столике, что стоял рядом с диваном медленно тлел окурок тонкой сигареты, на фильтре которой сохранился выраженный отпечаток розовых женских губ.

— Оксана Владимировна — удивилась Валентина, неожиданно вздрогнув, входя медленно в комнату отдыха, застыла в проходе открытой двери — Я просто…..

Рыжеволосая девушка стояла в проходе открытой двери, держа в руках проделанный снимок рентгенографии. Прелесть укладки огненного цвета волосы, была скрыта под белым плотным колпаком, а силуэт её прекрасного хрупкого тела, покрытого отчасти веснушками, было скрыто за длинным тонким хирургическим халатом. Ноги девушки были одеты в зеленые тонкие медицинские штаны, скрывая их изысканность стройного пикантного изгиба. От тела Валентины дико пахло запахом санитарии из операционной. Прелесть приятных розовых губ, была скрыта за стерильной марлевой повязкой, что скрывала половину лица Валентины, утаивая её эмоции и мимику выражения её довольства на лице.

— Моя рыжая бестия — ухмыльнулась распущенной улыбкой, выражая довольство, красивой формы улыбки губ, прошла Оксана к отрытой двери своего шкафчика — Как там наш пациент?

— Разместили, его в палате

Рассказывала Валентина, входя в комнату отдыха, закрыла тут же за собой дверь, наблюдая, как искусно Оксана выказывала красоту движения собственного тела, проходя по комнате, стукая звонко каблуками черных туфель по полу линолеума.

— Снова появились отдышка и боль в грудной клетке — рассказывала Валентина, держа в руках снимок рентгенографии, облокотилась спиной, на закрытую дверь

— Что показал проделанный снимок рентгенографии? — поинтересовалась Оксана, улыбаясь распущенной улыбкой, забавлялась тому, как на неё смотри Валентина

— Образование в плевральной полости

Направляя снимок к частицам проникающего света из окна, рассказывала Валентина, обводя контуры пальцами резиновыми перчатками.

— Многочисленные

— Абсцесс?! — удивилась Оксана, кончиками пальцев, медленно развернула полотенце на теле, обольщаясь теплой ласки лучей, под потоком которых она стояла

— Вероятней рак? — заверила своей версией Валентина, вынося строгий приговор

— Звучит как приговор — держа на кончиках пальцев одной руки, белое махровое полотенце, подметила Оксана, тщательно протирая им свою грудь

— Ну правда сами посмотрите — уверяла Валентина, подходя со снимком в руках к Оксане, что стояла у открытой дверцы своего шкафчика протирая полотенцем грудь

— Вам удалось собрать анамнез? — не обращая внимания на жалкие речи Валентины, возмутившись пустому разговору, спросила Оксана, посмотрев на девушку критикующим взглядом

— Этим сейчас занимаются Марина Викторовна и Валерий Николаевич — заверила Валентина, сильно удивившись, тому, что Оксана не проявила никакого интереса к снимку

— Это надо сделать срочно как можно скорее

Взяв из шкафчика, красные кружевные трусики и бюстгальтер, распорядилась Оксана, повесив, полотенце на открытую дверь, покачивая бёдрами в каждом шаге отражая пикантность их изгиба.

— Мы не можем о нём судить, не зная того, кто он на самом деле

— Судя потому, как от него пахло сеном и навоза — рассуждала Валентина, проследовав следом за Оксаной по комнате отдыха — Я смею предположить, что он фермер или занимается земледелием

— Я тоже так подумала — согласилась с такой теорией Оксана, медленно подошла к дивану, присаживаясь на его мягкую поверхность, пропитанную женскими духами — Нужно узнать о том, кто он, чем занимается

— Я попробую поторопить их — заверила Валентина, встав рядом с диваном, на который присела Оксана, одевая на себя красные кружевные трусики

— Что-то еще? — удивилась Оксана, заметив подозрительный взгляд Валентины, случайно выразила легкую распущенность довольства, полного сексуального удовлетворения

— Я только понять не могу, чему вы так радуетесь? — проявила глубокий интерес Валентина, продолжая стоять рядом с диваном с которого только что встала Оксана, одевая красные трусики закрепила их на своей талии — Почему вы так довольны, вы ведь только что вышли из душа

— А тебе, не все ли равно — возмутилась Оксана, посмотрев на выражающую любопытство девушку, недовольным взглядом, сморщила губки, прекрасно выражая сказочно прекрасную форму скул — Я блядь просто улыбнулась, что ты тут такого можешь увидеть?

— Я занималась с вами сексом — выразительно громко произнесла этот довод Валентина — Я знаю, как вы улыбаетесь как только получите своё

«Да ты блядь уже в конец охуела, что ты творишь, а если кто-нибудь услышит», смутилась Оксана, сильно сгорая от стыда, опасаясь, что кто-нибудь мог бы такое услышать.

— Ты может, выйдешь в фойе — предложила Оксана, крайне отразив застенчивость легким блеклым румянцем на щечках, нагнулась, взяла красный кружевной бюстгальтер, что лежал на поверхности дивана — И попробуешь это повторить так громко, как ты только сможешь

— У вас был секс — твердо заявила Валентина, разгадав довольство сексуальной улыбки на губах Оксаны — Но ведь вода в душевых до сих пор льётся, может, стоит мне зайти и посмотреть с кем вы там мылись?

— Нет! — громко крикнув, возразила Оксана, заметила, как стремительно Валентина подошла к закрытой пластиковой двери, душевых помещений

— Знаете, Оксана Владимировна — ухмыльнулась Валентина, скрывая за стерильной марлевой повязкой на лице, заядлое восхищение — В первый раз я вижу такое, вам стало стыдно, но всё же заходить туда я не собиралась, просто хотела посмотреть на вашу реакцию

— Посмотрела?! — присаживаясь на диван, приложила к оголенной груди мягкие чашечки красного кружевного бюстгальтера, заводя руки за спину, достаточно ловко сковала её в оковах, придающих и без того шикарной формы объём — И как понравилось?

— Значит, вам есть что скрывать? — достаточно умело перевела Валентина свою тему — Сейчас в палату нашего пациента, когда я из неё уходила, пришёл Нечаев

— Нечаев?! — удивилась Оксана, снимая с подлокотника белый длинный медицинский халат — Что он тут забыл?

— Ему сообщили о драке в забегаловке в которой вы с Катериной Владимировной собирались позавтракать

Оставаясь стоять посреди комнаты отдыха медицинского персонала, ответила на вопрос Валентина, скрестив руки спереди, держала, зажав пальцами в перчатках, снимок флюорографии.

— Сейчас он ведет допрос нашего с вами пациента

«Нет блядь, я не могу себе позволить, чтобы Нечаев совал свой нос в мои дела, если этот мужчина расскажет ему все детали, он станет считать меня самой натуральной блядью, я должна быть сейчас там и немедленно!», твердо мысленно Оксана приняла для себя решение, прикусывая от волнения краешек губы.

— Он что блядь его убить захотел! — разозлилась Оксана, надувшись как королевская дикая кобра, быстро встала с дивана, надевая на своё тело белый длинный халат — Что он тут вынюхивает?!

— Хочет узнать обстоятельства произошедшего события

— Я блядь сейчас ему узнаю — направляясь к закрытой входной двери, говорила Оксана, когда негативные эмоции в теле переполняли её рассудок — Этого мужчину нельзя сейчас беспокоить он перенёс там, на площади гемоторакс, у нас в операционной едва откачали от гемоперикарда

— Я не знаю, Оксана Владимировна — направляясь следом за Оксаной, Валентина неожиданно встала на её сторону

«Хм…. на её бы месте, я бы использовала этот шанс и зашла бы в душевую, чтобы выставить меня дурой, но это рыжей суке неспроста, есть что скрывать, жаль, что сейчас моему разуму для этого нет никакого дела», подходя к закрытой входной двери, размышляла Оксана.

Улыбнулась Оксана коварной улыбкой, всё еще продолжая слышать, как за закрытой дверью, лилась вода, в душевых помещениях. Скидывая с головы полотенце, открывая дверь, передавая его в руки Валентины, Оксана кончиками пальцев расправила ловко пышные мокрые волосы, придавая им без укладки, пышный выразительный объем. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана изящно согнула ногу в колено, отражая через белый врачебный халат на её теле, прелесть эластичности собственных ягодиц. Звонко стукая каблуками черных туфель по бетонному полу, Оксана направлялась в сторону выхода ведущего к вестибюлю.

***

В отделение стационара, проникал яркостью своих лучей осенне солнце, что пыталось пробиться через ветки высохших на них золотистых листьев. Атмосфера в самом помещении была пропитана свежестью работающего кондиционера, создающая приятный удобный для пациентов микроклимат, среди закрытых окон. Тишина в отделение просто сводила с ума, была настолько тихо в обеденный перерыв, слышно даже как медсестра на посту набирала текст на клавиатуре компьютера, что стоял перед ней. В конце коридора кто-то шаркающей походкой зашел в туалет, за закрытой дверью сестринской, была слышна неразборчивая шепотная дверь. Фикус, что стоял за стойкой поста дежурной медсестры, домашняя пальма, а так же искусно созданное натуральное вьющееся растение красиво огибало гардину, на которой были закреплены пластиковые жалюзи.

— Мы его предупредили — заверила Валентина направляясь вместе с Оксаной по коридору, отделения стационара, всё еще держала руках, проделанный снимок рентгенографии грудной клетки — Нечаев вроде как в курсе, что у нашего пациента сложная ситуация и мы сейчас собираем полный анамнез

— Ты что хуй в рот заглотила?! — грубо выразилась Оксана, вспылила из-за того как раздражительно мямлила Валентина, обернувшись в пол оборота, положив руку на бедро, возмутительно на неё посмотрела — Что ты мне тут мямлишь, ты можешь нормально, четко мне говорить?!

— Оксана Владимировна! — прошипела тихим шепотом медсестра на посту — Отделение сон час, что это такое в самом деле, ну почему вы ведете себя как маленькая! — сделала она строгое замечание, обращаясь к Оксане

— Блядь да знаю я — таким же тихим шепотом, ответила Оксана, выражая недовольством оскалом голубых лазурных глаз — Мне нужно срочно в палату, куда вы его разместили? — разговаривая с Валентиной, спросила она

— Следующая палата по левой стороне — пояснила Валентина, стерпев публичное оскорбление со стороны Оксаны, пытаясь не придавать из-за всех сил никакого внимания

— Естественно, что по левой стороне — вредничала шепотом Оксана, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, подошла к закрытой двери палаты — По правой стороне, просто быть не может, там процедурный кабинет

Открывая тихим металлическим щелчком пластиковую дверь палаты, нажимая на ручку кончиками пальцев, Оксана медленно вошла в палату, перешагивая через высокий порог.

— И так вы утверждаете — расспрашивал Нечаев сидя на стуле напротив койки пациента, записывал что-то на листке протокола, держа папку у себя на коленях — Что вы вступились за Орлову Оксану Владимировну и Королёву Катерину Владимировну, когда к ни приставали пьяные…..

— Господин Нечаев — поднимая тон голоса, едва сдерживая свой пыл, отразила Оксана крайнее возмущение, сверкая искорками лазурных голубых безупречных глаз — По какому праву вы вмешиваетесь в мои дела, я занимаюсь лечением этого пациента…..

— А…. змея сама приползла в своё логово — ухмыльнулся Нечаев, очень грубо саркастично подметил — Даже не пришлось за вами кого-то отправлять

— По какому праву…..

— А это господин Тулеев ваш лечащий врач — представил Нечаев, мужчине, лежавшему на больничной койке Оксану — Это вы её честь отставили там в баре?

— Я уже поблагодарил Оксану Владимировну, за то, что она спасла мне жизнь — хриплым голосом, держась за грудь, в положении полулежа, опираясь на подушку, произнес мужчина

— Это вы спасли её честь — усмехнулся Нечаев, недовольно посмотрев на Оксану

«И эта сука ты такая, после того, что у нас произошло в постели Изабеллы», нахмурила Оксана блеклые алые губки, отразив в этой мимике крайнее возмущение.

— Давление пока что 130/80 — заметила Оксана, с трудом разглядев на приборе жизнеобеспечения, показатели артериального давления — Частота 65 удара в минуту

— Ввели дозу эуфиллина — пояснила Вероника, стоя справа от открывшейся входной двери

— Так ладно — посчитав это ерундой, не обращая внимания на Нечаева — Послушайте чем вы занимаетесь, мне нужно знать всё, что касается этого! — подошла она к койке на которой лежал пациент

— Чего этого?! — не понимая намерений Оксаны, спросил хриплым голосом мужчина, когда частота его дыхания начала нарастать, ритм сердца стал увеличиваться

— Дай сюда — обратилась Оксана к Валентине, встав рядом с Нечаевым, нагнулась, выставляя излюбленную прелесть эластичных бёдер перед ним — У вас образование в плевральной полости, в лучшем случае мы думаем, что это абсцесс

— А в худшем? — поинтересовался мужчина, поглядев почему-то на Ларионова, что спокойно стоял у окна, опираясь пальцами на пластиковый подоконник

— Рак! — злосчастно улыбнулась Оксана, посмотрев в пол оборота на Нечаева, передала снимок обратно в руки Валентине

— Рак?! — был совершенно не готов к такому повороту событий этот мужчина — Но как же….

— ЧСС увеличивается — заметила Вероника на мониторе тахикардию — 75 ударов

— Артериальное давление ненамного выросло — подтвердила Валентина

— Так послушайте! — прерывая всех возразила, Оксана, замечая признаки легочной гипертензии на приборе жизненных показателей — Чем вы занимаетесь, вы ведь как-то зарабатываете на жизнь?

— У меня ферма в нескольких километрах от деревни — ответил он страдая отдышкой, кашляя держась за грудь

— Адрес быстро скорее — не придавая никакого значения состоянию пациента, требовательно просила Оксана

— ЧСС 95 ударов в минуту — предупредила Вероника, заметив, как на приборе жизнеобеспечения запиликало подсвеченное красным табло — У него тахикардия

— Давление резко начинает расти — была явно недовольно Валентина, как провоцировала пациента Оксана

— Оксана Владимировна он сейчас задохнётся — возразил Ларионов встав между кроватью у Оксаной, вынуждая её отойти на шаг — Хватит!

— Вы его и так спасёте — не согласилась с таким утверждением Оксана — Дайте ему ручку Нечаев, пусть напишет мне адрес, я тут же, потом уйду

— Вы не имеете право проводить обыск без…..

— Я не буду ждать вашего ордера — выхватила Оксана листок из-под папки Нечаева, с адресом назначения земельного участка, своего пациента — Вы меня прикроете как всегда, пока я буду устанавливать причину непонятных мне до сих пор образований в его плевральной полости

Рассуждала Оксана, с гордой самовлюбленной походкой, направилась к закрытой входной двери палаты, выражая в каждом шаге шикарную эластичность собственных бёдер.

— Я знаю, где это место — заметила написанный на листке бумаги адрес, заявила Валентина, подходя вместе с Оксаной к закрытой двери, входа в палату — Я могу показать, тем более у вас же теперь пока машины нету

«Хотя почему бы и не нет, могу взять эту сучку с собой, хотя бы не так скучно будет», размышляла Оксана, касаясь кончиками пальцев пластиковой ручки входной двери.

— Ну, это моя дорогая — открывая дверь, с выраженной изящной улыбкой, Оксана согласилась с утверждением Валентины — Похоже ты не оставляешь мне выбора

— Это значит я не оставляю вам выбора — покидая палату больного следом за Оксаной, удивилась такому строгому суждению — Этот мужчина явно что-то недоговаривает

— С чего ты это решила? — удивилась Оксана, остановившись посреди коридора, повернувшись в пол оборота, посмотрела серьезным взглядом на Валентину, что выходя из палаты сразу же закрыла за собой дверь

— С того — подметила Валентина, направляясь следом по коридору рядом с Оксаной — Как только мы вошли в палату, наш пациент, будто немного смутился вас

«Рыжая любопытная блядь, твое то какое дело», сдерживая внутри себя бурный порыв эмоций, подумала Оксана, прикусывая от волнения краешек губы.

— Так и будешь с ним ходить? — сменив быстро неприятную тему, поинтересовалась Оксана проходя мимо поста медсестры, что не обращая на них внимания сидела за компьютером бурно стуча по клавишам клавиатуры — Я про снимок

— Я это уже поняла — нахмурила губки рыжеволосая бестия, положив снимок на край высокого стола дежурной медсестры — Это снимок Тулеева, занесите его в кабинет к Орловой

— Хм….. — хмыкнула недовольно дежурная медсестра, даже не обращая никакого внимания на Валентину, что к ней обращалась

— У вас ведь вроде как приём должен сейчас начаться в клинике — предупредила Валентина, направляясь следом за Оксаной в сторону выхода из отделения

— Позвони Нике — заверила Оксана, покидая отделение через открытые створки двери, пропуская войти первыми двух женщин медсестер, что так удивленно на неё посмотрели — Скажи чтоб она сегодня за меня отработала смену

— Но Тихонов предупредил, чтобы вы смену отработали

— Что ты предлагаешь?! — возмутившись, встала посреди больничного коридора Оксана, привлекая внимание двух проходящих за её спиной врачей — Прозябать в этой больнице попусту, пока мой пациент умирает

— Давайте сделаем еще пару тестов — пыталась убедить Валентина — Возьмём анализы

— И так отправили извлеченный из полости перикарда экссудат на анализ в лабораторию, чего ты еще хочешь?! — не понимая пустых доводов Валентины, выражая недовольство очаровательной формой скул, спросила Оксана

— Может, мы зря едем на эту ферму

— Может нам что-то удастся найти — продолжая упорствовать на своём, ответила Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, подошла к лестнице, что вела на первый этаж

— Оксана Владимировна — послышался из-за спины возмущенный голос Тихонова — Вы куда-то собрались?

Заведующий больницей, был как всегда одет в черный элегантный пошиву смокинг, что удачно сочетался с белой рубашкой, украшением которой служил красный галстук. Искушающий аромат прелести «COLONIA AMBRA», исходил пленительным шлейфом древесных запахов, высочайшим изобилием амбры в сочетание бесподобной гармоничности мускуса и сказочно прекрасным естественным вкусовым оттенком кедра. Черные густые волосы на голове этого мужчины были аккуратно уложены, придавая его образу, весьма деликатный представительский вид. Черные, мужские туфли, с закругленным носом, щедро покрытые кремом для обуви, отражали яркие отблески падающего на их поверхность света.

— Надеюсь, вы не забыли, что у вас приём сейчас начнётся

Предупредил Тихонов, подходя к Оксане с недовольным возмущенным видом, так что она смогла разглядеть его черные ухоженные усы.

— Советую вам немедленно туда отправиться и вести себя деликатно, мне надоело уже слышать отзывы о вашей неблагоприятной беседе с пациентами

«Блядь ты не мог бы пару минут позже появиться, ну или как-нибудь потом капать мне на мозги своей ебучей поликлиникой», огорчившись в нарушение собственных планов, подумала Оксана, выражая искорками недовольство, светящихся в её глаз, гнев который с трудом можно было сдерживать.

— Да-да конечно Валерий Валерьевич — нахмурила губки Оксана, касаясь кончиками пальцев, перила лестницы, что вела на первый этаж — Я раз туда и направлялась

— Очень хорошо — говорил всё с таким же серьезным выражением лица Тихонов — Постарайтесь в следующий раз не хамить женщинам, которые вас выводят из себя

— Сделайте Эхо заостри своё внимание на плевральной полости и перикарде — распорядилась Оксана, отвлекаясь от Тихонова — Готовьте его на завтра к КТ

— У вас есть дело? — удивился Тихонов, явно об этом не подозревая

— У меня скора будет тело — грубо выразилась Оксана, касаясь каблуком черных туфель мраморных ступенек лестнице — Если вы Валерий Валерьевич, будите мне мешать с обследованием моего пациента

— Но ведь вчера у вас никого не было — был всё еще удивлен Тихонов

«Раз он фермер, значит, он что-то выращивает или для кого-то выращивает, а потом продаёт мясо, стоит исключить теорию с отравлением пестицидами и другого рода токсинами, которые могут быть использованы в сельскохозяйственной деятельности», размышляла Оксана, медленно спускаясь по мраморным ступенькам лестницы.

— То было вчера — встав на ступеньках, ухмыльнулась Оксана, выражая перед рыжеволосой красоткой в белом длинном халате элегантность изгиба собственного тела — Возьми у него кровь на анализы, хочу исключить

— Возможно — принимая этот довод во внимание — Но на это уйдут дни, до тех пор пока мы установим нужный нам токсин и начнём лечение

— А кто ваш пациент? — обратился Тихонов, встав рядом с Валентиной, возле лестницы

— Наш пациент…….

— Фермер! — не давая выговориться рыжеволосой девушки, Оксана сразу же ответила на вопрос заведующего

— Довольно интересно — хмыкнул тихо Тихонов, коснувшись пальцами своего подбородка, повел челюстью — Ладно за то, что у вас есть, сокращаю вам рабочий день в клинике до пяти часов

— Но это же! — хотела возмутиться Оксана, была крайне ошарашена наглостью заведующего больницей

— У вас есть команда — заверил Тихонов, столь же взаимно с частичками выражения сарказма улыбнулся Тихонов — Которой вы столь же искусно можете управлять из кабинета поликлинике

— Я сама возьму кровь — тихо ответила Валентина, опустив обиженный взгляд перед Тихоновым, стесняясь посмотреть Оксане в глаза

— Пускай Марина Викторовна — распорядилась Оксана, продолжая спускаться по ступенькам лестницы в сторону вестибюля — Раз уж она в лаборатории, сама проведет анализ на все возможные токсины и отравления

Виляя шикарной красотой изгиба собственных бёдер, Оксана, ставая ноги крест, накрест, медленно спускалась по ступенькам завораживая прелестью сочных форм своего тела поднимающего по лестнице молодого парня, службы безопасности, больничного здания.

«Блядь и как я из кабинета клинике смогу руководить, когда у меня там будет совсем другой пациент, чего добивается этот старый придурок Тихонов», сдерживая накопленный эмоциями пыл внутри себя, Оксана медленно сошла в фойе, со ступенек массивной лестнице.

***

Кружка кофе, стоящая на углу стола, насыщала атмосферу в кабинете, необычайным свойственным ароматом карамели, напоминающий вкус детства. Белая занавеска на приоткрытом окне слегка колыхалась, впуская в помещение прохладный воздух. За стеклом пластикового окна, хмурились тучи, сгущая красоту деревенского небо в серые тона. Яркое красное зарево заката, озарило небо своей красотой, скрывающегося за крышами домов солнца. На улице было слышно, как подъехала к крыльцу приемного покоя, газель скорой помощи, лай дворовой собаки, разговорная речь, двух медсестер, а так же смех подростков, доносился из зоны отдыха, в тернии безупречно красивых голубых елей.

Оксана расположилась в черном кожаном кресле, держа тюбик помады, на кончиках пальцев, а её выдвинутый стержень, рядом с раскрытыми губами. В кабинете воцарилась на мгновение, убивающая тишина, лишь стук каблуков Марины Викторовны, нарушали приятный шелест веток тополя, что рос за окном. Белокурая медсестра, что сидела слева от кресла, в котором расположилась Оксана, явно смущалась произошедшей сцены, выражая свою застенчивость блеклым румянцем на прекрасных, формой, скулах. Ларионов стоял у окна, выказывал, будто специально седину висков на своей голове, аккуратно, пальцами одной руки, поправил красный галстук, что служил украшением к его белой рубахи. Брюнетка, в темно-синем платье, с глубоким декольте, сидела напротив Оксаны, явно чувствовала себя неудобно перед всей командой врачей, что собралась в кабинете.

— Простите, а это ваши коллеги?!

Обратилась темноволосая женщина, на вид которой было лет тридцать пять, смущаясь собравшихся людей в кабинете поликлиники. Завораживая стихия «Paloma Picasso» бесподобного аромата базовых нот, гвоздики, кориандра и лимона сливалась в единой палитре, естественных вкусов, аккорда страсти, так как жасмин, листа пачули и мимозы. Пояс с блестящей бляшкой, отлично прорисовывал талию женщины, очень отчетливо отражал при этом эластичность пикантных ног брюнетки. Темно-синие туфли на высоком каблуке отлично сочетались с цветом платья, этой притягательной к себе брюнетки. Объемная прическа, темных, длинных волос, подобно цвету угля, придавали этой женщине изощренную сексуальность, её пикантного образа.

— И все они собрались, чтобы обсуждать меня?

— Образование в полости перикарда, может быть, всем чем угодно — уверял Ларионов, стука пальцами по пластиковому подоконнику окна

— Абсцесс наиболее вероятен — предложила свою версию Вероника, вцепившись медленно к край смотровой кушетки, на которой сидела

— Это так же объясняет и раковая опухоль — возразила Марина Викторовна, оспаривая предложение Вероники

— Простите, что?! — выражая глубокое потрясение, а так же грамотно скрытую панику, по поводу услышанного в кабинете, обратилась к Оксане дрожащим от страха тихим голосом — У меня рак?!

— Да и представьте — ухмыльнулась Оксана, облокотившись на спинку мягкого кресла, в котором сидела, положив ногу на ногу — В последней стадии — съязвила она, задвигая стержень помады обратно в тюбик, поёрзала губами

— Господи! — ужаснулась женщина, приложив ладонь к своим губам, выпрямив спину, выражая открытой зоной шикарной декольте сочную, пикантную взгляду, грудь

— Да и вот еще — достала Валентина из кармана белого халата, сотовый телефон, проводя по сенсору экрана большим пальцем, вывела из спящего режима — У него есть собака, так же и животные, конь, корова, скорее всего он пастух

— Естественно — посмотрела Оксана на фотографию в телефоне, что Валентина, положила на стол рядом с Оксаной — А так же он любит охотиться

Перелистнула Оксана кончиков указательного пальца, следующее фото и заметила мужчину сидящего на одном колене, на фоне охотничьего домика рядом с лайкой.

— Стафилококк?!

Вынесла своё предложение Оксана, замечая косым взглядом, как белокурая медсестра, сгорая от стыда от произошедшего в душевых, быстро писала рецепт для женщины-пациентки

— Или другого рода гнойные инфекции — заявила Оксана, кончиками пальцев отодвинула телефон в сторону Валентины, что стояла рядом с пациенткой

— Что прикажешь делать? — поинтересовалась Марина Викторовна, выходя из-за ширмы закрытой смотровой кушетки, белокурая гордая собой женщина, шикарное тело которой сексуально облегал белый, длинный халат врача — Но только учти Оксаночка, времени у нас не так много, он уже на ингаляции кислородом

— Проведите полный спектр анализов крови — распорядилась Оксана, положив ногу на ногу, отразила эластичность собственных бёдер — Так же результаты проведенной Эхо ко мне на стол

— Мы уже это сделали — заверила Марина Викторовна, подходя к столу, встала за спиной пациентки, раскрыла кончиками пальцев, красную папку, что держала в руке

При трансторакальной ЭхоКГ отмечены увеличение правых отделов сердца и овальной формы образова­ние размером 4,4х3,2 см. Расщепление I тона на верхушке, по левому краю грудины регистрируется среднеамплитудный мезосистолический шум. Перелистывая страницу папки, Оксана увидела результаты проведенной электрокардио­граммы, ритм синусовый, отклонение электрической оси сердца вправо, очаговые изменения миокарда верхушеч­ной области.

— Образование в правой части перикарда — разглядывая через очки снимок Эхо, произнесла в полголоса Оксана

— А так же образование в плевральной полости — пояснила Валентина

— Простите, вы мной собираетесь заниматься?! — возмутилась брюнетка, что сидела напротив Оксаны — Вы обсуждаете другого пациента, когда я сейчас у вас на приёме

— Да, но вы ведь не при смерти — ухмыльнулась Оксана роскошной улыбкой,

— О чем она говорит? — выражая тревогу на лице, обратилась женщина, пациентка, к белокурой медсестре

— Оксана Владимировна — смущалась чрезмерно белокурая медсестра, чем своими эмоциями привлекла к себе внимание Валентины — Ведет параллельно еще одно дело и её пациент, сейчас в тяжелом состоянии

— Тогда почему она сейчас не с ним?!

— Потому что блядь — грубо выразилась Оксана, сжимая пальцами ручку, что в порыве нервного срыва схватила с поверхности стола — Мне сказано тут сидеть, работать до пяти…..

«Блядь как же ты меня заебала дура тупая», сдерживая с трудом эмоции, подумала Оксана, крепко сжимала ручку пальцами.

— Мне стоит обыскать его дом самой — успокаивая себя, заявила Оксана, посмотрев в сторону окна, за стеклом которого уже начало смеркаться

— Идите уже Оксана Владимировна — не выдержала напряженной обстановки белокурая медсестра, высказав это скрепя зубами, явно чувствовала себя в этой атмосфере, как не в своей тарелке

— Выпиши ей что-нибудь от стенокардии

Вставая с кресла, в котором сидела, Оксана выставила шикарную красоту бёдер, убирая телефон, что лежал на столе в белую раскрытую сумочку. Расправляя на бёдрах белый халат, что собрался складками, Оксана взялась кончиками пальцев за лямку белой кожаной сумочки и виляя шикарной красотой бёдер вышла из-за стола.

— У вас легкая артериальная гипертензия и стойкое повышенное давление в вашем то возрасте, советую вам для начала пропитать то, что написала моя медсестра

Направляясь к закрытой входной двери, говорила Оксана, подмигнула кокетливо, лазурно подобно обработанному камню топаза, глазом, в сторону рыжеволосой девушки, что держала в руках снимок рентгенографии.

— А так же вообще никогда не курить, господи от вас пиздец как разит сигаретами с приятным вкусом розы

— А вы не курите? — поинтересовалась женщина, обращаясь к Оксане, когда она подошла к двери, касаясь кончиками пальцев пластиковой ручки

— Я как врач говорю, что не курю — открывая дверь, уверяла Оксана, почувствовав легкий прохладный сквозняк, что так приятно веял с коридора поликлиники — А как женщина говорю вам, мне противен этот запах сигаретного дыма — вильнув упругой прелестью ягодиц, покинула кабинет, переступая через порог открытой двери

— Марина Викторовна — обратилась Валентина к белокурой женщине, что выходила из кабинета следом за ней, передавая ей в руки снимок рентгенографии — Положите это в папку с анализами

— Я возьму кровь попробую определить вид зараженной инфекции или токсина вызывающий подобные симптомы — заверила Марина Викторовна, покидая кабинет клиники следом за Валентиной — Уверена, что нельзя исключать так же отравление пестицидами

— Пускай Валерий Николаевич соберет весь полный анамнез о нашем пациенте — стукая каблуками по бетонному полу поликлиники, распорядилась, проходя мимо закрытых дверей кабинетов

— Думаю, тебе стоит обыскать самой эту ферму — вынесла свою версию Марина Викторовна, покидая кабинет, вышла в коридор поликлиники

— Что я собираюсь сделать вот с этой рыжей сучкой — отвечая на предложение Марины Викторовны, согласилась с мнением этой блондинки, Оксана остановилась посреди кабинета, встав в пол оборота положа руку на выставленные ягодицы — И то только потому, что моя машина до сих пор на ремонте, после той аварии на деревенской пилораме

— Что мы будем там искать?! — поинтересовалась Валентина, поравнявшись с Оксаной в коридоре, направляясь к ступенькам лестницы, что вела на первый этаж

— Возможные пестициды, токсины, да блядь все то — наступая каблуком черных туфель на бетонные ступеньки лестницы, рассуждала Оксана, касаясь коготками её перил — Нужно осмотреть дом, а так же ангар, где он хранит свой трактор, ну или что там у него

— Пациент сказал, что ключ от его входной двери — спускаясь по ступенькам следом за Оксаной, рассказывала Валентина — Лежит под третий доской, возле его крыльца

— Думаю

Ощущая на теле легкий порыв деревенского чистого воздуха, Оксана почувствовала, как его поток неудержимой ласки прохлады тормошил её золотистые пышные волосы.

— Мы с этим разберемся

Спустившись по лестнице, заверила Оксана, направляясь тут же по больничному коридору, прошла мимо идущих навстречу двух медсестер, что рассматривали какое-то видео в одном из сотовых телефонов, который держала одна из них в своей руке. Вестибюль больницы был почти пуст, когда в него вошла Оксана, лишь две медсестры, что стояла у стойки регистратуры, а так же пара девушки и парня направляющихся к выходу держась вместе за руку. Из коридора, что вел в кафетерию был слышен озорной женский смех, за приоткрытым окном в фойе было слышно как безукоризненно лаял чей-то дворовой пёс, раздавая своим противным звонким голосом. Направляясь по холлу больничного здания, Оксана звонко стукала каблуками черных туфель по белой, как первый снег, мраморной плитке пола. Касаясь кончиками пальцев огромных лепестков домашней пальмы, растущей в большом керамическом горшке, рядом с местом ожидания, между рядов белых железных скамеек, Оксана наблюдала, как тормошилась, под влиянием прохлады, белая занавеска на окне.

— Я же говорила тебе что надо было раньше идти — услышала Оксана возмущенный голос брюнетки, что отчитывала своего парня, встав с ним у стены тамбура больничных дверей — Сейчас уже мы никуда не попадем, всё закрыто

— Оу…. какая картина — делая вид, что смутилась этому, говорила Оксана, перешагивая порог открытой двери, вошла в тамбур — Я вам не помешала случайно?

— Да нет что вы — выражая застенчивость, девушка отошла от своего парня — Мой парень поранился на стройке, одного из коттеджей — уверяла она, когда Оксана только потом обратила внимание, как парень спрятал руки за спиной

— Ну если ничего такого, что требует помощи хирурга — прошла Оксана завораживающей взглядом походкой к другой закрытой двери — То вам следует пройти в приемный покой, он работает круглосуточно

Стихия естественного вкуса «I Love Love от Moschino», витала в атмосфере этого помещения, притягивая естественными базовыми нотами апельсина, мандарина и чудесным запахом красной смородины. Утонченность нот сердца служил лепесток розы, корица, ландыш и сахарный тростник, что сплелись воедино, пышногрудой деревенской девушки одетой шикарное летнее, пышное платье, материал пошива фасона которого, служил атлас. Деревенский парень стоял у стены, в серой футболке, скрывая обе руки за спиной.

— Больница скора закроется — уверяла Оксана, открывая дверь, ощущая на себе порыв приближающейся сумрачной деревенской прохлады, сказочно чистого деревенского воздуха

— Вот черт? — выругалась Валентина, входя в тамбур с телефоном в руке — Оксана Владимировна я не смогу с вами поехать

— Это еще почему? — возмутилась Оксана, покидая тамбур больничных дверей, согнув ногу в колено, отражая эластичность бёдер, переступила высокий порог открытой двери

Небо над деревней постепенно окутывал сумрак необъятной ночи, постепенно скрывая блеклое зарево красного заката за горизонтом. Воздух был пропитан аромат надвигающейся осени и легкой пленяющей прохладой, что окутывало тело Оксаны сказочной лаской холода. Приятный аккорд шелеста веток елей, был слышен из зоны отдыха, где разгуливал легкий ветерок, нарушая их покой. Из парковой зоны отдыха, рядом с больницей доносился смех гуляющих там молодых людей, сверкая ярким светом фар, со стоянки отъехал черный седан, стекла которого были тоже затемнены. По тротуарной дорожке, вольно шел черный кот, подняв гордо свой хвост, сверкающим светом глаз, он рассматривал всё вокруг.

— У меня мама приезжает? — потянула немного с ответом, Валентина опустив невинный взгляд в пол, покинула двери больничного здания, вышла на крыльцо вместе с Оксаной

— И что теперь? — выражая недовольство во взгляде лазурных, подобно камню топаза глаз, прошипела Оксана, отразив злобу в мимике лица

— Думаю я дам вам ключи от моей машины — сразу же убрала телефон в карман белого халата, будто чего скрывала, уверяла Валентина — Вы найдёте там потому адресу, всё что вам будет необходимо

«Странно, если бы мама, как-то захотела бы связаться с этой рыжей сукой, она бы непременно бы позвонила, почему она так быстро спрятала телефон, наверно она мне всё-таки пиздит», подумала Оксана, взяв из рук девушки, предложенные ей ключи от автомобиля.

— Ладно — согласилась с таким утверждением Оксана, положив автомобильные ключи в карман белого врачебного халата — Только вот знаешь, если твоя мама приедет сюда, она могла бы хотя бы позвонить, предупредить тебя заранее — подходя к каменным ступенькам крыльца, не сдержала она своих бурных эмоций, выражающих любопытство

— Она любит у меня непредсказуемость — смутилась Валентина, начиная нервно покусывать губу

— Хорошо — посчитав безосновательным доводом, допытывать свою сотрудницу, предупредила Оксана, спускаясь по ступенькам каменного крыльца виляя попкой — Только сильно там не пейте, завтра на работу

— Приму это во внимание — все так же застенчиво улыбнулась Валентина, выражая очаровательными скулами, покрытыми веснушками, легкую искорку стыда — Обязательно

— Да уж блядь постарайся — прошипела Оксана, отразив гнев терзающий недовольством, направилась по бетонному тротуару в сторону больничной автостоянки

— До завтра Оксана Владимировна — крикнула вслед Валентина, направляясь в противоположную сторону по тротуару под ярким светом фонарных столбов освещения

— Малолетняя блядь — прошипела коброй Оксана, подходя к больничной автостоянки, сошла с тротуара на асфальтное дорожное покрытие с нарисованной на нем дорожной разметкой, указывающей направление движения автотранспорта — Нагло мне врёт

Двигаясь между рядами машин, расположенных на автостоянке, Оксана с трудом разглядела в темноте, стоя под светом фонарного столба, как по ступенькам центрального крыльца спускался парень со своей девушкой держась за руку. Стукая каблуками по асфальтному покрытию автостоянки Оксана медленно подошла к красному мерседесу, на котором ездила Валентина, нажимая на брелок большим пальцем, открыла электронные замки двери. Оттягивая ручку, кончиками пальцев Оксана открыла дверь, тут же забираясь в салон автомобиля, впадая под влияние его прохладой ночи пропитанного салона. Положив сумочку на переднее пассажирское сиденье, Оксана тут же закрыла за собой дверь, вставляя ключ в замок зажигания. Облокотившись на мягкую спинку водительского кресла, Оксана чуть прищурила глаза, привыкая к яркому свету фар, падающих на асфальт.

Включая первую передачу, перемещая рукоятку, Оксана плавно тронула машину с места, медленно отпуская педаль сцепления. Был слышен треск камней, на которые автомобиль наезжал черным протектором, плавно двигаясь по автомобильной стоянке между рядами скопившихся на ней машин. Выезжая из стоянки, машина медленно объехала больничный дворик, направляясь к его выходу, под тихий шум урчащего двигателя под красным капотом. Выводя автомобиль на деревенскую дорогу, пропуская черный большой внедорожник двигающейся по ней, Оксана направился автомобиль вверх по деревенской улице. Выжимая педаль газа полностью, вынуждая реветь диким гулом мотор под капотом, Оксана, устремляя дикого железного зверя, проезжая под ярким светом фонарных столбов, на деревенской центральной улице с активно нарастающей скоростью.

***
Тихая свирель урчащего сверчка в траве была нарушена, проектором шин автомобиля, что ехал по деревенской улице, во мраке опустившейся над деревней ночи. Большие хвойные деревья кедр, сосна, а так же лиственница окружали это место. На фоне всей этой дикой местности, было огромное поле картофеля, что было расположено, рядом у подножья холма, где начинался лес. Шум этой природы гармонировал в палитре изысканных аккордов, как шуршание травы, прохладой ночного осеннего деревенского воздуха, а так же приятным ритмом лиственных веток, что завывали песнь леса дикой чаще. Повсюду стояла глухая тишина, кроме естественных природных звуков, не было слышно даже рычание мотора, трепетание птиц, а так же лая собак. Воздух был поразительно чистым, однако был пропитан гармонией сена и сельскохозяйственного помёта, что отравлял всю естественную палитру природных вкусов.

Остановив машину у большого дома, периметр которого был окружен высоким деревянным забором, выстроганным из идеально ровных досок. Большой двухэтажный дом был выстроен из крепкого мощенного лиственного бруса, на фоне растущих рядом с его крыльцом огромных кедровых деревьев. Услышав звук мотора, пес в ограде этого дома сразу же заметался, начал дико раздирающе слух, лаять на всю округу. Однако в окнах дома, после такого лая, даже не зажегся свет, сохраняя при этом мглу тени, необъятной окутавшей его ночи.

— Блядь да что он так разоряется

Грязно выругалась Оксана, заглушив поворотом ключа мотор, взяла белую сумочку с переднего пассажирского кресла, кончиками пальцев коснулась ручки водительской двери.

— Ладно, думаю я не настолько, боюсь собак — прошептала Оксана, открывая дверь с водительской стороны, ощутила прохладу, что волной необузданной страсти проникало в салон, моросящим касанием скользила по её оголенным стройным ногам — Ну хотя……

Наступая каблуком черных туфель на гравийное покрытие, Оксана медленно вылезла из машины, прикусывая краешек губы, чувство неподвластного разуму страха, терзало её. В соседнем доме, находящимся через улицу, когда Оксана шла до больших ворот, зажегся свет в темных окнах.

— ХМ….. надеюсь, эти ворота у него открыты

Прошептала, разговаривая сама собой Оксана, слыша собачий лай за воротами, коснулась пальцами их металлической ручки, медленно потянула маленькую дверь, больших ворот на себя.

— Блядь!!! — нецензурно выругалась Оксана, когда сразу за воротами бело-черная лайка кинулась на неё, отпуская сразу же тяжелую для неё дверь, после чего она вернулась тут же назад — Ну это просто пиздец какой-то, но мне нужно попасть внутрь

«Возможно, стоит позвонить Кости, я уверена у него будет решение этой проблемы», доставая из сумочки, что висела на плече, сотовый телефон, Оксана трясущимися от испуга руками, тут же набрала из списка контактов номер Кости.

— Оксана

Взволнованно ответил Костя на телефонный вызов, пока Оксана, опираясь спиной на большую дверь ворот, выражая радость хитрой улыбкой, прислонила телефон к уху.

— Что за дикий пёс там у тебя лает, что происходит? — поинтересовался Костя, слыша отчетливо через динамик телефона, как безудержно лаяла лайка за воротами дома

— Костя дорогой — играя в любезности, выбрала Оксана хитрую тактику для разговора — Мне нужна помощь, в одном очень важном деле, это касается моего нового пациента……

— У тебя снова дело?

— Да и возможно тут понадобиться твоя помощь — кусая от нервного раздражения краешек губы, разъясняла тихим шепотом Оксана — Мне нужно, чтобы ты приехал на окраину деревни, и усыпил этого проклятого пса

— Ты с ума сошла — с усмешкой подметил Костя

— Костя я серьезно — придавая убедительность собственному голосу, уверяла Оксана, слыша как за воротами дома, метался в ярости охотничий пёс — Мне нужно попасть в этот дом, от этого зависит жизнь моего пациента

— Ты хоть понимаешь что это вторжение в частную жизнь, с нарушением абсолютно всех прав конституции — предупредил Костя

— Это ты тут у нас заговорил о конституции — возмутилась Оксана, сдерживая свой эмоциональный пыл — Послушай, у меня есть добро хозяина этого дома

Заверила Оксана, облокотившись на дверь, пыталась отдышаться после пережитого страха, когда за воротами этого дома рьяно металась лайка.

— Даже — говорила шепотом Оксана, стоя рядом с воротами, даже боялась посмотреть в их сторону, разъяренный лай до такого напугал её, что сердце чуть не выпрыгивала от переизбытка адреналина — Если нас поймают, мне стоит обратиться к пациенту и он заберет назад заявление

— Как все у тебя просто — с усмешкой подметил Костя — Господи, да успокой ты там этого пса

— Я врач! — огрызнулась Оксана, сморщив от обиды губки — А не кинолог, вот ты бы моги бы приехать и пиздюлей ему бы тут навалял

Отошла Оксана от ворот в сторону машины, ощущая, как тело охватывает легкий холод осенней деревенской прохлады, безудержной ночи.

— Обещаю ты об этом не пожалеешь — прикусывая краешек губы, Оксана решила применить, хитрую тактику, обольщения, к своему собеседнику

— Ладно-ладно хорошо — согласился Костя, неожиданно изменил свою точку зрения — Однако, попрошу тебя, впредь чтобы это было в последний раз и не только со мной а вообще, как твой мужчина я запрещаю тебе вламываться в чужие дома

— Может, блядь ты запретишь еще спасать жизни моим пациентам?

— Я был бы этому крайне рад

«Блядь мы так ни к чему не придём, нужно как-то заставить его приехать», размышляла Оксана, подходя к машине, чувствовала, как завораживающая прохлада деревенской ночи холодила её оголенные ноги.

— Обещаю, выполню любой твой каприз — открывая дверь автомобиля с водительской стороны, уверяла Оксана, забираясь в теплый салон машины — Какой бы он не был

— Тебя никто за язык не тянул

— Я знаю — прошипела Оксана, дикостью кобры, закрывая сразу же за собой дверь, утопая в водительском кресле, вздрогнула от чувств мурашек на коже

— Я скора буду — заверил Костя — Скинь мне адрес по СМС

— Давай быстрей — возмущалась Оксан, ощущая неудобства кресла

— Выезжаю — уверял Костя — Давай адрес

— Сейчас перекину — испытывая крайнее недовольство, ластясь озабоченной кошкой в водительском кресле

— Жди — предупредил Костя — Никуда не вздумай уезжать

— Будто у меня есть выбор — крайне возмущенно пробурчала Оксана, прерывая телефонный разговор, провела большим пальцем по сенсору дисплея

«Блядь ну это просто пиздец какой-то», нахмурила Оксана, губки, облокотилась, головой на подголовник кресла, в котором сидела, положив ногу на ногу, выказывая эластичную красоту бёдер.

Продолжительные сорок минут, Оксана провела в машине, не желая совсем в такую прохладу, выходить из неё. Сознание неумолимо тянуло в сон, глаза стали уставать глядеть постоянно сквозь стекла надетых на глазах очков. Собачий лай уже стих, казалось, что разъяренная лайка уже успокоилась, когда наступила такая глухая тишина. Уже начиная засыпать с полузакрытыми глазами, Оксана заметила в зеркале заднего вида, как сверкнули фары, внедорожника Кости, что медленно полз по гравийному покрытию, колебался подобно кораблю в тихих водах океана.

— Ну, наконец-то

Глубоко изнуренно вздохнула Оксана, касаясь кончиками пальцев, дверной ручки, медленно открывая её, впуская в салон чарующий холод. Покидая салон автомобиля, Оксана выгнула спину, выражая всю сексуальность собственного тела, скрытого под длинным белым халатом врача.

— Я уже блядь подумала, что к утру приедет — прошипела Оксана, выражая мимикой лица недовольство, нервно покусывала краешек губы

— Умеешь же ты выбирать себе пациентов — ухмыльнулся Костя, оставив машину рядом с автомобилем, на котором приехала Оксана

— Ты знаешь, чей этот дом? — удивилась Оксана, как посмотрев на неё Костя, заглушив мотор красного внедорожника, пикапа Ford

— Это дом Тулеева — ответил на вопрос Костя, заглушив мотор машины, вышел из неё

— И мне нужно туда попасть — заверила Оксана, медленно подошла к мужчине, касаясь кончиками пальцев его крепкой руки, пристально, выражая специально, наигранную, искорку сексуального искушения посмотрела на него — Причем как можно скорее

— Господи, да что там — удивился Костя настойчивостью Оксаны, когда она потянула его под собачий вновь разыгравшийся лай к воротам — И снова этот ужасный лай, этот пёс, должен признать, любит тебя

— Обожает блядь просто — огрызнулась Оксана — А теперь просто отвлеки его

— Как? — решил испытывать терпение Оксаны, спросил Костя, так любознательно посмотрела на неё стоя рядом с закрытыми воротами, за которыми с ума сходила лайка

— Ну не знаю — ухмыльнулась Оксана, завораживающей, пленяющей красотой алых губ — Пенка может ему крепкого надо

— То есть ты хочешь, чтобы я ударил животное? — вопросительно Костя посмотрела на Оксану

— Блядь да просто сделай что-нибудь — шепотом прошипела Оксана, наблюдая через стекла расположенного напротив дома, как снова зажегся свет

— Ладно, я что-нибудь придумаю — касаясь дверной железной ручки, согласился пойти на уступки Костя — Но тебе это будет дорогого стоить

— Стой?! — удивилась Оксана, коснувшись пальцами, руки Костя, пытаясь воспрепятствовать ему, открыть дверь — Ты, что вот так вот к этому зверю собираешься идти

— А тебя что это удивляет?

— Да ты просто на всю башку пизданутый — роскошной улыбкой, улыбнулась Оксана, выражая в красоте изгиба, алых, щедро накрашенных губ, легкую похоть

— Ну что я пошёл…..

— Стой, подожди! — испугалась Оксана, представляя, что пёс может кинуться и на неё — Дай я хотя бы отойду

— Думаю, это будет лишнем — заверил Костя, медленно открывая дверь, за которой уже рвался пёс, мечась из стороны в сторону

— Нет-нет-нет…..!!! — испугалась Оксана, быстро отходя на шаг назад, в тот самый момент, когда Костя просто открыл дверь

— Тише-тише — уверял Костя, обнимая собаку, которая на него почему-то не кинулась — Вот так вот, всё хорошо — достал он что-то из кармана и дал псу, после этого животное стало для него ручным

— Кто тебя научил так обходиться с собаками? — Оксана была сильно поражена, удивляясь тому, как охотничья лайка, не кинулась на Костю — Интересно, что ты еще от меня скрываешь

— Здесь где-то должен быть вольер — уверял Костя, взяв пса за ошейник, вошел в ограду дома

— Да или хотя бы цепь — дождавшись пока пес, отойдёт вместе с Костей, Оксана медленно перешагнула порог открытой двери, высоких деревянных ворот — Мне совсем не нужно, чтобы эта дворняга металась у меня теперь под ногами

— Это лайка Оксана — с усмешкой пояснил Костя, загоняя собак в вольер, после чего закрыл за псом дверь — И так что ты тут хочешь найти

— Посмотри — наступая каблуками черных туфель в грязь, уверяла Оксана, направляясь к стайке где располагались животные — Он наверняка что-то выращивает

«Нет, этому должно быть разумное объяснение, пёс бы кинулся на него, наверняка он его знал как родного, поэтому так легко послушался», представила Оксана, проходя по ограде, где вместе с грязью мокрым гравием, так отвратительно пахло помётом сельскохозяйственных животных.

— Скажи честно — посмотрела Оксана на парня, что завел собаку в вольер со всей серьезностью взгляда, встав у закрытой двери стайки с животными — Эта псина, тебя знает, просто другого объяснения я найти не могу

— А может, я просто умею управляться с животными — предположил Костя, что такой ответ удовлетворит Оксану

— А может, просто иди нахуй — грубо и очень некультурно выразилась Оксана — Умеешь управляться с животными, тогда ты сам посмотришь эту стайку, от которой так омерзительно воняет

— Господи ты материшься — сделал замечание Костя, надежно запираясь вольер, в котором остался один пёс — Как это некрасиво, Оксана сделай что-нибудь со своим языком

— Сегодня тебе это не светит — направилась Оксана в сторону, где был расположен большой амбар, где по её мнению, могла располагаться сельскохозяйственная техника

— Ты же вроде бы хотела осмотреть эту стайку — обратился Костя, когда Оксана прошла по гравийной дорожке к большому амбару, расположенному рядом с домом

— Я оставила её тебе

— О…. нет! — возразил Костя — Это твоя работа

— Это с чего это?! — возмутилась Оксана, открывая с трудом большую дверь сарая, потянув её на себя — Я думала, ты сказал правду, что умеешь обращаться с животными

— Да, но ты лучше знаешь, на что обратить внимание

— Представь себе — возразила Оксана, входя медленно в темный сарай, обратила внимание на скопившиеся стога сена, запах соломы, а так же на грязь под каблуками черных туфель — Что ты, именно на сегодня, тоже так можешь

— Но….

— Я думаю возражать мне — заметила Оксана большой резервуар с неизвестной, заполненной в нём жидкостью, медленно направилась в дальний угол, большого амбара — Плохая затея

Большой по высоте сарай, был в форме фермы, через открытые створки, наверху, рядом с крышей свода проникал ночной свет, создавая обстановку мрака в этом помещение. Рядами было расположены огромные тюки сена, приготовленные специально для сельскохозяйственных животных. Посреди сарая стоял трактор с плугом, а сразу за ним стояли бочки с ядохимикатом и огромный резервуар, откуда бралась вода для искусственного орошения поля в момент летней долгой засухи.

«Отравление токсинами объясняет лишь только часть симптомов, однако на этих бочках, нет ничего, чтобы бы объясняло мне название этого ядохимиката», размышляла Оксана, встав рядом с одной из бочек в амбаре, на которой была эмблема пестицида.

— Возможно, стоит проверить бумаги в доме — предположила Оксана, наверняка это всего лишь резервуар — Этот мужчина должен был заказывать где-то этот яд

— Да с чего ты решила, что это яд? — встав на входе открытой двери большого сарая, спросил Костя

— Посмотри на вентили остались следы жидкости, несомненно, он как-то распыляет его на своём поле — рассуждала Оксана, обратила внимание, на мокрый конец штуцера, к которому подсоединялся поливочный шланг, что лежал в другом углу амбарал свернутый кольцами

— Ты так уверенно говоришь, что это яд — не согласился Костя с теорией Оксаны

— Тулеев им так давно пользуется — настаивала Оксана, на своём направляясь, шикарно покачивая бёдрами, к выходу из амбара, проходя между рядами расположенных больших тюков сена

— Я конечно не врач — возразил Костя, любясь прелестью упругих ягодиц Оксаны, когда она прошла мимо него вольной, гордой походкой царицы, покидая амбар — Но если бы было дело в этих бочках, твой пациент бы умер уже давно, сама посуди

— Мне нужно знать состав этого яда — возразила Оксана, оказавшись на улице, чувствовала, как её вновь окутывает прохлада ночного воздуха, направилась медленно к крыльцу жилого дома

— Ну и что ты на этот раз хочешь проверить? — был крайне недоволен Костя, заметил, как Оксана подошла к крыльцу двухэтажного дома

— У него должны быть бумаги на поставку этого яда — уверяла Оксана, наступая на деревянную ступеньку каблуком черных туфель, начала эффектно выказывать красоту упругих бёдер стала подниматься по ним — Хоть что-нибудь

— Ты вторгаешься в дом своего пациента — ухмыльнулся Костя, закрывая дверь амбара — А ты не подумала, что это просто поливочная вода

— Ну да блядь конечно — возразила Оксана — В этом ржавом резервуаре

— А почему нет?!

— Да потому что это бред! — строгостью голоса заявила Оксана, нагнувшись, стала шарить пальцами по дощечкам пола крыльца дома — Ладно, я сама осмотрю стайку с животными

— И что ты собираешься найти там?

— Если отравление Тулеев получил на ферме — рассуждала Оксана, выгнув спину спускалась по ступенькам деревянного крыльца дома — То вполне вероятно, на животных это тоже должно было отразится — вздрогнула она, испытывая испуга, от того, как вдруг внезапно пёс снова залаял

— Я его успокою — заверил Костя, направляясь к вольеру где лаял без устали пёс

«Он ведь приехал, чтобы помочь мне, а веду себя, как сука, хотя понимаю, что он отказывается мне помочь, потому что не знает с чего искать и на что следует обратить внимание, но возможно мне стоит быть с ним чуточку помягче», подумала Оксана смотрела на Костю, как он подошёл к вольеру, где опять начала лаять лайка.

— Костя послушай — подняв голос обратилась Оксана, как только мужчина подошел к вольеру, где лаял мотаясь из угла в угол охотничий пёс — Костя блядь! — повторила она крикнув, когда Костя на обратил на неё никакого внимания

— Оксана если ты не видишь, я пытаюсь успокоить собаку — уверял Костя, открывая дверь вольера, когда пес радостно виляя хвостом, крутил круги, возле его ног

— Ну и пошел ты нахуй — прошипела Оксана, шепотом, направляясь к месту, где располагались домашние животные пациента

Сарай, в котором располагались животные, был просто огромен, как предположила Оксана, этот человек занимался крупномасштабным разведением животных. Рядами были расположены стайки с кроликами, чуть дальше был курятник, а следом был коровник, потом в конце была расположена конюшня. Крупный деревянный брус служил подпорками свода крыши, а так же разделением, на секции, между стайками с кроликами, курятником, а так же коровником и конюшней. Ставни на верху, рядом с крышей были плотно задвинуты, однако одна в дальнем конце от входа была открыта, впуская в это крытое помещение чистый свежий деревенский воздух. На ржавых трубах, где в емкости для питья домашних животных, поступала вода, скопилась частично тонким слоем плесень. Запах помета был более естественным, так же пахло какими-то отрубями, кормом для животным, травой и соломой.

— Да тут все возможно — оценивая как стены этого сарая стали, частично в углу стали покрываться мхом — От грибковой инфекции до целого ряда другого рода инфекционного заболевания

«Смею предположить, мне стоит гораздо больше времени, для начала стоит дождаться анализа крови, чем делать поспешные выводы, а так же попробовать узнать на счет токсина», размышляла Оксана, направляясь к выходу из сарая с животными.

— Ладно, дождусь завтрашних анализов — покидая сарай, Оксана вышла в большую ограду, где был расположен дом и вольер с собакой.

— Ты закончила? — заметил Костя, как Оксана вышла из сарая с животными

— Тут миллион разных инфекций, чтобы закончить мне понадобиться вечность — ответила Оксана, проходя по гравийной аккуратно посыпанной тропинке, направляясь к выходу — Мне нужно кое-куда ненадолго заехать

— Ты что серьезно?! — возмутился Костя

— Но ведь ты же понял что машина, на которой я приехала, не моя и мне нужно её отдать владельцу

— И кто же такой щедрый? — удивился Костя, с усмешкой наблюдая, как по гравийной дорожке к нему направлялась Оксана, покачивая шикарной красотой бёдер при каждом выраженном шаге

— Ты, конечно, не поверишь! — впадая в объятия, мужчина говорила Оксана, прижимаясь к его торсу, ощущая крепость и настойчивость пальцев от его рук на своих ягодицах — Что там Костя….?!! — заметила она как темном, ночном небе, засверкали мигалки полицейской машины и раздался вой её сирены

— Это полиция?! — произнес грубый мужской голос — Всем оставаться на своих местах — направляя пистолет табельного оружия, вошел офицер полиции в ограду дома

«Ну пиздец», повела нервно губами Оксана, обратила внимание, как за воротами дома, сверкая мигалками полицейской машины, подъехал автомобиль УАЗ.

— Спокойно — уверяла Оксана, не давая сказать своему кавалеру, в объятиях которого она была, не слова — Я врач господина Тулеева, мне нужно было обыскать его дом на предмет заражения неизвестной болезни или токсина

— Поднимите руки! — распорядился офицер, не придавая никакого значения убеждениям Оксаны, направляясь к месту, где они стояли — Руки я сказал!

— Не хочешь мне теперь ничего объяснить? — радушно улыбнулся Костя, понимая всю серьезность положения

— Вот я же вам говорила — послышался возмущенный женский голос за воротами ограды дома, после чего порог открытой двери больших ворот, перешагнула женщина лет сорока — Костя?!

Произнесла белокурая женщина, обращаясь к Кости, была приятной неожиданностью удивлена, увидеть его в частных владениях, местного фермера Тулеева. Женщина была в белом длинном халате, растрепанными белыми волосами, а так же бодрым видом, выражающим саркастичную радость, хитрой подлой усмешкой, на лице.

— Костя, но что ты тут делаешь?! — спросила неизвестная блондинка, на которую Оксана смотрела с весьма завидным удивлением

«Он её знает, какого хуя, тут вообще происходит, но откуда, постой-ка, пёс ведь его узнал не просто так, он бывал уже в этом доме», размышляла Оксана, отходя от Кости, держа руки на виду перед офицером полиции.

— Я даже спрашивать не хочу — обиженно заявила Оксана, сморщив губки — Откуда ты её знаешь, меня от одного воротит, что ты бывал в этом доме раньше и скрыл это от меня

— В отделение их — распорядился другой полицейский, входя в ограду дома следом за белокурой женщиной — Там разберемся

— Недолго будите разбираться — прошипела коброй Оксана, когда её руки свели за спиной вместе и надели на запястье полицейские браслеты

— Ольга Петровна вы будите понятой на месте следствия

— Ну, пиздец просто — выражая недовольство, в мимике на лице, с возмущенным выражением прошла Оксана мимо этой женщины, когда её сопровождал идущий сзади офицер полиции

— Костя кто эта девушка? — взволнованно спросила белокурая женщина, взаимным недовольством посмотрела на Оксану

— Не материтесь, пожалуйста, дамочка! — упрекнул офицер, следовавший за Оксаной, держал её крепкими пальцами за предплечье

— Я могу хотя бы позвонить? — выходя из ограды, перешагивая высокий порог открытой двери, спросила Оксана, когда её направили к автомобилю УАЗ, на дверях которого была надпись ППС

— Это моя девушка! — гордо заявил Костя

— Да у нас тут групповое преступление — с усмешкой подметил один из офицеров — Вован оформляй эту парочку в отделение, я пока сниму отпечатки

— Какие отпечатки?! — возмутился Костя, на такое наглое заявление со стороны органов правопорядка — Взлома ведь не было

— Ну и что?! — возразил офицер полиции — Сейчас ваши пальчики и в отделение просканируем

— Вези их отделение — заявил напарник первого полицейского, что стоял в ограде дома Тулеева

— Для тебя наверно привычное дело уже кататься в таком автомобиле — возмущаясь, говорил Костя

— А что? — удивилась Оксана, когда офицер полиции перед ней открыл заднюю дверь автомобиля УАЗ, помогая, придерживая ладошкой за ягодицы забраться внутрь — Пару раз может и приходилось

— В отделение поговорите — нагло запихнул Костю, в автомобиль и посадил рядом с Оксаной — Там и разберемся, кто вы и зачем сюда вторглись

— Заебись что сказать — прошипела Оксана, когда дверь автомобиля закрылась

Тесное пространство, да еще и Костя сидел напротив, совсем сковывало Оксану в движениях, сидя на узком сиденье сзади автомобиля. Через некоторое время, спустя продолжительные пять минут, когда офицеры наговорились, уговорами заставили неизвестную для Оксаны белокурой женщины отправиться к себе домой, составив вместе с ней протокол освидетельствования, закрывая ворота дома Тулеева, погрузились в автомобиль. Костя за все это время не проронил не слова, дулся на Оксану, за то, как она неловко его подставила.

«Блядь ну нашел на кого обижаться, да было бы хотя бы из-за чего, меньше чем через час нас уже выпустят», чувствовала себя виноватой Оксаной, перед своим кавалером.

— Костя ну послушай — стесняясь посмотреть в глаза Кости, обратилась Оксана тихим голосом, когда офицеры полиции начали усаживаться по местам в машине — Нас сейчас отпустят

— Да ты что, не понимаешь, что ли?! — вспылил Костя, заставив Оксану отпрянуть от себя, вжаться в стенку спиной

— К утру уже будет вся деревня знать, что меня забрали менты, за попытку проникновения в частный дом, обыск там и еще бог знает чего, придумывают себе на уме

— И каким же интересно образом они узнают?! — решив завязать спор, Оксана заранее уже знала ответ Кости

— А ты что не поняла? — возмущенно ответил Костя

— Нет! — настаивала Оксана, на своём пытаясь раздуть скандал на пустом месте — Не поняла!

— Жена соседа — ёрничал Костя, с каким-то диким стеснением отвечал на вопрос Оксаны, специально отворачивая, взгляд в окно за ним — Из дома напротив

— Меня одно тока беспокоит — не выдержала Оксана, шепотом начиная продолжать скандал, когда автомобиль полицейской службы плавно тронулся — Откуда ты знаешь Тулеева?!

— Хорошо….. — недовольно повел челюстью Костя, явно соглашаясь ответить на вопрос Оксаны

— Эй, там!!! — повысив голос, обратился офицер полиции, постучав, якобы высказывал возмущение, кулаком по стенке автомобиля — Разговоры прекратите!

Возмущенно Оксана посмотрела через решетку в стене на офицера, что постучал по стенке кулаком, когда автомобиль колебался подобно кораблю по волнам, перевались с кочки на кошку, направляясь по гравийной проселочной дороге.

***

Телефон в сумочке у Оксаны разрывался в динамичном ритме dubstep, в кабинете следователя, когда она сидела на стуле для допроса. Мрачная томная обстановка древесного цвета стен, штор, а так пола, застеленный линолеум которого удачно вписывался в этот кабинет. Запах бумаг витал в атмосфере этого помещения, переливаясь в такте с запахом черного терпкого по вкусу кофе, что стояла на столе у следователя. Мужчина что сидел напротив Оксаны, без устали, под свет настольной лампы, заполнял протокол, искоса поглядывал на неё, погоны на его полицейской форме, выдали его в звании лейтенанта. За окном в кабинете была едва видно тень качающего в порыве ночной прохлады дерева, после чего бесконечная пелена мглы не позволяла разглядеть ничего.

— Когда мне вот так звонят — подметила Оксана, сидя на стуле, положив ногу на ногу, отразила красоту упругих бёдер, скрытых под тонким надетым на ней белым врачебным халатом — Мне просто необходимо ответить, пока мои подчинённые не убили Тулеева, что сейчас мой пациент

— Да ответьте вы уже гражданка Орлова — возмутился следователь, по внешнему виду напоминавшего школьного курсанта, что недавно закончил школу полиции, в звание офицера правопорядка — Не важно, что там у вас происходит, вы отсюда никуда не выйдите, пока мы не выясним причину и не разберемся во всём сами

«Ёбнутый ублюдок», сморщила губки Оксана, кончиками пальцев, потянула за язычок замка, открывая белую кожаную сумочку.

— Да я слушаю — на взводе эмоций ответила Оксана, облокотилась на спинку стула, на котором сидела

— Оксана — услышала Оксана к удивлению голос Вероники — Пришел первый анализ крови и скажу сразу результаты неутешительные

— Говори уже не тяни — прошипела Оксана, посмотрев искоса, выражая недовольства на офицера полиции, который что-то писал на листке бумаги

— Это и правда инфекция — заверила Вероника — Вам что-нибудь удалось найти с Валентиной?

— Прежде чем я тебе что-то скажу про Валентину — прервала пустую реплику кудрявой сотрудницы, говорила Оксана, покачивая ногой, выказывая привлекательность удивительно стройных ног — Расскажи, что вам удалось узнать

Проделанный общий анализ Тулеева показывал выраженную эозинофилия — повышение количества «эозинофилов» 6,5%, что превышало норму от 1-5%. Концентрация эозинофилов всегда увеличивается при попадании в организм любых видов паразитов. Увеличение «скорости оседания эритроцитов» (СОЭ) 17мм/час, что в норме должна быть 2-15мм/час. Повышение лейкоцитов, что было выше нормы 12,03x109, что указывало о неизвестном воспалительном процессе в организме Тулеева.

— Стрептококк или стафилококк?! — предположила Оксана

— Нельзя так же исключать и грибковую инфекцию — возразила Вероника

— Результат извлеченного экссудата из полости перикарда или плевральной полости, что я передала врачу, в скорой уже пришел? — просила Оксана, перебирая в голове все мысли, покусывая губу, посмотрела взволнованно на офицера, что заполнял протокол задержания

Трансторакальная ЭхоКГ позволила выявить зоны гипокинезии миокарда задней и латеральной стенок ЛЖ на среднем и апикальном уровнях, снижение фракции выброса до 36%. Вдоль заднебоковой стенки сердца отме­чено неоднородное по плотности, с фестончатым наруж­ным краем образование размерами 4,4х3,2см а так же второе образование 0,6х2,6см.

— Стоп! — возразила Оксана — Когда вы делали сегодня Эхо, образование было всего одно, а теперь их два, ты не хочешь мне объяснить, как вы пропустили вторую?!

— Возможно, образование появилось после — предположила Вероника, чувствуя себя виноватой, что раньше не обратила внимания на образование перикарда

— Значит, мы должны выяснить, что послужило такому скорейшему образованию неизвестной формации в перикарде — распорядилась Оксана, медленно вставая со стула, на котором сидела, не придавая никакого значения, возмущенному взгляду со стороны офицера, что сидела напротив

— Рак?!

— Абсцесс наиболее вероятен

— Орлова сядьте на место! — грубо обратился лейтенант, что оторвал свой взгляд от листка бумаги

— Оксана ты где? — удивилась Вероника — И что это за голос, ты что опять попала в полицию

«Блядь ну просто пиздец, вот нахуй ты сука, свой рот раскрыл», посмотрела Оксана на офицера полиции, послушно присаживаясь на стул, с которого встала, расправляя аккуратно ладонью руки, халат на бёдрах.

— Что здесь происходит? — услышала Оксана голос Нечаева, когда дверь, кабинета в котором она находилась, плавно открылась, издавая механический щелчок пластиковой ручки

— Майор Нечаев — смутилась Оксана, выражая безупречной красотой скулы перед следователем, вошедшим в кабинет, с черной папкой в руках — Вы просто не представляете, как я рада вас видеть

— Оксана — повысив голос, обратилась Вероника, понимая, что Оксана на неё совершенно не обращает внимания — Оксана! — повторила она своё обращение, после чего телефонный разговор был разорван

— Так будет лучше — ухмыльнулась Оксана, проводя большим пальцем по сенсору дисплея сотового телефона — Майор я правда не виновна в том, в чём меня тут обвиняют, вы же знаете

— Орлова вы мне уже поперёк горла — возмутился Нечаев

Внешний вид Нечаева, был таким как будто он только что оторвал свою голову от подушки, не успев привести волосы на голове в порядок. Лицо было уставшим и унылым, выражающим возмущение, однако взгляд был бодрым и четким, отражающим искорки недовольства. Коричневая куртка на его мощном торсе, была расстегнута, отображая черную футболку, скрывавшуюся под ней и кобуру в котором было табельное оружие, висевшее у него ребре. Черные лакированные, мужские туфли, а так же синие джинсы, удачно подходили к его образу следователя, местного районного деревенского следователя.

— Так Павел я забираю эту подозреваемую под свою ответственность — гордо заявил Нечаев, вцепившись рукой в запястье руки Оксаны, вынуждая её бросить сотовый телефон, что она держала в руке в сумочку — Протокол сомни и выброси

— Но как же так майор?! — был крайне разочарован младший по званию офицер, когда Нечаев, вынудил Оксану подняться со стула, на котором она сидела

— Я сказал порвать и выбросить — грозно повторил Нечаев своё требование, держа Оксану за запястье руки, направился с ней к выходу из кабинета — Я доставлю вас домой Орлова, там с вами будут разбираться ваши родители

— Блядь может я лучше, пережду ночь в изоляторе — понимая, что это значит, предложила Оксана, когда Нечаев, открыл перед ней дверь, вежливо намекая покинуть кабинет первой — А как же Костя, что будет с ним

— Он уже едет домой — заверил Нечаев — Однако мы поедем с вами совсем на другой машине и не на моей

— А на чьей тогда машине? — возмутилась Оксана, покидая кабинет, вильнула перед Нечаевым изысканной красотой упругих бедер — Что вы от меня скрываете?! — встала она, в коридоре повернувшись лицом к следователю, что вышел за ней следом

— Мэр распорядилась доставить вас к своей служебной машине, в которой она вас там как раз и ждёт — пояснил Нечаев, любуясь, как ловко Оксана завела согнутую руку за спину, кончиками пальцев взмахнув ею, придала выразительную пышность золотистым волосам

— М…. Катерина — скривив губки, недовольно прошипела Оксана, направляясь по темному коридору, деревенского здания полиции к выходу — Вечно встаёт у меня на пути

— Идите уже Орлова — заигрывая, шлепнул папкой по бёдрам Оксану, так что она взвизгнула тихим визгом в тишину коридора, прикрывая ладошкой алые губы — Знали бы вы как вы со своими выходками мне уже поперёк горла

— Я спасаю жизнь людям — обернувшись стоя у лестницы, что вела на первый этаж, гордо заявила Оксана, встав под потоком света люминесцентной лампы на потолке — Когда они одной ногой уже почти в могиле

— Это не даёт вам право нарушать закон Российской Федерации, так как вам вздумается — выражая возмущение, выговаривался Нечаев, спускаясь по ступенькам лестницы, следом за Оксаной

— Ах…. вот как вы заговорили да! — выражая недовольства резкостью тона голоса, сошла со ступенек Оксана, оказавшись между лестничным маршем, повернулась к Нечаеву — Как будто, всё то, что произошло между нами, не имеет смысла?

— О чем вы говорите Орлова?!

Пытаясь сдерживать себя, спросил Нечаев, возбуждаясь тому, как Оксана встала перед ним в пол оборота, положила руку на бедро, наступая каблуком черных туфель на последнюю ступеньку лестницы, выказывая прелесть изгиба сочной стройной фигуры.

— То, что произошло между нами…..

— Тш…… прикоснулась Оксана подушечкой указательного пальца к губам Нечаева, вынуждая его замолчать — Не нужно лишних слов

Находясь в такой близости с Нечаевым, Оксана, смогла почувствовать изысканность его одеколона «Abercrombie & Fitch Fierce». Прелесть необычайно вкусовых оттенков, базового аккорда мускатного ореха и мускуса, утонченная палитра бесподобного запаха служила гармония средних нот рома и пачули, кружили голову своей избыточностью. Завершающим шлейфом взывающим к полному искушению служила стихия аромата кедра и сказочно прекрасного мелодии аккорда, которым служила серая амбра.

— Я ведь для вас что-то значу?! — продолжая пристально смотреть в глаза Нечаеву, тихой лаской шепота спросила Оксана, пленяя его взор льва, безупречностью сказочно прекрасных топазного цвета глаз — То вы непременно примете решение, куда я должна поехать

Оксана чувствовала жар его дыхания, исходящих от губ мужчины, когда она стояла с ним на ступеньках лестничного марша, ощущала, положив руку к нему на грудь, как трепеталось в такте ритма необузданной похоти его сердце под черной футболкой. Находясь в близости с мужчиной, Оксана поддалась власти искушаемого её сознание извращенного соблазна, не могла противостоять воли своих инстинктов. Желание сексуального порока переполняло жилы Оксаны потоком рвущейся из неё похоти, эротического влечения, которым она выражала легкостью стона, простонав в раскрытые губы мужчины, сексуальным голодом, требуя от него поцелуя. На мгновение взгляд Оксаны сошелся воедино, со взором этого мужчины, в этот самый момент она смогла распознать взаимное к ней влечение, которое вырывалось из груди того льва.

— Вы прекрасны Орлова — своей репликой он опять оттолкнул мысленно Оксану от себя — Но нет, я же вам сказал, у меня жена и двое детей, между нами ничего не может быть

— Блядь! — прошипела Оксана, сжав с ненавистью пальцы в кулак, посмотрела на мужчину, что её отверг, взглядом дикой разъяренной кобры — Я столько сил прилагаю, чтобы у нас что-то могло быть, а вы господин Нечаев, совершенно не цените моих усилий

— Потому что я ценю то, что имею Орлова — схватил он за руку Оксану, начал вместе с ней спускаться на первый этаж здания полицейского управления

— Ай…. — взвизгнула Оксана от неожиданности крепкой хватки, на своём запястье — Вы не имеете права, отпустите меня немедленно

— Отпущу в машине мэра — заверил он, спустившись с Оксаной на первый этаж

— Да похуй мне на вашего мэра — шипела на него Оксана, едва успевая за ним, стукая звонко каблуками по линолеуму

«Какая же ты блядь Нечаев, я сука к тебе со всей душой, а ты так себя по отношению ко мне ведешь», размышляла Оксана, сморщив губы, выражая удивительно прекрасный изгиб формы скул, вышла из здания полицейского отделения на улицу за руку вместе с Нечаевым.

Ощущая на своём теле холод прохлады деревенской ночи, что силой необъятных рук окутывал её тело, проникая между стройных ног, за грань тонкой материи халата, легкостью касания моросил её кожу. Вдали было видно, как сверкала гроза в полумраке ночного сумрака, было слышно как грохотал гром. В нескольких метрах от крыльца полицейского здания стоял черный седан, представительского класса, что сиял отблесками падающего на него света от фонарного столба освещения от фонарного освещения. Спускаясь по ступенькам крыльца, Оксана почувствовала как мужчина отпустил её рук, оставаясь стоять позади неё, словно любуясь жаждал прелесть формы её тела в своей извращенной фантазии.

— Садись в машину Оксанка! — упрекнула Катерина, открывая заднюю дверь машины, оставаясь сидеть в её теплом, черном кожаном салоне

Брюнетка, что сидела на заднем сиденье была одета в легкое фиолетовое пышное платье, материал которого напоминал на этот раз шелк, распущенной формы низ платья, был подобен цветку и легкостью колебания трепетался в такт порыва сквозняка, проникающего в машину, подобно парусу на мачте корабля. Почувствовала Оксана прелесть изощренной палитры вкуса «Les Fleurs: Violette от Molinard», завораживающий запах ночной фиалки, переполнял своей изысканностью салон роскошного седана Bentley. Фиолетовые туфли, пышногрудой брюнетки, удачно сочетались с цветом платья, что украшала красоту пикантных форм, сексуального тела Катерины. Надетые на её ногах черные чулки, что прекрасной силой и нежностью шелка обволакивали стройные ноги Катерины, приковали к себе все внимание Оксаны. В салоне роскошного автомобиля несло дикостью стойкого перегара, само состояние Катерины, словно выказывало, как сильно она была пьяна.

— Спасибо вам господин Нечаев — пропуская Оксану влезть в салон автомобиля, поблагодарила Катерина — Что вытащили быстро эту наглую самодовольную блондинку из лап правосудия

— Да не за что Катерина Владимировна — начал медленно спускаться по ступенькам крыльца Нечаев — Всегда к вашим услугам

— Что это такое?! — расположившись на заднем сиденье, была удивлена Оксана таким взаимоотношением, заметила на груди Катерины, оставленный засос — Ты, что у него отсосала?

— Оксанка! — раскрыв губы, была крайне поражена такой репликой Катерина, быстро захлопнув дверь за Оксаной, потянувшись через неё, дернула за ручку двери

— Признайся просто — шлепнула Оксана, заигрывая брюнетку по выставленным бёдрам — Каков на вкус его член?

— Ну, ты же у нас лучше наверно знаешь

— С чего ты так решила? — удивилась такому прямолинейному заявлению, спросила Оксана, когда автомобиль плавно тронулся с места

— Ты ведь спала с ним — уверяла Катерина — И я это знаю

— Не говори ерунды — испугалась Оксана, чрезмерно выражая застенчивость похотливым румянцев на скулах, раскрыла себя — Ничего такого у меня с ним не было

— Да…. — будто выражая удивление, не поверила Катерина такому ответу — Молись, чтобы Костя не узнал, какая ты у него блядь

— Это я-то блядь?! — возмутилась Оксана — Романов уже не депутат, а ты до сих пор сосёшь у него член

— Оксанка?! — была поражена такой наглости ответа Катерина, быстро вскочила на колени, сидя на заднем сиденье черного седана, что плавно спускался с пригорка — Что ты себе позволяешь

— А вот что?! — вцепилась в лямки платья брюнетки, Оксана с легкостью, резким рывком оголила её грудь, выказывая красоту оставленного на её нежной коже засоса

— Оксанка?! — возмутилась Катерина, представ перед Оксаной с оголенной грудью — Что ты себе позволяешь

— У нас ведь с тобой уже был секс в машине за закрытым стеклом твоего водителя — говорила Оксана, обвивая талию Катерины, притянула её к себе

— Нет, Оксанка! — пыталась упорствовать Катерина, прижимаясь своим телом к телу Оксаны, неожиданно раскрыла перед ней губы, выпуская свежесть жгучего перегара прямо ей в рот

— Я не принимаю отказов — возразила Оксана, слившись с губами брюнетки воедино в страстном жарком поцелуе, позволила своей сумочке упасть на пол салона, черного седана

Катерина была более настойчива, под властью языка Оксаны у неё во рту, повалила её спиной на черное мягкое, ушитое кожей сиденье. Пышногрудая брюнетка встала над телом Оксаны, не отрываясь от её губ, находясь в оковах собственного порочного соблазна. Сжимая пальцами в момент поцелуя, груди Оксаны, Катерина в слияние дикой жаркой страсти, не отрываясь от её губ, разорвала пуговицы халата на её теле. Потоком града, белые пуговицы посыпались на пол салона автомобиля, когда Оксана скрестила ноги за спиной Катерины, наслаждаясь прелестью вкуса безмерно выпитого коньяка, что сохранила легкую прелесть вкуса ореха в её слюне. Пальцы пьяной брюнетки, настойчиво проникли под спину Оксаны, ловко касаясь когтями застежки красного кружевного бюстгальтера, что в оковах сковывал её бюст. Старательно завершая момент поцелуя, обсасывая язык пьяной брюнетки, Оксана принужденно смотрела в её глаза, ёрзая по нему сказочной нежностью губ, видя во взгляде Катерины голод порочного сексуального желания.

— Что даже не угостишь свою даму бокалом коньяка — прошептала Оксана, оторвавшись от губ пьяной брюнетки, ощущая во рту прелесть орехового вкуса слюны

— Ты же быстро напьешься

— Ну, так тогда

Провела Оксана кончиком указательного пальца по жарким губам Катерины, чувствуя как под спиной настойчивость её рук, расстегнула застежку её красного бюстгальтера.

— Наша страсть между тобой и мной — просовывая указательный палец между раскрытых губ Катерины, Оксана заставила его медленно обсасывать — Будет более, естественней

— Тогда ты просто уснёшь в моих объятиях — пояснила Катерина, играя языком с коготком пальца Оксаны — Как это неоднократно бывало, если ты конечно помнишь

— По крайней мере — задыхаясь в ритме сексуального возбуждения, нежностью голоса ответила Оксана, ощущая как под властью пальцев брюнетки, чашечки красного бюстгальтера, оторвались от розовых сосков — Я была бы очень этому довольна

— Я это знаю — хищной эротической страстью ответила Катерина, стоя на четвереньках над телом Оксаны, приятной лаской коснулась её губ — Но эта ночь будет такой, какой я сама этого захочу

— О….. — шикарным изгибом раскрыла Оксана губы перед прозорливой порочной страстью брюнетки, когда она так нагло схватила её рукой за ягодицу — Ты явно знаешь, чего ты хочешь

— Обидно только одно — сморщила кокетливо пьяные губки Катерина — Что ты до сих об этом и не догадывалась — сжимала она нежностью убедительной ласки пальцев бедро Оксаны

— Ах…. — раскрыла алые губы Оксаны, перед жаром неистовых шикарных губ Катерины, позволяя её языку проникнуть внутрь

Извиваясь под телом пьяной брюнетки, Оксана ощутила власть её пальцев, на резинке красных кружевных трусиков, что в момент поцелуя страсти, вцепились в них. Жадно облизывая губы, Катерины, позволяла языку вновь проникнуть в её рот, пока пышногрудая пьяная брюнетка, стянула с неё трусики, скинув их в объятиях порочной любви на пол. Ощущая такой рьяной настойчивостью, и осадка после скольжения резинки красных трусиков, что остался на коже бархатистых ног Оксаны, после того как Катерина стянула их с неё. Схватившись тут же дикостью сексуального голода пальцами за груди Оксаны, Катерина оторвалась от её губ, начала жаром сокрушительной разум ласки поцелуев, покрывать её тело, проводя по её коже обжигающим касанием языка, плавно устремляясь по животу вниз, к раздвинутым согнутым в коленях ногам. Кончиком языка, Катерина провела по животу Оксаны, оставляя на её коже будоражащую касанием холода дорожку слюны, после чего сказочной лаской поцеловала в её гладкий лобок.

— М…. ты так нежна со мной — покусывая краешек губы, промурлыкала Оксана, сгорая сильным сексуальным возбуждением

— Я просто безумно сильно люблю тебя

Стойкостью обжигающего перегара прошептала Катерина, прямо в половые губы Оксаны, покрывая их огнем потока необузданной любви. Прикосновение рук пьяной брюнетки сводили с ума, будоражили касание пальцев, вызывая в Оксане вихрь эротических эмоций. Каждая клеточка тела Оксаны, жаждала неутолимой волей желания вкусить эту нежность.

— Я сейчас тебя просто тут изнасилую — произнесла Катерина, со всей сексуальной дикостью обвивая бедра Оксаны руками, оказавшись лицом рядом с её лобком

— Тогда я притворюсь

Выдавила это из себя Оксана, сгорая в ритме сексуального возбуждения, впилась когтями в обивку кожаного сиденья, на котором лежала спиной.

— Твоей беспомощной жертвой

Волну стихийных ощущений, мощным импульсом ощутила Оксана от прикосновения пальцев брюнетки, что обворожительной лаской развели стенки влагалища в сторону. Влияние проникающего жара стойкого перегара проникающим потоком вырвалось с губ Катерины прямо во влагалище Оксаны. Раскрыв полностью голубые лазурные глаза, открыв полностью алые губы, Оксана почувствовала, как язык пьяной брюнетки продольным движением, завершая такой жест, легкостью порыва дотронулась резкой плавностью движения её клитора.

— Ах…. — издала легкий эротический стон Оксана, раскрыв алые губы в порочной страсти искушения — А….. — стонала она, ощущая, как палец Катерины плавностью трения проник промеж влажных стенок её влагалища

— Р….. — прорычала Катерина, жадно кусая зубками клитор Оксаны, заставляя её стонать в порочном соблазне

Катерина, впадая в сексуальное безумие, поддаваясь власти алкоголя, что сломил её разум, глубоко всунула два пальца во влагалище Оксаны. Сжимая собственную грудь пальцами обеих рук, Оксана извивалась на заднем сиденье, подобно дикому зверю, чувствуя, как локо чрез изобилие влаги покрывающей её стенки пальцы пьяной брюнетки скользили сказочным трением внутри неё. Каждая клеточка тела Оксаны, словно накапливала колоссальную эротическую мощь, разум словно взрывался в пороке сильной любви, сокрушающих мозг ощущений, в жилах закипал вулкан.

— Ар…..!!!! — сексуальной страстью прорычала Оксана, вцепившись вновь в обивку сиденья, излила эротическую накопленную мощь, на язык Катерине, что уже ласкал стенки её влагалища, обжигал холодом слюны, своим настойчивым скользким проникновением — М…..

— Как же я порой люблю, когда ты так делаешь — отпрянула Катерина от влажных губ Оксаны, с которых тонкой струйкой сочилась жар испытываемой любви

— Я…. я…. — задыхаясь в пучине пережитого оргазма, пыталась выразить впечатление Оксана, продолжая терзать свою грудь, чувствую сильное эмоциональное расслабление во всем теле

— Я знаю Оксанка — встала вновь на четвереньки Катерина, над изнывающим в стонах телом Оксаны — Я тебя тоже безумно люблю

— Иди ко мне — набравшись сил, поманила Оксана указательным пальцем Катерину к себе, вынуждая её прильнуть к своим губам

Сливаясь вновь во власти стихийного поцелуя с губами Катерины, Оксана ощущала влияние её рук на своём теле, медленно придавая жару этому эротическому танцу, извивалась коброй под пьяной брюнеткой на заднем сиденье тихо движущегося автомобиля. Атмосфера воздуха в салоне, пропиталась запахом тела Оксаны и Катерины, пропитавшего запахом пота черное сиденье, а так же дикой стойкостью перегара. По стеклам автомобиля начали тихо барабанить мелкие капли дождя, после чего его ритм стал постепенно нарастать, пока не превратился в ливень. Черный седан плавно двигался по гравийному покрытию деревенской улицы, когда на его заднем сиденье Оксана без устали лежа целовалась с Катериной. Блеклое зарево в тени необъятной ночи предвкушало назревающий рассвет, что своей неистовой силой проникал через стекла заднего окна, за которым в пучине дикой сексуальной страсти, Оксана не могла насытиться поцелуем жарких обжигающих губ пьяной распутной брюнетки.

***

Шум покрышек, вминаемых гравий, медленно стих, когда автомобиль плавно остановился напротив дома Оксаны. Прижимаясь спиной к пьяной брюнетки, Оксана чувствовала ласку её пальцев, с какой поразительной нежностью она застегивала пуговицы надетого на голое тело белого плаща. Наблюдая, как по стеклу задней двери стекали капли, недавно прошедшего ливня, медленно прорисовывая десятки дорожек, Оксана лелеяла себя, находясь в ласке обворожительных приятных рук пьяной брюнетки. Положив ногу на ногу, Оксана, запрокинув голову на плечо к Катерине, раскрыла перед ней алые жаждущие поцелуя губы, посмотрела искушающим взглядом в её пьяные полные усталости глаза. За стеклом окна, рядом с дверью, у которой сидела Оксана, прижимаясь спиной к Катерине уже разыгрался, в ярких лучах деревенского солнца, рассвет.

— Катерина Владимировна — опуская стекло, обратился водитель черного седана — Мы приехали по указанному адресу

— Хорошо — холодно без эмоций ответила Катерина

— Я тебя никуда не отпущу — заявила Оксана, касаясь пальцами дверной ручки задней двери, поправила другой рукой сумочку, что висела у неё на плече — Ты пойдешь со мной, хочешь ты этого или нет, мне без разницы

— Вот видите — ухмыльнулась пьяной усмешкой Катерина — Она мне даже выбора не оставляет

— Так же как и ты, мне, на этом сиденье — рассмеялась Оксана, потянув легонько за ручку, открыла заднюю дверь

Неудержимый поток свежего воздуха ворвался в прогретый теплый салон, будоража скользким касанием ног Оксаны. Над домом колыхался в такт легкого порыва ветра могучий кедр, его пышные, хвойные ветки, ласково теребили металла черепицу крыши. Воздух был пропитан свежестью играющей осени в деревни, с лесной опушки доносился знакомый гул дикого хвойного леса, сразу за холмом, на котором располагался дом Оксаны, слышалось бурное журчание играющей деревенский речки, что даже в осеннюю пору текла бурным ритмом. Гравий под каблуками Оксаны, был еще мокрый, пропитавшись сыростью недавно прошедшего дождя, на которой остались следы шин, от проезжающих по этой улице машин. Возле соседних домов, расположенных напротив, было слышно, как шуршали тихо ветками голыми ветками, листья которых раздуло ветром по всей деревенской улице.

— Блядь да что так холодно — поднимаясь по ступенькам крыльца, собственного дома, грязно выругалась Оксана, обвивая руками собственное тело — Мне точно не помешает одеться

— И чашечка горячего кофе — заверила Катерина уставшим сонным голосом, поднимаясь следом за Оксаной, стукала каблуками фиолетовых туфель по поверхности деревянных ступенек, от которых так приятно пахло сыростью дерева — А вообще знаешь ну его, пошли в постель

— Именно это я хотела тебе предложить — согласилась с таким утверждением Оксана, просунув руку в сумочку, что висела у неё на плече — Я пиздец как устала

— Оксанка! — возмутилась, встав на ступеньках Катерина, держась за её поручень перила, едва стояла на ногах — Хватит уже так материться!

— Хочу — вставляя ключ в замочную скважину, нахмурила алые губки Оксана — И буду — легкостью поворота ключа, она нажатием ручки открыла входную дверь дома

— Твои родители сейчас наверно дома

— А куда они денутся — кокетливой улыбкой, одарила Оксана свою возлюбленную, толкнув кончиками пальцев дверь вовнутрь

Теплая, прогретая энергией камина атмосфера, бурным потоком хлынула в лицо Оксане, как только она открыла входную дверь. Во мраке дома, дико несло перегаром, а так же приятным запахом тлеющих углей в камине, розовый блеклый свет с которого доносился с гостиной. Переступая высокий порог открытой двери, Оксана ощущала, что прохлада осеннего деревенского воздуха холодила её ноги, быстро вошла в темный коридор. С гостиной доносились женские стоны, было слышно, как вминался диван и звуки трения, шлепки двух соприкасающихся тел, так же звуки слияния губ в поцелуе. Свет горевшей свечи, что стояла на кофейном столике, озарял гостевую комнату, в которой творился весь этот разврат. Полупустая бутылка была расположена на столике рядом с диваном, в двух бокалах, рядом стоящих, сохранились остатки вина, на краю столика лежала разорванная упаковка презервативов.

«Да они уже совсем охуели, ничего не стесняются», подумала Оксана, сгорая в вспыхнувшим вновь сексуальном возбуждении, глядела на своих родителей на белом мягком диване.

Встав у арки, входа в гостевую комнату, Оксана, покусывая краешек губы, от возбуждения стонов Марины Николаевны, облокотилась, спиной на каркас, согнув ногу в колено, опираясь её на косяк.

— О….. нет, Оксанка я на это смотреть не буду — возразила Катерина, скидывая туфли на входе, когда за её спиной тихо по инерции закрылась дверь — Я пойду в комнату чего тебе тоже советую сделать — шепотом говорила брюнетка, направляясь к открытой двери комнаты Оксаны

— Я думаю — говорила Оксана попадя в пучину эротического соблазна, кончиками пальцев расстегнула пуговицы белого плаща — Мне стоит побыть со своими родителями

— Нет, я в этом не участвую — рассмеялась пьяная брюнетка, проходя в темной комнате Оксаны, в сторону кровати

— А думаю — тихо прошептала Оксана, направляясь к дивану, на котором так громко задыхалась в стонах Марина Николаевна, лежа на Рамазановым, извиваясь дикой кошкой прижавшись к телу мужчины — Что мне стоит задержаться — подходила она медленно к дивану, ставя ноги крест, накрест

— Оксана! — ужаснулся от ужаса Рамазанов, взявшись пальцами за плечи Марины Николаевны, вынудил её отпрянуть от себя — Дочка, как ты…..

— О….. нет-нет — застенчиво возразила Оксана, понимая всю серьезность и важность для родителей этого момента близости, встала рядом с их диваном — Прошу продолжайте, правда, мама, вы меня ничуть этим не смущаете

— Оксанка! — облизывая, в пучине сильного сексуального искушения губы, произнесла Марина Николаевны, посмотрев на Оксану пьяным возбужденным взглядом — Ты уже поблудила?

— Во всяком случае — наступая коленом на расправленный диван, возбужденным голосом говорила Оксана, импровизируя, чтобы не вогнуть в краску своих родителей — Блудишь сейчас у нас ты

— Оксана дочка — всё еще продолжая чувствовать неловкость этого момента, вежливо обратился Рамазанов — Ты бы не могла бы……

По стенам в гостиной, гуляли тенистые оттенки горевшей свечи, что стояла на кофейном столике, вырисовывая бурными жестами, танец необузданной жгучей страсти. Оксана медленно кончиками пальцев, опираясь коленом на диван, чуть развела в сторону края плаща, что облегал её обнаженное, сочное тело, сочная, пикантная взгляда красота которого, была скрыта за тонкой материей. Бархатистая кожа тела Оксаны, на которую падал свет горевшей свечи, выказывал весь эротический силуэт её фигуры. Пышные золотистые волосы Оксаны, приобрели выразительный объем, придающий ей сексуальный распущенный образ, дикой кошки. Прикусывая краешек губы, Оксана выказывала неутолимый порыв сильного сексуального искушения, сокрушая пленительным лазурно голубым взглядом, искорки которого отражали пламя горевшей рядом свечи.

— Могла бы — запрокидывая голову набок, в напряженной тишине момента произнесла сгорающим возбуждением голосом, чуть прикрывая глаза, обнажила плечи, выставляя объем сочной груди напоказ — Если вы этого захотите — коснулась она кончиками пальцев изогнутой выпрямленной спины Марины Николаевны

— М…. Оксанка — сгорая в сильном пике сексуального момента пьяным голосом, ничего не соображая, простонала Марина Николаевна

— Да мамочка — забираясь на кровать, тихо произнесла Оксана, скидывая с себя белый плащ, что облегал её тело, предстала перед родителями в полностью обнаженном виде

— Господи дочка! — вновь ужаснулся Рамазанов, обратив внимание на обнаженное тело Оксаны, что встала на колени, оказавшись на диване, за спиной у Марины Николаевны — Где же твоя одежда, да ты же голая, что случилось?

— Просто вон та наглая брюнетка — указала Оксана, указательным пальцем, в сторону выхода из гостиной, чуть обернувшись специально выказывая красоту обнаженного тела, на которого так красиво падала тень горевшей в комнате свечи — Решила позабавиться, пока мы ехали сюда…..

— Так Оксана дочка…..

— О…. господи — рассмеялась Марина Николаевна, обернувшись, посмотрела на Оксану, пьяным возбужденным взглядом — Да я думала, он у тебя совсем вялый встал, до тех пор, пока ты эту блудницу не увидел, а тут такое, ты что Володя, родную дочь уже хочешь?!

— Да ты что — забавляясь предполагаемому эффекту, восхитилась Оксана, выражая прелесть алых накрашенных губ — Ох…. нет-нет

— Так всё с меня хватит! — возразил Рамазанов, натянул на себя одеяло, скрывая мощный торс ветерана под ним — Оксана выйди из комнаты

— Это ты мне говоришь выйти из своей комнаты?! — возмутилась Оксана, отразив возмущение мимикой, прекрасного изгиба скул

— А может она чуть задержится? — предложила Марина Николаевна

— Нет! — сразу же не согласился с этим утверждением Рамазанов — Оксана выйди вон!

— Ну, вот блядь — выказывая недовольство, прошипела Оксана, свесив ноги с дивана, оставаясь сидеть на нем, посмотрела на родителей обиженным взглядом — Уже из своей комнаты гонят

— Дочка я сейчас к тебе приду — почувствовав обиду за собой, ответил Рамазанов, когда Оксана встала с дивана, выражая прекрасный изгиб спины и эластичность бёдер, сползла с дивана кошкой

— М…… Оксана — произнесла пьяной интонацией голоса Марина Николаевна, прижимаясь к телу Рамазанова под одеялом, глядела на обнаженное тело Оксаны, что стояла рядом с диваном, на котором она лежала — Такая красивая оболочка, а такая гнилая внутри……

«Хм….. киста средостения объясняет все симптомы, гемоперикард и гемоторакс, вполне подходит под описание образование на полости перикарда», размышляла Оксана, совершенно не обращая внимания на грубое выражение со стороны матери, нагнулась стоя рядом с диваном, подняла с пола белый плащ.

— Да, но киста! — тихо произнесла Оксана, накидывая на своё тело белый плащ, пока Рамазанов с полным удивлением лица смотрел то на Марину Николаевну, то на неё — Она вполне может объяснять паразиты, живущие внутри него

— Дочка ты о чем?! — не понимая логики Оксаны, на такое грубое оскорбление, спросил Рамазанов

— Не обращай внимания Володя — одарила жаром пламени губ Марина Николаевна, поцеловала в плечо своего мужчину — Эту полоумную опять осенило

— Разрыв кисты объясняет гемоторакс — рассуждала вслух Оксана, обольщаясь в белом плаще, посмотрела с удивленным взглядом, выраженных лазурных глаз на своих пьяных родителей, что лежали в обнимку на диване — Однако моя теория основана лишь на догадках, я не могу подтвердить это, не сделав КТ

— Оксана дочка?! — испугался Рамазанов, приподнявшись на локти — Оксана доченька я не хотел тебя обидеть, прости, вернись, пожалуйста — произнес он, когда Оксана самовольной кошкой, покачивая шикарной красотой бёдер, направлялась к выходу из гостиной

«Блядь надо бы ему что-то ответить, а то еще подумает, что я на грубость этой выдры могла обидеться», подумала Оксана, встав посреди гостиной при ярком свете горевшей на кофейном столике свечи.

— Ах…. да папочка — чаруя прелестью улыбки, безупречных алых губ, мило улыбнулась Оксана, застегивая пуговицы надетого белого плаща — Я нисколько этому не обиделась, я пойду спать, мне ведь с утра на работу — повернулась она спиной направляясь к выходу из гостиной

— Оксана стой! — возразил Рамазанов, словно хотел остановить, чувствовал обиду за своё поведение перед Оксаной

— Да папочка — играя в любезности, выражая образ подлой натуры, встала Оксана у арочного входа в гостиную — Ты что-то хотел?!

— Ты могла бы взять выходной? — спросил он, обнимая за талию Марину Николаевну, прижимая её к себе — Мы могли бы отдохнуть всей семьей

— Интересно, что ты подразумеваешь, под понятием, всей семьей — коварством блистательной улыбки улыбнулась Оксана — Но это я думаю замечательная идея, если мы будем всей семьёй!

— Я был бы рад провести время с тобой дочка…..

— Ну, судя по твоему пенису — рассмеялась Марина Николаевна, надавливая, таким образом, на его совесть — То я думаю, ты был бы очень этому рад

— Марина! — возразил Рамазанов, с упреком посмотрел на пьяную, лежащую рядом с ним женщину на диване — Да что ты такое говоришь, Оксана наша с тобой дочь!

— А что если непаразиторная этиология — погружаясь вновь в свои мысли, произнесла тихо вслух Оксана, посмотрев с улыбкой на своих родителей — Это не объясняет лихорадку и повышение лейкоцитов, это явно какая-то инфекция — повернулась она вновь в сторону выхода и медленно покинула гостевую комнату под реплику собственных рассуждений

— Оксана! — послышался голос Рамазанова из гостиной — Оксана дочка стой, подожди…..

— Да пусть себе идёт — рассмеялась Марина Николаевна, прерывая Рамазанова — Опять зароется в свои книги, как книжный червь

— Повышенная СОЭ, лейкоцитоз

Рассуждала Оксана, медленно проходя по темному коридора дома, под тусклый свет пламени горевшей свечи, что исходил из гостевой комнаты

— Концентрация эозинофилов свидетельствует о паразиторном вмешательстве

Эозинофилы — это одна из разновидностей лейкоцитов. Они входят в состав гранулоцитарной группы клеток вместе с нейтрофилами и базофилами. Эозинофилы в крови отличаются особой чувствительностью к красителю эозину. В отличие от других гранулоцитов, имеют ядро, состоящее из двух долей.

Тихо говорила Оксана, касаясь кончиками пальцев перила лестницы, что вела на второй этаж, ощущая приятное влияние теплого воздуха, скопившегося в доме. Наступила на теплую гладкую ступеньку лестницы, Оксана медленно стала подниматься, всё больше терзая сознание разгадать эту головоломку. Через окно на кухни было видно, как рядом с домом колыхался могучий кедр, разрисовывая тенями по стенам зажигательный танец танго. Воздух был пропитан стойкостью обворожительного перегара безмерно выпитого красного вина и коньяка, а так же приятным древесным вкусом, лестницы по которой поднималась Оксана, вдыхая глубокую палитру его неистовой насыщенности.

— Однако те симптомы, что я видела на площади утром, говорят лишь о том, что у него «тимома»

Тимома — органоспецифическая опухоль средостения, происходящая из клеточных элементов мозгового и коркового вещества тимуса.

***

Яркие лучи восходящего, над деревней, солнца освещали комнату кабинета Оксаны, на втором этаже, когда она безудержно ходила по паркету, стукая каблуками черных туфель. Белая занавеска на большом пластиковом окне в комнате, тихо колебалась в такт проникающей осенней прохладе, синхронно с ритмом качающихся веток, могучего кедра. Мучительные часы, Оксана ходила по кабинету, её ноутбук был раскрыт, большие толстые книги были перевернуты, на листках бумаги, были произведены известные ей расчеты из предоставленного анамнеза пациента. Воздух был пропитан сеном и мокрой высохшей травой, приятно переливался с палитрой деревенских природных ароматов, сливаясь с запахом кофе, подобно искушающему оттенку карамели.

Кончик голубого нейлонового халатика, подобно парусу на мачте корабля, колебался при каждом шаге Оксаны, звонко стукая каблуком черных туфель по кофейному цвету паркета. Распущенные пышные волосы Оксаны, переливались в оттенках золота, когда она проходила по комнате промеж проникающих утренних лучей восходящего деревенского солнца. Прекрасные лазурные голубые глаза, подобно самородку топаза, скрывались за тонкими прозрачными стёклами, надетых на глазах Оксаны очков. Шикарное декольте v-образной формы, позволяло Оксане разглядеть в зеркале, мимо которого она прошла краешек черного кружевного бюстгальтера, сковавшего в оковах нежности её сочную грудь. Черные чулки, что обволакивали ноги Оксаны, эротический кружевной узор их резинки, придавал сексуальный образ, вызывающий дикую страсть.

— Отмечен рост гамма-глобулинов в биохимическом анализе крови указывает на паразиторное вмешательство и образование кист в полости средостения — рассуждала Оксана, поправляя кончиками пальцев дужки очков — Так же заметно обнаружение антитела, что свидетельствует о чужеродных клетках в организме нашего пациента

— Нарушена функция производства белка в печени — пояснила Марина Викторовна

— Киста действительно интересно — согласилась Вероника с теорией, отвечая по громкой связи сонным, унылым голосом — Но так же, я хотела бы узнать, что заставляет тебя думать, что это была тимома, почему не абсцесс

— Киста средостения объясняет всё — заверила Оксана, проходя мимо черного кожаного дивана, на подлокотнике которого лежал сложенный белый плащ — Но вот только какой паразит его убивает

— Мы не можем делать пробу на всё — возразила Вероника

— У Тулеева есть дочь — пояснила Марина Викторовна — Она помогает ему по хозяйству, скора должна отправиться в Москву, учиться на юридическом факультете

— Да и медсестры говорят, что она его навещала вчера ночью — доложила Вероника

— Значит эта та темноволосая сука, что мы видели с Валентиной

Ухмыльнулась Оксана, подходя к пластиковому подоконнику, окно которого было открыто на вертикальное проветривание, кончиками пальцев коснулась его гладкой прогретой в лучах солнца поверхности.

— Валентина не появлялась? — спросила Оксана, запрокинув чуть голову, наклонив немного набок, прищурила лазурно голубые глаза от яркости утренних лучей

— Я думала она поехала с тобой — ответила Марина Викторовна, выражая тоном голоса глубокое удивление — Вы разве не должны быть сейчас вместе

«Вот сука ебливая к чему ты клонишь», сгорая от стыда, смутилась Оксана такому прямолинейному заявлению, нервно покусывая губу, прикрыла веки голубых лазурных глаз.

— Меня вот беспокоит с кем она сейчас — раскрыла внезапно глаза Оксана, услышав звук поднимающихся по ступенькам ног за закрытой дверью своего кабинета

— Пришел анализ извлеченного экссудата Тулеева — услышала Оксана голос Ларионова, что вошел в кабинет, где находились её сотрудники — Жидкость, что мы изъяли из тела Тулеева, объясняет, что это киста

— Оксана дорогая ты не спишь?! — послышался голос Марины Николаевны, после чего дверь кабинета, в котором была Оксана, тихо открылась

— Блядь! — прошипела Оксана, выражая недовольство, сморщив губки, почувствовав себя неуютно перед коллегами

— Доченька — лаской материнского голоса обратилась Марина Николаевна, оказавшись на входе открытой двери

Женщина была одета в красный длинный халат, её пышные распущенные русые волосы имели растрепанную хаотичную укладку прическу. Марина Николаевна прищурив глаза, перешагнула через порог открытой двери, излучая при этом раскрытыми алыми губами, помада которых была размазана, стойкий перегарный запах. Плечо строптивой пьяной блондинки было слегка оголено, выражая, таким образом, приоткрытую красоту тела, пояс её халата был развязан, приоткрывая в каждом шаге красоту тела этой пьяной женщины, когда она вошла в кабинет Оксаны. Походка была как у хищной львицы, получившей моральное и сексуальное довольство, однако поддаваясь разумом власти хмеля, игравшего в её голове, едва держалась на ногах.

«Полагаю, дифференциальный диагноз придется перенести», смутилась Оксана внешнего развращенного вида своей матери, повернулась лицом к отрытой двери, опираясь бедрами на подоконник окна.

— Я вам потом перезвоню — заверила Оксана, намекая своим коллегам разорвать телефонный разговор — Сейчас мне нужно кое-что уладить со своей семьей — подходя к столу на краю, которого лежал сотовый телефон, быстро коснулась она кончиками пальцев сенсора телефона

— Оксана доченька…..

— Говори, зачем пришла?! — прошипела, выражая недовольство, мимикой лица, спросила Оксана

— Я пришла извиниться — искренне начала говорить Марина Николаевна, толкнув дверь пальцами за своей спиной, чтобы она закрылась, медленно прошла по комнате второго этажа

— Разве есть за что?

Холодной интонацией голоса, поинтересовалась Оксана, оставляя лежать телефон на столе, отошла к черному кожаному дивану, шикарно покачивая упругой красотой бёдер.

— По-моему не припомниться на моей памяти такого момента, чтобы ты сама лично пришла извиняться — говорила Оксана, с усмешкой на лице посмотрела на стоящую посреди комнаты пьяную Марину Николаевну

— Ну же Оксана — сморщив губы, ответила Марина Николаевна — Между нами всегда были ссоры и разлад, могу я теперь, когда я сошлась с твоим отцом, рассчитывать на нашу взаимную дружбу

— Да ты что — восхитилась Оксана таким подробностям, выражая недоверие, шикарным изгибом раскрыв алые губы — С чего это вдруг на тебя снизошло такое озарение? — спросила она, расправляя халатик на бёдрах, села на диван

— Просто подумала, может нам стать с тобой подругами….

— Ты моя мать — располагаясь на диване, твердостью голоса, пояснила Оксана, положив ногу на ногу, выразила, таким образом, эластичность изящность бёдер

«Эта сука хочет меня совратить, однажды мой папаша прервал нашу страсть, так чего она второй раз от меня хочет, может, стоит проверить», размышляла Оксана, наблюдая, как пьяная женщина медленно приближалась к дивану, где она сидела.

— И чего же ты хочешь? — спросила Оксана, облокотившись на спинку дивана, придала обворожительную пышность золотистым волосам

— Когда ты сегодня ночью коснулась моей спины — откровенничала Марина Николаевна, присаживаясь на диван рядом с Оксаной — Я словно обомлела от тонкости такого сказочного ощущения

— Да ладно ты?! — недоверчиво поинтересовалась Оксана, посмотрев с презрением на пьяную женщину, кончиками пальцев коснулась дужки очков, что были на её глазах

— Нет-нет не снимай — возразила Марина Николаевна, сидя рядом с Оксаной, коснулась пальцами её кисти руки — Здесь слишком ярко

— С чего это вдруг такая забота? — удивилась Оксана, отпустив дужку очков

— Я просто хочу прекратить разногласия между нами

— Я просто думаю — возразила Оксана, возмутившись тому, что Марина Николаевна, продолжала держаться кончиками пальцев за её кисть руки — Что ты выбрала немножко неподходящий момент

— И чем же он не подходящий?!

Спросила нежностью шепота Марина Николаевна, коснувшись коготком другой руки подбородка Оксаны, направляя её оживленный любознательный, пристально изучающий, взгляд на себя. Жар с пылающих губ, дурманил сладостью перегара выпитого вина, пленил рассудок Оксаны, приковал всё внимание к этой женщины. Частота, её дыхания, и то с какой поразительной и умелой настойчивостью Марина Николаевна смотрела на Оксану, возбуждала в ней неистовую дикую сексуальную страсть, что начинала колебаться потоком легких волн, как в океане штиль.

— Я просто хочу чтобы мы с тобой стали подругами — повторила она свою просьбу, отпуская руку Оксаны, медленно обвила пальцами другой руки её подбородок

— Смотря, что ты сама подразумеваешь под этим словом

Спросила Оксана, пристально смотрела в глаза пьяной белокурой женщины, что обвила пальцами её подбородок, направляя взгляд на себя, положив теплую приятную, поверхностью, ладонь на колено.

— Подругами — повторила Оксана, ощущая приятное влияние материнской руки на своём колене

«Блядь мне кажется, я сошла с ума, но я сука уже сдержаться не могу, чтобы не поцеловать её, она так возбуждает», глядела Оксана в глаза пьяной женщине, поддаваясь власти порочного влечения.

— Мы сегодня хотели сводить Аришку в парк — быстро переменилась в решении Марина Николаевна, сбивая сознание Оксаны о своих намерениях

— Ну и что вам мешает?! — спросила Оксана, едва сдерживая свой напрягающий пыл, стала учащенно дышать — Мне сегодня нужно……

— Я знаю — коснулась Марина Николаевна подушечкой указательного пальца жарких губ Оксаны, что сгорали неутолимым желанием по поцелую — Поэтому мы не собирались тебя отвлекать

Жужжание телефона на краю стола разорвала прелесть этого момента, от чего Оксана немного вздрогнула, выпрямив спину, обернулась, посмотрела на телефон.

— Думаю, мне стоит подойти ответить — спрашивая разрешения, обратилась Оксана, оставаясь сидеть в пол оборота к пьяной женщине, что держала руку у неё на колене — Это следователь Нечаев снова беспокоит меня

— Ты же вроде сказала, что вчера это был последний допрос — удивилась Марина Николаевна

— Ну, наверно возникли еще какие-нибудь вопросы у следствия — ухмыльнулась Оксана, мило пожав плечами, встала с дивана, отразив перед Мариной Николаевной прекрасную красоту упругих бёдер — Они меня так уже достали — направилась она к столу, где играла мелодия звонка на телефоне

— Почему они никак от тебя не отстанут?! — проявляя любопытство, спросила Марина Николаевна, облокотившись на спинку кожаного черного дивана, положила ногу на ногу

— Следователь Нечаев — с восхитительной улыбкой на алых губах ответила Оксана на телефонный вызов, проводя большим пальцем по сенсору дисплея — Чем вам обязана столь раннему звонку

— Доброе утро Орлова — холодной интонацией голоса поприветствовал Нечаев, по его ноткам было слышно, что он не спал всю ночь — Государственный обвинитель выдвигает против вас весьма серьезные обвинения, я звоню вам, хоть я не адвокат, но прекрасно знаю тактику, мне нужно обговорить с вами стратегию защиты и как можно срочно

— К чему такая срочность? — испугалась Оксана настораживающего серьезного голоса Нечаева

— Через два дня будет суд — пояснил Нечаев — Мне нужно с вами обговорить все детали, если вы не возражаете, я за вами заеду, вы ведь дома?!

— Но ведь это дело касается Романовых, я там совсем, почти не фигурировала — сердце Оксаны забилось неистовой силой адреналина и страхом боязни за свою судьбу — Почему следственные органы никак от меня не отстанут?

— Вы препятствовали расследованию, федерального уровня — разъяснил Нечаев — Сокрытие улик, а так же препятствию правосудию

— Но вы ведь там замешаны не меньше моего — заволновалась Оксана, поддаваясь панического влиянию — Вас ведь нашли без сознания с пистолетом в руке на месте происшествия

— Камера в борделе — пояснил с усмешкой Нечаев — Она была в той комнате, что меня вырубили, похоже, хозяйка этого заведения любила наблюдать за своими посетителями, эта видеозапись, что была там заснята, оправдала меня

— Блядь! — прошипела, выражая недовольство Оксана — Что со мной теперь будет?!

— Не волнуйтесь — уверял Нечаев — Романов, хоть и не депутат, но задействовал все связи и ресурсы, чтобы вас не посадили, максимум, что вам светит это условный срок

— Заебись что сказать — дрожащим голосом произнесла Оксана, подходя медленно к окну

— Сейчас мы с вами поедем на корпоративную квартиру Романова — заверил Нечаев — Там с вами я лично побеседую

— На корпоративную квартиру?! — испугалась Оксана, понимая, что тут, что-то нечисто

— Да — пояснил Нечаев — Так как наши озябшие стены отделения полицейского департамента не смогут вам помочь сосредоточится в обработке стратегии защиты, они будут вас только угнетать

— А там, как будто после такого — недоверчиво спросила Оксана, обернувшись, встав у окна, опираясь бедрами на подоконник, взволнованно посмотрела на Марину Николаевну, что допытывала её взглядом — Я буду чувствовать себя, как сказке?

— Ну, хотя бы не так как в этой мышиной норе — подбадривая тоном голоса, успокоил Нечаев

— Романов ведь не депутат, кто ему теперь поможет, после этого случая его семью лишили всех привилегий, прелести государственной власти — уверяла Оксана, пытаясь выставить себя беспомощной — Как он мне поможет?

— Его адвокат — заверил Нечаев

— Опять эта сука — возмутившись, прошипела Оксана, нахмурив скулы, почувствовала дрожь в руках, от неконтролируемой паники, окутавшей её разум

— Успокойтесь Орлова! — упрекнул Нечаев — Полчаса вам, а я пока прогрею машину и чтобы вы знали из-за вашей выходки с проникновением в дом Тулеева, я до сих пор не спал

— Как будто я блядь спала — медленно направилась Оксана к закрытой входной двери в кабинете, после чего послышались учащенные гудки в динамике телефона — Блядь так и знала, что этот долбаёб не захочет со мной дальше разговаривать!

— Оксана что случилось? — взволнованно спросила Марина Николаевна, быстро вставая с дивана, на котором сидела, тут же проследовала по комнате за Оксаной — В чем тебя обвиняют?

«Блядь, да как же так, я ведь ничего не сделала, а меня уже обвиняют в препятствии следствия федерального значения», поддаваясь панического влиянию, размышляла Оксана, проворачивая мысли, опасаясь за свою судьбу, медленно ощущая дрожь нижней губы и рук, подошла к закрытой входной двери.

— Оксанка?! — воскликнула, подняв голос, Марина Николаевна

— Да мама?! — прошипела на неё Оксана, встав у закрытой входной двери, дрожащими пальцами коснулась блестящей металлической ручки в форме шара — Что опять?!

— Что происходит?! — повторила свой вопрос Марина Николаевна, только в другой формулировке

— Ничего мама — огрызнулась Оксана, открывая быстро дверь, перешагнула её высокий порог, покидая быстро комнату

— Оксанка! — крикнула вслед Марина Николаевна, выбегая следом за Оксаной в коридор второго этажа — Оксанка стой, немедленно я говорю!

— Да что тебе нужно?! — крикнула в ответ Оксана, подходя к лестнице, ведущей на первый этаж, коснулась пальцами её гладкого перила — Мне нужно идти на разговор со следователем, что ты доебалась?

— Что за крик дамы! — грубым голосом с первого этажа, крикнул Рамазанов

— Володя! — в панике крикнула Марина Николаевна, подбегая быстро стукая каблуками красных туфель к Оксане — Нашу дочь обвиняют в препятствии следствия федерального значения и сокрытию важных улик от правосудия

— Мама! — воскликнула недовольно Оксана, остановившись стоять на ступеньках лестницы, встала в пол оборота в гневе посмотрела на Марину Николаевну

— Дочка что происходит?! — взволнованно спросил Рамазанов, поднимаясь к ним на второй этаж

— Ты её слышал — опуская голову, выказывая невинный взгляд, тихо ответила Оксана, испугавшись сурового взволнованного выражения лица Рамазанова

— Как это возможно?! — удивился Рамазанов, встав на ступеньку ниже от Оксаны

Мужчина был одет в черный длинный махровый халат, с сонным видом, растормошенными волосами, а так же распущенной пышной щетиной на лице. Излучая дикий перегар, а так же крепко держась за перила, едва держался на ногах после проведенной горячей ночи с Мариной Николаевной, всё же набрался бодрости для разговора с Оксаной. Мощный торс, подобно титану, возвышался над Оксаной, даже когда он стоял на ступеньку ниже, крупные плечи, а так же хорошая физическая подготовка ветерана, помогала ему вынести все эти тяготы тяжелого взвалившегося на него похмелья.

— Ты же вроде говорила, что это просто беседа со следователем, а теперь я узнаю, что тебя обвиняют в препятствии расследования следствия? — начал сразу же с допрос Рамазанов, преграждая своим телом, путь Оксане спуститься вниз

— Мне нужно просто поговорить со следователем

Тихим голосом произнесла Оксана, опустив голову, стояла между обеими родителями на ступеньках лестницы, ведущей на первый этаж.

— Следователь Нечаев заедет за мной меньше чем через полчаса — состроив жалостливую мимику лица, пояснила Оксана — Мне нужно успеть привести себя в порядок

— Оксана чего они от тебя хотят? — проявляя тревогу и заботу, спросил Рамазанов, убирая руку с перила лестницы

— Ты уже слышал — опустив голову, произнесла Оксана, боясь застенчиво посмотреть в глаза Рамазанову — Государственный обвинитель выдвинул против меня серьезные обвинения

— И когда будет суд? — обеспокоенно поинтересовался Рамазанов, наблюдая, как Оксана прошла мимо него, не отрывая взгляда от ступенек

— Не знаю — ответила Оксана, проходя мимо висевших на лестничном марше картин, коснулась рамки картины с изображением большого корабля в море — Следователь вызывает меня, чтобы отработать стратегию защиты

— Он что адвокат? — возмутился Рамазанов, проследовав следом за Оксаной вниз по ступенькам

— Мама ты уже встала?! — услышала Оксана голос Аришки, когда спустилась на первый этаж

Девочка была одета в детскую розовую сорочку, её растрепанные волосы, цвета соломы, говорили о том, что она только встала с постели. Голубые глаза засияли яркими изумрудными камушка, как только увидели Оксану в коридоре на первом этаже. Жалкий вид девочки и в тоже время её детская улыбка, пронизывающая до глубины души, растрогала Оксану до слёз, от чего она присела рядом с ребенком на колени, посреди коридора, прямо напротив ступенек.

— Доченька моя — со слезами на глазах, произнесла Оксана, обвивая руками хрупкие плечи девочки

— Мама ты что плачешь? — спросила девочка, столь растроганным чувствительным голосом, положив голову на плечо к Оксане

«Блядь ну не могу я ей сказать, как я переживаю за себя», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, обнимая ребенка, прижимая её тело к себе.

— Мама просто рада тебя видеть девочка моя — отпрянула Оксана, от ребенка держа руки у неё на детских плечах

— Я так по тебе соскучилась — столь же жалким голосом произнесла, после чего девочка настойчиво вновь обняла Оксану, прижимаясь к её телу — Давай сегодня, проведем день вместе?!

«М…. ну не могу же я ей сказать, что у меня пиздец какие проблемы», подумала Оксана, прижимая к себе маленькую девочку.

— Что тут у вас такое, да еще и в разгар утра — вышла из комнаты Катерина

Подобно хищной, строптивой кошке, пышногрудая брюнетка, покинула комнату, выражая изысканную красоту бёдер, спрятанных под тонкой материей надетого на ней фиолетового платья, что колыхалась в момент каждого её шага, как парус, на мачте корабля. Серо-голубые глаза этой девушки, округлись сильным удивленным выражающим удивлением, встала на входе открытых дверей комнаты Оксаны. Обвивая пальцами каркас открытой двери, брюнетка озабоченной кошкой выгнула спину, промурлыкав устало, олицетворяя чрезмерное довольство и усмешкой на размазанных алых губах.

— Господи что я вижу — с заядлой улыбкой на лице, произнесла Катерина, выражая красоту изысканных бёдер, выгнула спину, посмотрела с хищной сексуальной страстью на Оксану

— Ну, вот моя совесть теперь уже проснулась — ухмыльнулась Оксана, вставая с колен, взяла девочку за руку — Выспалась кошка?!

— Вы тут такой шум подняли — вредничала Катерина, выходя из комнаты ставя ноги крест, накрест, выражая красоту стройных сексуальных ног, облаченных в черные чулки — Как тут с вами выспишься

— Катерина ну ты хоть помоги ей — жалким голосом сразу же вмешалась в эту банальную трапезу Марина Николаевна — Оксану вновь вызывает следователь и говорит, что государственный обвинитель пытается выдвинуть против неё весьма серьезное обвинение

— Это, правда?! — глаза Катерины, быстро приобрели тревожное очертание, а лицо изменило в серьезном настрое — Прокуратура намеревается выдвинуть против тебя обвинения

«Блядь вот вечно эта блядь встаёт у меня поперёк горла», покусывая краешек губы, стояла Оксана в коридоре, держась с Аришкой за руку.

— По крайней мере, так сказал Нечаев — согласилась с этим утверждением Оксана

— Я немедленно свяжусь со своим адвокатом — заявила Катерина, прошла по коридору к сумочке, что она оставила на входе — Они не имеют права тебя за это посадить

— Романов уже предоставил своего адвоката — тихо прошептала Оксана, нахмурив губки, выражая чудесный изгиб формы скул — Нечаев хочет провести со мной предварительную стратегию защиты, перед судом

— Нечаев тебе помогает?! — удивилась Катерина, подходя к сумочке, что стояла на входе закрытой двери, куда она прошлой ночи её положила, оставив лежать на полу

— Ну да — ухмыльнулась Оксана, милым очертанием улыбки — А что тут такого

— Аришка зайка — подошел Рамазанов к девочке — Пусть мама и тётя Катя обо всём поговорят, а я пока отведу тебя на кухню, тебе нужно позавтракать

— Но мама?! — жалким голосом обратилась девочка, потянула руку Оксаны на себя, пытаясь привлечь, таким образом, к себе внимание

— Доченька — выражая материнскую заботу, произнесла тихо Оксана, жалостливым взглядом посмотрев на девочку, стоящую перед собой — Иди с дедушкой маме нужно срочно в больнице, дяде которого я лечу, стало плохо, а мама пойдёт его и вылечит

«Блядь, что я говорю!», тут же про себя подумала Оксана, как только это произнесла, отвернула озабоченный проблемами взгляд, в сторону Катерины.

— Я поеду с тобой! — заявила гордо Катерина

— Сначала пойди, умойся! — возразила Оксана, почувствовав как это брюнетки, дико разит стойкостью перегара — От тебя пи…..

— Оксана — выражая недовольство, прервал Рамазанов, взяв девочку за руку — Хотя бы при дочери своей так не выражайся

— Конечно папочка — мило улыбнулась Оксана, сгорая от стыда перед собравшейся публикой

— Иди уже одевайся, Нечаев не будет ждать — вредничала Катерина, вошла вновь через открытую дверь в комнату Оксаны, направляясь к ванной, что была там расположена

— Надо будет, подождёт! — гордо заявила Оксана, проходя через открытую дверь, следом за Катериной, под свет проникающей утренних лучей, проникающих через окно в комнате

Яркость солнечных лучей, проникающим потоком врывалась чрез прозрачное стекло, пластикового окна в комнате. Голубые его длинные шторы, придавали более яркий светлый интерьер в этом помещении, на фоне белого, обойного покрытия стен. Большая кровать, что была выполнена из крепкого бурса, была смята буграми постеленного на ней постельного белья, щедро пропитана ароматом ночной фиалки и чрезмерным запахом красного вина. Воздух все же был более чистым, когда справа от входа тихо урчал его увлажнитель, создавая теплую, приятную обстановку. Белый комод, что был расположен слева от входа, содержал в себе богатый ассортимент косметики, аккуратно уложенных по полочкам, по обеим сторонам, висевшим над ним большим зеркалом. Двери белого шкафа, были раскрыты, открывая огромный выбор одежды, что использовала Оксана, вместе со стоящими в коробках снизу туфлями.

— Ты что одна тут такое учудила — обратила Оксана внимание сразу же на кровать

— А ты видишь здесь кого-то еще?! — задавая риторический вопрос, спросила Катерина, входя в открытую дверь ванной комнаты

— Я просто прекрасно знаю твою богатую эротическую фантазию — проходя по комнате, говорила Оксана, заметив на полу лежащее черное покрывало, которым была застелена кровать

— О…. нет-нет — громким голосом, возразила Катерина, находясь в ванной, рассмеявшись перед этим — Не вчера и уж тем более не сегодня утром, когда я себя так плохо чувствую

— А когда ты себя хорошо чувствуешь — решила завести скандальную сцену Оксана, подходя к открытым дверям белого шкафа — После секса с Романовым?

— Оксанка?!! — возмутительно воскликнула Катерина

— Ой, да перестань — изумилась в улыбке Оксана, взяв в руки удивительно красивое короткое черное платье, держась кончиками пальцев за вешалку, направилась к кровати, на поверхности которой, постельное белье было смыто буграми бурной ночной страсти — Что ты тут ночью вытворяла на моей кровати, я не знаю

— Ну, уж точно не то, что ты подумала…..

— А что я подумала?! — забавлялась Оксана тому, как напрягалась и тянула с ответом пьяная брюнетка

Не дождавшись ответа, Оксана села на кровать, положив рядом с собой вешалку с платьем, медленно кончиками пальцев коснулась пояса голубого, надетого на ней халата. Обольщаясь приятным теплым лучам, проникающим через стекло, пластикового окна, Оксана медленно встала с кровати, выгибая спину, отразив шикарную красоту бёдер, скинула с себя голубой халатик, оставляя его лежать на краю постели. Заводя руки за спину, касаясь застежки черного кружевного бюстгальтера, сковывающего сочные груди Оксаны, она с легкостью её расстегнула. Медленно отводя мягкие чашечки от сосков, Оксана почувствовала, как давление оков ослабило свою хватку, а теплый приятный воздух в комнате, нежно обволакивал бархатистую кожу её груди. Скидывая бюстгальтер, оставляя его лежать поверх голубого халатика, Оксана взяла вешалку, с черным, висевшим на нём платьем.

«Ну, блядь господин Нечаев, я тебя всё-таки сражу», ухмыльнулась Оксана, ощущая, как по её бархатистой коже ползла приятная черная материя атласа, завораживая лаской сказочного трения.

Встав напротив зеркала комода, Оксана, покачивая изумительной красотой бёдер, под шум льющейся воды, что доносился из ванной комнаты, медленно поправляя платье на своём теле, материя которого придавала ему изощренную сочность и пикантность. Наступая каблуком черных туфель на поверхность белого, мягкого пуфика, что стоял рядом с комодом, Оксана кончиками пальцев взяла тюбик помады, раскрывая красивым изгибом алые, потускневшие губы.

Погода на улице за окном, стала постепенно портиться, небо стало принимать, безликий, серый оттенок, создавая в комнате принужденную тень. За стеклом, было слышно, как завывал ветер, создавая угасающую прелесть листьев, что еще успела сохранить осень, оставляя на сухих ветках золотистые оттенки того, что летом называлось листвой. Постепенно голубое небо, что озарялось яркими лучами восходящего солнца, затянуло тёмными густыми тучами.

— Блядь ну пиздец

Нахмурила от недовольства губки Оксана, отложив расческу в сторону, любуясь прелестью укладки волос, в отражении, расположенного перед ней зеркала.

— Выбрал же удачно время Нечаев — вредничала Оксана, положив расческу на комод, стукая звонко каблуками, под шум всё еще льющейся в ванной, душевой кабины воды, вышла из комнаты

— Оксана дочка ты уже пошла? — донёсся голос Марины Николаевны из кухни

— Да мне нужно на разговор со следователем — ответила Оксана, направляясь по коридору, звонко стукая каблуками черных туфель, по паркетному покрытию пола — Потом на работу

— Ты вернешься, сегодня мама?! — послышался голос Аришки из кухни

— Аришка сиди, покушай! — настойчиво твердила Марина Николаевна

— Но там же мама — уверяла девочка, когда Оксана, встав у арочного входа в гостиную, нагнулась, подняла с пола белую кожаную сумочку

— Приду, сегодня доченька — заверила Оксана, повесив сумочку на плечо, выгнула спину, взяв в руки зонтик, что висел на комоде с зеркалом, напротив входной двери

— Не обещай ребенку того — не согласилась Марина Николаевна с таким утверждением Оксаны, направляясь по коридоры со стороны кухни — Чего сама не в силах сделать, у тебя есть дело

— Да — улыбнулась хитрой улыбкой Оксана, доставая из открытой шкафа, расположенного в коридоре, красный, короткий, осенний плащ — Ну, а что в этом плохого?

— А то, что ты себя полностью посвящаешь работе — говорила Марина Николаевна, подходя к Оксане, взяла у неё из рук белую кожаную сумочку — Ты совершенно забываешь про свою дочь

— Я никогда не забываю — возразила Оксана, надевая на себя плащ, оставляя пуговицы расстегнутыми — Про свою дочь! — гордо заявила она, поджав от обиды нижнюю губу, выхватила из рук Марины Николаевны, свою сумочку

— Я просто хочу…..

— Я знаю мама — прошипела сразу же в ответ Оксана, быстро подходя к закрытой входной двери, потянулась, сняла висевший рядом на крючке зонтик — А сейчас извини мне нужно к следователю, а потом на работу

— Это Романов тебя в это втянул! — грозно произнесла Марина Николаевна, встав за спиной у Оксаны — Пускай сам и разбирается, моя дочь не обязана отвечать, за их ошибки

— Нет, мама! — не согласилась с этим утверждением Оксана, касаясь пальцами дверной металлической ручки, закрытой двери — Это моё безрассудство — уверяла она, открывая дверь, потянув на себя

Легкая прохлада, завораживающего холодом осени сквозняка, волной необузданного потока рванула внутрь, охватывая тело Оксаны лаской воздушных приятных рук. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана заметила, как с неба начали падать капли дождя, посыпая влагой ступеньки деревянного крыльца. Воздух был пропитан чрезмерной свойственной дождю, сыростью, мокрой высохшей травой, корой растущего рядом с домом кедра, а так же завораживающим ароматом его естественной хвои. Вдали было видно, как засверкала гроза, в пучине темных, густых туч, гремел неистовой страстью гром, создавая иллюзию грохота и эхо воедино. Было слышно, как из соседского дома справа лаял чей-то домашний пёс, забрался черный кот на крышу соседского, этого же дома, сверкая из открытой двери, зеленой прелестью глаз уселся под покровом крыши. Сразу же за воротами, когда Оксана спускалась по ступенькам, раскрывая зонтик обеими руками, подъехала какая-то машина, двигатель которой тихим урчанием оставался рабочим. Постепенно дождь усиливал своё влияние плотных капель воды, что не переставая барабанили по зонту Оксаны, когда она направлялась к закрытым красным воротам, ограды собственного дома. Стукая звонко каблуками под шум дождя по мокрой каменной плитке, Оксана открыла, толкнув пальцами красную створку двери больших ворот, перешагивая через высокий порог, заметила остановившейся напротив автомобиль черную Лада Гранта.

— Гражданка Орлова — обратился голос Нечаева, что сидел на водительском месте, чуть опустив стекло — Садитесь, пожалуйста, в машину

— А как будто у меня блядь есть выбор — съязвила Оксана, наступая каблуками в лужу — Какой черт именно сейчас господин следователь, я вам именно понадобилась

— Садитесь в машину Орлова — не желая дальше всё объяснять, ответил холодной, бездушной интонацией голоса Нечаев, открывая дверь с передней стороны — Обещаю вам отвезти к вашему Тулееву, как мы только закончим

— Что вот так просто — обходя машину спереди, Оксана чувствовала как капли льющегося на улице дождя, покрывали тонким покровом влаги её ноги, заставляя мокнуть черные чулки, что сексуально обволакивали их — Даже ничего, мне не объясните?

— Нам нужно отработать стратегию вашей защиты в суде, вы как никто другой это прекрасно понимаете, какое весьма серьезное против вас выдвинули обвинения — заявил Нечаев, совершенно не желая тратить время, на пустые разговоры

Прогретый теплый салон автомобиля, завораживал тело Оксаны своей лаской, после прохладной уличной осенней дождливой погоды. Ощутила Оксана безупречный шлейф бесподобного аромата подобающий знакомой коллекции «Abercrombie & Fitch Fierce». Феноменальность этого запаха собрала в себе экстракт розового дерева, дубового мха и мускуса, чье бесподобное влияние даже при открытом окне в машине насыщало своим изобилием атмосферу в салоне машины. Нечаев был одет как обычно в кожаную коричневую куртку, черные, темные как уголь джинсы и белоснежные кроссовки. Бейсболка на голове этого мужчины скрывала его короткую стрижку, придавая серьезность его весьма суровому выражению лица, скулы и честь которого были покрыты колкой щетиной.

— Вы не слишком-то общительно сегодня — усаживаясь в салон черной машины, выражая недовольства, говорила Оксана, собирая зонтик, закрыла тут же за собой дверь — Господин Нечаев! — поерзала она попкой, принимая удобную позу, располагаясь на сиденье в теплом салоне

— Я просто пытаюсь вам помочь — не считаясь с мнением Оксаны, возразил Нечаев, медленно трогая автомобиль с места

Дворники непрерывно работали по поверхности лобового стекла, по которому стекала потоком вода, сочилась с крыши бурным потоком. Ярый дождь не переставал барабанить, покрывая плотным покровом влаги весь автомобиль. Машина плавно тронулся вперед, вминая сырой, пропитанный изобилием гравий под колесами, словно плыл по волнам неровного дорожного покрытия. На улицах деревни никого не было, было видно как среди серой пелены, укутавшей на небе густыми тучами, как горел свет в домах, с труб дымоходов вылил клубнями дым. Погода была настолько отвратительно, холод и слякоть, что даже деревенская утварь не желала покидать своего укрытия, лишь вели, не переставая перелай между собой, как только чья-нибудь машина проедет мимо ворот одного из домов.

***
Небо оставалось под покровом густого серого облако, задерживающего просвет лучей дневного солнца, ветер легкостью порыва завывал над деревенской равниной, колебля высохшие, облысевшие ветки деревьев. В воздухе все еще пахло сыростью, грязь деревенских улиц, была размыта проезжающим по ним постоянно машин. За заборами возвышающихся частных домов, было слышно, как лаял чей-то пёс, бегая из стороны в сторону по ограде, никак не мог угомониться в эту сырую прохладную погоду. По обеим сторонам деревенской улицы паслось стадо коров, поедая безмерно сухую траву, раздавая постоянно звон колокольчика прикрепленного к их шее, разгоняя хвостом летавшую над ними мошку.

— И всё-таки, куда мы едим?! — поинтересовалась Оксана, положив ногу на ногу, отразила перед Нечаевым, сексуальный кружевной узор черных чулок — Почему мы не можем поговорить с вами за серыми, как вы выразились стенами?

— Потому-что — уверял Нечаев, спокойным тоном голосом, пристально смотря на дорогу, когда по стеклу мелкими каплями все еще моросил дождь, а дворники на его лобовом стекле, всё еще продолжали работать — Господин Романов, для которого вы Орлова, представляете ценность, считает, что эта обстановка не достойна вас

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, раскрыв алые губы шикарным изгибом — Интересно, интересно

— Вот нет ничего интересного — возразил Нечаев, взглянув беглым взглядом на Оксану через зеркало заднего вида на лобовом стекле — Вы и так легенда для этой деревни просто он боится вас потерять

Остановил Нечаев машину у обочины деревянного забора, поставив на ручной тормаз, потянув за рычаг между сидений, заглушил двигатель легким поворотом ключа.

— Да и не только он — добавил Нечаев, улыбнувшись скрытой улыбкой, разыграв в Оксане этим жестом дикий интерес к себе

«Интересно, что он хочет этим показать мне», подумала Оксана, так изучающе на него посмотрев, коснулась кончиками пальцев дверной ручки автомобильной двери.

— Ну и чей же этот дом? — проявила любопытство Оксана, продолжая пристально смотреть на следователя

— Пойдёмте Орлова — предложил Нечаев, открывая дверь, впуская поток прохладного воздуха, в теплый, прогретый салон автомобиля, что тут же обволакивал холодом ноги Оксаны

— Я могу хотя бы знать, чей это дом? — проявляя недоверие, спросила Оксана, открывая дверь, высунула согнутую в колено ногу, касаясь каблуками черных туфель сырого гравийного покрытия и грязи — Почему Романов не выделил мне кабинет или комнату в своём доме, я ведь имею на это полное право

— Имеете — признал это Нечаев, встав рядом с машиной, нагнулся стоя на улице, достал черную папку, что лежала на его заднем сиденье — Но не при этих обстоятельствах, когда там во всю рыщет ФСБ, вас просто оберегают от ненужного

— Ладно, пойдёмте, посмотрим на ваш дома — согласилась с таким утверждением Оксана, закрывая за собой дверь, поправляя одной рукой сумочку на плече, другой крепко пальцами сжала изогнутую ручку зонтика — У меня только один вопрос!

— Говорите Орлова — хитро улыбаясь, обратился Нечаев, открывая деревянную дверь, легким нажатием на металлическую прикреплённую к ней ручку

— А что Тихонов, он ведь на уши поставит всю деревню — предупредила Оксана, подходя к открытой двери, когда рядом с ней стоял Нечаев — Если я не явлюсь вовремя на работу

— Я дам вам справку, что вы были у следственных органов — заверил Нечаев, наблюдая, как Оксана искусно согнула ногу в колено, переступая через высокий порог открытой двери, вошла внутрь ограды — Поверьте, он вас не тронет — уверял он, входя следом, закрыл за собой дверь на плотный деревянный засов

— И всё-таки, чей это дом? — не удержалась от любопытства, спросила Оксана, оказавшись в ограде неизвестного дома

Небольшой дом из бруса, был выстроен в один этаж, рядом в метрах десять располагался большой двух этажный строящийся дом из красного кирпича. На фоне грязи, ведущейся стройки, возрастали всё еще побледневшие кусты зелени и высокой травы, что росли поодаль. Тропинка из мокрого гравия простиралась мимо лежащих на земле инструментов, высокой мокрой травы, прямо до деревянного дома, пластиковые вставленные окна которого были плотно задвинуты шторами. Высокая береза, красиво распустившаяся между двух строений, придавала дикую природную красоту этому месту, когда на фоне всего этого рядом росли кусты и был слышен шум бегущей речки. Воздух был пропитан сеном, грязью и какой-то слизью, цементом, стройматериалами, а так же сыростью прошедшего дождя.

— Не волнуйтесь, дома никого нет — заверил Нечаев, поднимаясь по ступенькам крыльца, подошел к деревянному дому — Это дом одной из семьи, которые с радостью предоставят его ради семьи Романовых

— Интересно вот только почему?! — наступая, каблуками черных туфель, на деревянные, сыростью пропитанные ступеньки крыльца, проявляя недоверие, спросила Оксана

— Проходите Орлова — предложил следователь, открывая дверь дома, в пустоте которого царил мрак — Я же сказал, мы с вами отработаем стратегию защиты в суде

«Ну, сука Нечаев, я теперь с тобой так же буду, посмотрю, как тебе понравиться», подошла к открытой двери дома, рядом с которой стоял Нечаев, держа её открытой.

— А мне гражданин следователь — гордо заявила Оксана подняв подбородок к верху, входя в теплую приятную обстановку дома — По нескольку раз повторять не нужно

— Вот и славно — заходя следом, закрыл за собой дверь Нечаев, тут же включая неоновые лампы в коридоре, их блеклый желтый свет осветил помещение коридора, которая сразу же вела в гостиную — Думаю, мы с вами обо всём договоримся

Паркет, цвета шоколада, служил чудесным украшением пола всего дома, его белые стены были обшиты панельными вставками, создавая уютную, приятную, светлую обстановку. В гостиной висела шикарная хрустальная люстра, из камина, что был обделан дорогим мраморным, тлели розовым остатком пламени угли. Дорогая белая мягкая мебель в гостиной, сразу же бросилась в глаза Оксане, картины, что висели на стенах гостевой комнаты, были скорее произведением искусства неизвестных для неё авторов. Шторы, материал которых был темно-красный бархат, плотно закрывали большое окно в гостиной, совершенно не пропуская блеклую серую атмосферу, что воцарилась за пределами его стёкол. В воздухе стоял приятный аромат роз, красивый букет которых Оксана заметила в белой большой керамической вазе, как только вошла в гостиной, поставив на комод, цвета кофе, слева от входа, сумочку, положив рядом зонтик.

«Это гад, всё-таки решил клеить меня, так весьма банальным способом, смею заверить, после вчерашнего, как он меня отшил, у него нет шансов», нахмурила Оксана губки, входя в гостевую комнату, неизвестного ей дома, оглядывалась по сторонам, посчитав обстановку романтической.

— Нет, всё же интересно — вошла в гостиную Оксана, остановилась между большим мягким диваном и огромным плазменным телевизором, что висел, справа от неё на стене — Почему мы не можем поговорить в вашем кабинете полицейского управления?!

— Потому что — ответил холодно Нечаев, без какого-либо намёка на похоть, вошёл следом за Оксаной в гостиную — У Алексеева, майора ФСБ свои люди там, за мной пристально следят, дом Романова под постоянным наблюдением, даже сейчас там рыщут его люди

— Он крепко за вас взялся — ухмыльнулась Оксана, расстегивая пуговицы красного, надетого на ней короткого плаща, прошла по гостиной, стукая каблуками черных туфель по паркету

— Не за меня — возразил Нечаев, сразу подошёл к дивану, положив на неё черную папку — А за вас Орлова

— Не понимаю, чего его от меня-то нужно — нахмурила губки Оксана, присаживаясь поодаль Нечаева на мягкий диван, оголила плечи из-под красной, одетой на ней осенней курточки — Я ведь никак с ФСБ не могу быть связана

— У следствия против вас есть веские улики — открывая папку, сидя на диване, говорил Нечаев, доставая от туда снимки борделя — Как видите, вы на этих снимках……

— Господин Нечаев! — воскликнула Оксана, увидев себя обнаженной, вид со спины, на одной из камер этого развратного заведения — Откуда у вас это?! — возмутилась она, надувшись как кобра, указала кончиком коготкам на этот похабный снимок

— Согласен — встал медленно с дивана Нечаев, держа его в руках, медленно направился к камину, угли которого излучали, теплый приятный жар — Я уничтожу его

— Так и все остальные можно туда же — ухмыльнулась Оксана

— Только этот — возразил Нечаев — На нём вы без одежды уже, суд, учитывая данные обстоятельства снимка, не будет его учитывать, может только пострадать ваша репутация, я немедленно его уничтожу — бросая снимок в камин, гордо заявил он

— Даже думать не хочу что там у вас еще — сгорая от стыда, прикусила Оксана краешек губы

— Хотя я бы не отказался бы оставить его для своей коллекции — наблюдая, как снимок постепенно начал плавиться и тут же вспыхнул, признался следователь, стоя у камина

— Вам было мало того — надулась вновь, подобно дикости королевской кобры, вспылила Оксана, положив ногу на ногу — Что между нами произошло в постели у Изабеллы, когда я нашла то письмо, что было отравлено рицином

— Я бы предпочел — не согласился с этим утверждением Нечаев, оставаясь стоять в пол оборота между камином и испепеляющим взглядом голубых лазурных глаз Оксаны — Чтобы это осталось, только между нами Орлова

— Интересно чтобы еще бы вы предпочли господин следователь — решила позлить этого мужчина Оксана, облокотилась на мягкую спинку большого дивана — Чтобы ваш член, снова оказался во мне или что получше

— Орлова! — подняв голос, выразил протест Нечаев — Я пойду, приготовлю нам с вами кофе, вы какой любите?

— Я бы предпочла лучше бутылку вина и шоколад — набравшись наглости, предложила Оксана, удивляя мужчину прелестью, сказочного прекрасного взгляда, топазного, цвета глаз

— А вам дурно не станет?

Проявил обеспокоенность Нечаев, однако по его улыбке Оксана поняла, что странным образом, этот мужчина поддержал её затею, приемлемой.

— Вам ведь на работу нужно будет, после нашей беседы

«Уж не думает ли он, что я такая дура, как будто не поняла, для чего он всё это устроил?», подумала с ухмылкой на губах Оксана, заядлой хитрой улыбкой, ничего не ответив, дождалась пока мужчина вышел из гостиной.

Неожиданный звонок телефона, заставил Оксану тихо вздрогнуть и вздрогнуть от непредвиденного ужаса, жужжания устройства сотовой связи в её белой сумочке. Быстро вставая с дивана, Оксана, скидывая с себя красную осеннюю, оставляя её на диване, медленно направилась к сумочке, что лежала на комоде у входа в гостиную. Нагнувшись, выражая шикарную прелесть упругих ягодиц, Оксана выгнула над комодом, опираясь на его поверхность ладонью руки, другой быстро проникла в сумку, доставая жужжащую штуку.

— Оксана Владимировна — услышала Оксана, голос Валентины, как только провела большим пальцем по сенсору, дисплея телефона, принимая входящий вызов — Рада вас слышать

— Моя рыжая бестия — ухмыльнулась в улыбке Оксана, посмотрев в отражение зеркала, висевшего над комодом, напротив которого стояла — Вот это действительно интересно, где ты пропадала?

— У пациента вновь случился гемоторакс — не желая отвечать на вопрос Оксаны, ловко переменила тему Валентина — Удалось произвести аспирацию жидкости из плевральной полости, однако у пациента лихорадка, тело нашего мужчины покрывается красными пятнами

— Достаточно интересно — придавая задумчивое выражение лица, прикусила губу Оксана

— Тошнота и рвота — вмешалась в разговор Вероника — Это случилось, как только пациент съел жирную и острую пищу вместе

— Так стойте! — стукая каблуками по паркету, вошла в гостиную Оксана — Лихорадка, плевральный выпот, теперь тошнота и рвота, а сначала у нас был еще и гемоперикард

— Что это всё значит? — поинтересовался Ларионов

— Представим систему строения человека — рассуждала Оксана, проходя по гостиной в сторону окон, плотно задвинутыми шторами — Как систему обеспечения контроля, за городом

— К чему ты клонишь Оксаночка?! — посчитав это достаточно любопытным, проявляя глубокий интерес, спросила Марина Викторовна, не понимая к чему, Оксана сводит весь этот разговор

— К тому — начала рассуждать Оксана

Неизвестная банда, проникла в систему, поражая в первую очередь печень, симптомы которой были пока скрыты до последнего, перемещаясь с потоком крови, в плотном городском движении поражая легкие, сердце, сбивая так же его сердечный ритм. Отключив безопасность, вызывая лейкоцитоз, банда злоумышленников начали создавать на поверхности плевры, а так же перикарда перевалочные базы, плацдарм, способный противостоять иммунной системе организма. Местные силы полиции не смогли сдержать подобное сопротивление, что вызвало лихорадку, покраснения, образование плацдармов злодеев, неизвестной формы инфекции, привело к образованию кист, что своими опухолями, привели к сдавливанию органов. В случае перенесенного удара в живот, одна из кист разорвалась, вызывая гемоторакс, следом за ней киста в перикарде, тоже дала течь, вызывая гемоперикард. Зараза стала активно создавать форпосты, укреплённые плацдармы, против которых местная полицейская охрана, лейкоциты и все силы, входящие в состав этой формации, не могли противостоять данной угрозе. Разворачивая слишком тактично, выстаривая свои форпосты, заразная группировка бандитов, поставила своей окончательной целью, слиться с кровотоком системы, оставаясь незамеченными при передвижении, чтобы достигнуть мозга.

— Проводить операцию никак нельзя — возразила Вероника — Наш пациент слишком ослаб, у него жар, он просто не переживет операционного вмешательства

— Мы стабилизируем его — предложил Ларионов

— Нужно сначала сделать КТ

заверила Оксана, отодвигая кончиками пальцев штору, посмотрела на серую мглу, царившую на деревенских улицах

— Нам нужно точно знать место предполагаемой операции и доктор Ларионов

Уверяла Оксана, хитрой улыбаясь тому, как Нечаев хозяйничал на кухне неизвестного ей дома, выражая открытой зоной спины, привлекательность собственного тела.

— Вы же понимаете, лекарственными препаратами, мы не победим вражеские укрепленные позиции в плевральной полости и околосердечной сумке

— По крайней мере, мы знаем, с чем имеем дело — глубоко вздохнула, произнесла это Вероника

— Да — вновь ухмыльнулась Оксана, столь рьяной самоуверенности Вероники — И с чем же моя кудрявая прелесть, ты точно знаешь, с чем мы столкнулись?

— Это ведь киста — рассуждала Вероника — Значит только остается выявить возбудителя инфекции и удалить кисты хирургически

— Ты так уверена — рассмеялась Оксана озорным смехом, чуть запрокинув голову, наклонив взгляд набок в сторону дивана, с края которого свисала её красная осенняя курточка — Как будто нет ничего другого, что превратит всю твою фундаментальную теорию в крах

— О чем ты говоришь? — поддаваясь сомнения, спросила Марина Викторовна

— Потому что тимома — шокировала Оксана предполагаемым разворотом событий своих сотрудников — Объясняет многое

— Я займусь подготовкой к КТ — предложила Валентина

— Займись как лучше объяснением — возразила Оксана, нахмурив губки, постукивая коготками по пластиковому подоконнику окна, рядом с которым стояла, другой рукой нервно теребила краешек шторы — Где ты провела эту ночь, когда все так нуждались в тебе

— Я думаю сейчас не самый подходящий момент ссориться — не согласился с этим утверждением Ларионов — Валентина займитесь подготовкой пациента к КТ, которую мы проведем завтра

— Валерий Николаевич вы и Марина Викторовна стабилизуйте пациента и наблюдайте за его состоянием, в случае чего докладывайте мне лично — распорядилась Оксана — А ты моя рыжая бестия и моя темноволосая кудряшка, соберете все необходимые анализы для КТ

— Я позвоню тебе, если что-то изменится — заверила Марина Викторовна, после чего связь по телефонному разговору оборвалась частыми гудками

— Оксана Владимировна всё хорошо — поинтересовался Нечаев, входя в гостиную с подносом в руках, на котором была расположены две бутылки вина, два бокала и две плитки шоколада — С вами всё в порядке?

«Тимома не объясняет многое, она объясняет всё!», повернулась Оксана, испуганными глазами посмотрела, как следователь вошел в гостиную с подносом, на котором было всё его содержимое.

— Что-то случилось? — спросил Нечаев, поставив поднос на стеклянный кофейный столик рядом с диваном

— С чего вы решили? — нервно покусывая губу, переспросила Оксана, внимательно наблюдая за действиями мужчины

— Вы так испуганны — подметил Нечаев, усаживаясь на диван — И так пока вы не напились — взял в руки штопор, говорил он, ловко открывая обертку пробки другой рукой

— Ничего такого — махнула рукой Оксана, отходя от окна, отпустила штору, погружая вновь гостиную в пучину мрачной, создающей интригу обстановку — Так о чем вы хотели со мной поговорить? — поинтересовалась она, выражая хищную страсть в глазах, медленно направилась к дивану, на котором сидел мужчина

— Это конечно не моё дело — любезничал Нечаев, вворачивая штопор в пробку бутылки — Но что такое тимома, простите, мне удалось услышать лишь часть вашего разговора

— Скажу как для человека, ничего не смыслящего в медицине, тимома это — подходя к столику, на подносе которого стояли две бутылки вина, нагнувшись шепотной речью, произнесла Оксана, пристально наблюдая за взглядом мужчины — Смертельный приговор для господина Тулеева

— Это рак?! — удивился, распознав по выражению лица Оксаны, четкость ответа, спросил Нечаев, медленно вытаскивая пробку из бутылки — Неужели всё может быть так плохо

— Вот именно это я и хочу доказать — обошла столик Оксана, специально показывая шикарный вырез на спине, открывающий красоту кожи её спины

— Орлова! — воскликнул нравоучительно Нечаев, останавливаясь наполнять бокал для Оксаны, поднял горлышко бутылки к верху — Мы здесь только лишь для того, чтобы обговорить вашу защиту в суде

— Да вот только — выказывая сексуальность эротического кружевного узора на своих чулках, села на диван Оксана, положив ногу на ногу, специально выражая эластичность бёдер — Обстановка этого дома говорит, совершенно о другом

— Это всё господин Романов — почувствовав неловкость, за достоверность Оксаны, ответил, скрывая взгляд Нечаев — Он почему-то подумал, что может решать и вмешиваться, играть судьбами людей

— Это не он — возразила Оксана, посчитав забавным, как Нечаев сгорал от стыда — Это его жена, истинная сука, которую я бы с радостью бы убила

— Что вы такое говорите Орлова?! — возразил суровым голосом Нечаев, быстро переменился в мимике лица, создавая для Оксаны еще большую загадку — Вы хоть понимаете, что случись что-нибудь, хоть что-нибудь с госпожой Романовой, вы первая, кто пойдёт по делу, как подозреваемая

«Иногда я просто не понимаю этого мужчину, чего он хочет, мне доказать», внимательно наблюдая за разговорной речью Нечаев, думала про себя Оксана, облокотившись на спинку дивана, взяла кончиками пальцев, предложенный ей бокал вина.

Тусклый свет ламп, хрустальной люстры, горел продолжительные пару часов, пока Нечаев, разъяснял план защиты, для Оксаны в предстоящем ей суде. Нечаев расхаживал по гостиной, пока пустой бокал, что предназначался ему, всё еще стоял на подносе, кофейного столика рядом с Оксаной, был абсолютно пустым. К тому времени, за продолжительные тянущиеся мукой два часа, Оксана досуха опустошила бутылку с вином, медленно смакую прелесть сладкой горячей прелести алкоголя второй бутылки. Жадно опустошая бокал за бокалом, Оксана не переставал смотреть на мужчину, что ходил возле неё по гостиной кругами, пытаясь предупредить, где стоит отвечать четко и честно, а где стоит и промолчать.

— Советую вам — говорил Нечаев, продолжая смотреть в раскрытую папку, что держал в рыках, листок которой лежал в ней, перед его глазами — Полностью не разглашать подробности разговора с фотографом, с которым вас видели в Подольске, вы ведь понимаете, следствие будет использовать такие факты, против вас

— Я думаю — отложив бокал на рядом стоящий кофейный столик, поверхность стекла которого, сохранила щедрый отпечаток следа алых губ, гордо заявила Оксана, вставая с дивана на котором сидела — Что адвокаты Романова, приложат все необходимые усилия

— Не стоит недооценивать обвинителя — возразил Нечаев, наблюдая, как Оксана встала с дивана, едва держась на ногах, выказывая красоту собственного тела, медленно направилась к нему — Я просто уверен, он использует все неопровержимые улики против вас, ему нужно кого-то обвинить в этом деле

— Но ведь это может и подождать — изумилась в пьяной улыбке Оксана, ощущая вкус необычайной сладости во рту и то, как крепость выпитого алкоголя, жгучим огнем рвалась из её тела неутолимым соблазном — Тем более, по крайней мере, до завтра

— Вы что совсем ничего не понимаете Орлова! — возмутился Нечаев, отходя на шаг — Господи да вы пьяны, вы едва стоите на ногах

— Блядь опять это вы! — прокричала на него Оксана, почувствовав глубокую, обратив внимание, как мужчина отошел от неё на шаг назад — Что мне нужно сделать, чтобы вы стали называть меня просто по имени, неужели это так сложно — выражая разочарование на лице, опустила она голову, скрывая наворачивающиеся слёзы на глазах

— Орлова вы пьяны — был вне себя Нечаев, закрыл папку, положил её на мраморный камин

— Да я пьяна — говорила Оксана, всё еще чувствуя обиду, медленно направилась к окну, бархатные алые шторы которого, плотно скрывали просвет извне — Но это не даёт вам право, господин Нечаев, обращаться со мной, как с тряпкой

— Я не думаю о вас как о тряпке Орлова — не согласился с этим утверждением Нечаев, медленно проследовав за Оксаной к окну, стукая звонко каблуками черных туфель по паркету — Я просто не хочу вас обидеть и всячески вас защищаю и ваши интересы

— Да?! — выражая недоверие, ощущая жар мужского дыхания за спиной, поток которого жгучестью обжигал кожу спины, ухмыльнулась в распущенной пьяной улыбке Оксана — Докажите мне это!

— Как вы хотите, чтобы я это сделал?! — проявил интерес Нечаев, коснувшись крепостью приятных для Оксаны рук, её упругого эластичного бедра

«Блядь это именно то, о чем я думала, уж теперь я с тобой поиграю, так как именно мне вздумается», размышляла Оксана, ощущая мужские пальцы на своих ягодицах, решила оставаться стоять повернутой к нему спиной.

— Ну, пригласите меня хотя бы на танец — повернулась медленно, произнесла Оксана, касаясь ладонью руки мощного торса мужчины, ощущая через футболку его трепетность дыхания, что вызывало дикую страсть и желание секса — Надеюсь, это вы можете сделать?

— Здесь же нет музыки — удивился такому желанию следователь, позволяя руке Оксаны, быть у себя на груди

— Так давайте создадим её — предложила Оксана, мило улыбаясь, завораживая очертанием красивых выраженных скул, стоящего перед собой мужчину — У вас же есть телефон или что в доме нет стереосистемы?

— Я думаю……

— Тш…. — возразила Оксана, прерывая его реплику, коснулась подушечкой указательного пальца его жарких пылких мужских губ, прошла мимо мужчины, шикарно покачивая изящной красотой бёдер — Я думаю, мы с вами что-нибудь придумаем

Голова кружилась, под влиянием крепости алкоголя, что туманила рассудок и зажигала в венах страсть, которая нарастала с неудержимой силой потока. Передвигаясь, покачивая бедрами при каждом шаге, Оксана хотела своей естественной красотой тела, привлечь к себе внимание этого мужчины. Подходя к телевизору, что висел на стене рядом с камином, Оксана легким нажатием, коготком указательного пальца, на сенсор панели телевизора, включила его. Выбирая нужный музыкальный канал, Оксана игриво водила пальцем по сенсорному дисплею телевизора, оставаясь быть повернутой спиной к мужчине.

— Вы всегда так добиваетесь своего?! — поинтересовался Нечаев, подходя медленно со спины к Оксане — Думаете, что всё вечно будет принадлежать вам

— А я ничего не и не добиваюсь — выражая похоть в улыбке, роскошных алых губ, обернулась Оксана, настраивая звук на телевизоре — Я просто хочу вас пригласить на танец господин Нечаев

Произнесла Оксана, выдыхая сладость перегара, что терзало изнутри, почувствовала как руку мужчины, нежно обвила её талию. Мужчина медленно протянул руку, когда Оксана пристально, с жаждой дикости смотрела в его глаза, медленно коснулась рукой его крепких пальцев. Бурный динамичный ритм музыки, издавался из колонок, развешанных по периметру, вызывал страсть своим звучанием.

Сгибая ногу в колено, эффектно отражая упругость собственных ягодиц, Оксана виляла бёдрами, положив руку на грудь мужчины, обошла его по кругу продолжая смотреть на него голодным, жаждущим взгляда, держась другой рукой за его кончики пальцев. Кавалер со страстью обвил талию Оксаны, когда она оказалась с ним лицом к лицу, прижал её тело к себе. Мужчина словно кружил Оксану в танце, то притягивал её к себе, то оттягивал от себя, когда, она вела себя как дикая кошка, выражая страсть, во взгляде, шикарно сгибая ногу в колено. Жар ладоней самца, когда он прикоснулся своей поверхностью к спине Оксаны, а другой обвивал её талию, вынудил выгнуть спину, выставляя грудь вперед. Рука мужчины, что была на талии Оксаны, плавно сползла до её ягодиц, вынуждая согнуть ногу в колено, нагнулся к ней.

«Ну, уж нет, не так всё будет просто для тебя», посмотрела Оксана в глаза, наклонившегося к ней мужчины, в объятиях которого бурного динамичного танца, она была.

Выпрямив быстро спину, Оксана, положив руки на широкие мужские плечи, прижимаясь к нему, виляя перед ним бёдрами, вызывая в нём жажду, смотрела в глаза мужчине. Притягательность одеколона самца, еще больше дурманила рассудок Оксане, помимо крепости алкоголя, что она безмерно выпила. Динамичные разыгравшиеся аккорды dubstep, словно взорвали все чувства Оксаны, она словно вела себя дикой кошкой, гладила ладонями тело мужчины, прижимаясь щекой к его грубой щетине на лице. Стараясь выглядеть для кавалера необузданной Оксана, проявляя непокорство в танце, то отдалялась, то приближалась к мужчине. Феноменальной чертой послужило то, как Оксана, повернувшись спиной к мужчине, начала вилять перед ним своими бёдрами. Подобающей страстью и дикости движениям танца королевской кобры, Оксана своими ягодицами поиграла рядом с гениталиями самца, руки которого обвили со страстью её сочную упругую попку, настойчиво сжимая пальцами ягодицы.

— А вы думаете, вам всё дозволено?! — улыбаясь распущенной пьяной улыбкой, Оксана в момент завершения танца, быстро развернулась лицом к мужчине

— Вы просто обворожительно Орлова — провел обратной стороной ладони следователь по щеке Оксаны, обвивая другой рукой её талию

— Признайтесь Нечаев, между нами ведь ничего не будет — шепотом говорила Оксана, обвивая плечи мужчины, оставаясь стоять рядом с ним объятиях — Просто хочу знать, я для вас, в вашей жизни, заняла хоть какое-то место? — тихо спросила она, нежностью обворожительного голоса прошептала под ухо своему кавалеру

— Какой вы ответ хотите от меня услышать? — неожиданно отпрянул мужчина, отходя на шаг, жестом щелчка пальцев выключил телевизор

— В постели у Изабеллы вы были совсем другим — стояла Оксана, была шокирована таким неожиданным ответом и реакцией на её старания — Вы были настойчивы и точно знали, чего хотели

— Вы меня принудили к этому

— Ах… принудила значит — была поражена Оксана такой наглости, надувшись как кобра — А свой член в меня, вы тоже по принуждению засовывали?

— Послушайте Орлова! — возмутился Нечаев, хотел подойти к Оксане

— Нет, это вы послушайте!!!

Прокричала Оксана, выражая злость, ощущая душевную обиду, как мужчина в пустую растоптал, её чувства, выказывая эту рану влагой накапливающихся на глазах.

— Я для вас делаю всё! — продолжала кричать Оксана на мужчину, продолжая отражать перед ним ранимые душевной болью чувства — Отвечаю по первому вашему звонку, бегаю везде за вами, позволила вам привезти меня сюда, даже напилась в этой блядкой обстановке только лишь для того……..

Не успев выразить громким криком на мужчину все свои бурно накопленные эмоции, он обвил ладонями лицо Оксаны, слившись с ней воедино в жарком поцелуе. Мужчина был, подобно одичалому сексуальной похотью льву, обвивал пальцами ягодицы Оксаны, взял её на руки, держась крепко за бёдра. Жар его ладоней пленил тело Оксаны, сковывал в оковах её разум, пытаясь подражать таким чувствам, она выражала своё довольство легким постаныванием. В страсти поцелуя, мужчина просунул язык в рот Оксане, от чего она нежно стала своим языком его ласкать. Направляясь вместе с Оксаной к выходу из гостиной, держа её тело на руках, когда она скрестила ноги за его спиной. Не разрывая связь с губами мужчины, Оксана чувствовала пылкость его дыхания, прижимаясь плотно к телу кавалера, трепетность которого, сокрушала разум тяжестью учащенного дыхания.

Направляясь по коридору с Оксаной, что крепкими руками держал за попку, мужчина, вошел в темную комнату. Оксана потеряла рассудок, находясь в темной непонятной для неё комнате, находясь на руках мужчины, когда он подошел с ней на руках к кровати, закрытой плотной тонкой тканью балдахина. Не желая отрываться, от жарких пленительных мужских губ, Оксана почувствовала спиной, шелковое пышное одеяло на которой оказалась лежа на спине, целуясь со страстным львом, что ласкал её тело уверенными крепкими руками. Начиная в момент сладкого поцелуя нежно постанывать, Оксана заводила кавалера, с которым так сладко слилась в поцелуе.

— М….. господин Нечаев, вы меня искушаете — отрываясь от губ мужчины, простонала Оксана, раскрыв перед ним шикарным изгибом алые губы — Не соизволите ли вы открыть шторы, я абсолютно ничего не вижу

— Как пожелаете — согласился он с этим предложением, медленно выпрямил спину, отошёл от кровати, на которой лежала Оксана

— Я так хочу — гордо заявила Оксана, поворачиваясь на живот, встала в кровати на четвереньки поползла к большим пышным подушкам

— Вы мне приказываете?! — удивился Нечаев, касаясь пальцами больших длинных золотистых штор, раздвинул их, пуская свет из улицы в комнату

Белые стены с древесным красивым покрытием прекрасно сливались с цветом цвета кофе с молоком, огромная кровать, на которой расположилась Оксана, утопая в нежности мягких бамбуковых подушек, была окутана плотным шелковым прозрачным покровом балдахина. Согнув ноги в коленях, Оксана расположилась головой к большим лепесткам большого фикуса, наблюдая пьяным взглядом серое невзрачное небо. Мужчина, подобно голодному льву, с трепетным дыханием обошёл кровать, встав рядом с ней со стороны раздвинутых, согнутых в коленях ног Оксаны, что лежала перед ним, изнывая в сексуальных нежных стонах.

— Я бы хотела — произнесла Оксана, выгибая голову, выставляя шикарную грудь, касаясь её пальцами — Чтобы вы сами приняли решение, чего вы хотите — предложила она, чаруя стоящего рядом с кроватью мужчину, медленно стянула черное короткое платье до талии

— Я его уже принял — нагибаясь над кроватью, тихим голосом заявил он, обвивая бёдра Оксаны, притянул её к себе, так что туфли, которые украшали ноги, спали на пол, ударившись об их поверхность — И уже не думаю его с вами обговаривать

— Даже так!

Изумилась в улыбке Оксана, искорки, что сияли в её лазурных, голубых глазах, подобно по цвету камня топаза, ощутила мужские пальцы, как вцепились в резинку её черных кружевных трусиков.

— Вы меня удивляете — почувствовала она, как под тяготой волей мужских рук, они плавно начали сползать

Извиваясь, словно дикая королевская кобра на постели, Оксана позволила мужчине снять с себя трусики, скинув их на пол. Скидывая с себя куртку, тут же в момент пару движения снял с себя черную футболку стоя над телом Оксаны, пока она, облизывая языком жаркие, пылающие огнем желания губы, сжимала пальцами свою грудь, медленно её сжимая. Улыбаясь распущенной улыбкой, Оксана раздвинула согнутые в коленях ноги, когда мужчина присел на колени, оставаясь сидеть на полу, обвил её бедра обеими руками, положив ладони на живот. Нежность такого ощущения, завораживая предвкушением жаркого потока пылких губ, что обволакивали с каждым выдохом голый лобок Оксаны, вызывая неутолимое порочное желание.

— М…. — издала легкой нежностью стон Оксана, раскрыв губы, почувствовала, как мужчина, жаром пылающих губ, нежно коснулся её влагалища

Терзая пальцами собственную грудь, Оксана выгибала спину, ощущая легкий жгучий холодок языка мужчины на своих половых губах. Жадно облизывая языком алые губы, раскрыв полностью веки лазурных, голубых глаз, Оксана чувствовала всю тонкость ощущения жара мужских ладоней на своём животе, прикосновение которых обжигало даже, в таких тонких чувствах, даже через тонкую материю надетого на ней платья. Голова кружилась, подобно карусели, комната от сильного порочного искушения плыла кругом, кровь в жилах Оксаны пульсировала сильным молниеносным потоком, каждая клеточка её тела, просто требовала неутолимого порочного желания. Неистовой страстью мужчина, пальцами развел половые губы Оксаны в сторону, пылающим от холода языком, пропитанным изобилием слюны проник внутрь, доставляя сокрушительный ураган сексуальных эмоций. Извиваясь в громких эротических стонах на кровати, подобной хищной дикой кобре, Оксана выгибала спину, выставляя грудь, чувствовала внутри себя нежное, холодное, убедительное настойчивостью, силу мужского языка. Словно каждая клеточка тела Оксаны накапливала первозданную мощь, сжимая пальцами грудь, она жадно облизывала алые губы языком, сгорая в пучине эротических стонах, порочной дикой любви.

— А….. — простонала Оксана, ощущая, как терзал большим пальцем мужчина её клитор, выгибая сильно спину — Ах….. — издала она изнывающий громкий стон, рухну на кровать, изливая поток бурной прелести оргазма, на язык своего кавалера

— Вам понравилось? — вытаскивая свой язык из влагалища Оксаны, спросил мужчина, вставая с колен расстегивая ремень на темно-синих джинсах

— Иди ко мне — пробираясь к мягким пышным подушкам поманила Оксана указательным пальцем

Эмоции в теле Оксаны, колебались, как в бушующем океане требуя еще большего искушения порочной дикой игры. Мужчина быстро снял с себя джинсы и нижнее белье, забираясь, подобно хищному льву, в момент своей охоты, медленно на кровать подкрадывался он к Оксане, словно как к жертве. Встав над телом Оксаны, так чтобы кончик его бурно играющей головки пениса едва касался её гладко выбритого лобка. Жар пламенного учащенного, сильным возбуждением дыхания, ощущала Оксана, раскрыв алые губы перед губами самца, что стоял на четвереньках над её лежащим в кровати телом. Пристально продолжая смотреть в глаза самцу, Оксана обвила руками его плечи, трепет его тяжелого дыхания завораживал новой ритмикой искушения, после чего она вновь поддалась власти соблазна, слившись с мужчиной губами в страстном поцелуе.

Мужчина, обвивая талию Оксаны руками, не отрываясь от алых губ, он поднял её, посадил к себе на колени, так чтобы она скрестила за его спиной ноги. Продолжая столь рьяно, обволакивать язык мужчины, жадно облизывая губы кавалера, находясь в пьяном бреду, Оксана позволила его крепким и убедительным рукам в момент поцелуя сорвать с себя платье. Порвав его тонкую черную материю, под треск рвущегося полотна, мужчина скинул его на пол. Отрываясь от губ самца, жадно хватая воздух, чувствуя сильно возбуждение, Оксана медленно сползла с колен мужчины, оказавшись самой на коленях перед ним в кровати.

— Я тебя люблю — прошептал мужчина, положив жаркие ладони рук на бёдра Оксаны

«Как я долго ждала, когда я сломаю великого следователя Нечаев, теперь он действительно встал передо мной на колени, думаю, стоит ему ответить взаимностью», подумала Оксана, прикусывая краешек губы, чаруя красотой прелести взгляда, провела кончиком коготка, указательного пальца по губам мужчины.

— Я тоже тебя люблю — солгала Оксана, продолжая нагло очаровывать стоящего перед ней мужчину на коленях в кровати, прелестью пьяного лазурного, голубого взгляда глаз

Мужчина схватил Оксану за волосы, начиная страстно целовать в губы, облизывая их алую нежную поверхность, лаская её тело лаской обжигающих крепких рук, не мог оторваться от пленительных упругих бёдер. Прикосновение мужских рук, как жар его ладоней скользил по рёбрам Оксаны, завораживало так, что каждая клеточка её тела, словно кричало о бездонном ритме порочного искушения. Голова кружилась от безрассудства сексуального возбуждения, в жилах поток бурной крови пульсировал, играя неудержимой похоть, Оксана чувствовала и понимала, что не могла противостоять эротическому соблазну, охватившему её разум. Проявляя непокорность, Оксана сама стала целовать обнаженный мужской крепкий торс, оставляя на его коже алые следы губной помады, медленно опускалась вниз, вынуждая ладонью руки, положив её к нему на грудь лечь его на подушки. Ощущая жар мужских ладоней на своих ягодицах, Оксана, стоя на четвереньках над телом мужчины, пальцами обвила крепкий стержень его пениса. Расставляя ноги над лицом мужчины, Оксана выгнула спину, раскрывая губы, медленно стала приближаться к его крепкой головке, пульсирующей пороком головки пениса. Чувствуя, что мужские пальцы развели в сторону половые губы Оксаны, как стал проникать жар с его пылких губ в неё, она убедительной лаской поцеловала его головку.

— Ах…. — легкостью эротической нотки голоса, издала стон Оксана, ощутив огонь впившихся мужских губ в её клитор

Плавно скользила Оксана алыми губами по стержню крепкого пениса мужчины, обволакивая весь его ствол изобилием своей слюны. Потёки смачной слюны стекали по стержню пенса мужчины, когда Оксана так старательно водила по нему губами, ощущая пульсацию его головки у себя в гортани. Мужчина жадно облизывал клитор Оксаны, держа пальцами стенки её влагалища, разведенными, очень нежно ввёл в неё два пальца. Столь тонкое ощущение вынудило Оксану быстро оторваться от ствола пениса мужчины, издавая громкий стон, чувствуя, как стенки её влагалища принужденно растягиваются под властью мужских пальцев.

— А….. — простонала Оксана, выгибая спину, сжимая пальцами, пышное одеяло на котором стояла, почувствовав, как рьяно стал мужчина кусать зубами её клитор

Колкость щетины мужчины, на промежности разведенных ног вызывало в Оксане стихию и без того бурных эмоций. Схватившись за крепкий стержень члена мужчины, Оксана снова нагнулась, вжимаясь лицом в одеяло жадно кусая его мягкую поверхность. Вновь испытывая сокрушительную силу сексуального удовольствия, ощущая каждой стеночкой влагалища, как внутри неё скользили пальцы самца, пленяя сказочной силой трения. Начиная извиваться, от тонкости таких сильных сексуальных чувств, подобно дикой кошке, Оксана, сжав пальцами, ствол члена самца водила продольными движениями, то закрывая, то вновь открывая его головку.

— Ах…… — простонала Оксана, изливая вновь на губы мужчины прелесть повторно пережитого оргазма, рухнула на постель, продолжая часто и учащенно дышать, как при нехватке воздуха

— Не слишком ли много — удивился Нечаев, жаром пылких губ поцеловал влагалище Оксаны, с которого плавно стекала на него струйка жгучей прелести оргазма

— Ну, я думаю — набравшись сил, задыхаясь от пережитого оргазма, Оксана встала на четвереньки, повернулась лицом к мужчине, выражая страсть дикой кошке, медленно ползла к нему — Это не конец, правда ведь?

— Всё зависит — заверил Нечаев, когда Оксана уже стояла над его телом на четвереньках, ощущая пульсацию его крепкой головки на влажных, пропитанных оргазмом, половых губах — Только от вас моя королева — гордо заявил он

— Вот как — изумилась в красивой пьяной улыбке Оксана, продолжая тяжело и учащенно дышать, достаточно ловко направила член мужчины, в своё влагалище медленно начиная всовывать в себя весь его стержень — Ах…. — простонала она, выгибая спину, прижимаясь телом к мощному мужскому торсу

Начиная извиваться на члене мужчины Оксана, прижалась к его пылкому жаркому телу, чувствуя, как крепость его члена растягивает стенки её влагалища. На порах, кожи тела Оксаны, выступил пот от сильного перевозбуждения, поверхность бархатистой плоти стала влажной. Двигаясь в такте подобно ритма, королевско кобре, Оксана извивалась, чувствуя в себе член мужчины, что неожиданно решил взять инициативу в свои руки. Обвивая руками талию Оксаны, медленно вынудил её лечь спиной на кровать, допустив того, чтобы его пенис медленно выскользнул из неё.

— Любите всё контролировать — обрадовалась Оксана тому, как мужчина уверенно обращался с её телом, стоя уже над ней телом на четвереньках

— Такова моя работа — заявил он, дышал словно возбужденный пороком страсти могучий лев

— Хм… — скривила губки Оксана, чувствуя убедительность его пениса на промежности влажных половых губ — В таком случае ах…..

Простонала Оксана, пропуская пальцы обеих рук, промеж пальцев мужчины, простонала, раскрыв шикарным изгибом алые губы, ощутила вновь это завораживающее, захватывающее дух проникновение мужского пениса. Самец, вёл себя, словно одичалый сексуальным пороком лев, сразу же перешёл на быстрый ритм, вынуждая Оксану частым трением стонать, извиваясь в громких эротических криках под его телом. По лицу мужчины стекали крупные капли пота, его грудь покрылась частичками влаги сексуального перенапряжения, которую он излучал из себя, жаром страсти огненной любви. Жадно глотая воздух в момент такого сильного проникновения, в себя мужского пениса, Оксана ощутила крепкие мужские руки на своей талии, как он оторвал её попку от постели, положил к себе на колени. Сжимая пальцами наволочку подушек Оксана, ощущала, как рьяно в неё проникает мужской пенис, держа крепкими руками её за бёдра, перешёл на ускоренный ритм. Сгорая в пучине собственных стонах кусая наволочку подушку, в течение получаса, сжимая пальцами собственную грудь, Оксана ощутила, как крепость мужского пениса быстро покинула влажную обитель её влагалища, изливая фонтан спермы на постель.

— Ах…. — простонала Оксана, когда мужчина опустил медленно её на постель, тяжело продолжая дышать, лёг рядом с нею

— Я люблю тебя — прошептал он, нежностью жарких губ поцеловал Оксану в алые, изнывающие в стонах, губы

— Я…. я….. — задыхаясь от вновь пережитого оргазма, ответила Оксана, поворачиваясь спиной к мужчине, не могла проронить ни слова

Мужчина накрыл обнаженное, ноющее в стонах тело Оксаны пышным одеялом, обвивая руками её тело, прижал спиной к себе. Переживая сильный упадок сил, Оксана непроизвольно закрыла, ощущая крепость мужских рук, как убедительность и настойчивость их пальцев сжимала её сочные груди, а жар ладоней обжигал нежные розовые соски. Воздух в комнате после прошедшей порочной игры стал еще более душным, пропитанным стойкостью перегара Оксана, постель была пропитана потом, парфюмом от её тела и тела мужчина, что даже после пережитого удовольствия вёл себя как гордый лев. Чувствуя себя в надежных объятиях, Оксана нежно засопела, уткнувшись в подушку, так и оставаясь лежать в постели в оковах крепких мужских рук под одеялом в постели, пропитанной страсти, необузданной прошедшей жаркой любви.

***

Медленно открывая тяжелые веки глаз, Оксана заметила за пеленой балдахина кровати, как назревало красивое зарево заката на небе. Находясь в постели в оковах горячих, крепких мужских рук, что сковали замком груди Оксаны, прижимая к себе спиной, находясь под толстым пышным одеялом. Голова кружилась, комната, словно плыла, Оксана не могла распознать её интерьера, ощущая жуткую сухость во рту и легкую расслабляющую боль во всем теле. Воздух был в комнате сжатый, испытывая недомогание, Оксана не могла распознать его запах, ощущая духоту под одеялом и то, как на порах собственного тела царствовала липкая влага пота. Продолжительные несколько минут Оксана лежала, оценивая обстановку в комнате, смотря через пелену балдахина кровати, чувствовала, как за спиной тихо сопел мужчина, жар его ладоней пленил розовые соски её груди, сковывая её тело цепями нежных крепких рук. Чувствуя выставленной покой, упругих ягодиц, как промеж них лежала в невозбужденном состоянии мужские гениталии, Оксана нервно стала покусывать губу, сжимая пальцами наволочку подушки на которой лежала.

— Блядь ну это просто пиздец какой-то!

Шепотом грязно выругалась Оксана, с большим трудом освободилась из-под власти оков, мужских рук, опустив их до уровня собственных бёдер. Глотая жадно воздух ртом, Оксана, опираясь руками на мягкую, прогретую жаром тел поверхность кровати, медленно приподнялась, освобождаясь от прикосновения мужских рук, спящего самца, села на кровати, поджав под себя ноги. Сознание было окутано пеленой тумана, стены комнаты кружились, будто Оксана находилась на карусели, а во рту сохранился всё еще сладкий осадок вина, вместе с ужасающей сухостью и назревающей головной болью не давал покоя.

— Чей это интересно дом?! — спросила сама себя шепотом Оксана, сидя на кровати, не спеша свесила ноги с кровати — Что, черт возьми, происходит? — рассуждала вслух она, обувая медленно черные туфли, что лежали на полу, рядом с кроватью, около разорванного черного её платья

«Я снова переспала с Нечаевым, только уже в жопу пьяная, как такое могло вообще произойти, о чём я блядь, черт возьми, думала», почувствовала Оксана неловкость, продолжая сидеть на кровати, набираясь сил, посмотрела, с чувством стыда на лежащего в постели мужчину.

Набравшись сил, Оксана медленно поднялась с кровати, переступая с ноги на ногу, едва слышно стукала каблуками по паркету, пытаясь не разбудить мужчину, что тихо спал в постели. Направляясь к выходу, из комнаты, Оксана обратила внимание на портрет мужчины и женщины, что висел на стене, сразу же узнала родителей Виктории Вишневой.

— Это дом родителей ручной шлюхи Романовых — тихо прошептала Оксана, остановившись у стены, посмотрела на фотографию в рамке, что висела на ней — Стоило было бы догадаться, но вот только зачем Изабелла, всё это устроила — размышляла она, вслух покидая комнату

Проследовав по коридору, сиреневые стены которого были украшены горшками растений, висевшими на ней, их вьющиеся ветки искусно выражали узор, придавая притягательный дикий интерьер.

— Надеюсь, хоть сок у них есть в холодильнике — вредничала Оксана, переступая с ноги на ногу, прошла по коридору посмотрела, посмотрела на себя в зеркале, что висело на фиолетовой стене

Растормошенные золотистые волосы, имели произвольную пышную прическу на голове у Оксаны, унылый взгляд, сочетающийся с глубоким терзающим муками её сознание похмельем. Предпочитая больше не смотреть не своё обманчивое отражение, Оксана, покачивая упругой красотой бёдер, вошла на кухню, звонко коснувшись кафельной плитки пола. Светлая обстановка, помещения кухни сочетала в себе сиреневое покрытие панельных деревянных стен, что служили шикарной облицовкой. Яркая, голубая стеклянная люстра была в форме кувшинки. Воздух на кухне был пропитан, травяным запахом, высохшей соломой, чудесно сглаживала эту атмосферу сказочной прекрасный букет герани и хризантемы, что стояли в хрустальных вазах на пластиковом подоконнике кухонного окна. На круглом гладком кухонном столе, стояла большая ваза с фруктами, ко всей этой палитре был добавлен стакан апельсинового теплого сока, что каким-то чудом тоже стоял на столе.

— О… блядь! — изумилась в улыбке Оксана — Нечаев словно читает мои мысли

Обвивая пальцами стеклянный стакан с соком, Оксана начала жадно его глотать, стараясь утолить ужасающую сухость во рту. Капли оранжевой прелести вытекали с губ Оксаны, плавно огибая подбородок, падали завораживающим касание приятной влаги на бархатистую кожу сочно груди, чарующим скольжением дотронулись до её розовых твердых сосков, вызывая таким жестом бурю сексуальных эмоций. Насладившись несколькими большими глотками кисло-сладкой прелести, Оксана поставила полупустой большой бокал на стол, с жадностью посмотрела на бананы, что лежали перед ней в вазе. Отрывая от ветки скрепленных бананов один, Оксана тут же начала его распаковывать, встав у стула, наступила на него коленом, выражая красивым изгибом пикантную прелесть изящных ягодиц.

— Уже встали Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Нечаева, за своей спиной

— Голова ужасно болит — обернувшись, посмотрела Оксана на стоящего в коридоре мужчину, в красном длинном халате — Да и тело, что произошло?

— А вы не помните? — ухмыльнулся Нечаев, словно насмехаясь — Нет, что серьёзно вы ничего не помните?! — удивился он, тому, как Оксана ничего, не ответив продолжала на него так возмутительно смотреть, держа раскрытый банан на кончиках пальцев

— То, что я проснулась голая, в постели с вами, в ваших, между прочим, объятиях и то как вы сжали мою грудь вашими пальцами — рассуждала Оксана, ощущая все еще похмелье и слабость в организме — Да что блядь я, черт возьми, должна помнить? — повысив голос, спросила Оксана, выражая недовольство во взгляде

— Стаканчик сока надеюсь, вам помог — вошел Нечаев на кухню, встав рядом со столом, возле которого стояла Оксана, жаром теплой ладони прикоснулся выставленных её ягодиц

— Господин Нечаев! — возмутилась тут же Оксана, столь наглым прикосновением руки мужчины на своей попке — Что вы себе позволяете? — кокетливо возразила она, ему откусывая кончик от банана

— Вы хоть помните сам секс?! — спросил Нечаев, нежно поглаживая упругие ягодицы Оксаны

— А что должна такое помнить?! — пожала плечами Оксана, посмотрев на мужчину, что стоял перед ней с чувством легкого сексуального возбуждения

— Вы умеете добиваться своего — ничего не ответил Нечаев, на то, как безразлично ответила Оксана на его вопрос — Честно признаю……

— Тш….. — возразила Оксана шепотом, коснувшись указательным пальцем губ мужчины, откусив кусок от банана — Прошу не так громко — предупредила она его, подмигнув ему лазурной прекрасной красотой глаза, чувствуя мужские пальцы этого самца на своём лобке

— Голова болит?! — прижался мужчина к телу Оксаны, обжигающих касанием, прикоснулся пальцами её измученным половых губам, медленно начал водить по ним продольными движениями — Вы столько выпили вина

«Блядь ну уж нет, этого не будет!», хотела мысленно возразить Оксана, после чего ощутила жар ладони другой руки на своём животе, и то, как кончик напряженной головки члена мужчины медленно проник, промеж её половых губ, что самец развел пальцами.

— Ах…. — простонала Оксана, ощущая в себе жар пульсирующей напряжение горячей головки пениса мужчины, запрокинула к нему голову на плечо

— Я люблю вас Оксана Владимировна — прошептал Нечаев под ухо Оксане, обвивая пальцами крепких рук её попку, проявляя настойчивость, сжимая нежно ягодицы

— Хм….. — облизывая жадно губы языком, издала Оксана едва слышный стон, ощущая, как пальцы этого мужчины ползли по её рёбрам — Господин Нечаев — сгорая сильным сексуальным искушением, простонала она, повернув к нему, голодный эротической похотью взгляд, в его сторону

Жужжание телефона, прервало назревающую страсть, его трезвон доносился из гостиной, вынудило мужчину прервать весь этот бурный разврат.

— Это ваш телефон Орлова — вынул он член из Оксаны, оставляя свои руки прижатыми к её притягивающему телу — Думаю, вам стоит ответить, это ведь из больницы, наверно что-то с пациентом

— Думаете, стоит ответить — выражая дикое сексуальное желание, шепотом произнесла Оксана, ощущая, как мужская мощь, пениса мужчины растягивает пульсацией головки её нежные, пропитанные влагой возбуждения стенки — Или может быть, закончим?

— Если мы с вами закончим — возразил Нечаев, медленно вытаскивая свой член из влагалища Оксаны — То ваш пациент, закончит в ящике

— Думаю, мои интерны спасут его — заверила Оксана, повернувшись тут же лицом к мужчине, когда телефон, что лежал на столике в гостиной, разрывался бурным динамичным эхом звучащей музыки dubstep — Я просто уверена, они найдут выход

— Думаю вам всё же — не согласился с этим утверждением Нечаев, убирая руки Оксаны со своего торса, вынуждая её отойти на шаг от себя — Стоит ответить

«Ну и сука же ты после этого Нечаев», нахмурила Оксана губки от обиды, посмотрев с обидой на мужчину, что её отверг.

— Хм…. ну как знаете — поджав от горечи обиды губу, Оксана с наворачивающимися слезами на глазах вышла под громкий звон каблуков из кухни

«Ну, блядь Нечаев, ты точно охуел, я заставлю тебя за это ответить, ты у меня сука такая в ногах будешь валяться», думала Оксана, направляясь быстро по коридору, не могла сдержать льющихся с глаз слёз, что оставляли влажную дорожку на её щеке.

Телефон, что лежал на кофейном столике разрывался бурным динамичным ритмом музыки, входящего звонка, когда Оксана вошла в гостиную. Телевизор, что работал, когда Оксана, находясь на руках у Нечаева, вышла из гостиной, уже был выключен, в камине дотлевали всё еще угли. Сохранившееся тепло, сохранило атмосферу в гостиной более приятной, что сразу же охватило обнаженное тело Оксаны, нежностью приятных теплых, воздушных, рук. Воздух был пропитан шоколадом и приятной сахарной сладостью вина и стойкостью перегара, от красной курточки Оксаны, что лежала на диване, все еще сохраняя запах парфюма «Rose Sauvage», завораживая тонкостью пленительного оттенка аромата дамасской розы.

— Да блядь что?! — взяв быстро телефон, Оксана провела большим пальцем по его сенсору, отвечая на телефонный вызов, в порыве ярости, прокричала звонким голосом в трубку

— Оксаночка?! — удивленно воскликнула Марина Викторовна — Что у тебя случилось, ты вся такая раздражительная

— Диарея нашего пациента вынуждает нас позвонить тебе Оксана — сражу же начала разговор Вероника — Так же изменение цвета мочи, он стал более темный, чем обычно

— Изменение окраса кожи, так же кожный зуд и покраснения на его теле стали уже весьма значительными — предупредил Ларионов

— Печень Тулеева отказывает — предположила Оксана, присаживаясь на диван, положила перед собой на столик телефон — Предположительно так всё началось, я ведь вам говорила

— Инфекция печени дала нам такую симптоматику — согласилась Марина Викторовна — Но тогда стоит сделать ультразвуковое исследование печени

— Да, но вы ведь не поэтому мне звоните — ухмыльнулась Оксана, надевая на себя красную осеннюю курточку — Что-то еще произошло?

— Его дочь — уверял Ларионов — Она собирается забрать у нас нашего пациента и устроила тут разнос в больнице, дело уже дошло до Тихонова, мы с большим трудом до вас дозвонились, уже не знаем, что и делать

— Значит теперь у меня на пути стали появляться родственники моих пациентов — повела губками Оксана, ощущая на губах кисло-сладкий осадок апельсинового сока, а во рту смешавшись со слюной и вкус банана — Придумайте что-нибудь, я через час буду в больнице

— Да Оксаночка — поддержала Марина Викторовна идею Оксаны — Так как ты руководишь лечением Тулеева, может быть, тебя она послушает

— У неё блядь просто не будет другого выбора — заявила гордо Оксана, обволакиваясь в красную курточку, что являлась по фасону пошива больше плащом, облокотилась на спинку дивана — Она наверно там совсем охуела

— Обычная московская студентка, из нашей с вами, местной глубинки — подметил Ларионов

— Хорошо — уверяла Оксана, застегивая пуговицы надетого на ней красного плаща, внутренняя материя которого нежно соприкасалась с обнаженной её кожей, вызывая лёгкое чувство довольства — Дайте мне час

— И ты уверена, что через час будешь в больнице? — спросила недоверчиво Вероника — Время уже седьмой час пошёл, где ты была сегодня весь этот день?

«Седьмой час, охуеть, что я так долго делала?», ужаснулась на мгновение Оксана, раскрыв от удивления, полностью уставшие веки безупречно лазурных глаз.

— А где интересно моя рыжая бестия? — поинтересовалась Оксана, положив ногу на ногу, посчитав грамотно изменить тактику ведения разговора — Она сейчас с вами?!

— Валентина Львова ушла буквально час назад — заверил Ларионов

— Так! — возмутилась Оксана, не успев даже обдумать всё, оторвалась от спинки дивана, вцепившись, как кошка когтями в его мягкую обивку — Что вы там себе позволяете или вы думаете, если меня нет на рабочем месте, так у вас там анархия, я вам блядь там устрою……

— Успокойтесь Оксана Владимировна! — послышался голос Тихонова вошедшего в кабинет — Не знаю, что у вас там происходит, но мне сегодня просили передать, что у следователя и то, что против вас выдвинули весьма серьёзное обвинение, это правда?

— Кто вам сказал?! — удивилась Оксана, вставая с дивана, выставляя перед зеркалом, висевшим в коридоре сексуальную красоту бёдер

— Катерина Владимировна звонила мне и была очень сильно возмущена подобной наглостью, когда вы оставили её одну у себя дома — ответил Тихонов, смутив Оксану подобным заявлением

«Вечно эта сука суёт свой нос туда, куда не следует», подумала Оксана о Катерине, нагнувшись, взяла со столика телефон, направилась вместе с ним к выходу из гостиной.

— Давайте господин Тихонов — возразила Оксана на подобный довод со стороны своего начальства, выражая недовольство в голосе — Я как-нибудь сама разберусь со своими проблемами

— Нет! — возразил Тихонов, вынудив интонацией голоса раскрыть от удивления шикарные алые пропитанные апельсиновым соком губы — Пока это касается жизни вашего пациента, ваши проблемы теперь, это проблемы и репутация всей нашей больницы

«Да он охуел!», подумала Оксана, направляясь по коридору, переливаясь в промежутках между тенью и светом, прошла в сторону ванной комнаты, дверь которой была открыта.

— Я уже устал убеждать родственников ваших пациентов в вашей компетентности, вы совсем уже не хотите работать — продолжил Тихонов читать нотации, повысив значительно тон собственного голоса — У вас час, чтобы явиться на работу иначе для вас это очень неблагоприятно кончится

— Вы мне угрожаете? — возмутилась Оксана, звонко стукая каблуками по паркетному покрытию, прошла мимо кухни, встала рядом с закрытой дверью ванной комнаты

— Я вас предупреждаю! — с угрозой в голосе предупредил Тихонов

— Я это учту — не желая совершенно, дальше продолжать беседу, Оксана разорвала телефонный разговор, нажимая пальцем на сенсор — Урод ёбаный — прошипела она, сжимая пальцами, сотовый телефон, что держала в руке

— Всё в порядке?! — открывая дверь ванной комнаты, спросил Нечаев

Мужчина что стоял перед Оксаной был уже полностью одет, от него пахло приятной свежестью геля для бритья и стойкого запаха мужского одеколона, название которого Оксана не могла распознать. За его спиной горели восковые свечи, что служили единственным освещением в ванной комнате, стояли по периметру самой ванной, поверхность воды которой была покрыта пышными обильными сугробами пены и посыпана лепестками чудесно пахнувших роз. Стены и пол ванной были выложены из кафельной плитки, цвета глубины моря, отражали ярко пламенные оттенки горящих восковых свеч, красиво переливаясь в цвете палитре пламенных тонов. В воздухе помимо всего прочего веяло прекрасной прелестью жасмина, чудесный аромат которого сразу же растопил обиду Оксаны, накопленную на этого мужчину.

— Господин Нечаев?! — ухмыльнулась Оксана, посмотрев на мужчину с удивлением

— Оксана Владимировна — уверял следователь, выходя из ванной, пропуская Оксану войти в помещение — Вы позволите — обратился он, к ней намекая на то, чтобы снять с ней курточку

— Я думала вы сволочь! — разомлела Оксана перед мужчиной, медленно расстегивая пуговицы надетой на ней красной осенней курточки

— Обычно я такой — в шутку заверил Нечаев, помогая Оксане стоя у неё за спиной освободиться от надетой на ней одежды — Но для вас я буду самым обыкновенным — заверил он, любуясь прелестью сочного пикантного взгляда её тела

— Вы будите моим кавалером — входя в ванную, скидывая тут же туфли с ног, возразила Оксана, кокетливо подмигнув, сказочно красивым лазурно голубым глазом, этому мужчине, позволяя ему взять снятую с себя красную курточку — По крайней мере, я этого сейчас требую — гордо заявила она, оставляя лежать туфли на полу возле входа

— Вы позволите? — обратился он вновь к Оксане, намекая на черные чулки, что сексуально обволакивали её стройные ноги, заходя в ванную следом, закрыл за собой дверь

Приятная атмосфера тени и пламени горевших свеч, расставленных по задней и боковым стенкам ванной, создавали непревзойденную гармонию похотливой страсти. Огонь горевших свеч, красиво вырисовывал силуэты пламени на кафельных стенах и полу ванной комнаты, вызывая ритмикой своего таинственного и хаотичного движения, неутолимое сексуальное желание.

— Я наверно тогда буду чувствовать себя королевой — улыбнулась Оксана, распущенной улыбкой, присаживаясь на борт прогретой ванны, протянула ногу мужчине — Если вы, стоя передо мной на коленях, господин Нечаев, это сделаете

— Как пожелает моя королева — присаживаясь на одно колено, перед Оксаной, согласился следователь, аккуратно теплой нежностью пальцев коснулся резинки её черных чулок

— Вы меня балуете — рассмеялась Оксана, посчитав это забавной милостью, обольщалась нежностью скользящего по её ноге чулка — Я так могу и обнаглеть

— Уверен я и это для вас стерплю

— Что я слышу — смутилась Оксана, выражая румянцем на щечках, застенчивость перед кавалером, что снимал с её ноги черный чулок — Да вы влюблены в меня?

— Вы так сообразительны — согласился с этим утверждением Нечаев, скрывая взгляд от Оксаны

— Работа у меня такая — ухмыльнулась Оксана, скрывая сгорающее порочной страстью лицо за прядью распущенных золотистых волос, протянула к нему другую ногу, как только чулок лежал на полу — Да и по вам сразу видно

— А что видно? — поинтересовался Нечаев, подняв голову, тихо спросил он, посмотрев на Оксану возбужденным взглядом

— То, как и чем вы меня любите? — рассмеялась Оксана, озорным смехом позволяя пальцам мужчины коснуться другого чулка на её ноге

— Разве можно любить чем-то еще?! — спросил Нечаев, медленно снимая чулок с ноги Оксаны, пленяя её нежностью своих рук, сказочным завораживающим трением нежной материи капронового чулка — Кроме как сердцем!

«Да он в конец уже охуел!», подумала Оксана, раскрыв рот от удивления, смотрела на мужчину, что сидел перед ней на коленях, медленно и очень аккуратно сворачивал в руках черные её чулки.

— Я прям, даже не знаю, что и сказать — была поражена Оксана, сердце её словно обомлела, оттаяло от морозной непреступной стены льда

— А и не надо ничего говорить — встал Нечаев с колен, положил чулки в корзину для белья, что стояла рядом со стиральной машинкой, справа от него

— Всё что вы говорите

Встала Оксана с борта ванны, на котором сидела, в жилах стала пульсировать сильным потоком кровь, вызывая сильную порочную привязанность к этому мужчине. Чувствуя напряженное его дыхание, Оксана, выдыхая воздух, в такой близости с мужчиной издала легкий искушающий соблазном стон.

— Это всё правда? — провела она кончиком пальцев по его жарким жгучим губам — И вы можете это доказать? — спросила она, желая продолжить неудавшиеся сексуальную сцену, что произошла на кухне

— Как вы хотите, чтобы я вам это доказал? — спросил он, обвивая жаром сокрушающим разум ладоней, коснулся выставленных бёдер Оксаны

— Хочу продолжения — скрывая желание страсти в лазурных голубых глазах, тихо произнесла Оксана, прячась за прядью распущенных золотистых волос

— Тогда мне придётся принять ванну вместе с вами — заверил он, вызывая таким ответом в Оксане шикарной красоты порочную улыбку

— Я думаю — коснувшись торса мужчины коготком указательного пальца, Оксана присела на колени перед ним — Что в таком случае я не буду против — ловкостью пальцев расстегнула она ширинку его джинсов

— Что вы делаете? — почувствовал себя неловко Нечаев, когда Оксана нагло проникла руками в его штаны, сидя перед ним на коленях

— Тише — возразила Оксана кокетливым шепотом, держа в руках напряженный член мужчины, в ожидание, подняла искушающий взгляд безупречно лазурных глаз

Раскрывая медленно губы, создавая интригу, предвкушая момент, Оксана высунула язык, медленно насыщенной поверхностью слюны провела им по возбужденной пульсирующей головке члена мужчины. Нежно, закрытыми губами Оксана, поцеловав головку пениса, постепенно раскрывая губы, пропихивая между них головку. Ощущая языком вкус возбужденной смазки головки пениса мужчины, Оксана, сидя перед ним на коленях на кафельном полу, чувствовала, как он проникает внутрь её рта, ощущая, в этот момент, при продвижении, языком, пульсацию чуть ли не каждой его жилки. Мужчина пальцами обеих рук пробороздил по волосам Оксаны, обвивая её голову, медленно прижал к себе, позволяя пульсирующей головке его напряженного члена проникнуть ей в гортань. Старательно ёрзая губами по крепкому стержню, члена мужчины, Оксана обволакивала его поверхность щедрым изобилием слюны.

— Вы просто бесподобны Оксана Владимировна — был поражен Нечаев, как старательно Оксана возбудила его

— Можно просто Оксана — облизывая губы, с довольной улыбкой произнесла Оксана, ощущая на губах вкус члена мужчины, продолжала ёрзать по его стеблю руками

— Вы так искусно — не сдержался мужчины от сказочной ласки рук Оксаны, выпуская прямо в её раскрытый рот фонтан спермы, когда она так сексуально раскрыла губы перед его напряженной головкой — Это делаете…….

— Ах….. — простонала Оксана, искушая самца прелестью взгляда, покорно глотая его продукт

«Блядь потрахалась называется!», подумала Оксана, огорчившись сильно произошедшему, старательно облизывала, всей поверхностью языка, головку пениса мужчины.

— Теперь я могу принять ванну? — тихо, скрывая обиды на лице, произнесла Оксана, вставая с колен, ёрзала губами, ощущая на них слой мужской спермы

— Только после того — положил руки мужчина на бёдра Оксаны, повернул её к себе спиной, вынуждая наклониться над ванной — Как мы с вами закончим

— Не думаю — раздвигая ноги перед мужчиной, стоя опираясь руками на ванну, выразила своё мнение Оксана, покусывая губу от волнения наблюдая, как мужчина заголил головку и из его головки вытек смачный сгусток спермы — Что это теперь хорошая идея

— Почему? — спросил мужчина, обвивая рукой, бедро Оксаны, вынудил её коленом наступить на борт ванны, положил пальцы другой руки на её половые губы

— Вы уже получили своё — кусая нервно губу, Оксана сильно испугалась того, как на головке пениса мужчины оставался смачный сгусток спермы

— Не до конца — заявил он, касаясь влагалища Оксаны головкой напряженного члена, медленно пальцами развел в сторону её половые губы

«Ну пиздец, я не хочу!», кусая нервно губу, Оксана чувствовала как в неё постепенно входил напряженная крепостью мужской мощи пенис мужчины, оставляя смачные сгустки спермы на её половых губах.

— А…… — простонала Оксана, выгнув спину, запрокинула голову, ощущая в себе медленное продвижение члена мужчины

Мужчина одарил ягодицы Оксаны жгучим шлепком ладони, заставляя её взвизгнуть, стерпев боль, стиснув зубы. После чего так же неожиданно схватился за грудь Оксаны, сжимая её пальцами, положил ладонь другой руки к ней на живот так, чтобы кончики его пальцев касались лобка. Начиная рьяно массировать клитор Оксаны, добравшись пальцами до её клитора, мужчина нежно сжал его двумя пальцами, вызывая в ней водоворот стихийных сексуальных ощущений. Оксана, задыхаясь в собственных громких стонах, находясь во власти крепких оков мужских рук, сама насаживалась на член мужчины, ловко играя тазом, скользила сказочным трением половыми губами по стеблю его пениса. Извиваясь дикой коброй, когда мужчина насаживала её на свой член, Оксана, широко раскрыв рот, выгнув спину, издала громкий стон, чувствуя, как её клитор был сжат мужскими пальцами, а грудь была скованной оковами порочной крепких пальцев любви.

— М….. — изнывала в стонах Оксана, внезапно почувствовала как член мужчины, что был в ней, внезапно стал вялым

— Это было бесподобно — заявил мужчина, вынимая вялый член из влагалища Оксаны

«Нет-нет, только не то, что я думаю», испугалась Оксана, почувствовав, как из её влагалища в момент продвижения стебля пениса мужчины вытекала сперма.

— У меня ведь овуляция через пару дней — дрожащим от страха последствий голосом произнесла Оксана — Зачем вы это сделали?

— Я думаю ответ подобно — говорил Нечаев, снимая с себя черную футболку — Что я случайно, вас не устроит?

— Вы что меня за дуру держите?! — прокричала на него Оксана, выражая на глазах дикую обиду наворачивающихся вновь на глазах слёз — Вы должны были спросить меня, хочу ли я этого

— А почему нет?! — улыбнулся Нечаев, обвивая рукой талию Оксаны, прижал её к себе — Я вас люблю Оксана Владимировна, у нас с вами возможно будущее

«Нет блядь он точно в конец охуел», внимательно смотрела Оксана в глаза мужчины, что жаром своей руки притянул её к себе, заставляя сердце трепетаться в бешеном такте ритма находясь в такой близости.

— У меня уже есть дочь — твердостью голоса заявила Оксана, покидая объятия мужчины, оставаясь к нему, холодной в отношениях — Вы не представляете, каких трудов мне стоило её вырастить, я ночами не спала, когда она была маленькая, я просыпалась по каждому её шороху

— Я вас понимаю Оксана — согласился Нечаев — Мать не та, что родила, а что вырастила и воспитала своего ребенка

— Еще пару таких слов — подметила Оксана, забираясь в ванную, выражая прекрасный силуэт изгиба собственного тела перед мужчиной — И у нас с вами господин Нечаев, возможно и будет будущее — ощущая теплое едва горячее влияние воды на своём теле, она изумилась перед ним в чудесной красоте улыбке

— И я совсем не буду наставить о ребенке — признал это Нечаев, снимая с себя черные трусы, оставляя их на полу

— Ведь у вас их двое и у меня одна дочь — похотливо улыбнулась Оксана, наблюдая, как мужчина забрался к ней в ванну, когда она стояла в ней на коленях, позволяя пышным сугробам пены едва касаться сосков её сочной груди — Нас вполне может устроить то, что мы с вами имеем

— Вы так думаете?! — удивился мужчина, встав рядом с Оксаной на колени в ванной

— Я так знаю — положив руки на мощные крепкие плечи, торса мужчины, Оксана вынудила его лечь в ванной — А сейчас господин Нечаев, мы могли бы с вами просто побыть в тишине в этой уютной атмосфере — предложила она, погружаясь телом под воду, оставляя лишь лицо на поверхности, прижалась к телу мужчины

Тенистые оттенки горевших свеч прекрасно отражали воду в ванной, излучая по стенам ванной комнаты тенистую страсть пламени, яко отражая пузырьки пышных сугробов пены, излучающий терпкий аромат плавающих в них лепестков розы. Прижимаясь к телу мужчины, Оксана ощущала трепетное его возбужденное дыхание и то, как под водой его крепкие пленительной настойчивостью обе руки сжали пальцами, сжали её ягодицы. Поддаваясь столь пленительной нежности влияния мужских рук на своём теле, Оксана выражала довольство безупречной красоты улыбки и легкостью возбуждающих стонов.

Мужчина искусно в ванной покрывал тело Оксаны пенистой мочалкой, когда она стояла в ванной на коленях повернутой к нему спиной. Обильные сугробы пены покрывали тело Оксаны, скатываясь каждому сочному её изгибу, придавая завораживающий тонкости аромат жасмина, в сочетание с изумительным оттенком безупречного вкуса розы. Закрывая медленно глаза и запрокидывая голову, Оксана поддалась чудесному влиянию мужских рук, что водил по её телу мочалкой, завораживая сознание нежностью и лаской.

— Господин Нечаев — нежностью голоса прошептала Оксана, ощущая жар пленительных мужских губ рядом с собой — Вы так нежны со мной, прям даже, не знаю, что и сказать

— А вам моя королева — жаждущим голосом ответил мужчина, коснувшись губ Оксаны жгучим прикосновением поцелуя — И не надо ничего говорить

— Вы влюблены в меня — застенчиво улыбнулась Оксана, открывая глаза, заметила стоя над собой склонившегося мужчину, что ласкал её груди пышной обильной пеной мочалки

— Не вижу в этом ничего плохого — ответил Нечаев, проводя пленительной нежностью мочалки по изогнутой спине Оксаны, нежность ощущения которого пленила её рассудок, даже сковав в движении сказочного лаской трения — Вы достойная любви женщина

— Вы так говорите — улыбнулась распущенной улыбкой Оксана, медленно вставая перед ним в ванной — Потому что желаете меня трахнуть, хотите, чтобы я всегда принадлежала только вам

— Не вижу в этом ничего плохого — возразил Нечаев, покрывая мочалкой бёдра Оксаны

— А я вижу — не согласилась с этим утверждением Оксана, перешагивая через борт ванной — У вас жена и двое детей Нечаев, о чем вы можете говорить, наша с вами связь это лишь союз, чтобы укрепить положение Романова, когда он так низко пал

Гордо заявила Оксана, оказавшись стоять на кафельном полу, когда по её телу стекали десятки капель воды и сгустки обильной пены. Золотистые мокрые волосы, моросили кожу холодным прикосновением к горячему изливающему теплом страсть телу Оксаны, заставляли касанием вздрагивать, спуская со своих прядей капли необузданной силы воды. Встав в пол оборота к мужчине, что стоял в ванной, Оксана выражала перед ним притягательность своего тела, взяла с вешалки красное махровое полотенце.

— А вы думаете, я не поняла — злорадно улыбнулась Оксана, обворачивая мокрое тело, нежностью красного полотенца — Зачем вы сюда меня привезли в дом родителей этой Романовской шлюхи

— Я думал наши чувства взаимны — говорил мужчина, стараясь, не выражать разочарование, пытался поддерживать тон голоса нормальным

«Блядь он так меня заебет, ладно буду с ним помягче», почувствовала Оксана легкое давление на советь, обворачивая медленно мокрое тело полотенцем.

— Конечно, взаимны — солгала Оксана, приближаясь к ванне в которой стоял Нечаев — Вы ведь подбросите теперь меня до больницы, если вас это конечно не затруднит — вставая на носочки, рядом с ванной, когда мужчина перед ней нагнулся, коснулась нежной упоительной лаской его губ

— Я же обещал, что довезу тебя — ответил Нечаев, вылезая из ванны

— Хорошо — изумилась в улыбке Оксана, повернувшись к мужчине спиной, нагнулась перед ним, поправляя лежащие на полу черные туфли, медленно обула их на ноги — Мне потребуется новое платье, моё же вы порвали, когда так сильно меня желали, что не соизволили его просто снять с меня

— Я думаю, Изабелла Романова вам тут оставила подарок — шлепнув кокетливо Оксану по выставленной попки, прикосновение руки мужчины которого заставило её вздрогнуть и едва слышно взвизгнув от жгучего шлепка ладони, заявил Нечаев — Он вам, безусловно, понравится

— Если блядь он, конечно, не будет слишком уж блядским — прошипела Оксана, выражая недовольства от шлепка по своим ягодицам, где остался блеклый розоватый след

— Если для вас деловой костюм конечно — предупредил Нечаев, когда Оксана медленно стукая звонко каблуками по кафелю, подошла к закрытой двери ванной комнаты — Для вас деловой костюм не будет считаться слишком откровенным

— Я посмотрю на ваше предложение — кокетливо подмигнула глазом, заверила Оксана, открывая дверь ванной, ощутила, как необъятные воздушные руки холодка охватили тут же её тело — И если оно меня устроит, то я его приму

— С вами так сложно договориться — подметил Нечаев, покидая ванную следом за Оксаной, любовался прелестью красоты изгиба её ног

— Со мной вообще всё тяжело — озорным звонким смехом рассмеялась Оксана, направляясь по коридору в комнату, где творился весь разврат

— Я уже это заметил — оставляя дверь открытой, проследовал Нечаев следом за Оксаной

Красивое зарево заката, уходящего за горизонт солнца, заметила Оксана, как только вошла в теплую приятную атмосферу комнаты. Балдахин большой кровати был поднят, постель на которой произошла дикая страсть, была смята буграми стихийной похоти любви, все еще впитывала в себя парфюм их тел, а так же их запах горячей порочной связи. Вещи Оксаны так и остались лежать на полу, когда мужчина, впадая во власть сексуального голода, сорвал их с неё. В воздухе пахло строптивой тонкости одеколона Нечаева, чудесной прелестью лепестков роз, ароматом вина, шоколада, а так же изощренной палитры вкусов цветов стоящих в вазах этой комнаты.

— И так во что же я оденусь, по-вашему? — спросила Оксана, входя в комнату оценивая прекрасные оттенки лучей заходящего за горизонт солнца, что вырисовывались по стенам

— Господин Романов просил передать вам этот наряд

Указал он поворотом головы, на шкаф, справа от кровати, к которой медленно подошла Оксана, виляя упругими бёдрами, на двери которого висела офисный черный сарафан и белая блузка.

— Надеюсь, он вам подойдёт, ведь Сергей Викторович как выразился, не раз покупал вам платье для вашей личной коллекции

— Романов действительно очень низко пал — улыбнулась Оксана шикарной подлой улыбкой, подошла к двери шкафа, где на вешалке висел приготовленный ей наряд — Тут даже упаковка черных моих чулок?

«Блядь мне срочно нужно выпить эту таблетку, я уж точно не хочу быть беременной, Аришку я не с кем не хочу делить», мысленно покусывая от волнения губу, возразила сама себе Оксана.

— Одевайтесь Оксана Владимировна — вышел из комнаты Нечаев, направляясь по коридору к ванной, где оставил свою одежду

— Господин Нечаев — обратилась к нему Оксана, встав у закрытой двери шкафа, на ручки которого висела вешалка с сарафаном и блузкой — Вы могли бы принести мою сумочку и стаканчик апельсинового сока уж очень пить хочется

— Если для вас это так важно — послышался голос Нечаева с коридора — То я вам её принесу, а пока будьте так добры Орлова, одевайтесь

— Хм…. блядь, а как будто у меня есть выбор

Взяла Оксану вешалку в руки, не спеша направилась, держа её в руке к кровати, медленно по пути разворачивая полотенце которым было окутано её тело. В плавном медленно падении красное махровое полотенце, чудесным влиянием трения скользило по обнаженной коже тела Оксаны, падая на пол. Положив приготовленный наряд на постель, Оксана медленно забралась на неё, скидывая с ног туфли, оставляя их лежать на полу, рядом с кроватью, подобно царице села, в постели поджав под себя ноги, с гордым видом взяла вешалку, любознательно на неё посмотрела.

Медленно завораживающим трением черный чулок медленно полз по ноге Оксаны, когда она вцепилась нежно в его материю коготками. Чудесный черный офисный сарафан пленительно облегал сочный силуэт тела Оксаны, придавая каждому изгибу её тела изощрённую сексуальную притягательность. Белоснежная белая блузка, что скрывалась за черной тканью офисного сарафана, подобно пышности, парусу на мачте корабля, прекрасно сочеталась с образом Оксаны, а расстегнутые верхние пуговицы выказывали скрывающийся под ней черный кружевной бюстгальтер. Золотистые волосы Оксаны имели ровную укладку, придавая ей гордую самовлюблённую натуру.

— Вот ваш сок Оксана Владимировна…… — застыл Нечаев на входе открытой двери в комнату, когда Оксана, сидя на кровати, надевала на другую ногу черный чулок

— Вы что приведение увидели? — изумилась в застенчивой улыбке Оксана, остановилась, держась коготками за черный чулок — Дайте мне уже сумочку и мой сок, я сама всё сделаю

— И что вы собираетесь сделать?! — удивился Нечаев, медленно входя в комнату, удивился шикарному образу Оксаны, не спеша направился к кровати, на которой она сидела

— Предотвратить ошибку — гордо заявила Оксана, выхватила из его рук белую кожаную сумочку

— Не понимаю о чем вы?

— И не нужно — раскрывая сумочку, Оксана стала поспешно в ней копаться, искать нужную упаковку таблеток — Дайте мне, пожалуйста, сок

Доставая упаковку нужных таблеток «эскапела», Оксана тут же запила её апельсиновым соком делая жадные большие глотки. Отрываясь от пустого бокала с соком, Оксана сексуально простонала, создавая специально интригу между этим мужчиной, смачно облизывая кисло-сладкие губки языком.

— А теперь давайте вы, как всегда будите ко мне на вы — передавая пустой бокал в руки мужчины, что стоял рядом с ней, попросила Оксана нежной интонацией голоса — И как всегда я для вас просто Орлова

— Вы хотите просто перечеркнуть, что между нами было?

— Я хочу просто

Гордо заявила Оксана, обувая на ноги черные туфли, взялась кончиками пальцев за лямку сумочки, что стояла рядом с ней, встала с постели, на которой сидела.

— Чтобы никто не узнал о наших с вами отношениях — звонко стукая каблуками, проследовала Оксана к выходу из комнаты, поправляя сумочку на плече — Вы же понимаете, будет очень грубый и громкий скандал, который мало кто переживёт — говорила она, выражая сексуальность пикантных бёдер, в каждом шаге, направляясь по коридору

— Вы позволите Орлова — заставил Нечаев обернуться к нему стоя в коридоре, когда Оксана стояла напротив гардеробного шкафа семьи Вишнёвых, расположенного напротив их гостиной — Ваша курточка

— Вы легко вживаетесь в роль — подметила Оксана, стоя к мужчине в пол оборота положа руку на бедро — Будьте ко мне таким же строгим, как и раньше, тогда никто ничего и не заметит

— Разумеется — согласился с этим утверждением, встав у Оксаны за спиной, когда она, копаясь в сумочки, достала из неё помаду

— В чём дело?! — удивилась Оксана, когда мужчина, что стоял у неё за спиной так вопросительно в её сторону — Вы что и губы хотите мне накрасить? — была поражена она заботой со стороны этого мужчины, передавая ему тюбик помады в руки

— Это же по моей прихоти вы оставили свою губную помаду на моём члене, а потом я оставил её на ваших половых губах — обвивая подбородок Оксаны пальцами, нежностью голоса уверял Нечаев, снимая другой рукой колпачок помады, положив её на полку под зеркалом

— Она что и сейчас там?! — испугалась Оксана, посмотрела, ожидая жалости от мужчины в глаза Нечаеву

— Если честно — заверил Нечаев, выдвигая стержень помады, медленно прикоснулся его кончиком к губам Оксаны — Такой секс, как у нас с вами у меня даже с женой не был, вы просто богиня любви

— На что вы намекаете?! — нахмурив губки, надулась обидой Оксана, когда по её губам медленно гулял кончик стержня губной помады

— На то, что вы прекрасны — успокоил Нечаев, подчеркивая феноменальный очерк, алого оттенка слоя помады на губах у Оксаны — И бесподобны…..

«Да он блядь в конец охуел, влюбился в меня как мальчишка, как такое возможно», нахмурила губки Оксана, внимательно наблюдая за глазами стоящего перед собой мужчины.

— Ну, всё-всё хватит! — возразила Оксана, прошипев на него сгорая от стыда, выхватила помаду из его рук, убирая тут её стержень надела колпачок и убрала в сумочку — А теперь господин Нечаев в последний раз я позволю вам надеть на себя курточку

Позволяя рукам мужчины надеть на себя красный осенний плащ, Оксана, поднимая руки вверх, согнув их в локоть, кончиками пальцев коснулась ровных прямых волос, придавая им выразительную пышность и объём взмахом обеих рук. Застегивая пуговицы красного плаща, Оксана удивилась, как Нечаев даже дверь дома перед ней открыл, пропуская её выйти первой, ощущая на теле влияние вечернего деревенского воздуха. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана наступила каблуками черных туфель на пропитанное влагой, прошедшего дождя, деревянное крыльцо дома. Угасающий яркий вечерний закат, излучал последние лучи уходящего за горизонт солнца, накрывая пеленой ночи небо над деревней. Воздух был пропитан холодом, его влияние необъятными руками охватывало тело Оксаны, пропитывая её кожу прохладой завораживающего касания. Шелест сухих веток, когда Оксана направлялась по ограде дома, выражая в каждом шаге пикантность изгиба собственного тела, когда за спиной любовался её фигурой шел мужчина. Недалеко был слышен шум бегущей деревенской речки, лай деревенских собак, а так же урчание двигателя, проезжавшего за высоким забором автомобиля.

— Осторожней Орлова — открывая дверь ограды перед Оксаной, предупредил Нечаев — Здесь высокий порог не ушибитесь

— Господин Нечаев! — возразила, повысив голос Оксана, переступая порог открытой двери, больших ворот — У меня может со зрением плохо, но я не тупая

— Я не то хотел сказать — заверил Нечаев, когда Оксана наступила каблуками черных туфель в грязь — Я хотел вас предупредить об этом — указал он мелкую, неглубокую лужу, в которой она уже стояла

— Блядь! — прошипела недовольно Оксана — Надеюсь, чулки не замочила — направилась она к стоящей рядом с большими голыми кустами, листья которых лежали в сырости земли

— Высохнут — заверил Нечаев, открывая нажатием кнопки на брелок свой автомобиль

— Вам блядь легко говорить — выражая недовольство, подошла Оксана к передней пассажирской двери, окутанного объятиями ночи автомобиля

— Садитесь в машину Орлова — с усмешкой заявил Нечаев, открывая дверь с водительской стороны, кинул черную папку на заднее сиденье

— Как будто у меня есть выбор — прошипела на него Оксана, открывая дверь, ощутила приятную теплую атмосферу скопившегося воздуха в салоне машины

— Я вам просто его не дам — заверил Нечаев вставляя ключ в замок зажигая, после того как залез в автомобиль

— Какой вы грозный — выражая страсть во взгляде голубых лазурных глаз, забралась, выгибая кошкой спину, в салон черной машины Оксана, закрыла за собой дверь

— Я не могу ведь вам позволить гулять одной по этим местам

— Как будто я такая дура — ухмыльнулась Оксана, красивой улыбкой, чудесно выражая это сказочно прекрасными скулами лица — Я бы вызвала такси

— Нет, вы что хотите быть изнасилованной на берегу нашей деревенской речки

— Почему сразу изнасилованной? — удивилась Оксана — Еще ведь остались порядочные люди

— Сомневаюсь — возразил Нечаев, медленно тронул автомобиль с места

Наблюдая в окно за менявшимися в тени силуэтами озябших деревьев, очертанием домов, проходящих непонятных образов, деревенских жителей, по улицам деревни, Оксана облокотилась на спинку сиденья, положив ногу на ногу, смотрела в окно. Черная лада гранта двигалась, медленно переливаясь по израненному гравийному полотну деревенских улиц, словно как корабль, плывущий по волнам. Тихо урчащий двигатель завораживал слух Оксаны мелодией очередного такта, когда машина плавно спускалась со склона, покидая редко заселенный район деревни. Машина едва слышно вминала покрышками колёс гравий, что плавно сменялось плеском размытых луж, по которым проезжал автомобиль. Всё это происходило за тихим звучанием, закрытых окон машины, где в царствующей в густой пелене деревенской ночи, происходила гармоничная палитра отзвуков осени.

***

Тихое дуновение ночного ветра, завывало над деревенской долиной, скрашивая аккордом шелеста веток мелодию его звучания. Тысячи ярких звезд были видны в небе, свет которых пробивался через густую пелену необъятной ночи. По деревенским улицам гуляли деревенские жители, молодёжь, что сидела на лавочках в парковой зоне рядом с больницей, а так же двое мужчин стояли на больничной стоянке. Деревенский дворовой пёс, лаял где-то из парка красивых пышных голубых елей, там где свет фонарного освещения улицы не смог пробиться в эту природную тернистую чащу. В холодом, пропитанной запахами осени, всё еще пахло сыростью, корой мокрых деревьев, опавшей сухой листвой, а так же запахом хвои пышных голубых лей, вся эта обстановка напоминала палитру диких природных ароматов леса.

— Надеюсь, вы Оксана Владимировна понимаете, что излишняя откровенность в суде будет неуместна — предупредил еще раз Нечаев, плавно сворачивая свой автомобиль в больничный дворик — Вы лишь дадите им повод для неопровержимых улик или обвинения

— Вы это уже мне говорили господин Нечаев — уверяла Оксана, продолжая смотреть в окно пассажирской двери — Надеюсь, я за два дня успею вылечить своего пациента

— В противном случае вас доставят силой в суд

— У нас же не средневековье — удивилась Оксана такой конкретики, так возмущенно надув губы посмотрела на мужчину, что сидел за рулем — Насилие ведь недопустимо

— Это правосудие Оксана Владимировна — улыбнулся Нечаев, направляя машину по больничному дворику — Оно порой иногда бывает слепо к людям

— Иногда?! — удивилась Оксана, когда Нечаев остановил машину у крыльца приёмного покоя

— Да почти всегда — ответил Нечаев, коснувшись жаркой ладонью колена Оксаны — Но не волнуйтесь Оксана Владимировна, я сделаю всё, чтобы к вам суд проявил максимальное снисхождение, вы не можете потерять свою должность

— Я её и не потеряю — застенчиво улыбнулась Оксана, коснувшись пальцами дверной ручки автомобиля, чувствовала настойчивое влияние мужской руки на своём колене — Не волнуйтесь Нечаев, всё будет хорошо — открыла она медленно дверь

«Блядь какой-то бред несу, я сама пиздец как боюсь являться туда в суд», подумала Оксана, посмотрев в глаза мужчине, наблюдая за его реакцией.

Легкое влияние ночного холода проникло необузданной волной прохлады в теплый салон автомобиля, охватывая ноги Оксаны, что были в чулках моросящим влиянием. Дождавшись мгновения, пока мужчина налюбуется образом Оксаны, она высунула ногу из машины, коснулась бетонного покрытия дороги, медленно покидая салон, выгибая спину кошкой, выставляя изумительную красоту бёдер. Ничего не ответив Нечаеву, Оксана медленно закрыла дверь машины, наступила каблуками черных туфель на тротуар рядом с дорожным полотном, направилась к крыльцу приёмного покоя, рядом с которым стояла газель скорой помощи. Эмоции внутри Оксаны, играли бурную стихию паники и необъяснимого для неё самой гнева, который она не могла контролировать, желая на кого-нибудь уже излить свою ярость.

На ступеньках крыльца приёмного покоя стояли две дежурные медсестры в белых, подобного первозданному снегу, халатах. Девушки с виду, которым лет двадцать пять не больше, стояли, держа в пальцах одной руке сигарету, ароматный запахом розы, дым которых устремлялся из тонкого стержня, улетая ввысь. Две распутные по внешнему облику девушки, их волосы были скрыты за белыми медицинскими колпаками, мило смеялись между собой, разговаривая звонким озорным голосом, смотря что-то в своих сотовых телефонах.

— Не знала, что на территории больницы можно курить — выказывая недовольство, произнесла Оксана, подходя к ступенькам крыльца, на которых стояли девушки — Я постараюсь сделать так, чтобы Тихонов установил здесь видеокамеру

— Оксана Владимировна! — испугалась одна из девушек, выказывая своими веснушками, чьи скулы были так красиво посыпаны — Но что вы тут делаете, разве вы не должны быть дома? — быстро выбросила она сигарету в рядом стоящую урну

— Стоило бы выбросить всю пачку — прошипела Оксана, наступив каблуком черных туфель на бетонные ступеньки крыльца — Постарайтесь больше при мне этого не делать — вытащила она из пальцев сигарету у другой медсестры, держа на кончиках пальцев, кинула её в урну

— Простите Оксана Владимировна — извинилась тут же девушка, из пальцев руки которой Оксана вытащила сигарету, скрывая сгорающий от стыда взгляд, повернулась, словно стала любоваться машиной скорой помощи — Этого больше не повториться

— Постарайтесь это учесть

Повысив голос, заявила Оксана, поднявшись по ступенькам на крыльцо, прошла мимо двух девушек, виляя шикарной красотой бёдер, скрытых красной, надетой на ней курточке. Яркий свет горевшего фонаря, что светил над козырьком крыльца, освещал образ Оксаны, а так же местность вокруг неё.

— Что на территории больницы курить нельзя, вам блядь это ясно — поднявшись по ступенькам на крыльцо, грозно прокричала она, обернувшись в пол оборота

— Мы всё поняли Оксана Владимировна — почти в один голос произнесли две девушки, опустив головы, когда Оксана их так по-детски отчитала

— Надеюсь на это — прошипела Оксана, сжимая пальцы в кулаки, вошла в открытую дверь приёмного покоя — Послужит вам уроком — выражая недовольство, закрыла она за собой двери приёмного покоя

В помещение приёмного покоя света почти не было, лишь из кабинета справа горел свет настольной лампы, где спокойно отдыхал сидя в кресле, дежурный врач. Синие стены с белой побелкой, были покрыты пеленой тени наступившей ночи, лишь дорожка золотистого из дежурного приёмного кабинета проливалась на них блеклой зябью света настольной лампы. Тишина этого помещения была просто несокрушимой, было прекрасно, как завывал ветер за закрытым пластиковым окном, а так же как сопел в кресле за столом, дежурный врач и смех медсестер за закрытой дверью, что стояли на крыльце. Звонко стукая каблуками черных туфель, Оксана прошла по коридору, разбудила звоном мужчину, что спал в дежурном кабинете, вынуждая его оторваться от стола, на который он сложил свою голову, закрывшись толстой книгой.

— Вот уж я ожидала тебя тут увидеть — произнесла Вероника, когда Оксана повернула за угол коридора, направляясь к кафетерию — У нас тут проблема поважнее, здоровья нашего пациента

Темноволосая кудрявая, была одета в белый длинный врачебный халат, под которым скрывалась её черная кофточка, силуэт её изящных стройных ног скрывали темные синие джинсы. Пленительная сила парфюма «Tom Ford — Black Orchid»,завораживала утонченностью аромата черной орхидеи, чем так приятно пахло тело Вероники. Волосы на голове темноволосой девушки имели шикарный пышный завитый кудрями объём, придающий ей весьма сексуальный образ.

— Машину скорой помощи, на улице ведь видела? — обратилась она к Оксане, посмотрела в её сторону, отрывая взгляд от планшета, что держала в обеих руках

— И что?! — не понимая суть вопроса, подошла Оксана к этой девушке, выражая всё внимание на лице, не переставала на неё смотреть

— Совсем скора, в неё погрузят нашего пациента — пояснила Вероника, передавая в руки Оксаны планшет с проведенным ультразвуковым исследованием печени

— Не посмеют без моего разрешения — возразила Оксана, прошипев, как кобра голосом, держа в руках планшет — Так давай посмотрим, что тут у нас

Из увиденной на планшете фото ультразвукового исследования, Оксана смогла с легкостью предположить, что это киста представляет собой пузырь, весьма сложной структуры. Локализованное кистозное образование находилось в левой доле печени, выстраивая там плацдармы в форме пузыря, окруженной защитной неприступной для иммунной системы человека оболочкой. Снаружи он окружен слоистой оболочкой (кутикулой), толщина которой иногда достигает 5 мм. Под многослойной «кутикулярной» оболочкой лежит тонкая внутренняя зародышевая (герминативная) оболочка, которая продуцирует выводковые капсулы со сколексами, дочерние пузыри, а также дает рост слоистой оболочке.

— Да у него вся печень в пузырях — ужаснулась Оксана — Нужно срочно готовить операционную, попробуем их убрать

— Боюсь, не получится — возразила Вероника — Дочь нашего пациента уже собирается его забрать

«Блядь, ну почему я всё должна делать сама», нахмурила от недовольства губки Оксана, выражая чудесный изгиб формы скул.

— Я пойду с ней сама поговорю — держа в руке планшет, направилась Оксана дальше по коридору, звонко стукая черными каблуками по бетонному покрытию пола

— Она никого не хочет слушать — уверяла Вероника, направляясь следом за Оксаной — Она хочет перевезти его в Московскую какую-то частную клинику

— Где его как раз там и накроют гробовой доской — грубо выразила Оксана своё мнение, проходя мимо кафетерия, почувствовала свежий запах приготовленной только что выпечки — А ты пока купи мне что-нибудь поесть

— Мы не знаем, с чем имеем дело!

Убедительно требовала Вероника одуматься, когда Оксана остановилась перед ней, обернувшись в пол оборота, не став её слушать открыла свою сумочку достала из неё кошелёк.

— А что если кисты через какое-то время образуются?

— Значит, устроим им профилактику — не соглашаясь с мнением темноволосой кудряшки, Оксана достала из кошелька тысячную купюру и вручила её в руки Веронике — Всем, чем только сможем, может это даст нам какое-то время хотя бы для того, чтобы провести КТ

— Ты сама не понимаешь что говоришь

— Я просто отдают, как твой начальник — суровым голосом повторила Оксана свои намерения, пугая стоящую перед собой девушку, прелестью угрожающего взгляда безупречно голубых лазурных глаз — Свои приказы, а ты как мой подчинённый, их выполняй, тебе ясно?!

— Ясно — выражая недовольство и разочарование, едва слышно пробурчала Вероника, взяв с кончиков пальцев Оксаны купюру, которую она настойчиво держала перед ней

— Вот и славно будь хорошей девочкой — коварством блистательной улыбки обрадовалась Оксана, наблюдая за Вероникой — И где, черт возьми, эта блядь Валентина?

— А ты разве не знаешь? — с ухмылкой на лице, обернулась в пол оборота, подметила Вероника

— А что я должна знать? — вопросительно посмотрела Оксана на стоящую темноволосую кудряшку, что словно светилась в довольстве собственной улыбке

— Она нашла себе мальчика — удивила Вероника такой новостью, вызывая в Оксане ярость — А ты разве не знала, она………

«Стоило было блядь догадаться, потому, как она быстро меня покинула, когда мы собрались ехать на виллу к Тулееву», размышляла Оксана, была потрясена услышанным.

— И как давно это случилось? — проявила глубокий интерес Оксана

— Да буквально на прошлой неделе — ответила Вероника, всё так же продолжая ехидно улыбаться перед Оксаной — Она меня с ним уже знакомила, мы пива вместе пили, пока ты со своим Костей развлекалась

— Вы что там трахались что ли? — недовольно спросила Оксана

— Нет, ты что — рассмеявшись, возразила Вероника — Эта глупышка ни с кем его не хочет делить

— Я сама как-нибудь с этим разберусь — прошипела Оксана сквозь зубы, чувствуя ужасную боль разочарования в душе, повернулась спиной к своей собеседнице — Купи мне что-нибудь срочно перекусить — проследовала она, звонко стукая каблуками к вестибюлю больничного здания

«Поверить не могу, как эта рыжая дрянь смогла променять меня на кого-то», была сильно Оксана раздражена услышанной новостью, не могла сосредоточиться на деле, быстро вошла в закрытый холл, больничного здания.

Больничное фойе, было почти пустым, лишь разговорная тихая речь двух медсестер, со стороны входа в детского отделения и то, как два дежурных врача поднимались по лестнице на второй этаж. Атмосфера в помещении при работающих устройствах увлажнителя воздуха, казалась абсолютно чистой, без посторонних запахов, парфюма пациентов за прошедший день, больших цветочных растений, что украшали холл здания, а так же сторонник запахи с улицы окно, которое в самом конце было открыто. Белая занавеска, лишь слегка колебалась в такт проникающей прохладе, в дальнем конце вестибюля здания, относительно коридора, из которого вышла Оксана, наступая звонко каблуками на белоснежную мраморную плитку пола. Направляясь к лестнице, по которой не спеша поднимались два дежурных врача, Оксана гордо выражала изящность пикантность формы собственной фигуры, выказывая специально пышность распущенных золотистых волос.

— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Тихонова, что стоял на площадке между лестничными маршами — Вы я как вижу, не спешите появляться на своём рабочем месте?

«Блядь как снег на голову», прикусывая краешек губы, взволнованно подумала Оксана, остановившись у ступенек массивной лестницы, что вела на второй этаж.

— Валерий Валерьевич — остановилась Оксана, удивившись, увидев заведующего больницей, так и не наступила на первую ступеньку массивной лестницы — Как неожиданность, а я вот как раз хотела вас найти, чтобы вам всё объяснить

— Может, вы мне объясните что, черт возьми, происходит в моей больнице? — повысив голос, Тихонов заставил обратить на себя внимание двух поднимающихся по лестнице дежурных врачей

— А что собственно такого происходит? — прикусывая краешек губы, Оксана наступила каблуком черных туфель на белую ступеньку, что была выложена из мрамора

— Так это вы мне лучше расскажите — продолжал высказывать возмущение Тихонов — Дочь вашего пациента, права мне тут качает в больнице, никого не подпускает уже к своему отцу, может, вы угомоните эту ненормальную, она никого не желает слушать пока её отец в тяжелом состоянии

— Блядь в этой больнице, хоть что-то может делаться без меня — прошипела, выражая недовольство, озлобленной мимикой лица, Оксана медленно поднималась по ступенькам

— Где вы только таких находите?! — сбавил свой тон голоса Тихонова — Служба безопасности вмешалась, но эта девушка пригрозила нам судом и расправой, а так же моральной и прочей компенсацией и судебными исками, если мы применим грубую силу…..

— Блядь она, что совсем ебанутая?! — была поражена Оксана тем, что услышала, поднявшись на второй этаж, грязно не культурно выругавшись, встала рядом с Тихоновым

— Это еще не всё — предупредил Тихонов, когда Оксана так на него любознательно посмотрела, ожидая дальнейшего продолжения — Она вызвала сюда вашего парню Костю, не знаю, откуда у неё его номер

— Значит, Костя всё-таки знает эту чокнутую семейку — произнесла тихим шепотом вслух Оксана свои наглядные мысли

— Что простите? — удивился Тихонов, наблюдая за Оксаной, когда она прошла мимо него, направляясь по больничному отделению в сторону отделения стационара

— А, да так, мысли вслух — отмахнулась Оксана, делая вид как будто ничего не произошло — Так что вы там говорите, дочка моего пациента, что там устроила?

— Самый натуральный — уверял Тихонов, поравнявшись с Оксаной — Беспредел!

— Тогда пойдёмте и посмотрим — с ухмылкой заявила Оксана, направляясь по коридору под светом светодиодных светильников на потолке

Отделения стационара, в которое вошла Оксана, открывая створку пластиковой закрытой двери, сразу же было слышен женский крик. Собравшиеся возле палаты, пациента Оксаны, служба безопасности больницы и пациенты, а так же остальной дежурный персонал. Дежурная медсестра, которая сидела на посту, была просто поражена, тем как девушка отстаивала свою позицию, что боролась за жизнь своего отца, просто решила не заходить в палату. Возле открытой двери палаты стоял Ларионов с Мариной Викторовой, девушка просто никого не пускала к своему отцу.

— Я же сказала! — громко прокричала девушка на ответ Марины Викторовны, перекрывая проход открытой двери в палату Тулееву — Что я забираю своего отца из этой больницы

— Успокойтесь, пожалуйста, Екатерина Андреевна — уверял Ларионов, оставаясь стоять рядом с постом дежурной медсестры — Никто не хочет навредить вашему отцу, мы лишь пытаемся понять причину его заболевания и помочь ему

— Помочь ему умереть! — прокричала темноволосая девушка, на вид которой было лет двадцать

— Ну, если учитывать такой вариант, что день или максимум два — повела губками Оксана, выход из-за спины Марины Викторовны — Он сам помрёт, то и помогать ему следственно не стоит, зачем утруждаться — согнув руку в локоть, рассматривала она свои коготки

— Ты еще кто такая? — грозно прошипела девица, посмотрев на Оксану с недовольным взглядом

— А….., да так прохожая пришла поглазеть на твоего отца — ухмыльнулась нагло Оксана, встав рядом с охранником службы безопасности больницы — Ты ведь знала что у него киста в печени, легких и сердце, вот я и думаю каково это

— Оксана Владимировна! — упрекнул тут же Тихонов — Хватит молоть ерунду, это Орлова Оксана Владимировна, главный лечащий врач вашего отца

— Так и где же ты была лечащий врач, ты хоть знаешь каково ему теперь?

— Вот именно это — подходя к девушке спокойной интонацией голоса, говорила Оксана, вынуждая её отойти и пропустить в палату — Я и хочу узнать

— Я не пущу никого к своему отцу — препятствовала девушка, не желая пропускать Оксану в палату

— Оксана Владимировна у него аритмия — обратился Ларионов, встав за спиной у Оксаны

— Блокада правой ножки пучка Гиса — пояснила Оксана, соглашаясь с мнением Ларионова, посмотрев на прибор контроля жизненных показателей, надевая на глаза очки, что достала из сумочки на плече — А вот это уже действительно становится интересно

Блокада ножек пучка Гиса — нарушение внутрисердечной проводимости, характеризующееся замедлением или полным прекращением проведения импульсов возбуждения по одной или нескольким ветвям пучка Гиса. Пучок Гиса — часть проводящей системы сердца, представленная скоплениями видоизмененных мышечных волокон. В межжелудочковой перегородке пучок Гиса разделяется на две ножки — правую и левую. В свою очередь, левая ножка делится на переднюю и заднюю ветви, которые спускаются по обеим сторонам межжелудочковой перегородки. Самыми мелкими ветвями внутрижелудочковой проводящей системы являются волокна Пуркинье, которые пронизывают всю сердечную мышцу и непосредственно связаны с сократительным миокардом желудочков. Сокращения миокарда происходит благодаря распространению электрических импульсов, зародившихся в синусовом узле, через предсердия на атриовентрикулярный узел, затем — по пучку Гиса и его ножкам к волокнам Пуркинье.

— У него острая сердечная недостаточность — тихо прошептала Оксана, принимая хитрый ход давления на девушку, выдавая мимикой лица специально обеспокоенность

— Что это значит? — обеспокоенно спросила дочь Тулеева

— Послушайте — заверила Оксана, понимая, что отступать уже нельзя — Дайте мне сутки, уверяю вас, переезд, в другую больницу ваш отец просто не переживёт, да даже если переживёт, они будут проводить все тесты заново, а на это уйдёт слишком много времени ваш отец умрёт

— Чего вы хотите? — словно прослушав требование Оксаны, повторила свой вопрос гражданка Тулеева

— Дайте мне и моей команде сутки — заверила Оксана — Обещаю, ровно через сутки я найду ответ

— И у меня, что нет другого выхода? — недоверчиво посмотрела Тулеева в сторону Ларионова

«Блядь ты, что такая тупая, как курица или ты просто пиздец, как бесишь меня», сдерживая порыв эмоций при себе, подумала Оксана, от волнения прикусила краешек губы.

— Послушайте гражданка Тулеева — глубоко вздыхая, посмотрев в глаза стоящей перед собой темноволосой девушки, заявила Оксана — Ваш отец в тяжелом состоянии, длительный переезд в московскую больницу, еще только осложнит задачу

— Значит сутки — поддалась внушению Оксаны девушка

— Да именно сутки — уверяла Оксана, коснувшись дрожащей руки девушки, посмотрела вновь в её наполненные страхом серо-голубые глаза — А теперь прошу вас, разрешите мне и моей команде помочь, хотя бы попытаться спасти жизнь вашему отцу

— Вы обещаете мне — вцепилась она в руку Оксаны, спросила девушка, когда её губа дрожала боязнью, потерять близкого ей человека — Что спасёте его

«Блядь, да как я тебе могу, что-то объяснять», глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, продолжая смотреть в глаза девушки.

— Я же сказала — повторила вновь свою просьбу Оксана — Что дайте мне сутки. По истечению суток, если я не найду ответ, вы можете забрать своего отца

— Хорошо — радушно улыбнулась девушка, посмотрев на Оксану, словно как на надежду спасения жизни своего отца

— Марина Викторовна и Валерий Николаевич, прошу в мой кабинет — ничего не ответив девушке, Оксана направилась к выходу из отделения, когда все на неё так удивленно смотрели

— Оксаночка скажи мне что происходит? — догоняя Оксану, коснувшись её локтя, спросила Марина Викторовна — Ты знаешь что делаешь?

— По крайней мере — заверила Оксана — Я знаю с чего нам начать искать

— Она даже позвала вашего молодого человека — пояснил Ларионов, покидая отделение стационара следом за Мариной Викторовной

— А где же тогда Костя? — проявляя интерес, спросила Оксана, остановившись в больничном коридоре, повернулась в пол оборота

— Он отравился в кафетерий — ответил Ларионов — Как раз за несколько минут до вашего прихода

— Что ты собираешься делать Оксаночка?! — пытаясь понять логику Оксаны, спросила Марина Викторовна, чудесно выражая запах гардении от своего тела

— Нам стоит отличить наше кистозное образование в организме Тулеева — ответила Оксана, направляясь по больничному коридору под светом светильников светодиодных ламп, стукала звонко каблуками по бетонному полу — От других кистозных злокачественных образований

— И что ты собираешься делать? — поинтересовалась Марина Викторовна, коснувшись кончиками пальцев талии Оксаны

— Небольшую хирургическую операцию — заявила Оксана, повернув за угол, проследовала вглубь коридора, окутанного тенью нахлынувшей деревенской ночи

***
Яркий свет диодных светильников, освещал весь рабочий кабинет Оксаны, приятным голубым свечением ярких ламп натяжного белоснежного потолка. Жалюзи больших пластиковых окно в кабинете были плотно задвинуты, скрывая плотным тонким пороком ночную деревенскую глушь за их стеклами. Атмосфера в помещении была приятно насыщена манящим вкусом кофе, волшебный оттенок карамели которого, Оксана глубоко вдохнула ртом. Облокотившись на спинку мягкого черного стула, что стоял рядом с большим столом, Оксана, положив ногу на ногу с надетыми на глазах очках, внимательно изучала снимок ультразвукового исследования печени Тулеева, держа обеими руками планшет. Черный сарафан офисного фасона, чудесно выражал пикантные формы тела Оксаны, чудесным образом подчеркивая объём груди, рельеф осиной талии и притягательные выразительные упругие бёдра.

Валентина сидела на подоконнике пластикового окна, смачно кусая эклер розовыми губками, темноволосая кудряшка теребила коготками другой руки плотно закрытые жалюзи. Ларионов сидел напротив Оксаны, раскрыв красную папку с анализами Тулеева, внимательно изучал образцы взятой крови и мочи. Марина Викторовна расположилась на черном кожаном диване, облокотившись на его спинку, белокурая женщина, выражая привлекательность собственного тела любознательно, сквозь стекла надетых на глазах очков изучала поведение Оксаны.

— Нам стоит отличить — взяв в руки пикантной формы пышный эклер и держа его на кончиках пальцев рядом с губами, говорила Оксана, смачно облизнув губы перед укусом — Нашу кисту от другого рода опухолевых кист печени, таких как тимома и «аденокарцинома»

Рак, происходящий из эпителиальных клеток, которые выстилают определенные внутренние органы и имеют железистые (секреторные) свойства. Аденокарциномы включают рак молочной железы, щитовидной железы, толстого кишечника, желудка, поджелудочной железы, простаты, шейки матки и определенные типы рака легких.

— «Поликистоз печени», объясняет лишь некоторые проблемы с печенью — рассуждала вслух Оксана, откусывая кусок от эклера, что держала на кончиках пальцев

— Так же не стоит откладывать, раз речь идёт о печени — предложил свою версию Ларионов, коснувшись пальцами надетых на глазах очков — Простые истинные кисты печени

— Смею возразить — вставая с дивана, не согласилась с этим утверждением Марина Викторовна, звонко стукнула каблуками черных туфель по паркету пола — Что высокое число эозинофилов в крови нашего пациента говорит скорее о паразиторном вмешательстве в организме Тулеева

— Инфекция? — предположила Вероника

— Какая по твоему инфекция, даёт кисты по всему организму?! — поинтересовалась Оксана, посмотрев в сторону вероники, обернувшись, сидя на стуле в пол оборота — Киста холедоха

Киста холедоха — это своеобразное расширение желчного протока печени. Может быть врожденным или формируется в течение жизни. В последнем случае она выявляется в основном случайно. Если киста холедоха вызывает симптомы, то это может быть боль, тошнота, рвота, жар, желтуха. Редко может наблюдаться воспаление печени и цирроз в результате хронической обструкции (непроходимости) желчных протоков. При очень редком наследственном заболевании, синдроме Кароли, также может наблюдаться мешковидное расширение протоков.

— Да вот только — опровергла все свои догадки, Оксана, вставая со стула — Это не даёт кистозных образований плевральной полости и перикарда

— Рак?! — может объяснять лейкоцитоз, вынес свою теорию Ларионов

— Значит так — привлекая к себе внимание своих коллег начала, рассуждать Оксана — Проведем лапароскопическое удаление кистозных образований печени

— Тогда мы сопоставим извлеченную субстанцию из печени и плевральной полости и перикарда — рассуждала Марина Викторовна, начиная ходить по кабинету — И будет от чего отталкиваться

— Область локализации кист в левой доле печени — продолжила размышлять вслух Оксана, кусая кусочек от эклера, продолжительно с минуту его пережевывая — Что существенно облегчает нам проникновение наших троакаров

— Думаете, пациент переживет операцию в таком состоянии? — насторожился Ларионов

— Думаю если мы её не проведем — доказывала обратное Оксана, посмотрев критикующим взглядом на Ларионова — Он умрёт гораздо быстрее

— Наше оборудование готово будет реанимировать его в случае чего — поддержала Вероника безумную идею Оксаны

— Моя кудряшка решила поддержать меня — изумилась в улыбке Оксана, держа перед алыми, сияющим блеском губами эклер

— Вероника! — удивился Ларионов

— Что папа?! — обиженно надув губки, воскликнула Вероника

— Ладно, пропустим семейную драму — вмешалась в этот спор Оксана — Значит из-за одной рыжей сучки, у нас не хватает рук, придётся обойтись теми, что мы имеем

— Я организую операционную — вставая со стула, изъявил желание Ларионов

— Я займусь подготовкой пациента — вынесла свою кандидатуру Вероника

— Марина Викторовна помогите ей — распорядилась Оксана, подходя к стулу, на котором сидела, коснулась кончиками пальцев его мягкой спинки

Раздался небольшой стук в дверь, после чего отвлеклась Оксана, взяв кончики пальцев эклер, другой рукой подняла со стола пластиковый стаканчик с кофе.

— Костя! — удивилась Оксана, когда дверь её кабинета тихо открылась

— Что же — посчитав своё присутствие больше неуместным, заявил Ларионов, вставая со стула на котором сидел — Нужно думаю заняться своими обязанностями

— Привет Оксана — ответил Костя, входя через открытую — Я вас не отвлёк?

— Мы как раз — выражая легкую застенчивость, прошла мимо Марина Викторовна, коснувшись ладонью торса Кости — Собирались уходить, она полностью в твоём распоряжении

— Как банально Марина Викторовна — повела губками Оксана, выражая мимикой лица и чудесной формой скул недовольство

«Почему я себя чувствую так паршиво, словно я какая-то блядь по отношению к нему», подумала Оксана, скрывая свой взгляд от взора мужчины, что вошел в кабинет.

— Ты не звонила после того……

— Я знаю, Костя прости — опустив невинный взгляд, тихо ответила Оксана

— Я пойду, займусь пациентом — слезая с подоконника, изъявила желание Вероника

— Я сегодня приезжал к Рою — рассказывал Костя, проходя по кабинету Оксаны, медленно обошёл её стеклянный стол, что стоял в центре — Пёс Тулеева, брал его сегодня в лес выгулять

— Почему ты мне говоришь про пса — возмутилась Оксана — А не про то, как ты знаешь семью Тулеевых, как ты с ними познакомился?

— Я их давно знаю — ухмыльнулся Костя, скрывая взгляд от Оксаны, посмотрел как Вероника, покидала кабинет последней — Думал, может тебе будет интересно узнать про собаку

— Зачем мне знать про чужую собаку — с усмешкой в голосе, Оксана выразила свое нежелание его слушать дальше — Я уж точно не ветеринар, чтобы ему помочь

— Рой сильно исхудал — продолжил рассказывать Костя, вопреки желаниям Оксаны — Ты не сделаешь мне кофе? — обратился он к ней, когда она так на него недовольно посмотрела

— Ну как же дорогой мой — повела губками Оксана, от возмущения, медленно подошла к Кости, положив ладонь руки на его черный вязаный пуловер — Сейчас я тебе сделаю кофе

«Охуевший сука, кофе блядь ему подавай», сморщила губки Оксана, отворачивая свой обиженный взгляд от мужчины, медленно убрала руку с его торса.

— Он потерял аппетит и совсем ничего не ест почти — объяснял Костя — Его с трудом заставишь пройтись

Рассказывал Костя, любуясь прелестью тела Оксана, когда она заметила его взгляд в отражении зеркала напротив, направляясь к столешницам на другой стороне кабинета.

— Так же собака потеряла след — говорил Костя, медленно подходя к дивану, на подлокотнике которого лежала красная курточка Оксаны — Я понимаю, ты не занимаешься животными, но всё же может это как-то тебе может помочь в лечение Тулеева

«Исхудавшая собака и потеря её аппетита, а так же охотничья собака потеряла след, блядь да какое, мне до этого дела, я собаками ведь не занимаюсь», злилась Оксана, подходя к столешнице, покачивая упругой красотой ягодиц, выражая их эластичность в каждом шаге.

— Ты хоть сам-то понимаешь — быстро перебирая в голове мысли, решила посмеяться Оксана, открывая кухонный шкаф, что висел над столешницей — Потеря аппетита, исхудание и не желание, что-либо делать из-за сильной утомляемости

— Тебе это о чем-то говорит?

— А что ты там вообще-то делал сегодня? — выражая недовольство, спросила Оксана, взяв банку с кофе, повернулась к мужчине, что сидел на диване

— Хотел взять Роя — ответил Костя, облокотившись на спинку мягкого кожаного черного дивана, положил ногу на ногу — Елена хотела воротник из лисьего меха, а Рой лучший следопыт в этом деле

— Значит, ты хотел взять пса, чтобы сходить на охоту — взяв белую кружку и чайную лужку в другую руку, рассуждала Оксана, включая электрический чайник после того, как поставила кружку на столешницу — И с кем же ты собрался ехать на охоту?

— С ребятами из мастерской — объяснил Костя, улыбнулся застенчиво в ответ на суровое выражение лица Оксаны в свой адрес — Мы довольно часто раньше ездили на охоту с ними, а так же с Тулеевым, постоянно брали с собой Роя

— Значит, собака испытывает тоже самое, что и хозяин — не желая дальше слушать мужчину, тихо вслух рассуждала Оксана — А скажи, на каких животных вы там охотитесь?

— Обычно на лис, зайцев иногда на козла — рассказывал Костя, пожав плечами

— Лисы — тихо произнесла Оксана, состроив задумчивое выражение лица

— Ну да, а что? — удивился Костя тому, как Оксана с задумчивым видом рассыпала кофе с ложки на столешницу — Ты кофе рассыпала

«Потеря аппетита, исхудание, недомогание, пёс потерял след», бросив ложку на столешницу в рассыпанные гранулы кофе, Оксана отошла от столешницы, направляясь к столу, где стоял стационарный компьютер.

— Эозинофилы в крови Тулеева не просто были повышены — отвлеклась Оксана, совершенно забыв про Костю и про его присутствие в кабинете — Вызванный лейкоцитоз, говорил нам о паразиторном вмешательстве в организмы моего пациента, но что так сильно вызывает образование в виде кист во всех почти его органах

— Ты мне кофе собираешься делать? — возмутился Костя, вставая с дивана, направился следом за Оксаной

— Да подожди ты — прошипела недовольно на него Оксана, опираясь руками на поверхность стола, к которому подошла, покачивая бёдрами, касаясь ладонью компьютерной мышки, выгнула спину, выставляя прелесть изысканных бёдер перед мужчиной — Мне нужно кое-то что глянуть?

— Тебя что опять осенило? — удивился Костя

«В первый раз, когда Марина Викторовна сказала, что это возможно была киста, я подумала, что это какой-то бред, а теперь пёс испытывает почти все те же симптомы что и его хозяин, что охотится вместе с ним на лис», оставаясь в той же позе, размышляла Оксана, пытаясь собрать головоломку воедино.

— Собака и его домик в лесу — рассуждала вслух Оксана, открывая google chrome в поисковике набрала «эхинококкоз» — За снимком на заднем фоне, когда я просматривала в его телефоне, я увидела котелок на костре

— К чему ты клонишь?! — удивился логике суждения Оксаны, спросил Костя

Основной механизм заражения человека — алиментарный, контактно-бытовой. Заражение человека происходит при контакте с шерстью животных — хозяев гельминтов (часто собаки), при сборе ягод и трав, питье воды из загрязненных источников, употребление в пищу овощей и фруктов, загрязненных фекалиями окончательного хозяина (например, собаки). Человек заражается эхинококкозом преимущественно перорально, и в связи с гематогенным путем распространения онкосферы могут поражать любой орган, любую ткань, но чаще всего печень ( 44 — 85% ), затем легкие ( 15 — 20% ) в более редких случаях по большому кругу кровообращения — почки, кости, головной и спинной мозг и другие органы. В пораженных органах может развиться одна киста или сколько — множественный эхинококкоз в зависимости от занесенных онкосфер.

Тулеев не достаточно хорошо помыл руки, перед едой, после контактного фото со своим псом вместе, эхинококкоз проник в его организм, сразу начиная развиваться в печени. Симптом поражения печени бактерией эхинококкоза были скрыты до последнего, после чего смешавшись с кровотоком, распространился на плевральную полость и перикард. Образовавшиеся там кисты, разрослись до больших размеров, приводя к сдавливанию органов и к отягощающимся последствиям, которые испытал Тулеев.

— Мне нужно срочно в операционную Костя — повернулась Оксана к мужчине, что стоял за её спиной — Мне кажется, я знаю, чем болен господин Тулеев

— Скажи мне просто — взяв Оксану за руки, он серьезно посмотрел в её глаза — Ты ведь можешь его спасти, пока еще не слишком поздно

— Да — ответила Оксана, неуверенным голосом, пытаясь перебороть сомнения, что охватили её разум необъяснимой паникой — Я попытаюсь сделать всё, что в моих силах — направилась она к закрытой входной двери кабинета

— Спасибо — радушным и трогательным голосом поблагодарил Костя, заставил Оксану обернуться, когда, она стояла посреди кабинета — Может, на время, у меня поживём?

«Блядь вот как ему ответить, что меня, возможно, могут посадить», покусывая краешек губы, подумала Оксана, посмотрев на мужчину, что стоял в кабинете рядом с ней, встав в пол оборота по отношению к нему.

— Я подумаю над твоим предложением — кокетливо подмигнула лазурной красотой голубого глаза, заверила Оксана, стукая звонко каблуками по паркету, подошла к закрытой двери кабинета

— Что ты всё-таки собираешься делать?! — поинтересовался Костя, сделав шаг навстречу к месту, где стояла Оксана, держась пальцами за металлическую ручку двери

— Я же тебе сказала — выказывая возмущение, нахмурила губки Оксана, дождавшись пока Костя подойдёт к ней, ощутила прикосновение его руки, на своей щеке — Послушай я понимаю Тулеев для тебя он много чего значит…….

— Просто спаси его — улыбнулся Костя, обвивая пальцами подбородок Оксаны, нежно обворожительного касания коснулся её сладких алых губ

— Постараюсь сделать что смогу — заверила Оксана, открывая дверь, ощущая в себе жар от прикосновения пылких мужских губ к своему телу — Но ты же знаешь — продолжая смотреть мужчине в глаза, начиная учащенно дышать, уверяла она

— Просто делай свою работу

Снова еще раз повторил свою просьбу Костя, наблюдая как Оксана, открывая дверь, медленно покинула кабинет, боясь посмотреть ему в глаза, тут же закрыла за собой дверь. Облокотившись спиной, на закрытую дверь, оставаясь стоять в приёмной своего кабинета, Оксана чувствовала, как в ней всё бурлило, тело, словно требовало ласки и любви. Переводя дух, вдыхая ртом воздух, Оксана отошла от двери, покидая помещение приёмной, стукая каблуками черных туфель по паркету приёмной, свет диодных ламп на потолке ярким отблеском отражался в стеклах очков, что были на ней. Подходя к двери, Оксана коснулась пальцами, одной руки, медной ручки в форме шара, плавно поворачивая её почасовой, потянула дверь на себя, посмотрев на закрытую дверь своего кабинета, с чувством тоски, вышла из приёмной, закрывая за собой дверь.

***

Тщательно обмывая руки под струей теплой воды, в помещение предоперационной, Оксана пристально смотрела в своё отражение зеркало, что висело над умывальником. Белые кафельные стены и пол, словно зеркало отражало свет закрытых герметичных светодиодных ламп на потолке этого помещения. Плотный белый колпак скрывал золотистые волосы Оксаны, а стерильная повязка на её лице, скрывала красоту очертания скул и безупречно красивую форму губ.

— Всё злишься что Валентина, так тебя глупо провела — поинтересовалась Вероника, стоя за спиной у Оксаны, скрывая ухмылку за стерильной повязкой, одетой на лице

«Да блядь убила бы эту рыжую суку», подумала Оксана, закрывая блестящие вентили смесителя, обтерев руки чистой салфеткой, взяла из полки слева от раковины пару хирургических перчаток.

— Нам просто не хватает рук — утаивая при себе эмоции, со злостью в голосе ответила Оксана, одевая на руки хирургические перчатки, стала тут же их обрабатывать раствором «ОКТЕНИСЕПТА»

— Я буду твоим ассистентом на момент операции

— Другого ведь ничего не остаётся — обработав руки, ответила Оксана — Твой отец займётся аппаратурой и жизненными показателями Тулеева — распорядилась она, поставив флакон с антисептиком на полку, направилась к закрытым дверям операционной

— Эхинококкоз — была поражена Вероника, когда Оксана, толкнув дверь согнутыми в локоть руками, не касаясь дверных ручек перчатками, вошла в операционную — И ты действительно уверена в этом

— Пока других опровержений у меня нету — ответила Оксана, вошла в операционную, где на операционном столе уже лежал Тулеев — Мы извлечем содержимое из оболочки кистозных капсул печени и отдадим на исследование в нашу лабораторию, если экссудат совпадёт с тем, что мы имеем и после терапии антибиотиков кисты снова не образуются, мы удалим их из полости средостения

— Расскажите, в чем будет заключаться метод лапароскопической операции? — поинтересовался Ларионов, надевая на лицо пациента маску с анестезией

— Перейдём сразу к сути — возразила Оксана, сверкнув отблеском стёкол надетых на глазах очков, подходя к столу, где лежал накрытый операционным бельём Тулеев — Марина Викторовна обработайте места предполагаемых пункций, как указано на схеме — указала она лист со схематическим отображением расположения троакаров

— Я пока подготовлю наш эндовидеохирургический комплекс к работе — изъявила желание Вероника, направляясь к тележке, где располагалась оборудование для лапароскописческой диагностики и хирургии

— Операция будет проходить в несколько этапов — заверила Оксана, когда Марина Викторовна обрабатывала место предполагаемого входа троакаров, что были отмечены на схеме — На первоначальном этапе, мы попробуем очистить печень от кистозных образований

— И так всё готово — заверил Ларионов — Дальше Вероника я займусь эндовидеохирургическим комплексом, пока ты будешь ассистировать Оксане Владимировне

— И так можем начинать?! — взяв в руки необходимые троакары, разложила их по порядку, пока Ларионов подготавливал комплекс для лапароскопической диагностики и хирургии к работе

— Сейчас только проведём диагностику аппаратуры — заверил Ларионов

— Состояние пациента стабильное — отчиталась Марина Викторовна, наблюдая за показаниями на панели прибора жизнеобеспечения, что снимали показания с датчиков, подцепленных к телу Тулеева — Дыхание ровное, ЧСС в норме, аритмии на приборах пока не видно

— Хорошо мы начинаем — распорядилась Оксана, заметив работающие мониторы над операционным столом, взяла в руки троакары, под контролем датчика, что Вероника держала в руке, направила острие стилета к поверхности живота Тулеева — И так вхожу

Коническое острие стилета троакара медленно вошло, на датчике УЗИ, который Вероника держала в руке, было видно, как Оксана вошла в левую долю печени, где было образование кистозных формаций. Устанавливая в одном из троакаров, Оксана установила эндоскоп с подачей светопередачи к месту предполагаемой операции и видеопередачи данных на монитор. Настраивая камеру эндохирургического телескопа, диаметр которого составлял 10мм. Оксана аккуратно сфокусировала изображение телескопа с его световой подачей на мониторах, как на тележке лапараскопического комплекса, так и на мониторах висевшим над хирургическим столом.

— Так изображение появилось — доложил Ларионов

— Есть картинка — согласилась Оксана

Перед рассечением «паренхимы», совокупность основных функционирующих элементов внутреннего органа, ограниченная соединительнотканной «стромой» и капсулой, Оксана, пользуясь зажимами, троакаров, пережала вены на переносящие кровь в резецирующую долю. Медленно кончиком иглы троакара, пользуясь сфокусированным изображением с камеры телескопа, установленным строго по направленному свету и направлению визуализации к месту локализации кист, Оксана проткнула полость кисты, медленно ввела чуть кончик иглы внутрь. Используя эндохирургический отсос ирригации, Оксана произвела аспирацию полости кисту, пользуясь для этого коннектором, с подсоединённой трубкой по которой вытекала отсасываемая субстанция, содержащийся в полости аспирируемой кисты.

После чего пользуясь эндоножницами, Оксана произвела очень аккуратно иссечение стенок опустошённой кисты, их функция мгновенно останавливает капиллярное кровотечение из рассечённой ткани. При этом удаётся избегать, характерной для электрорезекции, избыточной коагуляции краёв разреза. Так что заживление проходит в разы быстрее. Эндоножницы, работают совместно с электрокоагулятором (ВЧ-генератор), «Altafor 1335», в режиме ультразвуковая коагуляция.

— Вводим мебендазол — распорядилась Вероника, вводя поршень шприца, надавливая на него пальцем, когда он был присоединен к клапану одного из троакаров

Мебендазол — лекарственное средство антигельминтного действия. Входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Антигельминтный препарат широкого спектра действия.

— Переходим к месту локализации другой кисты — заявила Оксана, убирая зажимы с вен паренхимы, что были пережаты

— Кровотечение — заметила на мониторе Марина Викторовна, после того как Оксана сняла зажимы с выделенной вены паренхимы, возникло маленькое кровотечение одной из ветви капилляров паренхимы печени — Как раз рядом с местом пережатия

— Прижигаю — быстро среагировав, ответила Оксана, используя электрокоагулятор, аккуратно прижгла место кровотечения паренхимы

— Произвожу аспирацию — отчиталась Вероника, используя отсос для ирригации, произвела аспирацию вытекшей крови на поверхность печени

Прошедшие пару часов Оксана производила резекцию и аспирацию кистозных формирований эхинококка печени Тулеева по абсолютно той же методике, производя при этом терапию мебендазолом. После тщательной резекции стенок, где была произведена аспирация жидкости капсулы кисты, Оксана произвела аспирацию всех сторонних жидкостей. Медленно извлекая троакары из оперируемого пространства живота Тулеева. После чего произвела обработку антисептическим раствором, место операции, где остались послеоперационные раны, Оксана положила тампон с зажитым пинцетом в миску. Используя герниостеплер, произвела сшивание операционных ран, после наложения хирургической лигатуры, позволила Веронике наложить стерильные повязки на место операции.

— Везите его в палату — отдала указания Оксана, положив герниостеплер — Если до завтрашнего утра кисты не появятся, приступим к извлечению из плевральной полости и околосердечной сумки — направилась она в сторону выхода из операционной

— Значит, самый смак ты решила оставить напоследок — с усмешкой Марина Викторовна выразила своё мнение — Везите его в палату, я прослежу за ним в течение этих последних суток

— Просто другого выбора у меня пока нет — подходя к плотно закрытым дверям операционной

— Мы проследим за ним — заверила Вероника, дождавшись пока санитары, подкатят каталку к операционному столу, сняла с Тулеева синее операционное бельё

— Уж надеюсь на вас — красивой скрытой под повязкой на лице ухмылкой, отразила Оксана своё довольство, открывая дверь операционной — А мне пока нужно кое-кого срочно навестить

Покинула Оксана операционную, ощущая жуткую усталость и изнурительную слабость во всём теле, направлялась медленно по помещению предоперационной. Посмотрев беглым безразличным взглядом на отражение в зеркале, висевшим над умывальником, Оксана подошла к закрытым дверям этого помещения, медленно касаясь пальцами рук, одетых в тонкие хирургические перчатки. Плавно открывая двери, Оксана заметила, как за закрытыми дверями помещения предоперационной, металась из угла в угол дочка Тулеева, словно места себе не находила.

— Оксана Владимировна — как только Оксана открыла дверь, произнесла гражданка Тулеева, быстро сделав несколько шагов в сторону открытой двери — Как мой отец, с ним всё в порядке?

По внешнему виду было видно, что девушка не спала эту ночь, как и Оксана, лицо было измученным, поверхности её глаз ярко отражали влагу капель, образовавшихся на них слёз глубокого ранимого отчаяния. Выражение лица девушки, отражало её усталость, которую она всячески пыталась скрывать, как и ручей слёз, что медленно тонкой струйкой капель стекали по её щекам, когда она смотрела оживлённым ожидающим ответа взгляда на Оксану.

— Ваш отец будет жить — успокоила её Оксана, медленно выходя через открытую дверь — По крайней мере, до завтрашнего утра, когда мы приступим к удалению кист из плевральной полости и перикарда

— Ох…. господи! — ужаснулась дочь Тулеева, прижав кончики пальцев к своим розовым размытым от помады губам

«Блядь стоит поддержать хоть как-то эту дуру, а то не еще её тут откачивать не пришлось как бы», подумала Оксана, ощущая внутри себя чувство жалости, что она стала испытывать к этой девушке.

— Послушайте — заверила Оксана, подходя к девушке, что чуть ли не рыдала — Всё будет хорошо, нужно чтобы ваш отец пережил предстоящие сутки, после чего мы начнём второй этап операции

— Вы уверены?! — дрожащим от страха, потерять отца, спросила девушка, обращаясь к Оксане

— Всё будет хорошо — не желая дальше разговаривать с этой девушкой, Оксана направилась дальше по коридору, оставив её там совершенно одну

— Спасибо вам большое — прокричала девушка, вслед уходящей Оксаны, как только рядом с ней открылись двери операционной и на каталке санитары вывозили Тулеева

— Не за что

Тихим шепотом ответила Оксана, снимая повязку на лице, подходя к лестнице, что вела на первый этаж, пальцами коснулась её массивных перил. Яркие лучи восходящего над деревней солнца, рьяно пробивались густого парка пышных елей, голых берёз, огромного ствола тополя и опустивших от листвы веток ясеня. В воздухе не было совершенно никаких сторонних запахов, когда по всему холлу больничного здания работали в разных местах, увлажнители воздуха, создавая приятную гармонию чистой атмосферы. В помещении вестибюля больничного здания никогда не было, даже разговорная речь умолкла, когда Оксана спустилась со ступенек лестницы второго этажа. Проходя мимо урны, Оксана кинула использованные хирургические перчатки, с уставшим от изнеможения видом прошла по фойе в сторону служебных помещений больничного персонала.

***

Поток миллионов капель воды льющейся с душа, омывал обнаженное тело Оксаны, когда она стояла в кабинке окруженной пластиковыми стенками, под покровом скопившегося в ней густой пелены пара. Воздух был пропитан щедрым ароматом изящной дамасской розы, что излучала свой терпкий стойкий запаха из скопившихся сгустков пены, что стекали пышной мочалки на обнаженное тело Оксаны. Переступая с ноги на ногу, звонко стукая каблуками черных туфель по мокрому кафельному полу, запрокинув голову, Оксана медленно водила пышной белой мочалкой по сочной груди, изящно плавностью движения бёдер, виляла своим телом под шум льющейся с душа воды. Оставаясь, запрокинув голову, под потоком льющейся сверху воды с душа, Оксана обольщалась ласки влияния каждой капли его страстной силы, что пленительной силы подчиняясь плавностью пикантных форм её изгиба тела, падала вниз. Глубоко вдыхая атмосферу скопившейся окутанной пеленой пар, Оксана чувствовала утонченность вкусового влияния аромата розы, что излучала каждая крупинка сгустков пены, десятками пышных пушков сахарным липким влиянием стекала по её обнаженному телу.

Закрывая блестящие вентили смесителя, Оксана прервала его страстный льющийся бурный поток воды, оставаясь стоять в атмосфере скопившегося густого пара. Кончиками пальцев медленно стянула, белое махровое полотенце, что висело на двери кабинки, Оксана, ощущая холод испарение воды на своём теле. Окутываясь во власть нежной теплой материи, Оксана чувствовала прохлада мокрых волос, что касались её плеч и спины, моросили кожу легким холодком. Взявшись пальцами за мочалку, повесив её на кисть руки, Оксана взялась этой же рукой за флакон с гелем для душа, медленно кончиками пальцев другой руки толкнула от себя дверь душевой кабинки. Перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана, сгибая эластичным изгибом бёдер ногу в колено, звонко стукала, каблуками черных туфель, направляясь к выходу из душевых. Капли необузданной влаги устремлялись кривыми дорожками воды вниз, оставляя моросящий след на бархатистой коже тела Оксаны, когда она, покачивая бёдрами, подошла к закрытой двери помещения душевых.

— Оксана Владимировна — удивилась Оксана, услышав в бытовых помещениях, жалкий голос Валентины, что стояла посреди комнаты, держа красную папку в обеих руках — Простите, пожалуйста!

Рыжеволосая девушка была одета в белый длинный халат врача, выражение её лица выказывало беспокойство Валентины. По внешнему виду девушки, Оксана поняла, что у неё была крайне бессонная ночь, которую она провела в постели со своим молодым человеком. Однако огненно красные волосы, имели хоть и пышную укладку, но в тоже время, были аккуратно уложены у неё на хрупком плече, взгляд голубых глаз, отразил чрезмерную застенчивость. Приятным вдохновение аромата кашемирового дерева, пахло тело Валентины, излучая гармонию столь уточенного вкуса её парфюма, схожего по запаху и составу с поистине редчайшим цветком.

— Я должна была вас предупредить…..

— Предупредить в чем?! — ухмыльнулась Оксана, звонко стукая каблуками по линолеуму пола помещения, прошла по комнате — Что ты нашла того, кто тебя трахает?

Шокировала Оксана своей жестокостью и резкостью высказыванию девушку, смутив её этим, хладнокровно прошла мимо неё, даже не посмотрев ей в глаза.

— Ты могла хотя бы мне сказать — выражая недовольство в голосе, подошла Оксана к своему шкафчику, дверь которого была открыта — Нам, между прочим, не хватало рук на прошедшей ночью операции — стряхнула она пряди мокрых волос со своего плеча, что моросили кожу холодным прикосновением

— Я знаю, простите, пожалуйста — опустив голову, стесняясь посмотреть в глаза Оксане, тихо произнесла в ответ Валентина

— Да нахуй мне твоё, простите! — прошипела Оксана не сдержав эмоции при себе — Если ты собираешься работать в команде, ты должна ставить интересы команды и жизнь пациента превыше своей пизды!!!

— Да я знаю — все тем же шепотным голосом ответила Валентина — Этого больше не повториться

— Это тебе за то, что ты всегда была на моей стороне и прикрывала меня

Отразив своё возмущение, говорила Оксана, доставая красное кружевное белье из шкафчика, сморщила губки бантиком, отразив прекрасный изгиб формы скул.

— Я тебя не уволю — поставив флакон геля, положив мочалку на полку, взяла со шкафчика свою сумочку, что стояла на полке сверху — Но ты должна будешь как-то отработать свою ошибку

Оценивая обстановку в комнате служебного помещения, медицинского персонала, Оксана стукая каблуками по полу, направилась в сторону мягкого дивана. Прикрытые жалюзи, на пластиковом окне, не пропускали восход назревающих лучей деревенского солнца, что стремительно пыталось пробиться за большими голыми ветками тополя растущего на улице. В комнате пахло чаем каркаде, а так же изумительным запахом сигарет с тонким фильтром, аромат роз которых распространился во всей его атмосфере. Вещи операционного белья, что Оксана оставила после себя, так и остались лежать на диване, к которому она, виляя упругой красотой бёдер медленно подошла. На кофейном столике располагались две белые, керамические кружки, излучающих из себя приятный запах оставшегося в них чая, между которых стояла стеклянная пепельница окурок, что лежал в ней до сих пор насыщал воздух дымом ароматом роз.

— Я сделаю всё, что в моих силах

Заверила Валентина, наблюдая, как Оксана подошла к дивану, поставив сумочку на столик рядом с ним, положив нижнее белье на подлокотник дивана. Касаясь кончиками пальцев завернутого полотенца, что скрывало под собой красоту пикантного тела Оксаны, придала интригу в своём возмущенном взгляде.

— Обещаю вам……

— Тогда в течение суток понаблюдаешь за состоянием Тулеева — с ухмылкой на лице, Оксана, держась кончиками пальцев за уголок полотенца, медленно развернула его на своём теле, открывая красоту обнаженной мокрой плоти — Остальным скажешь, пусть идут домой

— Вы такая добрая — словно выражая из себя благодарность, тихо ответила Валентина

— Да и поскольку ты такая сука — держась кончиками пальцев за полотенце, Оксана положила его на диван — Отработаешь за меня смену в клинике, мне нужно уладить кое-какие сегодня дела

— Что?! — хотела возмутиться Валентина, но заметив строгий оскал на лице Оксаны, решила сдержать свои недовольства при себе

— Я рада, что ты меня поняла — взявшись за трусики, с ухмылкой на лице ответила Оксана — А теперь дорогая ты моя бестия, если у тебя нет ничего важного, что ты собираешься сообщить мне, касающегося жизни и здоровья нашего пациента я попросила бы тебя

— Хорошо — покорно согласилась Валентина, опустив голову, направилась к выходу

«Сука блядь ненормальная, не думаю, что ты так теперь легко у меня отделаешься», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана глядя, как Валентина покидает через открытую дверь служебное помещение.

Плавностью завораживающего трения резинка красных трусиков Оксаны медленно скользила по её ногам, устремляясь вверх, когда она держалась за неё кончиками пальцев. Медленно вставая с дивана выгибая спину, выставляя сочную красоту упругих бёдер, Оксана одела, трусики до талии, нагнувшись стоя рядом со столом, влезла рукой в отрытую сумочку. Доставая оттуда свой телефон, разбудив его спящий режим нажатием кнопки с торца, держа его в руке, стала игриво ерзать большим пальцем по сенсору, взявшись другой рукой свой красный бюстгальтер, что лежал на подлокотнике дивана.

— Сергей Викторович — произнесла Оксана, со страстью довольным голосом, дождавшись, как сразу же прекратились затяжные гудки в телефоне — Вы даже не представляете, как я рада вас именно слышать!

— Оксана Владимировна я всё ждал, когда вы позвоните — как-то шепотом ответил Романов, когда на заднем фоне слышался порыв ветра и шелест голых веток, шум проезжающих машин — Но думаю сегодня это будет не подходящий момент для нашего с вами разговора

— Охо-хо — шикарной красотой раскрыв губы, рассмеялась Оксана, положив телефон на рядом стоящий столик, медленно прикоснулась мягкой стороной чашечек бюстгальтера к розовым соскам сочной груди — Как бы, не так! — возразила она, заводя руки за спину, сомкнула бюст, в крепких оковах лифчика

— Нет, я серьезно Оксана Владимировна…..

— Нет блядь это я серьёзно!!! — грозно прошипела Оксана — Мне предъявляют обвинения по таким статьям, что я надолго сяду в кутузку, по вашей, между прочим, вине

— Я как раз занимаюсь этим вопросом

— Так может займёмся вместе — предложила Оксана звонко стукая каблуками по линолеуму, оставляя телефон лежать на столике направилась к шкафчику с одеждой — Я уверена нам будет ой как о много поговорить

— Не сейчас прошу вас……

— Но почему?! — упорствовала Оксана, возразив звонким голосом, нахмурила губки — Я думаю вам будет что мне рассказать, как вы допустили, чтоб против меня выдвинули обвинения, а ведь когда вы просили меня взяться за это дело

— Я понимаю….. — хотел оправдаться Романов

— Нет нихуя, вы не понимаете! — грязно выругавшись, прокричала Оксана — Я к вам скора приеду, хотите вы или нет, но вам придётся со мной поговорить

— Послушайте Оксана Владимировна — глубоко вздохнул, уверял Романов, разговаривая по громкой связи, когда Оксана, стукая каблуками по полу комнаты отдыха, подошла к шкафчику, взялась пальцами за вешалку черного платья, что там висело — Я как раз занимаюсь вашим вопросом, просто я пока что не могу говорить

— Да — вновь опять изумилась в саркастической улыбке Оксана, держа вешалку с платьем в руке, направилась вместе с ней к дивану — А вот я как раз наоборот очень блядь желаю, чтобы вы мне объяснила, какого хуя вообще тут происходит, меня завтра на суд уже вызывают

— Оксана Владимировна я пока не могу говорить….. — неожиданно Романов разорвал телефонный разговор, учащенными гудками

— Блядь! — прошипела Оксана, выражая недовольство, подошла к дивану, медленно снимая платье с вешалки

Продолжительные несколько минут Оксана приводила свой образ в порядок, стоя перед зеркалом рядом с большим окном. Держа в руке плойку для волос, Оксана медленно выравнивала волосы, предварительно их высушивая. Черное элегантное платье с шикарным декольте, а так же вырезом на бёдрах, прорисовывало изящный силуэт тела Оксаны, когда она стояла, наступив каблуком черных туфель на низкий пластиковый подоконник окна. В воздух был перенасыщен ароматом дамасской розы, что излучало тело Оксаны, когда она так пахла гелем для душа. Приведя роскошные ровные пряди волос в порядок, что в последствие снова стали завиваться в полукольца, Оксана, отключив плойку из розетки, взяла свою сумочку, которая стояла на полке рядом с висевшим зеркалом, направилась к выходу.

«Ну, блядь Романов, ты сука меня втянул в это, когда твои дружки там сдохли, я вообще не хотела браться за это дело», размышляла Оксана, подходя к закрытой двери комнаты служебного помещения медицинского персонала.

Открывая дверь, нажатием на металлическую ручку, Оксана резко дернула её на себя, ощущая поток врывающейся прохлады с коридора. Переступая порог, сгибая ногу в колено, Оксана коснулась бетонного пола коридора, по которому уже оживала больничная рутина, медсестры и врачи ходили из одного кабинета в другой, а из фойе доносилась речь пациентов.

— Оксана Владимировна уже уходите? — обратилась белокурая медсестра, проходя по коридору, заметила Оксану, что вышла из служебного помещения

— Дорогуша моя — обратилась Оксана, касаясь кисти руки девушки, проходящей мимо — Ты не могла бы зайти ко мне в кабинет, забрать мой красный плащ, а мне тут нужно кое с кем поговорить

— А почему бы вам этого самой не сделать? — удивилась такой наглости белокурая девушка

— Я просто очень спешу — ответила Оксана, оценивая критикующим взглядом внешний облик девушки — Так что этим займёшься именно ты

Короткий белый халатик облегал хрупкое тело белокурой девушки, волосы которой были ровными, цвета первозданного снега. Приятный аромат перегара недавно выпитого вина, выдавал в ней степень легкого опьянения, что тут же уловила Оксана, стоя с ней рядом. Белоснежная материя надетого на девушке халата, впитала в себя, так же в себя запах легких сигарет с едва ощутимым ментоловым вкусов.

— А если я не захочу, что тогда?

— Тогда я просто расскажу Тихонову, что ты пила на рабочем месте — с коварной ухмылкой на лице, заверила Оксана, касаясь кончиками пальцев плеча девушки — Ты ведь знаешь, что попадись на этом, ты именно вылетишь как пробка отсюда

— Только не думайте — прошипела в ответ девушка, посмотрев в голубые лазурные глаза Оксане, внимательно изучая её взгляд — Что вам это всегда будет сходить с рук — поджав от обиды губу, направилась медсестра ускоренным шагом вдоль по коридору

«Малолетняя блядь еще язык свой на меня распускать вздумала», подумала Оксана, сжимая пальцы в кулаки, сдерживая эмоции при себе, направилась в сторону вестибюля.

Фойе больничного деревенского здания с самого утра было переполнено пациента, ожидающих в зоне отдыха, стоя в очереди у регистратуры, а так же безвольно шастающих по больнице в сторону кафетерия, по лестнице второго этаже и выходя из поликлиники. Кто-то из пациентов продолжал разговаривать по телефону, ёрзать пальцами в экране планшета, некоторые активно переписывались, тыкая пальцем по сенсору перебираясь по страничкам в социальных сетях интернета. Окна в помещение были плотно закрыты, жалюзи, висевшие на них, были слегка прикрыты, пытаясь препятствовать проникновению лучей восходящего над деревней солнца.

— Как там наш пациент? — спросила Оксана, проходя мимо регистратуры, когда Вероника, стоя там общалась с одной из медсестер

— Разметили его в палате — ответила Вероника, обернувшись, в пол оборота, оставаясь быть повернутой к Оксане спиной, словно оценивала её внешний облик — Ты куда-то собралась?

«Даже если это и так, это блядь не твоё дело», прикусывая краешек губы, подумала Оксана, отвечая в мыслях на вопрос кудрявой темноволосой девушки рядом с которой она встала.

— Как он себя чувствует? — проигнорировав вопрос Вероники, поинтересовалась Оксана, касаясь кончиками пальцев стопки медицинских карт, что принесла положила медсестра на стойку регистратуры — Уже пришёл в себя?

— Пока стабилен, но……

— Отлично — не став дальше слушать её, возразила Вероника — Вы все идите домой, до завтра у вас выходной

— А кто же тогда будет следить за Тулеевым? — удивилась Вероника, такому распоряжению

— Моя рыжая сука — грубо и грязно выразилась Оксана, царапая поверхность медицинской карты коготками — Она ведь вышла на работу, вот пусть и отрабатывает сутки

— А она справится? — недоверчиво спросила Вероника

— Думаю, реанимировать его сможет — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, посмотрев в карие глаза стоящей перед собой Веронике — А пока….. — коснулась она талии девушки, наглым образом положив руку на бедро

— Думаю, тебе стоит идти куда шла — не согласилась с этим утверждением Вероника, кончиками пальцев отдернула руку Оксаны со своего тела

«Вот сука какая», подумала про себя Оксана в ответ, как легко её отвергла Вероника.

— Как знаешь — сохраняя самообладание, придавая холодную интонацию голоса, ответила Оксана, начиная бегло смотреть за плечо Вероники — Пусть Валентина позвонит, если с Тулеевым что-то случится, а мне пока стоит уладить кое-какие дела

— Оксана Владимировна вот ваша курточка — привлекая к себе внимание Оксаны, обратилась белокурая медсестра, спускающаяся в холл, по ступенькам лестницы, со второго этажа

— Вот видишь, какая умница — всё той же злой улыбкой, восхитилась Оксана, отражая довольство формой изящных губ — Даже курточку мне принесла — повернулась она специально спиной к белокурой медсестре

— Как у тебя легко всё получается — Вероника явно была возмущена нахальным поведением Оксаны — Прям, удивляюсь, как же тебе это всё сходит с рук

— Просто я — наклонившись чуть к темноволосой кудрявой девушке, почти шепотом произнесла Оксана, глядя в её изумительные сказочно прекрасные карие глаза — Знаю, чего хочу и добиваюсь этого — посмотрела она недовольно на девушку, что продолжала стоять у неё за спиной держать в руках ей красный плащ

— Сами надевайте — выражая обиду в голосе, вручила белокурая девушка в руке Оксане её красный плащ — Не маленькая ведь

— Вот сука какая — была удивлена Оксана такой реакции, со стороны девушки сжимая в руках красную материю плаща, поставила сумочку, что держала в руке, на стойку регистратуры

— Я останусь пока что здесь — заверила Вероника, взяв ступку медицинских карт — Хочу поработать за тебя в клинике, тебе ведь вечно куда-то нужно бежать

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана — И откуда же такой интерес к пациентам?

— У меня всегда он был — недовольным тоном голоса ответила Вероника — В отличие от тебя, я хотя бы о них хоть как-то забочусь

«Пригрела блядь змею на свою голову», прикусывая краешек губы, подумала Оксана, наблюдая, как Вероника покидает вестибюль больничного здания, заходя в коридор, ведущий к поликлинике.

— Ну что же ты еще мне за это ответишь — прошипела, сгорая сильным возмущением Оксана, застегивая пуговицы, красного надетого плаща

Повесив сумочку на плечо, Оксана направилась к выходу из больницы, пропуская войти молодую пару парня и девушки в фойе, она придержала для них дверь. Медленно переступая высокий порог открытой двери, Оксана ощутила порыв пряности женского парфюма «Aqua Allegoria Cherry Blossom от Guerlain». Изысканная палитра вкусов, которого сражала сознания людей и притягивала внимание к обладателю столь сильного ароматического запаха в одной единой композиции вкусов, персиковый цвет, цветок черешни, бергамот и миндаль. В воздухе тамбура помещения отчетливо пахло помимо женских духов приятной осенней свежестью воцарившейся на улицы погоды. Проходя по тамбуру, преддверья больничных главных дверей, Оксана чувствовала легкую проникающую прохладу, касаясь огромной деревянной ручки в форме шара, потянула её на себя.

Яркие ослепительные лучи восходящего солнца стали проникать в помещение темного тамбура больничных дверей, как только Оксана открыла дверь, потянув её на себя. Красота голубых елей плавно сменилась на желтизну и частично или полностью облысевших от листвы деревьев, словно палитра природных красок вырисовывала деревенский пейзаж за дверями больничного здания. Воздух был пропитан сыростью ушедшего лета, корой деревьев, ароматом опавшей высыхающей на асфальтном тротуаре листвы и тоже время таким приятным и легким для вздоха. На дорожном покрытии около больничного здания всё еще сохранились лужи, большое количества воды, образовавшееся в результате дождя в ямах этого полотна. Дворовой бело-черный пес бегал по больничному дворику, что-то вынюхивая, пожилая женщина сидела на лавочке кормила голубей с руки, а так же проходящая пара девушек по алее, весело смеялись глядя в свои телефоны, что держали каждая в своих руках. К крыльцу больничного здания медленно подъехала белая иномарка фирмы Toyota с оранжевой фишкой на крышке. Задняя дверь сразу открылась из автомобиля вышла женщина лет тридцати, в черном длинном пальто с большим воротником.

— Эй, подождите, пожалуйста! — крикнула Оксана, быстро спускаясь по ступенькам каменного крыльца больницы, проходя мимо двух поднимающихся по его ступенькам девушек — Спасибо

Поблагодарила Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по тротуару асфальта, ускорив шаг, подошла к машине, касаясь пальцами дверной виллы.

— До виллы Романовых довезёте?! — спросила Оксана, держась за ручку задней двери, медленно открыла заднюю дверь, влезая в теплый салон автомобиля красиво выгибая спину

— Садитесь — кисло ответил мужчина, не обращая сначала внимания на Оксану — Вы так прекрасно выглядите — сделал он тут же комплемент, когда посмотрел в зеркало заднего вида

— Спасибо конечно — прикусывая краешек губы, смутилась Оксана — А теперь, пожалуйста, на виллу бывшего депутата Романова — доставая кошелек из сумочки, она вынула из него купюру в пятьсот рублей, располагаясь на заднем сиденье

— Хм…. конечно — ответил таксист, взяв купюру из рук Оксаны, дождавшись, когда она закроет за собой дверь, плавно тронул автомобиль с места

«Блядь только бы успеть застать этого козла Романова у себя дома», подумала Оксана, посмотрев на взгляд мужчины, водителя такси, который отразился в зеркале заднего вида.

***

Утопая в нежности велюрового сиденья, Оксана смотрела на опустившие ветки мощных деревьев, деревенских улиц, что возрастали мимо выстроенных домов деревенской улицы, когда автомобиль, в котором она ехала, двигался медленно по склону вверх. Теплая приятная атмосфера салона автомобиля, в котором играла легкая мелодичная клубная музыка и мужчина, что им управлял, не отводил глаз от Оксаны, когда она, облокотившись на спинку сиденья, положила ногу на ногу. Ветер на деревенских улицах постепенно усиливал своё влияние, колыхая ветки голых, от листвы, деревьев, развеивая желтые опавшие листья по округе, едва колебля высохшие колоски травы на обочине дороги. Асфальт дорожного покрытия был слегка сырой, сохранил влагу недавно прошедшего дождя, когда по обеим сторонам дороги еще былая сырая грязь с лужами, на поверхности которых плавали опавшие желтые листья.

— Простите! — не выдержал мужчина, обращаясь к Оксане, поглядывая в зеркало заднего вида — Но откуда вы знаете Романовых?!

«Блядь идиот, ёбаный!», застенчиво улыбнулась Оксана, состроив губки бантиком, придавая чарующее очертание сказочно прекрасных скул.

— Правда?!

Изумилась в шикарной улыбке Оксана, наблюдая в окно задней двери, как автомобиль медленно въехал в открытые красные ворота виллы Романовых.

— Правда это не ваше дело — касаясь коготками своего колена, выражая желание сексуальной страсти в собственном взгляде, ответила Оксана, посмотрев на водителя такси — Но я вам отвечу, чисто профессиональная этика я врач, а семья Романовых, как вы уже слышали, пережили потрясение, связанное с их здоровьем

— Вы тот самый врач, что вытащил их из могилы?! — удивился мужчина, сбавляя скорость, двигаясь рядом с большим фонтаном, что был расположен на площади возле дома Романовых — О вас в газетах писали…..

На площади рядом с домом Романовых, все еще оставались стоять несколько автомобилей полицейской службы и фургон следственного комитета. На крыльце стояли люди в форме полицейской службы, а так же личная частная охрана Романовых. Над площадью был слышен гул ветра и колыхание голых веток деревьев, что росли по периметру площади, придавая диковинную картинку мрачной осенней атмосферы голых веток и опавшей листвы, что порывом воздуха разносились повсюду. Рядом с крыльцом дома Романовых стояла Власова её синей седан, водительская дверь которого была открыта, а так же человек что считался её охраной ни на шаг не отходил этой темноволосой гордой собой женщины.

«Ебучая желтая пресса, как она меня уже заебала!», нахмурила губки Оксана, сдерживая эмоции при себе, озабоченной кошкой процарапала коготками по своему колену.

— Нет, вы не поняли — возразила Оксана, при этом ярко выражая румянец на щечках, выказывая застенчивость — Я частный врач, работаю в одной из московских клиник, меня как раз и наняла семья Романовых, чтобы дальше продолжить их лечение

— А что вы тогда делали в нашей местной больнице?! — проявляя любопытство, поинтересовался водитель такси, останавливая машину нескольких метрах от крыльца дома Романовых

«Еще чуть-чуть и я сама чем-нибудь его пиздану, это не твоё блядь дело», покусывая от волнения краешек накрашенной алой губы, подумала Оксана, касаясь пальцами дверной ручки.

— И хоть это не ваше дело — открывая заднюю дверь, чувствую прохладу врывающегося в салон воздуха, говорила Оксана — Я изучала медицинскую карту Романовых, чтобы знать, с чем я буду иметь дело — поправляя, висевшую сумочку на плече она, выгнув спину, вышла из такси

— Оксана моя дорогая! — придавая радушную улыбку на своём лице, обратилась Власова к Оксане, как только заметила, её вышедшей из такси — Как ты моя дорогая, я столько всего слышала

Женщина была одета в темно-синее вечернее короткое платье, открывающей красоту её пикантных стройных ног, благодаря откровенному вырезу на бёдрах. Искушающую страсть жасмина почувствовала Оксана от парфюма «Gucci Flora By Gucci Glorious Mandarin», которым так прекрасно в сказочной композиции пиона и мускусного дерева были бесподобным шлейфом для обольщения, служили верностью изумительного запаха, своей обладательницы. Черные распущенные волосы Власовой, имели выразительный пышный объём, придающей выдающей гордой походке брюнетки образ гордой царицы.

— Оксана дорогая как ты? — повторила Власова свой вопрос, подходя к Оксане, когда за её спиной отъехала от места такси

«Как же ты меня заебала тупорылая блядь», подумала Оксана, состроив милое очертание алых губ, улыбнулась в ответ Власовой.

— Елизавета Валентиновна — сохраняя спокойствие, глубоко вздохнула Оксана, хватая воздух ртом, повернулась в сторону Власовой — Прошу меня извинить, но мне нужно срочно повидаться с Романовым, позже всё остальное

— Сергей Викторович слишком занят — предупредила Власова, схватившись за кисть руки Оксаны, вынуждая её, таким поведением, обратить на себя внимание — И я думаю……

— Я тоже думаю! — прикусывая краешек губы, прошипела, сильно возмутившись, Оксана, отразив злобный оскал на лице, посмотрела на Власову, что держала её за руку — Что как бы Романов не был занят, для меня всегда он найдёт время

— Оксана ты не понимаешь…..

— Нет, это вы Елизавета Валентиновна не понимаете — возразила Оксана, пытаясь освободить свою руку из-под хватки этой женщины — Отпустите меня — повысив голос, крикнула она на Власову

— У вас всё нормально? — обратился рядом стоящий офицер полиции, что разговаривал с девушкой из слуг, обслуги дома Романовых

— Тише — прошипела Власова перед лицом Оксаны, продолжая держать её за руку — Всё нормально офицер, просто мы с подругой выясняем отношения — изумилась вновь эта стервозная женщина в саркастической улыбкой

— Это я значит тише! — крикнула Оксана, пытаясь вырваться, упорствовала перед властью этой женщины — Отпусти меня немедленно — прошипела она дикой коброй в лицо этой женщине

— Отпустите её Елизавета Валентиновна — послышался голос Коновалова, что спускался по ступенькам крыльца

— Что здесь происходит? — суровым голосом обратился офицер полиции, подходя к месту, где Власова держала за руку Оксану

— Всё нормально офицер — заверил Коновалов, строгостью собственного взгляда вынудил Власову отпустить руку Оксаны — А теперь вы не возражаете, офицер, можно я утихомирю двух этих дам

— Даже не думай — была недовольно Оксана, держась другой рукой за свою кисть руки, что недавно не отпускала из оков Власова — Что после такого я буду к тебе лучше относиться

— Соблюдайте, пожалуйста, порядок! — не желая совсем ввязываться в эту интригу, возмущенной интонацией голоса предупредил офицер полиции, отходя в сторону к девушке с которой разговаривал — Вас это тоже касается гражданин Коновалов — пояснил он напоследок

— Разумеется — недовольной улыбкой ответил Коновалов — А теперь не будем создавать проблем и поговорим в доме — предложил он, обвивая талию Оксаны

— Ты всё еще трахаешь свою Радионову?! — возмутилась Оксана, отдергивая руку мужчины со своего тела, медленно вместе с ним подошла к ступенькам каменного крыльца дома Романовых

— С чего ты решила, что у меня что-то с ней могло быть? — ухмыльнулся Коновалов, как ни в чем не бывало, вновь обвил, приятным касанием руки талию Оксаны

— Ты её трахал при мне — остановившись на ступеньках крыльца дома Романовых, громко выразительно выкрикнула Оксана, привлекая внимание своим тоном голоса собравшихся рядом с домой людей — Даже прямо на моих глазах

— Аха-ха….. — рассмеялась Власова, чуть запрокинув голову назад — Да ну Сергей такой наглости я от вас явно не ожидала

— Оксана ты хоть понимаешь, что ты говоришь?! — смутился мужчина из-за того, что все люди, которые были на улице на них так пристально стали смотреть

— Ох…. прости Серёжа — изумилась в улыбке Оксана, с сарказмом выражая отчаяние, шикарно раскрыла перед ним безупречной алой красоты губы — Я, что ранила твои чувства?

— Послушай Оксана — поразительно выражая дьявольское спокойствие сквозь зубы, прошипел Коновалов, схватив Оксану за локоть руки — И я и так для тебя……..

— Простите Катерина Владимировна просила передать чтобы вы это занесли в это в кабинет к Сергею Викторовичу — обратилась одна из девушек к другой передавая ей в руки черную папку

«Катерина здесь, тогда это мой шанс!», быстро сообразила Оксана, входя в дом под руку с Коноваловым и рядом идущей Власовой.

— Позвольте — возразила Оксана, освобождаясь от компании Коновалова, согнув руку в локоть, звонко стукая каблуками черных туфель по белой мраморной плитке полы, подошла к двум девушкам, что стояли посреди гостиной дома Романовых — Это сделать это мне, я как раз именно туда направлялась

— Оксана! — был не согласен с таким решением Коновалов, быстро проследовав по гостиной

— Или ты хочешь, чтобы я позвонила Катерине! — обернулась Оксана, встав к мужчине в пол оборота между двух девушек, обслугой дома Романовых — Чтобы она сама за мной спустилась, ведь как я правильно поняла она ведь здесь — доставая телефон из сумочки, говорила она, пристально при этом, продолжая смотреть в глаза этому мужчине

— О… поверьте, Сергей, хорошего будет мало — рассмеялась Власова, что по внешнему виду, Оксана только сейчас поняла, как была пьяна эта женщина — На весь дом поднимется такой скандал, что смерть этих депутатов, что произошла в бильярдной внизу, покажется мелкой детской шалостью

— Послушай лучше эту пьяную дуру — продолжая смотреть в глаза Коновалову, тихим голосом произнесла Оксана — Она ведь действительно дело говорит

— Ладно — был явно недоволен Коновалов сложившимся положением

— Вот и славно — игриво коснулась Оксана кончика носа, стоящего перед собой мужчины, указательным пальцем — А теперь если ты не возражаешь, я отнесу эту черную папку наверх к Романову и сама лично блядь сдеру с него шкуру, поверь, мне есть за что

Вильнув упругой красотой бёдер, положив телефон в сумочку, Оксана кончиками пальцев другой руки взяла из рук девушки черную папку, под звон каблуков по мраморной плитке пола, проследовала к лестнице, что вела на второй этаж. В гостиной сохранялась атмосфер легкой прохлады врывающейся с улицы воздуха, насыщенная сырость которого сбивала все сторонние запахи в доме. На кожаных черных дивана были расположены пышные подушки, из бильярдной выходил какой-то следователь, лица которого Оксана, подходя к ступенькам лестницы, что вела на второй этаж, не могла узнать, с умным задумчивым видом мужчина, куртке и джинсах проследовал к выходу. После чего, когда Оксана поднималась по ступенькам лестницы, держа в руке черную папку, услышала, как за её спиной двери гостиной закрылись, создавая легкую атмосферу мрака в помещении, где сразу почувствовалась неразбериха собравшихся в ней запахов, парфюма людей.

Второй этаж дома Романовых был заполнен света от окон в коридоре, когда Оксана поднялась по лестнице, ступеньки которой были покрыты красной ковровой дорожкой. Воздух был пропитан здесь искушающей силой прелестного аромата роз, размещенных в белых керамических вазах на столиках, что стояли рядом с окном. По всему коридору в обе стороны от лестницы была постелена красная ковровая дорожка, за закрытой дверью одной из комнат, мимо которой прошла Оксана, по направлению к кабинету Романова, была слышна чья-то неразборчивая речь мужчины и женщины. Из открытой двери кабинета Романова, было видно, как вышла Виктория, одетая в черное откровенное платье, выражающую откровенность кожи её плеч, откровенное декольте, подчеркивало грудь сексуальной формы чашечек. Белокурая девушка с задумчивым видом, словно не замечая Оксану, направилась к ней на встречу, опустив взгляд в пол.

«Как же давно я мечтала унизить эту суку, наверно этой мой шанс!», подумала про себя Оксана, направляясь, виляя красивой формой бёдер, скрытых за красной курточкой, навстречу к девушке.

— Что?! — ухмыльнулась Оксана, решив поиздеваться над девушкой — Маленькой девочке сегодня не дали, тебя отвергли да радость моя — выражая коварство блистательной улыбки, создавая иронию в разговоре, в свою пользу, говорила она, встав перед лицом этой девушки

— Оксана! — была явно удивлена Виктория, поднимая, свой поникший взгляд на Оксану — Что ты тут делаешь…..

— Не твоё дело — отражая полное безразличие в разговоре, ответила Оксана, проходя мимо этой девушки

— Оксана постой — последовала Виктория следом за Оксаной, звонким голосом окликнула её — Сергей Викторович настоятельно просил никого к нему не впускать, ты не понимаешь там…..

— А вот слова отвергнутой шлюхи — встав в пол оборота, возразила Оксана, касаясь пальцами дверной ручки кабинета Романова — Меня совершенно не беспокоят — открывая дверь кабинета, гордо заявила она

— Оксана нет стой……..

— Оксанка! — подняла свой взгляд Катерина, стоя у стола Романова, что-то ему, рассказывая на бумаге, раскрытой перед ним лежавшей на самом столе папки

— Сергей Викторович простите! — отчаянно начала оправдываться Виктория, встав в раскрытых дверях кабинета Романова, за спиной у Оксаны — Но она никак меня не хотела слушать

— Естественно

Изумилась в улыбке Катерина, выпрямив спину, пожала плечами, поправляя обеими руками черный пиджак, надетый на ней.

— Это ведь Оксана, а чего ты еще хотела?! — удивленно посмотрела Катерина на Викторию, выражая насмешку во взгляде серо-голубых глаз

— Что ты тут делаешь?

Задала Оксана вопрос, на которой и так знала ответ, проходя в кабинет Романова, воздух в котором был пропитан свежим черным терпким запахом черного кофе. Багровые бархатные шторы на больших окнах в этой большой комнате были наполовину прикрыты, создавая атмосферу на фоне кофейного цвета, панельного покрытия стен и черно-красного паркета, пола кабинета, притемненную обстановку. Посреди кабинета стоял большой стеклянный стол, на поверхности которого были разложены в хаотичном порядке документы, заверенные печатью и подписью разных корпоративных организаций. На кожаном черном диване сидела молодая девушка, одетая в черный пиджак и короткую черную юбку, роскошный оттенок кашемира, цвета волос этой скромной девицы сразу притянул к себе внимание Оксаны. Рядом с окном стояла Изабелла, в ярком ядовито зеленом вечернем платье, темноволосая женщина, с коварным взглядом что-то высматривала за его стеклом, касаясь кончиками пальцев бархатной шторы.

— Моя дорогая Оксана — повернулась Изабелла в сторону Оксаны, когда она подошла к стеклянному столу, продолжая возмущенно смотреть в сторону Романова — Ты не представляешь, как я рада тебя видеть

— Чего, к сожалению, не скажешь о тебе — возразила Оксана в ответ на радушное приветствие Изабеллы, игриво коснулась коготками стекла поверхности стола — И так господин Романов, не хотите ли объяснить, почему против меня выдвигаются такие веские обвинения?

— Мы как раз хотели это обсудить? — смутился немного Романов недовольного взгляда со стороны Катерины

— Ты же сказал, что уладил этот вопрос?! — была крайне возмущена Катерина, когда произнесла это, продолжая смотреть на Романова столь напряженно

— Не совсем, как видишь, уладил — ответил Романов, выражая безразличие, вставая с черного кресла в котором сидел, — Тут все немного сложно, расследование федерального уровня, но я уверен, что всё обойдётся

— Как обойдётся?! — возмутилась Оксана его безразличием, направилась к Романову, звонко стукая каблуками черных туфель по паркету — Моим заключением?!

— Уверен, что до этого не дойдёт — заверил Романов, подходя к шкафчику, за стеклянными дверцами которого, на полке из стекла находилась большая бутылка конька — Оксана Владимировна у нас полно других более важных забот……

— Нет блядь! — громким криком, грязно выругалась Оксана, подходя к Романову, встала у него за спиной — У меня завтра суд, а у меня пациент лежит в больнице с тяжелым заболеванием, который умрёт, если ему не провести сложную операцию

— Придётся вам тогда перенести операцию…..

— Это тот мужчина, что вступился за нас — пояснила Катерина, подходя медленно к Оксане, поправила руками черную юбку, что пленительно облегала её пикантные бёдра, придавая выразительную сексуальность своему образу — Если бы кое-кому в голову не взбрела безумная идея, ничего бы такого не было

— Да ты хоть знаешь, что теперь его убивает?! — повернулась с озлобленным видом к Катерине, ответила Оксана, глядя ей в лицо — Совсем вот не то что ты подумала

— Ну да конечно ты же у нас врач — ухмыльнулась Катерина, рассматривая внешний вид Оксаны

«Сука ебучая, как же ты порой меня бесишь, но всё же признаю, я безумно тебя люблю», прикусывая краешек губы, посмотрела Оксана в глаза Катерине.

— Мне нужно чтобы вы отменила суд — заявила Оксана, касаясь рукой талии Катерины, обернувшись, посмотрела на Романова, что держа бутылку в руке, направился с ней к столу, за которым сидел — Тогда я успею…..

— Аха-ха — рассмеялась звонким злорадным смехом Изабелла, повернувшись посмотрела на Оксану и на Катерину — Дорогуша решила, что мы всевластные

— У вас же большие связи — уверяла Оксана — Вы можете что-то придумать, чтоб хотя бы отодвинуть дату суда

— Зачем вам это?! — удивился Романов, держа бутылку в руке, встал у стола, за которым раньше сидел — Виктория дорогая, ты не подашь мне мой бокал

— Я могу попытаться его спасти — ответила Оксана, покидая объятия Катерины, направилась к месту, где стоял Романов — А ваша судебная система всё мне рушит — уверяла она, словно ожидая от мужчины стоящего перед ней рядом со столом с бутылкой коньяка в руке

— Это не моя судебная система — ухмыльнулся Романов, взяв из рук Виктории пустой бокал, наполнил его немного с бутылки — Спасибо Виктория, а теперь, спроси, не нужна ли какая-нибудь помощь следственной группе, что неоднократно рыщет мой дом

— Хорошо Сергей Викторович — покорно согласилась Виктория, направляясь к выходу из кабинета Романова

— Оксанка всех ведь не спасёшь — пыталась задействовать убедительностью речи Катерина, направляясь к Оксане — Тебе придётся смириться……

«Да хуй тебе ясно», прикусывая краешек губы, Оксана с волнением посмотрела на брюнетку, что стояла перед ней, проявляя в мыслях непокорство и не желая принимать чью-то сторону.

— Катерина дорогая нам нужно чтобы Оксана Владимировна завтра была в суде вовремя — отдавая указания, распорядился Романов, держа в руке бокал с коньяком — Проводи её, пожалуйста, в одну из наших комнат……

— Что?! — не дослушав Романова, возмутилась сразу же Оксана, выражая недовольство, посмотрела на него — У меня ведь дочь дома, я должна быть с ней

— Но это только ради Аришки — согласилась пойти на уступки Катерина, заметив отчаянное выражение лица Оксаны, прекрасный изгиб формы скул и губки бантиком пленил сознание брюнетки — Романов, пускай едет домой к дочери, а завтра сам доставишь её в суд

— Нет! — возразил Романов, чем сильно возмутил Оксану — Ты поедешь с ней — полным облегчение послужили для неё его слова

«А что в этом есть доля логики», поглядела Оксана в глаза Катерине, что стояла перед ней, легонько кончиками пальцев дотронулась до кисти её руки, прикосновение, которое вызвало легкую дрожь по телу.

— Слышала — злорадной ухмылкой улыбнулась Оксана, обвила нежно ладонями талию Катерины, притянув брюнетку к себе — Так что поедешь со мной — находясь в такой близости, она ощутила всю прелесть утонченный аромат палитры вкусов от её парфюма

— Только, пожалуйста, не думай — предупредила Катерина, пригрозив указательным пальцем Романову — Что я её в суд повезу

— Да и что там с вашим адвокатом? — возмутилась Оксана, положив руки на талию, гордо выпрямив спину — Ваш адвокат ни разу со мной не соизволил даже встретиться, чтобы обговорить стратегию защиты в суде

— Уверен — заверил Романов, отпивая с бокала коньяк, тщательно смакуя его во рту — У вас еще будет время, когда поедите вместе с ним в суд, скажу большее, я готовлю для вас сюрприз в суде, вас освободят прямо из-под стражи, даже не успев посадить за решеточную камеру в зале суда

— Интересно как вы сломаете систему правосудия? — рассмеялась Оксана, подходя к Романову, чаруя его сказочно прекрасным взглядом безупречно голубых топазного цвета глаз — Заставите их дрожать перед вами, как вы совершите чудо, когда против меня выдвигаются такие обвинения, которые реально имеют вес?!

— Всему своё время — убедительно ответил Романов

— Чтобы вы там не придумали

Огорчилась Оксана, почувствовав глубокую душевную боль разочарования, когда мужчина, к которому она подошла, отошёл на шаг назад.

— И помните Сергей Викторович вы мне должны помимо того что я спасла вам жизни, вы меня вынудили взяться за это дело или вы не помните, как тогда обстоял разговор?

— Оксана дорогая — с выраженными нотками сарказма говорила Изабелла, подходя к Оксане, встала рядом с ней, коснувшись пальцами её руки — У нас и так полно забот, я понимаю, мы тебе многим обязаны и если бы не ты тогда, неизвестно бы как всё обернулось

— Это не я насиловала ту женщину и не я устроила весь этот маскарад, что вас подвел вот к этому, вы сами подписали себе это

Повысив голос, громко выразила свои эмоции Оксана, обращаясь к Изабелле, повернувшись к ней лицом, встала, положив руку на бедро, выражая эластичность ягодиц перед Романовым.

— Могу поспорить это твоих ведь рук дело, судя потому, как ты приняла меня в этом доме, я до сих пор не забуду, что ты со мной сделала

— Ой ты об этом — всё так же изображая из себя стерву прижала кончики пальцев ладони к своих багровым губам, изумилась в улыбке Изабелла — Прости, а ты не поняла…….

— Изабелла! — упрекнул Романов свою жену

— Что я не поняла?! — возмутилась Оксана, встав лицом к лицу с Изабеллой — Что я дважды за всё это время вытащила тебя почти из могилы, это я не поняла да?

— Оксана Владимировна! — повысив голос, Романов заставил обратить на себя внимание всех присутствующих в этой комнате — Изабелла она ведь права, Оксана Владимировна уже как минимум дважды спасла нам жизнь и нашему сыну, разве ты забыла?

— Пойдём Оксанка! — схватилась Катерина за предплечье Оксаны и потянула её за собой

— Что?! — была крайне недовольна, таким поведением со стороны Катерины, прошипела Оксана, выражая злобный оскал — Что ты твою мать делаешь, отпусти меня……..

— Поехали домой — прошипела Катерина, держа за руку Оксану, прошла с ней по кабинету — И это Наталья — обратилась она к девушке, что сидела на диване, с ужасом наблюдая картинку драматической сцены

— Да Катерина Владимировна — словно как пружина вскочила с дивана шатенка, поправляя сразу черную юбку, что так сексуально облегала её бёдра, плавным очерком выказывая притягивающий изгиб формы ягодиц — Простоте, пожалуйста….. — почувствовала она себя, неловко выказывая легкую застенчивость за своё поведение

«Блядь это что за цирк тут такой?», раскрыла удивлённо лазурно прекрасной глубины голубые глаза, Оксана посмотрела то на девушку, что вскочила с дивана, то на Катерину.

— Это моя секретарша — смутилась Катерина, заметила, как Оксана на неё с удивлением посмотрела — Наталья, после того как Сергей Викторович отдаст тебе все документы занесешь их ко мне на стол в мэрию, меня сегодня не будет, так что все встречи перенеси на завтра

— Но у вас же…..

— Я знаю — сквозь зубы, сгорая от недовольства, ответила Катерина, продолжая держать Оксану за предплечье руки — Перенеси на завтра, это больше им нужно, в крайнем случае, для реконструкции дороги можем нанять другую фирму, если они не согласятся принять наши условия

— Я думаю, она и так тебя понял — с усмешкой в голосе пояснила Оксана, посмотрев на Катерину

— А я думаю — повернулась Катерина к Оксане с возмущенным видом — Что ты постоянно мне придумываешь новые проблемы, то своими пациентами, то своим безрассудным поведением

— Это я-то придумываю?! — раскрыла губы шикарным изгибом, удивилась Оксана такой реакции со стороны, Катерины, когда брюнетка психанула, открывая перед ней входную дверь кабинета Романова — Да у кого-то, похоже, с нервами не всё в порядке — возмутилась она, когда рука темноволосой девушки, жгучим шлепком одарила её ягодицы, вынуждая взвизгнуть

Удар ладони Катерины, вызвал, в сознании Оксаны, импульс сексуальных эмоций, что сокрушающей разум волной прокатилась по всему телу, оставляя на коже ягодиц розоватый отпечаток. Стиснув зубы, Оксана, вынужденно перешагивая через порог открытой двери, издала легкий едва слышный стон, обернув голову, посмотрела возбуждённым взглядом на Катерину.

— Порой мне кажется

Сгорая в сексуальных эмоциях, выразила своё мнение Оксана, направляясь по коридору второго этажа дома Романовых, виляла красотой упругих бёдер перед Катериной.

— Что ты слишком многое себе стала позволять

— Порой мне кажется что наоборот — закрывая за собой дверь кабинета Романова, возразила брюнетка, направилась по красной ковровой дорожке следом за Оксаной

— Да как бы, не так — не согласилась с таким утверждением Оксана, заметив вначале коридора руководителя следственной группы следственного комитета Марию Терешкову

Темноволосая девушка в синем служебном кителе и короткой юбкой с гордой выраженной походкой направлялась к ним навстречу. Держа в руке черную папку, женщина с умным видом в сопровождении офицера полиции, шла по направлению к кабинету Романова.

— А…. гражданка Орлова Оксана Владимировна — обратилась Терешкова, встав перед Оксаной в узком коридоре напротив закрытой двери одной из комнат — Пришли спасать свою свободу, только спешу вас заверить, Романов ведь не обладает депутатской неприкосновенностью, у него нет таких полномочий и сил, чтобы как-то оправдать вас

— В нашу последнюю встречу — с такой же гордой самонадеянностью Оксана подняла взгляд и посмотрела на женщину перед собой — Вы более, вежливее со мной

— Пока не узнала, какая вы на самом деле змея — выразила своё мнение Терешкова

— Суд ведь будет завтра — не желая ничего слушать, Катерина встала между Оксаной и этой женщиной, прерывая их банальный разговор — А пока что, мы ведь можем идти?!

— Да-да конечно идите — словно насмехаясь, ответила Терешкова, проходя мимо Оксаны, коварным взглядом на неё посмотрела — Радуйтесь последними деньками на свободе Орлова

— Ебанутая какая-то — шепотом обращаясь к Катерине, Оксана выразила своё мнение, направляясь дальше по коридору в сторону лестницы — Что ей от меня надо?

— Начальство её по голове не погладило — ответила Катерина, взявшись с Оксаной за руку, подошла к ступенькам лестницы, что вела на первый этаж — Вот ей нужно кого-то наказать, ведь главную подозреваемую из-за какой-то наглой блондинки они упустили, вот и решили отыграться на тебе

— Я ведь вообще в этом деле как стороннее лицо — вызывая жалость и страдание в голосе, ответила Оксана, наступая каблуком на первую ступеньку лестницы, коснулась кончиками пальцев её перила — Я не имею никакого отношения к случившемуся

— А я тебе говорила, не берись за это дело — упрекнула Катерина, спускаясь по ступенькам лестницы вместе с Оксаной

— Да, но я же ведь никакого не убивала — уверяла Оксана, посмотрев на Катерину пытаясь возбудить в ней чувства сострадания к себе

С первого этажа, тишина, которой была почти убаюкивающей, слышалась речь Власовой, а так же стук её каблуков по мраморной плитке пола. Коновалов расположился на одном из кожаных, по обе стороны от него сидели пьяные девицы, что обхаживали его ласками своих хрупких рук. Мрак, в гостиной этого дома царствовала тенью во всей гостиной благодаря закрытым шторам на окнах гостевой комнаты виллы Романовых. Власова расхаживала по гостиной с бокалом налитого вина, радовалась чему-то необъяснимому, подходя к дивану на котором сидел Коновалов коснулась коготками своих пальцев его подлокотника, чуть наклонившись над самим мужчиной, что сидел на нём.

— Как же меня порой бесит эта блядь — спустившись по ступенькам, Оксана снизошла в гостиную мраком укатанной тенью, медленно убирая пальцы с гладких перил

— Полиция наверно уехала — пропуская мимо ушей, мнение Оксаны, говорила Катерина

— А вот и наши две знаменитые дамы — обернувшись к Оксане и Катерине, произнесла громко Власова, поднимая быстро бокал вверх, расплескав несколько его капель на пол

— Оксана — вдруг неожиданно смутился ласки женских молоденьких рук, встал с дивана Коновалов, поправляя черный пиджак, что изрядно был пропитан палитрой ароматов женских духов — Ты уже уходишь?

— Коновалов! — придавая черты возмущения на лице, будто это её задело, высказала Оксана своё мнение глядя на девушек позади Коновалова — Ты бы при мне хотя бы своё блядство не показывал, если ты, хотя бы, хочешь от меня каких-то отношений

— Как банально Оксанка — шлепнула кокетливо Катерина по ягодицам вновь Оксану, прикосновение женской руки, заставило её смутиться перед Коноваловым — Пойдём, машина ждёт у крыльца

— Прости Серёжа — покусывая краешек губы, Оксана не выдержала взгляда мужчины, к которому не была равнодушна, ощущая на своих бёдрах настойчивость руки Катерины, что вынуждает её прости мимо — Что ты делаешь?! — возмутившись такому поведению, обратилась она к наглой брюнетке, рука которой была у неё на попке

— Думаешь, я не заметила — ухмыльнулась шикарной улыбкой Катерина, поравнявшись с Оксаной, подходя к входным двустворчатым дверям дома Романовых — Как ты посмотрела в его глаза

— А какое, по-твоему, это имеет значение? — недовольно спросила Оксана, когда Катерина перед ней открыла дверь, слыша при этом женский шепот молодых девиц, что сидели поодаль на диване в гостиной — Ты выставила меня дурой

— Ах… это я значит выставила тебя дурой да?! — вновь изумилась в прекрасной улыбке Катерина, пропускай первой выйти Оксану на крыльцо дома Романовых

На площади рядом с домом уже не было полицейских машин, лишь машина следственного комитета, черный седан был припаркован у парковочной зоны справа от крыльца. Тихим порывом завывал ветер, раскачивая голые ветки окруженного периметра сада Романовых, вся прелесть листвы которых опала в траву, что по-прежнему оставалась быть зелёной. Воздух был прохладным моросящим касание, обволакивал ноги Оксаны, тормошил распущенные, пышные, золотистые придя волос, когда она спускалась по ступенькам каменного крыльца, звонко стукая каблуками черных туфель по их бетонному покрытию. Голубое небо, постепенно стало покрываться серыми блеклыми тучами, назревая над деревней пасмурную погоду, пряча лучи солнечного света за облаками скопившихся серых туч. Пленительной нежностью пальцы руки Катерины обвили пальцы руки Оксаны, сплетаясь воедино, прикосновение которых заставило её вздрогнуть, испытывая поразительную сказочную теплоту близости. В машине, справа от крыльца, по которому спускалась Оксана, держась за руку с Катериной, что пленяла её внимание своим развращенным взглядом серо-голубых глаз.

«Эта сука меня развращает, а ведь мы даже до машины не дошли уж не уж-то Романов её больше не устраивает», нахмурила губки Оксана, придавая поразительное очертание формы привлекательных скул.

— Это моя служебная машина — ответила Катерина, кивнув в сторону отъезжающей от парковки машины — Мою же кое-кто разбил

— Поверь не я сидела тогда за рулем — ухмыльнулась Оксана, спустившись со ступенек, коснулась каблуками черных туфель цветной плитки площади рядом с домом Романовых

— Да….. — придавая шикарный изгиб своим губам, возразила кокетливо Катерина, в тот самый момент, когда черный представительский седан остановился напротив крыльца — А кто тогда устроил всю эту сумасшедшую гонку, в результате которой моя машина уже которую неделю не вылезает их автосервиса

— Уж не думаешь ли ты

Чарую, свою собеседницу, прелестью сказочной красивой улыбки, ответила Оксана, направляясь, держась за руку с Катериной к остановившемуся черному седану.

— Что я тут перед тобой начну раскаиваться в этом?!

— Я именно это хотела от тебя услышать — касаясь ручки задней двери, ответила Катерина, весьма серьезной интонацией голоса — И то почему ты так меня оставила в своём доме, сбежав от меня к Нечаеву, у тебя с ним что-то было? — открыла она заднюю дверь черной машины

— С чего ты решила? — понимая, к чему клонит весь этот разговор Катерина, решила увильнуть Оксана, влезая в салон автомобиля — Да ничего у меня с ним не было — располагаясь на черном кожаном сиденье, уверяла она, положив ногу на ногу

Теплая атмосфера роскошного седана представительского класса, в воздухе которого чувствовалась щедрая гармония духов Катерины, утонченность прелести вкуса ночной фиалки, сразу же выдавала их обладательницу. Под черным капотом роскошного седана тихим урчание работал двигатель, напевая едва слышную мелодию такт, хода поршня в цилиндрах. Темная гармония света, за счет черной обстановки и затемненных задних стёкол, а так же нежная теплая кожаная обивка сидений, соприкасаясь с кожей ног Оксаны, дарили незабываемое сказочное удовольствие нежности.

— Да ладно — недоверчиво ответила Катерина, влезая следом в салон автомобиля, села на сиденье рядом с Оксаной — Я же вижу по твоему лицу, что что-то было — закрыла она за собой дверь

— Куда поедим, Катерина Владимировна?! — обратился мужчина водитель, с приятной улыбкой обернулся и посмотрел на Оксану и Катерину

— Алексей отвези нас домой к этой наглой блондинке — гордо заявила Катерина, подняв подбородок, коснулась кончиками пальцев выставленного колена Оксаны — Думаю, ты не забыл, где она живёт так ведь?!

— Будет исполнено Катерина Владимировна — покорно согласился мужчина, сохраняя для Оксаны красоту улыбки на своём лице, повернулся обратно, медленно трогая автомобиль с места

— Какой приятный молодой человек у тебя — специально выражая застенчивость перед Катериной, Оксана выразила своё мнение, ощущая ласку пальцев брюнетки на своем колене

— И не мечтай — возразила Катерина, обвивая обеими руками талию Оксаны, притянула её к себе, отражая перед ней желание сексуальной страсти искорками света в глаза — Ты только моя

— Кто бы сомневался — согласилась с таким весомым утверждением Оксана, находясь в объятиях брюнетки, ощущая жар дыхания Катерины с губ, решила испытать её терпение

— И не надейся — возразила Катерина, понимая, чего добивается Оксана, прошептав ей это в её раскрытые алые губы

— Я не надеюсь — заверила Оксана, медленно едва соприкасаясь к губам Катерины, вызвала в ней неутолимый голод сексуального искушения

Жадно сливаясь с губами Катерины, Оксана настойчиво их облизывала, нагло впихнула свой язык в рот брюнетки, что попалила её на заднее сиденье плавно двигающегося автомобиля, покидая виллу Романовых, устремляясь вниз по склону дорожного покрытия.

***

Небо над деревней стало покрываться густотой серых оттенков осени, сгущая тучи в один большой ком. Ветер плавно колыхал голые ветки деревьев, разнося тихую мелодию своего дуновения по округе, завораживая приятной осенней прохлады, предвещающей дождь. С труб дымоходов, некоторых домов валил пышным клубом серый дым, разнося запах гари, сгоревших дров, что тут же рассеивалась в атмосфере. За заборами некоторых домов не переставая лаяли собаки, по улице разгуливали стадо коров, мужчина напоминающей по внешнему виду пастуха, погонял их прутиком. Пёс что бегал по улицам, в поисках добычи для своего желудка вынюхивал что-то рядом с заборами домов, от чего собаки что были по другую сторону забора на привязи, становясь еще злея и начиная громче лаять.

— Почему ты играешь со мной? — тихо поинтересовалась Катерина, когда Оксана, прижимаясь к ней своей спиной, сидела спокойно глядела в окно задней двери, плавно двигающегося по деревенским улицам автомобиля — Ты что меня уже не любишь?

— С чего ты решила?! — удивилась Оксана, суждению брюнетки, обольщаясь ласки её рук на животе, потока горячего её дыхания, что обжигал кожу шеи и кружил голову от такта напряженного ритма вздоха брюнетки — Я просто хочу домой к дочери

— Ой, да перестань — недоверчиво возразила Катерина, не соглашаясь с мнением Оксаны — Ты явно что-то задумала, а иначе ты бы просто дала мне тут в машине

— Я тебе дам — улыбнулась застенчиво Оксана, выражая застенчивость ярким румянцем и чудесными ямочками на щечках — Только дома, не хватало еще нашего водителя смущать

— А как будто он и так этого не видел пару дней назад, как я тебя на этом сиденье завалила и заставила стонать — ведя рукой плавно, Катерина сжала грудь Оксаны настойчивостью собственных пальцев

— М….. — промурлыкала Оксана, ощущая приятное влияние женских рук на своём бюсте — Мы скора приедем, обещаю дома ты получишь всё, о чем только пожелаешь — заверила она пленительной нотой шепота в ответ запрокинув голову на плечо к брюнетки

— Смотри, я могу пожелать о многом — предупредила Катерина, кончиками пальцев другой руки проникла за грань красной надетой на Оксане курточки прямо между её ног

— Но это будет только дома — возразила Оксана, коснувшись рукой кисти руки Катерины остановив продвижение её рук между своих ног

— Ты явно что-то задумала — предаваясь сомнениям, заявила Катерина, когда черный седан остановился напротив дома Оксаны

— Возможно — ухмыльнулась Оксана, коснувшись пальцами дверной ручки

— Очень на это надеюсь — возмутившись кокетливой интонацией голоса, произнесла Катерина под ухо Оксане, дождавшись, когда она откроет дверь

Моросящая прохлада воздуха ворвалась в теплый прогретый салон автомобиля, окутывая холодом ноги Оксаны. Воздух был пропитан сыростью предвещающего дождя, на небе когда Оксана вышла из машины, выгибая спину кошкой, выставляя перед брюнеткой, что находилась с ней в салоне эластичную красоту бёдер. Легким дуновением, ветер колебал золотистые пряди волос Оксаны, тормоша их как волны в океане, когда она направлялась по сырому гравийному покрытию деревенской дороги к красным воротом, ограды дома. Из ограды окруженного высоким кирпичным забором, было красиво видно пышную макушку огромного кедра, что возрастал рядом с домом Оксаны, теребил легкостью касания крышу её дома.

— Твой Костя, когда сделает тебе машину?! — спросила Катерина, покидая салон черного роскошного седана — Уж не думаешь ли ты всегда ходить пешком — говорила она, закрывая за собой дверь

— Ну, ебучий случай — грязно выругалась Оксана, дернув за дверь ворот, когда она оказалась закрытой — Где же мои предки с Аришкой пропадают — открывая сумочку, возмущалась она, чувствуя, как на голову упали мелкие капли дождя

— Лёша за мной завтра к восьми утра заедешь хорошо, на сегодня ты свободен — попрощалась Катерина с водителем, направилась к воротам дома, рядом с которыми, копаясь в сумочке, стояла Оксана — Что ты там так долго ковыряешься, сейчас дождь польёт

— Да блядь ключ ищу!

Опять некультурно выразила Оксана свой ответ, нащупав на конце сумочки свои ключи быстро их достала, ощущая, как дождь мелкими каплями покрывает её волосы, быстро вставила ключ в замочную скважину.

— Как будто я не вижу — ответила Оксана, услышав, как по небу ударил гром, и в нём же красиво разразилась гроза

— Это я к тому — уверяла Катерина, подходя медленно к Оксане, игриво шлепнула её по попке, толкая кончиками пальцев другой руки, дверь которую она открыла ключом — Что не хочу быть как-то мокрой

— Но ты ею будешь — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как по лицу и волосам капал дождь — В моей постели, сегодня ночью — перешагивая через высокий порог открытой двери, Оксана, согнув ногу в колено, кокетливо вильнула бедрами перед брюнеткой

— Это совсем другое дело — согласилась Катерина, быстро вошла в ограду следом за Оксаной, закрывая за собой дверь — Может, пойдём быстрей в дом — предложила брюнетка, когда по её лицу стекали крупные капли дождя

— Ну конечно пойдём — ухмыльнулась Оксана, быстро стукая каблуками по цветной каменной плитке, подошла к ступенькам деревянного крыльца, глубоко вдыхая воздух природной сырости с гармоничной палитрой вкуса кедра, запах хвои, которого насытил всю ограду — Я же тоже не хочу здесь стоять мокнуть рядом с тобой

— А ты хочешь…… — кокетливой шуткой намекнула Катерина на близость, наблюдая, как Оксана быстро стукая каблуками по деревянным ступенькам крыльца поднялась, подходя к двери — Со мной мокнуть?!

— Как будто ты этого не хочешь — стоя под козырьком крыльца, возмутилась Оксана, поражаясь логике мышления Катерины, вставляя в замочную скважину ключ, связка которого была у неё в руке — И только не говори, что я преувеличиваю

— Даже и не думала об этом — заверила Катерина, поднявшись на крыльцо вместе с Оксаной

— Еще бы ты думала — рассмеялась Оксана, слыша как по козырьку над крыльцом барабанил, не переставая дождь, чувствуя, как с волос моросящим касанием стекала влага, проникая ей под куртку — Смотри мне — открывая дверь, выражая похоть во взгляде, пригрозила указательным пальцем она

Приятная атмосфера теплого дома, была окутана мрачной тенью, однако теплота такой обстановки завораживала мокрое от дождя тело Оксаны объятие ласки теплых воздушных рук. С гостиной доносился треск горевших в камине дров, яркое розовое их свечение так и манило к себе после холодной дождливой слякоти. Входя в дом, Оксана почувствовала запах свежеприготовленного борща, ароматная прелесть которого аппетитным запахом веяла с кухни. Шторы в гостиной были закрыты, словно скрывая за своей белой шелковой материей гармонию осеннего дождя, что не переставая барабанил по стёклам в доме, усиливая до такого состояния переходя уже в ливень.

— Сейчас подожди, хоть свет включу

Заверила Оксана, сразу же провела указательным пальцем по клавише выключателя, включая яркий свет лампы в коридоре, висевшей над парфюмерным комодом.

— Блядь, как же я замерзла — дрожащим голосом выразила Оксана собственные эмоции, обвивая руками своё тело

— Может, отогреемся в душе? — предложила Катерина, входя в дом, сразу же закрыла за собой дверь, повернулась лицом к Оксане

— Может….. — жужжание телефона в сумочке Оксаны, заставило её неожиданно вздрогнуть, смутившись перед Катериной — Блядь сейчас подожди…..

— Ну, давай отвечай — рассмеялась Катерина, наблюдая за Оксаной скидывая рядом с гардеробным шкафом на пол черные туфли

— Это наверно по работе — доставая телефон из сумочки, что разрывался бас ритма dubstep, Оксана, оставляя туфли на входе в гостиную, сбросила с плеча рядом с ними сумочку на пол вошла в теплую прогретую жаром камина гостевую комнату — Наверно что-то с Тулеевым

— Ты же понимаешь…… — хотела выразить своё мнение Катерина, но Оксана не став её слушать, под свет розового свечения с камина прошла по теплому паркету пола к дивану — Хотя ты наверно умная девочка сама всё и так знаешь — предупредила лаской голоса брюнетка, входя в открытую дверь спальной комнаты

— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Валентины, как только провела большим пальцем по сенсору дисплея сотового телефона, подходя к дивану — У Тулеева выраженная сердечная недостаточность, что классифицируется блокадой правой ножки пучка Гиса

— Ты позвонила мне чтобы сообщить то, что я и так знаю — возмутилась Оксана, переводя разговор на громкую связь, положила телефон на рядом стоящий с диваном кофейный столик

— Желудочковая тахикардия — добавила Валентина — Удалось стабилизировать ритм сердца, проведя ультразвуковое исследование сердца в режиме, ЭХО удалось выявить образование двух кист, в области правой доли перикарда, что разрослись, уже достигают в размере около 10 см

— Ему срочно нужна операция — тихим шепотом ответила Оксана, схватив телефон в руку, переключила, отключила громкую связь — Что показал анализ извлеченного кистозной жидкости из печени, вы сравнили их с теми образцами, что мы извлекли из плевральной полости и перикарда?

— Да и у нас есть положительный результат — заверила Валентина — Это действительно эхинококкоз и то, что размеры кист уже такие, что приводит к сдавливанию внутренних органов

— Этого я и боялась — тихо прошептала Оксана, встав у окна, кончиками пальцев медленно отвела штору в сторону, наблюдая, как за окном колышется в страсти танца ритма ветра пышный кедр, как барабанил, не переставая дождь по стеклу плотным потоком воды стекая вниз — Нужно срочно проводить операцию

— Я соберу всю команду — предупредила Валентина

— Уверена, они будут не рады покидать свои, уютные дома в эту погоду — сморщила недовольно губки Оксана, наблюдая за творившейся осенней гармонией, скопившихся в небе серых туч, за стеклом пластикового окна, рядом с которым она стояла — Мне нужно уладить один вопрос и примерно через часик я обязательно буду в больнице

— Хорошо — словно стесняясь дальше продолжать разговор резко, ответила Валентина, после чего телефонный разговор разорвался

«Не думала, что за такой короткий срок кисты могут так быстро разрастись до критического состояния жизни моего пациента», подумала Оксана, обернувшись, заметила на пороге у входа в гостиную, как стояла Катерина, в фиолетовом шелковом халатике.

— Всё нормально? — спросила, якобы выражая заботу, Катерина — Ты выглядишь обеспокоенной

— Да всё прекрасно — опуская взгляд в пол, ответила Оксана, отчетливо понимая угрозу жизни своему пациенту — Правда — придавая уверенность чарующей прекрасной улыбкой, выражая это ямочками на щечках

— Ты выглядишь как-то обеспокоенно — волновалась Катерина, направляясь к Оксане

— С чего ты решила? — повернувшись к брюнетке, что завораживающей похотью движениями ставя ноги, крест-накрест направлялась к Оксане

Фиолетовый халатик, нежной материей шелка облегал тело Катерины, выражая все самые сочные изгибы в её фигуре. Распущенные черные волосы, преображали Катерину в роли царицы Клеопатры, взывающей страсть окружения к её образу перед Оксаной. Эффектно сгибая ногу в колено сероглазая брюнетка, подобно дикой кошке подошла к Оксане, медленно кончиками пальцев коснулась её подбородка, поднимая её голубоглазый лазурный взгляд на себя.

— У тебя всё хорошо? — пленительной лаской шепота, спросила Катерина, прямо в раскрытые и полные ожидание губы Оксаны

— Ну да — пожав плечами, ответила Оксана, придавая губам милой формы улыбку — А что разве что-то должно быть не так?

— Ты какая-то обеспокоенная — заволновалась Катерина, выказывая заботу лаской чарующего слух голоса — Расскажи что случилось — медленно коснулась брюнетка её горячих полным сексуальным желанием губ

— Просто замерзла — отвела взгляд в сторону Оксана, ощущая приятный осадок на губах от поцелуя Катерины — Может, выпьем по бокальчику вина? — ухмыльнулась она

— Ну, разве что только по бокальчику — согласилась Катерина, взяв кончиками пальцев за руку Оксану — И под закуску борща, что приготовили твои родители

«Уверена, что ты его даже не попробуешь», ухмыльнулась Оксана, проходя мимо Катерины, направилась к выходу из гостиной.

— Ты ведь не возражаешь — нагнувшись, встав у входа, спросила Оксана, выказывая прелесть эластичных бёдер, поднимая сумочку с пола — Если перед душем мы с тобой опрокинем по бокальчику вина?!

— Алкоголь сделает тебя еще более голодной — предупредила Катерина, повернувшись спиной к окну, опираясь на его поверхность бёдрами — Но это делает тебя еще сексуальней и желанной

— Именно этого ты добиваешься в душе

Расстегивая, одной рукой, пуговицы красного плаща, говорила Оксана, поставила сумочку на парфюмерный комод справа от выхода из гостиной

— Я-то ведь знаю, как ты этого хочешь — влезая в открытую сумочку, Оксана достала из него упаковку «донормила», сжимая упаковку крепко пальцами

— Точно так же как и ты — поднимая подбородок к верху, согласилась с этим утверждением Катерина — Может, лучше ванну примем? — предложила брюнетка, отходя от подоконника, окна по стеклу которого, не переставая барабанил дождь

— Хм…. ты всё больше и больше меня развращаешь — проходя по коридору, изумилась в улыбке Оксана, скидывая с себя на пол красную курточку

— О… господи Оксанка! — подходя к месту, куда Оксана скинула курточку, возмутилась Катерина, нагнувшись, подняла её, повесив на вешалку гардеробного шкафа

— Уж прости меня дуру такую — рассмеялась Оксана, входя на кухню, покрытую мрачной тенью

Серая атмосфера воцарившейся на кухне, была отчасти благодарна за счет ливня на улице, скопившихся густых темных туч на небе. Воздух был пропитан свежеприготовленным борщом, что стоял еще горячим на плитке, на кухонном столе, стоял в стеклянном графине наполненный апельсиновый сок, в вазе стоящей рядом были свежеиспеченные булочки, купленные в магазине на углу деревенской улицы. На холодильнике, что был расположен, слева от окна в углу, была прикреплена записка Марины Николаевны, на которую Оксана, входя на кухню, включая тут же свет, нажимая на клавишу выключателя, не обратила никакого внимания. Белые шелковые шторы, что украшали белоснежное пластиковое окно, были полностью открыты, освобождая серым густым оттенкам осенней погоды простор на кухонную площадь. По стеклу не переставая барабанил дождь, по небу сверкала гроза, а так же было отчетливо слышно, как грохотал гром.

— У меня здесь была припрятана бутылка хорошего вина — говорила вслух Оксана, проходя по кухне к холодильнику, наступая голубыми ступнями на теплый паркетный пол — Если конечно мои предки её не распили, у них сейчас понимаешь такой период

— Как будто я не понимаю — донёсся голос Катерины из спальни Оксаны

— Очень хорошо, что ты понимаешь — ответила кокетливо Оксана, открывая дверь холодильника, доставая с полки запечатанную бутылку вина — Скора ты до утра будешь понимать — прошипела недовольно она, держа бутылку, подошла к столешнице, отодвигая ящик, взявшись за ручку кончиками пальцев

— Я буду ждать тебя в ванной — громко крикнула Катерина, находясь в спальной комнате Оксаны

— Я скора приду — поставив бутылку на столешницу, Оксана взяла в руку штопор, распечатывая обертку на пробке бутылки другой рукой — Вот же блядь — грязно выругалась она, испытывая душевное сопереживания, случайно выронив из рук штопор

«Блядь да что меня так всю трясёт», подумала Оксана, нагнувшись, подняла штопор с пола, когда руки, словно не слушались и тряслись.

Взяв с полки открытого шкафчика, что висел над столешницей пустые два стеклянных бокала, поставила их рядом, после чего Оксана начала вворачивать штопор в пробку бутылки с вином, медленно потянула на себя, выдергивая пробку. Наполняя бокалы вином, Оксана раскрыла упаковку таблеток, что положила на столешницу, отчетливо слыша, как в ванной журчала вода. Раскрывая упаковку таблеток, Оксана быстро выдавила капсулу из кассеты для таблеток, распаковывая его над бокалом наполненного вина высыпая туда порошок. Размешав вино чайной ложкой, Оксана положила её в раковину, убрав предварительно таблетки на полку в шкафчик над столешницей, закрыла его двери, взяла два бокала в руки и направилась с ними из кухни.

— Оксанка ты уже всё?! — послышался голос Катерины из комнаты Оксаны

— Да дорогая моя — придавая своим губам, поверх паники, что она испытывала, улыбнулась Оксана, проходя по коридору, вошла открытую дверь комнаты — О… господи

Была удивлена Оксана, когда вошла в спальню, как посреди комнаты Катерина медленно скинула с себя халат, что облегал её тело. Плавно падая на пол, представляю Катерину, в естественно обнаженном полностью виде перед Оксаной. Черные волосы брюнетки всё еще были мокрыми после дождя и имели прямую, без объёма укладку, ровными прядями облегали хрупкие плечи, падали на сочную грудь.

— Я всё ждала, когда же ты придёшь — ухмыльнулась Катерина, придавая алым размытым губам форму распущенности

— У нас с тобой ведь вся ночь впереди — ставя ноги крест-накрест завораживая прелестью изгиба собственного тела, подошла медленно Оксана к обнаженной брюнетки, что при свете люстры на потолке стояла перед ней обнаженной — Куда нам спешить — вручила она бокал в руки Катерине

В комнате при ярком свете хрустальной люстры на потолке было удивительно всё убрана, двуспальная большая кровать, на которой спала Оксана, была аккуратно застелена. Красные бархатные шторы, плотно закрывали окно, совершенно скрывая палитру гармоничных красок осени. На комоде, что был расположен слева от входа, стояли в вазе пышные алые розы, распространяющий в воздух приятный свойственный их запаху аромат.

— Давай выпьем за любовь — предложила Катерина, взяв из рук Оксаны предложенный ей бокал

— А мы разве за что-то другое можем пить? — ухмыльнулась Оксана, встав перед обнаженной брюнеткой, обвила свободной рукой её талию

— Какое красивое у тебя платье Оксанка — прошептала, сгорая в сексуальной страсти, прошептала Катерина, начиная глубоко и учащенно дышать — Так и порой хочется его с тебя снять

— Так может и снимешь — чарую прелестью улыбки, ответила Оксана, коснувшись звоном своего бокала до бокала, что держала в руке Катерина — За нас! — гордо произнесла она

Скрестив руки с Катериной, стоя с ней в обнимку, Оксана, делая специально вид, что пьет вино, смакую его во рту, тут же выливая в бокал, ощущая во рту лишь терпкость его приторного сладкого вкуса винограда. Отрываясь от бокала с вином, Оксана сладко простонала, задыхаясь нехваткой воздуха, изливала она страсть из себя перед лицом, что одним залпом осушила бокал вина. Медленно, глядя в глаза Катерине, у неё из рук пустой бокал из-под вина, Оксана направилась к комоду, чарую брюнетку прелестью хищной похотливой походки, покачивая выраженно бедрами в каждом шаге.

— Знаешь, может нам сначала — говорила Оксана, поставив бокалы на комод, тут же обернулась, посмотрела, на брюнетку, выражая во взгляде желание — Немного порезвиться на кровати, а потом в ванную?!

— Но вода уже набирается — хотела возразить Катерина

— Я всё сама решу — направилась в ванную Оксана, откуда журчала вода — А ты пока ложись в постель

— Что-то мне — схватившись за голову, тихо произнесла Катерина, направилась она к кровати — Что происходит…….?! — не успела договорить, как обнаженная брюнетка чудом упала на кровать

— Как раз то, что я ожидала — изумилась в улыбке Оксана, глядя на спящую брюнетку в кровати, вошла в ванную, где журчала вода

Наступая на прохладный кафельный пол, Оксана прошла по нему к ванне, откуда со смесителя лилась вода в пеной насыщенную ванну. Перекрывая воду смесителя, Оксана вынула пробку из ванны, предварительно сунув в воду руку, вцепившись в неё своими коготками. Положив пробку на борт ванной, Оксана направилась к выходу из ванны, подходя сначала к вешалке, на которой висели сухие полотенца, вытерла влажную руку. Выключив свет в ванной комнате, Оксана покинула это помещение, выходя в открытую дверь, закрывая её тут же за своей спиной.

— Спит сучка — злорадно улыбнулась Оксана, направляясь к выходу из комнаты, подошла к выключателю, плавностью движения по его клавише выключила свет в комнате — Мне только на руку, а то бы путалась всё под ногами

Закрывая дверь своей комнаты, Оксана, стоя в коридоре, облокотилась на неё спиной, согнув ногу в колено, опираясь на её гладкую поверхность, прислонила указательный палец к губам, облизывая язычком смачно его коготок. Дом погрузился в тишину, было слышно, как по стеклу барабанил дождь, его ритм начинал медленно стихать в бурной стихии гармонии осени. Отходя от двери, Оксана прошла на кухню по коридору, выключая там свет, погружая частично дом во мрак, серых оттенков, погоды осени. Проходя по коридору, шикарно покачивая бёдрами, Оксана подошла к гардеробному шкафу, достала из него черное осеннее пальто, с длинным воротником, медленно сняла, его с вешалки повесив вешалку обратно.

— Надеюсь, телефон мне уже не понадобиться

Прошептала в тишину дома Оксана нагнувшись, подняла с пола лежавшую сумочку, после чего обула на ноги черные туфли. Поставив сумочку на комод, одела на себя, черное пальто, ощущая на своём теле соприкосновение его нежного теплого материала, что пленительно ласкало кожу.

— Самое время чтобы хоть немного прогулять — разговаривая с тишиной дома, Оксана сняла с крючка зонтик, выключая свет в коридоре

— Ну, вот Аришка мы уже дома — услышала Оксана голос Рамазанова, когда открылась входная дверь — Оксана дочка?! — удивился мужчина

«Блядь да кто там еще?!», услышала Оксана топающие шаги по крыльцу за закрытой дверью дома, нервничая, прикусила краешек губы.

— Мама! — вскрикнула девочка и бросилась к Оксане, обвивая худенькими мокрыми от дождя руками, её талию прижимаясь лицом к её животу — Я так по тебе скучала

— Оксана доченька ты куда-то собралась? — поинтересовался Рамазанов, пропускай войти Марину Николаевну, вперед себя в дом

— Ну, вот опять пошла, блудить — недовольно высказала своё мнение Марина Николаевна, входя в дом, сняла с себя красный капюшон, плаща который облегал её тело

— Пациенту плохо стало — опустив голову, ответила Оксана, положила руку на капюшон ребенка, прижимая голову Аришки к своему животу

Рамазанов заходя последним в дом, сложил черный зонт, вытряхнув, капли дождя, его за порогом закрыл за собой дверь. Марина Николаевна, развеивая перегар выпитого вина, повертев головой, придавая пышность золотистым волосам, начала расстегивать пуговицы красного плаща. Девочка была одета в розовую курточку, материал которой защищал от влаги в случае намокания, по её лицу стекали капли дождя, её детские голубые глаза были полны желание остаться в компании Оксаны.

— Доченька маме нужно работать — положив руку на голову ребенка, ответила Оксана, снимая с головы Аришки мокрый капюшон

— Но мама — пытаясь давить на жалость, возразила Аришка, упорствуя перед Оксаной выражая обиду на лице, нахмурила брови и губки бантиком — Ты же обещала……

— Оксана не обижай, пожалуйста, дочь — прошла по коридору Марина Николаевна, скидывая красные туфли с ног, продолжила расстегивать красный плащ

— Мама я с тобой — продолжая выказывать возмущения, твердо решила Аришка

— А что ты на меня так смотришь?! — был под впечатлением Рамазанов, как будто он тут не причем, стал расстегивать пуговицы драпового черного пальто — Это твоя дочь, сама и решай, как ей ответить

«Блядь да вы охуели уже в конец», подумала Оксана, раскрыв алые губы в удивление.

— М…. ладно — прикусывая губу, ответила Оксана, сгорая в недовольстве в водовороте своих эмоций — Заставлю одну рыжую суку побыть с Аришкой, пока буду оперировать Тулеева

— У тебя, что назначена операция? — не ожидая такого от Оксаны, спросил Рамазанов, снимая с себя черное драповое пальто, повесил его на крючок гардеробного шкафа

— Да! — ответила Оксана, взяв девочку за руку — И наверно как предполагалось я поеду оттуда в суд

— Это твой Романов тебя в такое впутал — выказывая недовольство, прошипела Марина Николаевна, позволяя снять с себя красное пальто Рамазанову — Пускай на него все шишки валяться

— Мама! — возмутившись такому высказыванию, громко вскрикнула Оксана, так что Аришка, которую она держала за руку, вздрогнула — Прости доченька, я не хотела тебя напугать

— Дочка чтобы там не случилось — снимая пальто с Марины Николаевны, заверил Рамазанов, вешая его на свободную вешалку гардеробного шкафа — Я тебе обещаю, что с тобой ничего не случится, ты ни в чем не виновата, я позвонил своему коллеге из военного ведомства, твоим дело уже занимаются

— Военное ведомство?! — удивилась Оксана, продолжая держать Аришку за руку

— Да они мне должны — гордо заявил Рамазанов — Они сказали, что помогут тебе, как только изучат все твои материалы дела

— Мама я пойду с тобой?! — выказывая жалость в голосе, спросила Аришка, подняв невинный взгляд на Оксану, глубина и тонкость которого затрагивала самые главные материнские чувства

«Блядь ну как я могу отказать, совей дочери», прослезилась Оксана, сжимая ручку зонтика в другой руке, отражая яркие искорки влаги на своих лазурно голубых глазах.

— Конечно моя маленькая радость — коснувшись ладонью руки головы девочки, согласилась Оксана, ощущая нервный растроганный до глубины ритм собственного сердца — Ну что ты готова?! — обратилась она к девочке, подходя вместе с ней к закрытой входной двери

— Оксана, а что если тебя посадят?! — ужаснувшись, спросила Марина Николаевна, прижимая пальцы ладони к губам — Я ведь больше тебя не увижу, девочка моя — играя на чувства, выразила пьяная женщина свои эмоции, жалкой мимикой лица

— Мама не говори ерунды — упрекнула Оксана, открывая дверь, впуская в дом прохладу осеннего воздуха, что завораживающим касанием прохлады потока по её ногам стал проникать в дом

— В первый раз буду у тебя на работе — радостно говорила Аришка, покидая дом вместе с Оксаной, оказавшись на крыльце

— Ну, вообще-то формально ты там была — прикусывая губу, застенчиво улыбнулась, ответила Оксана, закрывая за собой дверь — Но как мой самый дорогой пациент — заверила она, спускаясь по ступенькам крыльца

— А теперь буду как твоя дочь! — гордо заявила Аришка, обвивая прохладными пальцами руку Оксаны

«Вот именно этого я боюсь», покусывая краешек губы, подумала Оксана, спустившись со ступенек крыльца, коснувшись каблуками черных туфель цветной каменной плитки.

Небо над деревней все еще было во власти серых оттенков окутавших его пространство туч, однако дождя не было, в воздухе пахло сыростью, корой мокрого кедра и необычайным запахом хвои. С крыши стекала по дождевому каналу плотным ручьем пролитая влага, атмосфера на улице была прохладной, предвкушая стадию поздней осени, лесные холмы, что окружали деревню, покрылись плотным густым туманом. С труб дымоходов деревенских домов валил плотным клубом серый дым, выпуская в атмосферу запаха пепла с горевших дров.

— Ну вот — открывая маленькую дверь больших красных ворот, обратилась Оксана к маленькой девочке, что переступала через их высокий порог в резиновых детских красных сапогах — Давно мы с тобой доченька так не гуляли

— Я ужасно по тебе соскучилась мама — встав у обочины деревенской улицы, выразила своё мнение Аришка, посмотрев, как Оксана покидает ограду своего дома, выходя на улицу — Ты меня больше не оставишь? — пытаясь давить на жалкие чувства, спросила девочка

— Не волнуйся, даже в мыслях не было ничего подобного — закрывая дверь за собой, уверяла Оксана, взявшись с Аришкой за руку — Мы с тобой будем неразлучны — улыбнулась она, маленькой девочке направляясь по сырой пропитанной дождём деревенской улице

***
Приятная сладость бодрящего вкуса кофе с начинкой карамели витала в воздухе рабочего кабинета Оксаны. Яркий свет светодиодных ламп достаточно освещал кабинет, жалюзи, на больших окнах которого были плотно закрыты, скрывая бурную атмосферу осени, воцарившуюся за ним. Большой контейнер с борщом был почти пустым, когда Оксана доедала последнюю ложку, закусывая всё сочной аппетитной самсой, смачно облизывая губки языком. Аришка расположилась на мягком диване в кабинете, держа в руке маленький пластиковый контейнер с пирожным, кусочек которого аккуратно отламывала чайной ложкой, что держала в другой руке. Ларионов стоял напротив Оксаны, держа кружку с терпким черным кофе, положив пальцы на раскрытую красную папку, что лежала перед ним на стеклянном большом столе, внимательно посмотрел на последние результаты эхо диагностики. Марина Викторовна сидела напротив Оксаны, слева от Ларионова, изучая кару Тулеева, обратила особое внимание на эхо диагностику перикарда, поднимая голову и отрывая взгляд от карты больного, посмотрела внимательно на Оксану. Вероника прошла за спиной у Оксаны, держа розовую керамическую кружку в руке, откуда веял манящий запах каркаде. Валентина сидела на диване, внимательно наблюдая за Аришкой, что-то ей рассказывала.

Уставшее изнурённой слабостью состояние скрывала Оксана от своих сотрудников, сознание неумолимо манило в сон. С трудом удерживая тяжелые веки глаз открытыми, держала Оксана кружку кофе в руке, пытаясь сосредоточиться при дифференциальном диагнозе. Каждая клеточка тела Оксаны сгорала в ритме бессилия, жадно требуя состояния покоя и отдыха.

— Что-то спровоцировало развитие эхинококковых кист — рассуждала вслух Оксана, взявшись пальцами за ручку кружки с кофе — Что-то у нас в больнице….. — отпивая кофе с кружки, заверила она, тщательно смакуя его терпкий сладостью карамели вкус во рту

— Да, но мы давали ему только антибиотики широкого спектра — уверяла Вероника, встав справа от Оксаны, положила пальцы на стеклянную поверхность стола

— Аллергическая реакция на что-то — предположила Оксана, поставив кружку на стол — Вполне может объяснить слишком большую скорость их развития

— Да вот только на что?! — удивилась Марина Викторовна — Мы не давали ему ничего такого, на что была бы у него аллергия

— Не время гадать — возразила Оксана — Готовьте операционную

— Оксана ты уверена?! — с опаской спросила Вероника

— Прости моя дорогая?! — сгорая в недовольстве, сморщила губки Оксана — Но в чем я должно быть уверена?!

— У него выраженная сердечная недостаточность — уверяла Вероника — А ты хочешь произвести операцию на сердце

— Ну да, а что тут такого?! — не понимая, к чему клонит темноволосая кудряшка, спросила Оксана, положив локоть на стол, опираясь пальцами руки на подбородок, так удивленно взглянула на Веронику — Возьмите согласие у её дочери — распорядилась она, обращаясь к Ларионову и Марине Викторовне

— Я очень надеюсь…… — хотела возразить Вероника

— Я очень надеюсь — возразила тут же Оксана, вставая со стула, на котором сидела и с возмущенным видом посмотрела на Веронику — Что следующий порыв кисты, пока мы тут гадаем, и который может вызвать кровотечение в перикард, его не убьёт

— Вполне убедительный аргумент — согласился Ларионов, поддерживая теорию Оксаны

— Аришка зайка — обратилась Оксана к девочке, что сидела на диване за спинкой стула с которой она встала — Посиди пока с этой рыжей тётей, а мама пока поговорит с пациентом, дяди плохо стало — уверяла она, направляясь к выходу из кабинета

— Оксана Владимировна — возразила Валентина, отвлекая на себя внимание Оксаны — Я сама могу попросить согласие у родных, а вы с дочерью уже давно не виделись

— Мама я хочу с тобой — вскочила быстро Аришка с дивана оставляя лежать на нём пластиковую упаковку с недоеденным пирожным

— Ну, учитывая, что я иду к своему пациенту — нахмурила губки Оксана, явно не ожидая такой реакции от девочки, что подбежала к ней — Я допускаю такой вариант — смутилась она пристального окружения своей команды врачей, что так удивленно на неё посмотрели

— Вот и хорошо — согласилась Аришка, обвивая ручками талию Оксаны

— Я пойду, поговорю с пациентом и его дочерью — заверила Оксана, взяв Аришку за руку, встала посреди кабинета, касаясь пальцами стеклянного стола — Вероника, Марина Викторовна и Валерий Николаевич подготовьте операционную

— Оксана Владимировна, а как же я?! — удивилась растерянно Валентина

— А….. моя маленькая рыжая бестия — ухмыльнулась Оксана, держа девочку за руку — Ты пойдешь со мной, тебе будет удостоена важная роль

— Я буду вашим ассистентом?! — словно искорки в глазах засветились у рыжеволосой девушки, когда она так быстро вскочила с дивана, на котором сидела

— Ну, если это так можно назвать — пожала плечами Оксана, обернувшись, встав у закрытой двери своего кабинета, прикусила краешек губы, глядя на Валентину, что направлялась к ней

«Блядь ну мне же всё-таки нужна нянька, не возьму же я свою дочь в операционную, а этой рыжей суке надо отработать и снова завоевать моё доверие», касаясь дверной ручки, размышляла Оксана глядя на Валентину, что подошла к ней.

— У Тулеева острая дыхательная недостаточность — заверила Валентина, когда Оксана кончиками пальцев надавила на ручку двери, толкая её от себя — Он уже на кислородной терапии, без маски дышать уже не может, размеры кист плевральной полости уже достигли 8 и 10 сантиметров

— Ты говоришь мне то — переступая порог открытой двери, усмехнулась Оксана, обращая внимания, как в приёмной белокурая женщина Валерия, поспешно стукая пальцами по клавиатуре, набирает текст — Что я и так уже знаю

— Оксана Владимировна — тихо ответила, отводя взгляд от монитора, на котором составляла сметы оборудования для отдела Оксаны — Ваш отдел вылетел местному бюджету и больнице в весьма кругленькую сумму

Строгий офисный костюм, черная юбка чуть выше колен особостью пикантного изгиба прорисовывала бёдра белокурой женщины. Белая блузка, подобно снегу облегала контур силуэта этой блондинки, отлично вырисовывали объём её бюста. Завораживая палитра вкуса, собралась в единой композиции «Pure Poison от Christian Dior», пленила тонкостью сочетания аромата апельсина, запаха мандарина и чарующей тонкостью вкуса бергамота, возбудившую в Оксане неудержимую похоть и влечение к обладательнице этого парфюма. Пышные волосы этой блондинки были собраны в пучок на её затылке, что придавали строгий деловой вид. Черные туфли сексуально подчеркивали её стройные ноги, за счет высокого каблука, которым она звонко стукая по линолеуму, вышла из-за стола.

— Ваш эндохирургический комплекс, что поступил в операционную больничного здания на прошлой неделе стоит целое состояние — словно восхищалась, говорила Валерия, опираясь бёдрами на поверхность стола рядом с которым стояла — Тихонов скрепя зубами подписывал этот заказ

— Я посмотрю, как он скрепя зубами объяснял бы смерть моих пациентов из-за недостатка возможности их спасти — грубо ответила Оксана, даже не смотря в сторону этой женщины, прошла по приёмной, направляясь к закрытой входной двери — Мне всё-таки нравится ваш парфюм Валерия

— Спасибо Оксана Владимировна, но это…..

«Как же ты порой меня уже заебала», подумала Оксана, коснувшись пальцами, ручки входной двери в приёмную, сдерживая эмоции при себе.

— Валерия все это оборудование и медикаменты, нужны нам — открывая дверь, уверяла Оксана, встав в проходе её проема — Валентина ждите меня в отделение, я скора подойду, можешь сама взять согласие на операцию у дочери Тулеева

— Мама я хочу побыть с тобой?! — возразила Аришка, пытаясь надавить на жалость материнских чувств Оксаны

— Аришка зайка — наклонилась над маленькой девочкой Оксана — Иди с этой рыжей тётей и проверь как там дядя, которого я лечу, очень скора, я к вам вернусь, и ты мне всё сама и расскажешь, ты же хочешь помочь своей маме?!

— Пойдём Аришка — вежливо обратилась Валентина, коснувшись плеча Аришки вынуждая её лаской покинуть кабинет — Твоей маме нужно уладить дела по благосостоянию нашего отдела

— Только не задерживайся долго Оксаночка — проходя мимо Оксаны к выходу из приёмной, предупредила Марина Викторовна — Мы пока подготовим операционную

— Хорошо улажу одну маленькую нерешенную финансовую формальность, касающуюся нашего отдела — заверила Оксана, наблюдая, как Марина Викторовна, Ларионов и Вероника покинули приёмную её кабинета — И так Валерия о чем ты хотела со мной поговорить? — спросила она, дождавшись пока дверь, закроется за спинами её коллег

— Хотела чтобы вы взглянули на эти документы — взяла шикарная блондинка черную папку, что лежала на краю стола — О…. господи Оксана Владимировна вы так сильно напряжены

— В чем дело Валерия? — возмутилась Оксана, встав рядом с блондинкой, выдавая взглядом изнемогающих лазурных глаз, собственную утомляемость — У меня была трудная ночь, которую я провела в операционной, спасая жизнь своему пациенту, да я не спала, потому как каждому что-то надо от меня, достало блядь уже всё!

— Позвольте вам сделать массаж — предложила Валерия, касаясь кончиками пальцев плеча Оксаны, вынуждая взглядом её согласиться — Давайте я как раз практикую технику расслабляющего массажа

— Массаж?! — удивилась Оксана, понимая как это нужно её телу

«Она совсем ебанулась, какой блядь массаж, у меня блядь пациент умирает», возмутилась Оксана таким предложением, надувшись перед этой женщиной как королевская кобра.

— Извините — взяла из рук женщины черную папку, раскрыла её на столе, возразила Оксана на данное предложение, внимательно сквозь стёкла надетых на глазах очков посмотрела на сметы заявленного оборудования — Но мне сейчас не до этого, прошу меня извинить — взяла она ручку со стола, поставила ниже на бланке свою подпись

— Послушайте Оксана Владимировна! — уверяла Валерия, коснувшись кончиками пальцев плеча Оксаны — Вы сильно устали вы не можете сейчас проводить никакую операцию, я буду вынуждена доложить Тихонову

— А вот этого?! — не согласилась с таким утверждением Оксана — Я бы вам не советовала бы делать, составляйте свои декларации и сметы, а специалистам доверьте спасать жизни — гордо заявила она, положив ручку посреди листов предоставленных бланков смет

— Вы совершаете ошибку Оксана Владимировна, оперируя пациента в таком состоянии — пыталась убедительно воздействовать на Оксану, уверяла Валерия, встав посреди приёмной — Вы ставите под угрозу жизнь пациента, вашу репутацию и репутацию нашей больницы

— И тем не менее — не принимая слова занудной блондинки близко на свой счёт, с усмешкой возразила Оксана, подходя к входной двери в приёмную — Я всё равно рискну — касаясь пальцами дверной ручки, гордо заявила она, открывая дверь

«Дура, блядь ебанутая», подумала Оксана, открывая дверь, выходя в больничный коридор.

— Оксана Владимировна всё нормально?! — с беспокойством на лице спросила Валентина, держа Аришку за руку стоя вместе с ней в коридоре за закрытой дверью — Вы выглядите обеспокоенной

— Мама мы никуда не пошли, решили дождаться здесь тебя — радостно выразила своё мнение Аришка, вырываясь из руки Валентины, подбежала к Оксане

За окнами больничного коридора стояла пасмурная погода, небо над деревней всё так же было затянуто серыми густыми тучами. Картина осени, за стеклом пластикового окна больничного коридора, в котором находилась Оксана, была предоставлена серыми блеклыми оттенками, голые деревья, опавшая листва и высохший газон, что был на территории больничного здания. Гул завывающего ветра и то, как он раскачивал голые ветки деревьев, было слышно в коридоре погрузившимся в абсолютную тишину, где даже чья-то сторонняя речь шепота эхом отдавала в ушах. На стеклах пластиковых окон в коридоре больницы все еще оставались капли прошедшего дождя их потеки устремляющихся под тяжестью вниз, сохранили влагу прошедшего дождя. Воздух в самом коридоре был абсолютно чистым, благодаря работающим увлажнителям, висевшим в начале и в конце коридора их тихое жужжание вентиляторов, напевало тихую спокойную песни одностороннего шума. Коридор больничного здания был украшен горшками цветочных растений, висевших на стенах его побелки, и распустившие свое влияние красоты вьющихся лиан по всей его протяженности, создавая дикую обстановку местности.

— И я так рада, что ты дождалась меня — улыбнулась Оксана, радушной материнской улыбкой взяв за руку маленькую девочку — Теперь мне стоит взять согласие у Тулеева на операцию

— Говорят, у вас завтра будет суд — пытаясь хоть как-то начать разговор, следуя за спиной у Оксаны и Аришки, взволнованно спросила Валентина — Это правда?!

— Слухи в этой деревне расходятся, даже быстрее чем я думала — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, проходя мимо окна, игриво коснулась кончиками пальцев его белой занавески

— Так значит, вас всё-таки решили обвинить в случившемся, в том деле с Романовыми — выразила тихим шепотом своё мнение Валентина

— Ну, надо же было им найти козла опущения — грубо выразилась Оксана, скрасив своё недовольство перед Аришкой, насыщенной теплотой материнских чувств милой улыбкой

— Да, но почему Романов для вас ничего не мог разве сделать?

— Видимо после того как он лишился статуса депутата государственной думы — подходя к открытым дверям отделения стационара, ответила Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по бетонному полу — У него отобрали эту привилегию и теперь мне приходится надеяться только на себя

— Да, но что же тогда будет? — проявляя глубокий интерес, спросила рыжеволосая любопытная девица, проследовав следом за Оксаной в отделение стационара

— Думаю что-то плохое — ухмыльнулась Оксана, встав под светом светодиодных светильников горевших на потолке у входа в отделение

— Скорее сюда в седьмую палату — прокричала дочь Тулеева, выбегая из открытой двери палаты, на лице темноволосой девушки был ужасающий страх и паника — Помогите же ему

— Что случилось?! — вскочила быстро медсестра со стула на дежурном посту, отложив очки рядом с клавиатурой компьютера и стопкой медицинских карт

— У него кажется….. — указывала испуганным взглядом, дочь Тулеева, стоя в коридоре отделения стационара, рядом с открытой дверью палаты своего отца

— Это из палаты Тулеева — пояснила Валентина, с ужасом наблюдая за картиной, творившейся в коридоре отделения

— Я уже поняла — покусывая нервно краешек губы, возмутившись реакции Валентины, направилась по отделению Оксана — Присмотри за Аришкой

— Но мама! — хотела возразить девочка, последовав следом за Оксаной

— Я сказала, побудь с этой рыжей сукой — обернувшись не сдержала, при себе эмоции прокричала Оксана, чем испугала маленькую девочку, что в ужасе эмоций, возникшем на лице Аришки, остановилась и посмотрела на неё — Блядь, просто иди к ней и не смей не при каких обстоятельствах заходить в палату, тебе ясно?!

«Блядь что я наделала, я на родную дочь уже накричала, да ёбаный в рот», покусывая краешек губы, наблюдала Оксана отчаянно как девочка со слезами, выражением дрожащей нижней губы, быстро повернулась к ней спиной и побежала к выходу из отделения.

— Догони её — распорядилась, подняв голос Оксана, обращаясь к Валентине — И всё объясни, у меня просто нет времени

— Я надеюсь, вы понимаете? — фыркнула недовольно Валентина, звонко стукая каблуками по полу линолеума, побежала за девочкой

— Твоих блядь еще нравоучений мне тут не хватало — возмутившись такой выходки, прошипела сквозь зубы Оксана, подходя к палате Тулеева, где рядом с открытой дверью стояла его дочь, с ужасом наблюдая за картиной происходящего — Так что тут у нас происходит?

Признаки отдышки мучали мужчину, даже когда на нём была кислородная маска, кожные покровы Тулеева были бледными, на лбу и руках, а так же груди образовалось потоотделение, набухание яремных вен. Артериальная гипотония, выражалась головной болью, когда мужчина приложил ладонь к своему лбу, выражая всю тягость состояния которое его мучало. Взгляд мужчины, что лежал на кровати, предвкушал страх смерти, так же Оксана обратила на то, что у Тулеева был асцит, состояние при котором происходит скопление жидкости в брюшной полости.

— Оксана Владимировна! — с тревогой в голосе обратилась медсестра, что стояла рядом с кроватью Тулеева — Вы знаете, что с ним?!

— У него тампонада сердца

Ответила Оксана, подходя к столешнице, что стояла слева от кровати, открывая быстро её ящик, потянув за руку, достала оттуда шприц в комплекте с иглой, предназначенной для пункции перикарда. Игла для пункции перикарда имеет длину 10-15 см и внутреннее сечение 1,1-1,3 мм.

— Что ты блядь стоишь быстро освободи мне его грудную клетку — прокричала Оксана на медсестру, направляясь к кровати Тулеева, разрывая упаковку шприца на ходу

— Что-что вы собираетесь сделать? — выражая панику в голосе, вбежала в палату дочь Тулеева, увидев с какой злобой и решительностью Оксана сняла колпачок с иглы

— Скорее блядь и положи подушку ему под голову быстрее — прокричала Оксана, заметив низкое артериальное давление на приборе жизненных показателей — Успокойтесь господин Тулеев, сейчас вам будет легче — схватив свободной рукой, полотенце, что лежало на тумбочки, она обеспечила ему валик под нижние ребра Тулеева

Убедившись, когда пациент находился под углом 300 к кровати, что обеспечивает смещение выпота в нижние синусы перикарда. Традиционно при выполнении пункции перикарда, Оксана ориентировалась на наиболее безопасную точку, точку Ларрея, расположенную между мечевидным отростком и хрящевой поверхностью VII ребра. После чего строго перпендикулярно, Оксана осуществила прокол кожи, подкожной клетчатки, прямой мышцы живота и апоневроза на глубину примерно 1,5-2 см. Затем Оксана направила иглу параллельно задней поверхности грудной кости кверху и кзади на 2-3 см. Соблюдая правильную технику пункции перикарда, Оксана определила, как кончик иглы проник в полость перикарда по такту сокращения сердечного ритма. После чего произвела аспирацию скопившейся жидкости перикарда, потянув легонько за поршень, так чтобы не нарушить сердечный ритм.

— Это кровь — пояснила Оксана, наблюдая в ёмкость шприца, когда на неё так внимательно смотрела медсестра и дочь Тулеева — Это не разрыв кисты

— Это хорошо так ведь? — испытывая надежду, обратилась к Оксане, обрадовалась дочь Тулеева, обратив внимание на то, как её отцу стало легче дышать

— Я разве сказала что это хорошо? — придавая серьезность выражения лица, ответила Оксана, медленно извлекая иглу из грудной полости Тулеева — Всё очень плохо — пытаясь играть на чувствах дочери Тулеева, разъяснила она

— О чем вы говорите, прошу вас, скажите мне? — обратилась Екатерина Андреевна, дочь Тулеева, подходя к Оксане, отражая взгляд сопереживания в глазах

— Дело в том — передавая шприц в руки медсестры, говорила Оксана отходя от кровати на которой лежал пациент — Что кисты образовавшиеся на перикарде вашего отца привели к сдавливанию органов, тем самым вызвав тампонаду сердца

— Простите, вызвало что?! — спросила девушка, проследовав за Оксаной к выходу из палаты, дверь которой так и осталась открытой, собрав в отделение толпу пациентов, что пришли поглазеть

— Кровотечение в полость перикарда — пояснила Марина Викторовна, как только Оксана покинула палату Тулеева — Похоже, дело очень плохо

— Настолько плохо — согласилась с этим утверждением Оксана, отходя от прохода позволяя гражданке Тулеевой выйти следом — Что до утра он может не дотянуть, самое главное, что нет времени, чтобы выяснять причину, повлекшую к скорейшему росту кист

— Операционная готова — заверила Марина Викторовна, поправляя кончиками пальцев дужку очков — Можем начинать готовить пациента, как только ты прикажешь

— Не так скора Оксана Владимировна — вмешался в разговор Тихонов входя в отделение, обращая на себя внимание собравшихся пациентов и медицинского персонала — Валерия посмела мне доложить, что вы не спали эту ночь и выглядите уставшей, лишенной сил

— Это не имеет никакого значения — твердо возразила Оксана, гордо поднимая подбородок верху

«Вот сука ебливая какая, сдать меня захотела», сморщила от переполняемого недовольства губки Оксана, с презрением посмотрела на наглую женщину блондинку, что вошла в отделение следом за Тихоновым.

— Я проведу операцию — заявила Оксана, не желая никого слушать

— Я не позволю вам в таком состояние даже приближаться к пациенту — опроверг такое заявление Тихонов

— Простите — была категорически не согласна Тулеева — Но вот эта вот женщина, не кто-то там, а вот именно она только что сейчас на моих глазах спасла моему отцу жизнь

— Факты говорят об обратном — ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять между Тихоновым и Тулеевой, когда за спиной со шприцом наполненным кровью из перикарда стояла медсестра

— Это правда?! — обратился Тихонов, заметив медсестру за спиной у Оксаны, что стояла со шприцом в руке, делая вид, что пытается как-то влезть в разговор

— Это кровь, извлеченная из перикарда — показывая шприц Тихонову, скромно ответила медсестра, раскрывая перед ним пальцы ладони — Оксана Владимировна сама сделала пункцию перикарда

— Смею заверить — поддержала тут же Тулеева — Этот человек значит, единственный кто может спасти жизнь моему отцу, поэтому, когда он на грани смерти и каждая минута сейчас дорога я против ваших всех возражений, пусть оперирует

— Вас вообще никто не спрашивал! — упрекнул Тихонов, ощущая эмоциональное давление среди собравшейся публики — Орлова вы в своём уме вы в таком состояние собрались оперировать?!

— А тебе что нечего сказать?! — не слушая недовольства Тихонова, возмутилась Оксана, надувшись, как кобра на Валерию, что стояла рядом с ним — Нет у меня времени, чтобы отдыхать, ты разве этого не поняла и свою……

— Прошу Оксаночка только не при своей дочери — возразила Марина Викторовна, обращая внимание Оксаны на Валентину, что подошла, держась за руку с маленькой девочкой

«Блядь и как я после такого могу посмотреть в глаза родной дочери», прикусывая краешек губы, смутилась Оксана появление Аришки рядом с собой, маленькая девочка словно сверлила её взглядом плачевной ненависти.

— Аришка зайка — присела Оксана не колени перед маленькой девочкой — Послушай, прости меня, мама просто хотела тебя оградить — пытаясь обнять маленькую девочку, но ответ ребенок отшагнул от неё быстро на шаг назад, не давая к себе даже прикоснуться

— Всё-таки правильно говорила та тётя — со слезами на глазах говорила Аришка, выражая детскую обиду в плаченой мимике на своём лице — Никакая ты мне не мать……

— Аришка что ты такое говоришь?! — словно ком поступил к горлу Оксаны, как только она услышала такое от Аришки — Аришка доченька моя, я……

— Как мать дорогая Аришка — вступилась тут же грамотно Марина Викторовна, подходя к Оксане и Аришке — Наша Оксана Владимировна пытается оградить тебя от всего того, что может тебе навредить, просто тебе никак нельзя было входить в палату вон к тому дяди — удивительно быстро догадалась она, в чем дело

— Доченька это ведь все ради тебя — уверяла Оксана, отражая на глаз влагу наворачивающихся слёз и горечь материнской обиды — Мама не хотела правда тебе травмировать психику

— Вот видишь Аришка — доказывала Валентина — Твоя мама хотела тебя лишь оградить, но и в тоже время, как врач естественно, боялась за жизнь нашего пациента

— Аришка зайка моя

Потянулась Оксана кончиками пальцев сидя на коленях, видя как девочка, поддаваясь доверию окружавших её людей, подошла к ней на шаг.

— Мама не за что не сделает тебе ничего плохого, я просто боялась того, что ты можешь там увидеть и тебя могли бы мучить кошмары, я бы никогда бы……

— И ты так больше никогда так со мной не поступишь? — поверила девочка, словам Оксаны, медленно подходя в её объятия

— Обещаю, первые несколько недель, как спасём этого дядю не во что не ввязывать — заверила Оксана, прижимая к себе тело хрупкой девочки, что поверила её убеждениям и убеждениям её коллег — хочешь, можем съездить куда-нибудь пока еще тепло

— У тебя даже машины теперь нет — пояснила Аришка с усмешкой, положив ручки на плечи Оксаны

— Ну, я думаю, вопрос с машиной мы как-нибудь решим — заверила Оксана, обвила руками тело Аришки, прижала её к себе — Доченька ты побудь пока с этой рыжей тётей, мне нужно спасти жизнь дяде, что находится в этой палате

— Оксана Владимировна! — возразила Валентина, не обрадовавшись тому, как за неё уже решили

— Ты ведь хочешь искупить свою вину — вставая с колен, заявила Оксана, ухмыльнувшись красивой улыбкой, безупречных алых губ — Я доверяю тебе самое дорогое, что есть у меня в жизни, пожалуйста, сбереги её — поцеловав вдобавок Аришку в щечку, оставила на её румяной коже багровый алый след материнской любви

— Оксана Владимировна вы закончили?! — строгим голосом обратился Тихонов, встав за спиной у Оксаны — Вы что, в самом деле, сами решили провести эту операцию в таком вот состоянии

— Уверяю вас Валерий Валерьевич — касаясь кончиками пальцев плеча Оксаны, вмешалась в разговор Марина Викторовна — Оксаночка будет под моим контролем, я не позволю ей навредить пациенту

— Вы головой отвечаете, Оксана Владимировна! — пригрозил Тихонов, придавая огромную серьезность своему угрожающему выражению лица — И постарайтесь, пожалуйста, успеть на суд который будет у вас завтра, я не намерен из-за ваших интриг лишаться ценных кадров этой больницы

— У тебя завтра уже суд?! — удивилась Марина Викторовна — Все-таки Романов не смог прикрыть тебя — будто отчаялась она

— Не важно — отмахнулась Оксана словесно — Готовьте операционную

— Вас в чем-то обвиняют? — проявляя беспокойство, спросила Тулеева

— Это не имеет никакого отношению к здоровью и жизни вашего отца — заверила Оксана, придавая своим губам терпению доброй радушной улыбки, улыбнулась в ответ — Валентина, все это время пока я буду в операционной, побудь с Аришкой и глаз с неё не спускай

— Мама ты скора будешь? — опуская невинный детский взгляд в пол, играя на чувствах Оксаны, спросила Аришка

— Даже скорее чем ты думаешь — уверяла Оксана, коснувшись теплой ладони нежной щечки ребенка — Марина Викторовна распорядитесь, чтобы медсестры уже готовили Тулеева к операции

— Оксана Владимировна — коснулась руки Оксаны, дочка Тулеева, заставляя обратить на себя внимание — Спасибо вам!

— Спасибо скажете, когда мы закончим — возразила Оксана, направляясь к выходу из отделения звонко стукая каблуками черных туфель по линолеуму

***

Омывая руки теплой струей воды, в помещение предоперационной, Оксана смотрела в отражение зеркала висевшего, над умывальником. Белоснежная кафельная плитка стен и пола этого помещения, излучали яркие блики отражаемого света в стеклах надетых очков Оксаны, были пропитаны раствором для санитарной обработки операционных помещений. Вероника стояла за спиной у Оксаны, пристально сверлила её взглядом, опираясь спиной на кафельную плитку стены.

— Я надеюсь, ты уверена, что без Валентины мы справимся? — спросила Вероника, опуская взгляд в пол, медленно подошла к Оксане

— Я надеюсь — улыбнулась Оксана под скрытой стерильной повязкой на лице — Что, по крайней мере, сегодня, она нам не понадобится

— Впервые вижу, чтобы ты привела сюда свою дочь? — выразила впечатление Вероника

— А что тут такого — пожала плечами Оксана, закрывая вентили смесителя, взяла из упаковки чистые хирургические перчатки, медленно начала их надевать на руки — Пускай учится

— Думаю, одного безумного врача будет достаточно на весь этот мир — с усмешкой подметил Вероника

— В самом деле — обрабатывая перчатки раствором асептика, удивилась Оксана — Это еще, почему же, я что настолько плохой врач?

— Ты безумна — рассмеялась Вероника, скрывая прелесть и красоту улыбки за стерильной марлевой повязкой на лице — Давай не задерживайся, Тулеева уже привезли, пока ты одевалась

— Хорошо помоги санитарам переложить его на операционный стол и накрыть операционным бельём — распорядилась Оксана, поставив флакон асептика, на раковину умывальника

— Надеюсь, ты не будешь задерживаться — подмигнула кокетливо глазом Вероника, открывая легонько локтём закрытую створку дверей операционной

«Хм… и я тоже на это надеюсь», ухмыльнулась Оксана, глядя на взгляд кареглазой кудрявой брюнетки проследовала следом за ней в операционную.

— И так господин Тулеев мы положим вас на уже известный вам стол — уверял Ларионов, стоя рядом с операционным столом, придерживал руками каталку, взявшись за поручни — Вы самое главное не о чем не волнуйтесь, когда проснётесь, всё уже будет хорошо

— Валерий Николаевич займитесь лучше аппаратурой — отдала указания Оксана, проходя по операционной, сверкнув отблеском отражаемого света в стёклах надетых очков — Марина Викторовна вы подготовьте анестезию

— Спасибо вам Оксана Владимировна — хриплым голосом сказал Тулеев, когда его санитары переложили на операционный стол — Вы столько делаете….. — кашляя, говорил он, испытывая дыхательную недостаточность

— Поблагодарите когда очнетесь после операции — возразила Оксана, подходя к тележке на которой располагался эндохирургический комплекс — Валерий Николаевич настройте, пожалуйста, мониторы на изображение с камеры визуализации

— И так Андрей Викторович вы слышите меня — обратилась Марина Викторовна, прислоняя маску с местной анестезией к лицу Тулеева — Не о чем не волнуйтесь, все будет хорошо

— Вероника ты мне ассистируешь — отдавая указания, распорядилась Оксана — И так мне нужно, чтобы вы повернули его в левое латеральное положение — обратилась она к санитарам

— Я пока обработаю отмеченную тобой область входа троакаров — изъявила желание Вероника, взяв в руки пинцет, в котором был зажат тампон в смоченном растворе «ОКТЕНИСЕПТА»

— Хорошо Марина Викторовна займитесь вентиляцией легких — говорила Оксана, взяв в руки троакар, обработанный в растворе троакар — Валерий Николаевич камеры готовы?

— Камера на вашем троакаре готова — отчитался Ларионов — Визуализация и спектр изображения хороший, световые режимы в норме

— Тогда начинаем — распорядилась Оксана

Оксана медленно начала вводить троакар выше VIII ребра (седьмое межреберье) по срединной лопаточной линии сзади. После чего установила 10-миллиметровый порт, затем Оксана начала вводит торакоскоп с углом обзора 30градусов. Производя осмотр плевральной полости, Оксана убедилась в отсутствие кровотечения. Дальше Оксана ввела два троакара на одно межреберье выше (шестое) по срединной лопаточной и передней подмышечной линии, устанавливая сразу два порта 5 миллиметров. Устанавливая в одном из троакаров вход для подачи газа инсуффлятора, прибор, обеспечивающий подачу газа в брюшную полость для создания необходимого пространства и поддерживающий заданное давление при проведении операции.

Направляя свет с тороскопа и картинку с визуализацией изображения перикарда, Оксана быстро определила одну из кист, настраивая достаточную чувствительность подаваемого света. Медленно вводя иглу для пункции через 5 миллиметровый порт, Оксана коснулась её кончиком кисты перикарда, очень аккуратно протыкая её оболочку. Пользуясь клапаном на троакаре для ирригации, Оксана произвела аспирацию одной из кист, высушивая её полностью. Используя эндоножницы, в режиме ультразвуковая коагуляция, Оксана аккуратно произвела иссечение стенок высушенной кисты, так чтобы не повредить перикард. Производя те же манипуляции со второй кистой перикарда, Оксана иглой для пункции проткнула оболочку кисты, с помощью ирригатора произвела аспирацию её содержимого, пользуясь эндоножницами, произвела иссечение стенок кисты от перикарда пациента.

— Ритм сердца нормальный — отчиталась Марина Викторовна — Признаков аритмии не видно

— Так хорошо, вводите мебендазол — распорядилась Оксана, пользуясь ирригатором, произвела аспирацию крови на поверхности перикарда — Начинаю извлечение троакаров

Извлекая медленно порт для входа, Оксана начала извлечение троакаров из плевральной полости Тулеева, после чего убедившись в отсутствие внутри плеврального кровотечения, произвела обработку места входа троакаров. Используя стерильный лейкопластырь, Оксана аккуратно заклеила оперируемые раны.

— Тут моя работа закончена — заявила Оксана, медленно заклеивая последнюю рану — Доставьте Тулеева в палату и наблюдайте за ним в течение недели, пусть Валентина будет его лечащим врачом, а мне нужно к дочери

— Оксаночка тебе самое время отдохнуть — советовала Марина Викторовна, когда Оксана передала лейкопластырь в руке Веронике

— Вот именно это я и собираюсь сейчас сделать — заявила Оксана, подходя к входу, закрытых дверей операционной

Чрезмерная слабость и изнеможение переполняли тело Оксаны, головокружительная боль во всем теле ломила рассудок. Медленно шаркая ногами медицинской хирургической обуви, Оксана, открывая дверь, покинула операционную, вошла в реанимационное отделение. Входя в реанимационное отделение, Оксана заметила на входе дочь Тулеева, что ходила кругами у входа, потому что дальше служба безопасности больницы не пропускала её за закрытые стеклянные двери. Девушка с обеспокоенным видом, кругами от стенки к стенке ходила, её руки тряслись, эмоции были на грани предела, выражение лица словно предшествовало страх.

— Оксана Владимировна! — заметила она Оксану у выхода из операционной и встала за закрытыми дверями, продолжая пристально смотреть — Как мой отец, с ним все хорошо?

— С ним — ухмыльнулась Оксана, открывая стеклянные закрытые двери, специально выказывая интригу перед этой девушкой — Всё будет хорошо, операция прошла отлично, без последствий

— Когда я смогу его увидеть? — испытывая переживания, спросила Тулеева, обращаясь к Оксане, словно светилась в улыбке

— Думаю, сутки его продержат в палате интенсивной терапии — ответила Оксана, закрывая за собой дверь предоперационной — После переведут в общую палату

— Спасибо вам Оксана Владимировна — подошла она к Оксане, медленно взялась за кисти её уставших рук — Как я могу вас отблагодарить?

— Думаю заботой — ответила унылым изнемогающим бессилием голосом Оксана — О вашем отце будет достаточно

— Но…..

— Извините мне нужно идти — возразила Оксана, прошла по коридору мимо Тулеевой, оставляя девушку одну в ожидании

— Спасибо — громко и выразительно крикнула Тулеева, за спиной у Оксаны, заставив её вздрогнуть

«М…. блядь еще одна банальная никому не нужная реплика, пожалуй, мне теперь следует хорошенько выспаться», снимая перчатки с рук, Оксана, проходя мимо урны, кинула их туда.

За окнами вестибюля, когда Оксана спускалась по лестнице на первый этаж, уже наступила густая пелена ночи, не позволяющая видеть ничего того, что творилась за пределами стёкол пластиковых окон, несколько часовая операция быстро сократила день. В фойе больничного здания почти никого не было, лишь парочка медсестёр вошла в коридор, ведущий к кафетерию. Был слышен каждый звук за закрытыми стеклами холла больничного здания, в котором продолжал все еще гореть свет, шорох подошвы хирургической обуви Оксаны, стук женских каблуков медсестер, а так же разговорная женская речь из отделения стационара на втором этаже. Высокие домашние растения типа фикуса и домашней пальмы украшали диковинку этого места, на фоне белого мраморного пола, массивной лестницы, ступеньки которой были выполнены из белого мрамора и большого количество железных больничных скамеек зоны ожидания напротив регистратуры.

Спустившись в пустой холл больничного здания, Оксана прошла по диагонали, пересекая его площадь в пустой коридор на первом этаже, что вел в служебное помещение медицинского персонала. Ноги словно казались ватными, тело изнывало в бессилии, словно требовало отдыха, кожа словно жаждала попасть под покров струи теплого душа в густой пелены пара и его чудодейственного влияния. Входя в темный коридор, где единственным светом было освещение фонарного стола, освещения периметра больничного здания, по голубым стенам и побелки гуляли тенистые оттенки теней голых веток тополя, что вырисовывал страсть танго, попав под поток порыва ветра, колебля их без устали. Медленно переступая с ноги на ногу, касаясь коготками холодных стен этого коридора, Оксана направилась по нему, в пелену густого покрова ночи окутавшей по всей его протяженности.

***

Открывая медленно дверь служебного помещения, поворачивая ручку в форме шара кончиками пальцев, Оксана медленно толкнула её от себя. В комнате был полностью выключен, светлишь блеклый свет фонарного столба уличного освещения, прорисовывал золотистую дорожку на полу линолеума помещения. Воздух был пропитан ароматом кофе и сладостью чая с каркаде, запахом смешанной палитры женского парфюма. Медленно переступая порог открытой двери, Оксана легкостью касания пальцев провела пальцами по клавише выключателя, включая свет люминесцентных ламп на потолке. Их яркий свет тут же осветил комнату, вынуждая Оксану чуть прищурить глаза, закрывая тут же за собой дверь, облокотилась на неё спиной.

— И давно она? — ухмыльнулась Оксана, облокотившись, спиной на дверь, заметив Валентину на диване, что придремала рядом с Аришкой

— Оксана Владимировна — сонным голосом промурлыкала рыжеволосая девица, протирая пальцами лицо, прищурила голубые глаза, смотрела сквозь пальцы на Оксану — Вы уже закончили с Тулеевым?

— Всё прошло хорошо — заверила Оксана, не спеша отошла от двери — Его уже разместили наверно в палате интенсивной терапии

— Господи вы выглядите сильно уставшей

— Зато ты отдохнувшей — возразила недовольно Оксана, глядя на рыжеволосую девушку с сонным видом, что села на диване — Аришка давно уснула

— Наверно с час назад — ответила Валентина, прикрывая своё оголенное плечо белым халатом, оторвала голову от подушки, опираясь на локти села на диване — Я могу разбудить её

— Не надо — не согласилась с таким предложением Оксана, снимая белый, плотный медицинский колпак с головы, помотав головой, так чтобы пряди роскошных золотистых волос водопадом начали падать вниз, придавая объём — Пускай спит, пойду приму душ и тоже тут вздремну

— Я могу составить вам компанию? — предложение Валентины, в сознании Оксаны пустила бурный сексуальный импульс неудержимого влечения

«Эта сука решила после всего этого подлизаться ко мне, неужели она подумала, что я как-то низкая блядь», уставшим взглядом лазурных, топазных глаз, посмотрела Оксана на рыжеволосую девушку, что сидела рядом со спящей Аришкой на диване.

— Как бы не было соблазнительно для меня твоё предложение — прошла по комнате Оксана, кинув белый колпак на кофейный столик рядом с диваном — Смею его отклонить — возразила она, медленно кончиками пальцев взявшись за кончик плотной хирургической рубашки, стала оголять своё тело

— Очень жаль — отчаявшись, нахмурила губки рыжеволосая девица медленно, опустила ногу с дивана — Я бы могла бы составить вам приятную компанию

— Я как-нибудь обойдусь — предаваясь улыбке на своём лице, ответила Оксана, скинув хирургическую рубаху вольно на пол в комнате, служебного помещения

— Как знаете — опустив голову, тихо ответила Валентина

— Вот именно — подходя к шкафчикам с одеждой, ухмыльнулась унылой улыбкой Оксана, касаясь пальцами пластиковой ручки дверцы — Я так сегодня устала — кончиками коготков она вцепилась в хирургические зеленые штаны, виляя бёдрами, подобно змее в танце, сняла с себя штаны, оставляя их и обувь лежать на полу

— Завтра у вас суд…..

«О… блядь опять она об этом», подумала Оксана, сморщив губки от недовольства, оставаясь в красном кружевном белье, взяла с полки отрытой дверцы шкафчика белое махровое полотенце.

— Я не хочу об этом говорить — возразила Оксана, повесив полотенце на дверцу шкафчика — Уж, по крайней мере, когда я так устала — завела она руки, за спину касаясь кончиками пальцев застёжки красного кружевного бюстгальтера

— Вам нужно срочно лечь отдохнуть

— Именно это — расстегивая застежку красного кружевного бюстгальтера согласилась Оксана, ослабляя давление на грудь — Я и собираюсь сделать после душа прямо здесь — возбуждаясь легкостью порывая от того как нежные мягкие подушечки лифчика отодвинулись от её сосков

— Что прямо тут? — удивилась Валентина, расположившись сидя на диване, подогнула под себя ноги, облокотившись на его мягкую спинку

— Ну не стану я будить ребенка только ради того — шепотом говорила Оксана, позволяя лямкам бюстгальтера зависнуть на кончиках пальцев — Чтобы нам просто пойти домой — повесила она его дверцу открытого шкафчика, взяла с полки сложенное белое полотенце

— Да согласна с вами — таким же потом ответила Валентина, укрывая ребенка пледом на диване, продолжая сидеть с ней рядом

— Я пока что — обворачивая себя белым полотенцем, заверила Оксана, оставляя надетым на себе красные кружевные трусики

— Ой, да что я там не видела — застенчиво улыбнулась Валентина, обращая внимание на то, как Оксана не захотела перед ней полностью раздеться

— Ты, может быть, и видела — одевая на ноги, черные туфли, что стояли рядом со шкафчиком, заявила Оксана — Но теперь больше не увидишь — гордо заявила она, касаясь кончиками пальцев резинки красных кружевных трусиков

— Но ведь наши с вами отношения……

— Да моя дорогая — с усмешкой полного злорадства заявила Оксана, виляя шикарной красотой упругих бёдер, начала медленно их снимать, обольщая нежному трению соприкосновения приятного материала с её кожей — Ты всё правильно поняла, они окончены — перешагивая через лежащие на полу трусики ухмыльнулась в шикарной улыбке она

— Но почему? — нахмурила от обиды рыжеволосая девица, опуская взгляд на собственные колени

— Потому что у тебя есть парень — мило улыбаясь, ответила Оксана, взяв в руки флакон и мочалку, стукая едва слышно каблуками черных туфель по линолеуму, направилась к закрытой двери душевых помещений — И я не собираюсь вставать между вами

— Но вы ведь……

— Конечно я ведь — ухмыльнулась Оксана, касаясь кончиками пальцев пластиковой дверной ручки, медленно нажала на неё, открывая дверь вовнутрь

«Хотя может и дать может, стоит дать ей шанс», раздумывала Оксана, открывая медленно дверь, обернув возбужденный взгляд в сторону рыжеволосой девушки, что сидела на диване рядом со спящей Аришкой.

— Я буду в душе — перешагивая через высокий порог открытой двери, кокетливо вильнула упругой прелестью ягодиц — Если вдруг захочешь……

Включая медленно щелчком выключателя свет в душевых помещения, Оксана тут же закрыла за собой дверь, не желая дальше продолжать свою реплику. В воздухе пахло цитрусовыми ароматами женского геля для душа, на полу белого кафеля на который Оксана наступила высокими каблуками черных туфель, все еще оставались десятки тысяч мелких капель воды. Сама атмосфера была прохладной и будоражила легким бодрящим холодом, заставляя эмоции Оксаны бодрствовать. Виляя бёдрами Оксана, звонко стукая каблуками, Оксана прошла по душевым, касаясь пальцами свободной руки завернутого кончика полотенца, произвольно разворачивая его, позволяя упасть ему на умывальник, на котором стоял тюбик алой помады.

Толкая кончиками пальцев мокрую, пропитанную каплями воды пластиковую дверку душевой кабинки, Оксана, перешагивая её высокий порог, сгибая ногу в колено, выражая особую эластичность ягодиц, вошла в неё. Поставив флакон и мочалку на полку, Оксана медленно стала настраивать воду в душе, поворачивая обеими руками воду в душе. Бурный льющий поток миллионов капель волы стал омывать обнаженное тело Оксаны, как только она, настроив его до нужной температуры встав под него, запрокинула голову, выставив бёдра, выгнула спину. Покачивая медленно, Оксана обтирала ладонью руки своё тело, обольщаясь чарующей силе воды омывающей её тело с головы до ног. Звонко стукая каблуками черных туфель по белому кафелю, Оксана, стоя запрокинув голову закрывая медленно глаза, была поражена искушению потока теплой воды, в атмосфере скопившейся плотной пелены пара.

Не обращая даже внимания как дверь кабинки, в которой мылась Оксана, тихо открылась за её спиной, пуская легкий шлейф холодка, она продолжила стоять, запрокинув голову под поток воды. Нежность приятных женских рук неожиданно обхватила груди Оксаны, вынуждая её от неожиданности раскрыть голубую лазурную прелесть глаз и раскрыв алые губы в шикарном извращенном изгибе, вызывающий похоть и желание. Прикосновение настойчивых женских хрупких пальчиков, сжимали словно в оковах груди Оксаны, от чего она обернув возбужденный взгляд оставляя алые, мокрые от воды капель душа, губы открытыми, заметив прижимающуюся к её спине обнаженное тело Валентины.

— Я так и знала, что ты придёшь — изумилась в шикарной красоте улыбки Оксана, позволяя пальцам рыжеволосой девицы ласкать свой бюст

— Я просто не могу быть без вас — прошептала пленительной лаской шепота под ухо Оксане, после чего рыжеволосая бестия, немного ослабила давление на её грудь

— А тебя и никто не просит — повернулась Оксана к своей искусительнице, позволяя приятной нежности её ладоней лечь на свои выставленные ягодицы, впадая в объятия рыжеволосой девушки

— Вы позволите? — вежливо обратилась Валентина, словно чувствуя за собой вину, раскрыла губы рядом с губами Оксаны

— А что я должна тебе всё позволять — выдыхая со стоном горячий поток воздуха прямо в раскрытые губы, ответила Оксана, ощущая нежность теплых рук рыжеволосой девушки на своих ягодицах и спине — По-моему, ты должна это брать, пока есть у тебя такая возможность

— И я не хочу её упускать — изнывая в стонах, простонала Валентина в раскрытые алые губы Оксаны, была вне себя от нетерпения желания поддаться искушению порочной любви

— А тебя разве кто-то просит это упускать — спросила Оксана, чаруя нежностью жаждущей нотой голоса, раскрывая шикарным изгибом алые губы перед рыжеволосой бестией

Покров будоражащих капель воды, покрывал тело Оксаны и Валентины, когда они находились в густой плене скопившегося пара в замкнутом пространстве душевой кабинки. Учащенное дыхание жаждущим трепетом выдавало сексуальное порочное влечение Оксаны, которое она своими чарами пыталась добиться от рыжеволосой девицы, находясь в её объятиях. Девушка с огненно-ярким, цветом волос, не удержалась изнемогающего стона Оксана, жадностью порочной любви слилась с её губами, проявляя настойчивость, тут же влезла к ней в рот, своим языком, облизывая при этом жадно жаркие, пылающие огнем сексуального желания губы губами. Нагло обивая пальцами ягодицы Оксаны, рыжеволосая бестия, наступая, вынудила Оксану отойти на шаг от покрова воды покрывающий их тела воды, упираясь ягодицами в покрытую слоем капель пластиковую стенку душевой кабинки.

Сладость слюны, рыжеволосой девицы, что так ласково облизывала её язык, смачно искушая жаркие губы нежностью скольжения, завораживало сознание Оксаны настойчивостью со стороны своей партнерши. Каждое прикосновение рук Валентины, её близость, даже порыв возбужденного дыхания вызывало у Оксаны жажду неконтролируемого порочного соблазна, которое она излучала стонами в рот рыжей бестии. Все в этом страстном сексуальном ритме эротического искушения требовало отдаться Оксаны в руки девушке с огненным цветом волос.

— Ах…. — простонала Оксана, отрываясь от губ Валентины, жадно глотая ртом скопившейся пар в душевой кабинке — М…..

Промурлыкала Оксана, прикусывая жадно от искушения порока, краешек губы, когда рыжеволосая девица обвила руками её бёдра, вынудила повернуться к ней спиной, опираясь ладонями на мокрую стенку душевой кабинки, выгнув при этом спину. Прижимаясь грудью к мокрой стенке душевой кабинки, Оксана сгорала от нетерпения вкусить нежность от своей обольстительницы, выражая порочное желание легкостью постанывания трепетного дыхания.

— Ты явно знаешь, чего хочешь — нежностью пленительного голоса выразила Оксана своё восхищение на акт настойчивости Валентины, чуть повернув возбужденный взгляд в её сторону

— Хочу доставить вам удовольствие — такой же обворожительной лаской голоса ответила Валентина, взяв в одну руку флакон геля, в другую мочалку — Расслабьтесь Оксана Владимировна, я буду с вами очень нежной

Наполняя мочалку струей геля, рыжеволосая девица допустила так, чтобы часть завораживающей холодом касания просочилась с мочалки прямо на попку Оксаны. Холод обжигающего скольжения геля, лаской сказочного трения скользил по горячей ноющей клеточке попке Оксаны, что жадно требовала искушения. Пенистая мочалка смачно насыщенная гелем коснулась жаркой кожи бёдер Оксаны, с которых стекали сотни мельчайших капель воды, вызывая легкую дрожь, что словно волной импульса пробежала по всему телу. Поставив флакон с гелем на полку в душевой кабинке, Валентина присела на колени между расставленных порознь ног Оксаны, касаясь поверхностью жаркой ладони её живота пока другой рукой сжав мочалки силой пальцев, выдавила смачный сгусток пены на её ягодицы.

— М…… как я долго этого ждала — пылая ритмом сексуального желания, простонала Оксана, ощущая промеж ног как сидела перед ней на коленях Валентина — Ты даже не представляешь, как я сильно ах…..

Простонала Оксана, ощущая всю тонкость ощущения, от неожиданности того как рыжеволосая девушка положив жаркую пылающую ладонь к ней на живот поразительно нежно поцеловала в её возбужденные половые губы. Рыжеволосая девица начала водить круговыми движениями мочалкой по выставленным ягодицам Оксаны, настойчиво при этом, касаясь кончиком языка её влагалища, прикосновение которое вызывало неудержимую страсть и волну сексуальных эмоций. Кончиком коготка свободной руки Валентина коснулась клитора Оксаны, жадно проводя по нему всей поверхностью языка, пропитанной холодом смачной слюны. Вся колкость такого ощущения вызывало в Оксане бурную реакцию, всплеска сексуальных эмоций, от чего она еще сильней вжалась в стенку душевой кабинки, царапая нежно коготками по её гладкой поверхности. Выставляя ягодицы в объятиях жарких рук Валентины, под покров омываемой с душа воды, Оксана почувствовала прикосновение подушечек двух пальцев к своим половым губам. Огонь, терзающий сознание Оксаны, бездной сексуальных ощущений, заставил её простонать, желая каждой клеточкой нежного проникновения этих женских пальцев в себя.

— Тише-тише Оксана Владимировна — уверяла Валентина, обвивая ягодицы Оксаны, прислонилась к ним щекой, жарким касанием губ поцеловала её эластичную кожу — Это всего лишь пальцы, вам нечего бояться

— Вот и я так думаю

Прикусывая краешек губы, нежностью возбужденного голоса простонала Оксана, раскрыв шикарным изгибом губы, отражая в их форме желания поддаться искушению.

— Что это всего лишь пальцы

«Давай всунь же их скорее, блядь, что ты меня изводишь», думала Оксана, чувствуя подушечки прикоснувшихся пальцев Валентины к губам влагалища.

— Если хотите я могу убрать — удивилась Валентина, как трепетно задыхаясь в стонах, извивалась, играя попкой перед ней Оксана

— Даже не вздумай — прошипела Оксана, обольщаясь нежности их чарующего прикосновения

— Я предоставляю вам выбор

— По-моему я уже сделала его — ухмыльнулась Оксана, повернувшись взглядом возбужденных глаз к девушке, что сидела под ней на коленях, между её раздвинутых ног — Или ты его не поняла?

— Вы уверены, что вы этого хотите?

— Да…. — проурчала Оксана, озабоченной кошкой процарапав коготками по стенке душевой кабинки, когда их тела омывал поток теплой воды, сама пыталась попкой навести пальцы Валентины в нужное направление — Я этого жажду…..

Выгибая спину, Оксана почувствовала, как Валентина встала с колен за её спиной, покрывая тело смачными сгустками пены, что сочились пучками с мочалки прямо на кожу. Отпустив мочалку на пол, Валентина повела жаром пропитанную ладонью по ребрам Оксаны, трение пальцев, о кожу которого завораживала, предвкушая моментом эротической страсти. Каждая клеточка тела Оксаны просто кипела неудержимой силой влечения порочной любви, сознание взрывалось в ритме импульсов поступающих в её мозг.

— Простите Оксана Владимировна — едва касаясь коготкам изгиба начала груди Оксаны, прошептала под ухо Валентина, наклонившись к её телу

— Интересно за что? — ухмыльнулась Оксана, обольщаясь нежности такого шепота, чувствуя как пальцы другой руки рыжеволосой бестии, коготками лишь проникли промеж горячих возбужденных стенок влагалища — Ты ведь ничего не сделала

— Это вам так только кажется — злорадно улыбнулась Валентина, схватившись за грудь Оксаны всей пятерней пальцев

Столь сильный неожиданный акт воздействия вызвал шок у Оксаны, к которому она первоначально не была готова, не давая опомниться, Валентина медленно ввела два пальца в её влагалища. Оксана от столь сильных ощущений не могла даже вздохнуть, чувствуя каждой стеночкой влагалища в себе, тонкие наглые пальчики Валентины и то, как пальцы другой руки сковали её бюст оковами крепкого сжатия. Запрокидывая голову, выгибая спину, Оксана держа губы раскрытыми и глаза открытыми посмотрела на свою рыжеволосую обольстительницу, что тут же не давая ей застонать слилась воедино губами в жарком поцелуе. Извиваясь в такте ритма движения пальцев Валентины в своём влагалище, Оксана чувствовала, как наглый язык, рыжей бестии, проник к ней в рот, покрывая нежностью слюны её язык. Жадно обсасывая губы Оксаны своими губами, Валентина неожиданно прекратила, высовывая пальцы из влагалища.

— Почему ты прекратила? — не переставая улыбаться, спросила Оксана, чувствуя себя на пике сексуальных эмоций — Я хочу, чтобы ты довершила начатое

— Нет! — твердостью голоса возразила Валентина

— Это почему еще нет?! — была удивлена Оксана, повернувшись к ней лицом

— Я хочу чтоб вы поняли — нагло заявила Валентина, открывая дверь душевой кабинки — Что мир не всегда будет крутиться вокруг вас, смеритесь

— Что?! — возмутилась такому поведения Оксана — Ты куда собралась? — схватила она тут же рыжеволосую девушку за запястье руки

— Туда где вашей власти нет — гордо заявила Валентина

— Я тебя совсем не узнаю?! — ужаснулась Оксана, отпуская руку Валентины, оказалась в полном замешательстве, совершенно не понимая её поведения — Ты сама пришла ко мне в душ, довела меня до такого состояния, что я не могу отказаться, а тут сдаёшь назад?

— Не сдаю — ухмыльнулась Валентина, перешагивая через высокий порог открытой двери — А просто уже ухожу от вас — закрыла она за собой дверку душевой кабинки

— Отлично — сморщив губки от переполняемого недовольства, оставаясь одной в душевой кабинки под покровом льющей воды с душа, схватилась тут же за флакон геля — Ну и катись отсюда сука ненормальная, считай, что ты уволена блядь! — громко прокричала она, швырнув флакон геля в закрывшуюся дверку

Ударившись о поверхность пластиковой закрытой двери, хрупкий сосуд стекла, в котором находился гель для душа, раскололся на десяток крупных осколков стекла, разбрызгав по всей кабинки своё содержимое. Потеки геля вместе с крупными густыми его пучками расползлись по всем стенкам душевой кабинки, покрывая тело Оксаны, своей изощренной будоражащей страсти тонкости аромата дамасской розы. Взвизгнув в момент хлопка стеклянного флакона о дверь, Оксана стиснула зубы, сильно испугавшись полетевших в неё осколков, от чего закрыла тут же глаза и забилась в угол, где её и окутала волна содержимого флакона. По коже Оксаны стекали пучки образовавшейся пены, оставляя на коже после смывания водой сахарный осадок липкости.

— Блядь заебись — прошипела недовольно Оксана, оказавшись одной в душевом помещении, встав под водопад льющей воды — Сука — недовольно посмотрела она, грязно ругаясь, когда наступила на осколки стекла, под ногами, лежавшие на кафельной плитке пола и от чего под воздействием каблука её туфель невольно захрустели стекла

«Эта дрянь все-таки бросила меня», поднимая лицо под струю льющуюся с душа воды, раздумывала Оксана, ощущая ужасную боль эмоциональной потери.

Закрывая вентили смесителя душа, Оксана медленно толкнула пальцами пластиковую дверь душевой кабинки, перешагивая аккуратно через её высокий порог. Звонко стукнув каблуками по кафельному полу, по которому уже образовался тонкий слой пены геля, с разбитого флакона. Медленно обворачивая полотенцем своё тело, по сочной коже которого стекали сладкие капли воды, Оксана придала свою грудь оковам полотенца. Вдыхая глубоко скопившейся в атмосфере воздух аромат, которого был пропитан чрезмерной прелестью экстракта розы, Оксана направилась к закрытой входной двери. Подходя к двери, Оксана провела кончиком коготка по выключателю, открывая тут же дверь, погружая душевую комнату в пучину мрака. Ощущая на себе, влияние прохлады после открывшейся двери Оксана вошла в комнату отдыха медицинского персонала.

Аришка сладко сопела, повернувшись к спинке дивана, не решаясь будить ребенка, Оксана прошла по пустой комнате. Валентины в ней уже не было, рыжеволосая девушка в спешке покинула помещение, оставив ребенка одного.

— Куда же эта рыжая блядь подевалась?

Грязно выругалась Оксана, проходя по комнате, находясь в которой было слышно даже дыхание Аришки во сне, медленно направляясь к шкафчикам, где была открыта дверца. Встав у дверцы открытого шкафчика, Оксана взяла с полки черные кружевные трусики, нагнувшись, стала надевать их на себя, поддаваясь приступу ярости и чувства потерянности и отторжения. Испытывая колоссальную злобу, Оксана медленно надела на себя трусики, пытаясь не разбудить ребенка, что спал на диване в комнате медицинского персонала.

Дверь комнаты тихо открылась, когда Оксана взяла с полки черный кружевной бюстгальтер смутилась вошедших людей. Два офицера полиции и майор ФСБ Алексеев, что медленно вошел в комнату, переступая её порог. Оксана, держа на кончиках пальцев черный кружевной бюстгальтер, тут же отступила на шаг, чувства уже чувство тревоги и беспокойство в душе.

— Орлова Оксана Владимировна вы арестованы — гордо объявил, держа в руках какую-то бумагу с печатью и подписью — Вот ордер судьи на ваш арест завтра будет суд

— Да, но в чем меня обвиняют? — покусывая от волнения губу, Оксана медленно отошла к окну — Я ведь ничего не сделала, а то, что суд будет завтра, так я на него и так явлюсь

— Вы покидали приделы деревни — стал перечислять Алексеев, проходя по комнате, когда два сопровождающих его офицера полиции остались стоять за закрытой дверью — Проводили незаконное расследование в доме Андрея Михайловича Тулеева, не имея для этого каких-либо убедительных основания

— Но у меня тут дочь — тихо прошептала Оксана, чувствуя беспокойство, чтобы не травмировать ребенка, что спал на диване, медленно держа бюстгальтер на кончиках пальцев, направилась к дивану — Я не могу её тут оставить

— О ней уже позаботятся — уверенно заявил Алексеев

— Кто?! — обеспокоенно спросила Оксана, встав у дивана, на котором спала Аришка

— Уверяю господа офицеры — услышала Оксана голос Радионовой, что вошла в эту комнату — А так же майор Алексеев, давайте не будем пугать мать моего ребенка

Женщина блондинка, что вошла в эту комнату была одета в белое пальто, с шикарным воротником из меха песца. Палитра изумительного вкуса «L`Eau par Kenzo Homme», сразу же насытила воздух в комнате утонченностью оттенка лотоса, чудесной силы запаха водяного перца, а так же непревзойденной силы аромат апельсинового юза. Черно-белые туфли на высоком каблуке, великолепно сочетались с черными чулками, что обволакивали её стройные ноги, придавая изощренную сексуальность образу этой женщины.

— Мама — открывая глаза, проснулась Аришка, напугалась присутствия офицеров полиции в комнате, прижалась спиной к Оксане, подогнув под себя ноги в колени — Что происходит, кто все эти люди?

«Блядь ну пиздец, узнаю, кто прислал сюда эту сука, сама лично уничтожу», подумала Оксана, обвивая руками ребенка, что прижалась к ней, впадая в её объятия.

— Ты как тут оказалась? — прошипела на Радионову, Оксана, обвивая руками тело ребенка

— Пришла чтобы отобрать у тебя Аришку — ухмыльнулась Радионова, подходя медленно к дивану, изображая на губах саркастическую улыбку — Тебя ведь все равно арестовывают, надеюсь, посадят надолго в то время когда я смогу восстановить свои права, на свою…..

— Не надо это говорить!!! — прокричала в ярости Оксана, прижимая к себе Аришку — Ты хоть представляешь, чего мне стоило выходить её, ты лживая сука, ты даже не представляешь, до какого состояния ты довела ребенка

— Мама что это все значит?! — взволнованно спросила девочка, подняв детский обеспокоенный взгляд на Оксану, в её невинных прекрасных глазках начали наворачиваться капельки слёз, душевной обиды и сопереживания — Тебя что арестовывают?

— Орлова одевайтесь, мы подождём за дверью — предупредил Алексеев, покидая комнату, закрывая за собой дверь

— Нет, стойте! — неожиданно переменилась во мнении Радионова, заметив оскал на лице Оксаны, что внушил в эту женщину страх — Вы не могли бы отобрать у неё ребенка?

— Что у самой кишка тонка? — прошипела на неё Оксана, прижимая к себе ребенка — Ты никогда не получишь Аришку, ты никогда не будешь для неё той, кем она меня считает!!! — громко выкрикнула она, наблюдая с опаской как два офицера полиции, направилась к дивану, на котором они сидели

— Орлова успокойтесь — предупредил Алексеев, оставаясь стоять в стороне — Отдайте ребенка, не оказывайте сопротивления полиции, это только всё усложнит

— Нет! — твердостью голоса заявила Оксана, смотрела недовольно, как два офицера полиции подошли к дивану — Что нападёте на незащитную женщину

— Заберите у неё ребенка — забеспокоилась Радионова, обращаясь к офицерам полиции — Она ненормальная вы, что не видите

— Я просто…… — хотела возразить Оксана, как один из офицеров крепко заломил ей руку, вынуждая отпустить Аришку — Ай……!!! — вскрикнула она от резкой боли

— Забирайте у неё ребенка скорее — распорядился Алексеев, обращаясь к Радионовой

— Мама! — закричала, испугавшись Аришка прижавшись к телу Оксану, что сковал офицер полиции, держа её руки за спиной — Мама нет-нет я не хочу — слезно просила девочка, когда в спешке Радионова взяла девочку на руки, так что сапожек что был на её ножке, упал на пол

— Вы не имеет права! — прокричала Оксана, ощущая скованность, когда офицер полиции, что держал её руки у неё спиной, надевая на них браслеты

Полотенце, что было на Оксане, легонько развернулось, обнажая её тело, но все-таки зависло на груди, скрывая её прелестную сочную форму. Радионова под стук каблуков по линолеуму комнаты быстро покинула комнату, держа плачущего ребенка на руках.

— Мама! — крикнул слезно ребенок, когда Радионова несла её на руках, лицо девочки было всё в слезах и бурной истерики, девочка пыталась выставить руку, пытаясь за что-то схватиться, но безуспешно — Мама-мама-ма…..!!! издавался еще некоторое время детский крик из больничного коридора

— Господи дайте ей свою куртку офицер — распорядился Алексеев

— Ну, сука ты за это заплатишь! — прокричала Оксана вслед покинувшей комнату Радионовой, оставаясь сидеть на диване поджав под себя ноги, крик Аришки тронул до глубины души её чувства, вызывая ужасную эмоциональную боль утраты — Я заставлю тебя за это ответить

— Успокойтесь Орлова — возразил Алексеев, снимая с себя черную куртку, поскольку ни один из офицеров не стал выполнять его приказ — Эта угроза учтется в суде

— Да в чем хотя бы меня обвиняют? — не желая его слушать, спросила Оксана, когда мужчина, майор ФСБ, встал сзади и надел на её плечи свою куртку

— Я забираю подозреваемую под свою ответственность — заявил Нечаев, когда вошёл в комнату держа в руке документ, похожий на предписание судьи — Немедленно снимите с неё браслеты

— По какому праву?! — возмутился Алексеев

— По такому — проходя по комнате Нечаев, передал бумагу майору из ФСБ — Теперь вы все можете

— Хм…. что же — повел недовольно челюстью Алексеев, читая врученную ему бумагу — Чуть-чуть не успел — передал он ключ от наручников в руки Нечаеву

— Оксана Владимировна с вами всё нормально? — взволнованно спросил Нечаев

— Вы видели эту женщину, что вышла отсюда с моей дочерью на руках? — первое, что спросила Оксана, когда Нечаев расстегивал браслеты на её руках

— Это Радионова Мария — ответил Нечаев, снимая с рук Оксаны браслеты

— Да мне похуй кто она — выкрикнула Оксана — Задержите её немедленно

— Вы же понимаете, господин Нечаев — передавая в руки Нечаеву документ, говорил Алексеев, выражая хитрую усмешку — Что по этой бумаге вы обязаны доставить подозреваемую в участок

— Задержите Радионову! — не став слушать разговор эти мужчин прокричала Оксана — Вы, что блядь совсем нихуя не понимаете у неё моя дочь!

— Успокойтесь Орлова — упрекнул Нечаев, взяв в руки документ, что передал ему Алексеев — Вы под следствием, а Радионова биологическая мать вашей так называемой дочери

— Да эта блядь такая же мать — не соглашаясь с мнением Нечаева, встала с дивана Оксана — Как соседка, живущая за моим забором

— Успокойтесь Орлова — вновь возразил Нечаев — Мне приказано доставить вас в участок, вы проведет ночь там

— Заберите у неё мою дочь — не слушая его, прокричала Оксана

— У вас есть пять минут чтобы одеться — холодно ответил Нечаев — Я с майором Алексеевым подожду вас за дверью

— Вы же понимаете, я должен лично проследить, где будет находиться подозреваемая — уточнил Алексеев, направляясь к выходу из комнаты медицинского персонала

«Да он совсем охуел», сморщила губы Оксана, испытывая недовольство, подумала про Нечаева.

— Постарайтесь нас не задерживать Орлова — покидая комнату последним, предупредил Нечаев, остановился он, встав в проходе открытой двери — Поверьте, так будет лучше, если до суда вы будите под моей опекой

— Блядь, а не все ли равно теперь — продолжая грязно ругаться, выражала эмоции Оксана, скидывая с себя куртку Алексеева на пол, что произвольно упала на пол вслед за полотенцем

— О….. господи Орлова! — сделал вид, что смутился Нечаев, хотя в его ухмылке Оксана скорее увидела восхищение — Они, что не дали вам даже одеться

— Ой, как будто вас теперь это удивляет — повела губками Оксана, повернувшись спиной к Нечаеву, что стоял в проходе открытой двери, когда она взяла в руки черный кружевной бюстгальтер — Идите и найдите мне блядь эту Радионову

— Никто для вас не будет никого искать — не соглашаясь с таким утверждением, заявил Нечаев — У вас есть пять минут чтобы одеться или поедете в таком виде — словно восхищался он, как Оксана медленно сковала грудь в оковах черного кружевного бюстгальтера

— Нечаев — прошипела Оксана, смыкая застежкой бюстгальтера в оковах свою грудь, прошипела Оксана, повернувшись к нему лицом — Вы мне должны, вы ведь это помните, так ведь и под словом должны я думаю, вы понимаете о…….

— Орлова хватит! — смутился Нечаев быстро вошел обратно в комнату, где находилась Оксана

— Постойте — возразил Алексеев не давая закрыть, перед своим лицом, дверь в комнату, что держал Нечаев — О чем она говорит? — обратился он к Нечаеву

— Не о чем — тут же закрыл он дверь перед носом майора ФСБ — Орлова вы вообще представляете, что вы сейчас делаете?

— Представляю

Садясь на колени рядом с диваном, тихо прошептала Оксана, склонив голову, взяла в руки сапожек, что упал с ножки Аришки, когда Радионова быстро подхватила её на руки.

— Но только имеет ли это теперь какой-нибудь смысл — чувствуя в душе пустоту после такой утраты, ответила Оксана, оставаясь сидеть на коленях держа в руке детский резиновый сапог

— Оксана Владимировна послушайте — медленно подошел Нечаев, коснувшись теплыми, пылающими жаром пальцев мужской руки, оголенного плеча Оксаны

— Кто-то меня сдал — вставая с колен, тихо произнесла Оксана, положив сапог ребенка обратно на пол — Вы ведь сюда не наугад пришли, вы шли уже намеренно, зная, что я буду именно тут, а знать, могли только те, кто находился в моём личном окружении

— О чем вы говорите Орлова? — не понимая пустых намёков, спросил Нечаев, когда Оксана отмахнула его руку со своего плеча

«Простите меня Оксана Владимировна», направляясь к дверце открытого шкафчика, Оксана никак не могла выбросить слова Валентины, что звучали в её голове.

— Кому надо было вас предавать?

— Ой, вот только не надо а? — возразила Оксана, снимая вешалку, что висела в шкафчике — Вы прекрасно знаете, о чем я

«Интересно за что, ты ведь ничего не сделала», продолжая прокручивать динамику разговора с Валентиной, в своей памяти, размышляла Оксана, снимая зимнее тепле черное платье с вешалки.

— И кого вы подозреваете? — поинтересовался Нечаев, медленно подходя к Оксане, встал за спиной, взял из её рук пустую вешалку, когда она сняла с неё платье

«Это вам только кажется», вспомнила Оксана картину одной фразы из последних слов Валентины, прежде чем она оставила её в душевой кабинке одну.

— Это была Львова

Тихо прошептала Оксана, одевая на себя черное вельветовое зимнее платье с ассиметричным подолом, прикосновение и нежность материала которого завораживало трением скольжением по бархатистой коже. Декольте v-образной формы у платья, открывало красоту всего объёма бюста Оксаны, скрывавшегося за его теплой приятной лаской тканью вельвета. Ассиметричный подол, которого открывал обзор шикарных стройных ног Оксаны, что являлось страшным сексуальным оружием склоняющих мужчин перед её властью обольщения. Длинные рукава, прекрасно скрывали хрупкие плечи, отлично прорисовывая пикантный силуэт её тела, скрывая кожу до самых кистей рук.

— Господи Оксана Владимировна! — удивился Нечаев, когда Оксана расправляла вельветовое платье на бёдрах, сковала эскиз шикарной талии поясом — Вы просто……

— Тш….

Обернулась Оксана к мужчине, что стоял за её спиной, положила руку на своё бедро, расставив ноги порознь, выказывая изящный очерк собственной фигуры.

— Скажите господин Нечаев — прислонила Оксана указательный палец к его жарким пылающим огнем желания губам — Ваши чувства ко мне всё так же пылают, как и тогда в доме сучки Романовых, когда между нами произошло? — спросила она, прошептав шепотом обольщения играя его желаниями себе на руку

— Мои чувства к вам…..

— Я знаю, господин Нечаев — возразила Оксана, не давая мужчине высказаться, вновь заткнула указательным пальцем, его губы — Я только хочу услышать да или нет

Раскрыла Оксана, перед самцом губы излучая горячий жар дыхания пленяя красотой безупречно лазурного голубого взгляда.

— Так что вы ответите? — спросила Оксана столь же сказочной нотой шепота, сковывая разум мужчины, что стоял перед ней, в пучине своих желаний

— Да…. — ответил Нечаев, словно как мальчишка поддался чарам обольщения Оксаны

— Тогда обещайте мне — поразительно нежно Оксана сглаживала голос, придавая ему особую эротичность аккорда — Что поможете мне вернуть мою дочь и тогда просите всё что пожелаете, я всё для вас выполню

— Есть один возможный путь…..

— Тогда используйте его — заверила Оксана, положив руки на крепкие широкие мужские плечи, прижалась к Нечаеву — Я хочу чтобы вы вернули мне мою дочь любыми способами, вопрос любых денег, не будет проблемой — прошептала она под ухо этому самцу, продолжая обольщать его лаской шепота сексуального влияния

— А я не о деньгах говорил — ответил Нечаев, положив руки на бёдра Оксаны, когда она так перед ним так эффектно выказывала, прижавшись к его могучему торсу

— Правда?! — повела губками Оксана, отрываясь от объятий мужчины, повернулась к нему спиной взяла с вешалки красный плащ — Тогда о чём? — спросила она, снимая одежду с вешалки

— Я хочу — взял он красный плащ из рук Оксаны, говорил Нечаев, когда она стояла к нему повернутой спиной — Чтобы вы стали моей

«Да он в конец охуел, хотя для того чтобы вернуть мне Аришку, я пойду на такую жертву», подумала Оксана позволяя этому мужчине надеть на себя красный плащ, раскрыв при этом шикарным изгибом губы, была поражена услышанным.

— Простите? — не поверила Оксана сразу такой наглости, расправляя пышные мокрые волосы, делая так, чтоб пучок влажных золотистых волос эффектным объемом посыпал её плечи — Но у вас же есть жени и двое детей насколько я понимаю

— Да, но это? — помедлил с ответом Нечаев — Это не мешает мне встречаться с вами

— Просто встречаться — ухмыльнулась Оксана, взяв с полки шкафчика свою кожаную белую сумочку, повесила её к себе на плечо — То есть всегда быть для вас готовым, вторым номером или заменой в случае чего, я так понимаю?

— Я не то хотел сказать — начал оправдываться Нечаев, когда Оксана, застегивая пуговицы надетого красного плаща, прошла мимо него, покачивая бёдрами

— Успокойтесь — заверила Оксана, обернувшись, встав посреди комнаты, положив руку на бедро, выказывая красоту своего тела — Моей дочери будет нужен достойный отец, а эта кандидатура пока что свободна и вам решать займёте ли вы её или нет

— Вы предоставляете мне выбор? — удивился Нечаев

— И думаю что не напрасно — ухмыльнулась Оксана, проследовав к закрытой входной двери служебного помещения, выказывая в каждом шаге шикарный изгиб своих бёдер

— Раз уж сама Оксана Владимировна такое говорит

Проследовал следом Нечаев к двери, которую открыла Оксана, проходя рядом с диваном, наклонился, чтобы поднять куртку майора Алексеева с пола, где она лежала.

— То, как я могу отказаться

— О чем это вы говорили? — поинтересовался Алексеев, обернувшись, стоя в больничном коридоре, когда Оксана, открыла перед ним дверь

— Отрабатывали стратегию защиты — съязвила Оксана, переступая через порог открытой двери, шикарным изгибом согнула ногу в колено — Мне ведь нужен все-таки адвокат

— Не думаю, что это хороший для вас будет выбор — возмутился Алексеев, кивая офицерам полиции, чтобы покинули больничный коридор

— Позвольте мне решать — возразила Оксана, проходя мимо этого человека, стукая звонко каблуками по бетонной плите пола

— Недолго вам остается решать — ухмыльнулся Алексеев, когда Оксана прошла мимо него, а следователь Нечаев выходя из служебного помещения, вручил ему в руки куртку

— Вы уже знаете, каким будет вердикт судьи? — не соглашаясь с таким утверждением, ответила Оксана, холодной интонацией голоса, не придавая никакого значения на такую усмешку, направилась по больничному коридору — Неужели все так плохо?

— Вас посадят Орлова! — твердил Алексеев, одевая на себя, куртку, направлялся следом за Оксаной по больничному коридору

— Если только у прокурора что будет вести это дело — возразил Нечаев, развеивая, таким образом, огласку наглого майора ФСБ — Окажется достаточно веских улик для этого

— Вы даже не представляете, каких веские улики, у нас собраны на Орлову

— Даже не представляю — рассмеялась злорадным смехом Оксана, проходя мимо пластиковых окон больничного коридора, взглянула на мглу необъятной деревенской ночи, что скрывалась за его стеклом — Как вы огорчитесь, когда меня не посадят

— Ну-ну мы еще посмотрим — спорил Алексеев, следуя за Оксаной по больничному коридору

— А смотреть тут нечего — с усмешкой возразила Оксана, входя в вестибюль больничного здания

Тишина этого помещения отдалась эхом звоном черных каблуков, туфель Оксаны, по всей его протяженной площади. За стеклами, пластиковых окон царствовала безудержно ночь, окутывая мглой всё, что находиться за пределами дальности света фонарного столба. Яркий свет светодиодных светильников на потолке, освещал вестибюль больничного здания, придавая приятную гармонию для глаз. Все что находилась за пределами холла, было погружено во тьму тени, где по голубым покрашенным стенам разгуливали тени голых, опустевших от листвы деревьев. Журчание пары увлажнителей воздуха разносили тихий шум вентиляторов в больничном фойе, сглаживали атмосферу посторонних запахов. На одной из железных скамеек, выполненных в виде ряда стульев, кто-то оставил розовый шелковый шарфик, а рядом была бумажка с надписью сотового телефона, что кончиком касалась его нежной шелковой материи.

— Если бы вы хотели — не согласилась Оксана с этим утверждением, подходя к главным входным дверям, где была открыта одна створка, рядом с которой, стояла женщина полицейский — Меня бы задержали уже давно, так в чем же причина такой спешности, а господин Алексеев?

— Должен признать Орлова, что знаю вас не так давно — встав у открытой двери рядом с женщиной в форме полиции, делая вид, что восхищался, с сарказмом подметил Алексеев — Но даже за этот промежуток времени, вы стоите того, чтобы вас навсегда изолировать от общества?

«Да он охуел в конец», ухмыльнулась Оксана коварной улыбкой, поправляя кончиками пальцев, обеих рук, воротник красного плаща, вошла в темный тамбур больничных дверей.

— Изолировать от общества? — рассмеялась озорным смехом Оксана, перешагивая через высокий порог, тамбура открытой двери, ощутила на себе теплоту воздуха обогревателей, что там работали, вильнула перед сзади идущими мужчинами, прелестью роскошных бёдер — Как громко сказано господин Алексеев!

— Майор?! — обратилась темноволосая женщина полицейский, что стояла у больничных главных дверей вестибюля, в которые вошла Оксана — Всё хорошо?

— Всё хорошо Ольга — ответил Нечаев, интонацией которой вызвал у Оксаны глубокий интерес, этот мужчина словно чего-то сильно смутился — Можете ехать домой, я сам доставлю Оксану Владимировну к участку

— Простите майор? — обратилась женщина полицейский к Нечаеву — Но вы уверены в этом?

Открывая медленно створку дверей, что вели на улицу, Оксана ощутила прохладу осени, что будоражащей волной холода ударила ей в лицо, охватывая необъятными руками воздуха её открытые ноги. Атмосфера была пропитана сыростью, как после прошедшего дождя, на проезжей части, куда падал свет, освещения фонарного столба, было несколько луж, а так же грязью вырисовывались следы шин протектора какой-то машины. У крыльца больничного здания стояли две белые полицейские иномарки и автомобиль УАЗ с надписью на передней двери ППС. Один из офицеров полиции, мужчина лет под сорок, ходил с рацией вокруг уазика, на которое поступило сообщение о дебоше, на одной из деревенских улиц.

Фары черного седана, что стоял в двадцати метрах от больничного крыльца, ярко зажглись, когда Оксана спускалась по ступенькам каменного крыльца. Медленно спускаясь по ступенькам крыльца, Оксана заметила как крыльцу здания больницы, по которому она спускалась, медленно подъехал автомобиль марки BMW, тихо урча двигателем под капотом, что светился искорками падающего на него свет с фонарного столба. Дверь с водительской стороны роскошного черного седана медленно открылась, когда оттуда плавно выгибая спину, вышла на улицу русая женщина, в которой Оксана узнала одного из адвокатов Романова, Алину, сестру которой она спасла.

— Орлова Оксана Владимировна — ухмыльнулась светловолосая женщина, что была одета в черное пальто, особой строгостью, подчеркивало пикантность тела этой женщины — Вот и мне представился шанс достойно вас отблагодарить, за спасение жизни моей сестры

— Алина так ведь? — указывая указательным пальцев на девушку, что вышла из машины, придавая серьезность выражения лица, спросила Оксана, делая вид, что забыла, как её зовут — Чем обязана такому высокому человеку?

— Садитесь в машину Оксана Владимировна — предложил Нечаев, тихо говоря, спускаясь следом по ступенькам крыльца, за Оксаной — Романов предложил вам своего адвоката, который уже не раз выигрывал в его пользу провальные дела

— Да — прикусывая краешек губы, смутилась Оксана, того как эта женщина на неё посмотрела, принимая во внимания прошедшую между ней связь — Я уже это поняла

— Прошу присаживайтесь — обошла она вокруг своей машины, открывая для Оксаны, что спустилась по ступенькам на тротуар проезжей части, медленно направляясь к автомобилю знойной блондинке, стукая по мокрому пропитанному сыростью асфальту каблуками черных туфель — Оксана Владимировна

— Даже так официально — подходя к машине этой женщины, Оксана изумилась в улыбке

— Только без глупостей Нечаев — предупредил суровым голосом Алексеев, подходя к машине полицейской службы — Вы головой отвечаете за подсудимую и обязаны доставить её в участок

— Я же сказал что доставлю — недовольно ответил Нечаев

— И без ваших фокусов — снова предупредил дотошный майор ФСБ

— Не обращайте на них внимания Оксана Владимировна — заверила женщина блондинка, что держала дверь, для Оксаны, с пассажирской стороны переднего сиденья открытой — Это у них такая манера общения сложилась

— Да я уже это поняла — состроив милую улыбка, влезла Оксана на передней сиденье, выгибая шикарным изгибом спину

— Вот и хорошо — ответила женщина адвокат, закрывая следом за Оксаной дверь

— Мы их немного обманем! — тихо прошептал Нечаев, открывая дверь с задней стороны, влезая на заднее сиденье

— В каком смысле? — удивилась Оксана, обернувшись, посмотрела, как следователь влез в салон теплого прогретого автомобиля

— Мы будем ждать уже около здания суда — ответил Нечаев, облокотившись на заднее сиденье, закрыл за собой дверь

Распознала Оксана, находясь в салоне автомобиля этой блондинки, изощренную палитру вкуса «Envy от Gucci», бесподобный шлейф аромата который манил к себе всё внимание. Тонкость уточенного запаха базовых нот сандал, дубовый мох, жасмин и кедр, сливались в удивительной гармонии вкуса фиалка, роза, ландыш. Верхние подобие нот этого бесподобного парфюма служили такие чарующие ноты как ананас, персиковый цвет, магнолия, белая фрезия и бесподобное сочетание бергамота. Обладательница столь сильного запаха, могла притянуть к себе внимание всех без исключения мужчин, вызывая при этом, дикую зависть у женщин.

— Но ведь майор Алексеев….. — хотела возразить Оксана, понимая каким суровым тоном голоса, произнес это майор ФСБ

— Майор ФСБ просто решил предотвратить царство Романовых в этой области — ответил Нечаев, располагаясь на заднем сиденье автомобиля, что плавно тронулся с места

— Естественно Романов это понимает — продолжила рассказывать белокурая женщина, плавно управляя автомобилем, выполнила разворот, сдавая плавно назад, направляя по проезжей части больничного дворика — И задействовал все связи, чтобы это предотвратить

— Только меня, зачем они в это дело втянули? — возмутилась Оксана, чуть прищурив глаза, когда автомобиль проезжал под ярким падающим светом от фонарного столба

— Вы устроили в деревне гонки, скрыли от правосудия веские улики, что могли помочь следствию, а так же учинили своё независимое расследование вопреки всем законам уголовного кодекса Российской Федерации — пояснила женщина адвокат, плавно выруливая автомобиль на деревенскую дорогу, покидая территорию больницы

— Я преследовала убийцу — не согласилась с таким утверждением Оксана, отчаянно вздохнула, надула губы, чувствуя душевную обиду

— Вы преследовали всего лишь подозреваемую — возразила белокурая женщина, плавно направляя автомобиль вдоль дороги, освещаемой фонарными столбами деревенских улицы — А это как вы понимаете, очень весомый аргумент

— И хватит после того что между нами было ко мне на вы — смутилась Оксана, посмотрев беглым взглядом в зеркало заднего вида, заметив как удивился Нечаев после сказанного ею

— Постойте так вы друг друга……

— Ну не то чтобы хорошо — ухмыльнулась Оксана, видя как женщина, что была за рулем, смутилась от её слов — Так всего раз

— Оксана Владимировна….. — сгорала, словно от стыда белокурая женщина

— Да ладно — рассмеялась Оксана, шикарно раскрывая форму алых губ — Я думаю, господин Нечаев не будет вас ведь ревновать ко мне?

— Вы что вместе? — удивилась она, обращаясь к Нечаеву, странно посмотрев на Оксану

— Ну, формально еще пока нет — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, положив ногу на ногу, выказывая прелесть упругих бёдер перед мужчиной, что сидел на заднем сиденье — Но в планах ведь есть, так ведь господин Нечаев?

— Не отрицаю Орлова — неопределенно ответил Нечаев

— Это он просто стесняется — прикусывая соблазнительно нижнюю губу, Оксана посмотрела на Нечаева

— Предлагаю лучше обсудить защиту вашу в суде — быстро переменила тему белокурая женщина, сворачивая на перекрестке налево, направляя свой автомобиль вдоль по темной деревенской улице

***
Свет ярких солнечных лучей пробивался через стекло лобового окна в машине, где на переднем сиденье сидела Оксана, чуть прищурив глаза, вцепившись коготками, натягивала на ноги белые чулки, кружевной узор их верхней части имел весьма сексуальный намёк. Белые туфли, прекрасно сочетались с чулками, что так эротично обволакивали ноги Оксаны, сливаясь в единой гармоничной похоти. Опустевший от листвы тополь шелестел голыми ветками, издавая хруст ломающегося дерева, при порыве обдуваемого его осеннего ветра. Небо над деревенской местностью было пасмурным, облака густых серых туч заполнили его пространство, оставляя лишь немного падающих лучей солнца, на автомобиль черной BMW. Возле здания суда, московского государственного областного управления скопилось несколько полицейских машин, на крыльце стояли мужчина с женщиной, о чем-то рассуждая, женщина в форме прокурора, поднимаясь по ступенькам, медленно подошла к ним.

— Я как лицо должностное должен вас сопроводить в суд Оксана Владимировна — открывая заднюю дверь, говорил Нечаев, покидая салон автомобиля, впуская в него прохладу осеннего, запах мокрой травы, дерева и просто пропитанный сыростью воздух — Я ведь, как-никак за вас отвечаю

— А мне нужно будет кое-кого тут подкупить — заверила белокурая женщина, медленно касаясь дверной ручки с водительской стороны, открыла дверь — Вы же понимаете, без денег такое веское обвинение против вас не выиграть

— Пойдёмте Оксана Владимировна — предложил Нечаев, открывая дверь со стороны где сидела Оксана — Нам никак нельзя опаздывать

— Естественно — ухмыльнулась Оксана, предлагая мужчине свою руку, поправляя другой рукой сумочку, что висела у неё на плече — Судить то ведь всё-таки будут меня, а не вас

— Не волнуйтесь Оксана Владимировна — заверила блондинка, закрывая дверь с водительской стороны — Романов вложил слишком большие деньги, на то, чтобы вам вынесли оправдательный приговор и я задействую тут некоторые связи и предъявлю суду некоторые доводы

— Вы так складно говорите — ухмыльнулась Оксана, саркастической улыбкой, наступая каблуком белых туфель в сухую листву на тротуаре, когда покинула салон теплого автомобиля — Очень хочется надеяться на то, чтобы это оказалась правдой

— Всё будет хорошо

Уверяла женщина адвокат, дождавшись пока Нечаев, закроет за Оксаной переднюю дверь автомобиля со стороны пассажирского кресла, нажала на кнопку брелка, закрывая электронные замки машины.

— Главное не о чем не волнуйтесь — направилась белокурая женщина совсем в противоположном направлении, к крыльцу с торцевой части здания суда

Поток свежего прохладного воздуха тормошил роскошные пряди волос Оксаны, придавая им пышный волнистый объём. Чувство беспокойства за Аришку волновало Оксану больше чем собственная судьба, когда она шла по тротуару к зданию суда, думала только о ребенке, которого она потеряла, винила при этом только себя. Медленно подходя к ступенькам крыльца, когда Нечаев шел следом, Оксана наступила в кучу сухих, желтых листьев, что раздуло ветром, выбросило рядом со ступеньками крыльца. Поднимаясь по ступенькам крыльца, Оксана всем своим сознанием хотела покинуть это место, пытаясь отвлечься, слушала разговор женщины и мужчины, что стояли на ступеньках здания суда.

— Оксана Владимировна все хорошо? — не выдержал Нечаев, поинтересовался, когда Оксана стояла на крыльце здания суда, где из открытых главных дверей выходила женщина в черном деловом костюме — Вы выглядите…..

«Блядь как ты уже заебал», уныло вздохнула Оксана, пропуская темноволосую женщину выйти из здания суда, что держала в руке коричневую кожаную деловую сумочку.

— Всё просто прекрасно

Солгала Оксана, глубоко глотая ртом воздух, обернулась, посмотрела, чаруя милым взглядом мужчину, что стоял на ступеньках крыльца рядом с ней.

— Давайте уже пройдём в зал суда чтобы не опоздать — предложила она, входя в открытые двери, что придержал для неё Нечаев

— Заседание должно уже начать — заверил Нечаев, входя в зал суда следом за Оксаной

Большое двух этажное здание, стены и пол которого были обшиты белой мраморной плиткой, на белом, подобному снегу потолку, в форме свода, висела огромная хрустальная люстра. На входе стоял пропускной пункт из двух постоянно дежуривших полицейских, судебные приставы, что ходили по коридору, поднимались по массивной лестнице на второй этаж, ступеньки которой были выложены из мрамора. Вдоль большого фойе простиралась большая красная ковровая дорожка, ведущая прямо в зал суда, где за дверями, которого стоял судебный пристав. Диковинкой украшения шикарного вестибюля судебной системы служили большие растения, что возрастали в белых керамических горшках, расставленных по всему периметру стен, рядом с большими колоннами, что служили опорами для свода огромной, на первый взгляд, крыши. Воздух в помещении был пропитан, запахом бумаги и парфюма скопившихся в холле здания людей, палитра которого имела от самых изысканных сладких цитрусовых оттенков до более терпких мускус, кофе, табак и кедр.

— Нас уже ждут — кивнул Нечаев на большие лакированные двустворчатые двери, что вели в зал суда — Заседание уже должно было начаться

— Опаздываете Орлова — заметила Оксана, как спускалась по лестнице второго этажа темноволосую женщину в синей форме прокурора — Это вам зачтётся как неуважение к суду, странно я думала, вас должны были сюда привести в наручниках с эскортом стражи полиции

Терешкова была, словно неотразима, приковывала внимание, сотрудников полиции и судебных приставов своим появлением спускаясь по ступенькам лестницы, стукая каблуками синих туфель, удачно подходящих по фасону Короткая синяя юбка, весьма элегантно обтягивала шикарные бёдра Марии Валентиновны, брюнетки, где черные густые волосы весьма удачно были уложены сзади в клубок на её голове. Изощренная гармония бесподобного вкуса чудесной композиции «Elle от Yves Saint Laurent», пленяла утонченностью влиятельного оттенка ветивера, амбретта и пачули служащими воплоти базовых нот этих чудесных женских духов. Средние ноты столь сверхъестественного аромата послужили розовый перец, роза и жасмин, слияние столь сильного вкуса могли поставить мужчину на колени перед обладательницей столь сильного и естественного запаха. Головокружительную страсть заслуживают верхние ноты этого непревзойденного аккорда вкуса, что служили своей покорительнице верностью и вдохновением впитывающих в себя такие запахи как пион, личи и лимон, выдавали в обладательнице этих духов, такие черты характера, как сильную и уверенную в себе женщину. Синий китель этой женщины, эффектно облегал сочную притягивающую взгляду фигуру этой брюнетки, вырисовывая тонкость сочного эротического рельефа, пикантной груди, стройных хрупких плеч и красивого изгиба спины.

— Арестуйте Орлову — распорядилась Терешкова, обращаясь, повернув голову, к офицерам полиции, что служили её эскортом

— Вы не имеете права! — возразил Нечаев, встав перед Оксаной

«Стоило этого ожидать, еще при встрече в доме Романовых эта сука мне не понравилась», прикусывая краешек губы, раздумывала Оксана, опуская взгляд унылых лазурных голубых глаз в пол, медленно стукая каблуками белых туфель, вышла из-за спины Нечаева.

— Все хорошо — заверила Оксана, протягивая руки, когда за её спиной сразу же встал офицер полиции, сковав их браслетами наручников — Я думаю, этого стоило ожидать

— Так же хочу вас предупредить — радостно говорила Терешкова — Это закрытое заседание вашего суда, так что адвокат Романова, что пыталась туда попасть, вежливо вывели через парадный черный вход

— На каком основании? — возмутился Нечаев

— На таком — показывая видео с камер наблюдения переписанное на планшет, что держала в руке Терешкова — Вот посмотрите сами, ваш адвокат наглым образом хотел кого-то подкупить

— Вот черт — выругался шепотом Нечаев глядя в экран планшета, что держала перед ним Терешкова — Вы правда думаете, что всё просчитали? — обратился он к женщине прокурору

— Я правда думаю — ухмыльнулась Терешкова, кивая офицерам полиции сопроводить Оксану в зал суда — Что смогу отправить Орлову в места не столь отдаленные надолго

— Что же будет с адвокатом Романова? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, когда офицер полиции положил руку к ней на плечо, сопровождал к закрытым створкам дверей, ведущим в зал суда — Мне ведь предоставляется по праву адвокат

— У вас он будет? — ухмыльнулась Терешкова — Мы вам сами его предоставим

— Я пойду с вами Орлова — хотел направиться Нечаев следом за Оксаной

— Как бы, не так! — не согласилась с этим утверждением Мария Валентиновна, пригрозила указательным пальцем — Вам господин следователь в зал суда никак нельзя

— Это почему еще? — возмутился Нечаев, когда Оксану подвели к открывшимся дверям зала суда

— Это дело федерального значения — пояснила Терешкова, обходя Нечаева по правую сторону проследовала, по красной ковровой дорожке, к открытым дверям зала суда — Это уж точно не вашей части сельский следователь!

— Опаздываем подсудимая — строгостью голоса ответила женщина судья, что сидела на большой трибуне в дальнем конце зала — Вы должны быть тут как час назад, почему так поздно доставили задержанную?

— Извините — опуская голову, вошла Терешкова следом за Оксаной в зал суда — Вышла небольшая заминка, которую мы быстро уладили

— Судебный пристав — обратилась, судья к мужчине в белой рубашке, что стоял в метре от её трибуны — Проводите подсудимую на своё место

— Пройдёмте, пожалуйста! — обратился мужчина, подходя к Оксане, когда она проходила между рядами деревянных скамеек зала суда

— И так поскольку это закрытое заседание — обратилась, судья в зал — Прошу закрыть двери, до окончания судебного заседания

— Всем встать! — громко объявила девушка судебный пристав как-то Оксана подошла предложенному ей стулу за столом слева от трибуны, где сидела судьи — Суд идёт!

— Здравствуйте — шепотом обратилась девушка, вставая со стула, за спинкой которого прошла Оксана, когда судебный пристав медленно расстегнул с её рук браслеты наручников — Я буду вашим государственным адвокатом

«Блядь ну это просто пиздец какой-то, они бы еще школьницу бы сюда привели», оценивая внешний облик и слишком молодой возраст, вставшей светловолосой девушки, подумала Оксана, подходя к свободному стулу рядом с нею.

— Меня зовут Шишкина Маргарита Павловна — продолжила она говорить шепотом под ухо Оксане, при этом смотрела то на судью, то на судебного пристава стоявшего рядом с трибуной — У меня есть уже опыт в этих вещах……

— Слушается дело по факту мошенничества, дачу ложных показаний, а так же проведения независимого расследования федерального уровня — огласила пристав, после чего направилась к столу справа от трибуны судьи

Садитесь — распорядилась судья — Пожалуйста, государственный обвинитель, можете начинать — обратилась, судья к Терешковой, что стояла у стола, на поверхности которого лежала раскрытая черная папка

— Орлова Оксана Владимировна — начала говорить Терешкова, взяв в руки черную папку, вышла из-за стола, рядом с которым стояла — Была привлечена к делу 18 августа 2018 года, как высококвалифицированный судмедэксперт, которого нам настоятельно порекомендовали……

— Протестую ваша честь! — возразила тут же адвокат, вставая со своего стула — Вам настоятельно рекомендовали?! — обратила она внимание судьи на слова государственного обвинителя

— Я же сказала — начала искать отговорки прокурор, смутившись строго взора судьи — Так как наш судмедэксперт не смог в точности и досконально установить причину смерти повлекших смерть четырёх людей, в доме Романовых, нашему отделу ничего не оставалось, как обратиться за помощью к отделу Орловой Оксаны Владимировны

— Протест отклонён — поднимая пальцы лежащей на трибуне руки, спокойно возразила судья, даже не посмотрев в сторону защиты — Продолжайте

— Так вот — начала говорить Терешкова, продолжая смотреть сквозь стекла надетых на глазах очков в раскрытую черную папку с собранными материалами дела — Гражданка Орлова, не имея никаких судебных полномочий или предписаний, решила сама взять в руки дело федерального значения и провести…….

— Прошу простить меня — вошла, внезапно открывая дверь, дочка Тулеева, появление которой в зале суда, очень сильно удивило Оксану — Мне просто сказали, где можно найти Оксану Владимировну

— По какому праву! — возмутилась судья — Почему в зале посторонние, судебный пристав выведите посторонних из зала это закрытое заседание…..

— Эта женщина ценой своей жизни и своей репутации — не слушая никого, продолжила Тулеева, когда к ней направлялся судебный пристав — Спасла жизнь моему отцу

Девушка прошла мимо скамеек в зале суда и вышла в его центр, встав рядом с государственным обвинителем, смотрела прямо на судью.

— Просто хочу чтобы вы знали — ответила Тулеева, обращаясь ко всем присутствующим в зале суда обернулась, пытаясь выразить надежду и сострадание — У каждого из вас есть родители, представьте, что ваш отец, внезапно начнёт умирать от непонятной причины, Оксана Владимировна в точности до мельчайших подробностей смогла установить эту причину

— Судебный пристав выведите постороннюю из зала суда — распорядилась судья, подняв голос, стукнула молоточком по деревянной наковальне

— Эта женщина спасла жизнь моему отцу — прокричала Тулеева, когда судебный пристав выводил её из зала суда

На какое-то время после того как двери зала суда закрылись за Тулеевой, наступила тишина, женщина судья с суровым взглядом просто была поражена случившейся наглости и никто из присутствующих в зале не смог нарушить эту тишину.

— Государственный обвинитель — первой нарушила тишину молчания судья — Дайте, пожалуйста, вашу папку с материалами дела

— Да, пожалуйста, ваша честь — подала раскрытую папку Терешкова женщине судье

— В деле ведь сказано, что Орлова Оксана Владимировна спасла жизнь обеим супругам Романовых? — подозревая какой-то намёк, обратилась судья к государственному обвинителю

— Да ваша честь — опустив голову, ответила Терешкова, оказалась под высоким психологическим давлением взора судьи

— Суд удаляется на совещание для постановления приговора по настоящему уголовному делу — не придавая никого больше значения, встала судья, ударив молоточком по деревянной наковальне

— Это наш шанс! — словно обрадовалась государственный адвокат, шепотом обращаясь к Оксане, говорила ей под ухо — Как вам удалось устроить это?

— Это не я — была поражена Оксана, так же отвечая шепотом

— Дурдом какой-то — выругалась едва слышно Терешкова, направляясь к столу государственного обвинителя — Я лично заставлю вас ответить Орлова за этот беспорядок в суде — пригрозила прокурор, обращаясь к Оксане

«Сука ебанутая», посмотрела на неё искоса Оксана, стараясь не отрывать взгляд от стола, за которым сидела.

— Значит, так все отрицайте — уверяла адвокат, продолжая шептать под ухо Оксане — Я постараюсь для вас кое-что сделать

Некоторое время, что длилось в районе получаса, адвоката шепотом рассказывала, на какие вопросы отвечать, что утаить, а на что просто идти на поводу у следствия. После чего в зал суда вошла судья, держа раскрытую черную папку в руках.

— Всем встать! — огласила судебный пристав, когда судья входила на трибуну

— Садитесь — распорядилась судья — Суд постановил Орлову Оксану Владимировну обвиняемой в статьях 303, 304, 306 и 307 часть 1, части 2 и третей, а так же статьи 316 уголовного кодекса Российской Федерации…….

Судья говорила так выразительно, придавая наибольшую интригу в голосе, сердце у Оксаны словно билось в бешеном такте ритма, разрывалось от импульса неизвестности, чувство сумасшедшего страха, боясь оказать лишенной свободы.

— Признать не виновной — с улыбкой на губах произнесла это судья — А так же освободить из-под стражи прямо в зале суда, приговор не может быть обжалован!

— Это еще почему? — возмутилась Терешкова, после того как судья ударила молоточком об окончание судебного заседания

— Потому что методы Орловой Оксаны Владимировны — чуть наклонилась судья, оставаясь сидеть на трибуне — Хоть и имеют опасный социальный характер, несут за собой нарушение уголовного кодекса, но они эффективны!

— Поздравляю, Оксана Владимировна — обрадовалась государственный адвокат

— Что же Орлова — фыркнула недовольно Терешкова — Считайте, что вам просто невероятно повезло — взяв из рук судьи черную папку с материалами дела

— Было приятно иметь с вами дело, как вас там?

Обратилась Оксана, вставая со стула с улыбкой на губах, покачивая упругой красотой бёдер, прошла, за спинкой стула, государственного адвоката.

— Ай… ладно не важно, желаю приятно вам тут оставаться — не желая слушать эту девушку, Оксана направилась к выходу из зала суда проходя мимо рядов деревянных скамеек со спинкой

Открывая входные двери с гордым видом, Оксана медленно покинула зал суда первой, входя в вестибюль, где кроме охраны здания и сотрудников полиции никого не было. Глухой стук каблуков черных туфель, на ногах Оксаны, когда она шла по ковровой дорожке, был сравним по громкости с завыванием ветра на улице за стеклом больших пластиковых окон. Покачивая в каждом шаге излюбленной красотой бёдер, что были скрыты за красным, надетым на ней, осеннем плаще, Оксана медленно подошла к закрытым главным дверям зданиям суда. Открывая их, взявшись пальцами за гладкую лакированную большую длинную ручку, Оксана ощутила порыв свежего прохладного воздуха, что необузданной волной потока охватил всё её тело. Глубоко вдыхая свежий глоток воздуха, Оксана перешагнула через высокий порог открытой двери здания суда, касаясь каблуками мраморной плитки, крыльца, здания суда.

— Оксана как ты? — заметила Оксана, как к ступенькам этого крыльца подошёл Коновалов, чем вызвал своим появлением, неожиданность, его рука была за спиной, словно он что-то скрывал

— Сережа?! — состроив вопросительное выражение лица, посмотрела Оксана на мужчину, что подошёл к мраморным ступенькам крыльца — Но что ты тут делаешь?

— Пришёл поздравить тебя с триумфом — радостно ответил Коновалов вытаскивая руку из-за спины, в пальцах которой был зажат стебель цветка изысканной черной орхидеи

«Да он охуел, нет, все же что он тут делает?», смутилась Оксана, выказывая румянец на щечках, медленно подошла по крыльцу к ступенькам лестницы.

— Да, но с каким? — была поражена Оксана увидеть того, кого совсем не ожидала — У меня Аришку забрали, ты наверно уже в курсе

— Именно поэтому я здесь — поднимаясь по ступенькам лестницы, крыльца, на котором стояла Оксана, мужчина вручил цветок в её руки

— Это твоя блядь забрала у меня мою дочь — смяла пальцами от злости цветок черной орхидеи, Оксана швырнула его в лицо мужчины, что стоял перед ней на ступеньках крыльца — И у тебя хватает наглости являться сюда, сука ты блядь такая — врезала она ладонью оп мужской щетине, подарив ему смачную пощечину

— Да послушай же! — схватил Коновалов тут же после удара за запястье руки Оксаны, ладонь которой одарила его щетину жгучим ударом — Я хочу помочь тебе вернуть дочь! — подняв голос, прокричал он перед её лицом, с трудом сдерживая эмоции при себе

— Да ты совсем уже охуел Коновалов! — была поражена Оксана, однако в мимике его лица, заметила всю серьезность его намерений — Хотя почему бы и нет! — быстро переменилась она в решении

— Так-то лучше — отпустил он руку Оксаны, восхищаясь её походкой, как она весьма привлекательно спускалась по ступенькам — Хочу тебя кое с кем познакомить — предложил Коновалов, стал спускаться следом

— Хм…. интересно будет узнать с кем? — выказывая удивления спустившись на тротуар, спросила Оксана, обернулась назад к мужчине, что спускался со ступенек за ней следом

— Обернись — обратился Коновалов спустившись со ступенек крыльца здания суда

Повернувшись, Оксана заметила идущую к ним девушку, в белом осеннем пальто из шерсти, её ровные рыжие прямые волосы волной необузданной страсти колебались при каждом шаге этой загадочной незнакомки. Большой белый капюшон, что был на голове незнакомки, все же открывал прелесть её ровных огненно ярких волос, оттенок которых сразу притянул к себе внимание Оксаны. Глаза этой рыжей бестии светились как два изумруда ярким зеленым светом, отражая искорки блики стекол при солнечном свете, что пробивался уже яркостью лучей через скопление туч в небе. Великолепие композиции парфюмерной воды «1000 Jean Patou EDT», завораживающим шлейфом вкуса уже сводили с ума чудесной прелестной гармонией запаха абрикоса и фиалки впитавшую в себя утонченную прелесть. Пленительной палитрой аромата жасмин, ландыш роза и герань, обладательница столь сильного утонченного вкуса парфюмерии могла приковать к себе всеобщее внимание одной только утонченностью каждого мельчайшего оттенка её запаха. Удивительно белые туфли, удачно подходящие к цвету и фасона пальто рыжеволосой девицы, каблук которых звонко цокал по тротуару, по которому она шла.

— Буду рад тебе представить — словно восторгаясь этой женщиной, произнес Коновалов, когда незнакомая, для Оксаны рыжеволосая девица встала между ними — Жозель де Лафуа родом из Франции и прекрасно освоила русский язык

— Это всё конечно заебись! — грязно выругалась, при этом ухмыльнулась Оксана своей коронной роскошной улыбкой — Но причем тут я и моя дочь Аришка

— А это мой дорогой Сергей — говорила рыжеволосая девушка, обращаясь к Коновалову явно оценивая внешний облик Оксаны, так пристально на неё смотрела — И есть та самая ваша подруга, которой вы собираетесь помочь?

— Притащил знакомить меня с очередной блядью — продолжая выражаться некультурной лексикой, говорила Оксана, прокричав на Коновалова — Ты скажи, ты совсем уже охуел?

— Мадмуазель Орлова! — французским акцентом обратилась рыжеволосая девушка, вынуждая своим звонким и в тоже время приятным голосом, обратить на себя внимание Оксаны — Прошу выслушайте меня сначала — продолжила она разговаривать все столь же мягким французским акцентом

— Ты блядь вообще кто такая?! — была возмущена Оксана, тому, как неизвестная ей девушка француженка посмела прервать её разговор с Коноваловым

— Прошу Оксана только не здесь

Уверял Коновалов, пытаясь придать своему тону, искренность и чрезмерную выдержку и терпение коснулся кончиками пальцев согнутого в локоть локтя Оксаны, вынуждая, таким образом, отвлечь внимание на себя.

— Давай в машине поговорим, у меня тут недалеко машина стоит, мы просто сядем и поговорим

— А тебе не кажется, что я уже блядь чуть не присела, как минимум лет на пять……

Продолжая выказывать недовольства, когда Коновалов настойчиво схватил Оксану за предплечье, вынуждая пойти за собой.

— Коновалов, ты что совсем блядь уже охуел?! — пытаясь вырваться, прокричала она

— Прошу Сергей — возразила рыжеволосая девушка, встав между Коноваловым и Оксаной — Только давайте без насильственных методов

— С Оксаной по-другому нельзя! — сдерживая свой темперамент, ответил Коновалов опуская свой взгляд на землю

— Ах… значит так да! — высвободился Оксана свою руку из-под власти мужских пальцев встала перед его лицом, с весьма недовольным выражением лица — Меня вот только удивляет, ты же ведь не знал, что меня посадят, как ты так быстро очутился тут я ведь даже еще не успела выйти из здания суда

— Прошу Оксана — Коновалова чуть ли не перевернуло наизнанку в мимике лица от психов Оксаны, что она устроила перед ним, подрывая его репутацию — Давай всё обсудим в машине, я лишь хочу помочь

— О….. как, я вижу, вы друг другу в самый раз подходите — восхищалась рыжеволосая девушка, касаясь пальцами обеих рук плеча Оксаны и Коновалова

«Хм…. к чему она клонит, нет вдобавок, я попытаюсь всё-таки выебать мозги и ей», подумала Оксана, посмотрев удивленно на рыжеволосую девушку, чей наглости хватило положить руку к ней на плечо.

— Это мягко сказано! — выражая всю красоту лазурного открытого голубого взгляда глаз, ответила в полголоса Оксана

— Простите Оксана Владимировна?! — обратилась Тулеева, открывая дверь здания суда, входя сразу на его каменное крыльцо — Так рада, что вас освободили — темноволосая девушка быстро сбежала, стукая каблучками черных туфель по ступенькам

«Меня удивляет, как она так быстро меня находит», скривила губки Оксана, прикусывая их край смотрела на девушку, что стояла на крыльце здания суда.

— А….. Катерина Андреевна Тулеева — ухмыльнулась Оксана, скрывая эффект приятной неожиданности за красотой милой улыбки — Какой был приятный сюрприз увидеть вас в суде

— Я просто увидела……….

— Не хочешь нас познакомить со своей так называемой? — отвлек внимание Оксаны, говорил Коновалов, коснувшись кончиками пальцев её локтя

— Скажу только одно — ухмыльнулась вновь прекрасной чарующей красоты улыбки Оксана, повернувшись к Коновалову — Это дочка моего пациента, которого я ночью прооперировала…..

— Так вы врач?! — была удивлена рыжеволосая девушка, прислонив к розовым губам мягкие пушистые белые перчатки, что облекали пальцы её хрупких рук

— Оксана Владимировна — говорила искренне девушка, подходя к Оксане — Я так вас и не поблагодарила

— Оксана нам……

— Оставьте девушку Сергей — возразила рыжеволосая девушка, не давая Коновалову выговориться

— Как ты нашла меня? — поинтересовалась Оксана, подходя к Тулеевой

— Я заметила, что вас уводил конвой из нескольких офицеров полиции — объясняла Тулеева, спустивших со ступенек крыльца здания суда, коснулась каблуками, надетых на ногах туфель тротуара каменной плитки — Я обратилась к Тихонову, чтобы узнать, что происходит, он мне и дал этот адрес и как видите кстати

— А что у тебя за бумажка в руках? — поинтересовалась Оксана, заметив в руке у темноволосой девушки смятый листок бумаги

— А… да это?! — смутилась девушку, быстро убрала листок в карман

— Покажи! — настоятельно потребовала Оксана

— Да это так мелочи — скрывая за милой забавной красоты улыбки, мелкую застенчивость, выразила девушка легкий румянец на своих щечках — Не обращайте внимания

— Я тебе говорю покажи — вцепилась Оксана в торчащий из кармана белой куртки, листок, резко дернула его — Это же постановление…… — заметила она

— Отдайте — выхватила из рук Оксаны девушка этот листок — Вы спасли жизнь моему отцу, а то, что я вломилась в зал суда без предупреждения, так я это заслужила, спасая вас!

— Справедливо — раскрывая пальцами сумочку, Оксана вытащила из неё свой кошелек — Но все же это моя вина, ты не обязана была врываться в зал — вынула из кошелька купюру в пять тысяч и протянула её девушке

— Что вы?! — ужаснулась Тулеева, обратила внимание на такую большую купюру, предложенную ей, в руках у Оксаны — Уберите немедленно, я сама заплачу этот штраф

— Возьми! — настойчиво предложила Оксана

— Нет! — не согласилась с таким утверждением Тулеева — Вы спасли жизнь моему отцу, я обязана вам, я даже сейчас еще перед вами в долгу, так хоть дайте мне самой оплатить этот штраф

— Хм…. как пожелаешь — делая вид, что убирает деньги в карман, Оксана сжала купюру промеж пальцев и подошла на шаг ближе к девушке — Я просто знаешь, не люблю, быть кому-то обязанной — медленно всунул купюру в карман девушки

— Вы мне ничем не обязаны — отошла на шаг девушка, явно обратила внимание, как Оксана незаметно всунула ей в карман пятитысячную купюру — Это я вам наоборот вам должна, если бы не вы, я бы сейчас уже хоронила своего отца

— Хорошо, что этого не произошло — тихим шепотом ответила Оксана — А теперь если ты не возражаешь, я бы хотела теперь уладить кое-какие дела

— Да-да конечно

Радушно согласилась девушка, прижимая ладони фиолетовых перчаток к своим губам, не могла выразить перед Оксаной всю полноту своего счастья и эмоций.

«Думаю, остальное просто не имеет смысла», посчитала Оксана на тот момент беседу с Тулеевой слишком пустой тратой времени.

— Спасибо вам Оксана Владимировна, если бы не вы…….

— И так — не став дальше слушать эту девушку, Оксана повернулась к ней спиной, проследовав по бетонному тротуару — Как вы оба собирались мне помочь?

Обратилась Оксана к Коновалову и рыжеволосой девушки, что стояли в нескольких метрах, о чем-то тихо переговаривались между собой. Звонко стукая каблуками по каменной плитке тротуара, Оксана медленно подошла к рыжеволосой девушке и Коновалову, что уже в этот момент перестали между собой вести тихую непонятную беседу.

— Дело в том — начал первый разговор Коновалов — Что Жозель де Лафуа обладает некоторыми связями, которые помогут тебе найти дочь в Москве

— А откуда ты знаешь, что она в Москве? — возмутилась Оксана, посмотрев на Коновалова недоверчиво — Что тебе еще про неё известно? — прокричала она, привлекая к себе внимание проходящих мимо людей

— Прошу дорогая Оксана — вмешалась тут же рыжеволосая девушка, понимая, как Оксана своим криком привлекла внимание двух проходящих мимо мужчины и женщины, что косо посмотрели в их сторону — Позвольте мы обо всем поговорим в машине?

— С чего мне вам верить? — все таким, испытывая недоверие, спросила Оксана, отходя на шаг, не давая пальцам рыжеволосой незнакомки прикоснуться к себе

— Ты ведь хочешь вернуть свою дочь? — весьма весомым доводом и правильным вопросом поинтересовался Коновалов — У Жозель хорошие связи, а так же она знает прекрасно, где Мария Константиновна Радионова может укрыться за границей

— Это твоя шлюха забрала у меня мою дочь!!! — вновь прокричала Оксана, на Коновалова выражая на своем лице зобный доведенный до истерики оскал — Ты еще хочешь чего-то добиться

— Оксана прошу вас — все тем же приятным звонким и приятным голосом обратилась рыжеволосая незнакомка к Оксане — Я найду вашу дочь в несколько дней, прошу, давайте поговорим в машине

— Не знаю, что ты задумал — предупредила суровым голосом Оксана, прошипев перед Коноваловым дикостью королевской кобры — Показывай, где твоя машина?

— Так-то лучше! — ухмыльнулся Коновалов — Вон тот черный лимузин — указал он, взглядом хитрого выражения глаз, обвивая рукой аккуратно талию Оксаны

— Это же машина Романовых — узнала Оксана автомобиль по внешнему облику — Коновалов скажи лучше сразу, что происходит?

— Все нормально — заверил Коновалов, медленно шел с Оксаной к машине, что стояла на стоянке в десятке метрах на стоянке у здания суда — Тебе не о чем беспокоиться, Жозель де Лафуа обладает огромными связями и найдёт для тебя твою дочь

— Пусть лучше — предупредила Оксана, поднимая перед мужчиной указательный палец вверх, держа при этом руку согнутой в локоть перед ним, повернулась к нему лицом — Это окажется правдой

— Как приятно видеть — ухмыльнулась рыжеволосая девушка чудесной красотой улыбкой, проходя мимо Оксаны — Как вы подходите друг другу — в походке каждого своего шага, за скрытым надетой ней белым, девушка выражала скрытый под ним силуэт изгиба пикантного тела

— О чем она говорит? — возмутилась Оксана, встав лицом к лицу с мужчиной

— Пойдём лучше в машине поговорим — предложил Коновалов, коснувшись теплыми пальцами ладони Оксаны, прикосновение, которого сразу же вызвало бурю эмоций

— Помню, как ты в первый раз ко мне прикоснулся — первое, что выдавила Оксана из себя, когда мужчина взял её за руку, лишив её словно дара речи

— Как же давно это было — решил поддержать разговор Коновалов, подходя с Оксаной к задней двери черного лимузина, когда перед ними открыла дверь рыжеволосая незнакомка

— Вы уже помирились? — странным намёком спросила рыжеволосая девушка, держа перед Оксаной дверь лимузина открытой

— Пусть сочтёт это недолгим перемирием — возразила Оксана, выгибая спину, выставляя шикарную прелесть бёдер, влезла кошкой на кожаное черное заднее сиденье дорого автомобиля

«Да и в конце-концов, что она блядь меня обихаживает, чтобы там у меня не было с Коноваловым я бы этого пока что не хотела повторить», твердо для себя решила Оксана, располагаясь на удобном, мягком черном кожаном сиденье роскошного лимузина.

Шикарный черный салон, обивка пола и потолка была обита черной бархатной тканью, а вот обивка дверей и внутренняя обивка стен автомобиля была обита красным бархатом, создавая гармонии роскоши. Окна в машине были плотно закрыты красными бархатными шторками, по периметру крыши салона машины, была натянута неоновая лента, излучающая фиолетовый легкий приятный свет. Атмосфера теплого воздуха, была пропитана нежностью парфюма незнакомой рыжеволосой девушки, стойкостью приятного запаха вина, а так же безупречным оттенком вкуса помады.

— И о чем же вы хотели со мной поговорить? — поинтересовалась Оксана, облокотившись на спинку мягкого приятного на ощупь черного кожаного сиденья, положила ногу на ногу — Нет-нет Сережа не сюда, вон то сиденье видишь, оно свободное, я вот с тобой сидеть, после твоего блядства, как-то не хочу

— А мне хотя бы можно с вами сесть? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, снимая капюшон с головы, застенчиво улыбнулась, когда Коновалов отошёл от двери пропуская, незнакомку влезть в салон перед ним — Или я могу расположиться на сиденье напротив или вообще спереди?

«Как же иногда приятно ощущать власть своих желаний», ухмыльнулась Оксана, чарую девушку приятной милой улыбкой, безупречных алых губ.

— Конечно, можете сесть рядом со мной — предложила Оксана, поддержав эту идею задорным смехом — Простите, нет ничего прекрасней, чем запах свободы, которой я по вине Романова могла лишиться

— Ну раз тебе Оксана принято считать меня изгоем — прислонив пальцы ладони к свое челюсти, повел недовольно губами Коновалов — То так тому и быть я сяду на противоположное сиденье

— И запомни милый мой — ухмыльнулась Оксана, выражая всю прелесть упругих бёдер, покачивая ножкой, говорила она когда Коновалов влезал в салон лимузина — Чтобы ты там не затеял, сегодня уж точно у тебя нет никаких шансов!

— Прям так ведь никаких?

Улыбнулся Коновалов, закрывая за собой дверь, другой рукой, ладонью постучал по стеклянной черной перегородке между задней части салона и передней, отдавая тем самым указания водителю, начать движение. Двигатель роскошного автомобиля заурчал тихим динамичным тактом, после чего лимузин медленно тронулся с места.

— Хм…. глядя на твоё выражения лица — согласился Коновалов, обращая внимание на суровый взгляд лазурных глаз Оксаны в свой адрес — Могу я хотя бы предложить тебе бокальчик вина

— Нет! — возразила Оксана, покусывая краешек губы — Но ты можешь предложить мне бутылочку вина, при условии, если твоя рыжеволосая подружка сегодня же даст команду найти эту Радионову, я ей голову сама оторву

— Ой… господи! — делая вид что ужаснулась, ответила рыжеволосая девушка на бурную реакцию Оксаны — Вы же врач, как вы такое можете говорить?!

— А как эта тварь может красть у меня почти из рук мою дочь?!

Не сдержав эмоций, выкрикнула Оксана, испугав своим криком девушку, что сидела с ней рядом на одном сиденье, чувствуя внутри себя бушующий порыв, который желала излить из себя.

— Сережа плесни мне бокальчик, что-то правда я на взводе — предложила Оксана, покусывая нервно нижнюю губу, ощущая внутри себя боязнь и материнскую заботу за Аришку

— У меня к тебе еще есть теплые чувства…..

— Вот только не надо сейчас мне про это пиздеть — грязно выругалась Оксана — Твои чувства я видела в доме Романовых и то, как ты постоянно водишь с собой молоденьких девиц, что Сережа постарше уже не клюют?

— Ой да перестань — возразил Коновалов посчитав это пустяком, достал из ящика под сиденьем под которым он сидел бутылку красного вина — Это всё Романов…..

— Ну, вот видите, опять Романов виноват — рассмеялась застенчиво Оксана, прикрывая прохладными кончиками пальцев губы — Уф….!!! ужасно как холодно сегодня — почувствовала она в теплой обстановке машины, как сильно охладилось её тело находясь на улице

— Вы замерзли Оксана Владимировна?! — с заботой в голосе спросила все тем же приятным голосом рыжеволосая девушка, снимая белые перчатки с рук — Вот возьмите……

— Нет что вы — смутилась Оксана, смутившись перед девушкой, скрывая свой застенчивый взгляд за прядью золотистых пышных волос — Я как-нибудь обойдусь — вцепилась она, сгорая от стыда когтями в обивку кожаного сиденья

«Блядь ну просто пиздец какой-то», боялась Оксана посмотреть в глаза рыжеволосой девушки, которая предлагала ей заботу.

— Не волнуйтесь Оксана — заверила рыжеволосая девушка, положив перчатки на колени к Оксане, медленно прикоснулась через них своей ладонью к её ногам — Одевайте смело, мне тем более будет приятно, если я о вас позабочусь

— Мне будет приятнее, если вы возьмете телефон и позвоните туда куда нужно

Съязвила Оксана, отдергивая руку рыжеволосой девушки, со своих колен, сбрасывая её белые перчатки на пол автомобиля к своим ногам.

— Мне нужна моя дочь, вы сказали, что можете помочь, сколько будет стоить эта услуга, я оплачу вам все, но мне нужен результат

— Оксана! — удивился такой наглости Коновалов, наполняя бокал вином с открытой бутылки, выражая такой кривой гримасой своё возмущение

— Что блядь Оксана! — прошипела на него Оксана, сверкая блеском отражаемого приятным светом в своих лазурных, подобно камню топаза, глазах — Это, между прочим, твоя блядь забрала у меня мою дочь

— Я давно подозревал — начал уверять в своей непричастности Коновалов. Передавая бокал в руки Оксаны — Что Мария Константиновна что-то затевает за моей спиной, однажды мне удалось подслушать пару дней назад, один неприятный разговор……

— Вот только не нужно мне говорить, что ты тут якобы не при чем! — возразила Оксана, сморщив губки, взяла из рук мужчины предложенный ей бокал

— Оксана уверяю тебя в этом нет моей вины — заверил Коновалов, закрывая открытую бутылку ловко пробкой

— Ну да конечно

Поднося бокал к своим алым губам, не согласилась Оксана с утверждением этого мужчины, обольщаясь тому, как автомобиль достаточно плавно и легко шел по дороге.

— Рассказывай мне тут еще сказки — рассмеялась Оксана, смачно облизывая губки, перед тем как испить вино с бокала

Сладкая прелесть багровой сахарной жидкости с ярким вкусовым оттенком винограда имела эффект прогревания, как только Оксана начала жадно глотать вино с бокала. Покачивая медленно ногой Оксана, сидела на заднем сиденье роскошного черного лимузина, удовлетворяя свою душевную боль утраты, большой дозой алкоголя, обольщаясь его сладости во рту. Автомобиль плавно набирал скорость, выезжая на магистральную дорогу, после чего стремительно помчался, входя в плотный поток движения постоянно двигающихся машин.

***

Черный лимузин, сияя в бликах падающего на него света дневного солнца, медленно двигался по деревенской улице, плавно покачиваясь на кочках. Тихой страстью порыва ветер завывал за стеклами элегантного автомобиля, в котором задняя часть салона была плотно закрыта красными бархатными шторками. В салоне автомобиля приятно светило фиолетовое свечение неонового периметра подсветки, создавая приятную гармонию романтики. Воздух в машине был пропитан сладкой крепостью алкоголя, что своим приятным приторным вкусом дурманила рассудок.

Выказывая красоту эротического узора белых чулок на ногах, Оксана, облокотившись на мягкую кожаную спинку сиденья, держала в руке почти пустой бокал из-под вина, на дне которого осталась еще багровая сахарная прелесть безупречно крепкого вкуса винограда. Верхние пуговицы красного плаща Оксаны были расстегнуты, тело, словно все горело в пучине огня безбожной власти алкоголя, что полностью расковало все эмоции. В жилах Оксаны, чувствовался неугасающий жар, вынуждающий её в такой атмосфере дышать ртом, чуть ли не жадно глотая воздух, чувствую полною раскованность.

— Так значит, говоришь ты тут не причем?! — ухмыльнулась Оксана, смачно облизнув губы языком, медленно поднесла бокал с остатками вина к губам

— Уверяю тебя — заверил Коновалов, в тот момент, когда автомобиль подъехал к ограде какого-то дома — Я знал только, что Радионова, что-то замышляет, но не думал, что именно такое

«Не верю ни единому его слову», ухмыльнулась Оксана, медленно допивая вино с бокала, при этом смакую его приторно сладкий вкус во рту, до изобилия насыщенный согревающей крепостью алкоголя.

— Сережа ты не будешь так любезен — передавая пустой бокал в руке мужчины, Оксана была без ума от крепкого сладкого вкуса вина

— Оксана может хватит? — попытался возразить Коновалов взяв из рук Оксаны пустой бокал из-под вина — Послушай я просто……

— Сергей — обратилась рыжеволосая девушка, что сидела справа от Оксаны — Давайте не будем обижать вашу возлюбленную

— Возлюбленную?! — возмутилась Оксана — Я чего-то видимо не понимаю

— Все нормально — коснулся кончиками пальцев колена Оксаны, уверял Коновалов — Просто так Жозель де Лафуа думает, что мы с тобой……

— И не мечтай — возразила Оксана — Лучше отпусти своего шофера, а мы уж поговорим в доме, куда ты меня привез?

— Я думаю — предложила Жозель, нагнувшись сидя на сиденье, взяла бутылку из ящика, что стоял ярдом с сиденьем, на котором сидел Коновалов — Так будет лучше, если мы с Оксаной возьмём эту бутылку вина

— Хм…. почему-то мне кажется — открывая заднюю дверь, высказывала Оксана своё мнение, ощущая легкую знойную прохладу воздуха поздней осени, что врывалась бурным потоком в салон автомобиля — Что твоя рыжая подруга в чем-то права

— Не волнуйтесь Оксана — заверила рыжеволосая девушка, с каким-то странным чувством любопытства наблюдала, как Оксана покидала салон лимузина, выгибая спину кошкой, выставляя упругую прелесть бёдер на показ — Вы пока Сергеем можете идти, а я сделаю пару звонков своим людям из Москвы, они определенно должны найти вашу Радионову

— У нас были честные условия

Выражала свою накопленную боль Оксана, оказавшись в небольшом лесу, где возвышались высокие кедровые деревья, а метрах в двадцати по каменной, извилистой дорожке вверх находился большой дом Коновалова. Небо над головой было пасмурным, было слышно, как над деревенской долиной гремел гром и то, как вдали горизонта пасмурного неба, сверкала гроза. Громадные тучи полностью затянули небо, почти моментально не оставляя просвета для солнечных лучей, сгущая краски осени, воздух стал насыщаться сыростью, предвещающий дождь.

— Она могла видеться с Аришкой без препятствий, но так же должна понимать, что она принадлежит только мне одной

«Этот идиот привез меня к себе, странно я думала, окажусь у Романовых или он просто отвезет меня домой, но оказаться дома у Сережи вот это новость, интересно только, чем это всё для меня может закончиться», размышляла Оксана, дожидаясь пока Коновалов покинет салон черного лимузина, оставаясь при этом, стоять повернутой к нему спиной.

— Странно — вдыхая насыщенный природный запах хвои, Оксана не чувствовала никакого холода, так как крепость алкоголя что бурлила в её жилах согревала её изнутри — Зачем ты привез меня к себе? — специально пошатнулась она, делая тук чтобы Коновалов тут же словил её обхватывая приятной нежностью рук талию

— Думаю так мы сможем поговорить о нас с тобой — заверил нежностью шепота прошептав Коновалов

«Нет все-таки, я хочу его разозлить, тогда я смогу получить хотя бы сказочную ночь», подумала Оксана, оставаясь повернутой к нему спиной, в объятиях мужчины, стоя у каменной дорожки, медленно запрокинула голову на плечо к Коновалову.

— Ты так и не понял — выдыхая жаркий пленительной страстью алкоголя воздух через рот, с ухмылкой тихо произнесла Оксана — Нет больше никаких нас, ты все растоптал своим блядством в доме у Романовых, ты ведь не думал, что я тебе смогу все прощать

— Да у меня с ними даже ничего не было — убедительной лаской голоса говорил мужчина — Нет, правда, у меня с ними не было ничего общего

— Пиздишь ты все — грязно выразилась Оксана, повернувшись лицом к мужчине — Ну хотя бы проводи меня к себе домой

Черный лимузин медленно отъехал, когда рыжеволосая девушка так и не покинула его, выезжая из имения, что принадлежало Молотову, роскошный автомобиль скрылся за его большими воротами.

— Ты не хочешь мне объяснить, что это сейчас было? — была крайне недовольна и возмущена, почему машина тронулась вместе с рыжеволосой девушкой

— Ты о чем? — не понимая к чему, спросил Коновалов, когда Оксана медленно взяла его под руку

— Почему твоя рыжая девка нас покинула? — не понимала Оксана такой выходки, стала медленно подниматься по извилистой дорожке вверх, выложенной из каменных плит — Я чего-то не совсем понимаю, что вообще происходит?

— Я думаю — ответил Коновалов, поднимаясь с Оксаной по каменистой плитке, ведущей к дому, смотрел на неё любознательным пронизывающим взглядом — Что Жозель нужно уладить кое-какие проблемы, касающиеся твоего именно вопроса

— Вот как?! — изумилась в улыбке Оксана, ощущая как по телу от прохладной погоды, пробежала мелкая дрожь — Тогда почему я здесь, а не дома?

— Наверно потому что тебе лучше будет со мной — гордо заявил Коновалов, когда они с Оксаной проходили под пышными ветками, возвышающегося над домом кедра

— А как же твои бляди?! — пытаясь завести этого мужчину, спросила Оксана, подходя к каменным ступенькам крыльца этого трехэтажного дома

— Уверяю тебя Оксана — поднимаясь с Оксаной по ступенькам, убеждал Коновалов — В доме никого нет, этот вечер и ночь будет только исключительно по твоим правилам, позволь мне создать то, что когда я сам развалил?

«Да он в конец конечно охуел, но почему бы и нет», никак не могла оторваться от мифов прошлого, приняла для себя в мыслях решение Оксана.

— И ночь?! — возмутившись такому доводу со стороны мужчины, подошла к створкам закрытой двери большого кирпичного дома

— Хотя бы до тех пор, пока не закончиться дождь — заверил Коновалов, доставая ключи из кармана черного пальто, вставил их в замочную скважину — Ты ведь не думаешь, что я тебя отпущу в дождь гулять по деревни одну?

— Почему-то мне кажется — с сомнением в голосе говорила Оксана, повернувшись спиной к мужчине наблюдала, как на грани где простирался горизонт сверкала гроза — Что в твоих словах есть какой-то подвох

— Уверяю тебя

Открывая дверь, потянув за дверную ручку на себя, внушительно убеждал мужчина, повернувшись к Оксане, медленно обвил её талию, вынуждая повернуться к себе лицом.

— Никакого подвоха нет и быть не может, всё будет исключительно на твоих условиях

— Только блядь попробуй меня обмануть — поражаясь как голос мужчины и без того пленил рассудок, чувствовала Оксана, как холод осенней погоды пронизывал её тело — Может быть пойдём в дом? — предложила она прижавшись к нему, положив руки на его плечи

Теплая приятная атмосфера дома, через порог которого переступила Оксана, касаясь каблуками, глянцевого пола молочного пола, была окутана мглой, лишь тусклый розовый свет от камина бросал частичку света на мебель расположенную напротив него. В воздухе гостиной этого дома пахло терпким ароматом кофе, изощренной коллекции духов, запах которых Оксана распознала в рыжеволосой спутнице Коновалова. Черные шторы на окнах гостиной были задвинуты, создавая гармонию воцарившейся тени, на фоне серых оттенков осени, что разыграла бал стихийной погоды с громом, и разразившейся по нему грозой. Включая свет хрустальной большой люстры, что висела посреди гостиной, Коновалов входя в гостиную, закрыл сразу же за собой дверь. В гостиной раздавался треск тлеющих углей в камине, на кофейном столике, расположенном на фоне белой мягкой мебели стояли недопитые две кружке из-под кофе, между которыми лежала распечатанная обертка черного шоколада. Рядом с камином, повернутым к нему спинками, располагались два белых мягких кресла, между которыми стоял стеклянный столик. На круглой поверхности столика была расположена, стеклянная прозрачная ваза в которой находилось до пяти безупречно алых роз.

— И где же все твои бляди Коновалов — решив завести мужчину неприятной темой разговора, Оксана прошла по гостиной, звонко стукая каблуками по глянцевому полу — Что-то не одной девицы я тут у тебя не вижу

— Оксана может хватит — упрекнул спокойным тоном голоса Коновалов, встав за спиной у Оксаны, когда она остановилась — Ты позволишь? — спросил намекая, чтобы снять одежду

— Ну раз уж ты так любезен — улыбнулась Оксана обольщением улыбки совершенно не отдавая себе отчет, от большого количества выпитого вина, что ударило сильно по сознанию — Как я могу тебе Сережа отказать — медленно расстегивая бляшку пояса красного плаща, говорила она, ощущая приятное прикосновение мужских рук на своей талии

— Я просто помогу снять с тебя верхнюю одежду — лаской обольстительного прошептал мужчина под ухо Оксане — Если хочешь, могу предложить выпить чаю или кофе

— Или может — издавая щелчок расстегнутой бляшки пояса, предложила Оксана повернувшись лицом к мужчине, медленно кончиками пальцев обеих рук вынудила его отступить от себя — Ты просто принесешь мне бутылочку того вина и мы с тобой обсудим все то что ты так хотел, но на моих условиях

— А тебе много не будет? — забеспокоился Коновалов оценивая пьяное состояние, в котором находилась Оксана — Просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось

— Ну, если ты мне предоставишь отдельную комнату и постель — медленно снимая с себя красный плащ, чарую лаской завораживающих ноток голоса, говорила Оксана — То я просто уверена, что со мной ничего не случится — передавая снятый с себя красный плащ в руки мужчине, заверила она

— Могу я хотя бы рассчитывать на вечер, в твоём обществе? — поинтересовался Коновалов

— Можешь — выражая всю красоту тела, Оксана выгнула спину, выставляя грудь вперед, чуть запрокинула голову назад, положив руки на свои бёдра, выражала перед мужчиной скрытого под черным телом сочной формы тела — Но ничего больше!

— Как ты пожелаешь — направился Коновалов к гардеробному шкафу, расположенному на входе в гостиную, держа красный плащ Оксаны в руках — Располагайся, где тебе будет удобно

— Так о чем ты хотел со мной поговорить? — пропуская слова Коновалова мимо ушей, расправляя платье на бёдрах, Оксана села в одно из свободных двух белых кресел, облокотившись на его спинку, положила ногу на ногу — Надеюсь, наш разговор будет деликатным?

— Я пойду, спущусь в погреб найду для тебя бутылочку хорошего рома — ответил Коновалов проходя по гостиной, стены которой оставались все так же голубыми, где диковинка вьющегося растения украшала их интерьер — Не скучай я не долго

— Давай-давай — ухмыльнулась Оксана, утопая в белом мягком кресле, чувствовала приятное тепло с камина, где жар тлеющих углей, в котором создавал приятную гармонию блаженства, еще больше пьянил разум — Постарайся только не какое-нибудь дешевое пойло — крикнула она уходящему мужчине, что вошел в дверь, ведущую в погреб

«Как же давно я тут не была, а здесь все так же, все по-старому», оглядывая гостиную, размышляла Оксана, оценивая роскошь дорогих картин, пианино, что стояло у лестницы, а так же огромный телевизор с акустикой из высоких тонких колонок, что был расположен напротив белого дивана.

***

Приятная сладость крепкого напитка, вливалась в раскрытые алые губы Оксаны, когда она с жадностью глотала его, смотря на мужчину, что сидел напротив неё. Жар тлеющих углей с камина, при ритме бурлящего в жилах Оксаны алкоголя туманил напрочь рассудок. В гостиной играла тихая мелодичная музыка, ритма dubstep аккорды, которой, заводили страсть в сознании Оксаны, вызывая страсть эротического искушения. По контуру гостевой комнаты слабо горел неоновый свет, когда яркий свет хрустальной люстры был чуть притушен, создавая легкою гармонию похоти. Медленно допивая бокал, Оксана отпрянула от спинки кресла, в котором сидела, выгибая спину красивым изгибом, задыхаясь в ритме возбуждения, оторвалась от бокала, сладко постанывая, смачно облизывая губы кончиком язычка.

— М….. — продолжая облизывать губы язычком, простонала Оксана, искушая мужчину, что сидел в кресле напротив прелестью голубого лазурного взгляда — Этот напиток Сережа он просто божественен — поставив пустой бокал на рядом стоящий столик, другой рукой, оторвала большую ягоду винограда, кисть которой лежала в хрустальной вазе на столе

— Лучшая коллекция прямиком из Франции

Заверил Коновалов, улыбаясь взаимно тому, как Оксана играла с ним голубой лазурной прекрасной до глубины обольщения красотой глаз, сморщив алые сладкие губки бантиком.

— Оксана ты не голодна, ты ведь совершенно ничего не ела — забеспокоился мужчина

— Не Сережа — смакую во рту сладкий сок винограда, ответила Оксана, ощущая как крепость алкоголя, жарит изнутри её плоть — Уж голодом я точно не страдаю

— Но ты ведь…..

— Зачем ты позвал меня? — спросила Оксана, прерывая мужчину, выпрямив спину, посмотрела на него пронизывающим взглядом, пьяных лазурных глаз — Да и как ты все-таки в точности до минуты узнал, где меня искать

— Мне позвонили из полиции — ответил Коновалов, бросив на Оксану взгляд полного сексуального искушения, медленно отпил с чашки терпкий черный кофе — У меня ведь там тоже есть свои люди

— Как банально Сережа — ухмыльнулась Оксана кривой пьяной улыбкой, постукивая коготками по стеклянной поверхности стола — И ты действительно не знал, даже когда трахал свою Радионову, что она против меня может что-то замышлять?

— Оксана я……

— Не ври мне Сережа — кокетливой интонацией голоса, возразила Оксана, пригрозив мужчине, заигрывая при этом указательным пальцем — Я ведь все равно узнаю, она отобрала у меня самое дорогое и я это непременно хочу вернуть

«Фу….. как же мне жарко, думаю, станцую перед Коноваловым и будет повод мне раздеться и его позлить своей недоступностью», подумала Оксана глядя в глаза мужчине, что с такой же взаимностью смотрел на неё.

— Помнишь, я когда-то танцевала перед тобой — вставая с кресла, Оксана выгнула шикарным изгибом спину, выражая силуэт изящно скрытых под платьем бёдер — Как ты думаешь, я ведь могу еще раз так сделать? — предложила она, звонко стукая каблуками по глянцевому полу, выражая упругость собственных ягодиц, в каждом шаге проходя по гостиной

Плавностью завораживающего слух ритма, заиграла музыка dubstep шокирующие тонкие аккорды которой, вызывали страсть неутолимого сексуального желания. Встав в пару метрах от кресла, в котором сидела Коновалов, Оксана шикарной покачивая бёдрами, возбуждая в каждом движение тазом неутолимое порочное искушение в мужчине, что сидел напротив. Коснулась кончиками пальцев плеч, что скрывали красоту её кожи платьем, Оксана вцепилась в тонкую вельветовую материю коготками, чуть приоткрывая красоту тела. Изящность подола и выреза спереди платья, приоткрывала красоту стройных ног Оксаны, выказывая эротический кружевной узор резинки её белых чулок. Медленно заводя руки за спину, Оксана потянула за собачку молнии, освобождаясь от стягивающих оков черного платья, она сделала шаг навстречу к мужчине, позволяя черному платье плавно скатиться по её ногам. Перешагивая через лежащее на полу глянцевого пола платье, сгибая ногу в колено, Оксана выражала перед мужчиной красоту эластичности изгиба собственных бёдер.

Словно хищная кошка, ставая ноги крест-накрест, Оксана направилась к креслу, где пристально наблюдая, сидел Коновалов. Подходя к мужчине, Оксана согнула перед ним ногу в колено, опираясь каблуком на подлокотник кресла в котором он сидела, чуть нагнулась к нему, заводя руки себе за спину, испуская с губ сладостный аромат жара горячего возбужденного дыхания. Чарую самца прелестью пьяного лазурного возбужденного, топазного цвета, взгляда глаз, медленно расстегивая застежку черного кружевного бюстгальтера, в оковах которого была её грудь. Опуская руки, Оксана не переставала искушать сидящего перед ней в кресле мужчину, позволяла бюстгальтеру упасть на колени к Коновалову. Убирая ногу с подлокотника кресла, Оксана повернулась к мужчине спиной, притягивая его желающий взгляд к с