Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 55
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 54
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

ПРЕДОЩУЩЕНИЕ ЧУДА И ОНО (Проза)


                                ПРЕДОЩУЩЕНИЕ ЧУДА И ОНО
                                                                                                                   16.08.2014 г.

12 числа перебрала, наконец-то все огромное количество своих наборов открыток, отметила на каждом число отсутствующих открыток или поставила пометку «все». Составила подробный каталог, с указанием года, издания, количества, тиража...

Наткнувшись на комплект «Художники Днепропетровска», изд. Киев, 1986 год, 11 открыток (тираж не указан, чтобы избежать налоговой). Качество отвратное, но я его в свое время купила на каком-то «развале», обнаружив, что предыдущий обладатель собрал четыре автографа, здесь на обложке, тех художников, чьи работы представлены .

Первый — А.Ткач. Перебираю открытки, читаю фамилии авторов... «Портрет заслуженного металлурга УРСР М.Ф.Батцолоя», 1984 г.

Как-то сразу нехорошо подумалось, что это — обычный соцзаказ...  Мощный мужик в рабочей одежде... Но — взгляд... И все выражение лица. Аж вздрогнула от неожиданности: герой соцтруда, победитель!!! А на лице вовсе не отпечаток оптимизма и энтузиазма... Взгляд в себя, усталость и страдание. Но страдание — не о себе...

Давно я заметила, что рисуя цветок ли, портрет ли, художник всякий раз  пишет — себя.

Так мое воображение и дорисовало облик самого художника, и захотелось увидеть его работы.

Отложила я этот набор открыток, представляя, как, оказавшись в следующий раз в Музее украинской живописи, что будет отмечать первую годовщину своего существования 10 октября с.г. (часто бываю в расположенном совсем по  соседству с Троицким собором),  похвастаюсь обладанием автографов.

И вот: на следующий день же в электронной почте  обнаружила письмо из этого музея. Они делают рассылку всем, оставившим свои адреса.

Приглашают на выставку произведений Анатолия Ткача, его сына Кима и дочери Ирины «Наследие и наследники». 75-летию со дня рождения посвящается (ушел из жизни, как узнала уже на самой выставке, в 2006 году).

«На ловца и зверь бежит»!!! Всякий раз убеждаюсь, что удача приходит именно к тому, кто к встрече с ней подготовлен!!!

Собираясь на открытие выставки, уложила в подарок другим посетителям штук  пятнадцать экземпляров своей книги «Прочтешь — захочешь жить», думала, там добавятся те 20 экземпляров, что  я подарила музею в свое предыдущее посещение. Оказалось, их уже присовокупили к собираемой там библиотеке (кроме четырех или пяти, что я тогда подписала)! Пожалела о столь малом количестве взятых книжек, разобрали мигом, даже несколько попросили в библиотеку моего родного университета (опять — удачная неслучайность).

Перед выходом из дома смотрю на толстый сборник ежегодника «День поэзии» за 1979 год. Внутренне резвясь, задаю вопрос: «Что меня ожидает на той выставке?», наугад открываю, мой палец упирается в строки (нарочно не придумаешь!!!):

Деревья стоят, как скульптуры
В огромной живой мастерской,
Где лепят натуру с натуры,
А радость мешают с тоской.
Ведь можно из южного снега
Такое слепить небесам!

А он это делает сам,
Свалившийся с самого неба...
                 (Владимир Соколов).

Тут же рифмонула сама. Дело в том, что в письме-приглашении представлена программа открытия выставки, включающая дежурное:  «искусствоведы — о значимости творчества А.Ткача».

Из меня при прочтении этой фразы выплеснулось: «Ну, какое же значение самого явления художника, поэта, музыканта?!. Ввергать нас в чудо, увиденное мастером и совершенно незамеченное обывателем, коим всякий бывает, увы...

Записала, думая о «неуходе» гениев:

Пока не истлеют холсты,
И в прах не рассыплются краски,
Придумавший эти цветы,
Не умер! Взирает из сказки...

И вот я — у цели. У входа в музей стоят группки по 2-4 человека. Зал  набит до отказа! Не думала...

Едва вошла, сталкиваюсь с немолодой крупной красивой еще женщиной. Оказалось, это вдова художника, Лариса Ивановна. Она, улыбаясь:
– О!!! Знакомое лицо?!
– Да в этом городе, - отвечаю, - все лица знакомые.
– Вот уж точно, все... А все-таки, где?!
– Кроме всего прочего, я 15 лет подрабатывала тамадой...
– Точно!!! Я же помню, что была красивая встреча...

Вхожу в зал, где рядами плотно стоят стулья, почти все занятые гостями. Многие ходят вдоль стен, рассматривая картины... Еще переходя из маленького вестибюля, упираешься взглядом в широкий экран, на котором сменяют друг друга фотографии...

В момент моего первого взгляда — группа из пяти художников, сразу выхватываю одну фигуру — он!!! Не ошиблась. Действительно, портрет из  комплекта открыток, разбудивший  мои познания психологии, именно таким «нарисовал» в моем сознании образ автора!!! Стопроцентное попадание.

Начинаю осмотр выставки... Сразу устремляясь в угол, из которого — свет и свежесть!!! «Пионы» и другие картины, выполненные дочерью Анатолия Ткача, Ирины Ткач (родилась в 1973 году). Маленько роста, полненькая, как-то без яркой красоты отца и матери, но очень располагающая к себе... Опять же, мать — сгусток энергии и самоуверенности (Лариса - совершенно стопроцентная). Дочь  тихонько простояла в уголочке, за маминой спиной, точнее, даже не за мамой, а именно, за спинкой маминого стула, куда та ей указала. Ларису Ивановну долго уговаривали присесть — занималась гостями выставки, давала интервью куче журналистов...

Это, был, собственно вечер воспоминаний об Анатолии Ткаче. Из архива семьи и частных  коллекций наших горожан собраны некоторые небольшие картины художника, но, поскольку он был «станковик», то есть мастер станковой живописи, то основные, большие его работы здесь бы и не уместились, некоторые сохранились в музеях Киева, Днепропетровска... Писались они в советское время для советского же народа, такие произведения мы видели в клубах и дворцах заводов, в госучреждениях, в колхозах. То есть разошлись они по огромной стране.

Первой после вступления представителя музея вышла перед сидящими даже не зрителями, а именно, гостями, искусствовед (как мне сказали, главный искусствовед в нашем городе) Людмила Владимирова Тверская. Хорошо, предметно  и объемно говорила о художнике, а потом — о себе, все годы дружившей с семьей …

Как всегда, поздравляя ли, вспоминая ли: непременно — о себе, любимом. И много! И с восторгом! Это с воодушевлением делали все выступающие. Собственно, «имели право», все — не последние люди, известные в своих кругах, со званиями...

Очень энергетически сильный и гордо несущий себя, начал говорить скульптор В.П. Небоженко, автор массивного памятника Валерию Чкалову; памятника молодому Тарасу Шевченко, что стоит в аллее у театра им. Т.Г. Шевченко и филармонии и автор еще многих важных для города скульптурных работ. Это и памятник Полю, действительно любимый памятник у горожан, академику Семашко Н.А., монумент 152 стрелковой дивизии...

Опять же, Владимир Небоженко начал рассказ с истории знакомств с Анатолием Ткачом, о молодости, дружбе, о том, как пели песни!!! Подозвал Ларису Ивановну, и вместе запели, и как запели! Тут же к пианино подсел кто-то из их компании... Великолепно.

Выступали художники (не представлялись, их знают все, и немолодые уже художники и их взрослые дети, тоже художники, окончившие то же художественное городское училище. Две из них, пятидесятилетние дамы, стояли рядом со мной, около Ларисы Ивановы и Ирины, диктуя мне имена, рассказывая о своих уже ушедших отцах-художниках; я им тут же подписала свои книжки). Выступили: Данилов В.П., Матюшенко В.И., Чернета Г...

Обстановка была наредкость душевная, теплая и искренняя. Все были рады этой возможности встретиться, многие — после долгого перерыва... Чудесно.

Ведущий предложил еще кому-то выступить. Повисла тишина. Вышла я (ну, как же без меня...). Показала и набор открыток, вызвав оживление и воспоминания о том, что и они его где-то видели, затеряли... Вглядывались в автографы... Потом прочла описанные уже стихи из «Дня поэзии»... Так меня хорошо слушали, сразу породнившись и со мной...

Я вернулась туда, где новым своим знакомым оставила сумочку. Услышала кучу искренних  «спасибо» от них и стоящих рядом. Не сговариваясь, как-то одновременно (полушепотом, чтобы не мешать вышедшей после меня перед сидящими гостями  Ларисой Ивановной, благодарившей всех за то, что собрались...) высказались, с тихой завистью, что вот на все нужен талант, они — художники, а говорить — то же своего рода искусство, а им они совсем не владеют. То есть «обкомплементили» меня и они и многие потом, уже за фуршетом (я не присоединилась, избегаю этого всегда, да и чего я стану мешать давно знающим друг друга и годами не встречавшимся поговорить о своем, и, главное, я всегда бегу домой...).

Уже на крыльце, куда некоторые вышли покурить, подписать мою книжку меня попросила  женщина лет уже за шестьдесят, благородная и держащаяся с приятным достоинством.

Тут же попросила посмотреть, чьи автографы на моем наборе открыток, в подготовке которого она участвовала и готовила альбомы именно этих художников, чьи автографы увидела!!! Искусствовед Лариса Николаевна Бондарь, расписалась с радостью там же, передала своему мужу, художнику Городисскому Владимиру Николаевичу и Юшкову Станиславу Алексеевичу. (Я стеснялась просить автографы, а они как раз с удовольствием подписались на комплекте открыток под автографами своих уже ушедших из жизни коллег и товарищей).

Лариса Николаевна мне несколько раз повторила, заявив, что говорит искреннюю правду, что я очень очаровательная женщина. Что подтвердили и ее собеседники. То есть, со всех сторон положительных эмоций набралась (при том, что с юности комплименты воспринимаю внутренне «в штыки», то есть не приемлю вовсе). Просто вся обстановка открытия выставки была такой, что все ощутили абсолютное родство душ и все любовь, которую тут же всем и выражали с легкостью, радостью и теплом!

После выставки мне легко записалось, увы, совершенно слабенько с точки зрения стиха, но — по ситуации точно:

Случается такая обстановка,
Явил нам вечер памяти Ткача:
Вдруг оживает юности сноровка.
Рассказывают были, хохоча!

Все источают другу комплименты,
О всех коллегах — только хорошо!
Не для приличий эти сантименты -
Сам  именинник к нам зашел!!!


                                

© Нагорная Лидия, 16.12.2017 в 06:35
Свидетельство о публикации № 16122017063537-00415373
Читателей произведения за все время — 20, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют