Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 44
Авторов: 0
Гостей: 44
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

В Симферополе я снял комнату на улице Надинского, рядом с домом престарелых. Это такое заведение, где неблагодарные дети бросают своих престарелых родителей. Насмотрелся я тут на всякое.
Вот с утра женщина из ворот выезжает на электрической инвалидной коляске. О! У неё богатые дети. Позволили матери покидать, хоть ненадолго, добрую тюрьму. И даже денег ей дают, что бы могла скупиться в местном магазине. Вот, кстати, наверное, единственный магазин в городе, где всё предусмотрено для инвалидов и пенсионеров. Есть и удобный подход, и подъезд, и даже низенькие и широкие ступеньки. Позволяющие даже немощным подниматься.
Вот ещё мужчина, на таком же кресле проехал мимо, это всё. Остальные бесхозные и нищие. Нет, есть, конечно, и те, кто просто выходит за забор, но их очень мало. Даже брошенные своими детьми, эти старики откладывают копеечку: - А вдруг приедут? А может внуков привезут, и покажут? Надо же чем-то угостить, или помочь, денег дать!
Хотя нет. Не всё так плохо. Это я, не хотел бы там оказаться, а они нет. Прижились. Только как это – прижились? Да не идти же на улицу – бомжевать? Здесь и крыша над головой, и кормят, и присматривают. Человек такая скотинка, что ко всему привыкает. Вот и они, наверно привыкли – прижились.
Я  постоянно работаю, мало выхожу на улицу. Ночь возишь, день спишь. Выходной раз в месяц. Но все деньги что могу, отправляю родным, в село. Дело в том, что моя супруга, Назмие, умерла страшной и тяжёлой смертью. Рак. Остался я с четырьмя детьми, и четырьмя престарелыми родителями. Вот и подался в город. Подвязываюсь на любую работу, но чтобы сдать родителей в этот дом, у меня даже мысли не было. Они нас вырастили, высмотрели, воспитали. Теперь вот внуками и огородом заняты, а я оплачиваю всё остальное.
Да и никогда бы не подумал, что мои соплеменники так могут сделать. Не такое у нас воспитание. И вот. На днях. Иду в магазин, за продуктами. Во дворе дома «стариков», двое безногих, ползком сажают огород. Я их знаю. Помогал как-то скупиться в магазине. Водку брал. Им запрещено. Но эти мужики – Афганцы. Воевали, лишились ног и вот всю жизнь проводят здесь. Но с ними всё понятно. Родных нет, и помогать им не кому. Так вот они здесь огород организовали и большой, красивый цветник. Хоть и ползком, но так красиво всё у них получается. Молодцы. Мои благодарности им каждый раз, как только вижу. Вот и сейчас крикнул6
- Привет шурави. Спасибо за красоту.
- О! Привет Инвер. И тебе спасибо за поддержку и за семена. Как дела? Как дети? Родители?
- Спасибо братья. Всё прекрасно. Хорошей погоды.
Про погоду это я не просто так. У ребят на дождь, очень болят отрезанные ноги. Из-за боли и пьют.
Тут ко мне женщина обратилась. На татарском языке, но я вам всё по русски напишу.
- Здравствуй Инвер!
- Здравствуйте мама. Как Вы здесь? В гости к кому приехали? Проведать?
- Живу я здесь.
- Вы смеётесь надо мной, мама? Кто же тот неблагодарный, кто сдал вас в тюрьму?
- Не говори так. Мои дети лучше всех. Сын большой начальник, вот и дочку, сестру свою к себе на работу взял. Работают рядом, живут дружно.
- Плюнуть на таких детей надо, что мать родную в дом престарелых сдали.
- Не отдали, я сама ушла. Ты же не знаешь ничего. Мы с мужем большой дом построили, даже два. Для сыновей. Но один из моих мальчиков погиб, вот второй доми достался дочери.
- Так почему они вас сюда отдали? Неблагодарные.
- Я же говорю, что сама ушла. Дома паркет, ковры. Всё красивое. А у меня проблемы. Писаюсь я. Ну не могу же я делать пакости своим детям. Мокро кругом меня, да и пахнет. Вот и ушла. Здесь уход, врачи, медсёстры.
- Что вы такое говорите, мама. А если купить памперсы-шмамперсы. Сиделку вам нанять7 Они что, этого не могут? Или не сообразили?
- Не ругайся, Инвер. Я сама так решила. Я мать. Как сказала так и будет. Зато здесь вокруг меня люди собираются. Мы много говорим. Рассказываем свои истории. Поддерживаем друг друга. Советы даём и помогаем. Ты вот знаешь этих мальчиков в саду? Я им рассказала, какие цветы, и в какой последовательности зацветают. Мы на бумаге расчертили клумбы. Приедешь, потом увидишь, какую красоту мы создадим.
Вот эти люди и стали тем толчком, который подтолкнул меня придти к вам и всё рассказать. Не могу я им сделать плохо. Им и так в жизни не повезло. Обделены они вниманием, лаской и добрым словом от родных. От них отказались и их бросили. И чтобы я, Инвер Меметов, сделал им ещё больнее, ещё хуже? Не бывать этому. И не хочу, чтобы другие сделали.
Началось это давно. Когда мы только переехали сюда. Отсутствие финансов. Проблемы с жильём. Тут ещё Крым перешёл в Россию и, ко всему прочему, заболела жена. Нашёл работу на частной фирме. Перевозка продуктов питания. Машиной «Москвич»-пирожок, доставлял по сёлам продукты питания. Мизерная оплата, но зато и семье мог взять продукты по оптовым ценам.
Тут подвернулся небольшой домик, в посёлке городского типа – «Советский». Обычный, переселенческий домик. Просто пожилая женщина решила переехать жить на материк, к своему сыну. Дом нам продала за половину общегородской цены, но с условием помочь ей перевезти вещи.
Мы помогли. Всё было погружено и перевезено. Только на обратном пути попал в аварию. По всему я был прав, только одно «Но». Машину я взял грузовую, а права у меня только категории «Б». Хоть после звонка другу, мне поверили, что машина не угнана, всё равно, категория в правах не соответствовала.
Теперь, то я понимаю, что всё было подстроено. Но тогда! Ко всем долгам ещё и огромный долг за разбитую машину. Которая сама-то в меня и въехала.
Приехал уже в свой дом, Но радости совсем нет. И тут ко мне подошли двое. Пригласили выпить чай с самсой. Поговорили, предложили заработать. В моём положении выбирать не приходилось - согласился.
Сначала возил книги. Упакованные. По адресам. Потом стал возить ящики и свёртки. Всё вроде нормально, без проблем. Только дёрнуло ж меня заглянуть в один ящик-мрящик. А там оружие.
Ох, и испугался я тогда. Еду, весь дрожу. Увижу милицию, за руль прячусь. Дня три меня трусило. Потом смотрю, всем по фигу моя машина. Примелькалась. А мне главное – платят по договорённости.
Успокоился и продолжил работать, но сам себе на заметку взял и как только появилась возможность новой работы,  переехал.
Снял в Симферополе комнату. Работа почти такая же. Ночью возишь продукты. После десяти утра – отсыпаешься.
Думал, сбежал и всё хорошо? Но оказалось Крым очень маленький. Через неделю ко мне пришли те же…
Женщина что сдала мне комнату, очень просила чтобы я никого не водил в дом. Поэтому встречались всегда на природе. Сначала стали запугивать, что я, вроде сбежать от них хотел. Но я объяснил, что здесь платят почти втрое больше. Поверили. И обращаться стали не меньше. То туда, то сюда по ночам развозил коробки с самиздатом. Не читал. Не люблю. Правда, видя у кого брал и кому отвозил, понимал о чём эта писанина. Призывы и лозунги.
Теперь о главном. Однажды, выполнив очередное поручение по доставке, заехал получить заработанные деньги. На дому меня встретил незнакомец. Долго смотрел на меня, как бы оценивая, потом заговорил:
- Мы давно к тебе приглядываемся и, надо сказать ты не внушаешь полного доверия. Некоторые наши люди вообще описывают тебя как одинокого и подозрительного человека. Так нельзя. Надо бывать на людях. Нельзя выделяться. Твоё общение с афганцами похвально, но ты не забывай что эти люди убивали наших единоверцев. Пусть они тебя считают другом, но придёт и наш час. Теперь о главном. У нас разрабатывают определённую операцию. Скажи, на этой работе и на самом заводе у тебя есть друзья или просто проверенные люди?
- Да. Такие же водители как и я. Мы грузимся в одно время.
- Вот это прекрасно. Мы укажем день и час, когда на территорию завода необходимо будет завезти груз и просто оставить машины в указанном месте. Сам завод стоит в виде заглавной буквы «Т». Две машины поставите в углах основания. Это где пункт приёма сырья и вход в здание управления, и цех, а третью машину подгоните к месту вашей погрузки. Вы ведь грузитесь около трёх часов ночи? Вот и прекрасно! А главное помни, твои дети и престарелые родители живут только благодаря тебе. Ты выполняешь наши поручения и они хорошо себя чувствуют. Едят, пьют, живут и учатся. Если всё сделаешь правильно, обеспечишь им безбедную жизнь до конца дней.
На этом наш разговор практически и окончился. День, дату и время, сказали что укажут позже. И дал как аванс, довольно приличную сумму.
По сугубо моему мнению, эти люди готовят взрыв и уничтожение завода. А данное предприятие обеспечивает продукцией большую часть всего Крыма. Так как другие, аналогичные заводы в разных городах, при Украинской власти были перепроданы или разграблены.
Будучи молодым, проходил службу в армии в сапёрном взводе. И поэтому понимаю, что разместить в машинах взрывчатку и завезти на территорию не составит труда. А уничтожив пункт приёма сырья, пункт выдачи готовой продукции, а так же, частично, цеха производства – всё предприятие на долго выйдет из строя. Доставка же такого количества продукции через Керченский пролив, ежедневно, паромами, не представляется возможным.
Добавлю. После этого разговора стал тщательнее приглядываться к тем, кто работает рядом. Стал, намеками, выспрашивать и выяснять. Оказалось что двое из троих, так же как и я, запуганы. Им угрожают расправой с семьёй. А вот третий, тот совсем другой.
Молодой. Ярый, но тщательно скрываемый националист. По словам первых двух, сразу после перехода Крыма, был очень активен и призывал к бунту и военным действиям. Но как вдруг, в одно утро стал полностью лоялен. Подозрительно. Может как и я, получил указание втереться в доверие?
И ещё одно наблюдение. Однажды, доставил в сельский магазин продукты. По соседству, ваша ФСБ, проводила обыск в частном доме. Стояла кучка людей. Их снимали на видео и ваши и наши, а толпа картинно возмущалась. А потом я заметил Легура. Это третий мой знакомый. Так вот он стоял в стороне. Когда камеры направляли в его сторону, он отворачивался, но вроде как давал тихие указания разным людям, подходящим к нему с разных сторон.
Обыск дал результаты. Были найдены запрещённая литература и незарегистрированное оружие. Я и не сомневался, ведь сам туда всё это и привозил. Но тогда я тоже не подал виду.
И вот теперь я пришёл к вам сам. Мне позвонил отец и сказал что приходили посторонние люди. Сказали что из Херсонского меджлиса и серьёзно предупредили что бы мы ни куда не выезжали, под стразом смерти. У них длинные руки и большие связи. Найдут если что. Даже в Узбекистане. И назвали адрес, где мы там проживали.
- Сами-то мы не боимся, но внуки, да и ты, сынок. У тебя всё в порядке? Ты взрослый мальчик. Знай, мы всегда с тобой. Старайся жить по Корану.
- Слава Аллаху, отец, я так и делаю. Спасибо Вам отец.
После этого звонка я и пришёл к вам. Наверно ни в одной религии мира, умные книги не призывают убивать невинных. Обрекать на голод и мучения детей со стариками. Прошу вас помочь сберечь мою семью. Семьи ещё двоих таких же работяг как и я. А так же всех тех, кого эти террористы хотят оставить без еды.
Люди! Любите друг друга. Не вредите себе и другим. В мире и без вашего участия хватает зла, насилия и горя. Не преумножайте несчастья. Станьте добрее. Любите себя. Любите людей. Любите и берегите наш Мир. Как страшно когда стреляют.
Мира, спокойствия и благополучия.

© Панченко Андрей, 17.11.2016 в 18:53
Свидетельство о публикации № 17112016185359-00404095
Читателей произведения за все время — 16, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют