Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 38
Авторов: 3 (посмотреть всех)
Гостей: 35
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Каждый выбирает... (О поэзии Юрия Левитанского) (Эссе)

Автор: Victor G.
          Люди, прошедшие войну, отличаются от всех прочих. Прошедшие Великую Отечественную и в мирной жизни продолжали воевать – воевать с несправедливостью, злом, пороками, ограниченностью людей. Таких воинов уже нельзя было сломать, напугать, заставить делать что-то против их воли. Люди, пережившие бомбежку в окопах, шедшие в атаку в полный рост, не боятся уже ничего. И они всегда будут поступать так, как им подсказывает совесть. Таким человеком был и Юрий Левитанский, замечательный поэт, переводчик, общественный деятель. Но речь пойдет в большей степени не о его гражданской позиции, а о стихах. Впрочем, разделить эти два аспекта не всегда представляется возможным.  
          Юрий Левитанский родился 22 января 1922 года в Черниговской области. Первые его стихи появились в середине 30-х годов в газетах Донбасса, когда мальчику было 13 лет. В 16 лет Юрий приезжает в Москву и поступает в знаменитый институт философии, литературы и истории. Через 3 года начинается война, юноша уходит на фронт добровольцем, сразу после сдачи экзаменов за 3-й курс. Поэт прошел путь от солдата до офицера, был награжден многочисленными орденами и медалями.
          Любопытно, что в Москве, которую он защищал, его после войны «не прописывали», но обиды нет:

                    А потом усну в тишине.
                    Сон хороший приснится мне.

                    Будто я лежу молодой
                    под Москвой на передовой.

                    Никакой у меня обиды.
                    Два дружка у меня убиты.

                    Я один остаюсь в траншее.
                    Одному мне ещё страшнее.

                    Одна мысль у меня в мозгу:
                    не пущу я врага в Москву.

          У него часто рефреном звучат слова о том, что он не держит ни на кого зла.
          В послевоенные годы выходят сборники стихотворений «Солдатская дорога» (1948), «Встреча с Москвой» (1949), «Самое дорогое» (1951), «Секретная фамилия» (1954) и другие. В 1955-57 годах учится на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М.Горького.
О ровесниках, которые не вернулись с поля боя, юных провидцах поэт с горечью, словно ощущая вину за то, что он сам уцелел, пишет:

                    Не долгожители, не баловни фортуны -
                    провидцы смолоду, пророки искони...
                    Мы всё их старше, а они всё так же юны,
                    и нету судей у нас выше, чем они.

          Он теряет друзей, но и об этом пишет так, словно бы он все еще на войне:

                    И теряю тебя.
                                       Бесполезны слова утешенья.
                    Что мне делать с печалью!
                                        Моё поколенье на марше.
                    Но годам не подвластен
                                        железный закон притяженья
                    к неостывшей земле,
                                        где зарыты ровесники наши.

          А вот отрывок из одного из самых знаменитых и, пожалуй, довольно жестких стихотворений поэта о войне:

                    Ну, что с того, что я там был.
                    Я был давно. Я всё забыл.
                    Не помню дней. Не помню дат.
                    Ни тех форсированных рек.

                    (Я неопознанный солдат.
                    Я рядовой. Я имярек.
                    Я меткой пули недолёт.
                    Я лёд кровавый в январе.
                    Я прочно впаян в этот лёд -
                    я в нём, как мушка в янтаре.)

          Хочет ли автор возвращаться в то время, когда он был молод, когда сражался за Родину? Нет, он желает забыть увиденное и пережитое. Впрочем, это ему не удается. И он всякий раз возвращается туда, и так по кругу, выхода нет:

                    (Уже меня не исключить
                    из этих лет, из той войны.
                    Уже меня не излечить
                    от тех снегов, от той зимы.
                    И с той землёй, и с той зимой
                    уже меня не разлучить,
                    до тех снегов, где вам уже
                    моих следов не различить.)

                    Но что с того, что я там был!..

          В 1963 году Юрий Левитанский публикует сборник стихов «Земное небо», замеченный поэтом А. Яшиным, сделавшим известными эти стихи и его автора.
          В 1970 году вышел сборник стихотворений «Кинематограф»; в 1975 - «Воспоминания о Красном снеге»; в 1980 - «Два времени»; в 1980 - «Сон о дороге»; в 1991 - «Белые стихи».

                    Вот что автор говорит о процессе творчества:
                    Вот приходит замысел рисунка.
                    Поединок сердца и рассудка.

                    Иногда рассудок побеждает:
                    он довольно трезво рассуждает,

                    здравые высказывает мысли -
                    ну, и побеждает в этом смысле...

                    Сердце бьётся, сердце не сдаётся,
                    ибо сердце сердцем остаётся.

                    Пусть оно почаще побеждает!
                    Это как-то больше убеждает.

          Юрий Левитанский последние годы руководил поэтическим семинаром в Литературном институте.
          Примечательный факт: он был единственным деятелем искусства, кто при вручении ему Государственной премии России в 1995 году потребовал остановить войну в Чечне. Вот этот нравственный стержень бойца, воина он сохранял до конца:

                    Каждый выбирает по себе
                    слово для любви и для молитвы.
                    Шпагу для дуэли, меч для битвы
                    каждый выбирает по себе.

          Он всегда выбирал, но не сообразно обстоятельствам, а руководствуясь голосом совести.
          Как сказала Л.В. Чеченева, «герой поэзии Левитанского — наш современник, прошедший испытания военных лет, верящий в жизнь и отвергающий обывательское прозябание». Пожалуй, это верно.
          Что касается формальной стороны, тут Левитанский довольно свободно обращался как с формой, так и с содержанием (темой), поскольку был сам внутренне свободен, а это для поэта главное:

                    И снова подводные рифы и скалы опасные.
                    И снова к глазам подступает белая мгла.
                    Ну, что ж, наше дело такое - плывите, парусные!
                    Может, еще и вправду земля кругла.

          Перед нами пример неравносложной рифмы.
          Но не боялся рифмовать и глаголы: «После Пушкина никто, кажется, так не любил глаголы, никто так изысканно не рифмовал, не перекатывал по строке, как волна перекатывает гальку, шурша и звеня. Он рифмовал их виртуозно…» (Е. Бершин).
          Юрий Левитанский скончался 25 января 1996 г. от сердечного приступа на «круглом столе» творческой интеллигенции, проходившем в московской мэрии, где он говорил о чеченской войне. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.
          Полагаю, он бы и сейчас не молчал по поводу войны в его родном Донбассе, сказал бы пару ласковых тем, кто развязал эту братоубийственную брань.
          Он всегда шел собственной дорогой, не желал быть ни на кого похожим:

                    Есть желанье у меня,  
                    и других я не имею -
                    так любить, как я умею,
                    так писать, как я могу.

          Отмечу, что Левитанский, ко всему прочему, еще и тонкий лирик, удивительно нежный человек. Вот как он начинает стихотворное признанье в любви:

                    Замирая, следил, как огонь подступает к дровам.
                    Подбирал тебя так, как мотив подбирают к словам.

                    Было жарко поленьям, и пламя гудело в печи.
                    Было жарко рукам и коленям сплетаться в ночи...

                    Ветка вереска, чёрная трубочка, синий дымок.
                    Было жаркое пламя, хотел удержать, да не мог.

          И у меня возникает законный вопрос: «Чем определяется талант поэта – его позицией, его умением точно подбирать слова, его способностью удивлять?» Думаю,  с Юрием Левитанским все ясно. Мы любим его стихи за искренность, за характер, за отсутствие позы и патетики.
Его поэзия не убывает, мы узнаем Левитанского с разных сторон, наполняем свою жизнь его стихами, и наш мир – как внутренний, так и внешний – становится богаче:

                    Я сам себя ловлю и убиваю.
                    Сам от себя бегу
                                     и убегаю.
                    Но сколько я себя ни убиваю,
                    я все равно
                                никак не убываю.

© Victor G., 05.04.2017 в 11:24
Свидетельство о публикации № 05042017112428-00408080
Читателей произведения за все время — 64, полученных рецензий — 2.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 3)

Рецензии

Юлия Миланес
Юлия Миланес, 05.04.2017 в 19:40
Виктор, спасибо большое.)
Артур Сиренко
Артур Сиренко, 27.07.2017 в 23:14
Очень интересно написано! Успехов!
Victor G.
Victor G., 13.08.2017 в 13:30
Спасибо за добрые слова!

Это произведение рекомендуют