Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 58
Авторов: 0
Гостей: 58
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

                                     Диссиденты

                                        

                                               Amicus Plato, sed magis arnica Veritas
                                    (Платон мне друг, но истина дороже – лат.),
                                               Мигель Сервантес де Сааведра                      

Все диссидентствуешь, Иван Иванович? – Поэт-имажинист Синебрюхов, протерев ладонью испачканное потом лицо, извлек из нетрезвой памяти лагерные воспоминания В. Шаламова и обратился к Арефию с ухмылкой блатаря. Иван Ивановичами в сталинских лагерях именовали заключенных-интеллигентов. Из этих, из моральных.

Июль в Москве совершал вялый променад по липким от жары и бочкового кваса улицам. В душном мегаполисе ликовал зной.
На Юго-Западе столицы, в скромненькой трехкомнатной квартире гулял слоеный московской авангард. Пили исключительно белую-крепкую. Лихо закладывал за воротник и поэт Синебрюхов, и прозаик Замешательский, и спортсменка Тамара, и заведующий мясным отделом Осип Кржижанович, и актуальный фарцовщик Мурлов, и диктор с центрального телевидения Есфирь Барановская, и пластический хирург Клим Иеграфофф. Палящий полдень предполагал следующее меню: сало из морозильника, кое-что из зелени, чуть-чуть овощей, немного колбаски, скудно сыра и с дюжину ирисок «Молочные коровки». Из напитков: лимонад «Ягодка», газированная хлоридно-гидрокарбонатная минеральная вода «Ессентуки №4» и прохладное разливное пиво в желтом алюминиевом бидоне. Курили «Marlboro» и «Rothmans».
Хозяин квартиры, доктор физико-математических наук, а ныне дворник Арефий Кушнирович разлил водку по граненым стаканам и констатировал, давясь пучком петрушки:
- В Америке, куда я стремлюсь, диссидентом является любой коммивояжер. Там вольные взгляды равны гамбургеру или жаренной картошке.
- Это как? – прищурившись, уточнил Синебрюхов.
- Доступно, - Арефий покраснел, поперхнувшись.

***

Родился и вырос Арефий в Москве. В школе преуспел в точных науках. Закончил факультет прикладной математики и физики при МАИ, денно и нощно исследовал математические алгоритмы и гипотезы, с блеском защитил кандидатскую и докторскую диссертации, за небольшую продуктовую взятку получил место второго профессора в отделе дифференциальных уравнений и…разочаровался.
- Доколе? – Стонал профессор Арефий на овощебазе, сортируя брюкву и капусту.
- Суки! – Рычал Арефий, моментально придавленный к прилавку гастрономической толпой в момент раздачи расфасованных кусков молочной колбасы.
- У-у, достали, сволочи! - Плакал осунувшийся Арефий, наспех фиксируя на ладони длиннющий порядковый номер в очереди за ядовито-желтыми югославскими штиблетами.
- Застрелюсь однозначно, - утверждал Арефий, пересчитывая отпускные.

Озверев, бросил науку и устроился в ЖЭК. Крепко полюбил портвейн и мучительно грезил Америкой. Оформил документы, отнес их в ОВИР и... Ждал, одним словом.


***

- Я, когда клюшкой по мячику шлепаю, невольно мыслями голову забиваю,- мускулистая Тамара размашисто сымитировала хлесткий удар хоккейным инструментом,- например, за гол в чужие ворота в Америке долларами награждают. Натурально. Там долларами даже с сантехником расплачиваются.
- А разве в Америке в хоккей на траве играют? – усомнился в Тамариной искренности фарцовщик Мурлов.
- В Америке есть все. Даже порнография, - прозаик Замешательский вяло куснул сало, глотнул «Ессентуки № 4» и неспешно закурил.
- И хоккей на траве тоже? – Вздымая брови, уточнил Мурлов.
- Абсолютно, - Замешательский кратко выдохнул и залпом взял на грудь. Крякнул. Сморщился. Неряшливо потянулся за огурцом. Зацепил рукой ополовиненную бутылку «Ягодки» и пролил газировку на синие кримпленовые штаны. Крепко выматерился и двинул руку по направлению к «Пшеничной».
- Дела…, - Мурлов активно почесал затылок и задумался.
- Кстати. Подтяжка глаз, ушей и ягодиц в Америке о-го-го сколько стоит. Жируют, капиталисты, - хирург Иеграфофф ухоженным пальцем почесал лоб.
- Касаемо ягодиц, - диктор с центрального телевидения Есфирь Барановская игриво взглянула на Иеграфоффа, -  в Америке, говорят, в ягодицы силикон вставляют. Для упругости и обаятельности форм.
- А если он расплавится на солнце? – Заинтересовалась Тамара, - вот закончился хоккейный матч, я бегу, вся развиваюсь, взволнованная такая…а сзади солнце припекает. Ужас, как неловко может получиться!
- На всякую силиконовую промашку в Америке медицинская страховка полагается. Починят задаром, да еще и долларами премируют. За моральные неудобства, соответственно, - Иеграфофф помолчал и добавил, - а у нас в СССР качественных силиконовых ягодиц нет совершенно. Сплошная контробанда.Отсталый, дремучий народ. Что вы хотите?

Все хотели поддать.

- Виват, диссиденты! – Кратко сформулировал тост Синебрюхов.

Выпили. Слегка закусили. Кушнирович налил в граненый стакан на четыре пальца водки, до краев пива, добавил в коктейль соли на глаз, много перца, две столовые ложки горчицы, взболтал получившуюся смесь и демонстративно выпил, глумясь над ситуацией:
- Это вам не Америка! В России даже евреи спиваются.

Дерябнули еще по полтинничку.
В комнату упала тишина. Вялый голубь исподтишка заглянул в настежь распахнутое окно. Скудно чирикнул воробей. Зной душил разгоряченные алкоголем тела. Арефий сполз со стула и включил перебинтованный изолентой вентилятор. Искусственный ветерок задрал штору и подол юбки у Тамары.

- В Америке думают коров на электрическом стуле казнить,- разрезал паузу Осип Кржижанович, - гуманное умирание не вызывает стресса, поэтому в итоге говядина очень качественная, очень… Слухи есть, что у них в сенате дебаты по коровам идут.
- Там все возможно, - вздохнул Замешательский, - в Америке все просто, как в сельпо и все возможно, как в сказке. Пока мы тут с кукурузой разбираемся, они за права педерастов воюют.  
- Это плохо или хорошо? – На всякий случай уточнил Мурлов.
- Как сказать, - буркнул Иеграфофф, - для педерастов может и хорошо, а для меня лично – задушил бы, сук.
- Ты это, остынь! Полегче! В либерализм не играют, им дышат и наслаждаются! – Воскликнул Замешательский.
- Скучно, старички, - проснувшись, заговорил Синебрюхов, - мне, вот, например, пространства не хватает. Это в джунглях и прериях ветер свистит постоянно. А у нас... Глубоко глядим, а дна не видно. Тот еще народец. Вон, у Вольдемара Ерофеева…
- Венедикта, - поправил Замешательский.
-  Разве? Я и говорю…Озорно, метко, а в самой сути муть сплошная. Демагогия пьяного шалопая в путешествии. Утопия. Рваный ритм, корявые метафоры.  Кому не лень опохмелиться на халяву пытаются…
- Ну не скажи, - обиделся Замешательский, - в Америке, говорят, сам Хемингуэй книженцией «Москва - Петушки» зачитывается. Даже благосклонную рецензию оставил в каком-то журнале.
- Хемингуэй лет как двадцать назад застрелился, умер одним словом, - уточнил Синебрюхов.
- Не факт, - возразил Замешательский.

Фыркнула машина. Хлопнули двери лифта. Бабушки на скамейке обсуждали хамские нравы современной молодежи. Москва погружалась в ожидаемые и спасительные сумерки.

- А нам в буфет импортные колготки завезли, – заговорила Есфирь.
- Почему в буфет? – Поинтересовался Осип Кржижанович.
- Тоже мне событие! В Америке, например, вместе с продуктами питания контрацептивы продают, - Есфирь брезгливо взглянула на Осипа.
- Широко мыслят, капиталисты, - согласился Замешательский, - пока мы пятилетками шарахаем и брюкву сортируем, они гандонами торгуют.  
- Улавливаете? - Воскликнул Синебрюхов, -  вот она, величавая поступь цивилизации!

Впрочем, тугое опьянение ломало стереотипы.

Синебрюхов вспомнил, что он никудышный поэт и заплакал.

Замешательский в тумане проследил путь еврея-комсомольца Афанасия, главного действующего лица своего последнего романа, истребленного бюрократом Ефимовым, но не растерявшего идеалы и заскучал.
«Какую же дрянь я сочинил, - икая, признавался себе прозаик, - пошлую, заказную дрянь. Стыдно. Перед Хемингуэем, сука, стыдно».

Пластический хирург Иеграфофф в зеркале вместо пьяного отражения увидел распухшую силиконовую задницу шестидесятилетней пациентки. После чего в ужасе заложил за галстук сверх нормы не менее соточки.

Осип Кржижанович живо представил казнённых на электрическом стуле коров и понял, что лучше жить здесь, чем умереть там.

И только мысли хоккеистки Тамары, как мячик, отскакивали в будущее.
«Симпатичный хлопец этот хирург, - думала спортсменка, - Климом, кажется, зовут. А ночь такая длинная и свежая…».

Утром диссиденты наскоро опохмелились и растворились в московской суете.

***
Месяц спустя Арефий получил все необходимые для эмиграции документы.
Август пылал, как сухой хворост. Солнце пекло нещадно. Кушнирович в одних трусах подвел итог, а именно: настенные гравюры, выцветший гобелен и холсты малоизвестных художников раздарить друзьям; старый комод, кухонный стол с табуретками, потертый диван и почти еще новую мясорубку отдать соседям; покусанный молью персидский ковер отвезти любовнице Барановской в Отрадное; кое-что выбросить на помойку или подарить Синебрюхову. Оставшийся минимум (книги и пылесос) сдать в комиссионку.

В пустой квартире Арефий накрыл шикарный банкет. Разбросал по тарелкам шпроты, болгарские маринованные огурцы из банки, нежнейшую докторскую колбасу, разогретые свиные сосиски, наскоро сваренные скукоженные пельмени из картонных пачек, лечо из перца. Вот, пожалуй, и все. Водки, не скупясь, прикупил целый ящик. Минеральная вода, пиво и газировка не в счет. Мелочь, когда с Родиной прощаешься.

Стал обзванивать друзей.

- Ты это, старичок, не обижайся! В Америке есть все, кроме редактора Пустовалова. А он, брат, коммунизмом болеет. Идейный. Одним словом, прийти не смогу, - прозаик Замешательский слегка замялся и положил трубку.

- В Америке есть один большой недостаток – там не печатают советских поэтов.  Здесь меня тоже не печатаю, но есть надежда…Да и кому я там нужен? Родом я из Рязани. Мать – русская. Отец вообще неизвестен. Не состою. Не был. Не имел. Не смею. А КГБ не дремлет. По пьянке чего не ляпнешь? А на банкет к покидающему любимую Родину негодяю – это уж слишком. Вы меня не помните, а я на тебя не стукну, лады? - голос поэта Синебрюхова звенел металлом.

- Я не хочу иметь ничего общего с казнью коров на электрическом стуле, - Осип Кржижанович уже успел поддать, - так и передай американскому президенту. Быть не смогу в связи с идейными разногласиями. Слышишь щелчки? Здравствуйте товарищи офицеры. Хе-хе.

Мурлову и Иеграфоффу Арефий звонить не стал… Какой толк в печали?
Позвал соседа, монтажника-высотника в годах, налил до краев в граненые стаканы. Помянули маму. Как ей там? Вспомнили отца, московское метро и сливочное мороженное.

В Шереметьево Арефий затосковал. Бросил прощальный взгляд на заплаканную Есфирь Барановскую и исчез в неизвестном направлении. Больше об Арефии никто и ничего не слышал.
И только Есфирь Барановская…Любовь, господа, не морковка.


                                       Москва 2015-16 гг.

© Ерофеевский Сергей , 03.04.2017 в 11:21
Свидетельство о публикации № 03042017112133-00407974
Читателей произведения за все время — 110, полученных рецензий — 4.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 4)

Рецензии

Александр  Донецкий
Интересное совпадение, Сергей... У меня сегодня мелькнул кумир Дон Кихот, у тебя - золотые слова от Сервантеса...
Возможно, во времена Островского мало кто интересовался Америкой и больше вопросов было к Греции: "А омары в Греции есть?- Есть! В Греции есть омары, всё есть! - А тигры в Греции есть?-Есть! В Греции всё есть..."
Так и с Америкой в то время, наверно конец 70-х , - когда носили кремплен, когда была череда выставок из США и паломничество на них, когда "Союз-Аполлон" был чем-то новым и даже сигареты назвали в честь станции, когда "Пшеничная" была украшением любого стола, а джинсы "Montana" с полиэтиленовым пакетом "Marlboro" стали атрибутом "передовой" молодёжи, - тогда и вселилась вера в молочные берега в Америке. И начал наш народец тихо и незаметно оформлять документы на переселение: родственники после войны нашлись, и диссиденты появились, - потянулась незаметно струйка...
А то, что отвернулись вчерашние знакомые от Арефия - ничего удивительного. Тем более - Москва, надзор за всеми. Так и не ответил себе с годами: зачем так пристально за всеми наблюдали? В полуголодной стране - где запах копченой колбасы мог свести с ума любого и за шмотку многие были готовы рассказать все мыслимые и немыслимые тайны... Было же! Так вот у тебя - классно расписан момент прощания: испугались! Разве что-то изменилось во времени? От меня тоже много знакомых "беженцев" отвернулось в лихую годину, а сейчас - как тараканы все вылезли из щелей: как да что у нас, а не безопасно ли вернуться в город? Что изменилось, Серёж?
Как по мне - перекрашенные "наследники" рулят еще сильнее, чем раньше: теперь они ещё и с огромными деньгами, то бишь в законе.Отсидеть за несогласие с чем-то не хотелось бы никому, но кто его знает - что и где ты когда-то сказал? Знакомо? Мне - знакомо, как и вызов в отдел кадров к "специалисту" на беседу в 85-м...
Зачем вообще далеко ходить: сегодня звонит приятель и сообщает что к Ф. приехали и забрали с работы, - в наручники и в машину... Вечером ему разрешили позвонить жене - шьют дело. Приятель - дрожит, знает его, боится краями пойти... Это что, Серёж, возврат к прошлому? Завтра - все знакомые Ф. или исчезнут в неизвестном направлении, или залягут на дно. На подвал - не хочется... И это есть,  Серёж. Вот и думаешь: лучше скотчем заклеить рот и просто дышать - так спокойнее всем будет. Страх вселился в наши души, - он не объединяет, он готовит каждого к побегу туда, где может быть безопаснее... Вот о чем я подумал, когда прочел твое произведение.      
Ерофеевский Сергей
Изменилось многое,Саш! Мы курим импортные сигареты,свободно покупаем вискарь,меняем джинсы и любим итальянские штиблеты. В мозгу? А это у кого как. Как говорили незабвенные Ильф и Петров : "Кому и кобыла невеста". Спасибо за доброжелательный комментарий!
Юлия Хименес
Юлия Хименес, 03.04.2017 в 23:53
) У меня какие-то навязчивые параллели с героями.)
Ерофеевский Сергей
Это хорошо или плохо?:)
Юлия Хименес
Юлия Хименес, 04.04.2017 в 01:52
Даже не знаю.)
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
"Это вам не Америка! В России даже евреи спиваются"... - вот ТОЧНЕЕ! о России пожалуй не скажешь...:) А что до остального "диссиденства"? - Хорошо там, где нас нет. А если уж "напрямик, через Кукуй" - все их "блага" и "свободы" гроша ломанного не стоят, в сравнении со стаканом парного молока из под бурёнки и гранёного, с "Пшеничной".
Ерофеевский Сергей
А вот и согласен,Ген! Все их ценности категорическая мелочь.если  дать мне возможность поутру в деревне,когда свежесть невероятная и так радостно от солнца,что сил нет, выпить стакан парного молока и хрустнуть горбушкой  хлеба,пахнущего руками бабушки...
Спасибо за комментарий!
Юлия Хименес
Юлия Хименес, 20.04.2017 в 19:38
Это стихи.)
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
Юля, это сермяжная правда о Руси! Или еще так: "Здесь Русский Дух, (у Сергея), здесь Русью пахнет".

... тебе, Сергей, спасибо!, такое же большое, как твоё сердце!..:)

... а всем диссидентам только одного - СКАТЕРТЬЮ ДОРОЖКА!..

Александр  Донецкий
Ребята... Я вам тихо завидую. И не в краюхе дело и парном молоке: вы даже не знаете - что такое страх... Не животный от опасности - страх. Не стоит их осуждать - не по своей прихоти убегали они, - их вытеснял страх. Пока нас не касается - мы все за любовь к своему, родному...
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
Саш... в своё время, я только по счастливой случайности избежал психушки, или лагеря, но знаешь... страха не было. Была горечь. Высоцкий вот не "убежал", хотя и выдавливали. А кто бежал, поголовное большинство - евреи и это тоже Высоцкий хорошо осветил. Но и еврей еврею - рознь, как и русский русскому, и у меня были друзья из них - нормальные ребята. А Советская власть, да, "много дров" наломала, но это отдельный и долгий разговор и об этом уже столько говорено и написано, что... пора бы и остановиться. Всех давно и осудили, и заклеймили. Забывать не надо, но и "по кругу ходить" - это занятие неблагодарное.

... а страх, если о нём говорить, как о "феноменальном" - удел слабого, не путать с инстинктом самосохранения.

Кто Бога боится, тот никого не боится, а кто Бога не боится, тот всех боится.

Ерофеевский Сергей
А вот и вмешаюсь. Я полностью на стороне Гены,Саш! Диссидентов гнал из России страх? Чушь. Сочинялка - быль. Я хорошо знал и Арефия(имя,понятно,изменено) и других московских диссидентов. Был,так сказать,вхож. Их гнало из России желание вкусно покушать,вкусить сияние неоновой рекламы,носить исключительно джинсовые недорогие портки и без очередей посещать секс-шопы. Любить Родину просто,Саш. Причем,любую Родину. Политическая система - это далеко не Родина. Банально,тривиально,но Родина это бабушкина могила,песни до утра по водочку,мордобой с последующим братанием и трешка до получки. Страшно Родину не любить. Вот тут я согласен.
Александр  Донецкий
Стоп - ребята! Прочтите внимательно: "Диссидент (инакомыслящий, лат. dissidens — несогласный) — человек, отстаивающий взгляды, которые радикально расходятся с общепринятыми. Зачастую этот конфликт личных убеждений с господствующей доктриной приводит к гонениям, преследованиям и репрессиям со стороны официальных властей."

   Я не мог знать таких, которые публично доказывали  несогласие - мои знакомые спокойно  сваливали по причине желания жить в других условиях: и жратва полноценная, и джинсы и жилье... Разве за это можно осуждать? И живут по сей день спокойно, и никого не обижают. Тоска по Родине у них присутствует - это естественно, но они же никого не предали!
    Быть несогласным - за это разве можно линчевать? Я вам один пример приведу:  купил конфеты "Красный октябрь" от ОАО"Красный Октябрь"г.Москва. Сожрал все конфеты, а потом прочел - из чего они состоят: там ничего не было натурального, кроме сахара! Почему тогда это называется конфетами, а не сладким химическим заменителем? Если жрать подобные конфеты годами - болезнь сердца будет обеспечена, - я даже не буду описывать в подробностях пагубность продуктов и что такое трансжиры...
     Мне политика - до фени, я при любой власти буду жить. Мне важно, чтобы эта власть - могла тебя услышать и не преследовала за убеждение, что "трансжиры - губительны для всех". Каждый должен понимать: если спросишь чего - тебе за это ... ничего не будет. А чтоб ничего или поменьше спрашивали - власть чего-то дает взамен: денег, пожрать, развлечения и туризм, комфорт, дороги, другие возможности, свинарники меняет к лучшему, отпускает на свободу в маленький  и доступный каждому бизнес - на, занимайся, только будь налогоплательщиком и не звезди... Достаточно понятный получается договор: мы - вам, вы - нам!
Высоцкий - это вне обсуждения, евреи - свободные люди с извечным желанием обрести родину, мы - живем и не ропщем у себя дома, я - вообще созерцатель со стороны всех процессов и имею свое мнение, кому-то всегда надежная крыша нужна - и он будет рвать всех за стабильность... Разные мы все - да цепи нам не нужны, - обозлиться кто-то может. А страх, Ген, это когда ждешь: все равно придут и заберут, потому что - не простят.
    Все люди одинаково устроены: хотят простого и земного. И зачем их держать в ежовых рукавицах? - не нравится что-то - плиз, вали туда, где понравится... Там и обретай счастье, но зачем же их всем миром осуждать?
А в чем ценность рассказа, повторюсь, - он заставляет задуматься после прочтения и вызвать эмоции: не это ли верх совершенства? Обсуждение эмоций - считаю нормальным следствием от прочитанного. И не в том дело - у кого какие убеждения, а в том - что равнодушия нет к написанному.

Геннадий Дробышев (Сентябрь)
... рыба ищет, где глубже, человек - где лучше и в этом плане, да - мы все разные и разные в своём отношении - где жить и как, но... Родина? Её нельзя мерить по твоему "благосостоянию", или отсутствию такового. А диссидент, да - инакомыслящий, но таких, настоящих, которых "пнули сапогом", немного. Александр Галич один из таких. А остальные? У всех, согласен, разные причины и разная "привязка" к крови, к родному. Когда я во время службы, был в командировке в Германии - всё чужое. Вроде бы и небо голубое, и берёзы растут, а чувствую - чужое. Но это я, а у других всё возможно проще, ну и дай Бог, значит и "корни" другие. Ни слабые, ни сильные - просто иные. А нашей новой истории всего 25 лет, так что еще рано делать какие-то выводы относительно "верной", или "неверной" дорогой идёте товарищи.
... и конечно, согласен - хуже всего равнодушие.
Александр  Донецкий
Верно, Ген... Я эмоции в сторону сдвину: теперь о 25 годах. Срок-то будь здоров, - с 45 по 70-й страну заново отстроили и нового сколько создали. А за эти 25 - кто отчитается, куда все делось от Союза, почему ворье - в законе? Когда научимся призывы и обещания переводить в реалии - тогда и на мир начнем другими глазами смотреть, без притворства... Родину мы любим, как место проживания... Но, почему Родина к нам задним местом поворачивается, если мы - такие хорошие? Не березки и небо задницу показывают - мало, что меняется в лучшую сторону. А где-то вообще забвению предали проживающих... Спионерили деньги у Родины в миллионный раз, а что взамен? Терпеть можно и до посинения - дело-то личное и любить ее меньше не стали, голодранскую...
Всегда хочется спросить: за что же ее так не любят - эту Родину, если любящим - не отдают сполна, а "рулевые" - око свое недремлющее направили с детишками туда, где враги сплошные? И продолжает эта Родина пестовать тех, кому она до фени, одаривая несметными богатствами да красотой... Мешает нам кто-то навести порядок за 25 лет и наказать неверных - кровососов, чтоб расцветала Родина, а не одна столица и немногие города? Не мешает, Гена, нам никто. Нет Отца-радетеля, потому и обида берет: говорят одно - на выходе видим другое. Как не стало Государя - так и нарушилось все, так и лихорадит 100 лет. Чьи мы, Ген, на кого работаем? Не верю, что на себя Родимого, - чтоб крепчал да процветал в собственном хозяйстве, чтоб людей оберегал да множился в детях... Иначе - все по басурмански получается: забирать, порабощать, давить, досыта не кормить - чтоб злее были, надсмотрщиками - поставить жестоких и бессердечных... Ты почитай Петровские указы, когда страна была безграмотной: укравший на стоимость веревки - должен быть немедля повешен! Во - как радел и беспокоился батюшка. Вот и бегут с земли нашей, кто спокойно видеть не может, - нервы шаткие у них...
У меня - другая философия: наворуются - потом назад отдадут! Петр, как строил Питер: "...знаю, что воруешь! Вот наворованное и принеси: построй особняк - укрась город... Да не скупись! Иначе - голову долой". И строили, и боялись наказания... Я в этом и вижу Русь, как будущее: награбленное - обратить в созидание! Иначе- откуда взять деньги? Пора, пора, Ген, думать о стране нашей братве: бежать-то некуда, а Родина - простит и приголубит...Да и рублик пора укреплять с помощью торговли - тут вооружение только и поможет: будя просителем быть! А рублик-то уж как наполнен, полновесный он - недооценен во много крат. Ему бы в помощь червончик золотой отчеканить - ну и можно начинать сначала историю, по чистому... Нет круче валюты - чем рубль, поверь мне, это все происки педиков, что одеревянили его... И фунт стерлинга хорош - крепкая единица. Ген - у вас такие перспективы, что аж голова кружится. Вот бы еще "цербера" на время посадить в трон - через пару лет все бы начало меняться к лучшему. Я за жесткую руку на время нужных перемен - будя сопли жевать, а когда наладится - можно и для красоты более доброго назначить. И Родина - только будет благодарна: очистка нужна от грязи...
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
Саш, твои слова, да Богу в уши... А русскому мужику всё время кнут нужен: "гром не ударит, мужик не перекрестится", только упаси нас Бог от каких-либо "революций", нахлебались с ними по самое некуда. А что до "грязи"? Коррупция и воровство крупномасштабное, как и во всё мире - ничего удивительного, или словами Булгаковского героя: "Люди всё те же. Ну легкомысленны, ну любят деньги, ну так это всегда было".
Александр  Донецкий
    Не уверен, Ген, что русскому мужику нужен кнут.
Скажу из практики, все же много лет проработал в достаточно сложных коллективах и непростых условиях: русскому мужику нужна ПРАВДА. И к кнуту они относятся спокойно - если за дело...
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
Саш... а где ты, или еще кто-нибудь из людей, когда-нибудь видел настоящую правду? "Я видел место правды, а там неправда, я видел место суда, а там беззаконие" - Екклесиаст, три тысячи лет назад сказано, а что изменилось? - НИ-ЧЕ-ГО! и вряд ли изменится. Эго в нас - как раковая опухоль и я об этом недавно написал, но ни к чему не призываю, всё давно расписано в Библии. Я человек верующий и её Правда, действительно сбывается, хотим мы этого, или не хотим: всё предопределено.
Мила Гавриш
Мила Гавриш, 21.04.2017 в 23:21
Какая у Вас тут шикарная полемика. Всё не читаю Поняла о чем суть. Я, на самом деле прошла по краю всех судьбоносных событий нашего поколения. Когда люди рвались в Америку, мне и здесь хорошо было. Когда по словам знакомых, они перебивались с кваса на воду, мы жили на Кр.Севере и не единого из неудобств повседневной жизни россиян не испытали. Всё было  в достатке, мама жила в Сочи, а что может быть шикарней, чем отдых на море в домашних условиях. Ничего я этого не знаю, не испытала. Никогда не вертелась в начальниках, но и рядовым специалистом жила себе припеваючи. Родственники, одноклассники и друзья сроду не жаловались. Я как-будто в другой реальности знаю жизнь при советской власти. Мне та реальность очень даже нравилась. Никто за мной не следил. Правда однажды выгнали с одной радиостанции за то, что в начале передачи, по техническим причинам несколько раз перезаписала имя отчество первого секретаря райкома, но это была приработка. Никто впоследствии за столь тяжкий грех меня не преследовал. И вообще, о той моей жизни имею самые радужные воспоминания, и все, что было до трагического развала Союза, является болезненной частью моей ностальгии. Вещисткой никогда не была, за колбасой не гонялась. Не участвовала, не замечена, не состояла!  Сколько людей, столько судеб. Моя  была вполне благополучной. Наверное, за это теперь и хлебаю. Такие мысли, с связи с Вашим рассказом. Значит не зря написан, если будит в человеке живые чувства и эмоции.  Спасибо!
Ерофеевский Сергей
Спасибо,Мила,за комментарий! Я совершенно не вижу для себя смысла спорить о ситуациях,философиях,концепциях для меня совершенно,абсолютно,категорически прозрачных. Родина есть Родина и точка. День Победы есть и будет днем Победы и точка. Любая политика дерьмо и точка,так как в политику идут не ради народонаселения,а ради или наживы.или честолюбия, или власти,или славы. Или сразу ради всего вышеперечисленного. Для меня - точка. Жить в СССР было отлично и точка. Убивать,бомбить,стрелять не на поле брани и не в вооруженного воина плохо. Точка. Предавать плохо - точка. Если человеку плохо живется в России он имеет абсолютное,категорическое право менять место жительства без дальнейшего преследования со стороны как народа,так и политической машины.. Согласен. Точка.Жить сейчас в России хорошо. А вот здесь вопросительный знак. Россия - Родина. И снова точка. Еще раз спасибо за добрый комментарий ,Мила!
Геннадий Дробышев (Сентябрь)
... Серёж, солидарен с твоей "пунктуацией".

Это произведение рекомендуют