Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 30
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 28
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Поверьте мне, ничего нет в этом мире интересней, чем человеческая душа, ее порывы, ее желания, ее стремления. Я хочу вам рассказать о моих песках времени, о том , что не подвластно годам, что можно пронести сквозь песок Сирийской пустыни, не разрушив целостности бытия истинных чувств и проявлений человеческих эмоций. И это намного больше, чем упоительный закат оранжевых волн,  больше, чем падающие лучи на земные равнины уставшего солнца, больше чем я, этого рассказать никто не сможет.
I. «Плач земли»
Дающий дождь.
    Два семитских мальчика играли у ветхого дома, то догоняли друг друга, то валялись на земле,  и как и все семилетние мальчики из племени арамейцев  любили играть в великих воинов, побеждающих вражеские полчища. Римона- их  мать, копошилась в так называемом «доме» , пытаясь придумать ужин. Римона воспитывала их одна, не смотря на почти нищенское положение, она никогда не показывала сыновьям-близняшкам  своего грустного или несчастного лица. Она изо всех сил старалась внушить мальчикам веру в лучшее  будущее. Вот  так они и жили в деревушке под названием Яхвы. Называл себя этот народ ахламу-арамейцами. Для народа из древней сев-вост. Сирии  и  самым важным было такое явление как дождь. Арамейцами правила Вера, вера в существование Богов. Каждое явление природы сопровождалось своим божеством. Ахламу нуждались в дожде, и дождь им давал Хадад. Никого  так не ждал народ I тыс. до нашей эры как Бога Грозы, Молнии и Дождя.
   - Салмик! Завтра будет праздник грозы! Какое желание загадаешь ты? - кричал брату жизнерадостный Капар.
   -Не называй меня так словно я маленький ребенок! Я уже взрослый !  И зовут меня Салманасар!!!
   Чада одного часа рождения были очень разными. Капар рос очень позитивным и добрым. Салманасар же отличался упрямством и обидчивостью, но оба безумно любили свою мать.
    -Сынок, не обижайся на брата, он же называет так тебя только любя.
Но Салманасар не унимался.
    -Мам, кто из нас родился раньше? Ведь тот и старший, да?
Римона смеялась.
   -Вы оба старшие, вы же близняшки!
Дети подбежали к матери и поцеловали в обе щеки
    - Вы мое счастье.
    Римона крепко обняла их. Вокруг ее карих глаз уже поселилась паутина морщин, а шикарные черные волосы  обняла седина. Она понимал, что придет тот момент, когда ей придется покинуть своих драгоценных детей, и задавалась вопросом: « Как они без нее будут? Что их ждет? Какая у них  судьба?».
    -Я хочу попросить у Хадада одну из его молний!
   -Капар, глупыш, зачем она тебе?
   -Хадад редко приходит к людям, а я с людьми буду всегда,  я буду дарить им много дождя.
Тут в диалог вступил Салманасар.
- Хааааа! Ты думаешь мало таких, кто хочет получить молнию Бога Грозы?! Он ее просто так никому не даст!!
-А спорим, у меня получится! Я его просто по - хорошему попрошу и он не откажет.
   -Давай давай! Я на это посмотрю.
   -Так, дети все, пошлите спать , завтра нам рано вставать, надо будет готовиться к празднику, того гляди может быть Бог Дождя и впрям подарит вам парочку молний,    - сказала улыбаясь Римона.
   Яхвы превращалась в райский город на праздник Хадада. Люди украшали белыми цветами - Тавиями свои жилища, одежду,  девушки вплетали их в волосы, мужчины одевали на шею из Тавий венки. Прямо на главной улице накрывали множество столов, готовили все блюда, которые умели. Посередине пиршества  устанавливали огромный круглый алтарь в виде сцены, обтянутый красной тканью,  как знак особой верности и полного повиновения Хададу.  Арамейцы были уверенны, что именно этот яркий цвет Хадад лучше увидит с небес. По краям сцены люди складывали свои подарки и подношения Богу, туда же, на середину должен был спустится и он сам. В деревне царила праздничная беготня, люди искренне радовались этому событию. Они ждали появления Великого Бога . У каждого жителя Яхвы  было свое сокровенное желание  и свой подарок Хададу. По краям « красной сцены» лежали огромные кучи всякого барахла : украшения, предметы утвари, и различные самодельные вещи.  Капар долго не думал, что подарить Хададу.  Решением стал его любимый  самодельный лук, мальчик решил отдать богу одно из самых дорогих вещей. Этот сын Римоны  ждал Бога Дождя больше всех.
   Хадад приходил к людям   не каждый раз, когда его звали, благоприятным знаком считалось, если на праздник  шел хороший дождь с громом и молнией  и лил всю ночь.  Арамейцы купались в этом дожде, так как считали его святым и излечивающим от всех болезней.  А именно само появление Бога бывало раз в несколько лет, последний раз он приходил в час рождения близнецов  Римоны.
    Салманасар не особо ждал Бога Дождя, т. к. считал, что если за свои семь лет он его ни разу не видел, то не факт, что увидит вообще, и подношение свое приготовил лишь для того чтобы не выглядеть  не хорошо перед жителями деревни.
   Римона с самого утра возилась на окраине деревни , она собрала огромную корзину тавий, выбирала самые лучшие, самые большие, самые красивые. Да, может быть дар Хададу  в виде цветов и был  банальным, и без того вся  деревня была украшена ими, но это было от чистого сердца, от всей души  и просить  Хадада об одном, о здравии и благополучии  своих сыновей. Все было почти готово к празднику, люди рассаживались за столами вокруг алтаря, раскладывая на него  свои подношения и шепча свои сокровенные желания.  Когда полная луна выйдет из-за туч, должна сверкнуть молния, и пойдет дождь как одобрение Бога Грозы, Силы и Грома. Римона с детьми подошли к алтарю, положили свои подарки. Женщина крепко обняла своих детей, поцеловав каждого в лоб, она произнесла: «Вы должны быть счастливыми, помните о Хададе и он всегда будет помнить о вас…»
   Потом они уселись за столы и вместе с другими жителями Яхвы  стали праздновать и восхвалять Великого и Всемогущего Громовержца. Тучи сгущались, но, тем не менее, вечер был приятным и теплым.
    -Мам, а у Хадада есть семья?
    -А почему тебе так интересно  сынок?
    -Ну просто у всех кто-то есть, у меня есть ты  и Салмик,  а у Хадада неужели никого?
    - Как говорят, однажды, спустившись в очередной раз на землю он увидел девушку Динаю и влюбился на нее. Любовь ослепила его, и девушка это понимала, он приходил к ней тайно и исполнял все ее желания, хотела ли она нарядов, украшений, или дождя…. Он делал все, лишь бы она улыбалась. Он просил Динаю лишь об одном, чтобы  их любовь осталась тайной для людей, т. к. узнав об этом, они могли усомниться в  великой силе Хадада, мол, не устоял перед  земной женщиной.
    Так продолжалось какое то время. Девушка была молода, впечатлительна и капризна, и пред одним из праздников она потребовала у Хадада, чтобы  спустившись с небес, подошел к ней  и при всех поцеловал ей руку. Он не согласился, сказав ей, что она требует слишком многое. Диная разозлилась и запретила Хададу приходить к ней. Дождя в этот год не было вообще. Потом Диная поняла, что допустила ошибку, но гордый Бог Дождя ее уже не слышал, злость и негодование  закрыли ему уши. Не услышал он ее и тогда, когда она кричала ему, что у них родится дочь.
    -Мам, а где же теперь Диная и ее ребенок? - спросил Салманасар.
    -Говорят, что она также живет среди людей  и ждет своего Бога, но никто не знает, где она находится.
Капар стал рассуждать.
    -Если Диная родила дочь от Бога, значит эта девочка полубог? И тоже может творить чудеса, например, также  присылать дождь людям?
    -Да мой мальчик, скорее всего ты прав.
    -Капар, давай найдем эту девочку , она будет нашим другом! Она будет нам помогать!
   -Нужно сказать Хададу, что у него есть дочь, он же наверно грустит, мам! Давай правда найдем ее?!
   -Ну это же всего лишь поверье, ведь не известно правда это или нет. Ладно, скоро появится луна, может быть, на этот раз Хадад к нам спустится……
Выходила полная и завораживающая луна, ослепляющая своим светом не хуже солнца. Ахламу-арамейцы встали, лучи освещали лицо каждого человека, словно ночное светило заглядывало в самый дальние уголки человеческой души. Все держали в руках тавии, когда луна появится полностью, люди начнут бросать цветы на алтарь как знак готовности к святому дождю и приходу Хадада. Царица ночного неба наконец то преподнесла себя во всей красе, стало намного светлее, арамейцы бросали цветы, крича «Слава Хададу!» с замиранием сердца и с великой надеждой на встречу с ним. Воздух становился все жарче, на лбах проступал пот. Сцена была уже полностью накрыта одеялом из белых тавий. Загремел гром, все замолчали,  звуки раската отдавались во всем пространстве и в каждой клеточке тела. Никто не произносил ни слова, все молча ждали…..
    Пошел дождь. Поднялся ветер. Люди ликовали, танцуя под  струями святой воды, многие побежали выносить на улицу все свои вещи, чтобы все стало священным, благословенным самим Хададом. Сверкнула  яркая молния, люди не надолго ослепли, когда вспышка рассеялась, арамейцы увидели то, чего ждали целых семь лет, и на что многие уже не  надеялись.
    К ахламу-арамейцам пришел Бог Грома, к людям с небес спускался Хадад.
Он озарял своим величием, чувство присутствия истинного Бога давило на мозг и  радовало душу. Щенячья радость настигла жителей Яхвы. Бог пришел- это знак!!! Значит, все будет хорошо, значит, все надежды сбудутся.
    Он спустился впритык к алтарю, но как бы висел над ним, не касаясь красной ткани. Похожий на человека, но намного рослее, длинные черные волосы развивались на ветру, крепко сомкнутые губы, голубые глаза, окантованные уверенным и твердым взглядом, выдающиеся скулы. На могучем теле- одеяние  цвета неба, одна рука была сомкнута в кулак, другая держала огромный серебряный меч- символ могущества небес и самого Хадада.
    Он долго смотрел как бы в никуда, люди хотели задать ему множество вопросов, но боялись нарушить божественное молчание. Потом он начал всматриваться в лица арамейцев, затем его взор пал на алтарь. Вид его был буд-то бы опечален чем-то. Он стал брать в руки мокрые от дождя тавии, вдыхать их аромат, каждое его движение обладало и резкостью и плавностью одновременно. Многие хотели кричать «Слава Хададу!», но было ясно - Бог Грозы хотел тишины…..
    Хадад коснулся рукой корзины Римоны и впервые улыбнулся.  Потом он начал что-то искать на сцене, через пару минут Бог взял в руки лук Капара. У Капара бешенно заколотилось сердце, такого он точно ожидать не мог. Мальчику в голову лезли тысячи мыслей, вопросов, рассуждений и предложений по поводу его дочки, но сильное волнение заморозило язык. Хадад махнул рукой Капару, давай знак подойти к алтарю. Юный арамеец дрожащими ногами доплелся до сцены, Хадад опустился на одно колено, чтобы быть хоть немного ближе к мальчику.  
    -Ищи мою дочь … как ты будешь искать путь своей души на этой земле, и белыми цветами выложи дорогу к бессмертию сердца своего……… И помни , твоей рукой сотканное, побывав в  моих руках станет ключом к двери, где растворится  твое черное отражение…..
Встав с колена,  Хадад стал медленно подниматься вверх, держа в руках лук Капара.
     Он поднял свой меч, и снова вспыхнула молния, после которой Бог исчез. Дождь с ветром стали затихать, люди шепчась и искоса глядя на Капара , расходились по домам.  Возле алтаря остались Римона и двое ее детей.
    -Так не честно!!! Почему Капар, а не я!?!!! Почему мама??? Как так! Чем он лучше!?Почему из всех именно он!?
    Салманасар был в ярости и глубокой обиде.

    -Сынок успокойся, это же твой родной брат, ты должен радоваться за него…
    Гордого Салманасара глушило негодование, он схватил себя за голову и упал на землю. Детский дух соперничества оказался сильнее родственных уз.
    Капар наконец то обрел дар речи.
    -Салмик не расстраивайся, мы вместе найдем дочь Хадада!
    -Я не Салмик! Я Салманасар и я сам найду дочь Хадада и приведу ее  к нему! Без тебя Капар! У меня нет больше брата!
    Он резко встал с земли, и  побежал в сторону. Римона понеслась за ним.
    -Куда ты? Сын!! Стой!!
    Салманасара искали около месяца все жители Яхвы. Римона проплакала не одну ночь, потом поиски закончились, все потеряли надежду и просто сочувствовали безутешной матери. Капар всегда был рядом, во всем поддерживая Римону. Иногда ему казалось, что все произошедшее было сном, но косые взгляды соседей говорили о противоположном. Он сильно скучал по брату, и долгие годы надеялся, что Салмик вернется. Он поставил себе цель - во что бы то ни стало выполнить поручение Хадада и найти брата.
    И долгими ночами Капар думал о значении  слов Бога Грозы, для юного арамейца эта загадка, загадка длинною в жизнь…….  

Путь правителя.

«Сын мой, не болтай много, не произноси всякое слово, которое приходит тебе в голову: глаза и уши людей направлены ко рту человека. Смотри, чтобы не сказать лишнего. Превыше всех прочих вестей следи за своим ртом, а тем, что услышишь, закаляй свое сердце. Слово не воробей, выпустишь- не поймаешь…
Гнев царя – жгучий огонь. Покоряйся немедленно. Пусть он не возгорится против тебя и опалит твои руки. Покрывай слово царя покровом своего сердца. Зачем лесу бороться с огнем, плоти с ножом, человеку с царем?»
                Ахикар.

Рассвет обнимал процветающий город Сирийской пустыни. Гузана стала центром торговли.
    Горстка семистских племен превратилась в полноценный город, со своей тематикой, культурой и образом жизни, торговыми связями. Большое внимание уделялось укреплению армии и развитию религиозно-культурных понятий. Юношей  с 14-ти лет учили держать в руках оружие. Богам посвящали целые храмы с алтарями, молельнями, изобретаемыми в виде статуй.
    Гузана должна была остаться в памяти как великолепный процветающий город-это было главным девизом его правителя.
    В I тысячелетии до новой эры арамейцы (арамеи), кочевой семитский народ, населяли область между сирийскими городами Дамаск, Алеппо и Хама. Арамейские цари держали под своей властью важные торговые пути. На холме Тель-Халаф они основали торговое поселение. В древности этот город назывался Гузана, а монументальный дворец принадлежал царю Капаре. Судя по размерам поселения, в столице арамейского царства было около 18 тысяч жителей. Большинство из них зарабатывало на жизнь торговлей. Многие разводили лошадей, выращивали овощи, возделывали поля зерновые культур. Гузана процветала относительно недолго - всего лет двести, примерно с 1100 до 900 года до н. э. Главным источником богатства города являлись торговые караваны.
    Мужчина тридцати четырех лет вертел в руках белую Тавию, - цветок луны, вдыхал аромат  и касался губами. Этот цветок напоминал ему о матери, умершей двадцать лет назад. Именно память о родном для него человеке и послужила причиной озеленения каждого уголка города этими растениями. Ощущая до боли знакомые нотки запаха, исходящего из цветов, герой, будто бы перемещался в беззаботное детство. В этом прекрасном времени он снова слышал голос Римоны и чувствовал, как нежные руки гладят его волосы, а теплые, наполненные жизнью губы, целуют в лоб.
    Тогда, двадцать семь лет назад, Салмансара так и не нашли. Римона поглотилась тоской и в итоге скончалась через пять лет. Капар, оплакивая родных, понимал о своем предназначении, вспоминая улетающего в небо Хадада с воинственным  луком в руках. «Не будет просто так, бог-громовержец уделять внимание простому  мальчику-арамейцу…Значит он его выбрал, значит есть что-то еще очень важное…»
    Эта мысль не покидала правителя Гузаны  почти тридцать лет. Он все ждал и верил, что скоро его судьба свершится Капар смог сделать почти невозможное.. Семитские племена жили всегда в разброс, почитая законы своей веры и жизненные устои. Каждое отдельное племя ограничивалось небольшой деревушкой, как той, в которой рос маленький Капар. После той загадочной ночи, в  которую пришел Хадад, Капара назвали «Сыном Дождя». Слух об унесенном луке разлетелся по всей округе. Герой взрослел, объединяя племена. Оратор, воин, предводитель, справедливый правитель -именно таким его видел народ. «Великий сын Дождя»,-молвили люди, даря ему любимые цветы Тавии.
    Хадад больше не спускался на землю, превратившись  в  миф, для тех, кто его не застал, и давно забытое божественное явление, для тех, кто его видел в последний раз. Капар понимал, что Хадад вернется только тогда, когда действительно будет нужен людям. Теперь, жители сами в силах достать воды.
      Капар - статный, высокий, широкоплечий мужчина, с легким загаром и мужественными чертами лица. Вечно приподнятая бровь говорила  о многом и ни о чем одновременно. Каждое волнение его души сопровождалось легким прищуром. Огромные бездонные темные властные глаза. Тавии  превращали воина в очаровательного романтика.
    Воспоминания прибавляли сил найти ответ на мучающие его душу вопросы :
    «Где Саламандр?! И как  же мне отыскать дочь Хадада?». Сотни раз Капар пускался в поиски, но возвращался ни с чем…, но надежда и вера не покидали молодого арамейца. Сын Римоны объединил народ одной религией,- религией Дождя, религией Хадада. Уже не год велось строительство храма на холме Тель-Халаф. Ключевой фигурой в храме была статуя богини на троне, почему именно она, Капар сам не понимал. Для него статуя была воплощением вечности, его души..и многие считали Капара помешенным на этой статуе. Он мог часами смотреть на нее, то ли любоваться, то ли искать изъяны. Старики помнили о словах Хадада о дочери,  и  утверждали ,что ,смотря в глаза своей статуи, Капар искал дорогу к дочери Бога-громовержца….Молчаливо и неумолимо звал её… каждый день…

Дорога белых цветов.
Бедуины разожгли костер, пели и танцевали. Свободный народ, кочующий из края в край, не имел ни правил, ни звания и именно этим гордился. Чуть поодаль от костра сидели дряхлая старушка и молодая девушка. Они мило беседовали :
    -Бабушка, погадай!
    -Милочка, ты так всю жизнь прогадаешь, каждый день  просишь.
    -Ну один раз, пожалуйста, -сказала внучка, поцеловав старуху.
    -Ладно..
    Бабка вытащила из-за пазухи холщовый мешочек, затем высыпала на землю кучу маленьких камней, изрисованных таинственными иероглифами, значение которых было известно лишь старушке.
    -У тебя странная судьба.-(бабка прищурила глаз),-иди за сыном Дождя, но бойся его отражения, ибо в отражении открыта вся злость и негодование детской души..
    -Что это значит, бабушка?
    -Я не знаю.. порою судьба дает нам странные знаки, расшифровка которых таится в самых глубинах нашего сердца. Ты всегда чувствуешь источник воды, ты гармонична с природой, будто ты и есть ее суть. Ты удивительна, Тавира…но ..я боюсь за тебя…
    Девушка вздохнула и посмотрела на небо, разрисованное звездами, в надежде, что именно оттуда придет ответ.

    Утром бедуины двинулись в путь. Основным занятием для них было - торговля тканями. Следующей точкой для них стал город Гузана, где они планировали поменять ткани на еду и все необходимое для жизни.
    Красота и замысловатость рисунков привлекали и завораживали людей, желающих в дальнейшем приобрести ткань.  Бедуины славились своим мастерством.
    Время близилось к закату и кочующий народ подходил к Гузане - оазису пустыни, освещенному тысячью огнями.
    -О, Боже!!! Я слышала, что  этот город прекрасен, но чтобы так…Деревья, зелень…иии..что это за цветы? Они прекрасны!

    Стража у ворот особо не протестовала, пропуская купцов пустыни. Капару сразу доложили. Бедуинам велели расположиться недалеко от площади, и уже утром приступать к торговле. После того как город окончательно утих, Тавира решила прогуляться по главной площади, одев красную накидку. Город ослеплял красотой и величием. Во всем городе царил соблазнительный аромат тех самых цветов…она ими  просто наслаждалась. Красивые дома, объятые деревьями, торговые лавки, таинственные образы на стенах домов. Изредка навстречу попадались гуляющие пары, и старцы, сидевшие на скамьях у своих домов. Тавира никогда не чувствовала себя настолько комфортно, и была приятно удивлена. Ее внимание привлекла тропа, находящаяся поодаль от всех построек, которая манила девушку к себе невиданной силой. Тавира поддалась этому соблазну и все сильнее отдалялась от «своих», следуя направлению тропы. Легкое чувство страха посетило девушку, но интерес оказался сильнее. Она увидела здание на вершине холма, в цитадели города, обращённое к нему глухой задней стеной. Она видела его еще из далека, когда бедуины подходили к Гузане  благодаря окраске. Возведённые из сырцового кирпича стены покрывала штукатурка, покрашенная жёлтой охрой. На светлом фоне стен особенно чётко выделялись обильно прокрашенные черной краской  замысловатые изображения культуры арамейцев. При взгляде на храм  обращали на себя внимание могучие выступы-башни, словно охраняющие находящийся между ними портик. Ещё несколько выступов и башен на противоположной, задней стороне уравновешивали массивность этих форм и  придавали сооружению устрашающий крепостной облик. Вся тропа была усыпана лепестками белых цветов, по бокам находились статуи богов арамейцев. Все верования и убеждения этого народа были изображены на этих статуях, каждая последующая будто выплывала из темноты. Тавире хотелось остановиться после каждой, но понимала, что здесь опасно и рискованно. Далее она просто шла по цветам, будто кто то специально каждый вечер выкладывает  дорогу к чему-то. Девушка догадалась, что храм начинается снаружи и плавно переходит под огромный купол. Далее появилось помещение, в котором находились тысячи статуй  и статуэток, изображений образа жизни арамейцев, предмета обихода , и все что увековечивает память об этом народе. Статуи богов, стоявших на животных, поддерживали перекрытие входа в храм. Фигуры, выполненные из темно-серого камня, с глазами, из кусочков белых раковин, чрезвычайно своеобразные, приземистые, имеющие непропорционально большие головы в высоких уборах и производящие величественное и устрашающее впечатление. Такими же были рельефы, покрывающие наружные стороны больших каменных блоков. Стены были очень крепкими,  Тавира понимала, что они простоят еще много столетий. Внезапно девушку окутало волнение, что время позднее и бабушка может проснуться. Девушка приняла решение дойти до конца. Дорога, усыпанная цветами  не заканчивалась, а статуй становилось еще больше, они были установлены все теснее, образовывая тем самым целые ансамбли. Тропа из белых цветов заканчивалась и из сумрака всплывала фигура, сидевшая на троне. У статуи лежала огромная куча тех же лепестков, Тавире захотелось взять их в руки. Она присела, сгребла в охапку горсть лепестков и снова поднялась… Встретившись глазами со статуей, девушка начала всматриваться в нее.
    Время остановилось. Замер весь мир… Все, что могло двигаться - заморозилось, кроме падающих лепестков из рук девушки в красной накидке… На Тавиру смотрела ее копия. Девушка закрыла глаза, сердце содрогалось , руки дрожали. Подняв веки, Тавира поняла,  что все это не сон. Вопросы вихрем кружились в голове. Недоумение, страх, интерес - все смешалось. Кто мог знать ее так хорошо, чтобы суметь создать целый алтарь поклонения с ее изображением. Учитывая, что в этих храмах девушка отродясь не была…Может быть мама…но ее давно уже нет…Тогда кто?..И почему именно этот город? Этот народ? Эти цветы? Она слышала свое дыхание, казалось статуя вот вот оживет и ответит на вопросы. Может быть,  это как то связано с ее даром? Но об этом же никто не знает…Девушка пыталась себя успокоить тем, что это просто совпадение и решила  поскорее покинуть это место…этот город…. возвратиться в пустыню. Тавира резко повернулась и быстрым шагом двинулась в обратную сторону. Ее остановил мужской голос: «Это тавии, главные цветы арамейцев, раньше ими украшали дома, одежду, целые деревни, в ожидании появления Хадада - бога дождя. Почти тридцать лет назад, для людей вода была большой проблемой и ежегодно народ ждал Хадада, и он помогал. Они молились ему, и тогда бог дарил дождь, а порою приходил сам…
    -Кто ты, девушка? Почему ты пришла сюда? Видимо не местная, люди с этих краев давно не появлялись здесь… Почему ты так долго смотрела на статую?.. - голос мужчины был спокоен и тверд одновременно.
    Тавира понимала, что голос исходит справа, и последний вопрос не прозвучал бы, если бы мужчина увидел лицо девушки. Может быть, охрана…хотя…для охраны слишком величественная интонация. В голосе девушки снова закружились вопросы: Тавии, бог Дождя…сын Дождя….Ответы складывались в сложную фигуру, размытую временем.
     - Я из племени бродячих торговцев тканями, -   сказала Тавира, не поворачиваясь.
    Вроде бы он был один, и если здесь поклоняются статуе, значит должны так и ей. Тавира повернулась в сторону незнакомца и скинула с головы капюшон.- «Расскажи мне о Боге Дождя…»
   Из тени вышел высокий смуглый мужчина в национальной арамейской одежде, сшитой из дорогих тканей. Огромные черные глаза, густые брови…Он подошел почти впритык к Тавире , обжигая своим взглядом.. Его лицо наполнялось то ли злостью, то ли смятением, то ли радостью.. Понять было сложно,  но удивление было точно присуще мужчине в тот момент. Что ощущал Капар в эти секунды,  описать вообще невозможно…Мужчина как обычно гулял по храму и увидел женский силуэт в красной накидке..  Его сначала охватил интерес, он стал просто следить, прячась в тени статуй. Далее, мужчине показалось подозрительным, что девушка долго всматривалась в статую, и резко собралась уйти. И он заметил ее интерес к цветам, лежащим у подножия статуи. Когда он увидел лицо, то сначала ему показалось, что он просто умер…или спит…и ему все это снится. .Мужчина осознал, что девушка с лицом богини - настоящая….и глаза ее - цвета неба…так же смотрят на него.. Как? Неужели? Как ей объяснить? Язык будто онемел…Мужчина пытался собраться с духом и сказать хоть слово. .но чувствовал себя новорожденным верблюдом, немеющим говорить вообще…
    -Ты чего на меня уставился? Глазастенький?! Либо рассказывай, либо я ухожу.- молвила Тавира.
    Капару наконец-то вернулся дар речи:
    -Я Капар, - правитель Гузаны.
    -Каким образом арамейцы называли цветы в честь меня?- сказала Тавира, улыбаясь.
   Юморные нотки немного разрядили напряженную ситуацию.
    -Тавира…-у Капара уже не было сомнений ,что это та, кого он давно искал, но все же…-ты можешь вызывать дождь, или находить воду?
    Тавира смутилась..
    -С чего ты взял?- молвила девушка.
    -Можешь..-как вердикт произнес Капар., - иначе ты бы так не смутилась
    Тавира поняла, что ее смущает огромный черный правитель города, в котором она сейчас находится, и который знает о ней больше чем сама девушка…Ну надо же… всю жизнь скрывать свои способности и вот здесь внезапно…ее тайну знает этот человек, в месте, где ее просто обожествляют…
    Они перешли на скамью у храма.
    -Значит ты -Тавира…дочь Хадада…- Капар истерически засмеялся..- Я искал тебя больше двадцати  лет, везде, по всей округе…не переставал ждать и надеяться…и вот..ты здесь…!- он резко рванул к девушке и крепко обнял..
    -Эй, ты…ты меня сейчас раздавишь!- Тавира испугалась. Сначала правитель Гузаны вел себя как полоумный, неся всякую чушь, потом начал обнимать в сердцах..- Хватит!!!-Капар держал ее за руки, как будто боялся, что девушка исчезнет..-- Хватит на меня смотреть как на удивительное животное.. Я понимаю, что ты искал меня всю жизнь и сотворил статую, но я обычный человек…живой человек..
    -Я понимаю.. Я уже начал бояться, что тебя не существует, и я просто сошел с ума..- говорил Капар.
    -Мне нужно все рассказать бабушке, она очень мудра…и должна увидеть тебя…и..
    -Одобрить..?
    -Одобрить для чего?
    - Ну.. ээээ…тот раз был последний, когда люди видели твоего отца…Я хочу устроить праздник, как тогда…Хадад придет.. обязательно придет…я обещал ему найти тебя…но похоже это ты меня нашла… И многие люди перестали верить в его существование …
    - ммм..  да… праитель из тебя не плохой, ты тогда сделал такое грозное лицо, я испугалась..
    Тавира встала, забралась на скамью, подняла руку вверх и нахмурила брови, изображая Капара:
    -Эй, людишки! А ну ка быстро сажаем белые цветочки и молимся Богу Дождя-ааа…а не то…- они рассмеялись..
    Это был первый рассвет, когда измученные судьбой Тавира и Капар, встречали с искренним смехом и счастливыми сердцами.
    Утром весь город знал, что Капар обрел счастье и свою богиню…и путь своей души на этой земле. Складывалось ощущение, что тавии зацвели еще прекраснее из- за присутствия своей покровительницы.. Все   как тогда, двадцать лет назад, готовились к празднику, украшая все вокруг белыми цветами на главной площади. Капар был уверен, что Хадад придет. Вот только бабушка Тавиры была в непонятном волнении, вспоминая время от времени расклад гадания: «Иди за сыном дождя, но бойся его отражения…»
    Старушка направилась к Тавире и увидела ее с Капаром, гуляющими по храму. Капар низко поклонился бабушке. Старушка заметила, что молодые крепко держались за руки и улыбались. Счастье озаряло их лица…нотки любви очерчивали их облик.
    - Внучка, мое сердце мое сердце беспокоится…не могу унять волнение…
    - Но ведь все хорошо, племя согласилось остаться здесь и нам больше не нужно скитаться…мне больше нечего скрывать…. ты же рада за меня?
    - Ты помнишь об отражении Капара?.. Капар? Где твой брат?
    - Все в порядке. Он давно исчез. И если даже появится, то я буду только рад ему…это же мой брат..
   - Но ты же сам говорил, что он ушел обозленным..
    - Это было сотню лет назад…и  мы были детьми..
    - Но ты ведь оставил в сердце то, что было так давно… значит и он помнит эти обиды…
    - Да перестаньте, у  него было миллион возможностей встретиться со мной  или дать себя найти, но тишина, и мог ли прожить самостоятельно семилетний  мальчик? Я не знаю. Я не хочу  об этом говорить, сегодня день, которого я ждал много лет….Я не хочу его омрачать воспоминаниями.. Пойдемте, я вас еще не со всеми познакомлю.
    - Капар, отец придет?
    - Я больше, чем уверен…
    - А если он захочет забрать меня с собой?
    - Значит я пойду за тобой…Хадад- благороднейший и справедливый бог…Он поймет, что ты- получеловек…и выбор будет за тобой 
    - Я останусь на земле, если ты подаришь мне вечность с тобой…

   Гузанну обнимал закат своими сильными пустынными ладонями, он рисовал над городом оранжево красные узоры. И в этих узорах танцевали подопечные Капара. Беготня и веселье происходящие вокруг правителя сильно напоминали ему тот день из детства. Он вспоминал глаза матери… добрые, ясные, всепоглощающие озера нежности и самоотдачи. Он сравнил их с глазами Тавиры, усмехнулся, то было другое. Взор Тавиры был подобен яркой вспышке молнии, он заставлял его сердце то резко взлетать в небеса, то  падать в бездну. Что это за чувство он не мог понять , но знал точно, что движение ее глаз- это его путь….. путь земной в просторах неба….
    Капар сидел на ступеньках дворца, рядом с ним стояла огромная корзина с тавиями. Самыми красивыми, самыми большими. Жители города пробегая мимо него, учтиво кланялись и понимали причину его умиротворенной улыбки. Нынешнее поколение уже не особо верило в Хадада. Но появление его дочери немного склонило их к другому мнению. Очаровательная Тавира стала символом дождя, ведь не зря же ее полная копия столько лет красуется в центре храма. Тавира не раз слышала за спиной шепот арамейцев «… богиня на троне…. Она.. это точно…» . Девушка даже немного смущалась такому внезапному обожествлению ее скромной личности.
   -Надеюсь они меня живую не будут обсыпать цветами как статую?
    -Статую преимущественно украшал я, а не мои жители, поэтому на счет себя я такого сказать не могу. Я буду обсыпать тебя всеми цветами мира, хочешь ты этого или нет.
    Капар вытащил один из цветков из корзины, и украсил им роскошные волосы Тавиры, переливающиеся чернотой ночи.
    -А на трон ты меня тоже собираешься посадить?
    -Милая, ты уже на троне в моем сердце и для моего народа.
    Тут она нахмурилась.
    -Они сегодня будут ждать от меня чуда?
    -Ты имеешь в виду твоего отца?
    -Да. Я не уверенна….. я не видела его ни разу и не знаю как его позвать  и что ему вообще сказать , если он придет…
    -Не беспокойся, Хадад мудрый бог. Он и так все видит и знает, не зря же он просил найти тебя, значит, ты ему нужна. Я уверен, что он придет сегодня, уверен. Ладно, пошли. Люди уже собираются на площади. Нас ждут.
    Капар взял ее за руку, и они отправились в сторону места празднования.
На площади негде было ступить из-за миллиона рассыпанных тавий. Не отходя от традиций посередине установили огромный алтарь. Подношения… подарки.. вокруг столы. Только народу было в сотни раз больше, чем два десятка лет назад. Изменились наряды, обстановка, образ жизни, но традиции встречи Бога Дождя остались прежними. Ближе всех к алтарю стояли сидения Тавиры и Капара. Сначала Тавира отказывалась садиться так близко. Она все больше начинала волноваться, но Капар уговорил ее расположиться именно там. Тавира все время искала в толпе бабушку, ей хотелось, чтобы она была рядом, но людей было слишком много и все примерно одинаково одеты.
    -Капар, ты не видел бабушку?
    -Не беспокойся, она где-то поблизости. Смотри на небо скоро выйдет луна и пойдет дождь.
    -Да и воздух как-то накаливается..
    -Так всегда было, пред дождем становится душно и жарко, но это не надолго и дождь падающий в день встречи Хадада считается святым и исцеляющим.
    -Я завидую твоему спокойствию..
    -Просто я очень долго ждал этого момента и всем наслаждаюсь, все получается именно так, как я хотел.
    Но все равно она иногда замечала в голосе Капара ноты волнения и страха. Тучи начинали освобождать луну от своих объятий, за последние годы никогда не наблюдалось такого накала обстановки. Разрастающийся жар сковывал дыхание и приближал момент божественной встречи. Нарастающие сияние луны приковывало взгляд арамейцев на небо. Ожидание становилось невыносимым, биение сердец собравшихся на площади слилось в одну лунную музыку. Люди встречали дождь стоя и держа в руках белый цветок. Ветер колыхал длинные одежды и волосы жителей Гузаны.  


Правда ассирийца.
Вдруг сзади послышался крик, все обернулись, с крайних рядов на землю упала женщина… пронзенная стрелой.
    -Это ассирийцы!!!
    Кричали люди, как они ворвались на территорию Гузаны?
    -Не может быть!!! Я поставил крепкую стражу у ворот!!!
    На площадь со всех углов выскакивали воины пустыни на черных скакунах, они как буд-то бы уже давно были в городе, но ждали момента. Поднялась паника, арамейцы бежали кто куда. Все пытались добежать до укрытия. Оставшаяся стража упорно отбивалась, но ассирийцев было слишком много. Капар слышал об этом народе и их кровожадном предводителе, но не думал, что они дойдут до Гузаны. Лишь изредка  воины Капара встречали ассирийцев по несколько человек, в черных одеждах. Со стальными стрелами, обвязанными черными лентами. Такие встречи происходили далеко от Гузаны, это и усыпило бдительность Капара. Правителя Гузаны глушила одна мысль : «Почему именно сейчас?».
    Он схватил Тавиру и побежал в сторону храма.
    -Капар! Кто это!? Что им надо и куда мы бежим!?
    -Это ассирийцы и им нужны новые земли. Мы укроемся в храме, там есть потайной ход, ведущий из города. Тебе нужно бежать.
    У Капара разрывалось сердце, он боялся за свой народ и за свою Тавиру.
    Периодически отбиваясь от ассирийцев, закрывающих свое лицо темной тканью. Они все- таки добрались до храма.
    -Быстрее внутрь, пока их мало! Справа от статуи изображения луны нужно нажать на крест и откроется выход, с другой стороны есть такая же картина, и дверь закроется! Беги! А я нужен своему народу!
    Они уже стояли у статуи богини.
    -Я не уйду без тебя, Капар…
    -Так надо , я обещаю, что найду тебя снова!
    -Капар, их много…
    -Уходи, Тавира…
    Тавира начала уже кричать :
    -Я уйду только с тобой, или останусь здесь…
    -Ты уйдешь со мной! - прозвучал голос с ассирийским акцентом.
В трех метрах от них стоял ассирийский воин, закутанный в черные ткани и держащий лук с натянутой стрелой. Капар крепче сжал руку Тавиры. Он мог бы одним прыжком достигнуть врага и обезвредить, но стрела ассирийца была уже на готове и могла быть быстрее действий правителя Гузаны. И почему ему нужна именно Тавира…Этот вопрос его мучал больше всего. Если он бесшумно подкрался к ним, а значит мог убить в любой момент. (Капар упрекнул себя за глупость.) Но ассириец не сделал этого, а значит девушка нужна была ему живой. Капар задумал отвлечь врага, чтобы девушка успела скрыться в храме.
    - Что тебе нужно, ассириец?- грозно сказал Капар.
    -Мне нужна дочь Хадада…и твоя смерть, Капар.
    Стало ясно, что этот ассириец знает намного больше, чем простой вражеский народ.
    - Кто ты?
    Ассириец открыл лицо.. Тавира ахнула.. У Капара замедлилось биение сердца…
    - Салманасар…
    Он всю жизнь мечтал о встрече с братом, но не так…не со стрелой в руках….и жаждущим его смерти…
    -Что.. удивлен.. Братик… Думал, что я кинусь к тебе в объятия?? Но нет.. ты не ослышался! Я пришел за твоей смертью!
    - Почему…
    -Не строй из себя дурачка. Хадад многое отдаст за свою драгоценную дочь, мы это оба знаем. А мне много не нужно: всего лишь сила и  мощь грома, его власть. А ты молодец, первый нашел девчонку.. или она нашла тебя? Даже храмчик сотворил, глупец…
    -Ты бредишь брат, отзови свой народ.. и мы решим все миром.
    - Надоел мне твой мир.. Все детство меня окружал именно твой мир, вечный миротворец… Тебе всегда доставалось больше… больше любви матери, больше возможностей…! И даже этот проклятый бог обратил внимание именно на тебя…
    - Неужели обиды детства выросли вместе с тобой, Салманасар? Это же глупо…ассирийцы и так завоевали много земель! Зачем тебе еще власть??
    - Мне нужна власть бога…
    Глаза Салманасара сверкали гневом и злостью. Тавира поразилась, насколько разными могут быть братья- близнецы. Тоже лицо что и у Капара, но очерненное гневом. Они похожи как две капли воды…Но одна из источника…другая- смола…Одинаковая форма, но разное наполнение…
    … “ Иди за сыном дождя…но бойся его отражения»….-вспомнила Тавира слова бабушки.. Ну почему она не прислушалась к ее опасениям накануне праздника. Снаружи доносились крики.. К храму приближались языки пламени. Город жгли. Нужно было срочно что то предпринять…И …о боже!!.. именно сейчас так нужен дождь, почему его нет… Почему папы нет.. Неужели он этого не видит и не слышит…или…его вовсе не существует…
    Тавира стала вызывать свой дар, напрягая все свое сознание и направляя свою мысль на тушение пожар. Послышался гром и пошел дождь. Она уже обрадовалась звукам падающих капель, но тут дождь утих,  Тавира чертыхнулась, может быть она и дочь Бога Дождя, но в том то и дело…. Дочь…. А не сам Бог, ее силы слишком малы…
    Салманасар выпустил направленную на Капара стрелу, но правитель увернулся. Салманасар двинулся на них. Началась схватка близнецов. Капар никогда не думал, что будет сражаться с родным братом, но иного выхода у него не было. Их силы были равными… основы храма медленно трескались, огонь жадно сжигал, поглощая своды храма, все ближе подкрадываясь к месту схватки. Капар кричал Тавире, чтобы та бежала.. Он побеждал, повалив Салманасара на пол и ударил одним из упавших камней храма. Выяснять, жив ли Салманасар времени не было. Он  рванул к статуе. Нажав на изображение луны, дверь открылась. Тавира заметила встающего Салманасара , натягивающего стрелу на Капара..она вскрикнула и толкнула Капара, заслонив собой.. Стрела попала точно в сердце… Капар кричал….На Салманасара упала огромная глыба. Что он мертв- не было сомнений. В храме было трудно дышать , камни сыпались повсюду. Капар взял на руки Тавиру и понес к выходу. Она истекала кровью. Он прошел несколько метров под землей и оказался за стенами Гузанны. Город горел, царила общая паника. Спасшиеся бежали в разные стороны. Правитель Гузаны нес на руках истекающую кровью свою душу, проклиная и умоляя Хадада сделать хоть что-то, но бог молчал. Капара наполняла злость. Он остановился на небольшом холме недалеко от Гузаны, скрывшись за деревьями.
    Ассирийцы, оставшись без предводителя,  решили тоже уйти. Капар  видел уходящих ассирийцев.
    -Неужели ничего нельзя сделать?!!- кричал Капар, обнимая Тавиру, и понимая, что стрела попала в сердце.. Он рыдал.
    Вставало солнце и начался дождь. Правитель Гузаны был в полной ярости…Тавира уже не дышала.
    - Зачем мне этот дождь?!! Кому он нужен, Хадад?! Если ты хотел забрать ее, то зачем так?! Теперь этот дождь никому не нужен!!!…никому!!…да будь проклят этот дождь…!!!
    Капар взял на руки Тавиру и пошел к руинам когда то процветающего города.
Да…Дождь потушил огонь, но спасать уже было нечего. Остались руины и крики рыдающих людей, пытающихся найти в обломках  своих родных. Капар поднес тело своей души к алтарю, или вернее к тому, что от него осталось..  Алтарь был почти полностью сожжен. Когда то красная ткань стала черно-коричневой. Он положил ее на алтарь, рыдал как маленький ребенок. Сверкнула молния. Капар даже не обернулся. Ему было уже не важно, что происходит вокруг, его жизнь разрушена. Он почувствовал его присутствие сразу…как тогда…когда ему было семь лет… Но сейчас он ощущал далеко не восторг, а полное разочарование и пустоту…
    - Видимо не тому я богу молился.. да, Хадад?- произнес Капар, не поднимая головы.
    - Путь твоей души еще не закончился Капар, все впереди.
    -Что впереди? Что?! Ты сам внушал семилетнему мальчику, что для него важное, сам даровал цель в жизни, надежду…так зачем же ты ее забрал?!! Ты же мог все остановить, ты же мог этого не допустить?!!!
    - У каждого своя дорога, арамеец, и , порой, для того чтобы достичь истины, нужно ощутить вкус ее потери…и лишь тогда она возродится снова, более объемной, более желанной, более жизненной и процветающей.
    - Твоя процветающая истина- это руины Гузаны… это сотни умерших людей, это разрушенные надежды…?..это остановившееся сердце твоей  дочери…?
    -Когда -нибудь, арамеец, ты все поймешь…
    Капар хотел многое ему сказать, но Хадад исчез, сразу после очередной вспышки молнии. Его плеча коснулась рука бабушки Тавиры. Он даже забыл о старушке.
    -Вы видели его?
    - Видела и слышала.. Я могу тебе погадать.. Я всегда ношу гадальные камни с собой…
    - На что мне гадать.. У меня уже нет судьбы…
    - Но все же… Это не может просто так закончиться. Ваши судьбы с Тавирой слишком велики, чтобы так просто исчезнуть с лица пустыни…
    Бедуинка  кинула камни  на алтарь…..
    -Возрожденное в другом времени сердце твое через образ серых камней станет истиной счастья. Твоя судьба навечно сцеплена с судьбой Тавиры и будет снова веять аромат белых цветов над городом, названным в честь жилища зверя, спящего в лютый холод…..

II. «Смех небес»
    Джохан, ты круглые сутки торчишь у этой статуи.. Тебе не надоело, ааа?
    -В ней что то есть, как будто делали с особым чувством.. Томас, тебе так не кажется? Посмотри ей в глаза, и к тому же сроки поджимают, музей должен скоро открыться
    -Друг, ты уже свое отработал, у нас огромная команда и статую богини могут доработать другие.
    -Я просто хочу доделать эту работу сам, раз взялся.. Вот и   все…
    Одним вечером беседовали двое из команды реставраторов музея Тель Халаф. Они собирали каждый экспонат по мелким камешкам, воссоздавая исторические ценности. Во время Второй мировой войны ценнейшие находки были уничтожены прямыми попаданиями бомб при воздушном налёте. Коллектив берлинских реставраторов работает над реконструкцией разбитых предметов. Они сумели составить статуи из 27 тысяч отдельных осколков. Нужно было внимательно осмотреть каждый кусочек, сфотографировать с разных сторон, сделать проекции. Реставраторы всмотрелись в детали, научились различать неуловимые связи между отдельными частями, у них выработалось безошибочное чутьё, которое помогало складывать фрагменты разбитых скульптур. Наконец удалось сделать, казалось бы, невозможное - они собрали и восстановили почти все статуи собрания находок из дворцового ансамбля в Тель-Халафе. Немецкие археологи задумались о восстановлении арамейских экспонатов только много лет спустя, после объединения Германии. Компьютерная обработка сканированных изображений обломков практически ничем не помогла реставраторам. Они сделали всю работу вручную: из мелких кусочков составили статуи и каменные плиты с рельефами, склеили их эпоксидным клеем, заполнив внутренность и углубления от недостающих фрагментов мелкой базальтовой крошкой, смешанной с клеем. Реставраторы не использовали металлические каркасы -только камень. Каждая каменная статуя весит, как и первоначально, не одну тонну. Особенно громоздким объектом является фасад дворцового портика, украшающий вход в Музей Передней Азии в Берлине. Таинственная арамейская «богиня на троне» тоже занимает своё место в музее и очаровывает смертных многозначительной улыбкой. Так что мечта её немецкого почитателя Оппенгейма.
    Джохан Андерс относился к тем людям, которые отдавались реставрации полностью. Эта работа была у него в крови. Он любил восстанавливать историю своими руками. Это доставляло ему истинное удовольствие. Сначала Андерс преподавал на историческом факультете, потом, после защиты одной из своих диссертаций  по Древней Сирии, его пригласили поучаствовать в восстановлении храма Тель-Халаф. Мужчина согласился и стал втягиваться в эту работу полностью. Вот уже почти два года  Джохан Андерс посвящает все личное время своим экспонатам.
    -Джохан, да ты проживаешь здесь! Сегодня ребята зовут посидеть в ресторанчике, тут недалеко. Может,  с нами отвлечешься и потом с новыми силами придешь  к своей любимой богине на троне.
    -Да, ты прав, надо немного отдохнуть.
    Тем вечером несколько человек из группы реставраторов присели в небольшом заведении. На одной из улиц Берлина они бурно обсуждали ближайшее открытие музея, делились планами в дальнейшем.
    -Слушай, а сколько мифов вокруг этой статуи ! Говорят там была любовь- ого-го!!
    -Джохан, ты еще не втрескался в свою работу?- подшучивали над Андерсом коллеги.
        - Я предпочитаю живых дам .
    Джохан понял что ему действительно нужен будет отдых после окончательной работы.. Он устал… Это точно… Плюс ко всему горечь из-за расставания с Анной совсем не давала покоя. Сначала все было прекрасно. Они встречались еще с учебы в университете, потом он заинтересовался Тель -Халафом и стал позже приходить домой, либо вообще не приходить. В итоге Анна собрав вещи, ушла, сказав, что пусть парень и строит свое счастье с каменной статуей, раз посвящает ей все свое время. Джохан пытался все объяснить девушке, просил подождать …но.. Безуспешно… она все же ушла. В итоге парень еще больше ушел в работу.
    -Андрес,  где ты летаешь? Присоединяйся к нашей дискуссии. Мы вот думаем, где будем отмечать открытие музея…
    Джохан чувствовал, что его начинает штормить. Он не особо употреблял алкоголь, поэтому эта доза была для него кульминационной. Он вызвал такси, попрощался с коллегами и направился к выходу. Там он толкнулся с дамочкой, которая выходила на улицу.
    -Куда прешься, идиот! -пробурчала она, проскользнув мимо.
Он даже не успел ее разглядеть,  тут своим полупьяным взором стал понимать, что пора садиться в такси.
    -Эй, девушка! Вы ничего не перепутали? Это моя машина!
    -На ней написано, что это- твоя?! Пить надо меньше!
     -Это уже не ваше дело!
    Тут вылез таксист:
    -Ну кто ни-будь едет или нет? У вас один адрес.
    -Ладно, садись, я тороплюсь..
    -Ух ты, мне позволили сесть в собственное такси, - сказал Джохан, усаживаясь в машину. Он даже немного протрезвел.
    Джохан откинулся на сиденье и закрыл глаза. Возобновлять перепалки с нервной уже соседкой ему не хотелось. Девушка начала рассматривать Джохана, заметив не специфическую для немца внешность: смугловатый, четкие черты лица… она поморщилась… Вот  если бы не запах перегара и не смешная обстановка, то девушка вполне посчитала бы парня симпатичным…
    Такси подъехало к дому..
    -Мадам, разбудите соседа.- сказал таксист.
    -Сами будите,- пробурчала девушка, отдав деньги и выйдя из машины.

    Водитель разбудил Джохана, давно уже впавшего в сладкий сон. Тот очнулся, заплатил таксисту и направился к своему дому, мечтая о мягкой кровати.
    Он жил на втором.. Проходя лестничный пролет первого этажа, Андерс увидел копошащуюся с ключами свою попутчицу. Она злилась, вставляя ключи с разных сторон и  пытаясь открыть дверь, которая не поддавалась..
    -Помочь?
    Девушка вздохнула… :
    -Ну, если ты только окончательно отрезвел…
    Было видно, что у дамы не было другого выбора. Джохан покружил ключи в руках , вставил их в замочную скважину и… дверь открылась.
    -Спасибо, я…
    -Не стоит… Любой человек в состоянии алкогольного опьянения выглядит не особо симпатичным. Я ,- Джохан.
    -Петра..
    Андрес наконец рассмотрел ее, и она показалась ему дико знакомой…
    -Мы с тобой видимо уже виделись, но не познакомились..
    -Наврятли,  я приехала только сегодня..
    -Странно, тогда где я мог видеть тебя?
    - Десять  минут назад, в такси .
    -Наверно… ладно, если что, обращайся…
    -Всего доброго..
    -Пока.
    Джохан пошел к себе, с  желанием упасть на кровать и заснуть сладким сном.
На следующий день он сидел в своем кабинете, а за стенкой продолжались реставрационные работы, были слышны смех и разговоры  коллег. Стол его ломился от кучи книг, бумаг ….. Все о Древней Сирии. Он уже много раз перебирал исторические материалы, перелистывал, перечитывал, будто искал что -то. Во многих книгах информация расходилась, факты играли против друг друга . Семистские племена, их состав, народности… В одних источниках говорилось что от них произошли все нынешние народы Ближнего Востока, в других- что это была отдельная субкультура , которой уже не существует. У каждого племени была своя жизнь, свой язык, своя религия. Впоследствии войн общественные каноны смешивались , и главенствующими становились понятия более сильного народа. Тель- Халаф разрушали не один раз, но ему все таки было суждено существовать как историческому памятнику.

    Арамейские источники древнейшего периода истории состоят из ряда надписей, по большей части обнаруженных недавно в таких местах, как Гузана (современный Тель-Халаф). История арамейцев началась в 1400 году до н. э.
Более точные сведения  относятся к событиям второй половины второго тысячелетия до н. э. В надписи ассирийского царя Арикденилу сказано о победах над ордами ахламу, и это название снова появляется при следующих царях до тех пор, пока Тиглатпаласар I не заявляет, что он разбил наголову ахламу-арамейцев, которые пришли из пустыни, чтобы заполонить берега .      
   Слово «ахламу» может означать «союзник», и, похоже, арамейцы были частью союза,  имеются несколько более поздних, чем надпись Тиглатпаласара I, ассирийских источников, в которых упоминаются ахламу и ахламу-арамейцы, но встречается и отдельный термин – арамейцы. Как и другие семитские народы, они впервые появляются в истории как кочевники, чьи передвижения соответствуют периодическому переселению бедуинов с окраины пустыни в районы, где ведется оседлая жизнь. Основные направления их передвижения были ограничены присутствием уже твердо осевшего семитского населения на востоке и западе, в Месопотамии и Ханаане.

     Сначала ассирийцы сожгли Гузанну, затем  Опейнгейм, пытавшийся спасти все, что осталось от Тель Халафа.
    Арамейцы оставили следы своего проникновения в Месопотамию в культуре Тель-Халафа, где фон Оппенгейм обнаружил большое собрание статуй и пилонов, покрытых рельефами. Арамейские произведения можно отличить по тому, как на них изображались мужчины – с бородой, выбритой над и под губами. На рельефах чаще всего встречаются фигуры животных, фантастические существа и сцены охоты, причем с определенной грубой выразительностью. По сути, все это свойственно месопотамскому искусству и вполне может считаться таковым.
    Макс фон Оппенгейм был одним из младших отпрысков богатой и известной западно-европейской династии банкиров и промышленников Оппенгеймов, основавших банкирский дом ещё на рубеже XVII-XVIII веков. Он получил прекрасное образование, изучал юриспруденцию в Страс-бургском университете, через несколько лет переехал в Каир, чтобы выучить арабский язык. Макс фон Оппенгейм был профессиональным дипломатом на службе Германской империи. Дипломатическая служба в Каире давала ему возможность заниматься любимым делом - изучать историю и культуру Ближнего Востока и производить археологические раскопки. В 1899 году Оппенгейму повезло - он открыл Тель-Халаф. Но начать серьёзные раскопки ему удалось только через двенадцать лет. Археолог тщательно готовился к раскопкам на холме, и первые же два года принесли ошеломляющий успех. Оппенгейм и его помощники работали на раскопках так называемого Западного дворца. Одновременно они частично откопали Ворота Скорпиона, Крепостные ворота и Северо-восточный дворец. А богиню на троне - монументальную статую из гробницы - Оппенгейм увидел ещё в 1899 году и долго мечтал о том времени, когда он, наконец, подготовит экспедицию и начнёт широкомасштабные раскопки холма Тель-Халаф. Он сразу понял, что откопанные фрагменты разрушенных стен и извлечённые из земли изделия из базальта представляют большую ценность. Он определил, что освобождённые от слоев земли остатки строений были в древности культовым сооружением, часть которого составлял алтарь. В Тель-Халафе для археолога оставалось ещё широкое поле деятельности, и Макс фон Оппенгейм планировал продолжить работу.
    Летом 1912 года в сирийской пустыне встретились два европейца - немецкий барон Макс фон Оппенгейм и англичанин Томас Эдвард Лоуренс. Оба были археологами, оба увлекались историческими культурами Ближнего Востока и мечтали о великих научных открытиях. Макс фон Оппенгейм уже сделал замечательное открытие - Тель-Халаф, начал там раскопки арамейского дворца, извлёк из земли ценные базальтовые статуи, золотые украшения и великолепные каменные рельефы. Научные интересы немца и англичанина совпадали, но приближающаяся мировая война сделала двух коллег непримиримыми врагами. Патриот Оппенгейм служил своей стране в качестве секретного агента имперского правительства. Он использовал свои всесторонние знания о ближневосточных странах, а также связи и возможности, чтобы настроить влиятельных лиц в Османской империи против Великобритании. Лоуренс происходил из малообеспеченной семьи, и ему война пришлась как раз кстати, дала возможность выдвинуться. В качестве археолога он не достиг заметных успехов, зато в сфере шпионажа проявил незаурядный талант, храбрость и изобретательность. Он сумел сплотить и поднять арабские племена против Османской империи, союзника кайзеровской Германии. Оппенгейм и Лоуренс разворачивали свою закулисную деятельность на одной и той же территории, а цели у них были прямо противоположные.
    Пути секретных агентов часто пересекались, и, в конце концов, в той части деятельности, которая прямо касалась войны, Лоуренс, несомненно, вышел победителем, а Оппенгейм остался в числе побеждённых. Зато Оппенгейм после войны смог вернуться к археологии и продолжить любимое дело. Небольшую часть археологических находок Макс фон Оппенгейм оставил в Сирии и пожертвовал деньги на организацию музея в Алеппо. Основную часть находок, в том числе наиболее ценные предметы, он погрузил на сотни верблюдов, довёз их до ближайшей железной дороги, потом с множеством предосторожностей перегрузил в корабельные трюмы и отправил морем в Германию. Привезённую из Сирии «добычу» Оппенгейм сделал основой экспозиции в своём частном Музее Тель-Халаф. Барон-археолог намеревался выставить археологические ценности в Королевских музеях, но переговоры с дирекцией зашли в тупик. Он разместил коллекцию в здании бывшего машиностроительного завода в берлинском районе Шарлоттенбург. Оппенгейм открыл собственный музей в июле 1930 года и привлёк всеобщее внимание. Выставка арамейских древностей имела огромный успех. Даже американская пресса писала о необыкновенных археологических экспонатах в Берлине. Через несколько месяцев Оппенгейм выпустил свою книгу «Тель-Халаф, новая культуру древнейшей Месопотамии», которую с интересом обсуждали в научной среде.
    В судьбу арамейских артефактов ещё раз вторглась мировая война. В первые годы Второй мировой войны немецкие археологические экспедиции без помех продолжали раскопки на Ближнем Востоке. В ноябре 1943 году массированным налётом английской авиации подвергался весь Берлин. Хотя район Шарлоттенбург, где находился Музей Тель-Халаф, в основном уцелел, туда тоже попали отдельные бомбы. Бесценные экспонаты от первых бомбёжек не пострадали. Макс фон Оппенгейм настаивал, что экспонаты необходимо перенести в более безопасное место, но сделать это не успели. Налёт повторился снова, и на этот раз здание музея было разбито прямым попаданием, а от зажигательных бомб возник сильный пожар. После пожара от музея остался только обгоревший остов и кучи обломков и пепла Деревянные и гипсовые части экспонатов полностью сгорели, а базальтовые статуи раскололись, когда пожар начали заливать водой из брандспойтов. Газета «Фёлькишер оеобахтер» сообщила после бомбёжки, что «древнейший на свете каменный барельеф» безвозвратно уничтожен. Каменные статуи и рельефы, выставленные в музее, считались особенно ценными. Это были памятники культуры легендарного ближневосточного народа - арамейцев. Директор берлинского Музея Передней Азии в 1944 году, преодолевая военную неразбериху, сумел организовать упаковку обломков в ящики и транспортировку остатков собрания артефактов в подвалы Пергамского музея на Музейном острове, на реке Шпрее. После войны этот музей оказался в Восточном Берлине, а Шарлоттенбург, где лежали развалины частного музей Оппенгейма - в Западном Берлине. Сам Оппенгейм с семьёй жил в Западной Германии, в Кёльне. Он до последних дней жизни надеялся, что статуи удастся частично восстановить, хотя бы его любимую «богиню на троне». Оппенгейм умер в 1946 году, а осколки статуи богини и других экспонатов так и лежали в ящиках в музейных подвалах.
    Тель Халаф умирал, возрождался неоднократно. Джохан был безумно рад, что участвует в его кульминационном воскрешении. У каждого экспоната была своя история, как наглядный пример верования арамейцев. Также поражало разнообразие мифов и преданий. Отчасти правда, отчасти ложь. Древние люди окутывали мифом все, что не могли объяснить. И в каждой этой истории кроились ответы, волнующие историков современности. Центральным экспонатом в Тель Халафе была статуя богини на троне, чью притягательность ощутил и сам Джохан Андерс, как и правитель Гузаны Капар, как и немецкий реставратор М. Опенгейм. У статуи несколько жизней - это однозначно, она как нить в песках времени находит себе покровителя и возрождается снова…
    Изучив кучу материала, Андерс поймал себя на мысли, что может он и есть покровитель статуи богини на троне в современном столетии. От богини исходит особая мистическая притягательная аура , он почувствовал это сразу. Тавии… интересно… как они выглядят… наверняка в наше время существуют аналоги этих цветов, или вовсе не существует… Мифология всегда была богата мистическими красками и преувеличениями…
    «Бог Грозы… 2 брата… Тавира… - девушка, чье имя созвучно с названиями цветов…Наверно красивая…» - подумал Джохан. - «В I тыс. до нашей эры жили более настоящими  чувствами…наверно… Раз из-за женщины сожгли город… да сколько войн и смертей было из- за женщины…вот только странно…» - он продолжал листать один из источников…
    Арамейский народ был избран судьбой для ассимиляции и передачи различных элементов культуры. Это его качество прослеживается прежде всего в религии, явившейся результатом мощного воздействия, которое оказывали расположенные вокруг цивилизации на традиции арамейцев. В то же время политическая раздробленность неизбежно исключала возможность развития религии на общенародной основе и дала жителям каждого города право придерживаться отдельных религиозных представлений. Тем не менее существовало несколько богов, культ которых не ограничивался одним только городом. Прежде всего, это относится к богу Хададу.  Хадад был царем бури и олицетворял молнии, ветер и благотворный дождь. Греческий писатель Лукиан рассказывает о культе этого божества в Иераполе (к югу от Каркемиша), в рамках которого совершались ритуалы, определенно уходящие в далекое прошлое. Ему также поклонялись в Самале, Алеппо и Дамаске, где три царя носили имя, производное от имени божества (Бар-Хадад – «сын Хадада»). Будучи истинным божеством неба, он позднее был отождествлен с богом солнца. Его изображали держащим в руке меч, и появляющимся при вспышке молнии. Как божество он вошел в греческий и римский пантеон – там его ассоциировали с Зевсом и Юпитером.

    «История Капара и Тавиры как то не дописана… нет логического итога.. Обычно все заканчивалось тем, что типа героев помещали на небо, потом они становились звездами…. И т.д и т.п. Либо враг побежден и все счастливы…Хм… может где -то есть продолжение…наверняка что то утерялось или изменилось..»
    Хотя Джохан перерыл уже все возможные источники… «Неужели все закончилось тем, что правитель Гузаны просто…потерял веру..? Ладно… к черту мифы.. Моя реальная каменная принцесса ждет меня…»
    Джохан снова окунулся в работу.. Тем же вечером, возвращаясь домой у мужчины прозвенел сотовый.
    -Да, мам…
    - Милый, как дела?
   -Норм, что случилось? Ты мне просто так никогда не звонишь,- спросил он, услышав тревожные нотки в голосе матери…
    -Угрич освободился…
    Джохан замер на месте..
    -Как? У него же еще два года срока?!
    -Выпустили раньше, за примерное поведение.
    -Он уже у тебя?
    -Да..ээ..
    - Привет, братик, как поживаешь?
    -Здравствуй, Угрич, что ты там делаешь?
   - В смысле, что? Я пришел домой, проведать свою семью.. Ты разве не рад?
    -Мда… очень рад…Угрич.. Ради бога, не накосячь снова… передай трубку маме…
    Мам, ты там поаккуратней, ладно.
    -Перестань, Джохан, я думаю он все осознал и теперь все будет хорошо..
    - Ну да.. Он сидел уже три раза за свои почти 30 лет.. Сначала затишье, а потом опять какая-то хрень… Я поражаюсь, как его вообще выпустили раньше.. Ладно.. Я на связи…
    «Вот этого только не хватало.. Безумный братец вышел с тюрьмы. Головная боль его семьи вернулась. Интересно, сколько он продержится на этот раз в роли законопослушного гражданина..»- рассуждал Андерс, возвращаясь домой.  Сколько раз доставалось Джохану за брата, все из-за их дикой физической схожести. Будучи близнецами, братья были абсолютно разными внутренне.
    Мистер Андрес  заваривал кофе, предвкушая свой любимый вкус арабики. Звонок в дверь заставил дрогнуть его руку и разлить кофе.
    -Черт.. Кого принесло в столь поздний час…
    Матеря все на свете, он поплелся к двери, открыл, даже не посмотрев в глазок, и замер… на пороге стояла Богиня на троне… вернее ее живой вариант… Он узнал силуэт соседки, и видимо по пьяни не разглядел черт ее лица или не сразу понял, не уделил внимания. Важно было то, что он был в шоке! Он просто смотрел, открыв рот на огромные синие глаза с хлопающими ресницами и черные шикарные волосы….
    «.Мужчина осознал, что девушка с лицом богини - настоящая….и глаза ее - цвета неба…так же смотрят на него.. Как? Неужели? Как ей объяснить? Язык будто онемел…Мужчина пытался собраться с духом и сказать хоть слово, но чувствовал себя новорожденным верблюдом, не умеющим говорить вообще…»

    -Привет! Извини, что снова так поздно…я опять не могу открыть дверь. И я сломала ключ…. Половина его осталась там….
    Девушка видела, что Джохан молчит, вылупив глаза, и решила продолжить.
    -Я Петра, если не помнишь, мы ехали вместе в такси…..
    -Да да я помню, я помогу.
    Джохан наконец то взял себя в руки и обрел дар речи. Чем объясняется это ощущение, он не знал, но понял, в чем причина безумности всех, кто видел статую, а потом ее живую. Было ощущение, что она и есть воплощение всей истории арамейцев, он вспоминал слова из мифа «.. путь земной… как путь души..». Он потратил не один час, день, год, собирая статую богини на троне, а теперь она стоит перед ним…. ЖиВаЯ..
Сказать, что мир перевернулся – ничего не сказать, мир поменял все свои параллели, углы, основания. Фантазия и реальность крепко обнялись … Петра. Все, что было до этого момента стало пустым и не нужным, вся жизнь была песком, а теперь это яркая реальность, чувство блаженного опьянения от одного ее присутствия, от одного взгляда.   Джохан как в тумане добрался до ее двери, долго ковырялся в замке, вернее делал вид что, что то делает, Петра молча наблюдала, буд -то бы понимала смысл происходящего. Он понял, что борьба с ключами кончится явно не в его пользу.
    -Нужно вызывать мастеров и…
    -Ты еще скажи, что я могу остаться у тебя, - иронически улыбаясь, сказала Петра.
    -Ну да, - Джохан Андерс начал краснеть.
    -Тебе не кажется, что это слишком банально.
    Он вступил в защиту.
    -Я не ломал тебе ключи, может быть ты специально это сделала и « тебе не кажется, что это банально..»  чтобы познакомиться?
    -Допустим, только теперь я напьюсь.
    -И мы будем квиты.
    Юмористический настрой смягчил обстановку.
    -Кстати, из-за тебя я кофе разлил.
    -Могу сварить новый.
    Пересечение взглядов в совершенно другой плоскости, другого мира, более тонкого и неподвластного разуму, времени и пространству. Такие встречи просто так не происходят, они создаются на небесах. В ее глазах он видел историю семитских народов как титры к фильму, вспышками: закат в сирийской пустыне; караван бедуинов; танцы у костра; город, осыпанный белыми цветами; статуя в храме; Капар; Салманасар; Гузана, объятая огнем…         Наверняка Опенгейм видел то же самое, не зря же он всю свою жизнь посвятил  восстановлению Тель Халафа и молился на богиню. В ее глазах Андерс видел путь своей души на земле… Они знали друг друга давно, не нужно было слов, достаточно взглядов.
    -Мне с тобой так спокойно и комфортно, как буд -то мы с тобой давно знакомы.
    - Может быть оно так и есть? Ты веришь в переселение душ?
    -Неееет, я скорее в существование родственных душ.
    -Считаешь, мы с тобой родственные души?
    -Да. Тогда у ресторана я была не в  духе, немного повздорила с друзьями, а ты был пьян. В другом случае я бы взяла инициативу в свои руки, ты мне сразу понравился.
    -Ух ты! А Вы мадам смелая личность!
    -Есть немного. А чем ты занимаешься?
    -Я реставратор, сейчас занимаюсь подготовкой к открытию музея Тель – Халаф.
    -А по подробнее.
    -Если хочешь, можешь завтра прийти и увидеть все своими глазами, один из экспонатов тебе оооочень понравится.
    -Почему?
    -Ты поймешь, когда увидишь.

    -О боже!!!!
    Петра была готова плюхнуться на пол реставраторского музея от удивления.
-Джохан, это не возможно! Теперь я поняла, почему ты вчера так на меня вылупился, кто ее создал?! Где!? Когда!?
    -I  тыс. до н. э.  нынешняя Сирия. Арамейский храм  на холме Тель-Халаф, кто конкретно ее слепил, не уточняется, но инициатором был  правитель г. Гузаны  Капар, в общем то города,  где и находился сам храм.
    Почти сто лет назад, во втором десятилетии XX века, начались раскопки древнего поселения на холме Тель-Халаф в северо-восточной Сирии (пограничной с Турцией). Эти раскопки стали крупнейшим в мире археологическим событием эпохи. Культурный слой, в котором в ту пору работали археологи, скрывал массу предметов, возраст которых равняется примерно трём тысячам лет. В Тель-Халафе найдены базальтовые статуи, каменные рельефы, мелкая пластика и большое количество украшений. Все эти богатства лежали в развалинах огромного дворцового комплекса, воздвигнутого по повелению арамейского правителя царя Капары. Находки в         Тель-Халафе до сих пор стоят в ряду самых значительных достижений археологии XX века в странах Ближнего Востока.
    Гузана процветала относительно недолго - всего лет двести, примерно с 1100 до 900 года до н. э. Главным источником богатства города являлись торговые караваны. Потом землями Гузаны завладели ассирийцы, долгое время господствовавшие на севере Месопотамии, в междуречье Тигра и Евфрата. Усиление натиска ассирийцев положило конец арамейским царствам, и Гузана окончательно пришла в запустение. О поселении, нижний культурный слой которого датируется VI тысячелетием до н. э., надолго забыли, пока немецкий археолог не откопал развалины в холме Тель-Халаф. Петра подошла ближе к статуе, начала трогать ее рукой.
    - Почему она на меня так похожа?
    -Знаешь, в жизни много не понятных загадок, статуя, ты, я . Я не знаю, в чем ответ, но… я очень рад встрече с тобой.
    Джохан взял ее за руку.
    -Когда все будет готово?
    -Через пару дней я думаю, скоро открытие музея и ты, конечно же, официально приглашена.
    -Здесь много интересных вещей.
    Петра начала ходить по залу, рассматривая экспонаты.
В древнейших цивилизациях всегда множество тайн и загадок. Что это?
Она указала на висячий на стене лук.
    - Это, как говорится в источниках, лук Капара, который он подарил богу грозы Хададу, когда тот опустился на землю. У них было положено приносить Богу подношения, подарки и загадывать желания.
    -Можно посмотреть?
    Джохан потянулся за луком и, достав его, сказал
    -Что самое интересное, лук практически не поврежден, как буд -то бы вчера был сделан.
    Петра вертела в руках лук.
    -Надо же, от всех этих вещей веет какой-то притягательной силой… А он работает?
    -Наврятли  спустя столько времени… но мы не пробовали, скорее всего он развалится. Даже стрела тут, тетиву мы сами соображали, и получилось довольно таки правдоподобно.
    Джохан взял лук у Петры и поднял над своей головой. Сделав серьезное и воинственное лицо.
    -Я похож на древнего арамейского воина?
    -Ххха… А может быть ты он и есть?
    -Судя по тому как я себя чувствую рядом с тобой – да.
    -По моему это просто дикое совпадение, ты просто с такой любовью собирал эту статую, что на уровне подсознания искал ту, которая на нее будет похожа.
    -Петра, ты сама меня нашла.
    -Скажем богине на троне «Спасибо».
    -И осыпим  белыми цветами…
    -Кстати, в день открытия, это было бы неплохо, прибавило бы эффекта реалистичности.
      «-Ищи мою дочь … как ты будешь искать путь своей души на этой земле, и белыми цветами выложи дорогу к бессмертию сердца своего……… И помни , твоей рукой сотканное, побывав в  моих руках станет ключом к двери, где растворится  твое черное отражение…..»
    Вечер перед открытием музея. Петра и Джохан оценивали готовые экспонаты. Андерс и прекрасная копия богини уже не расставались. Джохан был безумно рад, что встретил наконец то ту, что  разделяет его интересы и принимает его таким , какой он есть.
    Полностью собранная богиня красовалась в центре главного зала. Она величественно сидела на троне. Неподвижна. Но как буд-то бы жива. Мечта Макса Фон Опенгейма наконец то сбылась….
    -Джохан, все получилось просто великолепно!
    -Да я сам не верю, что участвовал в этом!
    -Ты не просто участвовал, ты сделал основную работу.
    -И я считаю, что это можно отметить, у меня там завалялась бутылочка шампанского. Что ты насчет этого думаешь?
    -Я согласна.
    Они спокойно попивали шампанское в кабинете Джохана. Как послышались отчаянные стуки во входную дверь.
    -Странно, кого могло принести в столь поздний час?
    -Наверняка  какая ни-будь шпана заблудившаяся.
    -Я пойду посмотрю.
    -Ок.
    Джохан пошел к входной двери. Посмотрел в наружное окно и увидел какого то типа, в судя по всему подвыпившего  и с бутылкой пива в руке. Тип пытался протарабанить дверь.
    -Эй, мужик! А не пошел бы ты отсюда! Музей закрыт!
    Тип обернулся в сторону окна, из которого  говорил Андерс.
    -Черт! Улрич!? Ты что тут делаешь?!
    Улрич еле шевелил языком, но на ногах держался неплохо.
    -АААА! Братик! Да ты в натуре охерел! Впустить меня не хочешь в свою обитель?
    Джохан открыл дверь музея, Улрич зашел.
    -Что, даже не обнимешь? Два года все- таки не виделись…
    -Как ты меня нашел?
    -Меня осведомили твои милые соседи, сказав, что практически живешь на работе, то есть в своем музее.
    Улрич начал расхаживать по музею.
    -Слушай, я рад  тебя видеть, но завтра открытие, и мне нужно кое-что доделать, поэтому говори, что тебе нужно и уходи.
    Из кабинета вышла Петра.
    -Джохан. Все нормально?
    -А вот какие у тебя дела! Отдыхаешь..  Неужели, родной брат для тебя ничего не значит?
    Петра была сильно  удивлена, Джохан не говорил, что у него есть брат… близнец.
    Точная копия Джохана Андерса, только пьяная, не бритая,   и явно ооочень не приятная личность.
    -ООО а она неплоха ! Всегда тебе вот везет в таких делах Джохан, самые лучшие девушки вокруг тебя, уважение окружающих, почему?
        Петра понимала, что обстановка явно накаляется, Джохан определенно не рад видеть своего брата и начинает нервничать. Видимо, этому есть причины. Если он о нем не рассказывал, значит, ему не приятно о нем вспоминать, значит, он не хочет его знать. И в поведении Улрича тоже чувствовалась явная неприязнь, и какая то обида. Хм.. не удивительно, второй брат – близнец не особо получился во всех отношениях.
    -Улрич! Я еще раз повторяю, что тебе нужно!?
    - Правда, Джони, правда…-Глаза Улрича начали наливаться кровью, он в очередной раз отпил пива,- Тебе всегда доставалось  большее, лучшее… а я никто…
    -Ты сам себя сделал никем, и ты пьян, уходи.
    -Но виноват в этом ты!,-Он бросил бутылку на пол,- Такой ммилый пусечка и его бестолковый брат! Вот так же нас всегда называли!? Да !?
    Джохан  хорошо знал своего брата. С шестнадцати лет тот не выходит из  тюрьмы, с периодическими просветлениями, но не долгими. Только освободится, и  через некоторое время опять.. грабеж, разбойные нападения и т. д. Он способен на многое. Тем более подвыпив. Джохан раздумывал, как бы его технично увести  из музея к чертовой матери.
    -Давай поговорим об этом завтра, на трезвую голову, обещаю, я тебя выслушаю, и мы сможем решить все твои проблемы.
    -Чертос два!!
    Улрич не унимался, казалось,  наоборот, с каждой минутой становился все безумнее. Он резко кинулся на Джохана, пытаясь повалить на пол, но тот увернулся.
    -Все!! Вали отсюда!
    Он схватил Улрича за шкирдак и потащил в сторону выхода, в руках брата Джохана сверкнул нож, Петра вскрикнула и кинулась на помощь.
    Братья вступили в схватку, швыряя друг друга по полу. Наличие ножа у Улрича осложняло положение Джохана, тот пытался одновременно  увернуться   от холодного оружия и утихомирить озверевшего брата. Улрич резко отскочил от брата и схватил Петру, приставив к ее горлу нож. Сердце Джохана начало бешено колотиться, ситуация выходила из под контроля.
    -Улрич, отпусти ее,-собравшись с духом, сказал спокойным голосом Джохан.
    -Не мечтай! И даже не думай подходить ближе или я прирежу эту красотку!
    Петра чувствовала  на шее холод ножа и боялась пошевелиться. Тут она поняла, что Джохан стоит рядом с луком Капара.
    -Джо… лук..
    Андерс среагировал мгновенно, не зная, работает ли он вообще, но другого выхода не было. Он быстро снял лук и направил на Улрича, натягивая тетиву.
    -ХХа. Брат , ну ты и дурак! Решил меня  этой штуковиной напугать?! Ты бы еще меч рыцарский вытащил! Да ты вообще этим пользоваться умеешь?!
    Улрич откинул Петру в сторону.
    -Давай попади!
    -Я в отличие от тебя, быстро учусь.
    Стрела полетела. Улрич упал на пол. Получил повреждение плеча и пожизненное… за покушение на жизнь человека.
     Такого ажиотажа не ожидал никто! Музей был забит битком! Куча известных и не известных  Андерсу людей копошились вокруг и задавали ему множество вопросов об истории Сирии и самом процессе восстановления Тель- Халафа. Его  везде сопровождала Петра, красивая, сияющая… его Петра. Несколько человек похвалили  Джохана за изобретательность  т. е. мысль найти девушку – копию богини на троне. Одна дама преклонных лет заметила:
    -О, как изумительно! Вы собирали экспонат, беря за пример внешность вашей супруги!?
    Джохан посмотрел на Петру.
    -Тебе нравится моя фамилия?
    -Хочешь предложить?
    -Отдать, со всем, что к ней прилагается.
    -Кстати, жаль мы не успели организовать белые цветы…
    -Посмотри на статую, по- моему, об этом позаботились за нас.
    У статуи стояла пара, кидающая белые цветы из большой корзины под ноги Богине. Оба были в накидках, скрывающих лицо. Они выделялись из толпы, не только своим одеянием, но и особой энергетикой, возрожденной в другом времени через образ серых камней и ставшей истиной счастья. Их судьбы сцеплены навечно. И веет аромат белых цветов над городом, названным в честь жилища зверя, спящего в лютый холод…
В Берлине пошел дождь.

Свидетельство о публикации № 19062017200810-00410309
Читателей произведения за все время — 9, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют