Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 27
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 26
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

"Пятёрка по анатомии..." (Рассказ)

      Летом этот маленький уютный парк неподалёку от дома становился для неё вторым домом. Рано утром, едва проснувшись, она спешила туда, обходила парк по периметру, постепенно разминая свои суставы и мышцы, переходила с прогулочного шага на спортивную ходьбу и, наконец, на лёгкий бег трусцой.
Чистый воздух, первые лучи солнца, голоса только что проснувшихся птиц, питали её чистую душу и давали замечательное ощущение лёгкости и бодрости её зрелому телу, практически, на целый день.
Бывало, что Луизу с самого утра вдохновляло абсолютно всё вокруг, просто с самого первого шага по парковой беговой дорожке, было ясно: сегодня точно сочинится что-то такое! Такое необыкновенное, восторженное, проникновенное, замечательное, одним словом, божественное!
Усиленно разгоняя кровь по тонким венам, она получала свой дневной заряд бодрости, внимательно при этом смотрела по сторонам, всё замечая, всем проникаясь, всем восторгаясь и всему сочувствуя.
Ну, такая уж она уродилась, Луиза Лукас и просто Лу или Лиз, для тех, кому её полное имя казалось слишком строгим или претензионным.
После утренней прогулки, она возвращалась ненадолго домой, чтобы принять прохладный душ и выпить свой утренний зелёный чай с кусочком сыра. Потом Луиза медленно одевалась, по настроению, иногда подчёркнуто строго, иногда модно и стильно, но чаще - в удобные бриджи или юбку из мягкой ткани, шёлковой блузу в мелкий цветочек, кожаные сандалии. Изящно повязав косынку на голову или шарфик на шею, она снова шла в любимый парк, только теперь садилась там на свою заветную скамейку, чтобы снова и снова слушать окружающий мир, делать какие-то заметки или просто запоминать, иногда что-то диктовать на свой маленький диктофон.
У Луизы не было теперь очень близких знакомых. Все её родные давно жили за границей, и на лето они предпочитали выезжать на морское побережье, подальше от суеты и задымлённости мегаполиса. А Луиза возвращалась на всё лето домой, в свою маленькую квартиру в зелёной парковой зоне, с цветущими под окнами липами. Все давно знали, что она неизлечимо больна ностальгией. И даже не пытались отговаривать её от поездки, ведь Лиз любила одиночество и творчество больше всего на свете. Она писала только на родном языке, на котором думала и чувствовала. Потом она могла, конечно, перевести что-то на английский, чтобы опубликовать при необходимости, написать сценарий или статью, но это было просто рутинной работой.
А творчество было только здесь, в этом маленьком парке, с его постоянными обитателями: белками, птицами, молоденькими мамами с колясками, пожилыми дамами с собачками. Только здесь никто не знал и не догадывался, что она писатель.
Утром в парке Луиза обменивались приветствиями с несколькими пожилыми дамами, которые выгуливали своих комнатных собачек прямо на газоне, под строгим предупреждением о том, что вход с собаками на территорию парка запрещён.
Их иногда громко облаивал огромный лохматый пёс, который, кажется, жил где-то в самом парке, наверное, в качестве самого главного его охранника. Он был злобный и совсем непредсказуемый. Иногда, не обращая ни на кого внимания, он просто спал в тени, а то, вдруг, начинал громко лаять и гонять всех собачек и кошек. Бывало даже, что он бегал за велосипедистами, рыл в порыве злобы землю и рычал, как дикий зверь.
Луизу пёс не трогал. Она старалась не попадать в поле его зрения, но сама за ним незаметно приглядывала. Что-то было такое в его наружности и поведении, что заставляло внимательнее к нему присмотреться.
Однажды, когда она уже собиралась уходить, чтобы выпить чашечку «эспрессо» в кафе неподалёку, её внимание привлекла странная старуха с большой полиэтиленовой сумкой в руках. Сгорбленная, костлявая, с длинным носом, такая себе баба Яга, она, вдруг, неожиданным художественным свистом подозвала к себе огромного пса и, присев на траву, сразу же стала кормить его, доставая из своей сумки, огромные кровавые куски мяса. Пёс заглатывал их, не жуя, а старуха, странно озираясь по сторонам, продолжала эту обильную кормёжку.
Луизе стало как-то не по себе от этой картины, и чтобы не выдать окружающим своё нарастающее любопытство, она достала из кармана диктофон, имитируя обычный разговор по телефону, краем глаза продолжала наблюдать за старухой и злобным псом, пожирающим мясо. Когда сумка опустела и пёс, объевшись, лёг на траву, к старухе неожиданно подбежал молодой человек довольно странной наружности, в вылинявшей футболке и грязных штанах, который, как оказалось, сидел здесь же, неподалёку, под старым деревом, всё это время прямо на траве, поэтому Луизе его и не было видно.
Старуха что-то шепнула ему на ухо и незаметно подала свёрток, продолжая озираться по сторонам. Парень вернулся под своё дерево, старуха спешно удалилась, а пёс так и уснул на том месте, где только что заглатывал сырое мясо.
Луиза посидела ещё какое-то время на скамейке, а потом пошла по направлению к кафе, отметив для себя, что этот странный парень, сидевший под деревом, проводил её каким-то заинтересованным взглядом.
Ароматный кофе после любимого овощного салата вполне заменил ей обед, а фрукты на ужин были куплены ещё вчера и лежали в холодильнике. Луиза давно отказалась от мяса, ей просто не хотелось его, совсем. Иногда рыба, иногда кусочек индейки и перепелиные яйца были источником протеинов для её хрупкого организма.
Вид красного мяса и крови вызывали у неё приступы тошноты. Вот почему она в своё время оставила практическую медицину и стала заниматься самым любимым делом – писать книжки…
А вот завсегдатаи этого кафе с у довольствием поглощали огромные отбивные, стейки и шашлыки, запивая их пивом или вином…
Луиза помнила, что должна была закончить сегодня свою замечательную новеллу, но мысли её сейчас почему-то витали далеко от творческого процесса, и она решила не торопить события, а просто погулять, поискать магазин, где можно было бы купить хорошую кожаную сумочку и перчатки.
Луиза внимательно смотрела в витрины многочисленных магазинов, почти автоматически читала рекламные плакаты и объявления о продаже самых разных товаров.
На глаза попалось короткое рекламное объявление, прибитое прямо на крашеном заборе: «Всё из кожи». Красная стрелка указывала на внутренний дворик.
Луиза зашла «по стрелке» в пустынный дворик в поисках нужного магазина, где "всё из кожи". Ей очень нравились изделия из натуральной кожи, хотя где-то в глубине души она чувствовала всю «не гуманность» такой любви…
Стрелка указывала на какое-то подвальное помещение, в которое нужно было опускаться по крутым ступенькам. Никакой вывески или опознавательных знаков Луиза не заметила и остановилась в нерешительности.
Сильный запах хлорной извести и формалина сквозняк доносил из подвала на улицу, и он въедался в слизистую глаз и бронхов.
Через минуту на лестнице появился высокий мужчина, атлетического сложения, в тёмных очках, чёрной рубашке, чёрных джинсах и спросил Луизу, кого она тут ищет. Она ответила почти скороговоркой, что вот искала магазин, но, кажется, заблудилась и решительно развернулась, чтобы уйти обратно.
«Магазин здесь, в этом подвале, если срочно надо, спускайтесь, я могу показать»,- произнёс себе под нос мужчина в чёрном, который, как в начале показалось Луизе, намеревался уже выходить, а потом, немного замешкавшись, всё-таки решил вернуться, чтобы проводить её…
Луиза почти уже сделала свой первый шаг вниз по лестнице, когда, вдруг, сзади неё появился сгорбленный силуэт той самой старухи, которая всего пару часов назад в парке кормила собаку кровавыми кусками мяса…
Она тоже зачем-то хотела попасть в этот подвал, где «всё из кожи», и Луиза, посторонившись, просто уступила ей место в двери…
Едкий запах хлорки смешивался здесь с каким-то сладковато-приторным, который вызвал у Луизы приступ тошноты, и она, резко развернувшись на 180 градусов, почти выбежала из этого серого, пустынного двора.
Смутная догадка внезапно пронзила её мозг, но она ещё до конца не могла в неё поверить. Ускорив шаг и иногда оборачиваясь, чтобы убедиться: никто за ней не идёт, Луиза помчалась домой.
Желая сократить путь, она решила пересечь парк по диагонали и выйти прямо к центральному выходу.
Асфальтированная дорожка «этой диагонали» проходила как раз мимо того дерева, под которым не так давно сидел тот самый странный молодой человек, наверное, родственник или очень хороший знакомый страшной старухи…
Луиза успела заметить совсем свежую, рыхлую землю прямо возле того дерева, к счастью злобной собаки поблизости уже не было…
Ночью Луиза дописывала новеллу, а утром сон сморил её окончательно, и она впервые за это лето не вышла на утреннюю пробежку в парк…


Дождь зарядил, похоже, на целый день… Луиза подумала, что дождь - не повод оставаться сегодня дома и, накинув свой клетчатый дождевик прямо поверх спортивного костюма, всё-таки решила выйти на улицу.
Её творческая натура настойчиво требовала какого-то продолжения вчерашнего приключения и неосознанно стремилась к развитию сюжета и, возможно, к скорому эпилогу. Она не очень любила детективные истории, ей требовалась и ясность понимания и свежесть восприятия жизни, чтобы на свет появлялись замечательные новеллы, чистые и лёгкие, как весенний воздух в сосновом бору.
Она прошла мимо ограды абсолютно пустого парка по направлению к своему кафе. В дождливую погоду его завсегдатаи прятались под тенты и весёлые зонтики, с удовольствием пили горячий чай и кофе, некоторые, правда, предпочитали «погорячее»…
Луиза присела за самый маленький столик подальше от шумной, сильно курящей компании, которой здесь сегодня активно подавали еду и напитки.
Ребята заказывали горячие мясные блюда и выпивку, смеялись и согревались громкими разговорами «по душам».
Луиза попросила у официанта порцию салата рукола и чашечку капучино и, в ожидании заказа, осмотрелась по сторонам. Взгляд почему-то упал на чёрные полиэтиленовые пакеты, заполненные, вероятно, пищевыми отходами, которые стояли на противоположной стороне аллеи, ведущей к кафе. Уложенные плотными рядами, они явно были приготовлены для последующей погрузки в мусорную машину.
Неожиданно, прямо из-за этой горы чёрных мешков появилась крупная собака. Луиза сразу же узнала в ней злобного охранника паркового хозяйства. Он обнюхивал мешки, наверное, пытался найти для себя что-то съедобное, периодически отряхивал шерсть от дождя и ещё параллельно метил территорию, поднимая заднюю лапу на ближайшие кусты цветущего жасмина.
Луиза, не отрывая глаз от громадного пса, быстро съела салат, почему-то не почувствовав его прежнего вкуса, и выпила совсем несладкий кофе.
Усилия пса, наконец, увенчались успехом и он, вытащив из чёрного пакета крупную кость, сразу же побежал по направлению к парку.
Луиза расплатилась за еду и сначала своим спортивным шагом, а потом и бегом трусцой, стала преследовать пса по противоположной стороне улицы. Ей очень надо было догнать его на нейтральной территории, где он пока не чувствовал себя хозяином и не был так агрессивен.
Тяжёлая и длинная кость в пасти мешала ему бежать быстро. Он иногда останавливался, чтобы перехватить её поудобнее и немного передохнуть. Луиза подошла так близко, что смогла очень хорошо рассмотреть и коленный сустав и берцовую кость, сочленённую с фрагментом таза… Пёс-людоед явно не чувствовал угрызений совести, он не убивал, он доедал…


А что, если он просто собирал…
Луизе, вдруг, припомнился разговор пожилых дам с собачками, которых регулярно облаивал в парке лохматый сторож. Они рассказывали какую-то историю о том, что пёс стал жить в парке с тех пор, как потерял здесь своего хозяина – угрюмого, пожилого, сильно пьющего мужчину, собиравшего тут бутылки и банки на выпивку и пропитание, которое он щедро делил со своим четвероногим другом.
Куда же он пропал, было ли у того бедняги какое-то жильё, и почему пёс так и остался жить в парке…
Луиза почувствовала, что без ответов на эти вопросы, она уже не сможет жить, как прежде, писать свои замечательные новеллы, гулять, кормить белок и птиц…
Пёс, тем временем, приближался к парку, не выпуская из пасти свой «трофей». Луиза шла за ним, озираясь по сторонам, не видит ли кто…
Двое работников парка в униформе совершали плановый осмотр детской площадки, рыхлили песок в песочнице и подкрашивали забор. Желающих поиграть в песочнице в такой дождь, конечно, не было, и только мамы с детскими колясками фанатично гуляли в парке в любую погоду.
Пёс упрямо тащил кость к тому самому дереву, где Луиза вчера наблюдала его кормление и какое-то странное общение старухи с тем парнем…
Луизе, вдруг, показалось, что пёс точно знает, что делает… Он донёс кость, осторожно положил её в траву и тут же стал рыть землю, неистово и злобно, как он это умел…
Луиза села на свою мокрую от дождя скамейку, завернув под себя полы дождевика и натянув на глаза капюшон. Она сидела и смотрела, как пёс, работая лапами и носом, закапывал человеческую кость. Он делал это так упорно и тщательно, измазавшись грязью и прошлогодней листвой, как будто выполнял очень важное задание.
Луиза поняла – здесь пёс хоронил останки своего друга…
Ей, вдруг, захотелось подойти к собаке, просто постоять рядом, посмотреть в его глаза, и тем выразить ему сочувствие и понимание. Страха не было совсем, он как будто исчез, куда-то испарился.
Луиза подошла к дереву, присела на корточки рядом с собакой и погладила его мокрую, грязную голову.
Он прилёг, медленно положил голову на лапы и закрыл глаза…


Эпилог


О чём думал он, кого вспоминал, что чувствовал…
Луиза услышала шаги и увидела, как кто-то приближается к дереву.
Работник парка в униформе, с банкой белой краски в руках, подошёл совсем близко, и она узнала в нём «вчерашнего» парня в вылинявшей футболке.

«Ну что? Опять кость притащил, Друг? Закапываешь всё глубже, наверное, боишься умереть с голоду?» - ласково обращался он к собаке.

Потом, улыбаясь, объяснил Луизе, что его бабушка кормит пса почти каждый день, приносит мясо и разные потроха прямо из разделочного цеха, где она работает уборщицей помещений.

-  Мне тоже иногда перепадает свежий кусочек мяса… Бабушка у меня добрая, сама мясо не ест, зубы все давно выпали…
Там разделывают кроликов, нутрий, даже телят и ягнят. Цех в подвале, небольшой, но универсальный: свежее мясо поставляют в соседнее кафе, а шкуры и кожу выдерживают в специальных растворах и пускают в производство…
Все работники парка Друга жалеют, ведь его хозяин пропал без вести…
Вот и остался он жить тут, в парке, охраняет территорию. Люди думают, что он злой, а он просто тоскует по своему хозяину…

Луиза в задумчивости кивала головой, слушая рассказ улыбчивого юноши, ласково поглядывая на лежащего под деревом, уставшего от своих трудов, пса.

Когда-нибудь она обязательно расскажет Другу, что у неё одной, на всём курсе, была пятёрка по анатомии…

© Алла Войцеховская, 26.05.2016 в 12:13
Свидетельство о публикации № 26052016121304-00396643
Читателей произведения за все время — 21, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют