Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 49
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 47
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Автор: Юрий Павлов
из серии, постклимактерическая нимфомания
                                                                
      Сон оборвался на самом интересном.
     Жены рядом не было, дверь в комнату была открыта.
     Он прислушался; из ванны едва слышался шелест душа. Закрыв глаза, прокручивал фрагменты сна: торчащий и твёрдый, как камень, член, недвусмысленно говорил о его содержании.
    Он ещё раз прислушался к шелесту воды в ванне и, обхватив и, сжимая член правой рукой, стал дрочить. Левой, захватив яйца, мял их, вызывая ещё большее возбуждение, торчащего, как палка, члена.
     Телефон жены вернул из грёз в реальность.
    Встал, обернувшись покрывалом и, взяв телефон, снова лёг: - алло?
      -Митя .. – в голосе слышалась лёгкая растерянность, - а Тани дома нету?
       -Здравствуйте, Ксения Аркадьевна. Нет, она дома – продолжая дрочить, держал телефон в левой руке.
      -Митя, я с дачи, набрала малины ведёрко, возьмёте?
        Дыхание становилось прерывистым, и он перестал дрочить, чувствуя, что вот-вот сольёт.
      - Да, возьмём, Ксения Аркадьевна.
      - Митя, я с остановки, минут через пять буду.
       -Хорошо, Ксения Аркадьевна.
           Вошла жена, обёрнутая красным махровым полотенцем – Кто звонил?
     - Ксения Аркадьевна, ягоды несёт. Наверное, уже к подъезду подошла.
       -Руку вытащи из-под одеяла, а то оторву по локоть – и, размотав полотенце и, встав перед зеркалом, стала сушить волосы.
    Через минуту, повесив полотенце на ручку двери, натянула платье и, выйдя в прихожую и, расчёсываясь перед зеркалом, прислушивалась к звукам в подъезде.
   Услышав, как дёргаются двери лифта, взяла ключ и открыла дверь, не дожидаясь звонка: - Здравствуйте, Ксения Аркадьевна.
    -Здравствуй, Танечка. Вот, малины с утра набрала.
    - Ой, Ксения Аркадьевна, так неудобно, Вы бы позвонили, Митя к вам пришёл бы.
    -А я позвонила на твой номер, а взял Ми .. – она осеклась и уставилась на, вышедшего в прихожую, Митю.
     Таня оглянулась: муж в шортах, стоял, держа футболку в левой руке.
   Таня повернулась к Ксении Аркадьевне, но её застывшие глаза и, расширяющиеся зрачки, заставили снова обернуться, проследив траекторию взгляда женщины; у мужа выпирал член, оттопыривая шорты.
    Таня улыбнулась ему, скосив глаза вниз - к шортам и, сразу же, метнув взгляд к дверям комнаты: Митя повернулся и шагнул в комнату.
   -Пройдёте, Ксения Аркадьевна? Я освобожу ведёрко.
   - Да, Танечка, отдашь ведёрко по ..
    Таня обернулась: муж стоял в прихожей, держа футболку в правой руке. Она опустила взгляд и ей показалось, что член выпирает ещё заметнее. Скривив губы в улыбке и, обращаясь к Ксении Аркадьевне, она шагнула вбок, пытаясь заслонить мужа.
Но, Ксения Аркадьевна, застывшим взглядом, не мигая, смотрела на торчащий член Мити, через её плечо.
   Таня обернулась и повторила жест глазами: Митя снова зашёл в комнату.
    -Сколько я вам должна, Ксения Аркадьевна, сколько здесь килограмм?
   - Ой, Таня, по чём малину сейчас продают? Ну, давай 100 рублей за кило? Ведёрко пятилитровое, я набирала с верхом, но она усела, четыре с половиной ки ..
   Таня обернулась: муж, уже в футболке, стоял в прихожей. Член заметно оттопыривал футболку.
   -Ну, чего тебе, Митя?
   -Здравствуйте, Ксения Аркадьевна. Я, поздороваться хотел – Митя улыбнулся женщинам и вернулся в комнату.
***
        Пересыпав и, убрав ягоды в холодильник, она зашла в комнату.
     Муж заправлял кровать.
     -Митя, ты что?! У тебя же стоял, и она видела, что он стоит! А ты ещё, как специально, три раза выходил!
     -Да, ну, не видела она.
    -Видела, видела – Таня улыбалась – она даже говорить не могла. Я же шагнула, чтобы она не видела, а она, всё равно, через моё плечо пялилась.
   Он заправлял кровать, пряча от жены улыбку.
    Она, вдруг, сдёрнула с него шорты и, обхватив сзади и, щупая член и яйца, толкнула на кровать и, упав вместе с ним и на него, стала елозить по голой жопе лобком.
     Он попытался повернуться.
      -Лежи так и не шевелись.
       -Ты что делаешь?! – его разбирал смех
      -То самое – она тоже смеялась, продолжая елозить.
      -А куда? – он уже не сдерживал смех, задыхаясь.
       -Туда
       -Куда, туда?
       -Ну, туда, туда.
      -В жопу?!  А чем? – и он стал двигаться навстречу её движениям.
       -Голубятня – она уже не могла двигаться, давясь смехом.
   Он вывернулся и, скользнув ладонями к ягодицам, притянул её, задирая платье.
Сжимая ноги и упираясь в грудь мужа, смеясь и задыхаясь, Таня пыталась вырваться из его объятий, но он прижимал её сильнее, подтягивая выше и направляя член между ног.
    -Отпусти!
     -Нет, я хочу, сильно хочу
     -А я не хочу! Отпусти, мне на работу
    -Митя, продолжая сжимать жену, пытался коленом раздвинуть её ноги
     -Мне больно – она уже не смеялась – отпусти, опять синяки будут. Считаю до одного – зелёные глаза потемнели.
     Он разбросил руки, и она встала, оттолкнувшись от его груди.
Член стоял, задрав головку, яйца поджались. Она наклонилась и, обхватив член пальчиками, поцеловала.
     -Ещё раз! Я не видел, как ты целовала его.
       -Она наклонилась и, захватив и, сдавливая яйца, скосив глаза, поцеловала головку, засасывая.
      -Ещё! Сильно приятно.
       -Хватит! Одень шорты, умойся, побрейся и иди завтракай. Малину помой, если будешь есть. Приду, сварю варенье.
   ***
     Ксения Аркадьевна мылась под душем, а перед глазами стоял Митя с оттопырившимися шортами. Она почувствовала, как краска стыда заливает лицо; её обожгла догадка – они еблись, когда она позвонила. Стало понятно, почему телефон взял Митя, а не Таня, и почему он говорил с придыханием, и почему у него стоял, когда он вышел в прихожую. Её снова обожгло стыдом от мысли – а Митя разве не чувствовал, что у него стоит?
   Она отдёрнула руку, заметив, что ласкает губы, касаясь клитора.
     Завернувшись в полотенце и, сидя на диване, вспоминала мужа, умершего пятнадцать лет назад. Он пил и бил её и, допившись до белой горячки, умер во сне. Она вспомнила, как тихо радовалась тому, что он её больше не бьёт, не ругает грязными бранными словами; тому, что не нужно больше стирать обоссанные штаны, обоссанное и даже обосранное, постельное бельё, не нужно мыть за ним блевотину на кухне и в спальне ..
    Она опустила глаза - правая рука, зажатая между ног, вызывала в памяти забытые ощущения.
        Ксения Аркадьевна вздохнула и, сцепив руки на коленях, снова погрузилась в воспоминания. У дочерей с мужьями не заладилось и она, помогая им растить внука и внучку, в заботах и хлопотах не заметила, как подступила старость. Она горько усмехнулась: мужчине так и не нашлось ни места, ни времени в её жизни после смерти мужа.
         Одевшись в халат и, повесив на балконе полотенце, прошла на кухню и включила чайник. Достала молоко из холодильника, нарезала хлеб и сыр, набрала в вазочку варенья из виктории, села за стол и задумалась, вспоминая, как познакомилась с Таней и Митей.
      В конце 90-х она работала в магазине уборщицей. Митя работал в этом же магазине грузчиком. Увидев его в первый раз, Ксения слегка растерялась: Митя явно не вписывался в коллектив. Ей даже показалось, что он случайно зашёл в магазин через дебаркадер: ещё не было 9 часов, а магазин открывался в 9 утра. Но Митя прошёл к холодильнику и, открыв дверь, стал выносить цветы в вазах, которые торговка-армянка убирала на ночь, чтобы не задохнулись: ночи в июне были душные.
    Электрик Васильич, рассказал, когда она спросила у него про Митю, что Митя инженер, конструктор и грузчиком устроился работать, потому что зарплату платили, хоть и небольшую, но вовремя и без задержки; а на заводе, где он работал перед тем, как устроиться в магазин, зарплату, хоть и побольше, задерживали аж семь месяцев!
    -До чего, сука, Эльцин, страну довёл – сокрушался Васильич, - да разве работал бы я в магазине.
    -Васильич, а тебе не показалось, он на артиста похож.
     -Может и похож. Мы все в этой жизни артисты – философски изрёк Васильич и, подорвавшись, с масленой улыбкой на лице, поспешил, ссутулившись и ужавшись, навстречу хозяину магазина, протягивая обе руки для приветствия.
      Она почему-то стеснялась обратиться к Мите за помощью, когда нужно было набрать воды в туалете: женский туалет закрывали на ключ и за ним нужно было подниматься на второй этаж в бухгалтерию. Но, Митя, сам, предложил помощь, увидев её с пустым ведром и шваброй, рядом с мужским туалетом.
       А с Таней она познакомилась уже после того, как Митя, уволился из магазина.
        По возрасту, Таня была ровесницей её младшей, к тому же оказалось, что они землячки и, даже, из одной деревни.
         С Таней было легко общаться; в отличие от большинства женщин, работавших в магазине, она не была болтлива, и никогда не говорила за глаза о других.
             Она вспомнила про чай, когда зателенькал сотовый.
     -Ба, ты уже дома?
     -Да, Юленька, чай пью, - она взяла чайник и залила пакетик в кружке кипятком.
     -Ба, я щас поднимусь, мы с Андреем у подъезда.
      Она добавила в чай молока и, встав из-за стола, достала ещё две чашки и поставила на стол.
          Тренькнул звонок и она, открыв дверь и, впустив внучку, приобняла и чмокнула её.
   -А Андрей?
  -Ба, да мы щас на дачу съездим, ягод хотели набрать. Ты нам оставила?  Мама говорила картошку надо окучить.
    -Да я уж окучила.
    -Ба, ну мама же просила тебя, мы бы сами.
    - Ой, да там картошки то, полсотки. Я за полчаса управилась, да и не жарко с утра. Когда поженитесь?
     -Ба, ну, мы как бы женаты, гражданским браком
      -Это не гражданский брак, это сожительство – Ксения поджала губы.
     -Ну, а муж и жена чем занимаются? Тоже сожительствуют, только со свидетельством
      - Чай будешь?
      Юлька мотнула головой и, выйдя из кухни, зашла в туалет. Через минуту зашумела вода в унитазе и Юлька, выйдя из туалета, зашла в ванну.
      -Ну ладно, ба, - Юлька улыбалась – я побежала – и, махнув рукой, пошла в прихожую.
      Щёлкнул замок, скрипнула дверь и неслышно закрылась; ожил лифт, с лязганьем открылись и закрылись двери и лифт пошёл вниз, унося шум и Юльку.
           Ксения сидела и смотрела в окно. И вдруг поймала себя на мысли, что вспоминает Митю, с его, бесстыдно торчащим членом. Она попыталась думать о Юльке, но перед глазами возникал Митя: «Я поздороваться хотел». Она усмехнулась и встряхнула головой, но подсознание, с упорством маньяка, подсовывало Митю. Она ужаснулась, осознав, что мысленно пытается снять с Мити шорты, чтобы увидеть его. Но шорты не снимались, распаляя воображение.
   ***
      Таня лежала на кровати, в ногах у неё сидел Митя и, держа на коленях Танины ноги, пилкой подчищал ногти. По телевизору шли новости, после которых, должны были показать очередную серию «Великолепного века».
      Митя отложил пилку и стал массировать пальчики и стопы ног жены.
        -Боже, твои руки - Таня смотрела на Митю с улыбкой блаженства на губах, в глазах блестели слёзы.
   Митя улыбнулся и, склонившись к ногам, стал осторожно, ногтём, теребить заусенец на среднем пальчике левой ноги. Стараясь не оторвать, чтобы не было крови, двигал заусенец подушечкой пальца и прицарапывал ногтём.
          Рот наполнялся слюной, и Таня сглотнула, открыв глаза: – чуть слюной не захлебнулась, так приятно ..
     -Где приятно?
     -Здесь и здесь – Таня коснулась рукой низа живота и груди.
   -А где сначала?
    -Там - она показала глазами на живот.
  -А, там, где? – он положил руку на живот и медленно повёл вниз, задержав на лобке,
    Она качала головой.
   Митя сдвинул ночнушку и, пальцами сжав губы, стал мять их.
     -Наглёоож! – Таня выключила телевизор и, отложив пульт, закрыла глаза.
   Митя ласкал пальцами губы, раздвигая и погружая указательный, во влагалище.
    Таня, взяв, его руку, своими, прижала к промежности и сдавила ногами.
    Левой рукой, Митя потянул лямку ночнушки, оголив грудь и захватив, мял её, касаясь сосков ладонью.
Таня отпустила его руку, раздвинула ноги – Иди ко мне .. свет выключи ..
  - Зачем выключать, я хочу смотреть на тебя
    -За тридцать лет не насмотрелся, выключай
  Митя привстал, и потянулся к выключателю, правой рукой прикрывая член.
    Таня хмыкнула – Чё ты прячешь? Я всё равно вижу его, даже когда ты одетый. Тебе как, коровкой сзади или спереди?
      Он лёг на неё.
    -Ты раздавишь меня
   Митя опёрся на локти.
     - Ты весь дрожишь, как будто в первый раз. Тридцать лет трахаешь, неужели не привык? – Таня гладила его спину, -дай я ноги разведу.
     -Не надо
      -Ты мне губы зажуёшь
    Митя отодвинулся, и Таня развела, сжатые в коленях, ноги.
    Он опустился, ткнувшись в губы головкой.
      -Дай я сама – и она, придерживая и, направляя член правой, левой раздвинула губы.
        Митя медленно опустился, погружая член во влагалище.
        -Хорошо?
      -Горячая и влажная – и он, также, медленно, двинулся назад.
      -Ты зачем вытащил его?!
       Но, Митя, уже опустился, погрузив член во влагалище.
       Головка коснулась какой-то точки и от этого прикосновения кольнуло кончики пальцев и Таня, станом, выгнулась навстречу, приподнимая себя и Митю.
         -Аааа – второе прикосновение вырвало стон из её груди.
     Митя улыбался, наблюдая за лицом жены: у Тани были закрыты глаза и губы кривились, как от боли.
          Впиваясь пальцами в ягодицы, она прижимала его к лобку и удерживала, подчиняя своему ритму, и нежно поглаживала, когда он двигался не нарушая ритма.
      -Давай сзади – Таня открыла глаза.
   Митя встал на колени, и Таня повернулась и легла на живот, приподняв попу.
         Опираясь левой рукой, пальцами правой раздвинул губы, направляя член во влагалище.
    -Ой! Ниже, ты в мочевой тычешь.
    Он сдвинулся – Даа, так хорошо, даа
     Головка тыкала в точку, и Таня, выгибаясь и приподнимая попу, усиливала наслаждение.
     -Рукой
     Митя протиснул правую руку под её живот и, нащупав клитор, ласкал его круговыми движениями пальца – аа .. аа .. аа
       От её стонов рот самопроизвольно растягивался в улыбку
     -Ты кончил?
     -Нет
     -Мне показалось ты сливаешь .. аа .. аа .. ещё
     Митя вытащил правую руку из-под её живота и двигался резко, засаживая член и ускоряя темп
      Таня задыхалась, хватая ртом воздух и не могла вдохнуть. Яркими вспышками нахлынул оргазм; из груди вырвался хриплый, протяжный стон и она обмякла и затихла.
     Митя продолжал ебать жену, доводя себя и, застонав от наслаждения, весь содрогнулся, когда сперма, пульсирующими толчками излилась во влагалище.
              ****
      Ксения Аркадьевна смотрела по телевизору очередную серию «Великолепного века».
Она пыталась сосредоточиться на сюжете, но не смогла и, выключив телевизор, встала и разобрав диван и, застелив постель, пошла в туалет.
       Сидя на унитазе поймала себя на мысли, что пытается представить, как Митя делает это: как писает, как какает.
    –Да что за наваждение?! - тряхнула она головой и, оторвав от рулона кусок бумаги, приложила к губам и, закрыв крышку, спустила воду.
     Она долго ворочалась и всё никак не могла заснуть. Закрывала глаза и видела Митю в шортах, с футболкой в руке: «я хотел поздороваться» .. .
     .. Обнажённый мужчина стоял к ней спиной, а на его торчащем, длинном и толстом как хобот члене, сидели две жопастые и грудастые рыжеволосые девки. Их ноги болтались в воздухе.
         Крайняя девка схватила Ксению за руку и, соскочив с члена, визгнула: -Садись!
       Ксения оседлала член, заметив, что у девок нет лиц и не удивившись этому.
   Соскочившая девка встала раком и раздвинув ягодицы пятилась пытаясь насадиться на член, но не смогла.
    -Помоги – визгнула она и Ксения, обхватив член направила его в … на этот раз она удивилась: у девки была только одна дырка: - а как же? – не успела она подумать - у дырки появились губы и рыжие завитушки волос, и девка с визгом натянулась. В следующее мгновение вместо пизды обрисовался анус и, тужась и краснея ягодицами, девка выдавливала из себя член, словно говно.
     -Еби – визгнула девка – и Ксения, сжав её бёдра, стала натягивать девку. Задняя девка сжимала бёдра Ксении и елозила её по члену, а её бёдра сжимал он и тоже елозил.
    Раздвинувшейся вульвой и промежностью Ксения чувствовала упругую бугорчатость вен, а ляжками, атласную нежность кожи, скользящего между ног члена.
   Они втроём ощутили, как он содрогнулся, и услышали, как по уретре с шумом запульсировала и потекла из ушей девки и выдавливалась из, не то жопы, не то пизды, сперма.
     Ксения проснулась. Простынь под нею была мокрой. Она сдвинулась и тут же снова заснула. Остаток ночи спала без снов.
               ***
        Проснувшись утром, Ксения Аркадьевна почувствовала боль в лобке и зуд клитора. Вдобавок к этому, она хотела: хотела мужчину. Зуд клитора не давал возможности сосредоточиться и она, раздвинув ноги, стала тереть его пальцами левой руки. Через некоторое время зуд прошёл, и она, встав с постели и, заправив диван, пошла в туалет.
    Сидя на унитазе, вспомнила Митю и, желание мужчины и образ, слились в одно.
     Звонил телефон и она, поспешно смыв, вышла из туалета.
     -Алло
      -Мама, ты уже встала?
      -Да, Маша.
      -Мам, Юлька с Андреем вчера ягод набрали, ты будешь варить варенье?
      -Нет, Маша, ешьте и варите варенье, я себе ещё наберу.
       -Ну, ладно мам, мне на работу сегодня, как ты?
      -Да всё нормально, голова только прибаливает
      -Ты выпей что-нибудь от головы, да приляг, полежи; погода вон меняется, опять жара будет.
    -Ладно, мам, пока.
     - Пока, Маша.
       Днём зуд не донимал, но Митя из головы не выходил и желание не ослабевало.
        Ночью приснился Митя. Он снял шорты и, обхватив её сзади, мял груди и тыкал торчащим членом между ягодиц. Головка тыкалась в анус, соскальзывая в промежность. Она нагибалась, раздвигая ноги и вертела жопой. Но, Митя, надев шорты, уходил.
      Ксения просыпалась с ощущением его ладоней на грудях и бёдрах и тут же засыпала.
   Сон повторялся, обрываясь на одном и том же, и она просыпалась неудовлетворённая. Утром болел лобок, зудился клитор, и она мастурбировала, пока зуд не стихал. Желание мужчины, желание Мити с утра было очень сильным, но днём она забывалась, занятая по дому. Вечером долго не могла заснуть и, мучаясь бессонницей, ворочалась и потела.
      Утром третьего дня проснулась и встала рано, собираясь на дачу. Накануне позвонила Юльке и договорилась, чтобы Андрей приехал за ней.
      Собрав ягоду и огурцы и, дождавшись Андрея, вернулась с ним в город. Он высадил её на остановке; сама попросила.
        Она глянула на часы: начало девятого, и позвонила Тане.
      ***
      Митя на работу уходил рано. Таня просыпалась, когда щёлкал замок в двери. Она перекатывалась со своего места на Митино и погружалась в блаженство.  Много раз она пыталась понять, что происходит, но не находила объяснения. Было ощущение, что Митя ушёл не весь и то, что оставалось на его месте, обволакивало её, словно кокон. Она впадала в состояние безмятежности и засыпала, а проснувшись, не хотела вставать, казалось, что она внутри Мити, так было хорошо.
        Но в эту среду понежиться не удалось, разбудил телефон.
      Звонила Ксения Аркадьевна.
          -Да, Ксения Аркадьевна, здравствуйте
            …
          -Нет, он на работе
            …
          -Да, возьму
             …
          -Да, заходите
       Таня встала и, надев халат, заправила кровать. Приготовила деньги и, глянув в зеркало вышла в прихожую. На площадке лязгнул дверями лифт и Таня открыла дверь:
       - Здравствуйте – Таня с удивлением взглянула на Ксению Аркадьевну; под глазами чёрные круги, лицо осунулось.
      - Что с вами?
      -Здравствуй, Танечка – Ксения Аркадьевна вошла, и Таня закрыла дверь.
       -Проходите, Ксения Аркадьевна – и Таня пошла на кухню.
            -Я сейчас пересыплю малину в тазик и отдам ведёрко
         -Вы садитесь, чай попьём
          Ксения присела к столу – Он у меня из головы не выходит, Таня.
    Таня напряглась, в голосе был надрыв: - Кто, Ксения Аркадьевна?
       -Митя – в голосе была обречённость.
    Таня повернулась – Ксения Аркадьевна, вы его извините, не знаю, что на него нашло, мне так стыдно.
      -Да какой стыд, Таня?! И время другое и нравы, и мы изменились. Он тебе изменяет?
     -Нет – Таня была слегка ошарашена, такого поворота она не ожидала.
  -Сколько Мите лет?
     -56 скоро ..
       -А мне уже 78, и 15 лет как муж умер, и за эти 15 лет у меня ни разу не было мужчины.
     У Ксении по щекам текли слёзы. В одно мгновение Таня пережила всю гамму чувств, противоречий и страстей, раздирающих плоть и мучающих душу женщины, и чуть сама не заплакала.
     -Танюша, дай Митю, ну, к кому мне ещё обратиться – и она заплакала уткнувшись в ладони.
      ***
     Митя пришёл в шесть часов вечера, как всегда.
    Таня встретила его в прихожей: - сходишь к Ксении Аркадьевне?
    -Чё у неё, опять протекает? – пару раз Митя менял у неё прокладки в кранах на кухне и в ванне.
    -Хм, протекает ..
   Мите не понравилось, как она на него смотрела, - «Оценивающе, что ли?»
    -Где?
    -Хм, течка у неё.
      Митя растянул губы в улыбке, но Таня, всё так же, смотрела на него.
   -Нет, ну по правде, что там у неё? Мне же инструменты нужны.
    -Твой инструмент при тебе. Трахнуть её надо.
     Митя пытался улыбнуться, но не получилось; он, наконец, понял, как, она, на него смотрела.
     -Тань?
     -Да ничего. Продала я тебя за три литра малины и пару кило огурцов. Истерика у неё, на сексуальной почве. Сам виноват, не хрен было высовываться со своим членом. Иди отрабатывай; хоть какая-то польза от тебя будет, да мож ко мне сёдня не будешь приставать.
   Таня улыбалась, и Митя понял, это не розыгрыш.
   -Ну, и чё стоишь? Иди, она ждёт тебя. Да не буду я ревновать. К кому? Она же в матери тебе годиться, на 22 года старше. Если б ты к какой-то бабе, да утайкой.
   -Приходила она сегодня с утра, поспать не дала, рассказала про своё замужество. Жалко мне её стало. Ну, а чё? Убудет от меня, или от тебя, если ты её трахнешь?
     Митя стоял в нерешительности.
   -Да, иди, иди, попробуй, как это на стороне – Таня опять улыбалась, - да не перестарайся, палку бросишь, и домой. И презерватив возьми, где они у тебя?
    Таня зашла в комнату и, открыв Митин шкафчик и, порывшись, достала пачку и оторвала два.
      - Подойдя к Мите, засунула презервативы в карман брюк.
     -Два то за чем?
     -Ну, кто знает? Вдруг порвётся. Всё, иди. Подожди, позвоню ей, - и Таня вернулась в комнату.
     -Ало, Ксения Аркадьевна? Ну, придёт он сейчас.
    …
     -Да куда он денется?
     …
    - Согласен он, согласен.
     …
    -Хорошо. Всё, он идёт.
   Она вышла в прихожую.
    -Тань, это розыгрыш?
     -Нет, это не розыгрыш. У неё действительно истерика. Ты бы видел её; вся с лица сошла, круги под глазами. Иди уже, лекарь! Лечи.
    И, Митя, пошёл.
   …
      Выйдя из подъезда, понял, что забыл телефон - «а вдруг Таня позвонит» - но возвращаться не стал, «если это розыгрыш, то он сразу поймёт, как только придёт к Ксении Аркадьевне. А если не розыгрыш?!» Митя боялся отпускать свои мысли, дать волю фантазии; его порно фантазии, когда он мастурбировал, заходили слишком далеко.
     Он подошёл к подъезду и, поднявшись по ступенькам, набрал номер квартиры на табло домофона. Никто не отвечал. Митя смотрел на цифры и начинал думать, что всё на этом и кончилось.
           «Ааа, я же свою набрал» - и, нажав сброс, набрал снова; пальцы подрагивали и внутри нарастал озноб; Митя знал, что это означает.
     Домофон затрещал, как старый радиоприёмник, тщетно пытающийся поймать волну и спросил, срывающимся голосом: - Кто там?
     Митя молчал, всё ещё на что-то надеясь ..
      -Митя, это ты?
       ….
       -Митя ..
        -Я, Ксения Аркадьевна – он попытался вдохнуть полной грудью и не смог.
       Домофон запиликал, мигая красной лампочкой, и Митя открыл дверь.
         Она жила на седьмом этаже, и он пошёл пешком. На лифте было бы слышно, как он приехал, а Мите почему-то не хотелось, чтобы она ожидала его, приоткрыв дверь.
        … пятый ..  шестой .. сердце колотилось и его удары отдавались в висках через раз ..
седьмой .. она ждала его, приоткрыв дверь.
           ***
         Она ждала его, приоткрыв дверь.
      -Здравствуйте – голос просел, он так и не смог вдохнуть полной грудью.
       Она раскрыла дверь, пропуская его.
      Он шагнул в прихожую.
      Она закрыла дверь и отступила на два шага.
     Митя разулся и взглянул прямо в глаза Ксении Аркадьевне.
     Она пыталась улыбнуться, но рот кривился и губы вздрагивали.
      На ней был халат и носки. Халат был запахнут, и она поддерживала его левой, захватив в кулак и прижимая к груди, а правой, теребила тесёмку.
    Митя шагнул к ней, и она испуганно отшатнулась, выставив руки.
Под халатом ничего не было. Колыхнулись груди, удивив своей полнотой и чёрный треугольник между ног притягивал взгляд, как магнит.
     Митя сделал ещё один шаг – она стояла, не скрывая наготу.
     Митя, раздвинув полы халата, скинул его с плеч и, накрыв груди ладонями, мял их, стараясь причинить боль. Она терпела молча, с безвольно опущенными руками.
     Он поднял руки на её плечи и, сдвинув левую к затылку, наклонил её голову, одновременно, правой, нажимая на плечо.
     Она покорно встала на колени.
      Митя расстегнул ремень, потом вжикнул молнию, расстегнул пуговицу – Снимай.
      Она стянула с него брюки, а потом и плавки. Торчащий член ткнулся в лицо. Он переступил и отодвинул, снятое, левой ногой. Держа её голову руками, упёрся головкой в губы; они были горячие и сухие. Раздвигая головкой губы проник в рот. Она шевельнула языком, пытаясь лизнуть его. Митя снял с себя футболку и снова обхватив её голову стал двигать ею проталкивая головку к горлу. Она подняла руки и держалась за его ягодицы.
   Когда она смогла заглотить, преодолев рвотный инстинкт, он притянул голову к животу и прижал, удерживая.
  ….
    Прошло с полминуты и она, задыхаясь и упираясь кулачками в его бёдра, и напрягаясь, пыталась отстраниться, но он с силой удерживал её, пока не опали руки и она, теряя сознание, сползла на пол.
     Митя перевернул её на живот и, встав над ней на колени прижал головку к анусу. Рот был полон слюны, и он, отстранившись и склонившись, выпустил слюну в ложбинку и, тычась головкой, размазывал слюну стараясь попасть в анус. Когда головка проскользнула в анус он резким движением погрузил член в жопу.
     Она вскрикнула, очнувшись, и забилась в истерике, но не сопротивлялась и не вырывалась, а только извивалась, содрогаясь всем телом и хрипло, со стоном, дышала.
    Митя ебал её в жопу и, усиливая наслаждение, сжимал и раздвигал пальцами ягодицы.
    Он застонал в голос, не сдерживаясь, когда изливалась сперма.
    Вытащив член из жопы не успел отстраниться, как она, выгнувшись, выплеснула содержимое прямой кишки, забрызгав его живот, пах и бёдра.
       Он смотрел на желтоватые потёки каловых масс, с жирно поблёскивающими сгустками спермы, на расплывающееся пятно мочи под её животом, на её заляпанные ягодицы и промежность, и улыбался.
     Митя был осведомлён в сексопатологии, прочитав, несколько лет назад, книгу,
известного в Советском Союзе сексопатолога, и даже знал, как называется то, что сделала Ксения, завершив половой акт – спастическим отделением экскрементов.
    Это не было нормой – это была патология, но Митя испытал наслаждение от ощущения, что это он вызвал такую реакцию в её организме.
    Она затихла и лежала не двигаясь.
     Митя встал и пройдя в ванну подмылся, тщательно отмывая живот и руки и подтёрся её полотенцем.
       Она всё так же лежала без движения, и Митя, подойдя к ней, опустился на колени и, осторожно приподняв голову, повернул. Глаза были закрыты, лицо светилось блаженством.    Член болтался между ног и он, приподнявшись и сдвинувшись, опустил его на её лицо. Губы растянулись в улыбку, но глаза она не открыла.
       Митя наклонился и, прикоснувшись губами к переносице, сказал – Я пойду?
      Она шевельнула ногой, и он встал, оделся и вышел.
                  ….
       Два события произошли в жизни Ксении за эти полчаса: она впервые испытала полноценный оргазм и лишилась анальной девственности.
           ***
      Митя шёл домой.
     Все ощущения недавнего секса: погружение члена, фрикции, её движения, излияние спермы, стоны его и её – всё это извлекалось из памяти и переживалось ещё раз, доставляя чувственное наслаждение, но уже другого, высшего порядка.
     Поднявшись на крыльцо подъезда, набрал номер квартиры и ждал, прокручивая в памяти только что случившееся.
    Но домофон молчал, не было даже гудков – «Хм, теперь я её квартиру вызвал?!» - и он набрал ещё раз. Почти сразу же замигала лампочка и щёлкнуло реле магнита – «видела меня из окна или с балкона» - и Митя вошёл в подъезд.
     Дверь была приоткрыта, Таня стояла посреди прихожей.
     -Чё так быстро? Облом? – она внимательно всматривалась в него.
     Митя, стараясь не улыбаться и наклонившись, чтобы снять туфли, ответил – Да, нет, не облом.
     - И чем это она тебя так, аж светишься весь?! – голос Тани звенел от напряжения.
      -Обосрала.
        Таня заржала.
      «Пиздец! Две истерички – это уже слишком» - Митя боялся смотреть на Таню.
      -Так это не шутка? – Таня почему-то сразу успокоилась.
       -Не шутка, так и былО.
       -Ну, рассказывай.
       -Тань, я ведь даже не поужинал.
       -Иди мой руки и на кухню, я всё приготовила, тебя ждала.
        …..
      -Ну, рассказывай, рассказывай. Ты её в жопу трахал?
      -Да чё, рассказывать, вытащил, тут она меня и обделала. Тань, ну мы же едим.
      -Куда?
        -На живот, на хуй, на ноги ..
       - Иихгк – Таня зажала рот рукой, сдерживая рвотный рефлекс – всё, хватит. Щас поешь и в ванну, отмываться, одежду в стирку.
        …
       Митя лежал в ванне, Таня перебирала бельё и одежду, готовя к стирке.
      -Так ты её без презерватива трахал в жопу?! – Таня, сдвинув шторку, стояла над ним, держа в руках презервативы.
      -Ну, так получилось, Тань.
      -А меня, теперь, только с презервативом будешь!
          …..
    Митя лежал, закрыв глаза, Таня лежала рядом.
     -Вспоминаешь? – она, под одеялом, дотронулась до члена – а чё он лежит то, устал?
    - Тань, ну, ты же сказала, чтобы не приставал сегодня.
    -Зато я буду приставать – она теребила и подёргивала член, и он стал подниматься.
    -Ага, встаёт -  и она, встав на колени, достала из-под подушки презерватив и натянула на член. Затем села на Митю и, привстав, направляя левой рукой член во влагалище – осела.
    ….
   Он уже давно слил, уже потели подмышки и схватывало судорогой пресс, а Таня, всё еблась и еблась и никак не могла дойти. Несколько раз, она, поглаживая его ягодицы, говорила – Мне хорошо, хорошо ..
    И только, когда член, обмякнув, стал гнуться, выскальзывая из влагалища, она застонала и выгибаясь, и прижимая его - кончила.
   Он лежал на ней, не в силах даже пошевелиться.
    Таня, со смехом, чмокала его и говорила – Тряпочкой довёл .. ну, и чё разлёгся, продолжим?!
      Митя поспешно сполз с неё.
    Таня смеялась, обнимая и тиская его – Ты мой! Мой!
© Юрий Павлов, 07.01.2017 в 19:26
Свидетельство о публикации № 07012017192653-00405474
Читателей произведения за все время — 44, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют