Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 40
Авторов: 0
Гостей: 40
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 11 (Эротические рассказы)

Глава 11
Отрывая медленно глаза, Оксана ощущала ужасную сухость во рту, ужасающее пиканье приборов жизненных показателей уже томило своей монотонностью звука. Голова кружилась, словно стены палаты плыли, в самом помещении была притемненная обстановка света, занавеска на окнах была закрыта, а единственным освещением был свет, что проникал золотистой дорожкой из открытой двери. В палате была чиста воздуха, дышать можно было легко и свободно, система вентиляции, убирала всю скопившуюся духоту ушедшего дня. Голубые знакомые стены в сочетании с побелкой наверху, включая потолка, вместе с его герметично закрытыми диодными светильниками, казались знакомой до боли атмосферой. У стены возле входной двери, почти в пару метров за койкой на которой лежала Оксана, скопились немыслимое количество букетов цветов, алые розы, хризантемы, гиацинты, даже кто-то подарил в вазе черную изысканной красоты орхидею. Тело Оксаны было накрыто бамбуковым одеялом, его легкость позволяло коже дышать спокойно, не создавая под ним атмосферу, вызывающую потеть.
- А…. Оксана Владимировна – изумилась в улыбке белокурая медсестра Мария, что вошла в палату к Оксане, перешагивая через высокий порог открытой двери – Вы уже пришли в себя
- Где я? – всё еще не понимая, спросила Оксана уставшим голосом
- Вы у себя в больнице – пояснила медсестра, улыбаясь подозрительной красоты таинственной улыбки – Вас проткнули ножом, на свадьбе вашей сестры, в Москве вам сделали операцию, спасли чудом жизнь и по распоряжению Тихонова и депутата Романова, вас привезли сюда под наблюдения врачей вашей команды
- То что я жива это уже обнадеживает – ужасающая сухость во рту, мешала Оксане говорить, мешая её применить всю красоту нежных нот голоса – Пить – простонала она не имея возможно встать с кровати
- Вас не было в сознание четыре дня – пояснила медсестра, взяв бутылку с дистиллированной водой, открывая пробку, пластиковой бутылки – Естественно организм обезводился, вот пейте
«Четыре дня, да охуеть, как так, эта сука Захира и её подлая дочь заплатят за это», состроив изнывающее в мучениях лицо, размышляла Оксана о мести в своей голове.
- Мои руки – хотела взять бутылку воды самой Оксана, изнемогая сильным недостатком сил, не могла даже возмутиться – Почему я не могу ими пошевелить? – жалуясь, спросила она  
- Ах… это – застенчиво прикрывая губы ладошкой, улыбнулась белокурая медсестра – Валерий Валерьевич лично обговорил всё с вашими родителями и господином Романовым, что пока вы на обследовании своих коллег, вы будите прикованы к кровати – поднесла она горлышко пластиковой, открытой бутылки к губам Оксаны
Жадно глотая чистую свежую воду, Оксана пыталась утолить свою жажду, глотая большими глотками воду, проливая несколько капель с губ.
- Всё-всё – забирая бутылку от губ Оксаны, предупредила девушка – Вам много нельзя, вам недавно сделали операцию, и велели давать строго нормированную дозу воды  
- Я сама знаю, сколько мне пить – вскипела Оксана, из-за того, что белокурая наглая медсестра не дала ей насытиться вдоволь утолить жажду – Развяжи меня – распорядилась она недовольно, пытаясь пошевелить ногами и руками, плотно привязанными ремнями к поручням кровати
- Нет – ухмыльнулась злорадной улыбкой белокурая чертовка, закрывая пластиковую бутылку пробкой, поставила её рядом на тумбочку – Вам Оксана Владимировна нужен отдых после операции нужно, восстановить силы
- Я не хочу спать – возразила Оксана, уставшим голосом – Я все равно сейчас не усну, освободи меня быстро
- Да сейчас – возразила медсестра блондинка – Чтоб меня тут же уволили, когда у вас швы разойдутся из-за того что вы начнёте гулять по больнице
- Я тебя уволю, если не развяжешь – прошипела на неё Оксана, выражая в голосе ярость
- Нет, не уволите – не согласилась с таким утверждением белокурая девица, отходя к столешнице напротив, стукала каблуками туфель по линолеуму – Я не ваша подчинённая, а вы уж точно не главврач это больницы
- Развяжи меня! – повторила Оксана свою просьбу, продолжая непокорно шипеть, подобно образу и подобию дикой королевской кобры, пытаясь шевелить в кровать руками и ногами
- Я вас скорее сейчас усыплю – ответила медсестра, отодвигая ящик столешницы, достала из него какой-то непонятный флакон – А на утро как проснётесь, будите говорить со своими коллегами
- Ты что блядь тупая – набравшись колоссальный сил, крикнула неё Оксана, так что живот заболел, горло продирало дикой болью – Развяжи немедленно – сопротивлялась она воли этой чертовки, извиваясь на кровати как взбесившейся зверь, пытаясь освободиться
- Ремни крепко вас держат – пояснила медсестра, набирая шприцом содержимое флакона – Не пытайтесь сопротивляться, а то швы разойдутся на животе  
- Ну сука я тебя за это порву – прошипела хриплым голосом Оксана, с опаской наблюдая как со шприцом в руке к ней подходит белокурая медсестра
- Несомненно, это будет ой, как жестоко – рассмеялась она тихим смехом, снимая для чего-то иглу со шприца – А пока вы будите делать бай-бай – положила она иглу на тумбочку
- Извините, что беспокою – прервала терзания Оксаны рыжеволосая пациентка – Но мне нужно срочно поговорить по поводу лечения с Оксаной Владимировной
- Оксана Владимировна серьезно больна вы, что не видите – возмутилась блондинка медсестра, продолжая держать шприц с содержимым в руке – Выйдите, пожалуйста, из палаты
- Но мне….
- Выйдите вон, пока я не позвала охрану – не давая ей договорить, повысила голос на рыженькую девицу, в которой Оксана узнала пациентку, что была у неё на приёме в клинике
«Возможно это мой шанс, который я упускать не намерена», быстро сообразила Оксана, что нельзя так скора расставаться с рыжеволосой девушкой.
- Нет! – заявила Оксана – Пусть останется, я с ней просто поговорю  
- А я сказала, нет – не согласилась с мнением Оксаны медсестра
- Стойте! – вбежала в палату рыжеволосая красавица в голубом халатике, что скрывал красоту её прекрасного юного под ним тела – Мне очень нужно поговорить с Оксаной Владимировной прошу вас – уверяла она проявляя настойчивость вцепилась в руку медсестры ,что держала шприц
- Девушка если вы сейчас не уйдете, я вызову охрану – предупредила медсестра уже более злостной интонацией голоса, пытаясь высвободить свою руку
- Ремни – подсказала Оксана, желая помочь рыжеволосой спасительнице – Освободи мне руки
- Вы не посмеете – заявила криком медсестра, как только рыжеволосая девица забралась к Оксане на кровать – Я немедленно вызову охрану, вас выгонят из больницы, за нарушения порядка  
- Не выгонят! – возразила Оксана, ощущая, как пальцы рыжеволосой львицы быстро ослабили давления ремня, что сковывал её руку
- Так всё мне это надоела – взяла медсестра в одну руку катетер, а другой хотела вставить шприц в его клапан
- Извини дорогуша – высвободив быстро руку из-под ремня, Оксана вцепилась в руку медсестры, не давая ей ввести его содержимое в клапана катетера на руке – Но у меня на эту ночь уже совершенно другие планы – заверила она, ощущая как покорная львица, что сидела на кровати освободила второй ремень
- Но Оксана Владимировна – чувствую свою беспомощность в глазах Оксаны, жалобно молила медсестра
- Забери у неё шприц – панически беспокоясь, что её могут остановить, просила Оксана, обращаясь к своей спасительнице
- Отдай сюда – заявила рыжеволосая девица, забирая из рук медсестры шприц
- А ты иди сюда
Села быстро Оксана на больничной твердой койке, напрягая от боли живот, чувствую резкую колкую в нем боль, позволила белому бамбуковому одеялу упасть, оголяя красоту сочной объемной груди, обвивая при этом талию белокурой чертовки, притянула она её на себя.
- Тише-тише не вздумай кричать, ты же не хочешь чтоб нас услышали – уверяла Оксана, усаживая рядом с собой медсестру
- Что вы собираетесь делать? – в страхе спросила медсестра, упав к Оксане на койку
- Ничего такого – ухмыльнулась Оксана – Подай, пожалуйста, мне иглу со шприцом – улыбаясь хитрой улыбкой, изъявила свои требования она, обращаясь к рыжеволосой девице
- Она была неправа по отношению к вам – одевая иглу на шприц, говорила рыжеволосая девушка, подходя медленно к кровати
- И за это она сейчас и ответит – держа за волосы блондинку медсестру, согласилась с мнение рыжеволосой девицы Оксана, забирая у неё шприц с содержимым вместе с иглой – Правда ведь Мария – убирая волосы на шее медсестры, поднесла она иглу шприца к её пульсирующей артерии
- Вы не понимаете вам пока нельзя вставать – уверяла в панике медсестра, сильно и учащенно начала дышать, выказывая красоту расширенных зрачков перед Оксаной
- Давай золотце – вонзила она иглу в артерии на шее у медсестры, начала плавно вводить поршень шприца большим пальцем – Я как-нибудь с этим сама разберусь, а ты пока тут вздремнешь
- Но….. – хотела возразить белокурая медсестра, пока Оксана вводила ей содержимое шприца, но эффект был настолько силен что она вырубилась тут же
- Лживая потаскуха – грязно выругалась Оксана, вытаскивая шприц, кинула его на пол, пока рыжеволосая искусительница освободила ремни, что сковывали её ноги к поручням кровати
- С вами всё хорошо? – беспокоясь, поинтересовалась рыжеволосая девушка, освобождая последний ремень на ноге Оксаны – О боже, что с вашим животом? – испугалась она, заметив большой пластырь и стерильную марлевую повязку на оголённом животе  
- Да мне делали операцию – укладывая белокурую медсестры, без сознания, на место где сама лежала, пояснила Оксана, оставаясь сидеть на краю кровати – Принеси мне какой-нибудь халат и тапки хочу прогуляться
- Зачем они вас привязали? – испуганно начала допытывать девушка ненужными вопросами, стоя рядом с койкой Оксаны, на которой спала белокурая медсестра
«Блядь как же ты меня уже заебала, но всё-таки ты меня спасла, я просто обязана тебя поблагодарить», проявляя дьявольское терпение, изнуренно вздохнула Оксана, хватая воздух ртом.
- Слишком умные потому что
Нервно прикусывая губу, прошипела, ответив спокойно Оксана, оставаясь сидеть на кровати свесив ноги на пол, прикрыв обнаженную грудь и тело одеялом.
- А теперь принеси мне, пожалуйста, какой-нибудь халат
Повторила Оксана своё требование, посмотрев внимательно на рыжеволосую девушку, отлепляя пластырь на руке, который крепил катетер, вставленный в вену на кисти.
- Не голой мне же сидеть – вынимая медленно иглу из вены, пояснила Оксана, кинув всё на пол, взяла стерильный тампон с тумбочки в руку, прижала его к кровоточащему месту на руке
- Я вообще-то тут уже четвертый день лежу, никто меня обследовать не берется – возмутилась рыжеволосая девица, встав перед Оксаной – Вы же обещали заняться моим лечением
«До чего же нудная эту сука, ладно хоть будет чем отвлечься пока я тут в заточении», ухмыльнулась Оксана, мысленно желая, взять это дело.  
- Хорошо я займусь тобой – ответила Оксана, сидя на койке рядом со спящей медсестрой, поджала под себя ноги – Принеси мне только какой-нибудь халат и свою карту, да и раздобудь где-нибудь стетоскоп
- А что это такое? – удивилась девушка, так удивленно посмотрела на Оксану
- Эта такая штука – хотела объяснить Оксана, взяв в руку пластиковую бутылку с дистиллированной водой – Ладно не забивай себе голову всякой ерундой, просто принеси мне халат и свою карту
- Хорошо – словно улыбка необъяснимой для Оксаны радости засияла на лице девушки – Я сейчас подождите немного хорошо
- А ты предлагаешь мне голой разгуливать по отделению стационара? – возмутилась Оксана, ощущая как живот ныл колкой острой болью, прижила к повязку теплую ладонь руки  
Ничего не ответив, девушка, застенчиво улыбнулась, направилась к выходу из палаты Оксаны, оставляя её одну в темной палате, вместе с усыпленной снотворным медсестрой. Откручивая пробку пластиковой бутылки, Оксана принялась жадно утолять свою потребность жажды, глотая большими глотками воду. Насытившись вскоре потребности воды, Оксана расположила подушку на спинке, так как живот нестерпимо уже болел колкой резкой болью, облокотилась на её мягкую поверхность, положила ногу на ногу, оставаясь укрытый под одеялом. Вскоре через пару минут рыжеволосая девица вошла в открытую дверь палаты, держа в одной руке красный халат, а в другой медицинскую карту, которую каким-то образом не доставили к её лечащему врачу.
- Мда… быстро же ты – ухмыльнулась Оксана, держа руку на животе – М… черт как живот болит, извини дорогая моя, я не могу встать, придется лежать тут, ты не могла бы включить свет    
- Да-да конечно – любезно согласилась она, положив карточку и халат рядом с Оксаной, отражая милейшими скулами покрытыми веснушками красоту изгиба улыбки – Вам наверно нельзя вставать
- Нет, это мне нельзя было напрягаться – вредничала Оксана, взяла халат в одну руку – А эта сука вынудила меня – прошипела она на медсестру, что уснула под сильным действием введенного ей снотворного
- Я закрою дверь вы ведь не возражаете – спросила девушка, встав у выключателя, справа от двери, провела по его клавише указательным пальцем, включая оба диодных светильника в палате – Через несколько часов уже будет рассвет
- Да и сюда прибегут толпы совершенно ненужных мне людей, чтобы узнать как у меня дела – возмущалась Оксана, решив сидя на койке надеть на своё обнаженное тело красный халат
- Они наверно так рады вам – говорила с каким-то странным чувством разочарования – У вас тут только цветов, кому-то вы очень нравитесь
- Хватит болтать всякую херню
Грязно выругалась Оксана, одевая на тело халат, медленно завязала пояс у себя на талии, сидя на кровати, скрывая под его тонкой материей сочное очертание груди
- Иди лучше сюда – опрокинулась Оксана ввиду нестерпимой боли в животе обратно на подушку, взяв в руку толстую карточку в виде общей тетради – Расскажи мне о своих симптомах
- Кроме того что вы и так знаете? – спросила неуверенно девушка, поправляя на своем теле халатик, села рядом с Оксаной – Вы так прекрасны – сделала она весьма непристойный на этот момент комплимент  
«Блядь какой тут прекрасна, меня блядь пырнули ножом в живот, выгляжу как лохудра какая-то с распоротым брюхом», сморщила недовольно губы Оксана, отражая лазурной голубой,  прекрасной как топаз, взгляде глаз, скрытое недовольство.
- Перечисли мне все симптомы, что тебя беспокоят – заявила Оксана, позволяя этой девушке сидеть рядом с собой
- Головокружение, обмороки, отдышка, высокое давление – перечисляла она известные ей симптомы – Сильная утомляемость, нарушения зрения, сопровождающиеся головной болью  
- Обмороки случаются, в каких ситуациях? – заострила Оксана на этом своё внимание – Что должно с тобой произойти, чтобы у тебя случилось необъяснимая потеря сознания?
- Обычно перед сильной сексуальной возбужденностью – застенчиво ответила девушка, стесняясь ввиду прошедшей недолгой эротической связи посмотреть Оксане в глаза
- Только в этом случае? – нахмурила Оксана губки, касаясь своими пальцами рыжих волос девушки, сидела спиной к ней – Ты не подашь мне стетоскоп, вон на той столешнице с краю, пока я почитаю твою карту? – указала она взглядом довольных глаза, облизывая губы, от наслаждения, что боль в животе чудесным образом прошла
- Да-да конечно – вставая медленно с больничной твердой койки с двумя мягкими матрацами, отразила прелесть упругих бёдер перед Оксаной  
Из прочитанный в течение несколько часов карты девушки, Оксана смогла заметить, что девушка страдает «тахикардией», приступами  «стенокардии», быстрой утомляемостью, мышечной слабостью, иногда случаются кровохарканье. Огромное внимание привлекло, то что в таком молодом возрасте, этой девушки один из обследовавших её в Москве врачей поставил диагноз сердечная астма. Обмороки у девушки происходят при быстрой смене положения тела, а так же при излишней эмоциональной возбужденности.
- Достаточно интересно – произнесла Оксана через несколько часов непрерывного изучения каждой страницы карточки девушки, сидя в кровати надевая на себя стетоскоп – Давай я тебя послушаю, повернись ко мне спиной и оголи торс до талии или сними вообще его
- Надеюсь, это будет не как в прошлый раз? – кокетливо подметила девушка, выражая во взгляде глаз  сексуальную привязанность
- В прошлый раз меня хотя бы ножом никто не подрезал – ухмыльнулась Оксана, была рада только тому, что в таком положении живот не болел ужасной ноющей резкой болью
Прислонив холодное ушко стетоскопа к прекрасной спине девушки, что была частично покрыто веснушками, Оксана смогла распознать, тщательно прислушиваясь, распознала грубый систолический шум над аортой и над митральным клапаном, приглушение I и II тонов на аорте. Двигая ушко стетоскопа, по груди девушки, когда она сидела повернутой к ней лицом, Оксана смогла услышать ослабленный II тон на аорте. Обнаружение систолического дрожания на аорте, в надгрудинной ямке, области сонных и подключичных артерий, Оксана смогла распознать признак аортального стеноза, что никак не вписывался в череду некоторых симптомов. При прослушивании Оксана смогла распознать сухие хрипы, что указывали на скопившуюся в лёгких жидкость.
- Сейчас проверим только как у Оксаночки дела
Услышала Оксана голос Марины Викторовны за закрытой дверью и отодвинула ушку стетоскопа от груди девушки, снимая его, оставляя висеть на шее.
- И сразу же заскочу к вам Валерий Валерьевич, вы что тоже хотите проведать моего начальника?
- Наверняка Мария – воодушевленно говорил Тихонов, открывая входную дверь палаты, в которой лежала Оксана – Вежливо следит за Оксаной Владимировной в противном случае….  
Раскрыв рот от удивления Тихонов, когда заметил Оксану сидя с рыжеволосой девушкой, рядом с ними у стенки спала медсестра. Кровеносный катетер, что был в руке у Оксаны лежал на полу, вместе со шприцом, которым она усыпила наглую белокурую медсестру. Марина Викторовна в роскошном синем платье,  обомлела от ужаса, что учудила Оксана, крайне не ожидала такого увидеть, встала рядом с Тихоновым, раскрыв шикарным изгибом алую красоту губ.  
- Да у нас есть дело – улыбнулась застенчиво Оксана, обвивая рукой рыжеволосую спасительницу, что помогла избежать сонной кары – И я немедленно им займусь
- Оксана! – была крайне шокирована Вероника, входя в палату за Мариной Викторовной – Что тут у вас произошло?          
- Ничего просто ваша медсестра, что вы оставили за мной приглядывать, решила вздремнуть от наглости на моей койке, вот я и уступила ей немного месту, она пока что не жаловалась – пояснила Оксана, отражая милейшее очертание формы скул в сочетании растрепанных неухоженных золотистых волос
- Оксана Владимировна!
Возмутился Тихонов, громко крикнув, чем напугал рыжеволосую девушку, что повернулась лицом к Оксане, спиной к окружающим, впадая сразу в её объятия, тряслась вся от страха.
- Что вы себе позволяете, в конце концов, вы хоть знаете каких денег, обошлась этой больнице ваша именно жизнь? – продолжая выказывать недовольство, возмутительной интонацией голоса, говорил Тихонов – Хотя с другой стороны, если у вас будет дело, я смогу вас хоть как-то контролировать
- Отлично у нас новое дело – улыбнулась Вероника, встав справа от своего отца
- Я не уверена, что в таком состоянии ей следует давать шанс лечить пациентку – возразила Марина Викторовна, пытаясь оспорить мнение Тихонова
«Да что ты блядь вечно лезешь со своими ненужными доводами», сжала Оксана простынь в кулаки, под которой сидела.
- Оксана Владимировна ведёт это дело – повторил еще раз своё требование Тихонов – А вы Марина Викторовна проследите, если будет хоть малейшая угроза здоровью Оксаны Владимировны или не дай бог этой пациентки, сразу же сообщите мне, на время этого дела вы лечащий врач своего начальника
- И так с чем мы имеем дело? – с застенчивой улыбкой показалась из-за спины Валентина, держа в руках красивый букет георгин
- Скворцова Анна Валентиновна 1995 года рождения – пояснила Оксана передавая карту в руки доктору Ларионову – Поступила к нам с жалобами на головокружение, страдает сильной головной болью, кашель с кровохарканьем и на мой взгляд необъяснимым обмороками, так же удушьем, приступами отдышки, сильной утомляемостью  
- Возможно недостаточность трехстворчатого митрального клапана – предположил доктор Ларионов, открывая карту девушки, встал рядом с кроватью  
- Дефект межжелудочковой перегородки мог бы объяснить большую часть симптомов – вынесла своё предположение Валентина, подходя к рыжеволосой девушки села рядом с ней на край кушетки – Как часто вы страдаете сильной дыхательной недостаточностью, есть чувство как будто вас душат или воздуха не хватает?
- Пожалуй, я соглашусь со своим отцом – изъявила мнение темноволосая кудряшка Вероника, подходя медленно к кровати – Пролапс митрального клапана объясняет всё
- На мой взгляд, миокардит больше подходит – вынесла спорное опровержение Марина Викторовна
- Вы что издеваетесь? – возмутился Тихонов?
- Мда… я с вами тоже согласна Валерий Валерьевич – не понимая, к чему клонит Тихонов, согласилась, с его возмущенным утверждением – Миокардит кажется уж слишком дико, давайте для начала исключим признаки ишемической болезни сердца
- Да я не про то – внёс Тихонов ясность, указывая взглядом недовольных глаз на спящую медсестру, что до сих пор не проснулась – Вынесите её в сестринскую комнату  
- Да раз моя команда будет следить за моим здоровьем – изъявила Оксана своё требование, обращаясь к Тихонову – Хочу, чтобы эту девушку пересилили ко мне в палату, желаю лично наблюдать за её состоянием
- Вы же не любите встречаться попусту с пациентами?! – удивился такому требованию Тихонов, отходя к проходу открытой входной двери      
- Это особый случай…..
Ответила Оксана, пытаясь встать свесила ноги, почувствовав резкую слабость и головокружение, чуть не упала с кушетки когда её подхватили Ларионов вместе с Валентиной.
- Блядь – грязно выругалась Оксана, когда Ларионов помог ей лечь на подушку
- Вы же обессилены – уверял Тихонов – Уверены, что потяните дело?    
- Я буду уверена, если мне принесут кресло – заявила Оксана, снова желая подняться но руку Валентины так сильно упиралась к ней в плечо, вынуждая, напрячь живот почувствовать резкую ужасающую боль, снова рухнула на подушку – Валентина сука….
- Лежите, Оксана Владимировна – приказным тоном распорядилась прозорливая рыжеволосая львица – Вам сейчас нужен покой, вы чудом остались в живых, врачи не могут объяснить, но всё же хорошо, что вы живы
- Мда…  ты еще мне тут нотации почитай – возмутилась, обиженно нахмурив губы Оксана – Тогда отнесите отсюда эту швабру, задолбала, развалилась тут! – ткнула она её локтем, от чего снова почувствовав ужасную боль в животе, прижала к нему ладонь руки  
- Санитаров сюда быстро – распорядился Тихонов, прокричав в открытую дверь – Отвезите эту девушку в сестринскую комнату – отдавая указание двум парням санитарам, что въехали с каталкой в палату
- Я прослежу за Оксаночкой – заверила Марина Викторовна вслед уходящему из платы Тихонову, когда санитары перекладывали спящую медсестру на каталку – В конце концов, я теперь твой лечащий врач и полностью буду следить за твоим состоянием
- Да и еще – начала объяснять Вероника – Пока Тихонов не удостовериться, что ты абсолютно здорова, ты из больницы не выйдешь, служба безопасности больничного здания получила такое распоряжение, что тебя из больницы без его разрешения не выпускать  
- Да я и так знала что я теперь под заключением – уныло вздохнула Оксана, расслабилась в полный рост на кровати – Так не надо мне этим корить
- Валентина и Вероника сделайте рентген грудной клетке девушки, возьмите кровь, мочу и прочие анализы – распорядился Ларионов, направляясь к выходу из палаты
- Валерий Николаевич! – рассердилась Оксана, нахмурив губки бантиком – А ничего что это я её лечащий врач – говорила она, когда санитары вывозили на каталке тело спящей медсестры
- Тебе нужно отдохнуть! – заверила Вероника, направляясь к выходу из палаты вместе с Ларионовым  
- Пойдёмте Анна – предложила Валентина протянула руку девушки, что стояла рядом с кроватью Оксаны, видно было по застенчивому лицу, как она стеснялась врачей – Мы сейчас седлаем рентген, а потом возьмем у вас кровь на общий развернутый анализ
«Пролапс митрального клапана, многое бы объяснил», размышляла Оксана, ложась полностью в кровати, утопая головой в подушку, дожидаясь пока дверь её палаты, закроется, медленно закрылась глаза, погружаясь в глубокие мысли.

***
Преодолевая огромное усилие Оксана через боль села на кровати, чувствуя как колкая резкая боль расходиться от одной точки на животе, непрерывными терзающими импульсами по всему телу. Свесив медленно ноги с кровати, Оксана коснулась голыми ступнями теплого линолеума пола в палате, пытаясь дотянуться кончиками пальцев до белых тапок. Яркий терзающий свет дневного солнца проникал в палату неистовым светом, заставляя Оксану немного прищурить глаза, прикрываясь распущенными растрепанными прядями золотистых волос. Белые занавески на пластиковом окне лишь наполовину сдерживали лучи дневного солнца, высокие деревья, растущие за окном, создавали легкий полумрак отраженными тенями по стенам в этой палате. Воздух был пропитан спелым запахом апельсина, корки которого аккуратно убрала в полиэтиленовый пакет, на тумбочки рядом с больничной койкой, а сам апельсин разделила на маленькие дольки, довольствуясь прелестью кисло-сладкого вкуса на кровати.
Дверь палаты тихо открылась, издавая механический щелчок нажатой пластиковой ручки, заставляя Оксану вздрогнуть, поджав под себя тут же ноги на кровати, она тут же прижала ладонь к животу, что доставлял нестерпимую режущую боль от резких движений. За открытой дверью оказалась Валентина, хрупкое тело рыжеволосой красотки, было облачено в белый длинный халат скрывающий красоту скромного очертанием пленительного взгляду рельефа её тела. За гранью белой тонкой материей халата, v-образного декольте, Оксана разглядела на девушке красный кружевной бюстгальтер, что придавал этой львице образ сексуальной строптивой кошки. Стойкий запаха кашемирового дерева Оксана распознала, в парфюме «Azzaro Club Women», как только рыжеволосая девица перешагнула порог открытой двери, медленно входя в палату. Закрывая тут же за собой дверь, Валентина облокотилась на неё спиной, согнув чудесным изгибом ногу в колено, опираясь каблуком красных туфель, что украшали стройные ноги безупречной бестии, на её поверхность.  
- Оксана Владимировна – словно заигрывая, рыжеволосая девушка держала в руке бумажный планшет с анамнезом пациентки и какой-то странный белый пакет – Вижу вам уже лучше, как себя чувствуете?
- Было бы лучше – вредничала Оксана, держась рукой за живот – Если бы всякие тут швабры не входили бы попусту
- Швабры?! – возмутилась Валентина, посчитав это оскорблением, сморщила губы – Между прочим, я прикрыла вас от вашего парня и его сестры, когда они настояли взять мазок, они больше вам не доверяют, как оказалось
- Хм… и почему то меня это не удивляет – ухмыльнулась Оксана, лежа на подушки медленно и очень аккуратно, держа руку на животе, свесила снова ноги с кровати – И что ты взяла?!
- Да при поступление в больницу собирают все анализы, включая и мазок, на который хотели посмотреть ваш парень и его сестра – пояснила, прикусывая губу Валентина – Я сфабриковала результаты и показала им результат другой девушки, когда сама смотрела вас при поступлении, теперь они снова вам доверяют и даже скажу больше сестра вашего парня Елена…..      
- Думаю, не стоит спрашивать, почему ты им не показала мой мазок – ухмыльнулась Оксана,  касаясь вновь оголенными ногами пола палаты  
- Мда…. как вы догадались, у вас было проникновение, но следов мужской спермы обнаружено не было – пояснила Валентина, подходя медленно стукая каблуками по линолеуму, пленяя изгибом движением чарующих красотой бедер – Вот я принесла ваши туфли из комнаты отдыха, думаю они будут вам как раз кстати
«Хм…. эта сука словно читает мои мысли, сохранила мои отношения с Костей, даже вернула доверие Елены, что сомневалась во мне последнее время, пожалуй, эту маленькую рыжую блядь, стоит по-своему отблагодарить», застенчиво улыбнулась Оксана, в ответ, отражаясь прелесть красоты румянца  на щечках.
- Хорошо – поблагодарила Оксана, очень осторожно держась за живот обувала ноги в красные туфли, держа ладонь на животе, боясь снова ощутить болевое чувство на колотой ране – Мне нужен ноутбук, мой смартфон и мои очки
- Всё остальное я вам принесу потом – доставая из кармана смартфон Оксаны, рыжеволосая бестия положила его рядом с ней на больничную койку – А пока может, хотите прогуляться, выйти в коридор например, я как ответственный человек за вашу безопасность могу вас проводить  
- Ты взяла анализ крови нашей пациентки? – обвивая рукой талию девушки, Оксана медленно, чувствуя дрожь и слабость во всём теле, медленно встала с кушетки, держась рукой за живот
- Да девчонки в лаборатории уже им занимаются – ответила Валентина, придерживая Оксану, рукой за талию, направилась вместе с ней к закрытой входной двери
- Удивительно, уже полдня все знают, что я в сознании, а никто даже не навестил меня
Решив поддержать разговор, говорила Оксана, медленно дрожащими ногами подошла к двери, касаясь трясущейся ноющей слабостью, пальцами, пластиковой ручки.
- Хотя если четно я никого не хочу видеть – нажимая на пластиковую ручку, продолжила говорить Оксана, держась за тело рыжеволосой девушки, открыла дверь, потянув легонько её на себя  
- Просто мы еще не оповещали ваших родственников, друзей и близких, что вы пришли в себя
- Пока не стоит – холодно ответила Оксана, с трудом перешагивая, держась за Валентину порог открытой двери, вошла в коридор отделения стационара
Больничный коридор, отделения стационара был почти пуст в обеденное время, со стороны открытой двери столовой слышалось бряканье ложек и тарелок, где пахло приготовленным обедом. Медсестра на посту, строчила на клавиатуре безудержно пальцами, как пианист набирала текст, прищуривая взгляд серо-голубых глаз в жидкокристаллический экран монитора. Мужчина в черном трико и бежевой футболки с короткими рукавами сидел в коричневом кресле, ерзая пальцам по сенсору экрана планшета, что держал обеими руками. Девушка медсестра, с изумительным оттенком кашемира, сидела на подоконнике пластикового окна, жалюзи которого были наполовину прикрыты, тыкая пальцем по экрану своего телефона. В самом помещении кроме запаха приготовленного обеда, пахло спертым воздухом, парфюмом людей, впитавших в себя неразбериху ароматов, а так же прелестью цветущего лимона. Атмосфера теней и света была слегка притемненной, большой поток дневного света сдерживали жалюзи на окне, остатки пытались пробиться через дебри растущей за окном красавиц распустившихся берёз.  
- Да и хотела вас предупредить – заверила Валентина, проходя вместе с Оксаной рядом поста медсестры, придерживала её за талию – Излишние сексуальные контакты постарайтесь избежать хотя бы дня три  
«Да она охуела», возмутилась мысленно Оксана, сдерживая свой гнев, подошла к коричневому мягкому дивану, медленно, при помощи рук Валентины села на него, облокотившись на его спинку, положила ногу на ногу, открывая красоту упругих бёдер.
- Ну или хотя бы постарайтесь в этот момент не сильно напрягаться – уверяла Валентина, присаживаясь на диван рядом с Оксаной, положила руку к ней на коленку – А то швы могут разойтись, вам пока нельзя сильно напрягать живот
- Блядь да я поняла – грязно выругалась Оксана, испытывая нервозность, отдернула руку рыжеволосой девицы со своего колена
- Вы так исхудали – с сочувствием заметила Валентина, разглядывая бёдра Оксаны с хищным сексуальным любопытством
- Еще бы я четыре дня провела под вашим наркозом – жаловалась Оксана, положив руку на живот, чтобы он не так болел – Ужасно соскучилась по Аришке
- Она у Радионовой – ответила Валентина – А теперь если вы не возражаете, давайте поговорим о нашей с вами пациентки
- Вот именно об этом я хотела и поговорить – согласилась Оксана, села поудобней в угол дивана, пытаясь расположиться полулёжа
- Насколько я понимаю, я должна быть её лечащим врачом – рассказывала Валентина, внимательно наблюдая за состоянием Оксаны – Эта дурёха как узнала мою фамилию так чуть ли не с цепи сорвалась  
- Ну по крайней мере ты сидишь тут со мной – застенчиво улыбнулась Оксана, корчась от боли заползла на диван села на его подлокотник
- Оксана Владимировна вам больно? – беспокоясь спросила Валентина – Может вернёмся в палату?
- Нет мне и тут хорошо – ответила резко Оксана, не обращая внимания, на то ка критично посмотрел на неё мужчина в кресле, что сидел рядом держал большой планшет обеими руками  
- Она после операции ничего тут такого нету, человеку больно – пояснила Валентина, для мужчины, что так удивленно посмотрел – Танюш быстро распорядись, чтобы Оксане Владимировне сделали инъекцию Кеторолом
- М…. как же болит – прижимая руку к животу, корчилась от боли Оксана
- Сейчас-сейчас – уверяла Валентина, сидя рядом, обвила руками талию Оксаны, не давая ей упасть, когда она извивалась как дикая змея от боли – Быстро одну ампулу Кеторола – повторила она свою просьбу, обращаясь к оказавшимся в коридоре медсестрам
- Блядь я убью эту Захиру и её дочь похороню суку такую рядом с ней!!! – корчась от боли, шипела Оксана, приложив обе руки к животу, на место проведенной операции
- Дай сюда!!! – выхватила из рук медсестры шприц с обезболивающим, Валентина, снимая тут же с иглы колпачок, вонзила в бедро Оксаны  
- А….!!! – взвизгнула от боли Оксана, стиснув зубы, пока рыжеволосая садистка вводила поршнем шприца лекарство внутрь
- Тихо-тихо – уверяла Валентина, вынимая иглу шприца, из бедра Оксаны кинула его на пол – Сейчас всё пройдет, лекарству нужно время    
- Спасибо – чувствую расслабляющую уже легкую боль, с облегчением вздохнула Оксана, спускаясь с подлокотника дивана как озабоченная кошка, ловила удовольствие от такой приятной боли – М….. чтобы я без тебя делала моя Валюша
- Может лучше Оксане Владимировне быть в палате – беспокоясь, предложила кашемировая медсестра свой вариант
- Может лучше тебе заткнуться – огрызнулась Оксана, развалившись на диване,  подогнула под себя ноги – Я тебе не принцесса, чтобы быть в заточении          
- Оксана Владимировна давайте договоримся – предложила Валентина, пытаясь пойти на уступки Оксаны – Без сопровождения кого-либо вы из палаты не выходите
- Что даже в туалет? – удивилась Оксана такому условию, была просто вне себя от счастья, что действие препарата полностью купировало эффект болевого шока
- Даже в туалет – подтвердила Валентина – А теперь если не возражаете, вернёмся к делу
«Сука бессердечная», подумала про неё Оксана, скрывая за милейшей улыбкой на губах отвратительные грязные мысли.  
- Вы сделали рентген? – поинтересовалась Оксана, взяв планшет с прикрепленными к нему листами бумаг – Мне так же нужен анализ крови и мочи
- Да и на счёт той просьбы – отвлекла от темы Валентина – Вы уверены, что хотите видеть пациентку в своей палате
- Так мне будет легче за ней наблюдать – ответила Оксана, читая собранный, известный прочитанный из медицинской карты девушки анамнез – Да и к тому же за мной присмотрит, ты же ведь не успокоишься, если я там одна буду спать  
- Хорошо я подготовлю всё необходимое – радушно улыбаясь, согласилась Валентина – Сегодня вечером эта девушка будет спать в вашей палате
- Предупреди её, чтоб не сильно громко храпела – рассмеялась Оксана от удовольствия, приятного ощущения, снятой боли – Я люблю спать в тишине
- Из собранного анамнеза удалось только вписать сюда, то что вы и так знаете – пояснила Валентина, заметив на лице недовольное выражение лица с которым она на неё посмотрела
- Да не густо – согласилась Оксана, закрывая листки – Проверь кровь на инфекционный эндокардит, пролапс митрального клапана наиболее вероятен
- Я всё же больше склоняюсь к ишемической болезни сердца – вынесла Валентина свою версию, взяв из рук Оксаны планшет с листками собранного анамнеза пациентки – Скорее всего стеноз устья аорты наиболее вероятен
- Вот это моя дорогая ты бестия – сидя на диване в удобной позе, распорядилась Оксана – Тебе предстоит узнать и предупреди всех, чтобы без рентгена ко мне не возвращались – поразительной легкостью она свесила ноги, с дивана касаясь каблуками красных туфель линолеума пола
- Вам действительно нужно сейчас отдохнуть
Советовала Валентина, наблюдая за бёдрами Оксаны, что она чудесным образом отразила перед ней, вставая медленно с дивана, на котором сидела.
- Именно этим я сейчас и воспользуюсь – заявила Оксана, обращая особое внимание, как Валентина смотри на её упругие ягодицы, красота и эластичность изгиба которых была скрыта за тонкой материей красного халата – Дорогая ты ведь не возражаешь? – взяла она маркер, что лежал на столе поста медсестры
- Я зайду к вам после обеда – предупредила Валентина, вставая тут же с дивана, следом за Оксаной
- Ты не поверишь – шепотом прошептала Оксана, стоя рядом с медсестрой, что поднимала шприц с пола – Но я буду очень этого ждать – подмигнула она кокетливо лазурно-голубой прелестью глаз
«А сейчас мне просто надо подумать», уверяла мысленно себя Оксана, с легкостью под действием сильного обезболивающего подошла к открытой двери своей палаты, переступая через высокий порог, отразила роскошный изгиб упругих бёдер.    
Закрывая за собой входя в палату дверь, Оксана направилась к своей больничной койке, постель которой была смята. Забираясь дикой необузданной кошкой на кровать, Оксана села, на неё прикусывая колпачок черного маркера, улыбнулась роскошной красотой улыбки, глядя на стену окрашенной синей краской, была повернута спиной ко входу.  

***
Расположившись сидя на кровати, поджав под себя ноги, Оксана, прикусывая краешек губы, глядя на стену в которой был выстроен ряд предполагаемых сердечнососудистых заболеваний.  Исписанная черным маркером стена в больничной палате, включала в себя: пролапс митрального клапана, аортальный стеноз, сужение легочной артерии, дефект межжелудочковой перегородки, открытый артериальный проток, все эти диагнозы имели огромное сходство между собой. Закрыв полностью занавески в палате, Оксана пользовалась светом диодных светильников на потолке, долго смотрела в диагнозы, написанные на стене, через стекла надетых очков.  
- Стеноз легочной артерии и пролапс митрального клапана, хм…. аортальная недостаточность или стеноз устья апорты – кусая краешек губы, читала шепотом вслух Оксана, находясь одной в палате  
Входная дверь тихо издала металлический щелчок нажатой на неё пластиковой ручки, после чего отворилась, на пороге первой стояла Валентина. Перешагивая порог открытой двери, Валентина держа снимок рентгенографии, вошла первой в палату к Оксане, после за ней был сразу же Ларионов, Марина Викторовна и Вероника вошла последней, закрывая тут же за собой дверь.
- Оксаночка! – ужаснулась Марина Викторовна, прижав ладонь к алым щедро накрашенным губам, раскрыла от удивления широко красивое очертание глаз, безупречный оттенок которых был спрятан за стеклами надетых на глазах очков – Что это такое?
- Похоже, Оксана Владимировна предпочитает так вести дифференциальный диагноз, зачеркивая ненужный вариант – разъяснил Ларионов, медленно подошёл к больничной койке на которой сидела Оксана
- Оксана Владимировна – не придавая никакого значения расписанной маркером стены, начала первой говорить по делу Валентина – Как видите, удалось выявить….
- Подожди – возразила Оксана, вырывая снимок из рук рыжеволосой девушки, направила его на свет – Дай сама посмотрю  
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/03/22/21acc5.jpg
Снимок проделанной рентгенографии выявил миогенную дилатацию желудочка, наблюдаются типичные его расширения в частности удлинение нижней дуги левого контура сердца. Выраженное сужение устья аорты, привело к постстенотическому расширению аорты, что подтвердило одну из теорий аортального стеноза, который представляла в своей голове Оксана. В связи с этим стало заметно увеличением скорости систолического потока крови через суженное аортальное отверстие и высоким давлением струи крови на стенку аорты.    
- Дилатация левого желудочка – тихо произнесла Оксана, рассматривая снимок сквозь стекла надетых на глазах очков – А так же дилатация аорты
- Стеноз устья аорты – предложила Вероника один из вариантов – А так же пролапс митрального клапана  
- Симптомы этих заболеваний схожи – согласилась Оксана, кивая головой, отложила снимок рядом с собой на кровать – Возьмите общий анализ мочи, крови, включая посев, есть вероятность, что это бактериальный возбудитель
- Температура не слишком большая – заверила Марина Викторовна – При бактериальной инфекции, мы бы уже об этом знали
- Не только температура объясняет бактериальное поражение организма – не согласилась с этим утверждением Оксана – Проделайте ряд анализов, а потом приведите её ко мне в палату, хочу лично за ней понаблюдать
- В вашем-то состоянии – усмехнулся Ларионов недоверчиво – Да вы сами-то едва ноги передвигаете
- Я же сказала! – рявкнула, подняв голос Оксана – Что хочу сама лично за ней понаблюдать
- После сделайте ЭКГ и эхоКГ – досказала Марина Викторовна, взяв на себя ответственность за лечение пациентки – А ты Оксаночка ложись в постель, если что проясниться мы дадим тебе знать
- Девочки отведите пациентку на ЭКГ – распорядился Ларионов направляясь к входной двери в палате Оксаны
«Самодовольная блядь», взбесилась Оксана, преодолевая огромную неприязнь к Марине Викторовне, сжала простыню, на которой сидела в кулаки.    
- Я сообщу вам, как только будут готовы результат ЭКГ и эхоКГ
Заверил Ларионов, касаясь дверной ручки, не успев на неё нажать, как дверь открылась и на пороге была Марина Николаевна вместе с Рамазановым. К большому удивлению Оксана была крайне шокирована увидеть Роксану на пороге открытой двери, девушка была сильно заплакана и страдала каким-то сильным эмоциональным потрясением. Черный платок с кружевными узорами скрывал роскошные пряди её волос, и большую половину угрюмого лица, такое же по цвету, было черное платье до колена, отражающего преклонность образцовой дочери перед Рамазановым. Марина Николаевна, пропуская коллег Оксаны, выйти из палаты, только после Валентины, что вышла последней, зашла первой, из посетителей, она.    
- Заходи, давай – небрежно грубо схватил Рамазанов за предплечье Роксану, силой вынуждал зайти в палату – Что стыдно сестре родной в глаза посмотреть, после того что ты в загсе оклеветала её
«Пиздец какой-то, зачем он эту подлую суку за собой потащил, одной выдры мне по горло хватит, сейчас опять начнёт, как всегда по жизни меня воспитывать», изнурённо вздохнула Оксана, сильно смутилась появлению Роксаны у себя в палате.  
- Блядь ну неужели мне теперь терпеть помимо ножевого ранения еще и реплику драматических событий своей семейки – простонала Оксана, откинувшись головой на мягкую подушку – Даже знаете, не с одним из вас, я говорить не хочу
- Оксана доченька – выражая полное сочувствие, унылое очертание лица Марина Николаевна направилась к койке, на которой лежала Оксана – Боже как я рада, что с тобой всё хорошо
- Мне вспороли брюхо на свадьбе у этой суки – грубо выразилась Оксана, не давая себя обнять матери, забилась в угол койки, выставила руки, сидела, словно зажатая в угол кошка – Я чудом осталась жива и мне абсолютно похуй на ваше там сочувствие
- Оксана! – строгостью голоса сделал замечание Рамазанов – Хватит, мы с мамой очень сильно любим тебя и мы все до смерти перепугались, в тот момент, когда Захира пронзила тебя ножом!  
- Оксана прости – тихим едва слышным шепотом опустив голову, смотря в пол произнесла заплаканным голосом Роксана , оставаясь стоять у открытой входной двери
«Да ты сука совсем охуела, да я тебя за это просто раздавлю, ты пожалеешь вообще, что на свет родилась», была готова Оксана выплеснуть на девушку весь накопленный гнев.
- Знаешь что дорогая моя сестра – отражая коварство в безупречном очертание формы губ, заявила Оксана – Чтобы ты там себе не выдумывала, я тебя девственности не лишала, даже если это кто-то сделал, то это была не я, тебе ясно!!!
- Что?! – удивился, сильно возмутившись такому доводу Рамазанов
- Оксана доченька – хотела обнять Марина Николаевна свою дочь, садясь с краю на больничную койку
- Пошла нахуй! – грубо выругалась Оксана, совершенно не желая её видеть и разговаривать – Да и чокнутую суку эту тоже за собой прихвати, глаза мои, чтоб тебя больше не видели
- Оксана так это была не ты – тихим голосом спросила Роксана, подняв оживлённый взгляд глаз, посмотрела на забившуюся в угол больничной койки Оксану, что прижимала к себе колени, обвивая ноги руками – Тогда….
- Ты понимаешь, что ты наделала – корил угрызениями совести беспощадно Рамазанов – Ты подвергла свою сестру огромному риску
- Володя хватит! – возразила Марина Николаевна, суровым взглядом посмотрев на него, касаясь одной рукой кончиков растрепанных прядей волос Оксаны
- Зачем ты тогда это сделала?!! – прокричал в ненависти Рамазанов, схватившись за обе руки бедной девушки, что от страха тряслась как овца перед огромным волком
«Блядь ну почему я такая, эх…. ладно вступлюсь за эту дрянь», изнуренно вздохнула Оксана, отдёргивая руку Марины Николаевны от своих волос.  
- Папа хватит! – вскрикнула Оксана, прижав от испуга резкой боли руку к месту проведенной операции – Оставь нас наедине
- Оксана! – был крайне шокирован такому требованию Рамазанов
- Я сказала, оставьте нас! – состроив недовольное выражение лица, повторила Оксана, повысив значительно тон своего голоса, почти до крика
- Доченька как ты исхудала, тебя, что не кормят?! – с чувством жалости интересовалась Марина Николаевны, касаясь вновь рукой бёдер Оксаны
- Мама мне вырезали часть кишечника я теперь почти на строгой диете, видишь, апельсин не могу какой-то до конца доесть – указала Оксана на дольки апельсина, что лежали на тумбочки, насыщая воздух в палате искушающей силой аромата цитруса  
- Господи – заохала, сильно переживая, Марина Николаевна – С тобой всё будет нормально
- Как врач! – возмущенно посмотрела Оксана на Рамазанова – Я тебе говорю, что со мной всё будет нормально, а теперь оставьте нас с сестрой наедине
- Хм… как знаешь – пожав плечи, закатав расстегнутые рукава белой рубашки, согласился Рамазанов, направляясь к открытой входной двери, за которой на посту, наблюдала медсестра
- Я к тебе еще зайду доченька – назойлива, поцеловала Марина Николаевна свою дочь в щечку, от чего Оксана смутилась такой сцены перед медсестрой, что сидя за столом, наблюдала за сценой драматических семейных событий – Тебе что-нибудь принести
«Когда же ты сука наконец-то уйдешь, блядь такая!!!», прикусывая краешек губы, Оксана, сильно стесняясь, сжимала пальцами простынь под собой.
- Да! – повысив голос, крикнула на неё Оксана  
- Что ты хочешь доченька? – радушным материнским голосом с нотками заботы спросила Марина Николаевна, вставая с койки Оксаны, расправила темно-синее платье
- Мою дочь! – заявила Оксана, посмотрев на Марину Николаевну злобным диким оскалом королевской кобры – Я хочу видеть свою Аришку
- Ладно-ладно – согласилась Марина Николаевна, отчаявшись такой реакции со стороны Оксаны, немного опустив голову, направилась к отрытой входной двери, где прямо возле входа стоял Рамазанов – Пошли Володя, моя дочь меня уже не желает видеть
- Дверь закрой! – крикнула Оксана вслед уходящей Марине Николаевне      
- Оксана послушай – вежливым до крайности голосом уверяла Роксана, как только дверь палаты закрылась
- Заткнись! – прошипела на неё Оксана, расположившись сидя на больничной койке, облокотившись, спиной на подушку, что положила вертикально на спинку кровати, потянулась за бутылкой дистиллированной воды – Это из-за тебя я гнию здесь, пью воду и могу себе позволить лишь дольку несчастного апельсина
- Послушай, прости, пожалуйста – словно замаливая грешки, состроила она жалостное испуганное выражение лица села на край больничной койки Оксаны  
- Да плевать я хотела, на твоё прости Роксана – возмутилась Оксана, швырнув со злости закрытую пластиковую бутылку на койку, чем сильно напугала девушку. вынуждая её вскочить как ошпаренной  – Зачем ты это сделала? – спросила она, сидя на кровати поджав под себя ноги
- Я думала, что мы можем быть вместе
- Я твоя сестра Роксана – возмутившись такому заявлению, строго ответила Оксана – У тебя должна быть свадьба вместе с самым дорогим тебе человеком, а ты всё бабское счастье променяла на меня и смотри, во что это вылилось
- Я же не думала, что так выйдет – прижимая, испугавшись к губам ладонь, девушка отразила на своём лице печаль пережитых горем убитых нескольких прошедших дней
- Пиздой своей ты думала! – прошипела на неё Оксана, нагибаясь на кровати взяла возле ног пластиковую бутылку с дистиллированной водой – И заметь я тебя девственности не лишала и я понятия не имею зачем ты это сказала в загсе?
- Я хочу быть только с тобой сестра – с чувством полного отчаяния в голосе выразила Роксана своё желание, делая шаг к кровати Оксаны
Тело девушки прекрасно пахло парфюмом «LeiberJudithLeiber», завораживая утонченности аромата белого в чарующей композиции собранных оттенков, вызывающих страсть впитала в себя прелесть запаха жасмина в бесподобном слиянии вкуса в танце с гардений. Волосы девушки были скрыты под черным платком, придающей ей вид какой-то монашки, черное платье сшитое из высококачественного шифона, было дорого фасона, плечи и зона декольте которого были закрыты. Черные туфли на её стройных ногах имели весьма скромную величину каблука, закругленный их носик выдавал в Роксане еще больше застенчивости, придавая ей образ милой зашуганной девушки, что и так было видно по лицу, где стихия безудержных эмоций, была уже готова хлынуть водопадом с чудесных лазурно-голубых глаз.
- Оксана ну, правда….
- Помолчи…. – прошипела на неё Оксана, откручивая пробку от бутылки, не давая бедной девушке выговориться, суровым взглядом и кивком головы намекнула ей сесть рядом
«М…. я должна тебя просто разорвать за то, что ты сделала, а вместо этого у меня к тебе пропитались чувства жалости», размышляла Оксана, поднося открытую бутылку с водой к губам.
- Прости, посиди спокойно – вдыхая чудесный аромат парфюма Роксаны, когда она сидела повернутой к ней спиной, изложи свои требования Оксана, держа возле раскрытых губ горлышко открытой бутылки – М…..
Делая большие глотки, Оксана утоляла мучительную, терзающую её сухость во рту, безудержным потоком льющей с бутылки воды. Насытившись просто водой вдоволь, Оксана, закрывая пробкой бутылку, сморщив рассерженно губки, посмотрела на бедную, сидящую к ней спиной девушку, что опустив голову, смотрела ноющим, вызывающим взглядом в пол.    
«Блядь да что же ты делаешь, ладно, хорошо, независимо от того что ты сделала, может быть я разрешу тебе остаться на время со мной», глотая большими глотками дистиллированную воду, размышляла Оксана глядя краем взгляда на девушку находящуюся в очень сильном моральном потрясении.
- Эй-эй – возразила Оксана, отрываясь от горлышка открытой бутылки, ощущала легкую влагу будоражащих касанием капель, что плавностью изгиба огибали подбородок падали прямо на постель – Вообще-то я так должна себя вести, меня же твоя пизданутая мамаша проткнула ножом
- Оксана дорогая прости меня – обернулась она, к Оксане показав слезы ранимой души и истинное лицо олицетворяющее раскаянье, потом чувствительных ручьев влага катилась по лицу Роксану
- Блядь!
Ощущая на эмоциональном уровне, как слезы Роксаны пронзили её до глубины души, прошипела недовольно Оксана, понимая, что нужно быть чуть мягче с сестрой. Легкая головная боль, стала мучать Оксану и незначительное утомление, вынуждала её лечь на постель.  
- Ладно, послушай, я немного вздремну, что-то голова закружилась, а ты, если хочешь, можешь побыть со мной – поставив бутылку на тумбочку, Оксана, словно обессиленная рухнула на подушку головой, хватая воздух ртом – Наверно после операции и четырех дней в бессознательном состоянии дают о себе знать
- Хорошо-хорошо – радушно улыбнулась Роксана, своей первой улыбкой за время присутствия  палате – Я побуду с тобой сестра – коснулась она нежностью приятной теплой руки оголенных ног Оксаны
«Не знаю почему, когда я тебя хотела раздавить ты растрогала меня, а сейчас лапаешь, меня, а я даже не могу на тебя разозлиться, да что блядь со мной такое», думала Оксана, смотря в лазурно голубые глаза девушки, что были покрыты частичками душевной эмоциональной влаги.
- И я даже разрешу тебя посидеть со мной на одной койке – застенчиво улыбнулась Оксана, ощущая легкую мышечную слабость и головокружение, медленно закрыла уставшие веки глаз
- Спасибо сестра – ложась вместе с Оксаной на одну кровать, поблагодарила душевно Роксана
- Хм…. так приятно, наверно самое приятное, что я чувствовала с момента когда……
- Сестра прошу тебя – слезным голосом просила Оксана, убаюкивая шепотной речью – Не надо больше говорить об этом    
- Хм… как скажешь – чувствовала Оксана, как под властью шепотных нот голоса Роксаны её сознание погружается в глубокий сон
Позволяя нежностью пленяющих рук, Роксана обвила талию Оксаны, прижимаясь к ней на больничной койке, стала дышать теплым возбуждающим потоком воздуха, дыханием. Столь сильные убаюкивающие чары, погрузили Оксану в сон, принуждая сопеть под ухо Роксане, в чьих объятиях она уснула без остатка сил.

***
Нежность приятных женских рук, вынудило Оксану проснуться, под лаской поразительного потока теплого обворожительного дыхания под ухо. Открывая медленно глаза, Оксана обнаружила перед собой лицо Роксаны, что с улыбкой взывающей симпатии смотрела не неё. Солнце постепенно заходило за горизонт, озаряя лучезарной зябью заката палату, яркий свет которого проникал сквозь белые занавески на окне. Медсестра в белом коротком халате, вкатила в палату медленно тележку для разноса еды, пациентам которым не могут ходить, девушка, чей оттенок напоминал по цвету каштановой дерево, мило улыбнулась, подкатывая тележку к кровати Оксаны.
- Что это? – удивилась Оксана, из-за того, что не могла разглядеть содержимое запечатанного пластикового контейнера
- Куриный бульон Оксана Владимировна – радушно ответила девица в белом коротком халате, что носят медсестры – Некоторое время будите питаться именно им, так распорядилась Марина Викторовна
- Сука эта Марина Викторовна – грязно выругалась сонным голосом Оксана, легонько отрывая голову от подушки, держась рукой за живот
- Послеоперационная диета – пояснила медсестра, оставив стоять тележку рядом с кроватью Оксаны – Куриный бульон вам сейчас очень нужен
- Блядь! – выражая недовольство, сморщила губки Оксана – И как мне это есть? – обратилась она к выходящей из палаты медсестре
- Молча прихлёбывая ложкой – улыбнулась девушка, покидая палату Оксаны
- Сестра я очень хочу, чтобы ты поскорее поправилась
- Странно, зачем это? – удивилась Оксана, приподнимаясь в кровати опираясь на неё локтем другой руки
- Ты моя сестра…..
- Ой вот тока не надо – возразила корча недовольство Оксана
- Оксана прошу, не заводись – уверяла жалким подобием голоса, отразив милейшее очертание скул Роксана, села на кровати рядом с Оксаной, поджав под себя ноги – Мне отца хватило, он меня чуть в загсе не убил
- Если честно – коварством блистательной улыбки, одарила девушку Оксана – Было даже за что
- Я не ожидала, что мать так поступит – прикрывая от стыда лицо, уверяла Роксана, боясь посмотреть в глаза Оксане – Что теперь девчонки подумают, они ведь специально на мою свадьбу из Грозного ехали  
- Думаю, какое-то время тебе стоит обойтись без Грозного – предположила Оксана, нахмурив губки, заигрывая взглядом, посмотрела на Роксану
- Оксана Владимировна! – послышался голос Валентины из открытой двери палаты – Поступили первые анализы крови и мочи, хотите взглянуть
- Да-да конечно – кивнула головой Оксана, оставаясь сидеть на кровати рядом со своей сестрой
- Результаты говорят о незначительном снижении уровня гемоглобина и эритроцитов в крови
Говорила Валентина, не обращая никакого внимание на присутствие Роксаны, направляясь по палате к кровати, на которой сидела Оксана, держа в руке бумажный планшет, передала его ей в руки, на первой странице которого был общий анализ крови. Ускоренное СОЭ (степень оседания эритроцитов), повышение лейкоцитов в крови было умеренным, но говорило о каком-то неизвестном инфекционном заболевании. Удивило Оксану и низкое содержание тромбоцитов в крови пациентки, что показывало за собой склонность к кровотечению. В крови девушки отмечается появление С-реактивного белка, повышение уровня среднемолекулярных пептидов, «сдвиг в лейкоци¬тарной формуле влево», появление в периферической крови повышенного количества молодых форм нейтрофилов – палочкоядерных и юных. Наблюдается при активной борьбе организма с возбудителем, благоприятный признак течения болезни.
- Признаки легкой формы инфекционного возбудителя – удивилась Оксана, перелистывая листок, посмотрела на анализ мочи
Анализ мочи показывал другую картину, признак «лейкоцитурия», увеличение количества лейкоцитов в моче, составляло 25•10куб, активных лейкоцитов более 30%. Выделялся низкий «удельный вес мочи», что наводило Оксану на мысль о гипостенурия, низкая относительная плотность мочи. Такое состояние бывает, когда человек употребляет слишком много жидкости, за счет чего снижается плотность мочи, когда в норме она должна быть в приделах 1,002 – 1,012,  данный показатель регистрируется при помощи урометра.
- А вот это уже действительно интересно – закрывая листок планшета, была сильно удивлена Оксана – Анализы говорят о незначительной почечной недостаточности
- Действительно интересно – согласилась Валентина
- Распорядитесь, чтобы девушке дали отдельную палату – передавая планшет в руки Валентины, распорядилась Оксана, взяла обеими руками подушку облокотила её на спинку кровати
- Ты что взяла дело? – удивилась Роксана
- Простите Оксана Владимировна, а что она здесь делает? – недовольно посмотрела Валентина на Роксану – Между прочим, это из-за неё вы оказались в таком тяжком положении – уверяла она одуматься Оксану  
Тебя это не касается – прошипела Оксана в сторону Валентины, отражая недовольство в чудесно лазурном голубом взгляде глаз – Ну, надо же себя чем-то занять – ухмыльнулась она, отвечая на вопрос Роксаны, пожав плечами, облокотилась, спиной на подушку, положила ногу на ногу
- Хм…. ах… так да!!! – нахмурила рыжая бестия от огорчения скулы, чудесно покрытые прелестью веснушек
- Так вот почему у тебя вся стена исписана – подметила Роксана, внешне, не придавая никакого значения возмущению Валентины
- Ах… да точно – полезла Оксана рукой за маркером в карман
Записывая на стене, снимая колпачок маркера, Оксана ввела ряд факторов способствующих развитию почечной недостаточности, таких как: шок, сепсис, переливание крови, лечение нефротоксичными препаратами.  
- Значит так – прикусывая краешек губы – Распорядись на счет отдельной палаты для девушки, придется взять ряд анализов
- Это еще зачем? – не ожидала такого указания Валентина, так удивленно посмотрела на Оксану
- Чтобы провести полный анализ «пробы Зимницкого», посев мочи и всего прочего – разъяснила Оксана, закрывая маркер колпачком, убрала его в карман красного, надетого на ней, халата
- Вы же не уролог – не придавая никакого внимание на присутствие Роксаны в палате, спросила Валентина – Так давайте заниматься сердцем или передадим это дело в руки уролога
- Я тебя сейчас передам по назначению – возмутилась Оксана, нахмурила губки, от того что её приказы оспаривают  
- У девушки стеноз устья аорты – возмутилась Валентина
- А ты не думала, что при проведении операции или давать ей вазодилататоры, почки просто не смог их вывести еще раз взгляни на уровень их ферментации – отклонила возражения рыжеволосой девицы Оксана, посчитав их неуместными – Нужно определить причину инфекционного возбудителя  
- Назначу ей антибиотики из ряда «аминогликозиды» – недовольно фыркнула, выражая обиду Валентина
Обладают высокой токсичностью. Используются для лечения тяжёлых инфекций типа «заражения крови» или «перитонитов». Действие — бактерицидное.
- Ты что взяла дело? – повторила еще раз свой вопрос Роксана, сбивая и полностью отвлекая от мысли Оксану
- Блядь да! – прошипела Оксана раздраженно – Валентина, что ты там сказала? – спросила она когда рыжеволосая девушка подошла к отрытой входной двери
- Антибиотики……
- Ты что совсем спятила?! – была поражена Роксана
- Да блядь заткнись ты – отвлеклась Оксана от мысли – Распорядись, чтобы девушке выделил отдельную палату, приду через час проверю
- Ты же только что после операции Оксана ну какое дело, ты же убьешь человека – обиженно нахмурив скулы, поражающим очертанием и красоты изгиба, соответствовали в частности формам лица Оксаны – Как ты можешь работать, когда ты ослаблена
- Блядь вот из-за тебя я прослушала, что она там сказала? – шипела как кобра Оксана, садясь на кровати, выпрямила спину, пододвигая рукой тележку с контейнером ближе
- Да хватит Оксана! – была сильно раздражена Роксана – Я к тебе со всей душой, а ты берешь дело накануне своей тяжелой болезни
- Ну, надо же мне себя чем-то занять – не придавая никакого значения словам Роксаны, холодно ответила Оксана, открывая крышку пластикового контейнера – И вообще, если не хочешь со мной оставаться, дверь вон открыта – указала она взглядом на открытую дверь, взяв ложку в руки
- Нет спасибо – отразила ухмылку несогласия Роксана – Уж лучше с тобой, чем с этим тираном, который последние дни, только и делал, что угнетал меня – жаловалась она, говоря про Рамазанова
- Тогда сиди и молчи – сморщила губы Оксана глядя на пустой куриный теплый бульон, с чувством полного разочарования посмотрела на бутылку дистиллированной воды
«Пиздец какой-то, убила бы того, из-за кого я должна теперь так жить», разозлилась Оксана, выражая мысли в своей голове, сжала крепко взятую ложку пальцами.
- Оксана Владимировна – послышался голос медсестры из коридора – Вам на перевязку сейчас, готовьтесь – дальше послышался звук женских каблуков, идущих по коридору
- Блядь ну и жизнь у меня – поднося ложку куриного бульона ко рту, недовольно выразилась Оксана, чувствуя застенчивость перед сестрой
- Ничего скора, ты поправишься – уверяла Роксана, обнимая сзади за плечи Оксану, сидя на больничной койке у неё за спиной
- Пиздец, один тока запах, курицы меня раздражает – произнесла Оксана, после того как проглотила ложку куриного бульона, чувствуя отвращение от привкуса вареной курицы
- Самое главное, что мы с тобой помирились – с чувством полного облегчения, выразила Роксана своё мнение, прижимаясь щекой к спине Оксаны – Зря я затеяла всю эту историю о свадьбе и любимым, думала, что смогу, так как мама, но как я ошибалась, когда встретила тебя сестра    
- Конечно, мне до ужаса приятно – кривила губы Оксана, заставляя себя, есть неприятный ей куриный бульон – Но не могла бы ты помолчать – поднося ложку с бульоном ко рту, говорила она, держа её рядом с губами
- Да-да конечно – радушно согласилась Роксана, терлась озабоченной кошкой щекой о спину Роксаны, так что платок окутывавшей её волосы на голове упал на пол, освобождая пряди роскошных черных, как уголь волос – Спасибо тебе…..
- Роксана блядь! – прошипела на неё Оксана, подражая злости дикости королевской кобры    
- Ну, прям, Инь и Янь какой-то – входя в палату, произнесла медсестра, глядя на Оксану и Роксану вместе, что прижалась лицом к её спине
- Что?! – возмутилась наглости рыжеволосой медсестры, Оксана посмотрела на неё недовольно, держа ложку с бульоном возле раскрытых губ – Она моя сестра
- Да ничего – пожав плечами, девушка с каштановыми цветом волос медленно вошла в палату, касаясь каблуками черных туфель линолеума пола – Просто приятно видеть, что вы помирились    
- А вот это уже точно – заявила Оксана, положив ложку в пустой контейнер, смакую во рту куриный бульон, морщила губки, отражая отчаяние в неприятном привкусе курицы – Не твоё дело
Прекрасный силуэт тела, был облачен в короткий белый халат, под которым скрывалось очертание пленительных сексуальных женских изгибов. Скромная грудь, была в оковах черного бюстгальтером краешек, которого проглядывался благодаря v-образному декольте. Укладка ровных прямых волос, имела весьма пышный объем с прикрепленной к ним заколки в форме бабочки, что блестела, отражая проникающие лучи заходящего за горизонт, за окном солнца, в палате. Прекрасная композиция была собрана в единой палитре стойких, бесподобному вкусу «Viva La Juicy Noir Juicy Couture», сочетание лесных ягод, слились воедино с чарующим запахом жасмина гардении. Изумительная пляска ароматов карамели и ванили спелись тесно и воедино в данной парфюмерии, завершающим феноменом которым служил оттенок сандалового дерева. Виляя шикарной красотой бёдер, изумительная красоте чертовка вошла в палату, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, встала рядом с кроватью Оксаны.    
- Оксана Владимировна вам на перевязку – обратилась она глядя душевным взглядом с улыбкой на Оксану сидящую в обнимку с сестрой
- А я вот всё думала, знаешь когда же ты придешь – хотела на неё сорваться Оксана – Вот знаешь сгорала прям от нетерпения
- Оксана! – удивилась Роксана распутному характеру Оксаны, когда она кончиками своих пальцев дотронулась до v-образного декольте красного халата, оголяя совсем немного объем шикарной груди – Успокойся – смутилась она поведением своей сестры
- А что я просто ждала, когда же меня лично позовут на перевязку – ухмыльнулась в улыбке Оксана, взяв бутылку с дистиллированной водой в руки, открывая пальцами её пробку
- Доктор Ларионов просил лично меня проследить, как вам сделают перевязку – заверила рыжеволосая медсестра с прекрасным оттенком каштана волос  
- Ну, надо же сколько чести – пожав плечи поднося горлышко открытой бутылки к алым раскрытым губам на которых остался тонкий слой слизи от куриного бульона – И всё это мне!
- Оксана я понимаю, что прошу многого – коснулась Роксана испуганным взглядом руки Оксаны, когда она пила воду с бутылки – Но ты разрешишь мне остаться сегодня у тебя, не хочу возвращаться домой, опять видеть этого угнетающего тирана?
Такой вопрос сильно произвел впечатление на медсестру, что стояла, немного раскрыв рот, прикрывая губы ладошкой, раскрыв так неожиданно прелесть карих глаз, рядом с больничной койкой Оксаны.
«Да она блядь совсем охуела, может она еще захочет со мной в одной койке поспать», чуть не подавилась глотком воды, сплевывая её обратно в бутылку, была шокирована такой просьбой Оксана, закрывая медленно пробку бутылку с водой, так удивленно смотрела на Роксану.
- Это больница девушка, а не ночлежка! – возмутилась медсестра, ясно давая понять ответ, на вопрос Роксаны
- А я блядь не пациент, а заведующая отделением сердечнососудистой диагностики и хирургии
Опуская ноги с кровати, держась рукой за живот, гордо пояснила Оксана, касаясь каблуками красных туфель пола палаты.
- Да конечно оставайся – радушно согласилась Оксана, одарив сестру приятной улыбкой  
- Вы не имеете права! – возразила медсестра, выражая на лице мимику протеста
- Я имею – прошипела Оксана со злостью, держа руку на животе, медленно встала с кровати, едва стояла на высоких каблуках – Потому что я это могу, тебе ясно?!  
- Я буду жаловаться Тихонову – отразила она свои эмоции, подняв голос на Оксану – Орлова быстро на перевязку – набравшись гордости, крикнула она ей в лицо это
- Ты блядь совсем охуела – шипела на неё Оксана, медленно подошла к девушке, стукая каблуками красных туфель по линолеуму – Ты как со мной разговариваешь, ты хоть знаешь, что я тебя за это раздавлю
Выплёскивая всю злость на медсестру, Оксана своим криком вынудила медсестру быстро покинуть палату, выбегая через открытую дверь.
- Располагайся на свободной кровати – распорядилась Оксана, обращаясь к Роксане изнуренным слабостью голосом с нотками доведенной злости – А я пока в туалет схожу и на перевязку
- Хорошо Оксана
Ответила Роксана тихой шепотной речью, опустив унывающий взгляд на носик черных туфель, когда Оксана медленно вышла из палаты, закрывая за собой тут же дверь.
– Спасибо – подняв голос поблагодарила она подняв немного тон голоса в пустоту палаты, оставаясь сидеть на койке Оксаны за закрытой дверью
- Оксана Владимировна – заставила обратить на себя внимание, медсестра шатенка, что сидела на посту – Тихонов отдал распоряжение всему персоналу больнице, что на время вашего лечения, вы просто пациент и относиться с вами будут как с пациентом – прокричала она уходящей по коридору Оксане
«Шалава ебаная, рот свой завали!!!», едва сдержавшись от бурного эмоционального всплеска, чуть вслух Оксана не выразила свои эмоции, медленно, тихим шагом направляясь по коридору в сторону туалета в отделении, опираясь одной рукой на стену, а другой, опустив голову, держалась за живот.

***
Белые кафельные стены, такой же белый как снег пол, был выложен из кафельной плитки общественного туалета взрослого больничного отделения стационара. Журчание смывающей воды, урчало в унитазе, после того как Оксана нажала на кнопку спуска туалетного бочка. Воздух был пропитан тошнотворным запахом сигарет, даже приоткрытое окно, в самом туалете не могло выветрить эту вонь. Тусклым светом горела лампы накаливания, что было достаточным, даже тогда солнце полностью почти скрылось в сумерках за горизонт, пряча яркие лазурные лучи за крышами деревенских домов, что было видно из окна туалета.   Нажимая на пластиковую ручку входной двери в туалет, Оксана вошла в его тамбур с умывальниками, легкий порыв сквозняка, за счет открытого окна усилил своё влияние, тормоша золотистые распущенные пряди волос. Тошнотворный запаха, стал еще больше так же вместе с густотой табачного дыма что парил в тамбуре туалета.
Две девушки в откровенных халатиках, пациентки больницы, стояли посреди тамбура, напротив умывальников, разговаривая ненормативной лексикой, каждая из них держа возле своих губ тонкий фильтр сигареты. Темные распущенные волосы, одной девушки имели оттенок кашемирового оттенок цвета волос, её розовый халатик приоткрывал скромный размер её груди, серо-голубой оттенок глаз имел стервозную, развратную натуру. Другая девушка была в голубом халатике, точно такого же по нежности материла, только голубого цвета, подходящую, по цвету к её глазам, была абсолютно блондинкой. Стройные молодые тела девушек, на вид которым было не боль двадцати лет, имели весьма привлекательной внешности очертания изгиба, что привлекли на некоторое время внимание Оксаны. Стройные ноги обеих девушек служили дешевые китайские тапочки, которым одна из них, шатенка, согнув ногу в колено, опиралась спины на белый кафель стен, облокотившись на неё спиной.  
- Ненавижу этого Кольку – говорила девушка шатенка, держа рядом с раскрытыми губами тонкий фильтре сигареты, другой рукой коготками процарапала по своему колену, что держа согнутой, опираясь её на стену кафеля – Он ведет себя как мудак…..
- Так брось его – предложила блондинка, мимо которой прошла Оксана к умывальнику, одарив двух девиц неприветливым взглядом полного возмущения
- Дорогие девушки! – прервала их реплику Оксана, касаясь кончиками пальцев смесителя умывальника – Вообще-то на территории больницы курить строго запрещено, выкиньте пожалуйста свои сигареты – строгостью голоса, настраивая воду, потребовала она
- Слышь! – обратилась в грубой форме девушка с кашемировым цветом волос, убирая ногу с кафельной плитки – Ты вообще кто такая, что ты сюда пришла
- Я сказала, выкиньте, пожалуйста, свои сигареты – повторила Оксана свою просьбу, повернувшись лицом к шатенке
«Что же вы бляди то такие-то, жаль, что я не при своём статусе, а то бы мигом бы тут навела порядок», подумала боязно Оксана, ощущая жуткий страх, набравшись смелости, посмотрела в глаза темноволосой девице, что встала перед ней.  
- Иначе я вынуждена буду позвать охрану – пытаясь из-за всех сил не показывать страха перед угрожающей ей девушкой, заявила Оксана, отпрянула на шаг к умывальнику
- Ты че курва!!! – угрожающе обратилась шатенка, схватив Оксану за растрепанные золотистые пряди волос, вынуждая её чуть наклонить голову набок и немного запрокинуть, приблизилась к её лицу – Ты вообще. откуда тут взялась, пошла вон отсюда
- Пришла тут – заговорила блондинка, подыгрывая своей подруге, что держала Оксану за волосы, вынуждая её опереться оголенным бедрами на прохладный умывальник – И думаешь что ты тут крутая да – подошла она, встала за спиной у своей подруги
- Что молчишь? – угрожающим тоном обратилась к Оксане
- Что здесь происходит?! – возмущаясь, вошла в туалет Валентина
«Блядь ну пиздец просто, ну вот зачем ты сюда зашла», смутилась Оксана, отворачивая застенчивый взгляд в сторону открытой двери туалета, где с открытого окна проникал свежестью насыщенный зеленью чистый деревенский воздух.
- Валентина Владимировна! – испугалась шатенка, отпуская волосы Оксаны, отошла на шаг назад, пряча руку за спиной, в пальцах которой была зажата сигарета – Да ничего просто хотели выяснить отношения с одной из пациенток  
- Это пациентка – заявила Валентина, гордо входя в тамбур туалета – Мой начальник и заведующий одного из самого дорогого отдела в этой больнице, вам как никто другим стоило бы это знать – пояснила рыжеволосая бестия, подходя к Оксане, расправила кончиками пальцев её растрепанные пряди
- О… боже вы Орлова – ужаснулась блондинка, прикрывая губы, ладонью руки, с которых несло дикостью табачного дыма – Слышишь Лерка ты что, дура, что ли – особостью интонацией голоса отметила блондинка оскорбительное слово для своей подруги
- Да откуда же я знала – смутилась шатенка, понимая статус Оксаны, стала застенчиво прятать от её испепеляющего взора свой взгляд
- Оксана Владимировна вас ждут на перевязку – говорила Валентина, когда Оксана стояла у умывальника – И да по вашей просьбе мы нашли для девушки палату, она сейчас устраивается там и хотела бы видеть вас перед сном
«Нет, я все-таки задам ей этот вопрос», не могла сдержаться от любопытства, смотрела Оксана в зеркало над умывальником, моя руки, наблюдая в его отражении, как девушки, что ей совсем недавно угрожали мухой вышли из туалета.
- Откуда ты знаешь этих девиц? – испытывая колоссальное любопытство, спросила Оксана, обволакивая руки туалетным душистым мылом
- Просто я у одной из них лечащий врач – смутилась Валентина, отвечая на вопрос Оксаны, пряча от неё взгляд жаждущих голубых глаз  
- Не поняла?! – возмутилась Оксана, смывая мыло с рук, положила его в пластиковый для мыла чехол, который тут же положила в карман красного халата – Ты работаешь на меня и должна лечить тока тех пациентов, которых именно я тебе скажу
- Да, но Тихонов – начала объясняться Валентина – В общем, пока вы были без сознания четыре дня, он дал распоряжение взять по одному из пациентов этого отделения, чтобы мы не тратили время даром
- Отлично я пришла в себя – улыбнулась Оксана блистательной красотой коварством улыбки, перекрывая воду блестящими вентилями смесителя – Выписывай её
- Не могу – возразила Валентина
- Да мне похуй! – распорядилась Оксана, угрожающим тоном голосом – Я сказала, выписывай её    
- Тут не всё так просто – уверяла Валентина, проследовав за Оксаной в  сторону выхода, к отрытой входной двери
- У тебя есть пациент – встав в проходе открытой двери, со злостью в голосе пояснила Оксана, встал в пол оборота лицом к Валентине – Вот и занимайся её лечением, не один из вас не потянет два дела  
- Но вы же брали уже два дела – жаловалась Валентина, снова направляясь за Оксаной по коридору больничного отделения – Почему мы не можем вести самостоятельно, помимо основного, еще одного дела
- Потому что я это особый случай – заявила Оксана, стукая каблуками по мраморной плитке коридора, виляя роскошной красотой бёдер, прошла она по отделению – А если ты угробишь пациентку, кто будет отвечать за твои действия?!
- Я сама могу за себя ответить – следуя за Оксаной, с гордостью голоса пояснила рыжеволосая красотка – Там просто случай, я мигом разберусь  
- Завтра же выписывай её – распорядилась еще раз Оксана, проходя мимо поста медсестры, что недовольно на неё посмотрела  
- Я обещаю с пациенткой, который мы занимаемся ничего не случиться – уверяла она жалкой интонацией голоса
«Вот сука тупая, ты меня своими доводами в могилу готова упрятать, если я тебе не уступлю, ты ведь не отцепишься, потому что ты единственная из команды кто мне предан», глубоко и изнуренно вздохнула, размышляла Оксана, виляя изящной красотой бёдер, прошла по коридору больничного отделения.
- Хорошо – радушно согласилась Оксана, подходя к закрытой двери чистого перевязочного кабинета – Но это дело ты будешь вести сама и одна и не дай бог ты облажаешься, я с тебя всю шкуру сдеру – прошипела, выражая всю злость в голосе, она на рыжеволосую девушку, касаясь пластиковой ручки закрытой двери    
- Обещаю вам – заверила Валентина, когда Оксана, нажимая на пластиковую ручку входной двери, открыла её – Я сделаю всё что в моих силах
- Учти на кону твоя репутация, как врача – ухмыльнулась Оксана хитрой красивой улыбкой, перешагивая порог открытой двери, зашла в кабинет, касаясь каблуками красных туфель белого кафеля, закрыла тут же за собой дверь
- Что-то вы долго Оксана Владимировна
Сделала неприличное замечание девушка, чье лицо было скрыто за стерильной марлевой повязкой, а волосы были спрятаны под высоким белым медицинским колпаком. Четыре диодных светильника, служили освещением помещения чистой перевязочной, отражая блесками по белому кафелю стен и полу яркие направленные лучи падающего сверху света. Атмосфера была пропитана рядом средств, для санитарной чистки помещения, дезинфекции, а так же средствами для обработки места хирургических операций пациентам. Сам воздух был поразительно чистым, не душным и не имел никаких посторонних запахов, кроме тех что требовались для санитарной обработки самого помещения. Вертикальные большие жалюзи полностью закрывали ночной вид из окна, бледно голубого цвета, отлично вписывались в интерьер стерильного помещения. Столешницы и гарнитур был выполнен в сером цвете, удачно сочетающимся с цветом белых кафельных стен стоял слева от входа в углу. Посреди кабинета была кушетка, где проводили пациентам после операции, была достаточно высокой, чтобы медсестра выполняющая перевязку, могла стоять не наклоняясь.
- Проходите, располагайтесь – заявила вежливо медсестра, скрывая свой взор неизвестно цвету взгляда за стеклами тонких надетых на глазах очков – Завтра будите в девять утра делать перевязку, будет ваше время, запомнили?
«Сука ты убогая покомандуй мне тут еще», недовольно посмотрела на неё Оксана, сдерживая свои эмоции при себе, прошла по кафельной плитке, стукая по ней каблуками красных туфель, виляя упругой красотой бёдер.  
- Да и халат можете снять – подметила девушка, взяв в руку металлическую миску с пинцетом бинтами тампонами и зеленки
- Да но под ним у меня ничего нет – возразила Оксана, подходя к кушетки, дотронулась кончиками пальцев до мягкой лежащей на ней, белой, чистой простынки  
- Да что вы такая то – возмущенно изъявила из себя медсестра, поставила все на маленький столик рядом с кушеткой, на которую забралась, стоя на четвереньках Оксана – Я закрою дверь, потом вы снимете халат, надеюсь, меня вы не будите стесняться
- Смотря, что вы будите со мной делать? – заигрывая, кокетливо подмигнула Оксана в ответ, оставаясь стоять на четвереньках, одной рукой развязала пояс надетого на ней красного халата  
- Тихонов назначил вам особое время, чтобы оно никак не пересекалось с другими пациентами, хоть это может быть кому-то неудобно – пояснила медсестра, закрывая дверь на замок
Ярко-зеленые медицинские штаны скрывали красоту очертания славных женских ног девушки, что направлялась к кушетке, на которой стояла Оксана. Медленно отпрянула Оксана встала на колени, подобающей необузданности кошки, запрокинула голову, выгнула спину, выставляя красоту сочной груди вперед, позволяла красной материи халата, скатиться с тела вниз, завораживая прелестью скользящего по коже момента. Представ абсолютно голой перед медсестрой, что по взгляду несколько не смутилась, Оксана расположилась спиной на кушетке.
- Боже как вы исхудали – с жалостью в голосе подметила медсестра, подходя к кушетке на которой лежала Оксана стянула аккуратно с ног её красный халат, взяла его в руки – Я пока его повешу
- Четыре дня после операции в бессознательном состоянии дают о себе знать
Ответила Оксана, с чувством внутреннего сексуального необъяснимого для неё самой сексуального голода, оставляя ноги согнутыми в коленях, немного развела их в стороны, опираясь каблуками красных туфель на белую простынку.
- Однако ваша шикарная грудь – смутилась медсестра, что легко догадалась Оксана по выражению интонации её голоса – На ней удивительным образом это никак не отразилось
- Хм… спасибо – прикусывая краешек губы, застенчиво ответила Оксана, одарив похотливую медсестру прелести роскошной улыбки
- Так сейчас отлепим мы ваш пластырь – говорила нежностью голоса девушка, чье лицо Оксана не могла разглядеть – Лежите и не двигайтесь и ноги выпрямите, пожалуйста, они мешают
- У вас такие нежные руки – похвалила Оксана, ощущая прелесть приятных кончиков пальцев, что со сказочной лаской вцепились в кончик пластырь, прилепленной на животе стерильной марлевой повязки – Надеюсь, я ничего не почувствую
- Вы главное не двигайтесь – предупредила медсестра
- Как скажите – смутилась Оксана собственной раны на своём теле, вынужденно запрокинула голову, чтобы не видеть, что с ней будут делать приятные нежные женские руки, в резиновых перчатках обработанных санитарным раствором – Подумать только….
- Вы про что? – холодно и без каких либо эмоций спросила девушка, отлепляя пластырь, от кожи тела Оксана на животе в месте ножевого ранения
- Сама провела ряд сложных сердечнососудистых операций
Делилась впечатлениями Оксана, оставляя голову запрокинутой, смотрела на белый кафельный пол и на жалюзи, что скрывали за собой пластиковое окно.
- А сама боюсь даже посмотреть на собственное ножевое ранение – рассказывала Оксана, чувствуя легкую прохладу ласкающего рану воздуха, когда медсестра отлепила повязку – Даже сама недавно обрабатывала ножевое ранение
- Ничего – уверяла медсестра, положив повязку в миску для грязного белья на столике рядом с кушеткой – Сейчас немного пощиплет, потерпите хорошо    
- Как будто я сама не знаю – прикусывая от волнения краешек губы, Оксана ощутила мокрый тампон асептика, что тут же начал жечь рану – М…..
- Всё-всё – размазывая хорошенько по ране Оксаны на животе содержимое, пропитанное в тампоне, уверяла медсестра – Всё- всё я уже закончила – убирая использованный тампон в миску, пояснила она  
- Блядь как же болит – вцепилась Оксана когтями в кушетку, раскрыв полностью от болевого шока лазурную прелесть глаз – М……. да сделайте же что-нибудь – прошипела она, ощущая сильную жгучую боль в месте ножевого ранения
- Всё Оксана Владимировна – по всей видимости, случайно коснулась девушка, обеими руками, оголённой груди Оксаны, вынуждая её успокоить, когда она выгибала спину, испытывая такую боль – Как может хирург, такой как вы квалификации, иметь столь низкий болевой порог
- Вот так вот и может – возмущалась Оксана, нахмурив губки, чувствовала на груди влияние пальцев женских рук в резиновых перчатках
- Хорошо – сквозь стекла очков медсестра радостно состроило очертание красивых глаз, держа обе руки на груди Оксаны, прижимая её тело к кушетке, не давая ей так выгибаться – Сейчас тока приклею чистую повязку и отпущу вас
«О…. нет-нет прошу, тока не убирай руки, мне так приятно», прикусывая краешек губы, Оксана перестала чувствовать боль, на животе поддаваясь ласки рук медсестры, что держала пальцы обеих рук на её груди.
- Оу… простите – смутилась девушка, убирая пальцы с груди Оксаны, не ожидала или делала вид, что случайно схватилась руками за её грудь, только лишь бы успокоить – Но ваша грудь, даже когда вы так исхудали, она продолжает быть прекрасной
- Вам, правда, нравиться?
Смутилась Оксана, ощуща6я, как кровь забурлила в жилах лавинообразным потоком, словно каждая клеточка, не только роскошная грудь, почувствовала столь сказочное касание приятных нежных женских рук. Согнула обе ноги, в колено вновь опираясь каблуками красных туфель на больничную кушетку, Оксана аккуратно губами прикусила собственный коготок указательного пальца, чувствуя внутри себя неконтролируемый всплеск сексуальных эмоций, с которым не могла совладать. Улыбаясь распущенной красотой улыбки, Оксана, кусая губами кончик пальца от возбуждения, когда стенки влагалища начали постепенно накапливать влагу.  
- Ваши руки – выгибая спину, запрокидывая голову, ощутила Оксана с какой нежностью, девушка приклеивает к её ране стерильную марлевую повязку на пластырь  
- Все хорошо – радостным голосом ответила медсестра, скрывая мимику лица и улыбку за марлевой повязкой – Можете идти Оксана Владимировна
- М….. не убирайте, пожалуйста – простонала Оксана, изнывая сильным возбуждением, радовалась тому, как пальцы медсестры в резиновых перчатках коснулись её голого лобка
- Тише-тише – уверяла медсестра, коснувшись вновь рукой груди Оксаны, держа пальцы другой руки у неё на лобке – Вы возбуждены – смутилась медсестра, быстро убрав руки от её тела  
- Такое иногда бывает, если кто-то трогает меня – застенчивым голосом ответила Оксана, обсасывая кончик указательного пальца
- Да, но… вы же….
- И что – равнодушно ответила Оксана, сгорая сильным сексуальным возбуждением, желала вновь почувствовать ласку рук этой незнакомки на своём теле – Я, что не могу позволить себе из-за этого расслабиться?
- Нет, я так не могу – возразила твердостью голоса, словно чего-то, испугавшись, отошла на шаг назад медсестра, с ужасом глядя на возбужденное состояние Оксаны
«Блядь ну почему ты такая, почему я должна тебя уговаривать, возможно, стоит попробовать купить ласку твоих рук», размышляла Оксана, оказавшись в плену собственного эротического возбуждения.
- Я заплачу, слышишь – простонала, изнывая сильным сексуальным возбуждением Оксана – Две тысячи долларов
- Я вам никакая-то дешевая шлюха! – была шокирована она таким предложением со стороны Оксаны
- Пять тысяч долларов! – изнемогая в собственных стонах, простонала Оксана – Даже элитную шлюху, стоило бы снять во много раз дешевле – было видно, как за скрытым под марлевой повязкой лицом девушки загорелась искорка непредсказуемой надежды
- И вам будет не все равно, что вас будет трогать женщина?
Удивилась девушка, столь щедрому, предложению Оксаны, от которого не могла уже отказаться, скрывая истинное выражение лица за марлевой повязкой.
- Просто положи руки туда, где они были только что – распорядилась Оксана, чувствовала внутри себя бурный всплеск неконтролируемого похотливого влечения
- Ладно, хорошо – обращая внимание, как Оксана извивается на кушетке в страсти сексуального желания, радушно пошла на уступки эта девушка – Вы не будите, простив, если я сниму маску?  
- Да сними ты её уже, наконец – изнывая в стонах, произнесла Оксана, чувствуя на груди снова пальца резиновых перчаток
- Хорошо – снимая марлевую повязку с лица, она встала перед лицом Оксаны, показывая прекрасное симпатичное выражение красивой улыбки – А это чтобы нас никто не услышал – засунула она медленно марлевую повязку ей в рот
Пропихивая медленно пальцами марлевую повязку в рот Оксане, девушка с чарующей прелестью очертания лица, положила вновь руки на её голый лобок. Начиная медленно при этом массировать пальцем в перчатках её мокрый, сгорающий сильным возбуждением клитор. Покорившись влиянию убедительных рук этой девице, Оксана сжала зубами стерильную повязку, ощущая неприятный вкус марли у себя во рту. Вцепившись руками в оба края кушетки, на которой лежала, Оксана почувствовала с какой жаждой и рвением девушка коснулась рукой её сочной груди, сжимая её пальцами. Скомкав кулаками, в момент бурно растущей сексуальной напряженности простыню под собой, Оксана почувствовала, как помимо большого пальца ласкающего клитор сокрушающей страсть настойчивостью, два пальца этой искусительницы вошли промеж возбужденных мокрых стенок её влагалища. Раскрыв полностью от возбуждения лазурную голубую прелесть глаз, Оксана, сжимая зубами повязку девушки, ощущала с каким рвением, два пальца девушки проникли в неё, когда большой её палец массировал подушечкой клитор. Сжимая грудь Оксаны с такой страстью, девушка сама возбудилась от глухих её стонов.
- М…. – изнывала приглушенными стонами Оксана, смотрела покорно в глаза возбужденным искушением в глаза покорительнице своего тела, когда она медленно приблизилась к её лицу
- Ах…. – чувствительной тихой нежностью стона, простонала она перед губами Оксаны, прикусывая аккуратно зубами марлевую повязку, что была у неё во рту  
- М….. – изнемогая прелестью тихих, едва слышных стонов, Оксана чувствовала, как пальцы этой девушки убедительно массировали круговыми поступательными движениями стенки мокрого влагалища – А…. – раскрыв рот от сильного возбуждения, она боялась простонать    
Девушка медленно зубами вытащила марлевую повязку из-за рта Оксаны, сплюнув её на пол, задержав на мгновение раскрытую алую прелесть губ. Соединившись в единой страсти поцелуя с губами Оксаны, девушка, вытаскивая пальцы из её влагалища, забралась на кушетку, нависая над её телом словно богиня, скинула со своей головы белый медицинский колпак. Бурным потоком черные, подобию углю, зарытому в недрах земли, волосы строптивой распущенной девицы хлынули волной, показывая весь объем распущенной пышной укладки. Целой дикостью голода страсти поцелуя, девушка облизывала губами губы Оксаны, покрывая их изобилием слюны. Медленно оторвавшись от её губ, встав на колени над телом Оксаны, девушка, поддавшись сильному эротическому соблазну, расстегивая медленно пуговицы белого халат, обнажила прелестью прекрасной кожи хрупкие плечи.      
- Ну уж нет – возразила Оксана, обвивая за талию возбужденную девицу, положила её рядом с собой на кушетку – Ты так легко не отделаешь
- А я не пыталась – с тяжелым дыханием в груди облизывая губы, ответила распущенная похоть девица – Вы такая настойчивая – заметила она, ощущая пальцы Оксаны на резинке своих зеленых медицинских штанов
- Просто я знаю, чего хочу – заявила Оксана, садясь на кушетку, медленно сняла с девушки её штаны, скинув их на пол белого кафеля
- Я наверно не должна…..
- Заткнись! – прошипела Оксана, испугавшись лишиться самого напряженного похотью момента  
- Да, но….
- Я сказала, заткнись! – повторила Оксана, убедительно своё требование, вцепившись пальцами в резинку белых трусиков на девушке, медленно стала снимать их    
Расположившись промежностью раздвинутых ног над лицом девушки, стоя на четвереньках, Оксана, сняла с девушки нижнее белье, кидая его на пол. Обвивая рукой бедра девушки, Оксана прижала ладонь другой руки к её животу, касаясь коготками лобка девушки. Смачно облизывая губы языком, Оксана аккуратно пальцами коснулась возбужденных половых губ девушки, позволяя её рукам обвить собственные бёдра. Поддавшись сильному сексуальному искушению, Оксана хотела языком прикоснуться к мокрому клитору темноволосой девице, как почувствовала, что под убедительностью её пальцев, стенки влагалища медленно раздвинулись. Впившись губами в клитор девице, Оксана ощутила пронизывающий жаркий поток воздуха, пылающий с её губ, что обжигал касанием стенки мокрого влагалища. Столь сильное сексуальное ощущение, словно импульс пробежал по каждой клеточке тела Оксаны, вынуждая оторваться от клитора девушки и прижаться щекой к её согнутой в колено ноге, обвивая её рукой, как лиана обвивает ствол дерева в джунглях. Держа руку одну руку на лобке девушки, Оксана вновь почувствовала, как пальцы этой брюнетки входят в неё полностью. Девушка сказочной лаской прикусывала клитор Оксаны зубами, медленно полностью вводя в её влагалища два пальца.
- Ах…. – чувствительной нежностью изнемогающего возбуждением стона, вздохнула Оксана, раскрыв полностью губы, была в оковах сексуального искушения власти в руках этой девицы
- М…. – урчала озабоченной кошкой темноволосая девица, кусая от сильного возбуждения клитор Оксаны зубами    
- А…. – боясь простонать, Оксана раскрыла рот, издавая тихий, совсем бесшумный почти стон
Всё тело стало накапливать мощь, подобающей вулкану перед извержением, Оксана, целуя согнутую в колено ногу девушки, сгорая в пепле сексуального искушения. Жар пылающих губ этой брюнетки обволакивал потоком вырывающегося воздуха мокрые пропитанные изобилием влаги стенки влагалища Оксаны.  От сильного напряжения во всем теле, когда от колкости зубов девушки по клитору Оксаны свело тело, боль в месте ранения стала невыносимой.  
- Хватит стоп! – прошипела от боли шепотом Оксана, обвивая руками согнутую в колено ногу девушки, прижалась к ней щекой, ощущая два пальца в себе и влияние её зуб на клиторе – Мне больно!
- О…. боже Оксана Владимировна! – испугалась девушка, вытаскивая пальцы из влагалища Оксаны, ослабевая давление зубов на клитор – Вам больно?! – испуганно спросила она
«Блядь ну это просто пиздец какой-то, я даже оргазм не могу испытать, когда я этого так хочу сама», почувствовав себя в неудобном положении, смутилась Оксана, сгорая от стыда перед девушкой, что из-за всех сил пыталась её удовлетворить.
- Прости – почувствовала тут же внезапное облегчение Оксана, расслабив мышцы, легла на тело девушки – Мне так стыдно
- Ничего-ничего – уверяла она в ответ, нежностью приятного голоса положив теплую нежность ладоней на выставленные ягодицы Оксаны – Вы после операции, боже, о чем я тока думала, какой вам может быть секс, вы простите это всё я со своими….
- Нет! – возразила Оксана – Всё нормально, я дам тебе пять тысяч ты их заслужила – поцеловав лаской жарких губ в колено девушки, заявила она, выпрямив спину держа руку на животе
- С вами всё нормально? – боязно, спросила медсестра, села на кушетку, свесив с неё ноги, окутала своё тело белым халатом, что остался на ней
- Да всё хорошо – ответила Оксана, садясь рядом на кушетке, стеснялась посмотреть в глаза девушке  
«Блядь я даже ей в глаза не могу посмотреть, это же надо было так опозориться, убила бы эту Захиру», скрепя зубами, стыдилась Оксана собственного поведения.
- Значит завтра в девять? – сползая с кушетки, переспросила Оксана, касаясь каблуками красных туфель белого кафельного пола – И да я тебе всё еще должна пять тысяч баксов, всё-таки это моя вина, что мы обе не получили того чего хотели – ощущая зуд от зубов девушке на клиторе, кусала взволнованно губы она
- Ой, да не за что – выражая застенчивость, кокетливо говорила девушка – Я ведь так и не доставила удовольствие вам, так как вы этого заслуживаете
- Это моя вина – признала еще раз этот факт Оксана, стукая каблуками красных туфель по кафелю, прошла к вешалке слева от входа – И я их тебе отдам
«Поверить не могу  уже стала платить за секс со мной, раньше мне даже и уговаривать даже не приходилось, люди сами прыгали ко мне в койку», сгорая от стыда, размышляла Оксана, подходя медленно к вешалке на стене, на которой висел красный халат.
- И да – заявила Оксана чтобы как-то скрасить момент сказочного вечера после трагедии на свадьбе Роксаны – На мой взгляд, вот если бы не моя вина, все было бы шоколадно – надевая халат на своё тела, делилась она впечатлением прошедшей страсти
- Вы так считаете? – застенчиво спросила медсестра, оставаясь сидеть на кушетке, застегнула пуговицы белого халата – Вы правда вы так красиво умеете себя преподносить для партнера, я просто уверена, многим бы это понравилось  
- Но не тебе – подметила Оксана, ощущая на теле всю нежность материала халата, завязывая его пояс скрывая под ним естественную красоту своего пикантного сексуального тела
- Я этого не говорила – возразила девушка, так и оставаясь сидеть на кушетке
- Но ты это подумала – недовольно прошипела Оксана, направляясь к закрытой входной двери, гордой походкой виляя шикарной красотой бёдер
- Я просто еще раз хотела с вами повторить этот момент – призналась она, отворачивая свой взгляд в сторону окна, жалюзи которого были плотно закрыты
«Хм…. возможно стоит и повторить, тем более я же хочу теперь исправить перед ней свою репутацию», пораскинула мыслями Оксана, касаясь пальцами пластиковой ручки входной двери.  
- Возможно и стоит – оставив девушку питаться надеждой Оксана открыла входную дверь, переступила высокий порог, тут же закрывая её за собой
Отделение больничного стационара впала в тихую тишину, было слышно как медсестра стучала по клавишам клавиатуры на посту и смех медсестер из сестринской. Яркий свет светильников люминесцентных ламп служил единственных освещением в этом коридоре среди бледно коричневых стен и такого же по цвету, подобающему кофе с молоком линолеум. Воздух был пропитан чистой свежестью, никаких посторонних запахов, так как в помещении работала система вентиляции, полностью, исключая всю духота скопившуюся за день. Свет в палатах, мимо которых шла Оксана, стукая каблуками по линолеуму, чувствовала сама для себя поразительное чувство душевного облегчения.
- Так кто там ходит?! – возмутилась медсестра, на посту повысив свой голос почти до крика
- Ты бы свой ротик бы прикрыла – прошипела Оксана, выходя из коридора, подошла к посту медсестры – А то всех пациентов мне тут распугаешь    
- Оксана Владимировна! – удивилась медсестра с каштановым цветом волос и точно похожим по цвету карими глазами – Странно, где вы так долго пропадали, я думала, вы уже спите после перевязки
- Как раз хотела это сделать – застенчиво улыбнулась Оксана, подходя к закрытой пластиковой двери своей палаты, коснулась палацами её дверной ручки
- Так и кто вам разрешил после операции щеголять тут по отделению на высоких каблуках?
- Я сама себе разрешила – застенчиво улыбнулась Оксана, открывая входную дверь своей палаты
- Я всё расскажу Тихонову…..
Не став дальше слушать возмутительные пустые речи медсестры закрыла сразу же как вошла за собой дверь, погружая палату вновь во тьму окутавшей ночи. По стенам палаты, окрашенной в голубой краской в сочетании с побелкой, гуляли тени растущего за окном тополя, утомляющая тишина действовала усыпляющим моментом на сознание Оксаны. За окном царила глубокая ночь, полумесяц светил ярким светом, пробиваясь через густые мраком окутанные облака на небе, а за окном слышалась чудесная мелодия ветра и шелест распустившейся летней листвы. Полная тишина в палате, только расслабляла сознание Оксаны, за окном даже не было слышно посторонних звуков кроме метра и его песни с листьями, даже звук мотора привычной газели скорой помощи и то молчал в эту ночь.
- Вот кошка сука! – возмутилась Оксана нахмурив губы заметила у себя на койке спящую Роксану
Медленно прошла по палате, едва слышно стукая каблуками, Оксана, прикусывая краешек губы, устроилась рядом со своей сестрой на одной койке, медленно садясь на неё. Поправив бамбуковую подушку, не разбудив Роксану, Оксана легла рядом, скидывая с уставших ног дорогие красные туфли, ложась полностью во весь рост в постели. Обнимая тело Роксаны, прижимаясь к её спине лицом, Оксана вдыхала потрясающий аромат её парфюма, слушала убаюкивающие ноты, как она сопела, уткнувшись лицом в подушку. Некоторое время Оксана лежала в обнимку со своей сестрой уже не испытывая к ней никакой ненависти, закрыв медленно глаза, сама погрузилась в сон необузданной ночи, сладко стала сопеть Роксане под ухо.

***
Механический щелчок дверной ручки, разбудил Оксану, когда она так сладко спала одна на больничной койке, укрытая бамбуковым одеялом. Яркие лучи восходящего над деревней солнца, неистовым светом пробивались в палату, отражая еще больше на голубых стенах с побелкой, еще больше очертания тени растущего за окном тополя. На входе открытой двери стояла Марина Николаевна и Рамазанов, держась за руку, семейная пара вошла в палату к Оксане. Лицо Рамазанова было слишком взволнованное, будто он о чем-то сильно переживал и в то же время не выспавшимся, нежели от выражения хмурых губ Марины Николаевны. Воздух сразу же насытился парфюмом Рамазанова, прелестная палитра вкусов бергамота, запаха амбры и пряности кориандра объединились в одном мужском одеколоне «Drakkar Noir». Тело Марина Николаевны пахло как распустившейся прекрасный цветок дамасской розы, собранной в единой гармоничности сказочного аромата «Rose Sauvage». Поправляя воротник темно-синего плаща надетого на ней в это прохладой пропитанное деревенское утро, Марина Николаевна, отразив довольство в улыбке пьяной бурной ночи, о чем свидетельствовали её растрёпанные золотистые волосы и смазанная алая помада на её губах, выказывало чувство нестерпимого сексуального голода, который она утоляла в поцелуе с Рамазановым.
- Доченька доброе утро – пьяным голосом с улыбкой на лице, приветствовала Марина Николаевна, ступила на порог палаты Оксаны, отразив прелесть роскошных бедер перед мужчиной, что стоял у неё за спиной – Как ты себя чувствуешь?
- Оксана послушай – сразу же начал говорить Рамазанов – Роксана пропала, мы с Мариной никак не могли дозвониться до неё вчера, ты не знаешь, куда она бы могла отправиться?!
«Блядь как же вы все меня уже заебали, какого черта. куда эта сука опять ушла?», открывая медленно уставшие веки глаз, Оксана обнаружила, что спала одна на койке.
- Если честно – сонным голосом ответила Оксана, положив руку на живот, согнула одну ногу в колено – Понятия не имею, куда твоя Роксана могла подеваться
- Ты ведь с ней вчера осталась – уверял Рамазанов – Когда нас выпроводила с матерью, теперь мы не можем найти Роксану
- Володя успокойся – заявила, улыбаясь пьяной улыбкой, Марина Николаевна – Сейчас, я ей сама позвоню, мы найдём твою дочь
- Ума не приложу, куда эта малолетка со своей бредовой головой могла подеваться опять – возмущался Рамазанов, подходя к койке Оксане с черным пакетом в руке – Ах… да доченька вот тебе апельсинов принесли с соком
- Папа я на строгой диете – обиженно заявила Оксана, нахмурив губы, заметила как Марина Николаевна набирает на сенсоре телефона номер Роксаны – Я один апельсин со вчерашнего дня осилить не могу – испугавшись, взвизгнула она, как сотовый телефон за трезвонил под подушкой  
- Так?! – возмущенно Марина Николаевна посмотрела на Оксану и на то, как она визгом вскочила села на кровати между двумя родителями  – Ты же сказала, что не знаешь, куда подевалась твоя сестра, тогда почему у тебя под подушкой её телефон?
- Оксана доченька – присаживаясь на край кровати, лаской убедительного голоса говорил Рамазанов – Если ты что-то знаешь о состоянии Роксаны, скажи нам сейчас    
- Что здесь происходит? – подошла к входу палаты Роксана, расправляя пряди, пальцами одной руки, красивых черных волос, девушка вошла в палату, перешагивая высокий порог открытой двери – Отец, но что вы тут так рано делаете?! – спросила она, оставаясь стоять у входа
- Ты же сказала, что не знаешь где Роксана – суровым взглядом Рамазанов одарил Оксану, продолжая сидеть у неё на кровати
- Оксана Владимировна доброе утро – прерывая будоражащую сцену драматичных, семейных событий, Валентина вошла в палату, держа в руке красный ноутбук
Рыжеволосая девушка была одета в красный элегантный короткий плащ с капюшоном открывающий всю красоту ног строптивой рыжеволосой бестии. На шее был легкий белый шарфик, что легкостью потока колебался кончиками, подобно парусу на мачте корабля, а прелесть каштановых, прекрасных оттенком волос, была скрыта за свободным капюшоном, надетым на голове Валентины. Столь же подходящие по цвету туфли украшали прекрасные ноги этой девушки, в сочетании с белыми чулками, рисунок которых был выполнены кружевным узором в эротическом вызывающем внимании стиле, были просто бесподобны.
«Ты даже не представляешь, как ты сейчас вовремя вошла», размышляла Оксана, почувствовав себя неловко, вздохнула изнурённо, хватая ртом воздух, сидела на больничной койке между двух своих родителей.  
- Оу… простите, я и не знала, что у моего начальника будут родственники так рано – смутилась Валентина, когда все присутствующие кроме Оксаны, так удивленно на неё смотрели    
- Прекрасно мой ноутбук – улыбнулась застенчивой красивой улыбкой, произнесла Оксана, отвлекая всех от темы
- Я решила вам одолжить свой ноутбук – заверила Валентина, подходя медленно к кушетки Оксаны, странным недружелюбным взглядом посмотрела на Роксану – Подумала он поможет вам лучше работать, здесь есть полный доступ к сети wi-fi нашей больницы
- Почему ты мне не сказала, что Роксана была с тобой всю эту ночь? – совершенно не обрадовавшись такому повороту событий, спросил Рамазанов – Ты хоть знаешь что твоя трагедия мне слишком дорого вышла, я уж думал не переживу этот удар
«Блядь как ты банален папочка, ничего сейчас я тебе такой удар нанесу», ухмыльнулась Оксана, решаясь задеть Рамазанова еще больнее.
- Отлично Валентина – улыбаясь, поблагодарила Оксана – Отнеси его в чистую перевязочную, где я вчера потрахалась с медсестрой и до сих пор должна ей за это пять тысяч долларов
- Хватит! – влепил Оксане легкую, жгучую пощечину Рамазанов, что силой ударом ладони вынудил её прижаться щекой к подушке
- Володя! – вскрикнула, испугавшись Марина Николаевна – Ты что с ума сошел она же только что перенесла сильное потрясение, как у тебя тока рука поднимается  
- Оксана! – кинулась Роксана с криком к кровати Оксаны – Отец, что ты делаешь?! – прокричала она на Рамазанова  
- Моя дочь, что дешевая шлюха – прокричал Рамазанов в ярости, схватив Оксану за пучок растрепанных, пышных объему волос, прижимая её лицо к подушке – Мне надоело уже твое такое поведение, ты ведешь себя как какая-то блядь
- А ты это только сейчас понял – чувствую ужасную боль в щеке, набравшись наглости прошипела Оксана – Я имею права жить так как посчитаю нужным
- Пока я твой отец! – заверил Рамазанов – Ты будешь жить по моим правилам – отпуская волосы Оксаны, строгостью голоса дал понять он твердость своих намерений
- Оксана Владимировна! – положив ноутбук на тумбочку рядом с крвоатью Оксаны, взволнованно обралась Валентина – Как вы?
- Володя не смей бить нашу дочь! – серьезной интонацией голоса предупредила Марина Николаевна – Она верна только лишь своему парню, а секс с женщиной вовсе не секс  
- Оксана Владимировна только что пережила серьезное потрясение в свое жизни, как вы можете так вообще к ней относиться?! – возмущаясь поступку Рамазанова, обратилась к нему Валентина
- Дочки что же вы творите – говорил Рамазанов с Оксаной и Роксаной, игнорируя нотации Валентины – Вы такие красивые, но почему вам вечно чего-то не хватает, почему именно в самом простом и важном аспекте своей жизни вы предпочитаете делать сложный и самый простой для себя выбор  
- Я же блядь папа ты что забыл – поразительно набравшись гордости, ответила с улыбкой на лице Оксана, оставаясь лежать головой на подушке, держа руку на животе
- Оксана хватит! – возразил, громко крикнув Рамазанов – Вот именно от тебя я такого не ожидал, уважающий врач в этой больнице и так себя ведёт  
- Ладно-ладно хорошо – испугалась Оксана неожиданно свирепого очертания лица Рамазанова, решила как-то пойти ему на уступки – Да ничего у меня не было, это я просто так ляпнула, чтобы понятнее самой было, насколько я тебе дорога
- А ты сама не поняла – смягчил быстро тон грубого голоса Рамазанов
- Так насколько?! – серьезно спросила Оксана, продолжая смотреть в его глаза – По шкале от нуля до десяти насколько?!
- Ну, ответь ей Володя – ухмыльнулась Марина Николаевна, пожав при этом плечами – Если Оксана спрашивает, то стоит наверно ответить
- По шкале от ноля до десяти – откровенно говорил Рамазанов, делая чуть ли не через каждое слово небольшую паузу – То на все десять
- А я тебе насколько дорога?! – с наворачивающимися слезами на глазах с чувством полного огорчения спросила Роксана
- Так хватит! – возразила Оксана, не давая Рамазанову ответить на вопрос – Мне нужно проведать свою пациентку и на перевязку успеть, а то медсестра меня там съест еще    
- Да кстати – согласилась с этим утверждением Валентина, наблюдая, как Оксана села на кровати, свесила медленно ноги с кровати, не переставая при этом держать руку на животе – Анна просила вам передать, что хочет вас видеть с утра, когда вы проснётесь
- Вот именно – медленно обувая на ноги красные туфли, уверяла Оксана – Я это и собираюсь сделать
- Оксана?! – ужаснулся Рамазанов, заметив высокий каблук туфель Оксаны – Ты ведь после операции, как ты можешь носить такую обувь?
- Ой да Володя перестань ты – возразила с усмешкой Марина Николаевна – Это ведь Оксана упрямая как и ты ничем не переубедишь, между прочим выглядеть красивой от природы это моя заслуга – гордо заявила она, посмотрев на Оксану, дотронулась пальцами одной руки до её изогнутой спины      
- Послушай лучше маму папочка – состроив поразительную красоту и форму скул, улыбнулась Оксана, вставая медленно с кровати – Она плохого никогда не посоветует
- Оксанка! – тихим голосом обратилась Катерина, встав в проходе открытой двери палаты Оксаны, держа в руке огромный букет алых роз
Темноволосая девушка была одета в черное платье, скрывающее красоту плеч, оголенную спину, зону декольте, размером до колен. Подчеркивая выразительностью изгиба, материал шифона отчетливо отразил талию Катерины, красоту эластичность бедер, а его чашечки придавали выразительный объём груди. Черные элегантные туфли довершали образ хищной брюнетки, отлично вписываясь своим высоким каблуком к цвету и фасону платья. Чарующая прелесть парфюма «Les Fleurs: Violette от Molinard», манила к себе необузданность запаха ночной фиалки, коронного оружия обольщения Катерины.      
- Приехала из Москвы, как только узнала, что ты пришла в себя – уверяла Катерина, перешагивая высокий порог открытой двери – Как ты себя чувствуешь?
«Потаскуха ёбаная, где же ты раньше была когда я в тебе так нуждалась!», со злостью подумала Оксана скрывая за улыбкой красивой формы губ, грубые эмоции.
- Спасибо было бы лучше, если бы ты приехала вчера – набравшись наглости, не сдержала Оксана в себе горечь долгой разлуке по этой брюнетки
- Я вчера только вечером открыла телефон, прочитав СМС от доктора Ларионова – объяснилась Катерина проходя по палате стукая каблуками при всех вручила в руке Оксане чудесный букет алых роз
- Спасибо – смутилась Оксана, заигрывая с брюнеткой взглядом безупречной красоты голубых лазурных как топаз глаз – Очень приятно получить цветы от тебя – вдохнула она насыщенный необычайный чарующий запах роз  
- Оксана Владимировна позвольте, я уберу цветы в вазу – предложила Валентина, подходя медленно к Оксане – Чтобы не пропали – испытывая ревность, посмотрела она на Катерину
- Может, спустимся в кафетерий – предложила Катерина, не обращая внимание возмущенному взгляду Валентины – Посидим за чашечкой кофе
- Уверена что мне стоит первым дело навестить мою пациентку – заявила Оксана, передавая букет в руки Валентине хладнокровно не выражая никаких эмоций прошла мимо Катерины – Потом на перевязку, а уж потом можем и посидеть
- Ты что взяла дело, когда ты так больна? – удивилась Катерина, раскрыв от неожиданности чудесную красоту серо-голубого оттенка глаз  
- По-моему – гордо изъявила Оксана своё желание – Я имею на это полное право
- Но Оксанка ты так больна, ты ведь можешь угробить пациентку – пытаясь отговаривать Катерина, используя при этом хитрую тактику жалостных ноющих нот собственного голоса
- И я ей тоже самое говорила Катерина – жалуясь, говорила Марина Николаевна, обращаясь к Катерине, продолжая сидеть на больничной койке Оксаны
- Кто-то вообще помимо основного, дела которое я взяла – с злобой в голосе говорила Оксана, смотрев на Марину Николаевну – В наглую игнорирует мои приказы…..
- Оксана Владимировна хватит! – возразила Валентина, подняв гордо подбородок и острый как клюв носик, направилась к выходу из палаты
- О… боже девочка это она про тебя такая неблагодарная так говорить вздумала – с сочувствием голоса обратилась Марина Николаевна к уходящей из палаты рыжеволосой девице  
«Блядь ну почему я не могу просто послать хотя бы её тупые психи нахер», прикусывая краешек губы, переживала Оксана внутри, за то как грубо себе позволяла поступать с Валентиной.    
- Разбирайтесь сами – заявила Оксана, проследовав следом за Валентиной к выходу – Мне нужно срочно навестить пациентку – с этими словами вышла через открытую дверь, оставив своих посетителей  одних в палате  
- Валюш ну послушай – уверяла Оксана, держа теплую ладонь на животе, вышла из палаты, направилась за Валентиной вслед по больничному коридору
Запахи приготовленного завтрака парили в воздухе отделения, доносились с открытых дверей местной столовой. Яркие лучи восходящего солнца озаряли помещение неистовым светом, преображая всю красоту помещения коричневых стен с побелкой в естественном новом цвете. В самом отделении почти не было, почти никого не было, кто-то был в палате, кто-то в столовой, а кого-то с утра загрузили процедурами и сдачей анализами, лишь медсестра сидела на посту, стукая пальцами по клавиатуре. Приятный женский смех разносился с комнаты сестринской, дверь которой была закрыта и в тоже время, откуда так приятно пахло пряностями.    
- Орлова Оксана Владимировна вам на перевязку – окликнул вежливой голос медсестры со спины у Оксаны – Пройдите, пожалуйста, в чистую перевязочную  
- Валюша стой! – пытаясь ускорить шаг, уверяла Оксана остановиться – А…. – взвизгнула она, чувствую острую боль в животе, падая при этом на колени, держась ладонью за живот
- О… боже Оксана Владимировна – испугавшись, обомлела от страха Валентина, прижав ладонь к розовым сияющим блеском падающего на них света, розовым губам – С вами все в порядке?
- Оксана Владимировна! – вскрикнула в ужасе медсестра, вставая из-за своего поста, сняла миниатюрные очки с глаз  
- Оксанка – взволнованно выбежала Катерина первая из палаты посмотрев с жалостью на Оксану, что сидела на полу поджав под себя ноги, держась рукой за живот
- О… господи доченька – следом за Катериной как ошпаренная выскочила из палаты Марина Николаевна, сильно переживая за состояние Оксаны – Что случилось?
- Да всё блядь нормально! – прошипела Оксана, не давая руке Марины Николаевны, что стояла у неё за спиной коснуться рукой своего плеча – Просто кое с кем мне нужно серьезно поговорить
- Оксана Владимировна если вы не будите себя беречь, то возможно операционные швы могут разойтись – предупредила Валентина, делая шаг в сторону Оксаны, протянула ей руку
«Поучи меня тут еще», отражая злобный оскал чудесных лазурно голубых глаз, думала в тот момент Оксана.
- Да я знаю – ответила недовольно Оксана, схватившись за руку рыжеволосой бестии, медленно поднялась с пола – Послушай, возьми ноутбук и подожди меня в чистой перевязочной, уж лучше ты это сделай, что-то медсестрам я не доверяю      
- Оксанка – говорила, растрогавшись до эмоций Катерина, встав за спиной у Оксаны вместе с Мариной Николаевной – Что это сейчас было?
- Просто мне пока еще рано наверно бежать марафон тем более на каблуках – улыбнулась застенчивой улыбкой Оксана, обернувшись к брюнетке в пол оборота  
- Я могу с тобой поговорить?! – спросила Катерина, серьезной интонацией голоса, коснувшись рукой плеча Оксаны, посмотрела в её голубые покрытые лазурью оттенка истинного топаза глаза
- Просто поговорить? – ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, ласка руки Катерины была сказочным образом приятна – Или поговорить душевно с романтикой за стаканчиком кофе или может быть чего крепче
- Оксана Владимировна! – возразила Валентина, коснувшись рукой руки Оксаны не разделяла её влечение к этой брюнетки – Вам пока ничего нельзя первое время кроме как пить воду что мы для вас приносим
- Блядь ну и жизнь у меня – выругалась Оксана, недовольно нахмурив губки – Хорошо я встречусь с тобой в кафетерии через минут сорок – заверила она, обращаясь к Катерине
- Спасибо – радушно выражая откровенность истинных чувств, поблагодарила Катерина – Спасибо тебе за дядю, многие врачи даже московской клиники, где он сейчас считают, что ты сделала невозможное, тем что спасла ему жизнь      
- Считай это подарок моей бесконечной любви к тебе – гордо заявила Оксана, посмотрев в глаза брюнетки – А теперь извини мне нужно к пациентке, Валентина, где собранные анамнез и анализы нашей Скворцовой?  
- Доктор Ларионов сейчас там должен быть – пояснила Валентина, поджав от обиды нижнюю губу
- Тогда мне стоит поспешить – не придавая никакого значения чувствам Валентины, без всяких эмоций ответила Оксана – А ты моя преданная рыжая бестия возьми ноутбук и жди меня там, где я тебе сказала – повторила она свою просьбу, направляясь по больничному коридору виляя шикарной красотой бёдер

***
Подходя к открытой двери одной из палаты, что была расположена почти на самом конце коридора, Оксана заметила Ларионова, что стоял посреди больничной комнаты с бумажным планшетом в руке. Рядом сидя на кровати измеряя давление рыжеволосой, сидела Марина Викторовна, пользуясь при этом электронным тонометром, для автоматического измерения давления на запястье. Светловолосая женщина была одета в белый длинный врачебный халат, вырисовывая зоной v-образной формы декольте под ним роскошное красное платье. Стройные, пикантные очертанием изгиба ноги этой львицы украшали сини туфли идеально подходящие под цвет, в сочетании с черными чулками, делали Марину Викторовну неповторимой горячей штучкой. Ларионов словно восхищался внешностью Марины Викторовны и беглым взглядом через анализы, прикрепленные к планшету, непрерывно смотрела не неё.    
- Систолическое 128 диастолическое 80 – пояснила Марина Викторовна глядя на экран тонометра
- В вашем-то возрасте Анна и при вашем весе это слишком высокое давление для вас – выразил своё мнение Ларионов
- Это всё прекрасно – заявила Оксана, входя в палату к девушке немного прищурила от яркого света глаза, лучи которого беспощадно проникали даже сквозь белые занавески на пластиковом окне – Позвольте мне взглянуть на проведенные анализы
- Оксаночка – возмутилась Марина Викторовна, посмотрев на вошедшую Оксану – По-моему мнению выделить девушке отдельную палату, когда отделение в эотм очень сильно нуждается то большая наглость
- По-моему – возразила, прошла мимо Ларионова, Оксана виляя шикарной упругостью бёдер, взяла у него из рук планшет с анализами – Вы забываетесь ставя себя на моё законное королевское место в отделении
Изменения «креатинина» в крови составляло 0,504 мМ/л, незначительный показатель указывающий на легкую форму почечной недостаточности.  В отношении «мочевины» было 9,0мМ/л, начальная стадия.      
- Повторить анализ крови – распорядилась Оксана, перелистывая лист, подходя к кровати – Так же мочу, пробу Зимницкого уже начали собирать
- Оксана Владимировна – обратилась рыжеволосая красотка, которую Марина Викторовна слушала стетоскопом, аккуратно передвигая его ушко по спине девушки – Доброе утро очень рада тебя видеть – указала она легкостью интонацией голоса на связующую связь между Оксаной ей  
«Блядь да что ты, в самом деле, себе позволяешь», возмутилась Оксана, нахмурив недовольно губки, почувствовав неловкость перед своими коллегами.
- Как себя чувствуете Анна? – игнорируя столь сильный довод в отношениях, хладнокровной интонацией голоса спросила Оксана, глубоко и изнуренно вздохнула, хватая воздух ртом
- Оксаночка! – словно начиная читать уже нотации, обратилась Марина Викторовна, состроив злорадную ухмылки змеи – Вас, что как-то связывает с нашей пациенткой
- Да! – без раздумья ответила Оксана, сгорая на эмоциональном уровне от стыда – Меня связывает причина болезни нашей Анны, необъяснимое повышение креатинина указывает на легкую форму почечной недостаточности, я хочу знать, что является этому причиной    
- Хорошо мы повторим биохимический анализ крови – заверил Ларионов
- Тише Анна дышите ровнее – словно заподозрила, подозрительные хрипы в легких, успокаивала Марина Викторовна, нежностью голоса, рыжеволосую девушку – Всё хорошо
- Необъяснимый приступ отдышки, что срабатывает при смене настроения – ухмыльнулась Оксана – Что же я могу считать это весомым доводом, решайте проблему, найди источник вызывающий почечную недостаточность  
- Мы что больше не занимаемся сердцем? – удивилась Марина Викторовна
- Начав лечение аортального стеноза, мы рискуем жизнью Анна, если не выясним причину почечной недостаточности, смею заметить что повышение креатинина в крови это весомый, хоть пока и незначительный довод, чтобы уже начать беспокоиться – пояснила Ларионов
- Хрипы в легких указывают на то что там скопилась жидкость – уверяла Марина Викторовна
- Так извлеките жидкость – распорядилась Оксана – Надеюсь столь простую процедуру, вы сможете сделать и без меня
- Оксана Владимировна не оставляет меня тут одну – беспокоясь страдая приступом начинающей нарастать отдышки, умоляла жалким голосом рыжеволосая девушка
- Я бы с радостью моя дорогая Анна – заверила Оксана, улыбаясь милой улыбкой стоя рядом с кроватью девушки, коснулась кончиками пальцев её подбородка вынуждая посмотреть на себя, взглядом наворачивающихся слез на глазах – Но меня ждут в чистой перевязочной, как видишь время забронировано, вот заскочила тебе тут проведать
- Вы еще навестите меня сегодня? – с жалостью голоса страдая нехваткой воздуха, спросила Анна
- Тише-тише Анна не надо так волноваться, конечно, Оксана Владимировна навестит вас еще сегодня – уверял Ларионов, заметив, как учащенно она стала хватать воздух ртом  
- Опять смотрите – обратила Оксана внимание, как с девушкой из-за сильного эмоционального стресса случился обморок – Начинайте антибактериальную терапию, так же непрерывно следите за уровнем креатинина в крови
- Хорошо Оксана Владимировна – уверял Ларионов, взяв из рук Оксаны планшет с анализами
- А меня ждут в чистой перевязочной – направляясь к открытой входной двери, заявила Оксана
Покидая палату пациентки, распорядилась Оксана, направляясь по больничному коридору, освещенному в лучах утреннего солнца, стукала каблуками по линолеуму пола. Пациенты уже начали расходиться по палатам, кто-то в комнате отдыха смотрел телевизор, другие сидели рядом с постом медсестры на коричневой мягкой мебели, ерзая пальцами в сенсоре своих планшетов и мобильных телефонов. Запаха приготовленного завтрака поразительно быстро развеялся, благодаря системе работающей вентиляции, насыщая атмосферу воздуха насыщенной легкой свежестью. Проходя рядом с постом дежурной медсестры, Оксана заметила как девушка с цветом оттенка волос истинного кашемира недобрым взглядом на неё посмотрела, после чего вскоре опять начала стучать пальцами по клавиатуре.
- Оксана Владимировна немедленно проследуйте в чистую перевязочную – пробурчала шатенка, отразив сквозь стекла надетых на глазах очков искорки личной ненависти    
- Дорогая моя – виляя бедрами, подошла Оксана к стойке большого стола углообразной формы, отражая взаимное чувство неприязни – По-моему, я сама могу решать, куда мне следует проследовать
- Вы всего лишь обычная пациентка и не стройте тут из себя королеву – набравшись наглости, изъявила своё мнение шатенка посмотрев в глаза Оксане когда она наклонилась к ней опираясь на поверхность стола    
- Тогда за мной должен же ведь кто-то приглядывать – гордо заявила Оксана, взяв в руку пластиковую бутылку с дистиллированной водой, начала медленно откручивать её пробку – А то мало ли что я могу учудить – проливая специально воду на клавиатуру медсестры, с коварством в голосе говорила она
- Оксана Владимировна! – вскочила в растерянности медсестра – Что вы себе позволяете эта собственность больницы
- Ничего пусть Тихонов потерпит меня в качестве пациентки – ухмыляясь красивой красотой улыбки, поставила Оксана полупустую бутылку обратно на то места, откуда её взяла
- Вам это дорого будет стоить – предупредила, прокричала девушка вслед уходящей по коридору Оксане в сторону чистой перевязочной – И я лично заставлю вас заплатить за причиненный больнице ущерб  
- Да пошла ты нахуй – тихим голосом прошипела в ответ Оксана, касаясь пальцами пластиковой ручки входной двери в чистую перевязочную
Яркие лучи солнца устремлялись по стенам белого кафеля, отражая в нем лучезарный отблеск падающего света. Вертикальные жалюзи на большом пластиковом окне были полностью открыты позволяя свету солнечных лучей полностью проникнуть в обстановку этого помещения. Запах санитарных чистящих средств, предшествовал недавней утренней уборки в этом помещении, так как кафельный пол блестел как зеркало, отражая в себе силуэты обстановки этого кабинета. Валентина в кабинете была совершенно одна, одетая в белый длинный халат рыжеволосая девушка смотрела в окно, тормоша кончиками пальцев жалюзи на окне. Прямые словно струя водопада каштановый оттенок волос посыпал плечи, окутывал шею девушки, придавая ей взывающей к себе вид.    
- Ах… Оксана Владимировна – чувствительной нежностью легкого стона вздохнула Валентина отражая улыбку на лице повернулась к вошедшей в кабинет Оксане – Вот и вы, как там наша пациента?
- Ты ведь не о ней хотела поговорить – возразила Оксана, облокотившись, спиной на дверь,  повернула рукоятку замка в закрытое положение – Так что это было там, в коридоре и в моей палате необъяснимая ревность или просто твой очередной псих?
- Меня просто бесит ваша Катерина – вспылила шепотом начала объясняться Валентина – Она ведь для вас столько не сделала, сколько каждый день я прикрываю вашу репутацию в больнице
- И я несомненно тебя ценю дороже всех в команде – заверила Оксана одарив рыжеволосую красотку прелестью очертания красивых лазурных голубых глаз – Но если с пациенткой с нашей хоть что-нибудь случиться, ты ответишь первой, так как ты помимо этого дела и еще посмела взять одно
- Вы меня не поняли – возразила обиженно Валентина, но тут же прикрыла губы, ладонью руки заметив, как Оксана потянула за пояс своего халата, раскрыла прелесть скрывающего тела под ним – О… господи вы, что так разгуливали по отделению
- А тебя что-то смущает? – виляя бёдрами, Оксана прошла по кабинету, стукая каблуками красных туфель по белому кафелю скидывая с себя красный халат, что нежностью приятного трения скользил по обнаженному телу, открывая всю его естественную красоту
- Да нет просто – смутилась Валентина, отражая румянец на прекрасных скулах покрытых веснушками – Просто не ожидала увидеть вас вот так вот  
- Просто я это сделала для тебя – ухмыльнулась Оксана, подходя к знакомой кушетки, озабоченной кошкой забралась на неё, встав на четвереньки
- Ах… да хотела вам кое-что показать – ухмыльнулась Валентина, взяв в руки ноутбук, что лежал на подоконнике пластикового окна – Я покопалась в сети и нашла информацию на нашу Скворцову в одной из московских клиник
- А откуда у тебя доступ к таким данным?
Удивилась Оксана, наблюдая как прозорливой кошкой, Валентина, словно львица во время охоты подкрадывалась, виляя бедрами к кушетке держа в руках раскрытый ноутбук.
- Данные за последние месяцы в одной из клиник в Москве – объясняла Валентина, положив раскрытый ноутбук перед Оксаной – И я бы вам советовала настоятельно съездить к её матери уж кого-кого, а как не вас, она послушает
- Кто меня из больницы выпустят хоть? – удивилась Оксана такому доводу со стороны Валентины, никак не могла без очков разглядеть содержание раскрытой перед ней в ноутбук интернет странички Московской клиники – Валюш ты не подашь мне футляр с очками, он в кармане халата
- Да-да конечно – обходя кушетку, на которой стояла Оксана, согласилась вежливо Валентина, дотрагиваясь нежностью приятной ладони до её выставленных ягодиц – Завтра после перевязки будет смена караула в больнице, как раз в это время я дам вам свою машину
- Ты что предлагаешь мне устроить побег? – удивилась Оксана, понимая, к чему она клонит, наблюдая, как рыжеволосая бестия, нагнувшись, подняла с пола халат
- Вам нужно будет явиться в больницу до восьми и через черный ход – уверяла Валентина в безопасности своего решения  – Противном случае на следующий день до десяти утра
- Ты с ума сошла, если меня поймают, меня прикуют ремнями обратно к койке и поставят эту наглую блондинку, чтобы вливала мне снотворное через катетер – возразила Оксана, испугавшись последствий, что могут её ожидать    
- Не прикуют – уверяла Валентина, поднимая с пола красный халат, достала из его кармана черный футляр с очками – Я всё устрою, так что никто ваше отсутствие и не заметит
- Ты что детей шпионов насмотрелась? – рассмеялась Оксана, озорным смехом прикрывая губы ладонью руки  
- Я верну вам вашу сумочку сегодня – положив футляр рядом с Оксаной, продолжала настаивать Валентина на своём – Вам просто нужно съездить и поговорить с её матерью и узнать, почему у неё не сложились отношения с дочерью  
- И как ты собираешься узнать, как я это сделаю? – была поражена Оксана безумием, на которую её уговаривают – Ну не общается она со своей матерью, я не вижу в этом причину для болезни
- Причина есть всегда – возразила Валентина, повесив халат на вешалку рядом с входной дверью
- Я так не думаю – одевая очки на глаза, не согласилась с этим утверждением Оксана
- Даже если вас поймают – уверяла Валентина – Я добьюсь того чтобы с вас скорее всего сняли ремни, понимаете Оксана Владимировна разговор с матерью пациентки  
- Я не понимаю – ухмыльнулась Оксана, посмотрела на рыжеволосую девицу с удивлением – Почему ты не можешь сама к ней съездить
- Меня она не станет слушать – возразила Валентина – А сейчас если не возражаете, я сама вам сделаю перевязку
- Полагаю, у меня просто нет другого выбора – всматриваясь в экран ноутбука, холодно ответила Оксана, ощущая на своем теле приятные согревающие лучи проникающего своим светом в кабинет – Надеюсь, твои руки будут сказочно ласковые, так как помни у меня самый низкий болевой порог  
- Да вы что у вас? – не поверила в это Валентина, опровергнув это забавной красотой улыбки
В представленных записях говорилось об учащенных головных болях, быстрая утомляемость, мышечная слабость, ощущения сердцебиений, приступы «стенокардии» и сердечной астмы. Так же неизвестный фактор способствовал развитию развитием одышки, «мерцательной аритмии», ангинозных болей, кашля с кровохарканьем, акроцианоза. А́кроциано́з — синюшная окраска кожи, связанная с недостаточным кровоснабжением мелких капилляров.
- Странно – ухмыльнулась Оксана, ощущая на своей спине нежные руки Валентины, что медленно начали массажировать её – Я не смотрела на её ладони, хотя как ведущий кардиохирург этой больницы я должна была принять это во внимание
Анализ проведенной мочи показал наличие белка в её составе, так же говориться о низкой плотности мочи, повышенной жажде пациентки. Так же выделяется «полиурия» и никтурия, в последующем — олиго- и анурия. В моче белок «протеинурия», эритроциты «гематурия» и «цилиндры» (цилиндрурия). Снижается «клубочковая фильтра¬ция» и осмолярность мочи.
- Все эти признаки – возмутилась Оксана, нахмурив губки, чувствуя, как наглые ручки Валентины начали медленно разминать кончиками пальцев её лобок – Указывают на почечную недостаточность, однако мне нужен уролог, чтобы помочь понять с какой именно формой почечной недостаточностью мы имеем дело
- Там сказано дальше, что девушка не прошла полный курс обследования – пояснила Валентина, прислонив жаркую ладонь к животу Оксаны, медленно разминая кончиками пальцев её лобок, возбуждая круговыми поступательными движениями вдоль и поперек – Там сказано якобы её мать отказалась от лечения, так у врачей не было ответа в течение нескольких дней
- Ну  дура – через распущенную подверженную полным искушением улыбку, грубо выразилась Оксана, чувствуя как пальцы рыжеволосой бестии отлепляли пластырь прикрепленной повязке на её животе – Дифференциальная диагностика наука неизученная и на это требуется время порой может очень много    
- Вот поэтому я считаю Оксана Владимировна, что вам следует съездить в дом, где живёт её мать и самой во всём разобраться
Убедительной лаской пленяющих слух голоса говорила Валентина, прижимая повязку с отлепленным пластырем к животу Оксаны, пальцами другой руки стала водить продольными движениями по промежности половых губ.
- Врожденный дефект или аномалия сердца не исключение – уверяла Валентина, завлекая Оксану лаской искушению нежностью своих рук, без какой либо боли отодвинула от живота стерильную повязку, пропитанную бактерицидным раствором зеленки
- Не понимаю, почему тебя версия с аортальным стенозом не устраивает?
Ухмыльнулась Оксана, чувствуя нежность пропитанного бактерицидным раствором тампона на своем животе, чуть не разомлела от радости, когда большой палец рыжей искусительницы коснулся подушечкой резиновых перчаток её клитора. В этот момент указательный палец, чего уже желала, сгорая сильным пылким чувством сексуального голода, был готов к проникновению во влагалища, стенки которого от возбуждения уже успели насытиться влагой.
- Пролапс митрального клапана, объясняет схожесть симптомов со стенозом устья аорты
«Блядь да трахни ты меня уже этим пальцем сука ты, что не понимаешь, как я этого хочу», утопая в море порочных соблазнов, желала в мыслях Оксана.
- Или может быть, ты хотя бы попробуешь – выдавила из себя, не сдержавшись, Оксана, мечтая почувствовать нежность проникновения пальца Валентины в своём влагалище
- Что попробую?
Удивилась Валентина, кокетливо делая вид, что не понимает, к чему клонит Оксана, продолжая назойливо массировать большим пальцем её клитор. Указательный палец, рыжеволосой львицы, ходил продольными движениями по влагалищу Оксаны, отвлекая её сознание, касаясь жаром пылающих губ плеча прекрасной бархатистой кожи. Другой рукой Валентина обрабатывала, зажав пинцетом, тампон водила им по животу, обрабатывая чудесным не ощутимым для неё образом место ранения. Поддавшись тонкости испытываемых сексуальных ощущений, Оксана стала выгибать спину, словно озабоченная кошка, запрокинув при этом голову, медленно закрыла возбужденные, жаждущие эротического наслаждения глаза.
- Ах…. – облизывая от возбуждения губы, Оксана, вцепившись в простынку на которой стояла, сгорала, поддаваясь чувству сильного сексуального искушения  
«Снижена клубочковая фильтрация», словно внезапно в момент сильного сексуального искушения,  натолкнуло Оксану изменить своё мнение, когда рыжеволосая бестия, пытаясь отвлечь, целуя жаром пылающих губ в плечо, медленно прилепляла к животу стерильную повязку на медицинский пластырь.      
- Проба Реберга-Тареева – простонала Оксана, погрузившись в свои мысли – Которая ты моя дорогая сама лично и проведешь – распорядилась она, ощутив прилепленный пластырь с повязкой на своем животе  
- Я?! – удивилась Валентина – Но это же я застряну тут на сутки с ней
- И со мной – ухмыльнулась Оксана, стоя на четвереньках, взглядом сарказмом, отражая лживое сочувствие, нахмурив в добавок губки посмотрела на Валентину – Тем более после такой перевязки, я тебя назначаю еще на эту должность – улыбаясь самодовольной улыбкой, села она на кушетке поджав под себя ноги
- А не слишком ли вы многое хотите за это? – возмутилась Валентина, нахмурив губы, отразила прелестный изгиб формы скул
- Успокойся, ты ведь на меня работаешь, так что привыкай – пожав плечами, с милейшей красотой безупречной улыбки ответила Оксана    
- А что будут делать все остальные?
- Ларионов соберет пробу Зимницкого за эти сутки – уверяла Оксана, оставаясь сидеть на кушетки, свесила с неё ноги – Марина Викторовна займутся с Вероникой двумя разными анализами крови
- Ладно, хорошо – согласилась Валентина, затаив во взгляде обиду на Оксану
- Да и принеси мне, пожалуйста, мою сумочку сегодня – заверила Оксана, сползая хищной кошкой с кушетки коснулась каблуками красных туфель кафельного белого пола    
- Вашей наглости порой нет придела – ухмыльнулась Валентина, наблюдая, как красиво Оксана виляла бёдрами, направляясь к вешалке на стене рядом с входной двери
- Да я забыла спросить тебя вчера – обратилась Оксана, подошла к вешалке на стене, где висел красный халат – Что ты назначила нашей пациентки, ты уж прости, одна маленькая сука меня, сбила с мысли
- Антибиотики – спокойно ответила Валентина
- Надеешься, что это инфекция вызывает почечную недостаточность? – ухмыльнулась Оксана, одевая на своё обнаженное тело красный халат, ощутила бархатистой кожей всю нежность его материи и тепла – Ладно проконтролируй нашу пациентку – распорядилась она, скрепляя поясом свой халат, скрывая под ним пикантную взгляду прелесть собственного тела  
- А вы куда? – спросила Валентина, оставаясь стоять рядом с кушеткой, закрыла пальцем крышку ноутбука  
- На своё законное место – с гордостью в голосе заявила Оксана, подходя к двери, коснулась пальцами пластиковой ручки входной двери – Престол, ждёт свою королеву – с гордостью в голосе произнесла она, нажимая на ручку, открывая дверь  
Медленно сгибая ногу в колено, Оксана с довольством улыбки перешагнула порог открытой двери, вошла в больничный коридор. Стукая каблуками красных туфель по линолеуму, прошла по отделению, помещение коридора освещалось ярким  светом дневного солнца, отражая по стенам покрытой коричневой краской, кофе с молоком, блеклые блики. Ощущая приятную чистоту увлажненного воздуха, Оксана глубоко вздохнула, хватая воздух ртом.  Отделение было почти пустым в коридоре, кроме дежурной медсестры, что сидела на посту и стучала пальцами по клавиатуре, никого не было, однако с дверей столовой, что находилась чуть дальше по коридору, приятно пахло готовящимся обедом для пациентов. Медсестра, клавиатуру которой Оксана залила водой, недружелюбно на неё посмотрела, обиженным взглядом, продолжая дальше заполнять больничные бланки в компьютерном варианте. Не придавая взгляду медсестры никакого внимания, Оксана холодно, без какой-либо улыбки, прошла мимо поста дежурной в отделении медсестры, отражая в каждом шаге эластичность изгиба ягодиц.
  
***
Проникающий сквозняк в коридоре, который дул через открытое окно был насыщен необычайным вкусом сирени, кусты которой росли под окном рядом с больницей, позволяя искушающему собственному запаху почувствовать его Оксане на втором этаже. Направляясь по коридору, Оксана, звонко стукая каблуками красных туфель по белой мраморной плитке, подошла к двери своего кабинета, касаясь пальцами её медной ручки в форме шара. Волной насыщенной зелени поток колебал халат Оксаны, открывая прелесть бархатистой кожи бедер, тормошил лаской касания золотистые пряди волос, подобию как морской ветер колеблет волны в океане. Яркие лучи дневного солнца освещали коридор, преобладая его светлые тона в естественном цвете, за окном слышалась какая-то монотонная женская речь, звук урчащей газели и рядом проезжающих по больничной стоянке машин.  
Открывая дверь приёмной, Оксана сразу же ощутила приятный аромат лимонного дерева, запах приготовленного кофе. Изумительная палитра волшебных вкусов собралась в единой композиции женского запаха «Pure Poison от Christian Dior», слияние апельсина, мандарина и бергамота, волной необычайностью оттенков вызывали вихрь страсти гармонии гардении и жасмина. Белокурая женщина, что сидела за большим столом в приемной, расположившись в удобном черном кожаном кресле, были одета в естественном цвете, белое прекрасное платье, словно подсвечивала необычностью материала участки кожи вызывающие к себе влечение, отчетливо отражающая чашечками грудь, подчеркивая талию поясом.  Ровные белокурые волосы Валерии плавно ложились к ней на плечо, обвивая шею, однако кончики их чуть завивались в полкольца у неё на груди.  
- Оксана Владимировна?! – удивилась Валерия, увидев на пороге, входящую в приёмную Оксану, держа перед раскрытыми губами кружку с кофе, посмотрела  на неё из-под своих очков
- Здравствуй Валерия – мило улыбнулась Оксана, входя в приемную касаясь каблуками красных туфель паркет, цвета шоколада – А что ты так удивляешься, королева пришла занять свой трон
- Да нет просто – наблюдая, как Оксана прошла по приёмной не переставая улыбаться, так как была довольна тем, что Валентина с ней сделала – Я думала, вы больны и…..
- И что я не могу взойти на свой трон – милой улыбнулась, касаясь пальцами блестящей медной ручки входной двери, ответила Оксана, пожав плечами – Успокойся, Тихонов ведь сказал всем считать меня как пациента, я просто не могу с этим смириться
- Ах… ну да как же – рассмеялась застенчиво Валерия прикрывая губы ладонью руки – Королева лишилась своего статуса и очень этому не рада
- Я просто хочу побыть одна – заявила Оксана, открывая входную дверь рабочего кабинета, вильнув перед этой женщиной прелестью ягодиц, перешагнула высокий порог открытой двери
- Вам что-нибудь принести? – крикнула Валерия, когда Оксана закрывала за собой дверь
- Часиков так несколько молчания – нахмурив губки, тихо ответила Оксана в пустоту кабинета, оказавшись за закрытой дверью
Жалюзи на окнах были почти наполовину прикрыты, пропуская в кабинет лишь часть яркого света, когда окна кабинета выходили на солнечную сторону. Атмосфера была пропитана кофе, гранулы которого были рассыпаны на столешнице в дальнем конце большого кабинета. На стеклянном столе, что был расположен в центре кабинета, лежали несколько закрытых папок, стояла чья-то кружка с ярким отпечатком алой помады и футляр черных дорогих очков. Серый плащ Ларионова пах приятным изысканным вкусом табака, а так же его изысканной стойкостью парфюма «A*Men Pure Coffee Thierry Mugler», аромат кофе был бесподобно соединен с белым кедром, чарую необычностью вкуса. На мягком диване, что стоял у противоположной к входу стены между двумя большими окна, было несколько подушек и клетчатый плед. Паркет пола был чисто вымыт и еще не успел впитать в себя грязь, шкаф с книгами содержал тонны информации по сердечнососудистой патологии, была расположен слева от входа. Тихо урчал системный блок компьютера Оксаны, жидкокристаллический экран которого был потушен, однако в кожаном кресле уже кто-то сидел, чей аромат насытил воздух непревзойденностью вкса подобию черной орхидеи.
- Маленькая кудрявая сучка – грязно выругалась Оксана с ухмылкой на лице, подходя к компьютерному столу        
- Извините, но туда нельзя!  
Послышался, сразу же, голос Валерии за закрытой дверью кабинета Оксаны, чем очень насторожил её вынуждая подойти к дивану, прикусывая взволнованно краешек губы.
«Кого там блядь опять принесло!», испугавшись, подумала Оксана, прикусывая коготок указательного пальца встала рядом с диваном опираясь на него коленом.
- Извините гражданка Орлова – услышала Оксана голос Нечаева, как только дверь её кабинета открылась – Ваша секретарша была очень убедительная и просила вас не беспокоить но….
- Всё в порядке Валерия
Заверила Оксана, расправляя халат на талии села на диван, положив ногу на ногу, облокотилась на его спинку, чувствуя внутри необъяснимое для неё самой нервозное эмоциональное колебание.
– Заходите, пожалуйста, следователь, буду рада с вами поговорить – улыбаясь чарующей прелестью улыбки, застенчиво обратилась к нему Оксана – С чем пожаловали, может вам кофе?
- Ох… нет-нет сидите не коем случае вам сейчас нельзя напрягаться – возразил Нечаев, беспокоясь за здоровье Оксаны, держа в руке черную папку прошел по кабинету – Я вас весь день ищу, вчера поступило заявление что вы пришли в себя, но у меня не было времени решались другие дела, так вот я хотел с вами поговорить
«Странно, отец бы давно бы меня предупредил или Роксана могла хотя бы чего взболтнуть, нов се же интересно, зачем он ко мне пришёл», прикусывая краешек губы, Оксана внимательно смотрела, как он подходит к дивану, на котором он видит, поправляя синие потертые джинсы рукой он присел рядом с ней.
- А что разве что-то случилось? – застенчиво спросила Оксана, улыбаясь милой улыбкой, раскрыв от страха голубую лазурную красоту глаз, стала тяжело и учащенно дышать
- Успокойтесь Орлова – уверял Нечаев, поддержал взаимной улыбкой – Вы как потерпевшая сторона и как дело быстро съехали на тормозах, хотя это и не законно, но всё же вы сами будите писать заявление на гражданку Рамазанову за то, что она  проткнула вас ножом на свадьбе вашей сестры?      
«Как же я пиздец долго ждала этого момента, но теперь я никому пощады не дам!», раскрыв от удивления красоту губ, Оксана была поражена от радости предложением Нечаева.
- Блядь! – от радости грязно выругалась Оксана, не сдержав эмоций – А почему вы сразу ко мне не пришли я хочу, чтобы вы упекли эту дуру в психушку она социально опасна для общества, да-да конечно, я подпишу всё что нужно, только засадите её  
- Правда?! – удивился Нечаев – Однако, не послушав вашего отца и Романова я все-таки пришел, чтобы спросить вас об этом, как видите, ваша мать пережила колоссальный ужас и отказалась дать какие-то комментарии к этому делу, поэтому в основном всё взял в руки господин Рамазанов
- Да-да я хочу написать заявление об возбуждение уголовного дела! – твердостью голоса твердила Оксана, излагая напрямую своё желание поквитаться  
- Оксана Владимировна! – предупреждающим тоном голоса обратился Нечаев, раскрывая молнию черной кожаной папки – Вы надеюсь, понимаете, что просите возбудить настоящее уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью и попытка убийства
- Да-да я всё понимаю – прикусывая губу, Оксана думала лишь о мести – Но я ведь буду проходить по делу как потерпевшая сторона, это ведь меня проткнули ножом
- Могу вам только сказать, господин Романов, этому не обрадуется – подметил Нечаев, доставая ручку из папки, щелкнул ею, выдвинул стержень – Он такие связи подключил, больших денег стоило ему вместе с вашим отцом, чтобы Захиру отправить обратно в Грозный
- Эта су…… - чуть не выплеснула из себя Оксана грязные отвратительные эмоции корча от ненависти губами, положила руку на живот – А теперь еще мой отец, совершенно ничего мне об этом не говоря, закрывать дело прямо у меня за спиной, а между прочим это я его сокровище это я та кого он любит больше всего!!!
Выражая искреннюю иронию на лице Оксана отразила частичку влаги, подлинного отчаяния, на лазурно до блеска прекрасных голубых, подобию топазу глазах. Отражая гнев ни лице Оксана забравшись на диван сидя на коленях перед Нечаевым пыталась показать ему свою истинность.
- Да и господин Нечаев – смягчила Оксана тягость голоса до более мягкого – Если мой отец, хоть как-то вступиться за свою жену, я прошу упрятать его туда же
- Вашему коварству нет придела – ухмыльнулся Нечаев, доставая бланк протокола об возбуждении уголовного дела – Оксана Владимировна это может перечеркнуть все ваши отношения, вы уверены в своём решении? – повторил еще раз он свой вопрос
«Блядь ну почему с тобой так сложно прийти к общему соглашению», тяжело вздохнула Оксана, хватая воздух ртом, стоя на диване на коленях, закрыла глаза, медленно запрокинула голову назад.  
- Послушайте! – уверяла Оксана – Я когда-то, если мне не ошибается, помогла вам получить новое звание так ведь?
- Ах… вот как вы пошли – рассмеялся Нечаев – Вы змея Оксана Владимировна и да я действительно должен вас за это поблагодарить
Убедительно рассуждал Нечаев, словно по выражению и очертанию глаз, было видно, что он вспоминает и прокручивает этот момент у себя в голове. Облокотившись на спинку дивана, он с гордостью оценил внешность Оксаны стоящей перед ним на коленях на диване, однако не выразил это никаким пошлым намёком.
- Мы спланировали и задержали грузовики с зараженным мясом за несколько километров от Москвы – рассказывал Нечаев про факт задержания – Мы знали всё, сколько их, куда едут, их маршрут, время чуть ли не по минутам нам рассказали всё ваши бритоголовые друзья
- И за это вы получили звездочку на погонах? – словно давила на него Оксана, пытаясь по-своему, его построить, считая этого следователя в мыслях уже своей пешкой – Следовательно, теперь вы мне должны так ведь?
- Чего вы хотите? – строго спросил Нечаев, заметив искорки счастья на глазах Оксаны
- Составьте протокол, как это требует уголовный закон Российской Федерации об возбуждение по факту причинения тяжкого вреда здоровью с целью убийства – гордо заявила Оксана, подняв подбородок перед этим мужчиной
- Следственно это то что я ожидал от вас услышать – улыбнулся Нечаев – Вы не скажите вашей секретарше, чтобы приготовила мне кофе, пока я буду составлять протокол?
- Ради такого господин Нечаев – застенчиво улыбнулась Оксана, садясь на диван, медленно свесила с него ноги, касаясь каблуками красных туфель паркета кабинета – Я и сама могу за вами поухаживать – медленно встала она, с дивана отразив перед мужчиной естественную эластичную красоту изумительных бёдер        
- Но может лучше это сделает ваша секретарша? – убедительной просьбой попросил Нечаев, состроив радушное выражение лица, мило улыбнулся Оксане
- Для вас дорогой следователь мне не трудно лишний раз что-то сделать – ухмыльнулась Оксана, проследовав к печке, что стояла между серебряных столешниц – Вам черный молотый или могу на кофе машине со сливками
- М… если можно черный молотовый – ответил Нечаев, обдумывая грамотно как составить снова протокол возбуждения уголовно наказуемого дела по факту причинения тяжкого вреда здоровью в состояние аффекта
- Хорошо сейчас для вас всё сделаю – заверила Оксана, виляя бёдрами, проследовала к печке
Продолжительные десять минут Оксана варила кофе в турке, стоя возле печки, тщательно размешивая его ложкой, пока не услышала за дверью чью-то женскую спорную речь. После чего дверь кабинета плавно открылась на пороге стояла Катерина с весьма недовольным выражением лица, но заметив следователя, была крайне удивлена, медленно не начиная криков и скандалов, вошла в кабинет, закрывая за собой дверь. По лицу этой брюнетки пробежала некая волна тревоги, что сразу же это уловила Оксана, посмотрев на Катерину с застенчивой улыбкой на лице.
- Оксанка послушай – начала сразу говорить Катерина вздохнула и перевела дух – Я конечно не знаю, что тут у тебя с представителем закона какие тут дела, но ты не могла бы со мной потом спуститься в кафетерий, между прочим ты мне обещала чашечку кофе
- Давай я тебе просто денег дам а? – с сарказмом ответила Оксана, мило улыбаясь, выключила печку, отставляя турку на подставку – Ты ведь знаешь мне пока ничего нельзя тока как давиться куриным бульоном и дистиллированной водой – взяла она с ящика над столешницей чистую белую керамическую кружку
- Прошло уже столько времени после операции – уверяла Катерина, направляясь медленно к Оксане игнорируя присутствие Нечаева в кабинете – Ты уже можешь постепенно расширять свой рацион    
- И как ты хочешь, чтобы я его расширила? – переливая кофе из турки, в кружку, спросила Оксана, искоса посмотрев при этом на Катерину – Добавила к кофе ложку сахара или может быть мёду?
- Оксанка послушай, хватит! – упрекнула Катерина, подняв голос – Ты рассержена, я понимаю и мне конечно интересно, что тут делает, следователь Нечаев? – посмотрела она серьезностью, взволнованного взгляда в глаза Оксане коснувшись кисти её руки    
- Оксана Владимировна может, скажите ей?! – обратился Нечаев, перестав писать протокол, так внимательно посмотрел на Оксану
- Оксанка в чем дело?! – беспокоясь, спросила Катерина, проследовав за Оксаной, что подошла с кружкой в руке, поставила её на кофейный столик рядом с диваном, присаживаясь сама на него
- Оксана Владимировна?! – взволнованно говорила Валентина, открывая входную дверь кабинета, тут же входя в кабинет первой, держала в руке красную папку – Оу… простите, пожалуйста – смутилась она, заметив в кабинете с Оксаной следователя Нечаева и Катерину    
- Ох… простите – почувствовав себя словно неловко вошел в кабинет Ларионов
- Оксаночка?! – удивилась Марина Викторовна, заметив в кабинете следователя – Ты не говорила нам, что к нам пожалуют из правоохранительных органов – смутилась она присутствие должного лица в кабинете
- Хм… господин следователь, прежде чем с вами приятно и мило поговорить – проявляя всю подлость характера, говорила Оксана улыбаясь милейшей улыбкой – Вы разрешите мне с моей командой обсудить дифференциальный диагноз, нет конечно пациентка может и подождать, кто знает, может она уже корчиться от нехватки воздуха и готова……
- Оксанка! – ужаснулась Катерина над тем как бессердечно и хладнокровно отзывается Оксана о пациентке
«Блядь вечно ты со своими этими психами дура, даже повыпендриваться не даёшь», нахмурила Оксана от обиды губы, посмотрев на Катерину недружелюбным взглядом.
- Ладно – вздохнула отчаянно Оксана, что её веселье так быстро прервали – Что там у вас?
- Легочная гипертензия…..
- М…. кажется, я где-то это кажется, в карте читала – сморщив губки, не посчитав это за новость, положив ногу на ногу, откинулась на спинку дивана – В карте и так было написано, что она страдает приступами сильной отдышки, как будто вы нашли, чем меня удивить?
- У неё сейчас был только что «гипертонический криз» – пояснила Марина Викторовна – Удалось предотвратить, откачали жидкость из лёгких, начали давать «нитропруссид натрия», состояние пациентки стабилизировалось
Является высокоэффективным периферическим сосудорасширяющим средством. Расширяет «артериолы» и частично «вены». При внутривенном введении приводит к быстрому, сильному и относительно непродолжительному снижению кровяного давления; уменьшает нагрузку на «сердце» и потребность «миокарда» в «кислороде».      
- Что-то вызвало у неё легочную гипертензию, которая тут же дала отёк легких, потом гипертонический криз – задумалась Оксана, вставая с дивана
- Да и это еще не всё – пояснила Вероника, выходя из-за спины Марины Викторовны – В моче Зимницкого, что она только что сделала, признак гематурии, почки нашей девушки отказывают, нужно срочно принимать решения
- Она потеряла сознание при сильном кашле с кровью – продолжил рассказать дальше Ларионов
- Значит, она задыхалась, когда случился критический опасный скачок АД – предположила Оксана, приложив пальцы левой руки к подбородку – А как же вы тогда узнали что у неё отёк легких
- Он случился после – объяснила Валентина – Когда Марина Викторовна проводила аускультацию, выслушивая её сердечные тона  
- Так ладно, что вызывает легочную гипертензию со всеми её последствиями кашлем с кровохарканьем, отёком легких, а так же гипертонический криз, плюс острая почечная недостаточность – рассуждала Оксана, обращаясь к своей команде
- Возможно бактериальная инфекция – предположил Ларионов – Что началась в почках….
- Причём здесь почки и сердце? – не могла связать два абсолютно разных органа Марина Викторовна  
- Ладно, инфекция, предположим – согласилась Оксана, посчитав это как вариант – Эндокардит, предположим накопление, когда неизвестная нам форма бактерий устроила фауну у устья аорты и затрудняет приток крови в аорту, разрастание их популяции на створках митрального клапана вызываю его пролабирование створок, от чего происходит регургитацию крови    
- Эндокардит подходит – согласился Ларионов, не имея весомых доводов  
- Но какой род возбудителя эндокардита мог вызвать всё это? – удивилась Марина Викторовна  
- Не знаю – пожав плечами впадая в мысли, ответила Оксана – «Стрептококк», золотистый стафилококк, «энтерококк», пневмококк, кишечная палочка – перечислила Оксана быстро виды эндокардита
- И как нам узнать с чем мы конкретно имеем дело? – удивилась Вероника
- Посев крови мои дорогие – распорядилась Оксана, отдавая указания своему персоналу – Идите дорогие вы мои и найдите то что поражает сердце и почки
- Погодите-ка! – возразила Вероника – Ты ведь должна была назначить антибиотики нашей пациентке – обратилась она к Валентине, искоса недружелюбно на неё посмотрев
- Да начали давать еще вчера – заверяла Валентина
- Она сейчас на ИВЛ? – спросила Оксана, подходя медленно к окну, раскрыла немного его жалюзи, позволяя свету больше проникнуть в помещение, как только солнце за окном ушло за облако
- Нет, состояние удалось стабилизировать пока без ИВЛ – заверила Марина Викторовна
- Тогда это не инфекция – понимая, как под действием антибиотика стало хуже – Прекратите давать ей антибиотики
- Грибковая инфекция! – уверяла Валентина в своей правоте – Может не поддаваться лечению антибиотиков пенициллинового ряда
- Хватит! – возразила Оксана, понимая как навязчива, стала эта рыжеволосая девица – Это не грибковая инфекция, тем более по выражению лица Марины Викторовны гематурия в моче не такая уж и проблема
- Тогда что её убивает? – удивилась Вероника
- Что показало эхоКГ? – поинтересовалась Оксана – Что-то Валентина забыла сегодня с утра похвастаться этими данными
- Да конечно – подошла Валентина, к Оксане держа в руке красную папку – Вот посмотри сама
Результаты проделанной эхокардиографии сердца показывали расширение аорты и левого желудочка, заметны были преобладания процессов гипертрофии. Дилатация миокарда уменьшила в тоже время сократительную способность, однако обызвествление митрального клапана, натолкнуло Оксану на длительность ревматического митрального клапанного порока и его распространение на структурную ткань сердца.  
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/04/02/b9a748.gif
В проделанной ЭКГ было заметно увеличение времени внутреннего отклонения в левых грудных отведениях V5 и V6 более 0,05 с. Увеличение амплитуды зубца R в левых отведениях – I, aVL, V5 и V6. Смещение сегмента S-T ниже изоэлектрической линии, инверсия или двухфазность зубца T в левых отведения – I, aVL, V5 и V6. Нарушение проводимости по левой ножке пучка Гиса: полные или неполные блокады ножки. Отклонение электрической оси сердца влево (левограмма) Горизонтальная или полугоризонтальная электрическая позиция сердца. Смещение переходной зоны в отведение V2 или VI. Все эти показатели указывали на гипертрофию левого желудочка пациентки.
- Отлично – улыбнулась Оксана – Теперь есть от чего отталкиваться, проведите фонографию выслушайте внимательные все тона сердца, после чего результаты мне на стол завтра
- А сегодня ты куда? – удивилась Вероника
- Пойду поговорю с Тихоновым чтобы выпустил меня отсюда – заявила Оксана, сморщив губы закрывая красную папку – Да и снимите её с антибиотиков, пока мы не знаем что это ревматический фактор или что-то еще, никакой терапии, только обследование аускультация, если вы конечно меня понимаете
- Оксаночка?! – возмутилась Марина Викторовна, по всей видимости, прослушав распоряжение, что давала Оксана, передавая ей в руки закрытую красную папку – Какой домой, ты что я лично буду как твой лечащий врач настаивать на твоем здесь еще присутствии, кстати почему ты здесь ты должна быть в палате
- Вы не мой начальник – возразила Оксана гордостью голоса, спокойно прошла мимо своих коллег, направляясь к дивану – Господин Нечаев вы не возражаете, если наша с вами беседа продолжиться в следующий раз
- Всё готово Оксана Владимировна – улыбнулся следователь – Остается ваша только подпись, вы точно уверены что хотите этого? – спросил он протягивая ручку Оксане
- О чём он говорит? – испуганно спросила Катерина
- Оксана Владимировна всё нормально? – поинтересовался Ларионов, продолжая стоять возле окна
- Валерий Николаевич вы что не получили моих распоряжений?! – раздраженно спросила Оксана, посмотрев на своих коллег злобным оскалом – Делайте фонограмму девушке, результаты ко мне на стол, собрать полностью Зимницкого и наблюдать за пациенткой в течение этих суток будите именно вы Марина Викторовна
- Почему именно я?! – возмутилась, надувшись, как кобра, спросила эта белокурая женщина
«Потому что ты сука меня больше всего бесишь!», испытывая личную неприязнь к этой женщине, подумала Оксана.
- Остальные после фонограммы можете быть свободны на сегодня – специально назло с улыбкой, отражающая подлость характера, распорядилась Оксана  
- Оксана Владимировна вы ведь сегодня не ели – беспокоясь, подметила Валентина – А время уже обед
- Господин Нечаев можно попросить вас об услуге?
Обратилась Марина Викторовна, когда Оксана, стоя рядом с диваном, чуть наклонилась над кофейным столиком расписывалась на глазах Катерины в протоколе об возбуждении дела.
- Оксанка что это за протокол?! – возмущенно спросила Катерина
- Проводите эту блондинку в кафетерий и под дулом желательно пистолета, проследите, я вас прошу, чтобы она поела и вернулась в свою палату – жаловалась Марина Викторовна – Это я как её лечащий врач говорю, она после операции так исхудала и совсем не ест
- Потому что не могу! – рявкнула в ответ Оксана, взбесившись характеру от этой женщины
- Так Оксанка! – вскочила с дивана, словно как пружина Катерина – Ты пойдешь сейчас в кафетерий и мне без разницы сможешь ты или нет, но ты съешь всё то, что я тебе куплю, Мариш, что ей можно кушать уже сейчас?! – обратилась наглая брюнетка к Марине Викторовне, хватая Оксану за предплечье левой руки
- Практически всё – заверила Марина Викторовна, скрывая за красотой улыбки, истинную змеиную подлость – Только стоит воздержаться от острого и кофе содержащих и алкогольных напитков
- Вот именно водки мне сейчас действительно не хватает! – изнуренно вздохнула Оксана, сгорая от стыда перед своими коллегами, когда Катерина так напряженно при них держала её за руку
- Оксанка хватит! – дернула Катерина за руку Оксаны силой, предплечье которой сжимала пальцами – Пошли сейчас будешь есть нормально?
- Я вас провожу до первого этажа – заверил Нечаев, вставая с дивана – И Оксана Владимировна если вам вдруг неприятно говорить при коллегах, то я обо всё позабочусь сам
- Я хочу домой! – заявила, возмутившись, Оксана, когда Катерина, держа её за руку, тащила к входной двери – Да отстань ты уже от меня, я сама могу идти!!! – возмутилась она такому поведению от наглой брюнетки  
- Нет, не можешь – прошипела Катерина, возмутившись непокорности Оксаны – Сейчас же в столовую! – повысив голос, крикнула она не неё
- Сука ненормальная! – шепотом Оксана выразила недовольство
- О чем вы со следователем говорили там?
Открывая дверь кабинета Оксаны, спросила Катерина, держа её за руку, вышла вместе с ней в приёмную, где с удивлённым взглядом посмотрела на эту драму Валерия. Белокурая женщина, держала перед ртом кружку возле алых губ, чуть не разлила его на стол от внезапного громко стука открывающейся двери и женской громкой речи Катерины. Вставая с кресла, в котором сидела, отразила красоту тела скрытую под тонкой материей белого летнего платья, одетого на ней, отразила обеспокоенность во взгляде безупречно красивого голубого оттенка глаз.
- Оксана Владимировна всё нормально? – взволнованно спросила Валерия
- Нет, конечно! – рявкнула недовольно Оксана, держась другой рукой за живот – Блядь да у меня живот болит ты, что не можешь идти тише
- Ох… прости точно – извинилась Катерина, отходя к стене в приёмной с Оксаной – Тебе больно?
- Да блядь ты такая! – прокричала Оксана, испытывая к брюнетке ненависть, держась рукой за живот – Тебе, что это тока сейчас стало понятно? – подогнув ноги, она при помощи рук Катерины села на пол в приёмной, Катерина села рядом возле неё обвивая руками все тело, прижалась лицом к плечу
- О… боже Оксана Владимировна вам плохо? – беспокоилась Валерия, выход из-за стола, быстро подбежала к Оксане, что уже сидела на полу  
- Оксана Владимировна вам плохо? – взволнованно спросил Нечаев, направляясь быстро к входной двери – Я распоряжусь, чтобы привезли каталку, вас нужно срочно доставить в палату
- Я пойду в кафетерий и куплю что-нибудь поесть тебе – вставая с колен говорила Катерина, дотронувшись рукой до головы Оксаны – Господин Нечаев подождите – обратилась она когда следователь открыл дверь
- Катерина Владимировна вы хотели поговорить? – пропуская первой выйти из приёмной Катерину, спросил он, держа перед ней дверь открытой
- Хотела спросить…..
Не смогла дальше услышать разговорную речь Оксана, так как Нечаев тут же закрыл дверь кабинета приёмной.
- О… господи Оксаночка родная как ты? – заметив Оксану на полу, кинулась сразу же идти Марина Викторовна, входя в приёмную из кабинета
- Оксана Владимировна! – испугалась Валентина, вылетела из кабинета, чуть не сбив с ног Марину Викторовну, подбежала первой к Оксане, стукая каблуками красных туфель по паркету в приёмной – Как вы идти можете?
- Да ничего – ответила Оксана, посмотрев на рыжеволосую девушку, протянула руку, в надежде помощи встать, держась другой рукой за живот  
- Да-да конечно – взялась Валентина за руку с Оксаной, помогая ей подняться на ноги    
- Оксана Владимировна вы как в порядке? – спросил Ларионов, когда подошёл взялся за вторую руку Оксаны помогая встать
- Да всё нормально – ответила Оксана, застенчиво улыбаясь – Это я чтобы эту суку выпроводить, заебала уже меня
- Валентина отведи нашу Оксаночку обратно в её палату – распорядилась Марина Викторовна, встав за спиной у Ларионова – И проследи, чтобы она поела и как следует выспалась  
- Хорошо – согласилась Валентина
«Сука ненормальная нравится наверно командовать», возмутилась Оксана, нахмурив губки, направилась к входной двери, коснулась пальцами металлической ручки в форме шара.
- Может вам Марина Викторовна взять мою корону еще примерить? – возмутившись до придела не сдержала Оксана своих эмоций открывая входную дверь
- Да нет что ты Оксаночка – смутилась Марина Викторовна – Как ты можешь вообще такое говорить, я твой лечащий врач
- А я твой начальник!
Высказала Оксана недовольно своё мнение, согнув ногу изящным изгибом в колено, отражая прелесть бёдер. Переступая порог открытой двери, касаясь каблуками красных туфель, белого  пола, выложенного мраморной плиткой, когда по коридору больницы двое парней санитаров катили каталку к двери приёмной.
- Спасибо не надо – возразила Оксана
- Оксана Владимировна, но вам нужно – уверяла Валентина
- Оксана давай ложись – встав в проходе открытой двери, желала Вероника
- Да я сама могу идти – не согласилась с мнением коллег Оксана, поджав от обиды, ощущая на себе психологическое эмоциональное давление      
- Я сказала ты доедешь до своей палаты – приказным тоном распоряжаясь, вышла из приёмной Марина Викторовна – А там я скажу медсёстрам, чтобы следили за тобой, каждый твой шаг отслеживали, когда ты выходишь из палаты
- Да сейчас же – возмутилась Оксана подобному поведению со стороны своих подчинённых
- Оксаночка золотце – стервозностью голоса говорила Марина Викторовна, подходя к Оксане когда она была возле каталки – Ты же понимаешь, что на время твоего дела я твой лечащий врач и ты должна во всём меня слушаться иначе будет по-плохому
«Блядь лежать к койке прикованной ремнями, мне как-то не хочется», пытаясь отойти назад, кусая от страха губу, испугалась Оксана воли Марины Викторовны.
- Помогите ей забраться на каталку – отдавая указания санитарам, распорядилась Марина Викторовна
- Я сама – возразила Оксана, опираясь обеими руками на поручни каталки, стоя к ней спиной заползла медленно на неё
- Вот, а теперь ложись – улыбнулась радушной уже милой улыбкой Марина Викторовна  
- Я прослежу сама, чтобы Оксану Владимировну довезли до палаты – заверила Валентина, когда Оксана легла, держась рукой за живот, на каталку
- Хорошо – словно одобрила Марина Викторовна – Только до самой палаты
- Как будто у неё есть выбор – вредничала Оксана, лежа на каталке когда её вез парень санитар, медленно катил её по больничному коридору, скорость которого усыпляющим влиянием действовала с каждым проехавшим метром – Я уже и своего собственного мнения иметь не могу
- Тише-тише Оксана Владимировна – теплой рукой коснулась Валентина лба Оксаны, от чего она закрыла медленно глаза
Медицинская каталка с Оксаной тихо ехала по помещению больничного коридора, шум колес которой, был металлический и монотонный, разносился почти по всей протяженности коридора.      

***
Солнце за пластиковым окном медленно заходило за горизонт, озаряя своим неистовым ярким светом пространство голубого небосвода над деревней. Прячась за крышами деревянных и кирпичных домов, оставляя красивую лазурь красного следа, что зябью изрисовывало небо над деревней. Жалюзи на пластиковом окне в палате были слегка приоткрыты, пропуская ярко красным солнечным лучам проникать в комнату. Тень могучего тополя за окном все так же приятно вырисовывала жесты страсти  по голубым стенам в палате, добавляя к этому шелесту чарующему дуновению ветра на улице. Свет в палате был притушен, светильники диодных ламп на потолке были выключены, единственным освещение был свет заходящего за горизонт солнца. В воздухе пахло почищенным только что апельсином, дольки которого, все так же, как и первый лежали на тумбочки рядом с пустым пластиковым контейнером из-под супа.
Приятный аромат парфюма ночной фиалки, как и руки сероглазой брюнетки, сказочно влияли на состояние Оксаны, когда она вместе с Катериной расположилась на своей больничной койке. Ласка обворожительной теплой ладони руки Катерины медленным трением скользила по бедру Оксаны, когда она лежала к ней лицом, прижимаясь головой к подушке.
- М… такой вкусный суп – похвалила Оксана, чувствуя ласку рук Катерины, как убедительно она проникла, скользя вверх по бедру за грань красного халата – Но в сочетании с водой знаешь это просто невыносимо
- Ты не голодная? – взволнованно спросила Катерина, немного приблизившись к лицу Оксаны, продолжала смотреть в её глаза  
- Ты шутишь?! – улыбнулась, отвечая на вопрос Катерины риторическим вопросом, Оксана, чмокнув нежностью поцелуя её в губы – Да я сейчас лопну – ответила она, держась рукой за живот
Дверь палаты тихо открылась и на пороге стояла Валентина, держа красную папку в руке, рыжеволосая девушка медленно переступила порог открытой двери. Словно подобию хищной львице Валентина ставя ноги крест-накрест, прошла по палате, подходя медленно к кровати, на которой лежала Оксана с Катериной в обнимку.    
- Что-то случилось Валюша? – озабоченным голосом спросила Оксана, ощущая у себя под халатом на ягодицах пальцы Катерины
- Похоже кроме проблем с почками гипертрофии желудочка у нашей девушки кое-что еще
- Что опять? – уныло вздохнула Оксана, заметив недовольный взгляд в рыжеволосой девице, отдернула руку Катерины у себя под халатом села на кровати
- По краю десен проявилась лилово-серая кайма, кожа стала походить на бледно-землистого цвета окраску – рассказывала Валентина, стоя у кровати держа в руке красную папку
- Это инфекция – предположила Оксана – Верни антибиотики
- Может это какой-то вирус? – вынесла свою догадку Валентина, продолжая ревностно смотреть в глаза Оксане
- Какой?! – прикусывая краешек губы, Оксана почувствовала себя неудобно перед Катериной, вцепившись быстро в края халата пальцами обеих рук начала нервно их теребить – Возьми кровь на анализ
- Тут может быть все что угодно – возразила Валентина – Нужно собрать у неё полный анамнез
- Так собери и найди мне этот вирус или инфекцию что её убивает – распорядилась Оксана, продолжая сидеть на кровати, как ни в чем не бывало
«А что если, это было не кровохарканье, а её просто выблевало кровью, почки отказывают неизвестно от чего, похоже симптом интоксикации, вот только чего?!», размышляла Оксана, сидя на кровати, подогнула ноги под себя, поправила рукой красный халат, что чуть ли не оголил её сочную грудь.  
- Все что нам известно и то, что я показывала вам в кабинете перевязочной – уверяла Валентина, словно пыталась найти себе оправдание – Ах… да она просила принести мольберт, с красками….
- Она что художник?! – удивилась Оксана, раскрыв от неожиданности узнать такие подробности, лазурную голубую красоту глаз
- Вроде как да – ответила Валентина, поправляя белый халат села с краю на койку прямо на свет ярких падающих проникающих в палату лучей солнечного света – Только как это может помочь делу?    
- Да никак – прикусывая губу, взволнованно согласилась Оксана – Я зайду к ней чуть позже, а пока иди и попробуй что-нибудь узнать у неё и да пусть Марина Викторовна возьмёт у неё в таком случае кровь на инфекции
- Их же больше десяти тысяч! – была поражена Валентина – Как мы узнаем от чего нужно лечить
- Пусть возьмет в помощники Ларионова – заверила Оксана – Уверена, они вместе споются  
- Ладно – кивая головой, согласилась Валентина, вставая медленно с койки – Не буду вам мешать Оксана Владимировна – направилась к выходу
- Я сейчас зайду к ней в палату – заверила Оксана, положив случайно руку на бедро Катерины, что лежала рядом с ней    
- Хорошо, а то она про вас спрашивала – говорила Валентина, открывая нажатием ручки пластиковую входную дверь – Волнуется, когда вы снова к ней зайдёте, что вы ей такого сделали, что она за вами так бегает?
- Просто я хороший врач – ответила Оксана, мило улыбнувшись, пожала плечами
- В это никто и не сомневался – с этими словами Валентина вышла из палаты, закрывая за собой дверь
- Это что такое сейчас было?! – возмутилась Катерина
- Ой, да перестань Катюш – возразила ей Оксана, сморщив губки бантиком, легла рядом
- Ты что с ней спишь? – спросила Катерина, посмотрев серьезностью взгляда
«Блядь ну что за вопросы, да блядь я с ней сплю, если тебя это успокоит, хотя нет, сразу же после такого ответа я знаю, что меня будет ожидать, попробую как всегда тактику блефа», размышляла Оксана глядя в глаза любопытной брюнетке.  
- Да мы просто работаем вместе – прикусывая губу, ответила Оксана, когда глаза от паники начали сами по себе бегать – Потрогай мне живот Катюш, что-то разболелся….
- Сильно?! – испугалась Катерина, обратив внимание, как Оксана сморщила губы, выражала боль, которой у неё не было
- Просто приложи руку – ласковой интонацией голоса прошептала Оксана, положив руку на бёдра брюнетки, чем выдала себя сразу же
- Оксанка! – вскрикнула, немного подняв голос Катерина, отдернула со своего бедра руку Оксаны, опираясь рукой на больничную койку села – Ты мне зубы не заговаривай, я знаю, ты с ней спишь
- Но люблю то я только тебя – тихим шепотом призналась Оксана – И никому слышишь, я тебя не отдам и мне плевать что ты….
- Хватит! – отражая обиду на лице, что вырисовывалась накопление влаги на серо-голубых глазах, возразила Катерина, не желая слушать убеждения Оксаны, приткнула её губы подушечкой указательного пальца – Оксанка, сколько можно, скажи мне, пожалуйста, когда ты уже перестанешь так себя вести?    
- Как?! – удивилась Оксана, отлично понимая, к чему был задан такой риторический вопрос
- Как блядь! – дала грубо, с обидой на лице, понять Катерина
- Какая еще блядь! – прошипела Оксана, надувшись как кобра – Ты совсем уже охуела, по твоим словам я что с каждым встречным сплю что ли?  
- Нет?! – удивилась Катерина такой бурной реакции со стороны Оксаны, посмотрев на неё вопросительно
- У меня с Валентиной чисто деловые отношения – пояснила Оксана – Она мне перевязки делала, ну и массаж
- Массаж чего? – любопытству Катерину не было придела
- Да всего! – проговорилась Оксана, не сдержав своих бурно накопленных эмоций, от чего тут же получила жгучую пощечину от Катерины – Блядь да за что?! – грязно выругалась она оставаясь сидеть рядом с брюнеткой обвила руками её талию
- Убери от меня свои грязные руки! – возразила брюнетка, желая отдернуть руки Оксаны от своей талии, вцепилась в запястье её рук
- Нет! – упорствовала Оксана, прижалась к телу Катерины, повалила её головой на подушку
- Ай, что ты делаешь?! – падая головой на подушку, тихо взвизгнула Катерина, испугавшись от неожиданности такого поворота  
- Завоёвываю тебя – заверила Оксана, взявшись обеими руками за руки брюнетки прижала их к подушки, когда сама сидела на ней, опираясь коленями на больничную койку – А как, по-твоему, на что это больше всего похоже?
- Ты с ума сошла Оксанка, отпусти меня! – возмутилась Катерина такому поведению Оксаны, делала вид, как показалось на тот момент, что хотела вырваться, не давая себя поцеловать  
- Отпущу – тихой лаской шепота прошептала Оксана под ухо Катерине – Дай только поцелую…..
Катерина медленно повернула лицо к Оксане, когда она, в этот момент, раскрыв перед ней губы, ощутила сладкий ароматный запах кофе исходящий из алых губ брюнетки. Медленно, приятно ощущая тепло, Оксана прижалась к телу Катерины, соединившись в этот момент с ней губами в единой нежности поцелуя. Проникая сразу языком в рот брюнетки, Оксана чувствовала, с какой сказочной лаской она обволакивала её язык, покрывая его изобилием сахарной вязкостью слюны после недавно выпитого кофе с медово-карамельным вкусом. Голова стала кружиться в вихре водоворота возбуждения, в жилах стала накапливаться давление крови, что заводилась как вулкан перед извержением, как море перед штормом. Ощущения на эмоциональном уровне у Оксаны колебались неконтролируемым потоком, когда она, прижавшись к телу Катерины, извивалась дикой необузданной кошкой, страстно облизывая при этом её губы, пропихивая потом при этом ей в рот свой язык.  
- Что же ты делаешь Оксанка?!
Изнывая в стонах, оторвалась Катерина от губ Оксаны, оставляя на них размазанный след алой помады, испуская горячий жар дыхания прямо ей в рот, держась за её руки в районе предплечья.
- Что не видишь – изумилась в роскошной прелести улыбки Оксана – Хочу тебя – почувствовала она, как руки Катерины тянули за собой ткань халата к локтям, оголяя сочную объемную красоту скрытой под ним груди
- Да, но ты не заслужила – кокетливо хотела возразить Катерина, по всей видимости, случайно допустила так, чтобы халат Оксаны, когда она тянула его ткань за рукава, случайно оголил роскошную кожу хрупких плеч – Ты плохо себя….
- Тише! – улыбаясь распущенной похотью улыбки, Оксана прижала подушечку указательного пальца к алым губам брюнетки, не давая ей договорить – То что я тебя люблю, уже это заслужила
- Ах… вот как – ухмыльнулась Катерина, сильнее потянув за халат на руках Оксаны, высвобождая из-под него сочную голую грудь  
- Что ты делаешь?! – ужаснулась похотливо Оксана, раскрыв в шикарно изгибе губы, когда халат под властью рук наглой брюнетки оголил её тело до талии – А вдруг сюда кто-нибудь зайдёт
- Прижмешься ко мне – заверила Катерина, высвобождая руки, сразу же схватилась ими за груди Оксаны, сжимая их нежностью подушечек пальцев
- Там у меня тоже ничего нет – застенчиво пояснила Оксана, выказывая блеклый румянец на щечках, впадая в ласку рук наслаждения этой строптивой брюнетки
- Оксанка! – упрекнула Катерина, открывая красивым изгибом алые губы
- Что?! – удивилась Оксана, как не в чем не было – Ну не успела я еще надеть на себя нижнее белье
- А что будет если я….
- Даже не думай! – не согласилась с мыслью брюнетки Оксана, сморщив, измазанные помадой губки, понимая, к чему она клонит  
- Но я хочу
- Катерина! – повысив голос, вскрикнула Оксана, испугавшись, понимая, что в таком состоянии она с ней не совладает – Ай! – взвизгнула от испуга она, оказавшись головой на подушке, когда как Катерина сверху восседая над нею  
Жадно целуя тут же сосок груди Оксаны, она облизывая его кончиком языка, оставляя на коже леденящий осадок слюны развязала поя халата, полностью обнажая красоту её обнаженного тела, что скрывалось в естественной своей красе под ним.
- Ты с ума сошла – рассмеялась Оксана, вцепившись обеими руками в волосы брюнетки, пропуская их промеж пальцев, обвила голову Катерины – А если нас кто-нибудь услышит?
- Тише! – приказным шепотом прошипела Катерина, посыпая жаркими губами живот Оксаны
По всему телу словно вспыхнула волна необузданной страсти, как будто мощный зарядом импульс сильного сексуального возбуждения, пробежал по каждой клеточке тела Оксаны. Не имея сил или собственной воли чтобы этому противостоять, Оксана сама того желая развела перед лицом Катерины согнутые ноги в колени, касаясь пальцами простыни на которой лежали, сжимая под собой её в кулаки. Обвивая руками бедра Оксаны, темноволосая расхитительница её тела, положила одну руку к ней на живот, прижимая её жаркую поверхность ладони к коже, что подобию волн в океане двигалась от сильного такта возбуждения. Кончиками коготков Катерина другой рукой коснулась горячего лобка Оксаны, когда стенки влагалища уже успели насытиться влагой сильного сексуального желания. Катерина медленно двумя пальцами, дотронувшись до половых губ Оксаны, развела их в сторону, освобождая клитор, очень аккуратно леденящим касанием языка дотронулась до него, проводя по нему всей его поверхностью. Заряд неконтролируемого порока охватил всё тело Оксаны, выгнув спину, вцепившись пальцами в простыню под которой лежала, она чувствовала как Катерина настойчиво вылизывала её клитор, легонько при этом в довершении прикусывала его зубами. Вся изощренная колкость и тонкость этого момента ощущения вынудило Оксану вцепиться зубами в край наволочки подушки, чувствуя, как Катерина сказочной лаской зубами, прикусывала клитор. Раскрыв полностью губы, измазанные в помаде Катерины, Оксана была шокирована, как поразительно легко и ловко её язык проник промеж мокрых возбужденных стенок влагалища, покрывая его изобилием своей слюны.
- М….. – тихим стоном простонала Оксана, прикусывая от возбуждения краешек губы  
Катерина медленно ввела Оксане к ней во влагалище два пальца, облизывая при этом её мокрый клитор, то обсасывая его зубами, то кусая вновь зубами. Извиваясь дикой кошкой на больничной койке, Оксана боялась простонать, из-за всех сил с трудом сдерживала свои накопленные сексуальные эмоции, пытаясь чтобы их не выкрикнуть. Терзая пальцами обеих рук собственную грудь, Оксана, выгибая спину, находясь в пучине полного сексуального контроля у Катерины в руках, вцепившись зубами в наволочку подушки на которой лежала, стонала в неё глухими стонами. Тело словно накапливало всю мощь, словно как пушка готовиться перед выстрелом накапливая всю силу заряда, перед тем как излить из себя поразительную силу. Лавинной волной потока Оксана, издавая глухой стон в подушку, излила на язык Катерины скопившуюся за день всю сексуальную энергию. Чувствую во всём теле чувство определенного расслабления и то, как старательно Катерина ласкала языком мокрое влагалище и клитор, Оксана изнывала стоном полного удовлетворения, направляя его сладостные приятные нотки в подушку.      
- М…. Оксанка – похотливой интонацией говорила Катерина, оторвавшись губами от клитора Оксаны – Ты бесподобна, жаль, что мы в больнице, а то так бы ты легко не закончила
- Хм…. тебе не кажется – довольством улыбки делилась впечатлением Оксана – Что мы с тобой немножечко обнаглели? – спросила она, ощущая на своей мокрой, полностью удовлетворённой промежности, жар неистового дыхания с губ Катерины      
- Ты, правда, так думаешь?! – отражая застенчивость, спросила Катерина, подняв голову показала, что вся алого цвета помада, которая была на её губах, оказалась полностью стёрта
- Я это знаю – улыбнулась Оксана, держась за живот рукой, посмотрела, как лысый лобок, что был небрежно окрашен в алый цвет – Если ты не возражаешь, мне нужно проведать свою пациентку
-  Не хочешь отдохнуть сначала? – предложила Катерина, ложась рядом, поцеловав нежностью слияния губ Оксану взявшись за её руку на животе    
- А это тогда сейчас что было? – облизывая губы Катерины, спросила улыбаясь распущенной улыбкой Оксана – Представляю как медсестры меня уже разорвут критикой, если кто-нибудь услышал за дверью как я тут стонала, хоть и в подушку
- Ой, да брось ты – возразила Катерина, лежа на больничной койке, терлась об тело Оксаны, слизывала с губ размазанную алую прелесть помады, оставленную в момент дикости пика страсти, подсунул одну руку ей под талию, другую положила к ней на живот – Как будто кому-то для этого будет дело
- Это больница Катюша – смущаясь, закрывая красным халатом своё обнаженное тело, подметила Оксана, поцеловав нежностью слияние губ Катерину, слизывая с губ брюнетки остатки слюны – А я заведующий диагностическим отделением сердечнососудистой диагностики
- Считай это просто моей благодарностью за жизнь дяди – прошептала Катерина под ухо Оксане, сама завязала у неё на животе пояс халата на бантик, скрывая под ним естественную красоту
- Ты так всех благодаришь, кто тебе что-то хорошее сделал? – с сарказмом уточнила Оксана, поднявшись на кушетке держась за живот, подогнула под себя ноги
- Нет – обвила она талию Оксаны, жаром пылающих губ поцеловала её бедро – Только тех, кого безумно люблю
- Ну, спасибо – ухмыльнулась Оксана, медленно свесила ноги с кровати – Другого просто я не могла ожидать, а теперь я могу сходить к своей пациентке?
- Да-да иди, конечно! – согласилась Катерина, присаживаясь на больничной койке за спиной у Оксаны – Я уже всё равно собиралась уйти
«Куда эта блядь собралась, нет-нет я её так просто не отпущу, трахнула меня тут а теперь куда-то попку свою наострила, пожалуй, стоит устроить скандал», нахмурила Оксана губы от недовольства, одевая на свои ноги красные туфли.
- Кстати – решила завязать неожиданно разговор говорила Катерина – Один очень хороший человек на почте у которого ты забирала вот эти самые туфли, сказал мне, что ты купила их на сайте итальянской брендовой одежды в интернете за две тысячи долларов, не хочешь поговорить об этом
- Хм…. думаю, нет – возразила Оксана, медленно встала с кровати выгнула спину, выставив изящную красоту бёдер
- Оксанка твоя зарплатная карточка, куда тебе переводит зарплату от этой больнице у твоей матери, но ты  и без неё неплохо живешь, покушаешь брендовые шмотки за баксы – возмущалась Катерина, питаясь любопытством к этому
- Слушай тебе какое вообще дело – огрызнулась Оксана – Ну купила я себе туфли за пару штук долларов и что тут такого я же их не украла, а заплатила за них и купила их себе
- Какой нормальный человек будет покупать себе туфли за пару тысяч долларов? – удивилась Катерина – Я тебя совсем не знаю, может, ты прояснишь мне ответом на вопрос, откуда у тебя большие суммы долларов были обнаружены в кошельке, когда тебя проткнули ножом
- А что тут такого? – ухмыльнулась Оксана, стоя рядом с кроватью, пожала плечами – Я просто привыкла быть независимой
- И поэтому у тебя в кошельке было десять тысяч долларов? – была поражена Катерина легкой усмешкой со стороны Оксаны        
- Хотела подарить их на свадьбу этой суке – вредничала Оксана, направляясь к закрытой входной двери, в палате, что была уже окутана тенью надвигающейся ночи
- Оксана я хотела проверить твой телефон, у тебя, что счет в швейцарском банке?
- Это не твоё дело! – высказывая противоречия, Оксана открывая входную дверь палаты пуская в палату золотистую дорожку света с больничного коридора – Это мои деньги, я их заработала, тебе ясно мои!    
- Я никому ничего не скажу…..
Не став дальше слушать успокоительные речи Катерины, Оксана с грохотом захлопнула за своей спиной дверь, абсолютно не желая дальше продолжать разговор.
- Оксана Владимировна! – вскрикнула испугавшись медсестра вскочила со стула на посту где сидела набирала текст на клавиатуре – Нельзя же так себя вообще вести!
- Мне плевать! – холодно ответила Оксана, стукая каблуками красных туфель по линолеуму, направлялась по больничному коридору
С открытых дверей столовой в отделении так приятно пахло приготовленным ужином, слышалась разговорная речь и шум бренчания ложок. За окнами в отделении наступила сумрачная деревенская ночь, кроме отражения в них света, падающего с потолка, Оксана не могла ничего разглядеть. В самом отделении рядом с постом медсестры сидела девушка в белом шелковом халате ерзала пальцем по сенсору телефону сидя в коричневом кресле, а на диване, рядом с которым стоял большой фикус, сидел мужчина с большим планшетом, что-то через наушники смотрел по youtube. Медсестра, что тут же села на стул, с которого вскочила, недовольно посмотрев на Оксану, принялась снова печатать, что-то бурча себе под нос.
- Скажите, а тут всегда так? – удивилась девушка шатенка в белом шелковом халате, посмотрев в сторону Оксаны, обращаясь к медсестре
- А вам что тут уже что-то не нравится? – ответила, выражая недовольство белокурая медсестра
- Оксана Владимировна! – направляясь по коридору, навстречу обратилась Валентина – Как себя чувствуете?  
- Спасибо было бы лучше – ответила, испытывая раздражение Оксана, медленно подходя к рыжеволосой девушке – Если бы одна сука не довела меня
- Эта наверно медсестра, что вы её так напугали, когда хлопнули дверью – пояснила Валентина, держа в руках красную пластиковую папку
«Это наверно дура, что у меня в палате», прикусывая краешек губы, подумала, огорчившись, Оксана, посмотрев в голубые глаза рыжеволосой красотки.
- Как там наша пациентка? – спросила Оксана, коснувшись руки Валентины, прошла мимо, остановилась через пару шагов, обернулась в пол оборота
- Вас завтра Марина Викторовна отпускает на дневной стационар – сообщила радостное известие Валентина
- Я по-моему спросила у тебя, как там наша пациентка
- Немного раздражительная, с праздниками легочной гипертензии – отвечая на вопрос Оксаны, словно любуясь её телом, говорила Валентина – Есть подозрения на сердечную астму
- У неё гипертрофия левого желудочка – твердила Оксана, направляясь дальше по коридору, под свет падающего со светильника дневных люминесцентных лам герметично закрытых светильников, что висели по всей протяженности коридора – Стеноз устья аорты и к тому же проблема с почками еще не решилась
- Можем провести гемодиализ? – предположила Валентина
- И что нам это даст? – удивилась Оксана пустой логике Валентины, когда она с ней поравнялась в коридоре, проследовав до палаты пациентки, дверь которой была открыта – А что если это инфекция или вирус,  мы просто впустую потратим время
Свет в палате был потушен, лишь яркая дорожка золотистого света пробивалась из открытой двери, служила единственным освещением в этой больничной комнате. На больничной койке, девушка спала, тихо посапывая во сне, повернувшись лицом к стене, она дышала в подушку, словно как после истерики. Слева от входа на тумбочке, в пластиковой баночке, стояла порция недавно собранной мочи Зимницского, с явными признаками гематурии, что Оксана смогла разглядеть при свете проникающим в палату с открытой двери. На полу была разорвана бумага и посреди комнаты, лежал карандаш, синий халатик на девушке был слегка смят, явно, что её пытались успокоить.
- И давно она так? – спросила Оксана
- С тех пор как закатила нам сцену, что хочет вас видеть
- Меня?! – удивилась Оксана – Дайте ей антидепрессанты, посмотрим, сможет ли это повлиять на тахикардию и мерцательную аритмию, которая является симптомом
- Антидепрессанты могут спровоцировать АВ-блокаду – предупредила Валентина, входя следом за Оксаной в палату к девушке        
- Она что любит чай с малиной – почувствовала Оксана, когда вошла в палату запах лесных ягод в сочетании с малиной – Хрипы из легких так и не ушли, где блядь Марина Викторовна?
Шепотом спросила Оксана, обернувшись к Валентине, встав над телом девушки рядом с кроватью, на которой она лежала.
- Отёк легких удалось предотвратить? – спросила Оксана, присаживаясь на кровать рядом со спящей девушкой, посмотрела на Валентину, что встала рядом
- Пока было все нормально – ответила Валентина – Да она постоянно так хрипит
- Хрипы в легких могут означать то, что там скапливается жидкость – пояснила Оксана, медленно вставая с кровати – А куда подевалась Марина Викторовна?
- Ушла домой
- Что значит ушла домой?! – возмутилась Оксана
- Вот так вот взяла и ушла – объяснила, жалуясь Валентина – Оставила меня одну на вас и на эту девушку
- Где все остальные? – возмутившись, спросила Оксана, посмотрела на использованный шприц, что лежал на тумбочке  
- Пришлось вколоть ей успокоительное – пояснила Валентина, когда Оксана сверлила её взглядом терзающего любопытства – Она рисовала ваш портрет и вдруг на неё что-то нашло
- Это на тебя блядь что-то нашло – вскрикнула, подняв голос Оксана – Быстро собирай всю команду, включая эту суку Марину Викторовну
- Что с ней? – спросила Валентина, доставая сотовый телефон из кармана надетого на ней белого халата  
- Проблема с сердцем не объясняет приступ психоза или еще какой-либо нервной раздражительности – рассуждала Оксана начиная ходить кругами в темноте палаты
- Может паразит проник уже в мозг? – предположила Валентина
«А что если, неизвестный инфекционный возбудитель и вызвал комбинированный порок сердца, что как раз и объясняет стеноз устья аорты и недостаточность митрального клапана», размышляла Оксана.
- Вот только какой паразит? – придерживалась Оксана мнения Валентины – В моче так же присутствует белок, что опять же проблема с почками
- Вы знаете, что у неё с сердцем? – интересовалась Валентина, в ожидании посмотрев на Оксану
- Я же тебе говорю сердце не объясняет такую проблему с почками – щелкнув пальцами, вслух рассуждала Оксана – Собирай всю команду у меня в моем кабинете тебе ясно и мне глубоко плевать чего они там хотят спать или трахаться?  
- Трахаться?! – вопросительно посмотрела Валентина на Оксану
- Это я про Ларионова и эту лживую суку Марину Викторовну – пояснила Оксана, внося некую ясность
- А… тогда понятно – по выражению лицу Валентины было понятно, как она смутилась этого
- Кровь уже должна быть готова? – поинтересовалась Оксана направляясь к открытой входной двери палаты
- Да-да конечно вот биохимический анализ крови – докладывала Валентина, покидая палату пациентки вслед за Оксаной – Можете посмотреть креатинин и мочевина, заметно повышены…..
- Ладно, понятно – не став дальше слушать рыжеволосую девицу Оксана направилась по больничному коридору, виляя перед ней изящной прелестью бёдер

***
Сказочно прекрасно сладость кофе с ароматом карамели насытило атмосферу кабинета своим бурным неистовым запахом. Буйная стихия ароматов устроила бойню, за право господство в воздухе, среди доминирующей вкусом карамели, что Оксана держала в стаканчике перед раскрытыми губами и запахом молотовым кофе, готовящемся в турке.  За пластиковым окном жалюзи, которого были наполовину прикрыты, разыгралась густая полными темными красками ночь, лишь колебание рядом растущего тополя, позволяло Оксане при свете освещения диодных светильников на потолке разглядеть большие его ветки, что шелестом листьев касались стекол в помещении. Красная папка пациентки была раскрыта, как и её медицинская карта, с записями одной из московских клиник, где она проходила лечение. Расправленный клетчатый плед на мягком диване, что стоял у стены между двух расположенных пластиковых окон и смятые его подушки, не смогли пленить сознание Оксаны нежностью и теплотой своего материала. Раскрытый ноутбук в центре стеклянного стола, отражая исследования функции почек, в том самом месте, где у Скворцовой Анны было описано снижение клубочковой фильтрации. Низкий удельный вес мочи, признаки гематурии, белок в моче,  лекоцитурия, говорило Оксане, когда она ходило по кабинету кругами, о массивном воспалительном процессе, происходящем в почках у девушки.  
Уставшими ногами Оксана прошла по кабинету несколько кругов, прижимая кончики пальцев, ко лбу, перебирая в голове миллионы вариантов поражения почечной системы. Растрепанные золотистые волосы, волной необузданной страсти посыпали плечи Оксаны, когда она была в красном халате, что так пленительно огибал силуэт её тела. Изящный стройный изгиб бёдер, которыми так виляла Оксана, медленно касаясь каблуками красных туфель паркета пола, издавая при этом глухой стук дерева, ставя ноги крест-накрест, часами ходила вокруг стеклянного стола, стукая по нему коготками пальцев.  
«Мы что-то упускаем, м….. почему, когда я так с легкостью смогла разгадать сложный комбинированный порок сердца, что её убивает, не могу провести операцию, так как почки девушки отказывают», размышляя мысленно, ходила Оксана по кабинету кругами, со стаканчиком кофе в руке.
- А что если это не кровохарканье, что если это рвота кровью – рассуждала вслух Оксана после пару часов непрерывного хождения по кабинету, стукая каблуками красных туфель по паркету пола – Должен быть жар
- Оксана Владимировна мы сейчас говорим с вами об одном и том же? – удивился Ларионов, снимая с уставших глаз очки, опираясь локтём на стеклянный стол, чесал пальцами лоб – У девушки дилатация левого желудочка и стеноз устья аорты
- Да только вот операцию делать нельзя – пояснила Оксана – Почки нашей пациентки хотят что-то нам сообщить, такое чувство, что уже весь организм, просто орёт нам об этом
- Анализ крови указывает на хронический хронический пиелонефрит – наливая в белую керамическую кружку кофе, пояснила Марина Викторовна, повернувшись лицом ко всем, опираясь бёдрами на столешницу рядом с которой стояла – Мы хотели начать антибактериальную терапию, но ты сказала прервать
- Потому что вдруг это вирус, слишком большие дозы антибиотиков, не зная, сферу влияния этого вируса могут убить её – объясняла Оксана, встав посреди кабинета с пластиковым стаканчиком кофе в руке  
- Тогда что же нам делать? – поинтересовалась Вероника, кусая пышный эклер розовой блестящей прелестью губ, просыпая с него несколько крупинок сахарной пудры на полиэтиленовый пакет на столе под собой – Мы не знаем от чего отказывают почки у девушки
- А что если принять во мнение – обратила Валентина своими доводами на себя, присаживаясь на пластиковый подоконник окна, жалюзи которого наполовину были приоткрыты – Давайте примем во внимание нарушение менструального цикла
- У неё нарушение менструального цикла? – удивилась Оксана, узнав такие подробности – Она тебе сама это сказала
- Это есть в карте собранного анамнеза при поступлении – пояснила Марина Викторовна, не принимая во внимание этот факт
- О… нет, Оксана! – возразила Вероника, взяв в руки пластиковый стаканчик с кофе – Ты же не примешь во внимание нарушение менструального цикла как симптом
- У неё на краю дёсен, как пояснила Валентина – уверяла Оксана – Так вот у неё на краю десен уже образовалась лилово-серая кайма, я просто не знаю что думать
- Валентина ты сама производила осмотр ротовой полости? – удивилась Марина Викторовна, стоя у столешницы в темно-синем роскошном платье, v-образная зона декольте которого особо подчеркивала чашечками её сочную пикантной формы грудь – Даже представить себе не могу….
- Хватит! – возразила Оксана – Так ты говоришь, она рисовала мой портрет карандашом, а потом взяла и разорвала его?!
- Она что рисовала твой портрет? – удивилась Вероника, чуть не поперхнувшись выпитым кофе из пластикового закрытого стаканчика
«А вот это уже совсем интересно, почему меня, почему не её или рыжую суку, не кудрявую дрянь», размышляла Оксана, весьма удивившись таким подробностям нахмурила мокрые пропитанные сладким кофе с карамелью губки.  
- А что тут такого? – ухмыльнулась Оксана – Просто я у неё популярна
- Что-то в последнее время Оксаночка твоя популярность нам боком обходится – отпивая с кружки глоток черного приготовленного в турке кофе, подметила Марина Викторовна с хитрой улыбкой
- У девушки случился необъяснимый истерический приступ! – уверяла Валентина
- В чем дело Оксаночка? – забеспокоилась Марина Викторовна, поставив кружку с кофе на столешницу – Ты волнуешься?
- Просто боюсь, что на очереди может оказаться и печень – пояснила Оксана, проходя мимо свободного стула у стеклянного стола, отодвинула его за спинку, расправляя халат на бёдрах села на него – Организм пытается нам что-то сообщить….
- Это мы уже слышали – согласилась Вероника, пододвигая пальцами красную раскрытую папку
- Марина Викторовна бактериальный посев крови выявить возбудителя – распорядилась Оксана, положив ногу на ногу, отразила эластичность собственных бёдер, облокотившись на спинку стула  
- Боюсь, что пока я буду это делать, пациентка умрёт – возразила Марина Викторовна – Мы ведь даже не знаем что ищем
- Так ищите, берите, кого вам надо из людей – распорядилась Оксана – И идите в лабораторию, не знаю, делайте что-нибудь, но найдите то, что мы ищем
- Жара нет – уточнила Вероника, взяв пальцами новый эклер – Может подойти кистозное образование в почках?
- Мы здесь не в рулетку играем – упрекнула Оксана – Возьми и проведи УЗИ почек, заодно можешь и печень посмотреть
- Она страдает острым психическим расстройством – Валентина словно уходила от темы, сидя на подоконнике пластикового окна положила ногу на ногу – Плюс к тому проблема с менструальным циклом, усталость, слабость полиомиелит объяснил бы многое
- Да только не проблему сложной комбинации  митрального и аортального порока – не согласилась с таким утверждением Оксана – Я даже скажу больше, в 90% случаев этот комбинированный порок вызван ревматическим фактором, в данном случае миокардит
- Если вы тогда всё знаете – говорил Ларионов, внимательно вчитываясь в карту девушки – Тогда может сразу провести операцию
- Она умрёт на операционном столе – возразила Оксана – Почки этой девушки уже говорят, что пора в отпуск, даже обычная ангиография её убьёт, почки просто не смогут вывести контраст
- Тогда что же остается? – поинтересовалась Марина Викторовна, взяв снова белую керамическую кружку с кофе со столешницы
- Мне нужно завтра съездить к её матери поговорить с нею – объясняла Оксана, облокотившись на спинку стула на котором сидела – Возможно, у них дома я смогу найти, то чего нет не у нас перед глазами не в картах, не в московской клинике где она проходила амбулаторное обследование
- Оксаночка ты уверена? – взволнованно спросила Марина Викторовна, отходя от столешницы с кружкой кофе в руках – Ты ведь только после операции я хочу перевести тебя на дневной стационар, чтобы ты дома в постели завершила своё выздоровление
- Спасибо – возразила Оксана, посмотрев критично в сторону этой белокурой женщины – Я завершу своё выздоровление быстрее, если буду знать, что убивает нашу пациентку
- Но так же нельзя – заволновалась Вероника – Ты едва ходишь, да еще и такие высокие каблуки себе взяла, хочешь заниматься делом, когда сама плохо себя чувствуешь
- Ты закончила? – поставила Оксана пластиковый полупустой стаканчик с кофе на стеклянный стол, рядом с которым сидела – А то я хотела пойти в палату и передохнуть
- Я завтра переведу тебя на дневной стационар – повторила Марина Викторовна своё решение, когда Оксана встала медленно со стула, опираясь кончиками пальцев на поверхность стеклянного стола – Если хочешь помочь нам в обследовании девушки, то милости прошу
- Спасибо Марина Викторовна
Душевно поблагодарила Оксана, медленно направляясь к закрытой входной двери, чувствовала легкое недомогание и слабость, схватив красную папку со стола. Не давая дочитать Ларионову, Оксана закрыла папку перед его носом, направляясь, держа её в руке к входной двери.  
- Валентина проводите, пожалуйста, нашу Оксаночку в палату – отдавая распоряжение говорила Марина Викторовна, подходя с кружкой кофе к свободному стулу у стеклянного стола
- Да и возьми, пожалуйста, свой ноутбук – улыбаясь милой улыбкой, потребовала Оксана, касаясь дверной ручки, входной двери – Должна же я себя ночью в палате чем-то занять
- Да-да хорошо – радушно согласилась Валентина, закрывая крышку ноутбука, что стоял на столе, взяла его в руки – Зарядное у меня в сумочке я сейчас
- Я буду у себя в палате – заверила Оксана, открывая дверь, чудесным изгибом сгибая в колено ногу, отражая эластичность бёдер, перешагнула высокий порог открытой двери  
Приёмная была окутана тенью нахлынувшей ночи, лишь свет с кабинета Оксаны, освещал окутанное мраком помещение. Компьютер был выключен, на столе у секретарши был полный порядок, документация была уложена в пластиковые ячейки в шкафу за офисным столом. Атмосфера воздуха была пропитана лимонным деревом, что так приятно излучил свой изысканный терпкий аромат в момент своего цветения, когда рос в керамическом белом горшке на пластиковом окне. Стукая каблуками красных туфель Оксана прошла по паркету, темного помещения, касаясь пальцами блестящей дверной ручки, в форме шара, медленно повернула её открывая дверь. Легкость завораживающей прохлады сквозняка ворвалась в приёмную, как только Оксана открыла дверь, колебля красный халат на ней, тормоша роскошные золотистые волосы, что имели произвольную объемную укладку. Сумрак глубокой ночи окутывал пространство небо над деревней, прорисовывая лишь силуэты крыш домов, деревьев, лесной опушки, что Оксана смогла разглядеть через стекла пластиковых окон в больничном коридоре пока направлялась о нему под звук разносившихся каблуков по белой мраморной плитке.      
  
***
Блеклое зарево на ночном окутанном мраком небосводе предшествовало надвигающемуся рассвету над деревней. На белой тумбочки, рядом с больничной койкой Оксаны, работал ноутбук отражая страничку исследования Скворцовой, свет его экрана был единственным освещением в палате в ночной мгле. За окном тихо шелестел могучей мощью веток и листьев тополь, оказывал усыпляющее влияние на сознание Оксаны, когда она сидела в кровати, облокотившись, спиной на подушку, с выпрямленными ногами ерзала пальцем по сенсору телефона. Воздух в палате пропах ароматической прелестью ночной фиалки, прелестью запаха помады, при вздохе которого Оксана испытывала сокрушающую соблазном страсть в голове. Красные туфли аккуратно стояли рядом с больничной койкой, постель которой, Катерина, уходя за собой, привела в идеальный порядок, оставляя после себя лишь дикую развращенную похоть запаха собственного тела.  С коридора за закрытой дверью, слышалась разговорная речь дежурной на посту медсестры и какого-то неизвестного врача.
- Блядь и как тут можно уснуть – прошипела Оксана, положив ногу на ногу, прикрывая оголившуюся грудь халатом – Нарушение клубочковой фильтрации, блядь ну почему я не нефролог – грязно выругалась она, опуская медленно ноги с кровати  
Искушение головоломкой затягивало сознание Оксаны, от чего она даже не замечала измучивающую усталость, продолжая ходить в темной палате, обув на ноги красные туфли на высоком каблуке. Красная папка была у неё в руках, под свет экрана от ноутбука, Оксана часами до наступления рассвета, ходила по палате, внимательно изучая проведенные анализы. Психанув из-за сильной усталости, Оксана кинула красную папку на соседнюю койку, а сама собралась на свою больничную постель, оставаясь стоять на ней на четвереньках спиной к входу.
Анализ крови, в раскрытой красной папке показывал, в которую смотрела Оксана, стоя на четвереньках, указывал снижение содержания  Нb и Ht (гипохромная анемия),  эозинофилия и ба-зофильнаязернистость эритроцитов, ретикулоцитоз (до 10%о). Высокий уровень сыворотки железа, уровень эритроцитарного протопорфирина более 35 мкг%| (0,62 мкмоль/л). В анализе мочи, что был следующим, показывало Оксане, на повышение содержания порфиринов и Д-аминолевулиновой кислоты в моче.
Входная дверь, издавая механический щелчок, медленно открылась, на её пороге, оказалась Валентина, её сонный и измученный вид выказывал Оксане, что рыжеволосая бестия провела эту ночь без сна. Растрепанные рыжие пряди волос волной необузданного потока, свисали ровным потоком на хрупкие плечи девушки, что так изящно подчеркивал белый врачебный халат. В одной руке к удивлению Оксаны у неё была белая кожаная сумочка, а в другой руке запечатанная упаковка белых чулок. Девушка перешагнула порог открытой двери, выражая в своём сонном взгляде гордую самовлюбленную львицу, через силу отразила улыбку на лице. Халат Валентины пропах запахом черного кофе и кондитерскими изделиями, что она непрерывно поглощала в ночном кафетерии больницы.
- Доброе утро Оксана Владимировна – сонным голосом поприветствовала Валентина – Как спалось?
- Если это можно было назвать сном – прикусывая краешек губы, нервничала Оксана, совершенно из-за эмоционального стресса не желая спать – Снижение клубочковой фильтрации и то, что ты указала на низкий удельный вес мочи, плюс социально агрессивное поведение, слезы гнев, ярость, я не могу это связать с симптомами, что мы имеем
- Боже вы, что не спали?! – ужаснулась Валентина, когда у самой были круги под глазами от усталости  
- Не до сна как-то – ответила, сморщив губки Оксана, отворачивая свой уставший взгляд в сторону окна, всматриваясь как за горизонтом, появляется красивое зарево восходящего солнца – Мне нужно съездить поговорить с её матерь?
- Да но сначала вам бы не помешало бы отдохнуть – заверила Валентина – Девушка проснулась и хотела бы вас видеть
- Это я поняла – холодно ответила Оксана, рассматривая с удивлением рыжеволосую коллегу – А платье ты мне приготовила или я в халате тебе пойду на улицу? – возмутилась она, критично посмотрев на вещи что Валентина разложила на её кровати
- Да-да конечно – закивала послушно Валентина головой
- Тогда где оно? – возмутилась Оксана, не желая долго ждать
- Может, вы сначала захотите отдохнуть – предложила вежливо Валентина, присаживаясь рядом на больничную койку к Оксане  
- Давай я этот вопрос сама как-нибудь решу – гордо заявила Оксана, прикусывая краешек губы, посмотрела на упаковку с чулками, что лежали на больничной койке возле неё
- Вам как минимум неделю еще нужно беречь себя! – настойчиво твердила Валентина, взявшись за кисть руки Оксаны
- Валентина! – упрекнула рыжеволосую искусительницу Оксана, чьи пальцы так приятно обхватывали кисть руки – Мне нужно сделать перевязку – застенчиво изложила она своё желание, посмотрев на девушку весьма проницательно
- Так у вас же медсестра есть, которая может сделать перевязку – пояснила Валентина, словно создавая интригу эту разговору, смотрела точно в глаза Оксане  
- Но я хочу чтобы это была ты – гордо заявила Оксана, касаясь каблуками красных туфель пола комнаты, медленно встала с больничной койке  
- Хорошо – улыбаясь радушной красивой улыбки, отражая милейшее очертание скул, согласилась Валентина, вставая следом за Оксаной с койки – Я пойду всё подготовлю, а вы пока переоденьтесь
- Полагаю платье я самой себе найти обязана?
Совершенно не чувствуя никакой совести, сморщив губки спросила Оксана, касаясь коготками поверхности тумбочки рядом с которой стояла.
- Думаю, вы всегда находили, выход из таких ситуаций – пожав плечами, ответила Валентина
- Извините – послышался голос Вероники, когда совершенно неожиданно входная дверь палаты открылась перед Валентиной, не давая ей даже коснуться её ручки пальцами – Валентина ты нам нужна…..
«Вот тебя блядь сейчас мне тут не хватало», нервно подумала Оксана, прикусывая краешек губы, назойливо стала стучать коготками по поверхности тумбочки.
- В чём дело?! – раздраженно спросила Оксана, совершенно не желая видеть у себя в палате кудрявую темноволосую девушку
- Вы что уже не можете устранить легочный приступ без моего вмешательства?
Поддавшись негативным эмоциям, что Оксана словно изливала из себя, едва сдерживая себя, спросила Валентина, медленно вышла из палаты, перешагивая через порог открытой двери.
- Что случилось с пациенткой? – взволнованно, чувствуя внутреннюю опаску, повторила свой вопрос Валентина    
- Кажется, у пациентки печень отказывает – страшась строгого взора со стороны Оксаны, тихим голосом, словно шепотом, ответила Вероника, опуская взгляд в пол
- В чем это выражается? – спросила Оксана, присаживаясь на краешек больничной койки
- Склеры глаз пожелтели – ответила Вероника – Это помимо ряда других симптомов
- Оксана Владимировна! – обратилась Валентина держа дверь открытой стоя в проходе – Ждите меня в чистой перевязочной, я сейчас к пациентке и потом займусь вашей перевязкой
- Если склеры глаз пожелтели – рассуждала Оксана, снова погружаясь сознанием в пучину головоломки – Значит, времени у меня, как минимум вдвое убавилось  
- Это не всё – докладывала Вероника – Из-за рта девушки, чувствуется печеночный запах
- Назначь ей внутривенно 5% раствор глюкозы и витамины В6 и В12 – распорядилась Оксана, обращаясь к Валентине, что покинула палату, направилась вдоль по больничному коридору
«Сначала почки, теперь печень, сложный комбинированный порок сердца отягощенный легочной гипертензией утомляемостью, что её черт возьми убивает?!», размышляла Оксана сидя на больничной койке раскрыла упаковку белых чулок что принесла для неё Валентина.
- Иди проконтролируй – отдала Оксана распоряжение для Веронике, держа в руке капроновые белые чулки, любовалась их красотой и изящностью нежного материала – Если будет всё плохо, то назначь ей «плазмаферез», если ситуация с почками будет становиться хуже, назначь гемодиализ    
- Может, стоит провести УЗИ почек на наличие камней – предложила Вероника, оставаясь стоять в проходе открытой двери
- Действуй – согласилась Оксана, сидя на кровати, скинула с ног красные туфли стала надевать медленно закатывая на них белые чулки – Обо всём лично сообщишь мне
- Оксана ты уверена в том, что ты делаешь? – задавая подозрительный вопрос, от чего Оксана нахмурила губки, одевая на ноги, белые чулки – Я про пациентку, может мы, зря взяли это дело, почечная недостаточность и печеночная вместе, плюс сложный комбинированный порок сердца, который даже ты не знаешь, чем он может быть вызван  
- Это не значит, что я сдаюсь – возразила Оксана, одарив темноволосую кудряшку в белом длинном врачебным халате, что стояла в проходе открытой двери, возмущенным взглядом
- Ты ведь не уролог, ты ведь её просто убьешь – уверяла Вероника, выражая обиду и тоже время сопереживание на угрюмом своём лице
- Я тебя сейчас убью, если ты не начнёшь выполнять мои указания – подняв голос до крика, выразила Оксана бурным всплеском свои эмоции, ударив ладонью руки по кровати, от чего испытала резкую колкую боль в животе – Пошла блядь работать! – схватилась она тут же другой ладонью руки за живот, плотно прижимая её
- Надеюсь, ты знаешь что делаешь – закрыла с грохотом темноволосая кудряшка дверь в палату Оксаны, отражая при этом глубокий эмоциональный псих
- Дура блядь ненормальная! – выругалась грязной некультурной лексикой Оксана, одевая на другую ногу чулок сидела на кровати согнув ноги в колени – И как я только с такими работаю
«Почечная и печеночная недостаточность, как это можно объяснить», разглаживая на ногах чулки, размышляла Оксана, опуская ноги с кровати надела на них в красные туфли, медленно вставая с кровати, расправила красный халат на бёдрах.  
- Мы явно что-то упускаем – произнесла вслух Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, что подчеркивал красный надетый на ней халат, оставаясь совершенно одной в палате, направляясь к закрытой входной двери – Только вот что?! – нахмурила вновь губки, коснулась пальцами пластиковой ручки входной двери
Вертикальные жалюзи на пластиковых окнах помещения больничного стационара, сдерживали лучи восходящего над деревней солнца. В воздухе пахло кашей и молоком, запах которой доносился из открытых дверей столовой, куда большая половина пациентов отделения направилась вслед за определенным завтраком. Рыжеволосая медсестра на посту, одарив выходящую Оксану из палаты, одарила недружелюбным взглядом, продолжая снова смотреть чрез стекла, надетых на глазах очков, в жидкокристаллический монитор перед собой, что-о не переставая отчеканивать при этом пальцами по клавиатуре. На заднем фоне поста дежурной медсестры, распустился во всей своей красе большой фикус, а так же огромными листьями придавала природную гармонию домашнее пальмовое дерево. Девушка лет двадцати пяти сидела в кресле, сразу за постом медсестры, теребя кончиками пальцев, надетый на ней короткий голубой халатик, ерзала пальцем другой руки по сенсору экрана сотового телефона. Мужчина и женщина собрались в очереди перед процедурным кабинетом на забор утренней порции анализов, с сестринской комнаты слышалась женская речь медсестер, где какая-то из женщин обсуждала служебные полномочия другой.    
- Оксана Владимировна вы с в своём уме? – возмутилась дежурная медсестра, обращая на Оксану строгий критичный взгляд – Это в конце концов больница а не бордель, вы хоть когда пациент, можете не одевать свои…..
- Я знаю моя дорогая – улыбнулась Оксана саркастичной подлой улыбкой, закрывая за собой дверь палаты – Мне тоже они очень нравятся, ты только посмотри, как красиво они облегают мои стройные ножки – отразила она, оказавшись в больничном отделении красоту изгиба собственных бедер виляя ими терлась ягодицами о закрытую дверь  
- Оксана Владимировна! – сделала замечание медсестра, смутившись раскованного порочного поведения Оксаны
- Оксана Владимировна! – послышался возмущённый голос Тихонова, у входа открытых дверей в отделение – Очень рад, что вы в добром здравии и конечно что вас сегодня выписывают – словно проигнорировал дальнейшее смысл собственных слов, сразу же сменил тему
Черные брюки и такого же цвета угольный пиджак, идеально сочетался с белоснежной рубашкой, что прорисовывалась благодаря v-образному вырезу. Черные густые волосы, были словно аккуратно уложены и щедро покрытые гелем, придающие Тихонову весьма интеллигентный внешний образ. Чарующая прелесть «COLONIA AMBRA», искушала прелесть аромата сандалового дерева в великодушном сочетании свойственной природной стойкости запаха кедра. На красном галстуке этого мужчины, что украшала интерьер его белой рубашки была прикрепленная блестящая позолоченная брошь, что сразу же бросалась в глаза своим лучезарным отблеском, падающим на неё света солнечных лучей с окон в отделении.    
- Я тоже безусловно этому безумно рада Валерий Валерьевич – сморщив губки бантиком, Оксана отразила лживую застенчивость, благодаря сказочно красивому очертанию форму изящных скул
- Скорее бы – шепотной речью не сдержавшись, произнесла медсестра, глядя с презрением в сторону Оксаны, что медленно отошла от закрытой двери палаты
- Прости, ты что-то сказала?!! – надувшись, как кобра возмутилась Оксана, прошла мимо поста знойной медсестры, скинула кончиками пальцев стопку медицинских карт, что лежали на краю    
- Оксана Владимировна! – выразила возмущение рыжеволосая медсестра, после того как стопка карт пациентов, раскрылась на полу разбросав листки анализов по полу – Валерий Валерьевич, ну вы хоть сделайте что-нибудь, она же просто пациент?
«Пожалуйся мне тут еще сука ебливая», сверкая отблеском отраженного света в лазурных безупречно голубых глазах, подумала про медсестру Оксана.  
- Всё именно – застенчивой улыбкой, согласилась Оксана с этим утверждением подходя медленно к заведующему больницей, ставя ноги крест накрест, провела пальцами по плечу черного пиджака Тихонова – Я ведь просто пациентка и могу себе позволить абсолютно всё!
Отражая коварство в своём взгляде, Оксана на мгновение остановилась рядом с Тихоновым, чарую прелестью собственной улыбки, после чего прошла мимо, виляя шикарной красотой бёдер.
- Марина Викторовна подготовит вам выписку – пояснил Тихонов вслед уходящей Оксане – И только не думайте что ваша болезнь поможет вам избежать вам возложенной на вас работы
- Я об этом и не думала – с гордостью ответила Оксана, проходя мимо открытых дверей столовой, из которых выходила женщина в бирюзовом по цвету длинном халате, держа в одной руке кружку с молоком, а в другой пластиковую чашку в которой была рисовая каша – Между прочим, я этим и сейчас занимаюсь    
- Вы только собрались на перевязку? – поинтересовался Тихонов, не придавая жалобным словам медсестры никакого внимания, пока она собирала листки с анализами пациентов, возле его ног
- А по-вашему, зачем я еще могу идти к кабинету чистой перевязочной? – улыбаясь роскошной улыбкой, пожала плечами Оксана, остановившись у закрытой пластиковой двери, касаясь пальцами её ручки – Наверно только для того что там лучше всего спится
Помещение с белыми кафельными стенами, дверь которого открыла Оксана, содержала изолированную искусственно созданную атмосферу света. Жалюзи на пластиковом окне были плотно завешаны, не пропуская даже частичку лучей восходящего над деревней солнца. Свет диодных двух светильником достаточно ярко освещал все помещение, ярко отражая блики при падении на кафельные белые стены и полы. Воздух был пропитан санитарными асептическими средствами, служащими для уборки в этом помещении в сочетании зеленки и йода, чей запах был словно обыденностью в этой стерильной комнате. Кушетка в центре кабинета была застелена чистой белой простынёй, имея небольшую мягкую подушку. Рядом стоял небольшой железный столик на колесах, на котором было все необходимое для перевязки операционных ран пациентам.
- Вы уж извините Валерий Валерьевич – перешагивая порог открытой двери, мило улыбнулась Оксана – Но мне нужно срочно сменить, ну вы понимаете….
- Конечно-конечно Оксана Владимировна – радушно согласился Валерий Валерьевич, постукивая пальцами по столу, поста медсестры, отражая в своём взгляде никем непоколебимое хорошее настроение – Очень надеюсь на ваше скорейшее выздоровление, вы знаете…..
«Не знаю и знать не хочу, старый ты пердун», закрыла тут же дверь за собой Оксана, не желая слушать чувствительные речи этого мужчины.
- А что если передозировка парацетамола, анальгетиков, седативных препаратов, диуретиков или каких либо других антибиотиков, дозировка которых могла быть нарушена
Доставая телефон из кармана белого халат, облокотилась Оксана спиной на закрытую дверь, другой рукой медленно стала развязывать бантик пояса красного халата.
- Не объясняет миокардит
Медленно оголяя бархатистую кожу плеч, прошла Оксана по пустому кабинету, стукая по кафелю белой плитки пола каблуками красных туфель. Скидывая поразительно медленно с себя красный халат, что медленно упал на спинку стула медсестры, завораживая осадком прелести скольжения по бархатистой оголенной коже. Оголенное тело Оксаны, сразу же охватило приятная гладь теплой обстановки кабинета, температура которой оказывала медленно усыпляющее действие.  
- Лишь миокардит объясняет комбинированный приобретенный порок сердца – рассуждала вслух Оксана, забираясь с телефоном в руках на кушетку в центре кабинета, открывая в своём телефоне страничку интернета медицинского сайта – Может инфекционный эндокардит?!
- Инфекционный эндокардит! – открывая входную дверь помещения чистой перевязочной, согласилась Валентина, заходя внутрь, тут же закрыла за собой её – Объясняет целый ряд схожих симптомов – проходя мимо столешницы, взяла она с пластикового контейнера, что стоял на ней чистые одноразовые медицинские перчатки          
- Ты тоже так считаешь? – удивленно посмотрела Оксана на вошедшую девушку в длинном белом врачебном халате, что так прекрасно облегал прелести её скромного тела
- Что-то не сходиться Оксана Владимировна?
Обратилась Валентина, одевая на руки стерильные одноразовые медицинские перчатки, медленно подражая хищной львице. Пленяя красотой изгиба собственных бёдер, рыжеволосая искусительница, подошла к кушетке, на которой на четвереньках стояла Оксана, ерзая одной рукой указательным пальцем по сенсору телефона.  
- Вы так напряжены – коснулась нежностью приятных теплых рук изогнутой спины Оксаны, вызывая ураган эротических эмоций, что импульсом неподвластной страсти пробежала по телу Оксаны, вызывая едва ощутимую дрожь во всём теле – Вам стоит расслабиться    
- Я знаю – согласилась Оксана чувствую чарующую прелесть скольжения теплой ладони на спине и то как другая рука рыжей бестии коснулась её выставленных ягодиц – Мне действительно стоит съездить к матери этой девушки, возможно ответ кроется там – продолжая смотреть в экран сотового телефона, прикусывая краешек губы, заявила она о своих намереньях  
- Почки и печень этой девушки действительно отказывают – согласилась Валентина, медленно словно царапая коготками кожу изогнутой спины, объясняла она, шепотом под ухо Оксане
- Лишь ревматический фактор объясняет миокардит с последующими вытекающими из него симптомами – рассуждала Оксана, прикусывая губу, чувствовала нежность рук искушающей львице на своем теле – Но для начала стоит установить возбудителя через посев крови  
- На это уйдет несколько дней – разглаживая одной рукой спину Оксаны, другой рукой Валентина медленно поверхностью теплой ладони коснулась её живота – Мы ведь даже не знаем, с чем мы имеем дело, а почки и печень нашей пациентки уже отказываются работать
- Если будет совсем плохо, начинайте плазмаферез – распорядилась Оксана, поддаваясь нежности рук Валентины, почувствовала как коготки её пальцев коснулись пластыря на животе, медленно его отепляя – Пока попробуйте витамины В6 и В12 в сочетании с раствором глюкозы внутривенно должно помочь
- Сделаем все что сможем – медленно отлепляя пластырь от живота Оксаны, она обольщала её нежностью приятных рук, разглаживая приятным трением изогнутую спину
- Что-то ведь так сильно её убивает – сжимая пальцами собственный телефон, возбудилась Оксана, ощущая приятную ласку рук Валентины на своём теле
Голова кружилась предвкушая сильные сексуальные ощущения, Оксана прикусывая нервно губу, почувствовала, как легко и поразительно нежно Валентина отлепила весь пластырь от повязки на животе, прижимая нежно рукой. Медленно одной рукой держа марлевую повязку, Валентина отодвинула повязку от живота Оксаны, наклонившись к ней, пленяя горячим дыханием губ, что словно пламя вырывалось с её сладких розовых губ. Жаром пылающих губ, искушала рыжеволосая львица сознание Оксаны, касаясь бархатистой кожи плеч, пока искусно руками обрабатывала раствором зеленки рану на животе. Изнывая сладостью тихих стонов, Оксана сжала пальцами обеих рук простыню, на которой стояла на четвереньках, стала извиваться, выгибая спину, выставляя бедра, как необузданный дикий зверь.  
«Блядь как же я люблю, когда ты так делаешь, только не вздумай прекращать», думала в тот момент Оксана, пока Валентина обрабатывая ей операционную рану на животе, тампоном зажатым пинцетом, пленяла её сознание жаром поцелуев по нежной коже.
- Тише-тише Оксана Владимировна – успокаивала Валентина шепотной пленяющей слух речью, медленно круговыми движениями обрабатывая её рану на животе тампоном, смоченным в зеленке, держа его зажатым пинцетом на кончиках пальцев – Мы же не хотим, чтобы о нашем маленьком секрете узнала вся больница
- И не узнает – заверила Оксана прелестью приятного тихого стона, почувствовала как обработанная в растворе повязка марли при помощи пластыре прилипла к её животу, пока рыжеволосая бестия тщательно пальцами прилепляла пластырь к коже – Мы ведь никому не скажем
- Ну вот и всё – дотрагиваясь до ягодиц Оксаны другой рукой, пояснила Валентина, убирая марлю и медицинский пластырь в миску с использованным тампоном – Можете быть свободны
- М…. мне так приятна нежность твоих рук – урчала озабоченной кошкой Оксана, оставаясь стоять на четвереньках стоя на кушетке для перевязки – Может, продлишь удовольствие, я ведь даже ничего не успела почувствовать в момент перевязки
- Как раз тогда когда я уже всё закончила – уверяла Валентина, положив теплую приятной нежности ладонь руки на выставленные ягодицы Оксаны – Вам нужно идти  
- Оксаночка дорогая – услышала Оксана нежный голос Марины Викторовны, как только дверь чистой перевязочной медленно открылась и на пороге оказалась белокурая женщина в белом длинном халате – О… боже! – смутилась она быстро входя в кабинет тут же зарыла за собой дверь
«Дура блядь ебанутая, мне вот только тебя здесь не хватало», сгорая от стыда, сильно смутилась Оксана, выражая румянцем, образовавшемуся на щечках чрезмерную застенчивость.
- Что?! – возмутившись внезапному появлению этой женщины, требовательно спросила Оксана
- Я вот принесла тебе выписку и твою карту – пояснила она облокотившись спиной на закрытую дверь с ужасом смотрела на обнаженное тело Оксаны, что стояла на четвереньках на медицинской кушетке – Я же сказала, что сегодня перевожу тебя на дневное посещение
- Если вы только для этого сюда пришли – продолжая стесняться собственного поведения, Оксана села на больничную кушетку, поджав под себя ноги – То положите карту и можете быть свободны и вообще займитесь лучше посевом крови, да и возьмите с собой Ларионова
- Валерий Валерьевич – решила Марина Викторовна грамотно сменить тему разговора, продолжая пристально смотреть на Оксану, медленно, словно хищная львица подошла к кушетке, положила рядом карту – Сейчас зашел проведать нашу пациентку
- Тем же самым – взяв медленно карту в руки, пока Валентина стараясь не обращать внимания на драматичные события, стала убирать израсходованный медицинский материал, что использовала для перевязки повязки на животе у Оксаны – Я советую и вам заняться  
- Хотела тебе сказать, что твоих родителей встретила по пути сюда – касаясь оголенных бёдер Оксаны, пояснила Марина Викторовна, проводя по бархатистой коже теплой завораживающей трением ладонью руки – Хотели тебя видеть, они ведь знают, что тебя сегодня выписывают
- Так?! – возмутилась Оксана, сморщив губки бантиком слезла с кушетки звонко касаясь каблуками красных туфель белого кафельного пола – И кто им сказал такую информацию
- Извини дорогая – коварством чарующей улыбки заверила Марина Викторовна – Но мне пришлось им сказать, они же твои родители
- Блядь сейчас опять придется выдумывать, что им сказать?
Вредничала Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, прошла по кабинету направляясь к стулу на спинке которого висел её красный халат.
- А всего лишь благодаря тому – встав возле мягкого офисного стула с роскошной спинкой, коснулась Оксана красной материи халата – Что кто-то не умеет держать язык за зубами
- Оксаночка?! – словно отражая обиду в выражении собственного взгляда, сделала замечание Марина Викторовна, надувшись, словно как песчаная гадюка
- Может у неё нервно-мышечный синдром и хронический пиелонефрит – предположила Валентина – Или отравление тяжелыми металлами, так же инфекционный эндокардит объясняет всё абсолютно  
- Если отравлением тяжелыми металлами – рассуждала в слух Оксана, стоя рядом со стулом стянула с его спинки красный халат – Она же все-таки не на производстве работает из всего что мы знаем благодаря вам что не можете собрать анамнез, это то что она любит рисовать
- Мда…. что-то отравлением тяжелыми металлами с рисованием не связывается – согласилась Марина Викторовна – Она на производстве не работает и уж точно не занимается ремонтном бытовой техники
- Она учиться в московском художественном лицее – пояснила Валентина – Взяла академический отпуск, причину которой мне отказались назвать в самом деканате, наверно из-за болезни, но там сказали, что наша пациентка очень одарённая
- Хм…. очень одарённая – нахмурила Оксана губки, одевая на своё тело красный халат, ощутила всю его нежность при соприкосновении с бархатистой кожей – Ненавижу искусство!
- Поэтому ты стала врачом? – удивилась Марина Викторовна такой строгой критики со стороны Оксаны, встав у неё за спиной помогла завязать пояс на халате срывая под ним прелесть пикантного сексуального красотой тела
- Я стала врачом – запрокидывая голову на плечо к этой женщине, медленно закрывая глаза, ощущая с какой лаской эта женщина завязала пояс халата бантиком – Потому что у меня в голове есть что-то, что люди обычно называют мозги
- Синдром нервно-мышечный может объяснять проблему с почками и проблему с печенью
- Так же как и инфекционный эндокардит – возразила Марина Викторовна на доводы Валентины
- Тогда Марина Викторовна посев крови, установите инфекционного возбудителя – улыбнулась застенчиво Оксана, поворачиваясь к Валентине – А ты моя дорогая проведи «электромиографию» с применением «транскраниальной магнитной стимуляции» я просто уверена у Александра Николаевича, как невролога есть подобная игрушка
- А что нет других тестов, чтобы установить нервно-мышечный синдром? – удивилась Валентина
- Вот ты это тогда и выясни – распорядилась Оксана, направляясь к закрытой входной двери
«Блядь там же предки ждут меня в палате, мне срочно нужен запасной вариант», касаясь пластиковой ручки входной дери, кончиками пальцев, Оксана легонько нажала на неё.
- Да и мне нужно платье и возможно даже твоя машина – заявила Оксана держась за ручку входной двери – Ну я просто не могу сейчас выйти к своим родителям…..
- Оксаночка?! – удивилась такому повороту событий Марина Викторовна, стоя посреди кабинета чистой перевязочной раскрыла рот от удивления – Но ведь это твои родители
- А там моя пациентка – застенчиво улыбаясь, пояснила Оксана – И она умирает и самое интересное, то что я никак не смогу вдолбить в голову своим родителям, что я из-за всех сил буду пытаться спасти ей жизнь
- Да но…..
- Никаких но – опровергла Оксана пустые возражения Марины Викторовны – Валюш ну мне правда нужно одно платье из твоей коллекции и твоя машина
- А что мы скажем вашим родителям? – чувствуя неуверенность, что выражалась в голосе, спросила Валентина
- Я думаю – отражая чудесный изгиб формы скул, улыбнулась Оксана – Что ты что-нибудь придумаешь
- Но Оксана Владимировна…..
- Пойду, возьму у неё кровь на анализ – не став слушать продолжения драматичного разговора Марина Викторовна подошла медленно к входной двери
- Мне просто нужна твоё платье -  уверяла Оксана, открывая дверь перед Мариной Викторовной, сама медленно зашла за неё – Обещаю, я верну тебе всё в целости и сохранности и если что-то случиться, я компенсирую это премией – заверила она, объясняя это шепотной речью, прячась за открытой дверью
- Надеюсь Оксаночка – обратилась Марина Викторовна, выходя в коридор больничного отделения, касаясь кончиками пальцев дверного проёма – Ты знаешь что делаешь, так как объяснить всё своим родителя было бы намного бы проще, просто иначе…..
- Мне похуй – прошипела Оксана тут же закрывая дверь, не желая слушать эту белокурую женщину – Просто дай мне платье и ключи от машины  
- Ладно – вздохнула изнуренно Валентина – Хотя идею избегать ваших родителей я абсолютно не одобряю
- Скажу тебе более вежливо моя рыжая бестия – улыбаясь злорадной улыбкой ответила Оксана, облокотившись спиной на входную дверь, согнув одну ногу в колено отражая прекрасный изгиб изящных эластичных бёдер, коснулась каблуком поверхности закрытой двери – Мне просто нужно ключи от твоей машины и платье, чтобы не голой, хотя бы выйти отсюда
- Вы возьмёте его в моём сейфе, оно еще в упаковке, думаю оно как раз идеально подойдёт под ваше тело – пояснила Валентина улыбаясь хитрой ухмылкой
«Что-то мне подсказывает, она не для себя его покупала, раз так говорит», взаимностью прекрасной улыбки, ответила молча Оксана, повернувшись спиной к рыжеволосой девице, касаясь пальцами пластиковой ручки медленно нажала на неё, открывая дверь.
- Ну вот не все же так плохо – покидая кабинет чистой перевязочной с ухмылкой на лице ответила Оксана, сгибая ногу в колено перешагивая высокий порог открытой двери – И я обязательно тебе всё возмещу
- Ключи находятся в моей сумочке – крикнула вслед Валентина, когда Оксана, покидая чистую перевязочную, сразу же захлопнула за собой дверь
- Думаю, остальное просто не имеет значение – холодно ответила Оксана, направляясь по больничному коридору в сторону выхода из отделения  

***
Приятный аромат каркаде витал в воздухе атмосферы комнаты отдыха медицинского персонала, чаруя прелестью изощренного вкуса. На кофейном столике рядом с мягким диваном стояла стеклянная пепельница, содержали в себе две недокуренные сигареты, тонкий фильтр которых сохранил прелесть багрового отпечатка женских губ. Жалюзи на окне были плотно задвинуты, не пропуская почти света лучей дневного солнца, создавая притемнённую и усыпляющую обстановку в помещении. Красный халат Оксаны, лежал на подлокотнике дивана в аккуратно свернутом состоянии, белые чулки, от которых она предпочла избавиться лежали посреди дивана.
Опираясь каблуком красных туфель на низкий подоконник пластикового окна, Оксана медленно подводила губ стержнем алой помады, придавая им изощренную сексуальность. Белое кружевное короткое платье достаточно эластично облегало тело Оксаны, выражая всю пикантность прелести изгиба, подчеркивая сочную грудь, талию и бёдра. Роскошные золотистые волосы, волной необузданной страсти покрывали оголённые плечи Оксаны и зону декольте, что красиво прорисовывалась благодаря чашечкам платья, придающим сказочный объем груди.
- Ох… Машка скажешь тоже
Услышала Оксана женский голоса, как только дверь помещения комнаты отдыха медицинского персонала открылась, оставаясь стоять в той же позе, медленно задвинула стержень помады обратно в тюбик.  
- Оксана Владимировна?! – вопросительно обратилась белокурая медсестра, медленно вошла в помещение, изображая крайнее удивление и испуг на своём лице
«Блядь опять эта блядь которую ко мне приставили, когда же ты от меня отстанешь», изнуренно вздохнула Оксана, ерзая губками, шикарно окрашенными в багровый цвет.
- Здравствуй Мария – ответила спокойным голосом Оксана, убирая помаду в сумочку Валентины
- Слышала вас уже выписывают – словно изображая иронию разговора, обратилась белокурая медсестра, медленно прошла по комнате отдыха к столешнице, на которой стоял электрический чайник – Я безусловно рада вашему скорейшему выздоровлению
- Надеюсь, теперь я могу уйти?! – ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять, так же обернулась  в пол оборота, посмотрела на девушек возбужденным взглядом – Или может быть, снова применим укол со снотворным?
- Ох…. нет-нет что вы – засмущалась медсестра перед своей рыжеволосой подругой, скрывая стыдливый взгляд, повернулась спиной, словно хотела включить чайник – Эта была излишняя мера предосторожности, только для вашего благополучия
- Вздремнуть на моей койке для моего благополучия?! – издевалась Оксана, убирая ногу с подоконника, коснулась каблуком красных туфель линолеума – Вот это наглость
- Вы меня накачали! – уверяла белокурая девица, словно хотела убедить свою подругу в своей невиновности  
- Это ведь была крайняя мера – повесив красную сумочку Валентины на плечо, возразила Оксана, посмотрев в зеркало, что висело рядом на стене, любуясь своим видом
- О… боже Машка, что я узнаю! – словно насмехаясь над своей подругой, говорила рыжеволосая медсестра, подходя к столешнице, где стояла белокурая медсестра, взяв в стеклянной вазе сочень
- Лерка?! – прошипела на неё её подруга
- Счастливо оставаться – блистая коварством улыбки, Оксана прошла мимо шкафчика Валентины, закрывая аккуратно рукой его дверцу
- Это ведь не ваш шкафчик – удивилась рыжеволосая медсестра, продолжая наблюдать за Оксаной, когда она виляя шикарной открытой красотой бёдер проследовала к входной закрытой двери – Это ведь….
- Я знаю – ответила с улыбкой Оксана, касаясь кончиками пальцев пластиковой ручки двери – Я же ведь её начальник, значит, я могу
- Лерка хватит! – как будто сгорая от стыда перед Оксаной, прошипела белокурая девица на свою подругу
- Я бы послушала бы лучше твою подругу
Уверяла Оксана, открывая входную дверь, почувствовала легкость прохлады свежего воздуха, что веяло из открытого окна в пустом больничном коридоре. Воздух был пропитан влагой, словно предшествуя наступления дождя. Небо за пластиковыми окнами в больничном коридоре начинало хмуриться, смуглые облака нарастали своё естественно влияние на просторах деревенского небосвода. Ароматы зелени стали еще более насыщенными, под действием свежести сквозняка, чувствовались запахи сирени и черёмухи, вкусовые оттенки разных цветов растущих в клубах под окнами больничного здания. Блеклые беглые тени, словно танцевали танец страсти, вырисовывая жестами, под действием силы ветра произвольное движение прекрасной мелодии шелеста листьев и веток, что самовольно переплелись между собой в гармонии с природной магией воздуха.    
- Она плохого, не посоветует – пояснила Оксана, перешагивая порог открытой двери, шикарном изгибом и эластичности бёдер, согнула ногу в колено, тут же закрыла за собой дверь
Внезапный звонок сотового телефона, заставил Оксану, вздрогнуть, слегка издавая тихий визг, стиснув от стыда зубы, подобию кобры прошипела, почувствовав себя неловко перед идущими навстречу медсёстрами.
- Блядь тебе никто не говорил, что ты очень эффектно пугаешь – отвечая на телефонный звонок, возмутилась Оксана – Что с пациенткой?
- УЗИ печени характеризует небольшое увеличение в размерах – пояснила Валентина – Сама структура стала зернистой, происходит сужение кровеносных сосудов
- Ладно, понятно
Проходя мимо открытого окна, Оксана глубоко ртом вдохнула всю свежесть воздуха, что под действием сквозняка врывалась бунтарской силой в помещение больничного коридора.
- Печень говорит, что устала работать, мне нужно знать, что послужило этому причиной?!    
- Если лекарственная терапия не поможет следующим шагом может служить кома
- Да знаю, я знаю
Вредничала Оксана, направляясь по просторному больничному коридору, стукая каблуками красных туфель по бетонному полу, вошла в вестибюль больничного здания. Большое по площади помещение фойе было укатано сумрачной тенью зависшего на небе смуглого облака, что своей серой мглой закрывало от солнечных лучей. Собравшиеся пациентки возле стойки регистратуры ожидали своей очереди, чтобы получить свои амбулаторные карты, выстроились словно ровным строем уткнувшись то в экраны сотовых телефонов, то большие экраны планшетов. Воздухе в фойе был пропитан разносортным парфюмом собравшихся десятков людей, потом их тел, а так же прелестью естественного запаха апельсинового дерева, что возросло своим природным могуществом возле больших перил массивной лестницы.
- Могу я с вами прокатиться до матери нашей пациентки? – словно спросила разрешения Валентина, когда Оксана её заметила спускающейся по лестнице со второго этажа
Рыжеволосая девушка была одета в красное короткое платье, материал которого служил атлас, скрывая красоту хрупких плеч бестии, до локтя закрывал прелесть белоснежной кожи, чрезмерно покрытой веснушками. Вырисовывая осиную талию, подчеркивая прекрасным очерком изумительный стройный изгиб бёдер, отражая еще больше притягательность упругих ягодиц. Красные туфли, что удивительно подходили к цвету платья, преображали открытые ноги девицы, платье которых лишь скрывало их изумительность до колен. Пышные рыже волосы, словно оттенок идеального каштана приобрели объемную укладку, когда она спускалась по ступенькам, ставя ноги крест, накрест, стукая звоном каблуком по мраморной плитке ступенек лестницы.  
- У вас ведь всё-таки моя сумочка – уточнила конкретику Валентина, проводя пальцем по сенсору телефона, держала его в руках, ступив на мраморную плитку пола холла больничного здания
«Эта рыжая сука, просто так от меня не отстанет, думаю, будет не лишнем просто взять её с собой, к тому же всё может быть», ухмыльнулась Оксана, любуясь прелестью очертания рельефа тела, что отражала Валентина, двигаясь навстречу, подобию львицы крадущейся во время охоты.  
- Ну что же – прикусывая краешек губы, искушая себя прелестью голубого распутного взгляда бестии, согласилась Оксана – Одной хоть не скучно будет
- Я тоже так думаю – подошла она к Оксане, кончиками пальцев коснулась лямки красной сумочки, что висела у неё на плече – Вы позволите, это ведь всё-таки моё, а вот это ваше – передавая в другую руку медицинскую карточку и выписку вложенной в ней
- Да-да конечно – любезно улыбаясь, сняла Оксана сама сумочку рыжеволосой девушки со своего плеча, передавая ей в руки – А что ты всё-таки сказала моим родителям? – взяв свою карту в руки, сжала её грань крепко пальцами
- Я думаю они ой как расстроятся не увидев вас в вашем рабочем кабинете на втором этаже
- Да плевать я хотела на их расстройства – рассмеялась озорным подлым смехом Оксана, направляясь к большим двустворчатым входным дверям больницы – Я не могу в такой момент покидать свою пациентку, когда у неё одновременно и почки и печень отказывают
- Да и вы забыли про сложный комбинированный митрально-аортальный порок сердца – уточнила Валентина, открывая, касаясь за большую деревянную ручку в форме шара дверь перед Оксаной
- Что вполне может быть причиной миокардита – пояснила Оксана, входя в тамбур больничных дверей, ощутила на своём теле всю душную обстановку воздуха и его влажность что скопилась в этом пространстве – Возможно скора начнётся брадикардия
- Как бы скорее не началась кома – возразила Валентина, проходя в преддверье больничных дверей за Оксаной – Тогда будет сложно что-то сделать, мы можем её потерять
- Вот поэтому мне нужно съездить к ней домой, поговорить с её матерью – открывая входную дверь, взявшись всей пятерней пальцев за большую шарообразную деревянную ручку, Оксана толкнула дверь от себя – Возможно инфекционный эндокардит убивает её
Чистый пропитанный свежестью деревенский поток воздуха хлынул неудержимой волной на Оксану, тормоша её золотистые пряди волос и пышный низ платья, приоткрывая изумительную красоту бёдер. Атмосфера на улице была пропитана влагой предшествующего дождя, небо над деревней затянуло смуглыми огромными тучами, закрывая полностью яркость лучей солнца. Распустившаяся зелень, могучий тополь, березы и конечно же парк сказочной красоты голубых елей, всё это природное многообразие было изумительно подобрано, как палитра художника, выказывала природную хаотичность растущих возле больничного деревенского здания. По ступенькам больничного крыльца поднимались две девушки, их яркие цвета платья подчеркивали характер их воодушевленного настроения, весело хихикая, они общались между собой глядя в сенсор экрана сотовых телефонов. Рядом с парком пышных елей, бегал чей-то деревенский пёс, лаял на идущих по тротуару прохожих, кидался на кучу скопившихся голубей, разгоняя их в разные стороны. На лавочках рядом с зоной отдыха сидели несколько молодых ребят, весело общаясь между собой, они словно как озабоченные уткнулись в планшет одного из парней, поддерживая при этом беседу. К крыльцу приемного покоя, задним ходом, медленно подъехала газель скорой помощи, на ступеньках которого уже стояли два санитара, ожидая каталку с пациентом. Тротуар пешеходной зоны в больничном дворике был покрытой остатками сырости влаги, а в ямах на обочине проезжей части собралась в лужи дождевая вода.
- Тогда совсем скора, начнётся жар – объяснила Валентина, словно случайно, со спины, коснулась пальцами руки Оксаны, вызывая тем самым прикосновение беглую неожиданную дрожь по телу
- Чего я боюсь это кома – пояснила Оксана, отдергивая резко руку, взялась пальцами другой руки за кисть той, что Валентина случайно коснулась – Тогда мы уже ничем не сможем помочь
- Я думаю, мы этого с вами недопустим – возразила Валентина, спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам массивного больничного крыльца
- Откуда такая уверенность? – ухмыльнулась Оксана, касаясь каблуками красных туфель бетонного тротуара, сходя со ступенек больничного крыльца
На больничной стоянке почти не было автомобилей, лишь несколько машин, занимали большую стояночную площадь, среди которых был красный Mercedes-Benz SLS AMG. Двое мужчин разговаривали стоя рядом с черным седаном марки Toyota, так удивленно посмотрели, заметив на входе стоянки Оксану в белом легком кружевном платье. Легкость прохлады завораживала касанием по коже, вызывая беглую дрожь по всему телу, однако приятность этого холодка доставляло расслабляющее удовольствие. Поток свежего воздуха, колебал кончики платья Оксаны, приоткрывая шикарную красоту бёдер, выказывая на обозрения всю изощренность и бархатистость цвета кожи.
- Ну и где же твоя машина? – поинтересовалась Оксана, отчаянно взглянула на свой красный мерседес
- Почти ничуть не отличается от вашей
Указала рыжеволосая красотка на красный Mercedes-Benz намного старее марки машины Оксаны, имея более квадратную форму корпуса, с большими прямоугольными фарами.
- Только вот не такая спортивная, как ваша
- Мда…. да я уже поняла – огорчившись, согласилась Оксана – Всё равно я поведу – заявила гордо она, остановившись стоять у водительской двери
- Да-да конечно – великодушно улыбнулась Валентина проходя мимо Оксаны, вложила ей в руку ключи пультом управления сигнализацией – Как же вам откажешь
- Даже не думай
Улыбнулась Оксана, блистательным коварством улыбки, нажимая на кнопку пульта, открывая блокировку дверных замков и включая этой же клавишей зажигание двигателя. Усиленный порыв ветра колыхал золотистые волосы Оксаны, завораживая прохладой касания, окутывая руками холодного воздуха тело, вызывая беглую дрожь, что ощутила каждая её клеточка на коже. Выгибая шикарным изгибом спину, выставляя бедра, Оксана, открыв дверь с водительской стороны, заползла игривой кошкой в теплый салон автомобиля, положив медицинскую карточку с выпиской на заднее сиденье. Ощущая на себе всю нежность и теплоту материала обивки сидения и накидки выполненной из высочайшей по качеству пряжи, Оксана утопала в ласке материала его сказочной нежности.  Ароматный свойственный запах хвои веял от вонючки  в салоне автомобиля, атмосфера которого чудесным образом оставалась теплой.
- Что-то мне подсказывает – утопая в водительском мягком кресле с хитрой ухмылкой на лице говорила Оксана, посмотрев на Валентину, закрывая тут же за собой дверь, перекрывая бурный поток воздуха что сквозняком наглым образом врывался в машину – Что ты уже сегодня использовала этот автомобиль    
- Ездила ночью домой – холодно ответила Валентина садясь в переднее пассажирское кресло закрыла за собой дверь, с хлопком, отражая упрямый характер в своём поведении
«Нет, мне конечно, дико хочется насрать ей в душу, блядь ну просто не могу ничего с собой поделать, но всё же я этого делать не буду», размышляла Оксана медленно вставляя ключ в замок зажигания легким поворотом ключа, пробудила будоражащей страсти мотор под красным капотом.      
-- Мда… ты ведь всё-таки имеешь на это право – согласилась, пересиливая свой чувство личной подлости, решила сдержать свои эмоции при себе – Скажешь мне адрес мамаши нашей пациентки?
- А как будто у меня есть выбор – взаимностью улыбки розовых прекрасных губ, ответила Валентина, доставая телефон из сумочки, проводя по сенсору экрана большим пальцем    
- Как будто ты всегда держала его наготове – выжимая каблуком красных туфель сцепление, Оксана медленно переключила рукоятку коробки передач на первую скорость вдавливая немного другой ногой педаль газа – Что же давай с ней пообщаемся, посмотрим, что она скажет
- О…. ей наверно будет, что вам сказать – поддержала Валентина, облокотившись на спинку мягкого сиденья
Красный мерседес седан, медленно тронулся с места, хруст мелких камней под его черным протектором был приятной мелодией с гармонией рычания мотора под капотом.  Плавно двигаясь между рядами выстроенных небольшого количества машин, красный автомобиль плавно выехал из больничной стоянки. Погода постепенно начинала хмуриться и по лобовому стеклу, начали пробрасывать мелкие капли дождя, как раз в тот момент когда машина выехала на проезжую часть больничного дворика. Плавно переключая рукоятку на руле, Оксана включила дворники, что в медленно танце начали вилять по стеклу стирая капли павшего на него дождя. Покидая больничный дворик, добавляя немного газу, увеличивая нагнетания оборотов двигателя на тахометре, Оксана легким движением переключила на вторую скорость коробку передач, выжимая педаль в пол. Гулким рычанием ретро автомобиль, стал набирать скорость, проносясь по центральной деревенской дороге, мимо крытого деревенского рынка, устремляя вверх по улице.

***
Смуглые тучи над деревенским небом начали медленно расходиться, позволяя пробиться чрез себя ярким лучам солнечного света. На дорожном гравийном покрытии, по которому двигался мерседес Валентины, было покрыто влагой, мелкие камни и грязь оставляли за собой грязный протяженный след вминаемый протектором шин движущемуся по нему автомобиля. В этой местности словно собралась красота и гармоничность звуков, было отчетливо слышно шум с опушки леса и в тоже время усиленное журчание деревенской речки. Воздух был пропитан влажным ароматом, словно всё здесь напоминало скользкую сырость, мокрая зелёная трава у обочины перед крутым спуском, кора красиво распустившихся берез, даже лужи на дорожном полотне скопившейся в куче грязи и мелкого щебня, местность словно была покрыта водой. Вниз по речке было отчетливо слышно рычание моторов деревенских лодок, что почти без устали, то спускались, то поднимались вверх по течению. Было слышно лай деревенских собак, трепетание птиц и даже выстрелы охотничьих ружей, что слушалось с лестной чащи тайги, расположенной на опушке. Над крышей машины, летали непрерывно мошка, пчелы, мухи и комары, воздух как будто был пропитан мелкой живностью, что постоянно доставали коров пасущихся на лужайке, напротив проезжей части деревенской улицы, полотно которой размыло водой.      
- Сырость – произнесла впервые за долгое время молчание это слово Валентина, положив ногу на ногу, отразила упругость собственных бёдер – Вам это не о чём не говорит
- Тогда тут у многих живущих на этой улице был бы грибок – пояснила Оксана, глядя на играющуюся с мелкой дворнягой детей, что кидали какую-то палку – Не думаю, но конечно проверить стоит, грибок мы пока еще не исключили из списка предполагаемых заболеваний
- Вот этот дом с красной крышей – уточнила Валентина, указывая беглым взглядом глаз на кирпичный двухэтажный дом справа от проезжей части – Это похоже на тот самый адрес, что указал наша пациентка в анамнезе
- Хорошо сейчас проверим – согласилась Оксана, прижимаясь к обочине, остановила автомобиль, после чего заглушила урчание его двигателя поворотом ключа – Пойдём, поговорим?
Звучание телефона Валентины несколько напугало Оксану, от чего она смутилась своего поведения после того как вздрогнула от испуга, отражая яркий румянец на щечках.
- Блядь когда ты сменишь эту дурацкую мелодию – грязно выругалась Оксана, переводя дух, дышала глубоко, хватая воздух ртом
- Это Марина Викторовна – пояснила Валентина, доставая телефон из сумочки, посмотрела в экран звонящего ей абонента  
- Так ответь – приказным тоном прошипела Оксана, облокотившись на спинку мягкого водительского кресла
- Да-да я слушаю – проводя пальцем по сенсору дисплея сотового телефона, ответила Валентина на телефонный вызов
- Включи на громкую
Распорядилась Оксана, оставаясь сидеть в водительском кресле, наблюдая, как мимо машины прошла влюбленная пара парня и девушки, направляясь к речке вниз по деревенской узкой улице.
- Валентина – обеспокоенно обратилась Марина Викторовна – Оксаночка с тобой?
- Да-да я тут Марина Викторовна – ответила Оксана, не давая Валентине ответить за себя
- У нашей пациентки случился нервный приступ на фоне которого её вырвало кровью, после чего произошёл отёк легких – говорила весьма взволнованным голосом Марина Викторовна – У нас не хватает рук, чтобы приглядеть за девушкой пока мы будем проводить анализы в лаборатории  
«Возможно, поговорить с матерью пациентки я смогу сама и без помощи рыжей суки, которая может своим упрямством всё испортить», раздумывая в голове быстрый план, нахмурила Оксана алую прелесть губ, щедро накрашенных тонким слоем помады.  
- Валентина присмотрит за пациенткой – отдавая указания, распорядилась Оксана, касаясь кончиками пальцев, ручки двери с водительской стороны
- Но….?!
- Никаких но! – возразила строгостью голоса Оксана, открывая медленно дверь со своей стороны, ощутила, как по ногам скользил поток сквозняка, что ворвался необузданной страстью в теплый салон автомобиля – Валентина отправляйся в больницу, с матерью пациентки я поговорю сама  
- Оксана Владимировна вы уверенно?! – обеспокоенно спросила Валентина, посмотрев взволнованно на Оксану
- Езжай в больницу – повторила свою просьбу Оксана, выгибая спину, отражая прелесть роскошных бёдер, чувствуя на себе прохладу влажного воздуха, покинула она салон автомобиля
- Я хотела самой осмотреть дом этой девушки – изъявила желание, предлагая свою помощь жалостным тоном голоса Валентина
- Езжай в больницу – твердостью голоса упрекнула её Оксана – Я тебе позвоню, если что найду – заверила она закрывая водительскую дверь, не давая Валентине высказаться
«До чего же упрямая сука, без неё мне будет проще всё разузнать от матери моей пациентки», подумала Оксана, направляясь по мокрому гравию к кирпичному высокому забору.
Кирпичный двухэтажный дом, был обнесен высоким кирпичным забором, что окружал его по периметру словно неприступную цитадель утопающую в густоте распустившейся над крышей зелени. Высокие во высоте яблони, груши создавали тенистую атмосферу над самим дому, препятствуя своими зарослями проникновения лучей солнечного света в его окна, что были закрыты красными бархатными шторами. Подходя к красной железной двери, Оксана смогла разглядеть огромный дуб, на массивной ветке которого был размещен скворечник, расписанный масляными красками, что ярко отражался при свете солнечных падающих на него лучей.
- Надеюсь, её мамаша дома – нажимая на кнопку дверного звонка, тихим шепотом произнесла вслух Оксана, вставая на деревянный порог двери  
Автомобиль Валентины медленно тронулся с места, шлифуя на месте, швыряя грязь из-под своих колес он со свистом пуская дым тронулся с места. Рычание мотора мерседеса рыжеволосой девушки отражала бурный всплеск эмоций её ранимого характера, что гулким эхом разнеслось по всей протяженности деревенской улицы.
- Блядь ну что она так долго! – возмутилась Оксана, выругавшись грязным нецензурным лексиконом случайно толкнув пальцами дверь  
Красная железная дверь плавно подалась вовнутрь, издавая едва слышный неприятный скрип железа, открывая красоту тенистого сада окутанного тенью зарослей.  Каменная цветная дорожка вела до самого дома, обеим сторонам которой в клумбах были посажены красивые цветы, роскошные георгины, пионы гиацинты и безупречной красоты фиалки. Ветки больших яблонь словно создавали надежный щит, защищающей в этой части сада от проникновения солнца, придавая приятную атмосферу неприступной для свата тени.  Стукая каблуками красных туфель, Оксана направлялась к дому по красивой цветной каменной плитке, разглядывая шикарно выложенную из крепкого бруса беседку, крыша которой напоминала гриб. В воздухе царил чувствительный запах душистых груш, что сбивал начисто все остальные ароматы расцветающей в естественной природной красе зелени.  
- Надеюсь, хоть тут, она ответит мне
Поднимаясь по ступенькам деревянного крыльца, возмущалась Оксана, нахмурив губки, чувствовала влияние тени холода на своём теле. Большая двустворчатая массивная дверь была выполнена из крепкого дуба, скорее напоминала ворота замка чем просто входную дверь, щедро покрашенную шоколадного цвета лака. Постучав в большую дверь, кольцом большой медной ручки с формой озверелого льва, Оксана принялась ждать, когда же ей откроют дверь, расхаживая по крыльцу дома, звонко стукая каблуками красных туфель по деревянному покрытию.  
- Хм… да сколько же можно тут ждать – нахмурила Оксана алую прелесть губ, схватившись за массивную деревянную трубчатую ручку двери, потянула её на себя
Дверь издавая железный скрип петель подалась на Оксану, открывая проход в гостиную прогрузившуюся во тьму сумеречной дневной тени. Шторы в большой гостиной были плотно закрыты, почти не пропуская лучей дневного солнца, создавая атмосферу полумрака. Воздух был пропитан прекрасным изобилием вина, стойкость которого заполонила атмосферу большого помещения, пол которого был выложен шикарным паркетом цвета кофе с блеклым бежевым прорисованным ромбическим узором. Столь же багровую по цвету штор, была мягкая мебель в гостиной, окутанная сумеречной тенью, она придавала шикарный интерьер на фоне точно такого же обойного покрытия стен. Огромная хрустальная люстра в центре потолка издала легкий звон хрусталя, благодаря врывающемуся сквозняку с улицы, что гулким эхом распространился по всей гостиной. Большая массивная лестница в центре вела на второй этаж, после чего в центре раздваивалась надвое и по обеим стенам пролегала дорогу красной ковровой дорожкой на второй этаж мраком окутанного дома. Интерьер стен, помимо позолоченных подсвечников был украшен красивыми картинами, пейзажи тропических мест, натюрморт и даже портрет темноволосой женщины, по мнению Оксаны, матери пациентки, гордый самовлюбленный взгляд и яркий серый взгляд с блеклым тоном зеленых оттенков, гармонично сочетался с такого же цвета зеленого платья украшающего тело неизвестной незнакомки.  
- Все картины выполнены на холстах
Стукая каблуками красных туфель, прошла Оксана по гостиной, виляя шикарной красотой бёдер, когда дверь за её спиной тихо захлопнулась, погружая дом создавшейся искусственный мрак.
- Я конечно не художник, но краска точно не гуашь и уж подавно не акварель      
Подходя к массивным перилам лестницы, Оксана коснулась кончиками пальцев их деревянного покрытия выполненного из прочного дуба, щедро покрытого лаком в шоколадный цвет.
- У этой рыжей суки, точно талант – восхитилась Оксана рассуждая вслух поднимаясь по лестнице, ступеньки которой были покрыты красной ковровой дорожкой – Что за краска такая интересная?!
Краска, которой были расписаны картины на холстах, привлекла особое внимание Оксаны, не вдаваясь детали, техники, эскизов, а именно то, как детально сама краска подчеркивала и добавляла недостающий очерк к картине художника.
- М…. да она та еще извращенка – заметила Оксана картины голой брюнетки изображенной в постели, что позировали для художника – Как же она любит наверно свою мать ведь не стесняется всё выкладывать на стену в гостиной
Багровое покрытие стен было и на втором этаже, такого же по цвету были шторы, что скрывали свет покровом толстой ткани свет солнца, подобию могучего щита, оставляя лишь маленькую дорожку света, что пробивалась через узкую щель между шторами, падая золотым лучом на пол. На стенах были всё те же позолоченные подсвечники, огромные картины с изображение кораблей восемнадцатого и девятнадцатого века, словно как настроение девушки постоянно менялось. Дверь одной из комнат на втором этаже окутанного сумеречной тенью дома была открыта, откуда так приятно пахло прелестью жасмина и стойкостью сахарной сладости вина. Темная атмосфера и багровое покрытие стен, развращала сознание Оксаны искорки бурной вызванной страсти, вызывая дикую неконтролируемую животную похоть с каждым вздохом приторно сладкого запаха стойкого перегара вина, что царствовал в атмосфере воздуха.
«Блядь ну это просто пиздец уже какой-то, хотя с одной стороны я её прекрасно понимаю, сама когда-то так себе позволяла», раскрыв глаза от удивления, заметила Оксана голую женщину, что лежала ни животе в большой двуспальной кровати на белых скомканных буграми дикой страсти, тихо посапывая в стонах во сне.  
Комната в которую вошла Оксана была покрыта сиреневой прелестью обойного покрытия с стен, так же была окутана смуглой тенью за счет закрытых бархатных штор. Огромная двуспальная кровать, на которой спала темноволосая женщина, образ и внешность которой соответствовала тому, что видела Оксана на картине в гостиной. Ровные как струя водопада черные волосы, длинной почти до пояснице имели поразительный пышный объем. Черное вечернее платье, лежало на полу посреди комнаты, рядом с кроватью лежали черные кружевные трусики, а на спинке самой кровати, что была изготовлена из дума висел черный кружевной бюстгальтер. Самого мужчины в комнате не было, что обихаживал женское тело, которое в бессознательном состоянии лежало в кровати, однако в воздухе чувствовался стойкий запах мужского одеколона. Палитра необычайных вкусовых оттенков, собралась в единой гармоничности, что впиталась в мужском одеколоне «Nautica Classic», прелесть дубового мха, мускатный шалфей и корица, дополнением изысканности аромата служил свойственный природный запах кедра.
- Госпожа Скворцова – обратилась Оксана тихим голосом, скрывая собственное эмоциональное сексуальное возбуждение – Госпожа Скворцова – повторила она, подходя медленно к кровати, стукая каблуками по черному паркету  
- М…. – проурчала брюнетка, оставаясь лежать на животе в кровати  
- Госпожа Скворцова – касаясь плеча женщины, говорила Оксана, тихим тоном голоса, отчетливо понимая какую бурную ночь провела она  
- Что случилось?! – пьяным сонным голосом возмутилась женщина не открывая голову от подушки – Кто вы такая? – посмотрела она на Оксану немного оторвав голову от подушки на которой лежала
- Я врач вашей дочери, занимаюсь лечением Скворцовой Анны
Пояснила Оксана, оставаясь стоять рядом с кроватью голой женщины, что находясь в сильном опьянённом состоянии, совершенно не стыдилась своего обнаженного облика.
– Мне нужно с вами поговорить и осмотреть дом на предмет хм… даже и не знаю с чего начать тут много факторов могут быть возбудителями  
- А ордер у тебя есть?! – была крайне она раздражена присутствием Оксаны, что спьяну не придала значения, что она врач её дочери – Ты кто вообще такая и откуда взялась у меня тут?!
«Блядь ты, что такая тупая что ли или прикидываешься, в любом случая ты пьяная корова, меня уже бесишь!», была крайне возмущена Оксана, делая глубокий изнуренный вздох ртом, ощущая всю сладость стойкого перегара, что царствовала в воздухе этой комнаты.
- Вы меня не поняли – переводя дух, сдержала эмоции, при себе оставаясь стоять рядом с кроватью этой женщины – Я врач вашей дочери  
- Анна мне не дочь – возразила пьяная женщина, приложив снова голову к подушке – Она мне сестра у нас родители умерли, автомобильная авария
- Оу…. простите, пожалуйста – смутилась Оксана, явно не ожидая такого поворота событий – Так вы ей получается сестра, но ведь во всех документах её обследования, фигурирует мать
- Это я так делала – пояснила она, оставаясь лежать головой на подушке лёжа на животе – Чтобы понимаете избежать лишних вопросов
- И как давно можно узнать…..
- Десять лет назад – не давая договорить Оксане, сразу же ответила на вопрос брюнетка, который не успел полностью прозвучать – С тех самых пор я одна тяну эту упрямую девчонку
- Вижу вы неплохо справляетесь – подметила Оксана, оценивая шикарную обстановку и интерьер самого дома  
- Ты не подашь мне бутылку вина или может, нальешь в бокал?
Обратилась брюнетка к Оксане, указывая взглядом безупречных пьяных глаз на столик, что стоял слева у закрытого шторами большого пластикового окна. Ассортимент прошедшей ночи включал в себя две полупустых бутылки с вином и две полных, закрытых и два бокала на одном из которых остался багровый след отпечатка женских губ. В стеклянной пепельнице лежали окурки сигарет, запаха которого Оксана не почувствовала в воздухе. На полу ближе к столику была разорванная пачка презервативов, два из которых так и остались лежать запакованными на полу. В центре стеклянного стола, на котором происходил ночной банкет, лежала распакованная упаковка черного шоколада со вкусом черного молотого кофе. Рядом с обёрткой от шоколада лежала одна алая роза пышный дикий цветок, что распускался в прелести листьев, таил в себе природное сочетание жестких колких шипов, расположенных в хаотичном порядке по всему стеблю.  
- Да и ты не будешь против, составить мне, компанию? – поинтересовалась брюнетка, улыбаясь скрытой таинственностью улыбки
«А почему бы и нет, вполне не откажусь от бокальчика хорошего вина, тем более, когда её тело так меня возбуждает», предположила быстро в мыслях Оксана, виляя специально перед этой женщиной шикарной красотой бёдер, подошла к стеклянному круглому столу.
- Конечно, я с удовольствием с вами выпью вина
Согласилась Оксана, положив свой сотовый телефон на край столика желая в тайне позлить эмоционально эту женщину заметив краем взгляда, как она возбуждённо не понимая и не отдавая себе отчет на неё смотрит. Медленно наполняя бокал с открытой бутылки вина, Оксана обольщалась голоду брюнетки, что сверлила её спину. Прикусывая от возбуждения краешек губы и желая напиться до такого состояния, Оксана взяла в руку бутылку с остатками в ней вина, держа в другой руке полный бокал вина, направилась вместе с ним к кровати, на которой лежала темноволосая женщина.  
«Будет неплохо сначала её позлить, а после чего сделать так чтобы она взяла меня силой и изнасиловала в дикой форме, такого как я, этого заслуживаю», медленно подходя к кровати с бутылкой и бокалом вина размышляла Оксана, извращая в похоти распутства, свой разум.
- Так как же вы заработали на такой дом? – интересовалась Оксана виляя шикарной красотой бёдер, медленно подошла к кровати, передавая бокал с вином в руки пьяной брюнетки
- От родителей достался – пояснила она, обхватила медленно кончиками пальцев, трясущейся рукой, тонкую ножку бокала
- Вижу вы неплохо за ним следили – поддерживая разговор так и осталась стоять Оксана рядом с кроватью в которой лежала пьяная женщина – Поддерживать такой домина в таком состоянии наверно стоит больших трудов
- Вы даже не представляете каких – ответила она, с жадностью впившись губами в бокал вином, начала тут же с диким голодом глотать его содержимое  
- Вы не возражаете, если я рядом присяду?
Изображая строгую застенчивость ласковым голосом, спросила Оксана, продолжая стоять рядом с кроватью теребя пальцами горлышки бутылки с вином, ощущая всю сладость его аромата.
- Понимаю сама после глубокого похмелья так же пила – присаживаясь на край кровати после того как женщина ничего не отвечая с закрытыми глазами кивнула головой в ответ не отрываясь губами от бокала – У вас наверно бурная ночь была вчера?  
Не дождавшись ответа от этой женщина, Оксана медленно поднесла бутылку к раскрытым алым губам, стала подражать этой пьяной женщине, жадно глотая вино, обсасывая дикой страстью горлышко. Крепость этого вина была сравнима с ромом, только после продолжительных нескольких больших глотков, когда содержимое бутылки стала раздирать горло Оксаны, она убедилась в этом. Продолжая при этом с голодом жажды глотать эту багровую пряность большими глотками, Оксана чувствовала как его градус, прогревал стойкостью всё её тело изнутри. Сладкий его приторный вкус дурманил рассудок, словно наркотик желая с искушающей силой насладиться им сполна.    
- М…. какое вино – простонала Оксана, оторвавшись от горлышка пустой бутылки, ощущая на губах тонкий осадок его сладости
- Это ром – пояснила брюнетка, держа в руке на кончиках пальцев пустой бокал, с которого упали несколько капель багровой прелести вина
- Просто божественный вкус – улыбнулась Оксана, ощущая сразу же прилив крепости спиртного у себя в голове, медленно наклонившись, поставила пустую бутылку на пол
- Очень рада, что тебе понравилось – радушно с ухмылкой ответила брюнетка, жадно облизывая губы, передала пустой бокал в руки Оксане – Ты не повторишь, будь так любезна
- Хм… думаю, что смогу это повторить – согласилась Оксана, медленно вставая с кровати, выгибая спину, отразила перед этой женщиной упругую красоту ягодиц
Распознала Оксана, вставая с кровати, как прекрасно пахло тело этой женщины, отражая всю изысканность парфюма «Gucci Eau de Parfum II». Верхние ноты, которого, служили благоуханием страсти мандарина прелести черной смородины. Завершающим очерком этого бесподобного аромата, что раскрывала истинную похотливую сущность, обладательницы этого парфюма служила, гармоничность слияние воедино изобилия оттенков, таких как фиалка, пион и жасмин.
«Блядь кажется, я уже хочу эту женщину», вдыхая глубоко стойкий аромат которым словно как первозданный редкий цветок, пахло тело пьяной брюнетки.  
- У вас хороший вкус – похвалила Оксана, пытаясь уже сама сбить тему разговора, своего приезда желая в тайне совокупиться в сексуальной страсти с этой женщиной – Должна признать ром для женщины, хм…. весьма неожиданно
- А что вы думаете, ром это только мужской напиток? – возмутилась такой критики брюнетка
- Даже и в мыслях не было
Возразила Оксана, подходя медленно к столу, чарую прелестью изгиба собственных бёдер, похотливым рвением обхватила кончиками пальцев горлышко другой открытой бутылки.
- Просто сначала пока я его не попробовала, мне казалось это вино – наполняя бокал ромом для хозяйки этого дома, разъяснила Оксана
- Оно всегда так – улыбаясь пьяной улыбкой – Давай иди сюда дорогая – предложила эта темноволосая женщина
- Как раз это – взяв наполненный бокал вином в руку, согласилась Оксана, отвечая взаимной красотой шикарной улыбки, направилась с другой бутылкой и бокал рома к постели в которой лежала брюнетка – Я и собиралась сделать    
- М…. как же я хочу уже насладиться его сладостью вкуса – изнывая озабоченной кошкой, ответила женщина, которой Оксана вручила полный бокал с ромом – Давай же сюда!
Вцепившись быстро в бокал с ромом, едва чуть не расплескав из него багровые капли на постель, она выхватила его из рук Оксаны, стала жадно утолять им своё дикое похмелье.
- Вы так напьётесь – ухмыльнулась Оксана, скривив губы в ухмылке, виляя шикарной красотой бёдер, отошла к чёрному стулу с высокой спинкой, что был расположен рядом со стеклянным столиком – Может, стоит чуть медленнее
- Медленнее, а зачем? – безразлично спросила пьяная брюнетка, столь удивленно пьяным взглядом чарующих зеленых глаз, посмотрела на Оксану
«Больная какая-то, но пиздец, какая сексуальная», подумала про неё Оксана, присаживаясь на стул, положила ногу на ногу, облокотившись на его спинку создавая напрягающую интригу, отразила перед женщиной эластичность собственных бёдер, медленно поднося бутылку с ромом к раскрытым жаждущим алым губам.
Крепость сладости этого напитка волной необузданной страсти стала вливаться в раскрытый рот Оксане, пленяя приторной своей прелестью. Прогревая изысканной силой алкоголя тело Оксаны изнутри, не думая о последствиях собственного здоровья, легко поддалась соблазну сказочно прекрасному вкусу рома. Продолжительный час, Оксана, медленно расхаживая по комнате, словно чарую свою собеседницу упругими ягодицами, пила ром с бутылки, желая насладиться столь сильным естественным вкусом алкогольного напитка взывающей к безрассудной страсти. Женщина с бокалом в руке рассказывала о своей жизни с сестрой, но не слово об её здоровье, о том что её беспокоило и могло привести к такому тяжелому состоянию.  Облизывая смачно губы языком, Оксана, впадая в бездну пьяного искушения, как дикая кошка в момент охоты, забралась на кровать почти с пустой бутылкой рома.  Не придавая, никакого внимания бурным душевным ранимым речам этой пьяной брюнетки, Оксана пыталась получить довольство после сладкого осадка послевкусия, сидя перед ней на кровати.
- М…. да признаю, такого я еще никогда не пробовала
Заплетающимся голосом выразила бурное впечатление Оксана, с трудом поставила пустую бутылку на пол, что тут же падая, закатилась, под кровать.
- Где вы взяли такой бесподобный напиток?! – интересовалась Оксана, любуясь красотой пленительных пикантных изгибов тела женщины и то как медленно с наслаждением она допивала ром с бокала – Хм…. чувствую как уже начинаю пьянеть
- А что разве это плохо? – возразила брюнетка, отрываясь от бокала с вином  
- Совершенно ничего – скидывая красные туфли с ног, Оксана положила ноги на кровать, подогнула их под себя, стараясь держать свой яростный сексуальный пыл под контролем, пыталась вести себя неприступной, выражая это гордым самовлюбленным пьяным взглядом – Что вы можете рассказать о своей сестре?
- А ты думаешь, я хочу поговорить о ней?
Выронила пьяная брюнетка пустой бокал из рук, что прокатился по постели, упав с другой стороны на пол, издавая звон разбитого стекла, раскололся на несколько крупных составляющих.
- Я думаю, мы можем найти более приятную тему для нашей с тобой беседы – коснулась она жаром ласковой руки кисти Оксаны, отражая жажду похоти, в своём взгляде искушая чарами обольщения – Ты так не считаешь  
«Пожалуй, это то, что я хочу, она становиться более настойчивой, стоит еще немного набить себе цену», прикусывая от неудержимой порочной зависти краешек губы, едва сдерживала себя в руках Оксана, пытаясь не так легко поддаться жажде сексуального искушения.
- Как часто её беспокоили угнетенное состояние, приступы депрессии или психоза – словно играя в игру с этой женщиной, Оксана решила вести себя недоступно – Она никогда не жаловалась на головную боль или может её, беспокоили приступы рвоты?    
- Да знаешь…… – проводя коготком указательного пальца по обратной стороне ладони Оксаны, привлекала пьяная брюнетка своим телом её сознание – Если ты откроешь еще бутылочку рома, то думаю я смогу тебе обо всём рассказать
- А не много ли будет – чувствуя уже сильное опьянение в своё голове, мило улыбаясь пьяной улыбкой, кокетливо возразила Оксана – Может, вы так мне кое-что скажите
- Без рома моя дорогая не получиться…..
- Ну, только если вы сами за ним сходите – не согласилась Оксана, продолжая сидеть на постели, опираясь на руку, выказывала перед этой женщиной всю прелесть объема сочной груди, скрытой за чашечками белого платья – Потому что я уже дико напилась…..
- Так может? – прильнула она, к губам Оксаны так близко оставаясь лежать боком на кровати, что можно было почувствовать огромную стойкость жгучего перегара выдыхаемого с губ этой женщины – Тратить напрасно столь драгоценный момент….
- Что нет?! – возмутилась Оксана, специально отражая перед ней недоступность – Вы меня не так поняли – чувствительно она вздохнула, отворачивая от искушенной брюнетки свой возбужденный пьяный взгляд
- Да ну хватит ломаться – уверяла настойчивостью и твердостью сгорающего пылом похоти голоса, произнося это рядом с губами Оксаны – Я же вижу по твоим глазам, что ты хочешь…..
«М…. какая настойчивость, ну я хочу намного, теперь настойчивее пускай меня возьмёт грубой силой, когда я перед ней буду упорствовать», блистая коварством лучезарных голубых жаждущих глаз, размышляла Оксана, желая уже сама поддаться искушению.
- Я сказала, нет! – резко возразила Оксана, отдергивая руку, в случайном пьяном порыве треснула ладонью руки по оголённому бедру женщины – Ох… простите – грамотно отображая раскаяние, просила она прощения якобы за свой нелепый проступок
- Уф…. – прошипела пьяная брюнетка, стиснув зубы, стерпев шлепок от ладони Оксаны
- Простите – прикусывая краешек губы, замечая в глазах женщины пьяную ярость, Оксана медленно отодвинулась к подушке – Я не думала, что так получиться    
- Зря ты это сделала – обвивая руками талию Оксаны, пьяная брюнетка, сидя перед ней, неумело повалила её спиной на подушку
- Нет-нет я не хочу – жаждущими глазами, Оксана специально изображала перед этой женщиной иронию, лежа на подушки когда хищной озабоченной развращенной похотью порока брюнетка, стоя на четвереньках, нависала над её тело, обжигая жаром стойкого перегара – Я не…..
- Тш….. – прошипела она, искушая прелестью зелёного пьяного взгляда, нависая над телом Оксаны, провела коготком указательного пальца по страдающим алым губам
Не давая возможности выговориться или как-то возразить, она впилась в губы Оксане, наглым образом пропихивая в рот свой язык. Оксана хотела противостоять настойчивой воли этой женщины, упираясь ладонями обеих рук в её предплечья, чувствовала настойчивость её языка у себя во рту. Пьяная брюнетка жадно облизывала губами жаркие, сгорающие по поцелую губы Оксаны, очень искусно в моменты, перерыва всовывала язык к ней в рот.
- Нет! – хотела возразить Оксана  
- Успокойся – твердостью пьяного искушенного голоса распорядилась брюнетка села перед Оксаной выгнула спину, обвивая руками её талию
- Нет, я не могу  
Не желая так легко сдаваться, Оксана, была поражена с какой настойчивостью пьяная женщина, обвивая руками её талию, быстро подняла с лежачего положения и усадила к себе на колени. Расположившись ягодицами на коленях пьяной брюнетки Оксана медленно закрыла глаза, вдыхая ртом, сладостный аромат перегара что исходил с её жгучих губ. Женщина жадно стала целовать шею Оксаны, проводя по бархатистой коже вверх языком она устремлялась в открытым алым губам. Начиная играть в игру соблазнов с языком Оксаны, она медленно его облизывала, сжимая пальцами её ягодицы, когда она сидела у неё на коленях.
Голова кружилась от безрассудства выпитого большого количества алкоголя, каждая клеточка уже кричала по телу Оксаны отдаться в нежные руки распутной брюнетки. В жилах словно бурлил поток лавы, предвестником которой являлась страсть, заставляя Оксану дышать учащенно, жадно сама облизывая губы пьяной брюнетки. Стены комнаты словно поплыли, пылкость предвкушающего момента порочного разврата, вынуждало сознание Оксаны поддаться предрекающему искушению. Всё тело словно раздирало от крепости выпитого алкоголя и от сильного эмоционального сексуального влечения, погружаясь постепенно в бездну, которой разумом впадала Оксана.
- Откуда ты знала, чего я захочу? – удивилась Оксана настойчивости женщины, с жаждой нехватки воздуха оторвалась от её пленяющих сладостью губ
- Это было видно по твоим глазам – заявила она жадно облизывая дикой страстью языком шею Оксаны целуя жаркими губами её пылающую огнем сексуального возбуждения кожу
- И что же ты увидела там? – изнывая в нежных стонах, спросила Оксана, поддаваясь такому сильному обольщению со стороны брюнетки
- Желание – касаясь плеч Оксаны, пьяная женщина развела лямки её белого платья в стороны
- М…. как красиво звучит из твоих уст
Изумилась в улыбке Оксана, ощущая с какой поразительной нежностью и рвением брюнетка медленно оголила её сочную грудь, позволяя платью скатиться до талии.
- Ты знаешь, чего хочет твой партнер – удивилась Оксана, сидя у этой женщины на коленях, чувствовала жар её дыхания на своей шее, поток горячего перегара которого заводил страсть в такт нахлынувшим бурным сексуальным эмоциям – И мне это нравиться
Вновь слияние губ Оксаны с губами пьяной брюнетки завораживало тонкостью изощренного момента, медленно облизывая губами язык этой распутной женщины. Словно пытаясь пить нектар её слюны, Оксана очень аккуратно касалась её языка своими губами, обольщаясь сказочной нежности её ласковых рук которыми она снова обхватила ягодицы. Жажда сильного искушения словно перекрывала поток воздуха, от чего Оксана стала дышать во много раз чаще, издавая возбужденные эротические стоны. Запрокинув голову в жарких объятиях пьяной женщины, Оксана чувствовала, как она дикой страстью впивалась обжигающими губами в розовый сосок её сочной груди, сжимая рукой другую грудь. Тонкость всех таких ощущений и настойчивость брюнетки,  когда она сжимала рукой ягодицы Оксаны, прижимая её тело к себе, когда она сидела у неё на коленях.        
- М…. – промурлыкав от сильного возбуждения Оксана, медленно упала на мягкие белые бамбуковые подушки спиной, позволяя рукам искушенной пьяной женщины снять с себя белое кружевное платье – Ты такая нежная  
- Ты ведь понимаешь что у тебя нет права даже отказаться – заявила нагло пьяна брюнетка, кинув платье Оксаны на спинку кровати – Я тебя просто сейчас изнасилую и мне без разницы совершенно хочешь ты того или нет
- Возьмешь меня силой? – иронизируя, создавая интригу в голосе, спросила Оксана, лёжа спиной на белых мягких бамбуковых подушках – А если я не захочу?
- А я тебя и не спрашиваю – твердо заявила пьяная брюнетка, сидя на коленях в постели, она словно как с игрушкой обвила Оксану за талию вынуждая подняться её сесть и скрестить ноги за своей спиной – Я просто получу что хочу
- Вот как! – ухмыльнулась Оксана, положив руки на плечи женщины, прижалась к ней своим телом – Так это значит, я не имею……
Соединилась прозорливая брюнетка с Оксаной в единой страсти поцелуя, не давая ей возможности высказаться, жадно  облизывая алую прелесть губ, слизывала остатки тонкого слоя помады. Нагло вновь пропихивая язык Оксане в рот, она касалась им её языка, скользя нежностью трения по его гладкой сладкой слюной алкоголя пропитанной гладкой поверхности.
- Я…. я….
Задыхаясь, произнесла Оксана, отрываясь от губ женщины, позволяя её жарким пылающим губам, жадностью сексуального искушения покрывать градом поцелуем собственную шею.
- Я…. не могу…..
Извиваясь сидя в объятиях этой женщины, изнывала в нежности стонов Оксана, сгорая сильным сексуальным возбуждением, не могла выговориться. Тянущиеся минуты наглая пьяная брюнетка, терзала Оксану своей настойчивостью, сжимая пальцами её ягодицы, прижимала к себе, располагая у себя на коленях.  
«Похоже, стоит действительно, чтоб она меня взяла силой, пиздец я уже вся теку, не могу, хочу чтоб она силой это сделала», прикусывая краешек губы, находясь в пучинах женских объятиях размышляла Оксана, искушая свой разум.
- Нет! – придавая еще большую интригу, возразила Оксана, желая чтобы эта женщина, была еще более настойчива с ней  
- Что значит, нет? – возмутилась брюнетка, отражая частичку гнева на пьяном лице
- Я сказала, нет! – гордо и самодовольно заявила Оксана, отталкивая от себя эту женщину, встала в постели на четвереньки, повернувшись к ней спиной
- Здесь я решаю – вспылила пьяная женщина, схватив Оксану за пучок роскошных золотистых волос – Или ты не поняла – силой прижала она её лицом к подушке
- Отпусти меня – прокричала Оксана, специально отражая истерику и панику в голосе, ощутила, как коготки этой женщины вцепились в резинку её белых кружевных трусиков    
- Молчи! – прошипела она, одарив ягодицы Оксаны крепким жгучим шлепком, вынуждая её взвизгнуть от боли стиснув зубы, оставляя на коже блеклый розовый отпечаток пятерни пальцев
- Нет!!! – извивалась Оксана как дикий необузданный зверь, вцепившись пальцами в белую бамбуковую подушку, к которой пьяная брюнетка прижала её лицом
- Ну же больно не будет – лаской убаюкивающего голоса уверяла брюнетка бормоча заплетающимся голосом Оксане под ухо, снимая с неё трусики, прижимала держа за волосы лицом к подушке – Если конечно ты будешь хорошей девочкой, ты ведь будешь?
- Да – выражая опаску дрожащим голосом, ответила Оксана, почувствовала, как по икроножным мышцам собственных ног сползала резинка белых кружевных трусиков
- Хорошая девочка
Похвалила, заигрывая брюнетка, скидывая трусики, снятые с Оксаны на пол, продолжая при этом держать её за волосы, развернула к себе лицом.
– А теперь, ты ведь понимаешь, что нужно делать?! – села пьяная женщина перед ней, облокотила одну из подушек на спинку кровати, опираясь сама на неё спиной
Раздвигая ноги, крепко держа Оксану за волосы, она приближала её лицо к промежности половых гениталий. Обвивая бедра брюнетки обеими руками, Оксана положила одну руку к ней на живот, что колебался тихой похотью как волны в океане, а другую, теплой ладонью руки прислонила к её лобку, касаясь кончиками пальцев половых губ возбужденного влагалища.    
- А…. – издала пьяная брюнетка насыщенный эротическими нотками стон, как только Оксана коснулась языком её клитора, проводя по нему всей его пропитанной слюной поверхностью
Прикусывая зубами клитор, Оксана словно повиливала пьяной брюнеткой, принуждая её изнывать в диких сексуальных стонах, выгибаться, как дикая озверелая кошка. Убирая руку с живота этой женщины и поднося её к влагалищу, от чего она явно не ожидала, когда Оксана медленно ввела два пальца прямо в неё. Вынуждая её громко стонать в пустоту своего дома, сжимая сильно в пучок волосы Оксаны, что очень искусно вводила в неё пальцы, прикусывая нежно зубами клитор, быстро довела её до состояния громких эмоциональных криков, где она уже не могла контролировать свой пыл.  
- Должна признать – заверила, изнемогая сексуальными стонами брюнетка, отпуская волосы Оксаны – Ты умеешь удовлетворить своего партнера    
- Ты меня вынудила – обиженно заявила Оксана, вынимая медленно пальцы из влагалища этой женщины, достаточно нагло засунула к ней в рот
- М….. – обсасывая губами, пальцы Оксаны, урчала она как озабоченная кошка
- Такого – возмутилась Оксана, прижимаясь к телу этой женщины, медленно вытаскивая пальцы из её рта – Я никогда не потерплю
- И я думаю – уверяла чарующей лаской пьяной брюнетка, одной рукой обвивая талию Оксаны, а другой медленно прислонила ладонь к её животу, не обращая никакого внимания на стерильную хирургическую повязку, коснулась пальцами её лысого лобка – Что не придется
- Да…?! – изумилась в улыбке Оксана, смачно облизывая перед ней губы языком, чувствуя на промежности раздвинутых ног сразу обе руки пьяной брюнетки – Я же сказала тебе, что не хочу
- А я не прошу – лаской приятного голоса успокоила брюнетка, дотрагиваясь до влажных половых губ Оксаны  
- Тогда убери руки – требовала Оксана, касаясь руками настойчивых рук пьяной женщины, хотела их убрать от себя
- Тише – терла она подушечками пальцев лысый лобок Оксаны, прошипела ей под ухо, держа два пальца рядом с возбужденным влагалищем, кончиком коготками касалась его щелки  
- Я не хочу…..
Не успев договорить, как прозорливая брюнетка резко ввела два пальца в Оксану, резкая неожиданная настойчивость доставила сильную боль, от чего она стиснула зубы. Терзая пальцами другой руки клитор Оксаны, она вводила убедительно два пальца в её влагалище, стараясь при этом шипеть как змея перед её раскрытыми алыми губами. Нежными стеночками влагалища Оксана чувствовала очень хорошо движение настойчивых пальцев пьяной брюнетки, что легонько сжимала подушечками пальцев другой руки её клитор, вызывая столь будоражащие сильные ощущения. Открывая шикарным изгибом рот, Оксана ощущала всю сладость перегара с губ брюнетки, что никак не решалась её целовать, раскрыв от шока лазурную, подобно топазу цвет глаз.    
- Ах…. – стонала чувствительным нежным стоном Оксана, перед раскрытыми губами пьяной женщины, что насиловала пальцами её влагалище и клитор  
- Тише всё хорошо – уверяла она, вынуждая Оксану извиваться в её объятиях, настойчиво вводя пальцы ей во влагалище
- А…. – прокричала Оксана, когда женщина, поддавшись сильному искушению, сильно сдавали пальцами клитор, от чего она быстро сорвалась с её пальцев, падая рядом на кровати – Нет-нет я не хочу – уверяя пьяную женщину прекратить, испытывая при этом сильное болевое ощущения
- Ну что ты золотце – обвивая бёдра Оксаны, она устроилась за её спиной
- Что вы делаете? – испугалась Оксана, прижимаясь вновь лицом к подушке, выставив перед пьяной брюнеткой изящную красоту бёдер
Настойчивые женские руки обвили ягодицы Оксаны, медленно под властью теплых завораживающих касанием ладней развела в стороны. Мокрое возбужденное влагалище, что выдавало Оксану, от чего испытывая насильственное влияние брюнетки, получала сама для себя удовольствие. Пьяная женщина, медленно держась за ягодицы Оксаны, обвивая её попку жаром ладоней, от чего легкая прохлада проникающего холода стала проникать промеж мокрых жаждущих стенок влагалища. Приятный касанием пропитанный слюной язык искусительницы скользил нежной поверхностью по мокрым половым губам Оксаны. Разводя большими пальцами обеих рук стенки влагалища Оксаны в стороны, она провела по ним жаждой искушающего голода языком, позволяя богатству слюны стекающей с языка пьяной брюнетки сочиться по мокрым стенкам. Столь тонкое ощущение вызвало в Оксане волну неконтролируемой страсти, выгибая спину, она стонала, вжимаясь лицом в подушку, кусая белую наволочку, сгорая сознанием в сексуальном соблазне нежного женского обольщения.    
- Иди сюда – не давая насладиться Оксане прелести утонченного момента, пьяная брюнетка обвивая её талию повалила рядом с собой на кровать
- Ах…. – простонала Оксана, выражая испуга на своем лице, когда каждая клеточка её тела буквально ныла, как трепетное её дыхание, мокрые стенки влагалища, выдавали её распутство  
- Я тебя сейчас просто грубо трахну
Заверила пьяная брюнетка, прошептав обжигающей властью шепота, что огнём пылающего перегара обжигало губы Оксаны. Поддавшись сильному искушению, просунула теплую ладонь руки, промеж ног Оксаны касаясь ею мокрого влагалища из которого тонкой струйкой уже сочилась влага, отражающая неподвластное разуму возбуждение. Напряженным моментом она смотрела в глаза Оксане, медленно всовывая в неё два своих пальца, заставляя ощущать такую настойчивость каждой стеночкой мокрого влагалища. Большим пальцем не обращая на стоны Оксаны, что уже стали громкими от сильного насильственного влияние на клитор и двух пальцев что были внутри влагалища. Прижимаясь всем телом к этой пьяной женщине, Оксана горела на эмоциональном уровне, своим сознанием, в пепле сильного эротического ощущения, когда её рука обхватила её золотистые пряди волос, намотала их на кулак, чуть запрокинув голову. Жаркие губы пьяной женщины впились в розовый сосок сочной груди Оксаны. Жадно начиная кусать сосок сочной груди Оксаны зубами, насилуя большим пальцем другой руки её клитор и проникая указательным и средним пальцем в обитель мокрых стенок влагалища.      
Сильные сексуальные ощущения вызвали всплеск бурных эмоций и эротический шок от чего Оксана с раскрытыми глазами и  открытым ртом, потеряла сознание в объятиях этой женщины. Последнее что она успела уловить это тепло её тело, то как она настойчиво обволакивая грудь Оксаны слюной, кусала сказочной лаской сосок. Издавая страдающий стон, Оксана выплеснула на пальцы пьяной женщины весь остаток своих сил, обволакивая их своей жидкостью. Впала в глубокий обморок от сильного сексуального стресса, так и оставаясь лежать на кровати, пока мрачная темная комната полностью не погрузилась во мрак у неё перед глазами. Пьяная брюнетка медленно вытащила пальцы из влагалища Оксаны, прижимая её голову к своему плечу, жаром другой руки обвила упругие ягодицы. Спустя какое-то время брюнетка сама уснула, прижимая плотно бессознательное тело Оксаны вплотную к себе. Находясь в полном обморочном состоянии, Оксана продолжала стонать, издавая нежные трепетные эротические стоны под ухо этой пьяной искусительнице.
  
***
Мучительная скованность во всём теле вынудило Оксану очнуться, на большой двуспальной постели связанной. Руки были сплетены оковами тугой веревкой, соединены вместе на уровне запястья за спиной у Оксаны, прекрасные алые губы были прикрыты, синей клеящей лентой. Паника сразу же охватила Оксану, когда она находилась лежа на больших бамбуковых подушках, когда даже ноги были связаны на уровне коленей, что были чуть согнутыми. Начиная ёрзать, как скованный дикий зверь в постели, Оксана легко поддалась ошеломившему её страху, раскрыв полностью в испуге, лазурную голубую прелесть глаз. Начиная дышать панически сильно учащенно носом, так что сочная грудь поднималась во всём своём объеме, Оксана чувствовала ужасающую сухость во рту.  
Комната была погружена во мрак, лишь направленный тусклый свет светильника, что был расположен на тумбочки справа от кровати, освещал обнаженное тело Оксаны. В воздухе стоял стойкий перегар чарующей изощренными приторными нотками сладости, постельное белье на кровати еще больше пропахло парфюмом женщины, в объятиях которой Оксана впала в обморок. Простыня, на которой лежала Оксана, была смята буграми волн прошедшей многоразовой на ней сексуальной страсти. За окном уже наступила ночь, в сумеречной темноте Оксана с трудом разглядела блеклую луну, что большей половиной, была скрыта за огромным облаком на ночном деревенском небе.  
- Наконец-то ты уже пришла в себя – послышался женский голос от кресла, что находилось слева от кровати, располагалось в левом дальнем от входа, углу комнаты – Я так долго ждала этого момента, хотела тебя сразу придушить как грязную мелкую воришку, что часто тут ходят, но подумала сначала самой поговорить с тобой  
«Дура блядь ненормальная, ты за кого меня там приняла!», поддавшись паническому стрессу, Оксана чуть запрокинула голову и распознала темный силуэт женщины, что сидела в кресле сокрытым мраком углу, положив ногу на ногу, отражала гордость в своём облике.
- Нет развязывать тебя я не буду и ротик твой грязный открывать не хочу
Заявила женщина с темными, как уголь волосами, медленно вставая с кресла, ставя ноги крест, накрест, стукая каблуками черных туфель, прошла по паркету комнаты, направляясь к кровати на которой лежала Оксана. В обеих руках, намотанными на кулаки она держала пояс от халата, в котором она была, что открывал шикарное очертание силуэта тела этой женщины.  
- Возможно, мне стоит просто придушить тебя – наступая одним коленом на кровать, она словно дикая кошка в момент охоты на свою жертву, выгибая спину, забралась медленно в постель  
«О…. нет-нет-нет, прошу тебя, только не делай этого», испугавшись сильно Оксана, смотрела на женщину, что стояла, нависая над её телом на четвереньках в постели.
- Как ты считаешь?
Медленно прислонила она шелковый черный пояс к горлу Оксаны, положив кулаки обеих рук на постель, медленно начала разводить их в сторону, так что пояс, что был у неё в руках медленно стал, сжимать гортань.
- Ай…. да кто там еще, чертов твой телефон, ты ведь не возражаешь, если я отвечу на твой телефон, когда ты сдохнешь
- Кх-кх…. – задыхаясь, пытаясь носом хватать больше воздуха, извиваясь связанной на кровати, изнывала в мучительных глухих стонах Оксана
Темноволосая женщина сидела на коленях в постели, прижимая пояс от халата к горлу Оксаны, пытаясь из-за всех сил перекрыть ей поток вдыхаемого воздуха. Острая нехватка воздуха, от чего стены в глазах Оксаны стали еще темнее, пальцы скованных в оковах веревки рук, что сжимали в кулаки наволочку подушки под собой, уже начали слабеть. Зрачки безупречно лазурных голубых глаз увеличились в размерах, с тех самых пор, как Оксана пыталась вздохнуть, пытаясь извиваться на кровати подобно дикому скованному в оковах зверю.
- Ну же сдохни, ты уже, наконец!
Настойчиво прижимала пояс от халата к горлу Оксаны, когда телефон в танце ритма входящего звона стал набирать обороты, становясь постепенно уже невыносимым. На первом этаже этого дома было слышно, как открылась дверь, шум разносящихся ускоренных шагов разносился почти везде.  
- Да что же то такое-то, тебе повезло, придётся ответить на звонок, отдохни чуток а потом продолжим так ведь – оставляя лежать пояс на горле Оксаны, женщина не обращая внимания на звуки с первого этажа медленно слезла с кровати
Стук женских других каблуков, отвлек женщину, что подошла к стеклянному столику, на котором лежал телефон Оксаны, взяла в руки, кинула его об пол, наступая каблуком на сенсор экрана. .
- Кто там еще? – возмутилась эта разъяренная женщина
- Оксана Владимировна с вами всё в порядке?! – показалась на пороге открытой двери Валентина в компании следователя Нечаева, что стоял у рыжеволосой красотки за спиной – О….боже!
- Вы еще кто такие? – была крайне возмущена брюнетка, отходя на шаг назад от разбитого лежащего на полу телефона Оксаны
- Майор Нечаев следователь убойного отдела руки вверх, так чтоб я их видел – прокричал Нечаев, наставив пистолет, что вытащил из кобуры, на женщину  
- Оксана Владимировна как вы?!
Взволнованно стукая каблуками красных туфель, подбежала к кровати Валентина, вцепившись сразу же когтями  пластырь на губах Оксаны, другой рукой скинула пояс халата с горла.
- Всё-всё хорошо мы здесь, успели вовремя – отклеивая пластырь от рта Оксаны уверяла Валентина, щупая двумя пальцами пульс на сонной артерии – Как вы?
- Блядь ты не представляешь как вы вовремя – пытаясь отдышаться, жадно начала Оксана хватить воздух ртом – Арестуйте эту суку немедленно! – прокричала она в истерике, отражая частичку гнева на лице    
- Гражданка Скворцова – подходя к этой женщине с пистолетом, требовательно говорил Нечаев, доставая из кармана коричневой кожаной куртки наручники – Вы имеет право хранить молчание и всё, что вы скажите, может быть использовано против вас  
- Голова – схватилась брюнетка одной рукой за лоб – Голова ужасно болит
- Претворяется наверно – пожал плечами Нечаев, надевая на одну руку женщины браслеты
- У её дочки были такая же головная боль, перед тем как её вырвало и она впала в кому – пояснила Валентина, развязывая руки Оксаны
- Это её старшая сестра, их родители лет десять назад разбились в аварии, с тех пор нашу пациентку воспитывает она – объясняла Оксана, высвобождая одну руку, почувствовала сразу же легкое облегчение – А что наша пациентка в коме?
- Приступ ярости или агрессии, когда она хотела наброситься на меня – рассказывала Валентина, освобождая руки Оксаны полностью – Я просто подумала, что её мать может, страдает нечто подобным
- Возможно – предположила Оксана, указывая взглядом всё еще испуганных глаз на женщину, что вырвало кровью посреди комнаты, после чего она упала на пол, потеряв сознание – Она и её сестра страдают схожими симптомами и причина этому находиться в этом доме    
- Я вызову машину скорой помощи – заявил Нечаев, доставая из кармана кожаной крутки телефон, продолжая смотреть на лежащую, на полу женщину – Как вы Оксана Владимировна?
- Да спасибо майор – оправляясь после пережитого шока перевела Оксана дыхание, ощущая с какой нежностью Валентина развязала ей ноги – Теперь уже все хорошо
- Да пожалуйста вызовите машину скорой помощи – говорил Нечаев по телефону, направляясь к выходу из комнаты – У женщины обморок и рвота кровью, срочно бригаду скорой помощи на улицу….
- Оксана Владимировна – обратилась Валентина, как только Нечаев видимо чего-то смутился быстро покинул комнату – Как вы, в самом деле, в вашем-то состоянии нельзя было такое переживать
- Я буду требовать, чтобы её посадили – заявила Оксана, со злостью посмотрела на женщину что лежала на полу – Блядь такая приняла меня за какую-то якобы воровку    
  - Ну её можно тоже понять – ухмыльнулась Валентина, чаруя красотой улыбки, когда Оксане было совершенно не до этого – Вы же появились у неё дома неизвестно откуда, она вас не знает вот и приняла за воровку
- Дура блядь ненормальная – грязно выругалась Оксана, распрямив ноги почувствовала облегчение
- Там внизу такой шикарный стол в гостиной – шептала Валентина под ухо Оксане – Я думаю эта женщина не будет против если вы поужинаете у неё
- Мда….. действительно – скривила губы Оксана с отвращением и полной ненавистью посмотрела на женщину что валялась на полу – Хорошо поужинать мне не помешает    
- У вас след на шее от удушья – ужаснулась Валентина, только сейчас обратила на розоватую полоску на шее у Оксаны – Господи, как мы вовремя приехали
- Еще бы чуть-чуть и я бы сдохла – сморщила губки Оксана, опуская ноги с кровати – Эта дура ненормальная совсем охуела, а как ты догадалась, что нужно срочно сюда приехать, да еще и следователя с собой привела? – удивилась она такой неожиданности, касаясь голыми ступнями прохладного паркета
- Просто у нашей пациентки был почти такой же срыв перед комой – рассказывала Валентина, оставаясь сидеть на коленях в кровати у Оксаны за спиной – Я вам уже говорила
- У тебя блядь чертовски железная логика – мило улыбнулась Оксана, почувствовала, отходя от шока, как рана на её животе ныла слабой колкой болью – Ну я пиздец, как я ей благодарна
- Даже представить себе не могу, что было бы если бы мы не успели
«Пиздец был бы», сдержала эмоции при себе Оксана, держась одной рукой за живот.
- С этого дня вы теперь обхаживаете родственников наших пациентов сами
Отвечая, таким образом, на вопрос Валентины, распорядилась Оксана, оставаясь сидеть на кровати, так как боялась встать из-за усиливающей боли в животе, после пережитой встряски организма.
- Вам нужно срочно в больницу – уверяла Валентина, касаясь нежностью приятных теплых рук плеч Оксаны, сидя у неё за спиной в кровати
- Нет! – возразила Оксана, чуть обернув голову, ощутила прикосновение приятных женских рук на своем теле – Сделай мне какой-нибудь укол да я поеду домой
- Поскольку я вас спасла – опровергла Валентина, критикующим взглядом посмотрела на Оксану, отражая несогласие – То мне решать и поэтому вы едите в больницу!
- Машина скорой помощи уже должна вот-вот подъехать – заверил Нечаев, оставаясь стоять возле открытых дверей комнаты, облокотившись на дверной косяк плечом
- Отлично я еще успею осмотреть комнату нашей пациентки – заявила Оксана, взяв в руки своё белое кружевное платье, что держала перед ней сидя на кровати Валентина – Может быть там я что-нибудь смогу узнать
- Думаю это я вам смогу позволить – заверила Валентина, одаряя Оксану радушным взглядом прекрасной улыбки – Я пока позабочусь о нашей второй пациентки  
- Второй пациентки?! – возмутилась Оксана, столь недружелюбно посмотрев на свою рыжую спасительницу – По-моему, она просто придуривается
«Эта сука меня чуть не убила, даже при всём своём желание я теперь не хочу даже её сестрой заниматься», посмотрела Оксана с отвращением на женщину что лежала на полу рядом с лужей кровавой рвоты.
- Нам бы хотя бы с одной совладать – упорствовала нахмурив губки Оксана – Не удмаю, чтом ы потянем двух сразу пациентов
- Вы же тянули
- Так у тебя тоже есть – выражая несогласие, возражала Оксана – Та дура из туалета, с которой я чуть не поцапалась
- Так это будет ваша
- Нет! – выражая возмущение, отказала Оксана, продолжая сидеть в кровати, медленно надела на себя белое кружевное платье, распрямив ноги на постели – Эта дрянь хотела меня убить
- У неё на то были свои причины – возразила Валентина, помогая Оксане расправить лямки платья на плечах
- А вот и скорая помощь приехала – оставаясь стоять в проходе комнаты, подметил Нечаев, видимо разглядев в окно в коридоре сумрачного дома подъехавшую газель скорой помощи  
«Интересно что этот следователь так на меня смотрит, уж не нравлюсь ли я ему случайно, а то может», ухмыльнулась Оксана, сидя на кровати, держась за живот расправила платье на бёдрах.
- Господин Нечаев, я вам нравлюсь? – решила попытать Оксана своё счастье
- Оксана Владимировна! – возразил Нечаев, своим тоном голос сделал замечание
- Ну, всё же – выражая не согласие, Оксана решила проявить настойчивость – Как я вам на самом деле, ведь вы меня не первый день уже знаете  
– Вы прекрасны, спору нет – согласился Нечаев, изнуренно вздыхая, вошел в комнату, встал у входа – Но у меня жена и двое детей и я уж точно ради какой-то мелкой интрижки не стану ими рисковать
- Достаточно убедительный довод – нахмурился губки Оксана, однако сама для себя проявила интерес к следователю, оставаясь сидеть на кровати, медленно вновь свесила ноги  
- Тем более – продолжил рассуждать Нечаев, чем пробудил в Оксане еще большее любопытство своей недоступностью, выходя в коридор из открытой двери комнаты – Я очень сильно уважаю вашего отца, он бывший вояка, как и я, по отношению к нему я тоже не могу так поступить  
- Я этот разговор так не оставлю – возразила Оксана обувая на голые ноги красные туфли, что продолжали лежать рядом с кроватью – Тем более теперь когда я хочу засадить в тюрьму еще и вот эту суку, сами понимаете, она меня чуть не убила
- Вам скорее всего придется заняться её лечением – не согласился, крикнул в ответ Нечаев, направляясь по коридору дома – Если суд постановит, что она больна и недееспособна, то максимум, что её ждет это психиатрическая лечебница
- Я не для этого жизнью своей рисковала чтобы эту дуру, так просто оправдали – крикнула в открытую дверь Оксана, пытаясь медленно встать с кровати
- Она будет признана невменяемой и будет привязана к койке – заверила Валентина, сползая игривой кошкой с кровати, касаясь каблуками красных туфель паркета пола – Как помните как вы когда-то
«Блядь эта рыжая сука умеет убеждать, придется к ней прислушаться, ведь она спасла мне жизнь, буду считать, что я немного ей обязана за это», размышляла Оксана ощущая легкое головокружение и слабость в теле, помимо жжения на горле, что сохранилась тонкой розовой полоской.  
- Я даже к ней в палату не зайду
Вредничала Оксана, медленно подошла к окну, отодвинула красную штору кончиками пальцев, посмотрела, как за забором, в ночи, мерцали огни мигалки, газели скорой помощи.
- И мне плевать абсолютно, как она себя будет чувствовать, хоть пусть кишки из себя выблюет    
- Мы её поместим тогда в палату нашей пациентки – гордо заявила Валентина – Они же как никак сёстры – ухмыльнулась рыжеволосая девица коварством красивой улыбки
- Что?! – возмутилась Оксана, обернувшись тут же состроив рассерженный взгляд, посмотрела в сторону Валентины
- Она больна
- Она больна на голову – заверила Оксана, проследовав к открытой двери комнаты – Она меня чуть не убила, а вы собираетесь взять её на лечение
- Могу вам привести тысячу причин, почему она так подло с вами поступила
- Плевала я на твои причины – возразила Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, упругий силуэт которых прорисовывался отчетливо за тонкой тканью белого кружевного платья  
- Я понимаю ваше недовольство
- Нихуя ты блядь не понимаешь! – грязно выразилась Оксана, покидая комнату через открытую дверь – Пойду, осмотрю комнату нашей пациентки
- Заходите пожалуйста – послышался голос Нечаева с первого этажа – Женщина на вид лет тридцать пять может, потеряла сознание перед приступом кровавой рвоты – разъяснял следователь до врачей скорой помощи, что подошли к перилам большой лестницы на перво этаже
«Сука ебаная, даже если ты сдохнешь, тебя не будет хоть так жалко», Оксана не могла успокоиться, после пережитого стресса для своего организма и психики, что оказали для неё глубокое эмоциональное потрясение.
Двигаясь по красной ковровой дорожке, что была проложена в коридоре мраком окутанного дома, Оксана прошла по ней, отражая в каждом шаге упругость собственных бёдер. Дверь противоположной комнаты, к которой подошла Оксана, была слегка прикрыта, толкнув её кончиками пальцев, она издавая скрип плавно открылась. Погруженная в бездну темноты комната, была окрашена к удивлению Оксаны в бежевый цвет обойного покрытия стен. Занавески на окнах, были бледно розовыми, огромная гардина, что висела вдоль двух пластиковых окон, сочетала в себе цвет кофе с молоком. Вид из больших пластиковых окон выходил на лесную опушку и на часть деревенской речки, звук бьющейся о камни воды был слышен отчетливо за закрытыми окнами. Огромная двуспальная кровать, аккуратно застеленная бежевым покрывалом, сочетала в себе две, бамбуковые подушки, одетых в белоснежные, словно как снег наволочки. Рядом с кроватью стоял небольшой неоновый светильник, в форме распущенного цветка фиалки, его тонки стебель был основанием опоры, с прекрасно растущими на нём декоративными лепестками.
- Хм… стоило бы тут быть по-другому
Ухмыльнулась Оксана, перешагивая порог открытой двери, отражая красоту эластичных ягодиц, заметила у окна большой холст, картина с изображением натюрморта на котором была не дорисована. Проводя пальцем по клавише выключателя, справа от двери, она зажгла люстру в форме фиалки, лепестки которого испускали тонким свечением бледно-фиолетовый приятный глазу цвет, создавая легкую романтическую обстановку.
- Интересная какая краска – рассуждала вслух Оксана проходя по комнате покачивая бёдрами, медленно стукая каблуками красных туфель по паркету подошла к холсту недорисованной картины вазы и рядом расположенных фруктов – А какой естественный цвет, стоит наверно спросить чем она так рисует
Большой шкаф, напротив которого встала Оксана, располагал в себе огромное количество вещей светлых тонов, бледно-розовые и светлые оттенки женской одежды имели огромное его заполнение. В воздухе, после продолжительных дней заключения девушки в больнице всё еще стоял стойкий запах жасмина. Алые розы уже начали медленно вянуть, оставаясь стоять в хрустальной вазе на подоконнике одного из двух пластиковых окон.
- Она еще и педант – удивилась Оксана заметив профессиональный мольберт и набор десяток кистей самых разных размеров – Может она всё-таки ведёт электронный дневник, может быть в нём описано хотя бы место где она бывает
- Оксана Владимировна! – оказалась неожиданно на пороге открытой двери комнаты Валентина
- Блядь! – прошипела Оксана, стиснув зубы, выражая оскал дикой королевской кобры – Ты что хочешь чтобы я точно умерла, можешь как-нибудь так чтоб не подкрадываться – заикаясь от страха, произнесла она, постукивая коготком указательного пальца по набору с кисточками  
- Простите Оксана Владимировна – выражая пикантные черты своего скромного тела, виляя бедрами, рыжеволосая девушка вошла в комнату – Просто хотела вам сказать, что хозяйку этого дома уже забирают на скорой помощи
- Я тут еще немного осмотрюсь – заявила Оксана, проводя по картине кончиками пальцев, любуясь изысканностью тщательно подобранных тонов работы мастера – К тому же поужинать мне бы точно не помешало
- В больнице и поужинаете – заверила Валентина
- Я с этой дурой в одной машине не поеду – упорствовала Оксана, сморщив от недовольства губки, возмутительно посмотрела на Валентину      
- А не придётся – согласилась Валентина – Мы приехали на служебной машине следователя
«Блядь такая, что ты пристала ко мне как банный лист», изнурённо вздохнула Оксана, подходя к столику справа от кровати, на котором стоял раскрытый ноутбук.
- Могу я хотя бы проверить электронную почту или переписку – пододвигая кончиками пальцев столик к себе, изъявила Оксана своё желание – Может там есть электронный дневник и я смогу понять где была наша пациентка за последние ну скажем….
- Я думаю такой вариант можно рассмотреть и в больнице – заявила Валентина, закрывая указательным пальцем крышку ноутбука, надавливая на неё – Я вас спасла, вы мне обязаны!
- Хорошо – ухмыльнулась Оксана, прикусывая краешек губы, села на кровать, положив ногу на ногу, отражая перед рыжеволосой распутницей упругость собственных бёдер – Поужинать я хотя бы могу здесь, в больнице знаешь, не слишком хорошо, это получится
- Это еще почему? – отражая недовольство, возмутилась Валентина – Обещаю, всю эту ночь, за вашим состоянием буду наблюдать я
- Вижу просто, других вариантов у меня нету
Отчаянно вздохнула Оксана, опираясь руками на кровать, выгнула спину, выставляя шикарную грудь вперед, объем которой подчеркивали чашечки платья.
- Ты ведь от меня не отстанешь?
- И не подумаю – радостно выражая симпатию, улыбнулась Валентина, наступая коленом на мягкую кровать
- Прошу прощения что тревожу – смутил своей неожиданностью Нечаев, оказавшись на входе открытой двери комнаты – Машина скорой помощи уже сейчас скора отбудет, я убедил очень сильно дежурного врача, что все бумаги мы оформим завтра
- Быстро они что-то – удивилась Оксана, нахмурив губки, посмотрела на тело Валентины
- Это всё, потому, что гражданин следователь попросил их быстренько сделать свою работу и уехать – пояснила Валентина, искушая Оксану прелестью голубого взгляда глаз
- Оксана Владимировна как вы себя чувствуете?! – поинтересовался Нечаев, медленно входя в комнату
- Спасибо – ответила с безразличием Оксана, посмотрев на Валентину, что стояла рядом с ней опираясь коленом на кровать, выказывала специально красоту собственного тела – Но будет лучше, если я хорошенько поем
- Боже Оксана Владимировна – не сдержалась Валентина, отворачивая взгляд – Сколько же вы выпили, от вас перегаром разит и стойкостью парфюма это женщины, что санитары скорой помощи вынесли на носилках
- Скажем так! – смутилась Оксана, сидя на кровати, не давая от себя отойти рыжеволосой красотки обвила руками быстро её талию – Мне пришлось
- Вы хотели таким образом втереться в доверие к этой женщине – говорил Нечаев, проходя по комнате – Скорее всего яды или токсин могут вызывать подобную реакцию – предположил следователь, не обращая внимания на Оксану и Валентину
- Что вы делаете?! – испугалась застенчиво Валентина, положи руки на плечи Оксаны, упираясь ими, не давая себя притянуть ближе      
- А что не видно?! – распущенным характером заявила Оксана – Хочу твоей близости
- Я думаю, мне стоит выйти – почувствовав себя, неуютно ответил Нечаев глядя на распутство Оксаны – Я пока наверно осмотрю дом, в надежде на то чтобы помочь вашим двум пациенткам
- Одной! – возразила Оксана – А вот та сука, что меня чуть не придушила, пойдёт вот под ответственность рыжей красотки
Гордо распорядилась Оксана, усаживая к себе на постель Валентину, когда с коридора слышались шаги Нечаева, что спускался по лестнице касаясь, подошью ботинок красной ковровой дорожки.  
- Но?! – хотела выразить несогласие Валентина, оказавшись на постели вместе с Оксаной, подогнула под себя ноги  
- Ты ведь хотела – говорила Оксана, наблюдая краем взгляда, как Нечаев покинул комнату, оставляя их одних с Валентиной наедине – Заняться лечением этой ненормальной, вот твой шанс себя проявить
- Я вполне уверена – возразила Валентина не давая рукам Оксаны, наглым образом вновь обхватить свою талию – Что то что их убивает находиться где-то в доме, наверняка какой-нибудь токсин  
- Или грибок – высказала Оксана свою версию, нахмурив губки, посчитав себя отвергнутой  
- Грибок так же наиболее вероятен – согласилась Валентина, медленно опуская ноги с кровати, сидя рядом с Оксаной – Так как их дом находиться в месте где есть сырость  
«Грибок может объяснить лишь часть симптомов, но вот только споры какого из них могут вызывать цепочку подобных симптомы, как у пациентки, так и её не вполне разумной сестры», размышляла Оксана, оставаясь сидеть на кровати, когда Валентина отражая перед ней  изящность бесподобных скул покрытых веснушками, слезла с кровати.
- Вот что моя дорогая – отдавая распоряжение, медленно встала с постели, вдыхая прекрасный аромат жасмина, что еще сохранил свою силу в воздухе – Займись пока домом, пока я плотно постараюсь тут поужинать
- Что?! – возмутилась Валентина, выражая недовольство, надувшись как песчаная гадюка
- Ты слышала, ты обыщешь дом, пока я проверю ноутбук этой девчонки – распорядилась Оксана, медленно поднимаясь с кровати, на которой сидела – Возможно есть наверно места, где она бывала со своей сестрой, ну не вполне разумной
- Оксана Владимировна! – упрекнула Валентина, встав у бежевого комода, опираясь на него через красный надетый на ней плащ упругими бедрами – Она просто защищала свой дом, посчитав вас дешевой воровкой
- Блядь охуеть! – грязно выругалась Оксана, отразив на лице перед рыжеволосой собеседницей мимику протеста
- Хорошо – уступила Валентина, поддаваясь темпераменту и упорству характеру Оксаны, направляясь, виляя шикарной красотой бёдер к открытой входной двери комнаты – Но для этого вам стоит спуститься на первый этаж
- Это хорошо – стоя рядом с кофейным столиком, на котором лежал ноутбук, согласилась Оксана, нагнувшись, подняла его обеими руками – Это ведь не проблема, когда есть ноутбук
- Но ночь вы проведет в больнице, под моим контролем!
- Может лучше у тебя дома – прикусывая краешек, отражая застенчивый румянец на скулах, решила проявить наглость Оксана – Всё-таки там я у тебя тоже могу быть под контролем – заявила она держа в руках ноутбук пациентки
- Хм…. я подумаю над этим – состроив кокетливую ухмылку, обираясь рукой на косяк открытой двери, сразу же согласилась, выражая это довольством расплывчатой улыбки – Хотя предложение отнюдь заманчивое
- Тогда займись домом – отдавая указания, распорядилась Оксана, проследовав к выходу из комнаты с ноутбуком в руках, виляя шикарной красотой бёдер при каждом шаге
Проходя мимо выключателя, Оксана кокетливо с ухмылкой на лице, провела по его клавише кончиком указательного пальца, погружая комнату во мрак необузданной ночи. Медленно закрывая со скрипом за собой дверь, прошла по красной ковровой дорожке в сторону лестнице что вела на другой этаж. Приходя в себя уже после пережитого шока спускаясь по ступенькам, Оксана заметила, что еще очень сильно стала пьяна, испытывая теперь при этом легкую жажду, что мучала едва заметной сухостью в горле. Спускаясь по ступенькам, наступая на их кафельное покрытие цвета кофе с молоком, уложенной в центре красной ковровой дорожке Оксана чувствовала аромат восхитительных блюд, запах которых распространялся с первого этажа, вызывая при этом в теле Оксаны голод.      

***
Расположившись на одном из диванов в гостиной, прямо над картиной темноволосой женщины, Оксана услаждала себя прелестью спелых крупных ягод винограда, испивая его смачный сахарный сок. В гостиной горел неоновые подсвечники, фиолетовая их подсветка создавала слегка притемнённую обстановку, почти реальной тенью отражали по стенам языки горящего пламени. В воздухе стоял аромат запеченной курицы, картофеля и тунца, всю изысканность вкуса большого блюда отведала Оксана сполна. Шторы на окнах гостиной на первом этаже были слегка приоткрыты, выражая за стеклами больших пластиковых окон глубокую деревенскую ночь, что едва можно было с трудом Оксане без очков, увидеть силуэт рядом растущей яблони. Полумрак этого дома, создавала бушующую стихию страсти в сознании Оксане, вполне прейдя в себя после пережитого эмоционального стресса для своего организма, она почувствовала в себя возбужденный прилив сил и развращенную похоть. Раскрытый ноутбук лежал на краю стола, отражая перед Оксаной на своём экране число открытых интернет страничек браузера.  
- Оксана Владимировна – спускаясь с лестницы второго этажа, говорила Валентина, заставляя своим звонким, но приятным голоском обратить на себя внимание Оксаны – Обыскали почти весь дом, сырость присутствует, но хозяйка дома весьма хорошо за ней следить и старается от неё всячески избавиться
- Значит – предположила Оксана взяв в руки бокал с виноградным соком – Наши предположения ошибочные, стоит проверить твои образцы в лаборатории, вдруг если это аспергилёз, то может будет хотя бы от чего отталкиваться
- Вы в самом деле так думаете? – удивилась такому суждению Валентина, спускаясь по ступенькам массивной лестнице на первый этаж, выражала в каждом шаге прекрасное очертание эластичных бёдер  
- У тебя есть другие предположение? – спросила Оксана, крично оценивая взглядом образ рыжеволосой львицы, что спускалась по ступенькам, виляя эластичной красотой ягодиц
- Оксана Владимировна – окликнул Нечаев, спускаясь со второго этажа – Мы обыскали весь дом с вашей помощницей, но ничего токсичного найти не смогли
- Кроме – возразила Валентина, спустившись на первый этаж, касаясь красными каблуками паркета пола – Закрытой двери в подвальное помещение, если там сырость, там идеальное место для грибка
- А что если это не сырость – предположила Оксана, закрывая указательным пальцем крышку ноутбука – Что если это может быть какой-то другой токсин
- Я пас – почувствовав себя вне компетенции, возразил Нечаев, отходя в сторону приоткрытой бархатистой шторой окна
- Да вот только какой? – усомнилась Валентина, сморщив губки – Мы ведь даже не знаем, что вызвало миокардит, что повлек за собой аорто-митральную недостаточность
- Нашёл какую-то дверь ведет в подвальное помещение – доложил Нечаев, выходя из двери справа от дивана на котором сидела Оксана, ерзая пальцем по ноутбуку – Дверь закрыта на замок, к сожалению, без ордера, как представитель закона, хотя я уже его сильно нарушил не могу дальше проводить обыск в этом доме  
- Дверь в подвальное помещение – усомнилась Оксана, прикусывая краешек губы, не найдя ничего интересного в переписке девушки, ничего существенного – Тут сказано в одной из переписки, что она жалуется на головную боль, тошноту, приступы рвоты, отдышку, сильное утомление, боли в пояснице
- Это всё лишь симптомы что нам и так известны – пояснила Валентина, медленно подходя к багровому мягкому дивану, на котором расположилась Оксана
- Если это токсин, что опять маловероятно, мы бы его давно нашли – рассуждала вслух Оксана, взяв другой рукой крупную ягоду винограда – Стоит посмотреть этот подвал
- Придётся взломать дверь – уточнила Валентина, встав рядом со столом из большого изобилия скопленного на нём блюд – Но как сказал, гражданин следователь без ордера на обыск мы этого сделать не можем    
- Краска ты ведь не обратила внимания на картины – кивнула головой Оксана в сторону картин висевшей на стенах в гостиной – Она какая-то особенная, ты посмотри, какие тона, какая гармоничность света и тени, даже это пиздец как прекрасно
- Да, но не в комнате нашей пациентки не её сестры мы не обнаружили эту краску, кроме мольберта, что она использовала для своих картин на холстах, на которых она присутствует
Рассказывала Валентина, присаживаясь на диван рядом с Оксаной, поправляя красный плащ, что красиво подчеркивал силуэт её тела.
- Наверняка она хранит саму краску где-то в другом месте – говорила Валентина, положив ногу на ногу, отражая красоту белоснежной кожи эластичных бёдер за счет короткого красного плаща надетого на ней – Оксана Владимировна мы не уверены что эта краска
- Тогда что? – вспылила Оксана, подняв голос на свою коллегу, опираясь руками на диван села на него, облокотившись, спиной на его мягкую спинку  
- Мы не можем взломать дверь – возразила Валентина, косо посмотрев на Нечаева, что подошел к дивану, на котором она сидела вместе с Оксаной – Как сказал гражданин следователь у нас нет ордера
- Я дам вам больше обыскивать дом Оксана Владимировна – согласился с утверждением Валентины следователь – Мы и так уже очень сильно приступили закон
- Нам придётся уйти с тем что мы имеем – уверяла Валентина
- Вот возьмите – снимая с себя коричневую кожаную куртку предложил Нечаев – На улице прохладно
- Спасибо – скривила Оксана губки от недовольства – Это так мило с вашей стороны – вставая с дивана, отразила перед мужчиной прелесть пикантного силуэта своего тела
«Мне нужно попасть в подвал этого дома, вполне возможно что краска, а вернее состав из которого она состоит является токсином», размышляла Оксана, не желая никак соглашаться мыслями с уговором своей коллеги и следователя.
- Передай гражданину следователю материалы собранные в нашу лабораторию
Распорядилась Оксана, встав спиной к Нечаеву, позволила ему одеть на своё тело его кожаную куртку, на которой сохранился осадок тепла его горячего и пылкого мужского тела.
- Ты же ведь не будешь против, если эту, ночь я проведу у тебя? – интересовалась Оксана, обращаясь к Валентине, посмотрев на неё взглядом царицы – Зато под твоим пристальным наблюдением – улыбнулась она, пытаясь очаровать свою рыжую собеседницу красотой безупречной улыбки
- Ну как бы…..
- Вот и отлично – не давая Валентине договорить, решила за неё Оксана, направляясь к входным большим дверям дома
- Но….
- Я знаю Валюша – взявшись пальцами за блестящую медную ручку, Оксана потянула дверь на себя, открывая её
Чарующая прохлада ночного холода ворвалась сразу же в теплую атмосферу дома, пропитывая его пронизывающей деревенской свежестью. Ароматы растущей зелени, витали в воздухе, особенно чувствовался запах яблонь, сад из них был просто огромен. Небо затянуло огромными густыми облаками, не позволяющими увидеть не одной звезды, закрывая омутом месяц в ночном небосводе. Легкость потока ветра, блуждающего над деревенской равниной, раскачивал сад из больших распустившихся во всей красе яблонь, завораживая красивой мелодией шелеста листьев. Шум деревенской речки и гул с опушки хвойного леса, пленил очертанием тонких гармоничных природных оттенков звука. Собачий лай, разносился по всей протяженности улицы, становился обыденностью явления деревенской жизни. На соседней улицы, было слышно, как двигалась какая-то грузовая машина, мотор которой рычал свирепым воплем дикого разъяренного зверя.    
- Мда… удобной автомобиль полицейской гвардии
Ухмыльнулась Оксана, оценивая внешний вид черного автомобиля Лада Гранта, с российским гербом на обеих передних дверях и надписью полиция сверху него  
- Ну что же – залезая в открытую заднюю дверь, вредничала Оксана, усаживаясь на мягкое сиденье – Другого выбора у меня нет, разве что поехать скрученной в багажнике, ведь вы не отпустите меня одну, гулять по деревенским улицам?
- И не мечтайте – возразила Валентина, усаживаясь на переднее пассажирское сиденье, когда Нечаев закрыл дверь за Оксаной – Мы поедем…..
- К ней домой – ухмыльнулась Оксана пожав плечами, облокотилась на мягкую спинку заднего сиденья – Других ведь вариантов у меня нет
- Оксана Владимировна! – смутилась Валентина, такой решимости со стороны Оксаны
- Покажите адрес?! – спросил Нечаев, обернувшись к Оксане – Ключи пожалуйста
- Ах…. да-да – застенчиво коварной улыбкой улыбнулась Оксана, полезла в карман куртки из которого она когда шла до машины слышала железное бренчанье – Как я только могла про них забыть – достала она их, из кармана кожаной крутки вложив в руку следователю
- Что вы слишком быстро согласились Оксана Владимировна – стал подозревать следователь вставляя ключ в замок зажигания, легкостью поворота завел автомобиль – Ух… не пытаетесь ли вы вновь обвести меня вокруг пальца
- Я просто устала – зевнула Оксана, положив ногу на ногу, скрестила руки на груди, положив пальцы на плечи – Мне сейчас не до этого
- Ну да конечно – согласился сомнительно Нечаев – Валентина Владимировна показывайте ваш адрес, только обещайте, что после всего случившегося в этом доме вы будите пристально следить за Оксаной Владимировной    
«Да что же ты блядь такой тупой то», подумала Оксана о следователе, едва сдерживая эмоции при себе, закрыла уставшие веки глаз.
- Да конечно она за мной проследит – нервно ответила Оксана, почувствовала как автомобиль медленно тронулся с места
Шум гравия вминаемого колесами автомобиля размытая слякоть, с которой он справлялся издавая тихое урчание под капотом медленно выехал на проезжую часть отъезжая от дома. Оставаясь сидеть с закрытыми глазами, Оксана чувствовала пленительную обстановку работающей печки в салоне автомобиля, поддаваясь её теплому влиянию. Плавность и мягкость хода отечественного автомобиля, была сравнима с фрегатом плывущего по морским морям, действовала совместно с шумом урчащей за окнами машины речки усыпляющим влиянием на сознание Оксаны.    

***
Изысканная сила аромата «Greenfield —  Spring Melody», насытила атмосферу гостиной дома Валентины, чарую прелестью тонкостью непревзойденного вкусового оттенка чебреца. Ярким светом горела хрустальная люстра, освещая светлое обойное покрытие стен. Шторы на пластиковых окнах были плотно задвинуты, придавая легкую романтическую замкнутую иллюзию. Удобный мягкий диван на котором расположилась Оксана, облокотившись спиной на его спинку, поджала под себя ноги, держа в руке кружку ароматного любимого чая. Жидкокристаллический телевизор, что был расположен на тумбочке, показывал канал иностранных клипов в стиле dubstep. Оранжерея из цветов в гостиной Валентины имела вид схожей с дикими джунглями, включая в себя от громадного фикуса до больших домашних пальм.
Голубое, легкое платье рыжеволосой хозяйки дома, прекрасным изгибом подчеркивала скромные черты её тела, выражая в каждом изгибе еще большую пикантную сексуальной страстью силу. Материл которого, был шифон, что особенно удивило Оксану, откровенность такого платья, явно выдавала намерения своей обладательнице на предстоящую для неё ночь. Блестящий бляшкой пояс, особо выражал талию Валентины, а разрезы по бокам на платье, выказывали красоту белоснежной кожи рыжеволосой красотки. Открытые плечи и шикарное декольте, позволяющие носить такое платье без бюстгальтера, а его мягкие чашечки придавали скромную форму объема упругой груди Валентины.  
- Откуда ты всё-таки узнала про этот чай? – удивилась Оксана поддаваясь влиянию стойкостью аромата что веял от кружки
- Вы ведь всё-таки мой начальник – ухмыльнулась Валентина
- Рекомендую тебе это никогда не забывать
- Я это и не забываю – согласилась Валентина, чаруя прелестью улыбки розовых губ, взяла сушку из пиалы с кофейного столика, что стоял рядом  
- Слушай я когда-нибудь привыкну к твоей оранжерее – удивилась Оксана, повернув голову посмотрела на стену, интерьер которой украшали вьющиеся домашние растения, придавая интригу диких джунглей – Я тут словно как в тропики какие-то попала    
- Они помогают чувствовать себя в гармонии с природой – удивила таким неожиданным ответом Валентина, смакуя губами грань сушки – Это ведь, в конце концов, домашние растения  
- Мда…. ты умеешь удивлять – согласилась Оксана, расположившись удобно на диване, позволив рыжеволосой хозяйке дома, подложить под спину мягкую бамбуковую подушку
- Оксана Владимировна – нежностью приятной теплых пальцев руки, она коснулась оголенного колена Оксаны – Как вы себя чувствуете только честно?
«Хм…. какой взгляд и телячье нежности касание рук моего тела, пожалуй, если я позволю, то у меня ночью что-то будет, ведь до рассвета еще несколько часов, не стоит зря отказывать себе попусту в удовольствие», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, искушая себя прелестью раскрепощенных порочных мыслей.  
- Ты что принимаешь снотворное? – удивилась Оксана с трудом, без очков разглядела упаковку «донормила» – Или это не твоё?!    
- Блин – выругалась тихим шепотом Валентина, от Оксаны скрывая застенчиво голубой похотливый взгляд – Забыла его убрать, просто не знала, что вы придёте сегодня ко мне
- Нет, правда! – настаивала Оксана, вынуждая девушку ответить, коснулась свободной рукой кисти руки Валентины, поднося медленно кружку с ароматным чаем к своим губам – Ты что страдаешь бессонницей?
- Да были маленькие эмоциональные трудности
- А можно узнать какие трудности?
Настойчиво требовала Оксана, терзая своё сознание любопытством, из-за того как вспыхнул блеклый розовый румянец на щечках рыжеволосой красотки.
- Ну же Валюш поверь не так сложно ответить – смягчила тон собственного голоса Оксана, поставив недопитую кружку с чаем на кофейный столик – Ты прям, вся сгораешь от стыда, что произошло?
- Я….. я…. – выражая на лице глубокую психологическую иронию, встала девушка с дивана поставив кружку с чаем рядом с кружкой Оксаны – Я не могла пережить тот факт, когда вас проткнули ножом, когда вас привезли в больницу к нам, я пару дней не отходила от вашей койки
- Стой, подожди! – не успела Оксана схватить девушку за руку, как только она, терзая себя сильным эмоциональным чувством стыда быстро, покинула гостевую комнату – Валюш подожди
Встала медленно Оксана, с дивана придерживая руку на животе, боясь снова почувствовать резкую колкую боль, медленно направилась вслед за хозяйкой этого дома. Наступая босыми ногам на теплый паркет пола, Оксана, медленно отражая красоту эластичности собственных бёдер, в зеркале на стене напротив входа, вышла из гостевой комнаты. Коридор этого дома был окутан полумраком, лишь только яркий свет люстры с гостиной освещал блеклые бежевые стены. С трудом добравшись до открытой двери комнаты, Оксана медленно вошла в неё, касаясь пальцами обеих рук, дверного косяка.
Валентина сидела в большой двуспальной постели, сидя на коленях, девушка тихо, почти бесшумно плакала, оставаясь повернутой спиной к входу. Затопленная тенью ночи комната, пропускала лишь свет от окна, блеклые кремового цвета, занавески которого были открыты. В комнате пахло безбожной силой раскрепощенного похотью парфюма рыжеволосой девушки, экстракт кашемирового дерева, распознала Оксана как только медленно вошла в открытую дверь комнаты. Тёмные силуэты отражали, смогла разглядеть Оксана в комнате, при выключенном свете, комод был расположен справа от входа, сверху которого стояли рамки с фотографиями, флакон духов и прочая женская косметика. Большой белый шкаф, интерьер которого точь в точь походил на шкаф в комнате у Оксаны, был справа от большой кровати. Белый пуфик мимо которого прошла Оксана, стоял посреди комнат, мягкую поверхность которого украшал безупречный красный кружевной бюстгальтер.
- Валюш ну что случилось?! – ласковым голосом, спросила Оксана, медленно продвигаясь по комнате, прошла мимо белого пуфика, посмотрела, искушая себя неподвластным разуму эротическим соблазном, на красный кружевной бюстгальтер – Поговори со мной, я не кусаюсь
- Я знаю – тихим плачущим голосом отчаяния ответила Валентина, опустив голову – Просто не знаю, что происходит, я боюсь вас потерять
- А кто тебе сказал, что ты меня потеряешь?
Удивилась такой конкретики Оксана, наступая коленом на кровать, озабоченной дикой кошкой заползла на неё, шикарным изгибом выгибая спину, отражая перед своей собеседницей упругость собственных ягодиц.
- Ты меня не потеряешь – заверила Оксана, расположившись сидя в кровати на коленях, за спиной рыжеволосой девушки, положив одну руку к ней на оголённое плечо – С чего вообще такие разговоры?
- Просто я вдруг
Чуть обернула голову Валентина и через свет фонарного освещения деревенской улицы, Оксана смогла разглядеть блеск влаги глубокого чувственного отчаяния на её голубых глазах.
- Подумала, что могу потерять вас и вот сегодня второй раз чуть это не произошло  
- Постой-постой – ухмыльнулась Оксана, обвивая рукой подбородок девушки, вынуждая её ранимый взгляд посмотреть на себя – Ты, что серьезно испытываешь ко мне чувства?
- А что вы! – тихим заплаканным шепотом ответила Валентина, когда чудесным скольжением по её покрытой веснушками щеке скользила слезинка, медленно раскрыла перед Оксаной сияющие в блесках розовые губы – Это только сейчас поняли?!
«Блядь зачем же ты так делаешь, я ведь едва себя сдерживаю», прикусывая краешек губы, сидя на коленях в кровати, Оксана возбуждённым полным искушением взгляда посмотрела в глаза рыжеволосой искусительнице.
- Может, стоит обсудить наши с тобой чувства – предложила Оксана, ощущая приятный вкус чая с открытых губ рыжеволосой львицы
- Прям, здесь на этой кровати? – переспросила Валентина, начиная жадно, перед Оксаной, терзая себя возбуждением покусывать губу от волнения        
- Ну, если хочешь, можем голыми, под одеялом – неожиданно для себя ляпнула Оксана – Если только тебе от этого будет легче        
- А я хочу! – гордо заявила Валентина, подкрепляя своё желание оживленной будоражащей улыбкой    
Остальные пару часов, Оксана провела в постели в обнимку с Валентиной, прижавшись, друг к другу, их обнаженные тела были скрыты под толстым бамбуковым одеялом. За стеклом пластикового окна в комнате уже начинала прорисовываться зябь рассвета, что яркой силой света разгонял ночную мглу на деревенском небосводе. Блеклые тени растущей за окном яблони, разгуливали в танце страсти по стенам комнаты, так обдуваемых её веток потоком ветра. Белое кружевное платье, которое носило Оксана, снятое в порыве сильного возбуждение лежало на спинке кровати, свисая с края кровати, лежало голубое легкое платье, едва касаясь, пола комнаты.
- Я так долго ждала этого момента – тихо произнесла Валентина прямо в открытый рот Оксане  
- У нас он кажется был – пояснила Оксана, ощущая свои телом трепетное теплое дыхание прижавшейся к ней рыжеволосой девушки  
- Да но в больнице сами понимаете – нахмурила застенчиво девушка губки, проводя телой ладонью по ягодицам Оксаны
- По крайней мере – ухмыльнулась Оксана, понимая как после продолжительных пару часов такой близости, рыжеволосая девушка уже не могла с собой устоять, повернулась к ней спиной, специально выставляя перед ней попку – Твои пальцы были во мне и в больнице
- Просто вам тогда было проще сделать перевязку – пояснила Валентина, положив тут же обе теплые жаром обжигающие ладони рук на выставленные ягодицы Оксаны
- Я знаю – улыбнулась распущенной улыбкой Оксана, чувствуя как внутри себя всё трепетало как вулкан словно набирал свою мощь перед извержением – И знаю то что ты хочешь меня
- Вы ведь тоже этого хотите? – прошептала убаюкивающим шепотом Валентина под ухо Оксане, прижимаясь своим телом к её спине
- Могу я хотя бы набить себе цену – прикусывая краешек губы, Оксана, понимая что не сможет отказать рыжеволосой искусительнице, решила легко ей не отдаваться  
- Мы с вами два часа провели просто в постели – ноющим голосом говорила Валентина – Вместо того чтобы просто хотя бы поспать
- Но вместо этого моя дорогая – оставаясь повернутой к ней спиной, чуть обернулась, Оксана коснулась ладонью руки подбородка девушки – Мы с тобой сейчас переспим и уснём вместе
- И нам никто не помешает? – взволнованно спросила Валентина, одной рукой стала подниматься выше, скользя ладонью по рёбрам Оксаны
- А ты видишь здесь еще кого-то? – удивилась Оксана такому вопросу, обольщаясь, расплываясь в улыбке от нежного скольжения ладони руки Валентины по своему телу  
- Просто не хочется прерывать из-за пустяка усладу момента – шептала она под ухо Оксане, сжимая пальцами одной руки её ягодицы
- Как красиво сказано – ухмыльнулась Оксана, начиная ощущать сильное чувство влечение к этой девушке
«Кажется, эта рыжая сука уже становиться более настойчивее, как раз то, что мне нужно», подумала Оксана, почувствовала, как рука рыжеволосой львицы неожиданной наглостью обхватила её грудь.
- Ах…. Валюша! – вздохнула чувствительно нежно Оксана
- Ваша грудь Оксана Владимировна – пояснила Валентина, жаркими губами целую в шею Оксану, облизывая нежную бархатную кожу прелестью прохладного нежного касания языка – Да она ведь бесподобна
- Вот именно это я ожидала от тебя услышать – извиваясь дикой коброй, в постели, Оксана не могла уже противостоять своему сильному сексуальному влечению, что туманил разум
- А что я могу для вас самой сделать?! – поинтересовалась Валентина, сжимая пальцами нежной обаятельной теплой руки сочную грудь Оксаны, пока другой разминала упругую кожу её ягодиц
- А ты сама не догадываешься?! – изнывая в сладком стоне, отвечая на вопрос вопросом, тихо спросила Оксана, обернувшись, посмотрела озабоченным взглядом на свою искусительницу
Медленно рука рыжеволосой девушки оказалась на промежности половых губ Оксаны, когда она лежала спиной к распутной львице. Позволяя пальцам её руки терзать нежным сжатием свою грудь, Оксана ощущала, теплоту приятной ладони на губах влагалища, поверхностью которой она к ним прижалась. Утончённость такого чарующего момент, вынудило Оксану, раскрыть губы перед Валентиной, позволяя её жарким пылающим губам, жадно с ними слиться воедино. Терзая себя в пучинах ласковых оков раскрепощенной хищницы, Оксана изнывала нежными стонами прямо в рот Валентине, жадно облизывая её губы, обсасывая губами её язык, извиваясь при этом, как кобра вовремя исполнения своего ритуального танца. Чувство нежных двух коготков Валентины, прямо между щелки влагалища еще больше возбуждало Оксану, ощущения их трения по поверхности стенок сводило головокружительной силой с ума.
- Ах….!!! – издала Оксана громкий сексуальный стон, почувствовав с какой настойчивостью пальцы рыжеволосой девицы, проникали в неё, продвигаясь по мокрым стенкам влагалища круговыми поступательными движениями – А….  
- Ммм…..! – заткнула, сладко промурлыкав в рот Оксане, Валентина тут же вновь слилась воедино с ней в прелести поцелуя, медленно впихивая два пальца в её влагалище
- М….. – изнемогая в стонах глухим стоном начала урчать Оксана, озабоченной кошкой, прижимаясь спиной к своей искусительнице, что сковывала оковами нежности руки обе её груди, медленно впихивая в неё пальцы другой – Ммм…. – словно озабоченной дикой кошкой стонала она, находясь в пучине дикой страсти
Трепетное пылкое дыхание Валентины, что Оксана распознала, прижимаясь к ней спиной, говорило ей о сильном неподвластном разуму состоянии. Набравшись наглости, она ущипнула Оксану за розовый сосок объемной груди. Тонкость и поразительность всего этого момента вызвало в Оксане стихию бурных сексуальных эмоций, что волной, подобию сильного импульса пробежала по каждой клеточке её тела. Коготком большого пальца Валентина, начала теребить сказочной лаской клитор, от чего Оксана, испытывая такие ощущения и пальцы рыжеволосой девицы в своём влагалище. Сливаясь воедино с губами этой девушки, Оксана жадно облизывала их приятную сочную пропитанную слюной мякоть, прикусывая в момент страсти губами язык Валентины. Медленно, тонкие пальцы хрупкой руки Валентины, начали покидать влагалище Оксаны, завершая этим поступью скользящего момента по мокрым текущим в изобилии, бальзама искушения, нежным стенкам.  
- Ну…. – нахмурила от обиды губки Оксана, пытаясь сама не давать вытащить из себя тонкие пальцы Валентины – Валюша ну ты чего
- Сейчас-сейчас – заверила Валентина, круговыми движениями массируя подушечками пальцев стенки влагалища Оксаны, медленно покинули его – У вас там так всё сужено, как вы будите заниматься любовью со своим парнем
- Я думаю – ухмыльнулась Оксана, желая нестерпимым желанием на эмоциональном уровне продолжение прерванного наслаждения, стала обсасывать губы Валентины
- Я тоже так думаю
Согласилась Валентина, обвивая Оксану за талию одной рукой, притянула к себе, пока медленно просунула ей в рот пальцы пропитанные влагой влагалища, что она вытащила из неё.
- М….. – взявшись за кисть руки Валентины, урчала глухим стоном Оксана, слизывая жадно губами эликсир обволакивающий пальцы рыжеволосой искусительницы    
- Тш…. – убаюкивающим шепотом прошипела Валентина под ухо Оксане
Рыжеволосая искусительница скинула одеяло, что нежностью покрова покрывало их тела, скрывая под ним всю обнажённую красоту.  Медленно высовывая пальцы из-за рта Оксаны, рыжеволосая красотка, спихнула ногой белое одеяло на пол.
- Ты ведь в нижнем белье – нахмурила губки, обиделась Оксана, заметив на девушки голубые кружевные трусики
- Подумала что не стоит его снимать – ухмыльнулась Валентина – Вы ведь и вместе с ним почувствовали всю нежность моего тела – сидя перед Оксаной в кровати на коленях, она подогнула выпрямленные её ноги
- Да но – хотела возразить Оксана прям раскрытые розовые губы рыжеволосой львице – Так ведь нечестно
- Да?! – продолжала заколдовывать Валентина красотой распущенной улыбки, медленно коснулась пальцами влагой пропитанных половых губ Оксаны – И кто это сказал?
Спросила рыжеволосая девушка, терзая прелестью заводящего взгляда, смотрела на Оксану возбужденным необузданным взглядом серо-голубых глаз. Завораживая прелестью поцелуя, Валентина была поистине нежной, ласково надавливая и массируя половые губы влагалища Оксаны, она водила по ним круговыми движениями пальцев. Голова кружилась от безумного ритма пульсирующей в жилах крови, сильное возбуждение, охватило каждую клеточку тела, дыхание стало прерывистым и во много раз учащенным. Оксана словно задыхалась, жадно в стонах облизывая губы своей искусительницы, колкость испытываемых ощущений, вынудило её ощутить на своём теле огромную стихию бурных эротических эмоций. Сладость поцелуя  пленила разум Оксаны, пропихивая в рот рыжеволосой львице свой язык, позволяя её губам собирать с них прелесть нектара слюны, на которой еще остался сладкое послевкусие недавно выпитого чая. Развращенная похотью искусительница стала медленно и очень ласково массировать клитор Оксаны, медленно при этом стараясь сжимать вызывая такими движениями волну неподвластных эмоций, что в тайфуне стихий захватывало сознание.
- М….. – простонала Оксана, ощущая, как по телу стала нарастать мощь, впадая разумом всё глубже в водоворот искушения страстью
- Вам ведь нравиться – спросила Валентина, в этот момент медленно надавив пальцами на клитор, вследствие чего Оксана полностью излила всю накопленную мощь на пальцы её другой руки , пальцы которой были на половых губах – Я так и знала
- Ах…. – облизывая собственные губы, смачно языком, развела Оксана ноги, так чтобы Валентина оказалась стоя на четвереньках над её ноющим в нежных стонах телом
- Вам нужно отдохнуть Оксана Владимировна – убаюкивающей лаской шепота произнесла Валентина под ухо Оксане      
- М…. – промурлыкав в ответ, урчала Оксана, медленно закрывая глаза, смогла почувствовать, как постель рядом с ней немного вмялась, когда Валентина легла слева        
Пережитый сокрушающей силой оргазм, лишил полностью остатка сил Оксану, последнее, что она успела почувствовать это, как прохладная нежность толстого бамбукового одеяла накрыла их тела, благодаря заботе рук рыжеволосой порочной львице. Ощущая пленительную ласку рук, что поразительной нежностью обвили груди Оксаны, прижимая спиной её тело к себе, Валентина, тут же сама сладко засопела во сне от жуткой усталости ей под ухо. Влияние обаятельного кашемирового запаха, чем так прекрасно тело рыжей девушки, подобию аромату редчайшего в природе цветка, сводило с ума от искушения Оксану, после пережитой порочной страсти.
Медленно закрывая уставшие веки глаз, Оксана, находясь в чарующих теплых объятиях, власти рыжеволосой искусительницы, последнее, что смогла запомнить, это пробивные лучи рассвета восходящего над деревней солнца, что неистовой силой проникали через окно, в комнате озаряя её в ярких лучах. Погружаясь во мрак сковывающего сознанием сна, Оксана еще какое-то время чувствовала теплоту утреннего солнца, что светило прям ей на лицо, после чего сладко засопела, оставаясь в объятиях безудержного искушения порочной распутницы.

***
Ослепительно яркие лучи дневного солнца, вынудили Оксану проснуться в одинокой теплой и поразительно мягкой как перо птицы кровати. Постельное белье, белая простыня, была смята буграми прошедшей сексуальной страсти, впитала в себя аромат тела рыжеволосой девицы и естественный запах тела Оксаны. Воздух в комнате насытил бодрящий запах приготовленного кофе капучино, стойкий аромат которого заслужил господстве в это атмосфере. Толстое бамбуковое одеяло, что скрывало красоту обнаженного тела Оксаны, согревало её в это прохладное деревенское утро. Из открытой двери комнаты, со стороны гостиной слышалась бурная оживленная непонятными репликами речь Валентины. Медленно открывая глаза, Оксана ощутила под своей спиной мягкую подушку, пока голова утопала в глубинной мягкости второй  
- Что?! – услышала Оксана взволнованный голос Валентины, что доносился с гостиной – Вы уверены, что у неё начались точно такие же симптомы, как и у нашей пациентки
- У неё сильная утомляемость, головная боль, тошнота и тоже рвота кровью – разъясняла Вероника по громкой связи телефонного разговора – Так же у этой женщины особо выражается такие нарушения как «атаксия», «психомоторное возбуждения», отмечается проявление бреда связанного с галлюцинациями и вспышки гнева  
- Следователь Нечаев передал вам вчера ночью образцы собранной плесени, что мы нашли в доме наших сестёр? – поинтересовалась Валентина
- Да Марина Викторовна лично занялась их исследованием – пояснила Вероника – Хотя я не уверена что это плесень или какой-нибудь другой вид разновидности грибка
- Аспергилёз мог объяснить часть симптомов – настаивала Валентина
- Да но никак не объясняет аорт-митральный порок сердца у нашей первой пациентки – возразила Вероника – Скорее всего тут играет роль какой-то очень очевидный ревматоидный фактор
«Тупые курицы, хотя очевидно, если у двух сестёр одинаковые симптомы, тока у одной из них, аорто-митральный порок сердца и она в коме», размышляла Оксана, сползая довольной кошкой с кровати, отразила в зеркале напротив шикарный изгиб спины и эластичность собственных бёдер.
Медленно виляя шикарной красотой бёдер, Оксана прошла по комнате, мимо лежащего на полу голубого платья рыжеволосой львицы, с которой она встретила насыщенный сексуальной страстью рассвет. Снимая со спинки кровати кружевное белое платье, Оксана встала напротив зеркало, что висело над парфюмерным комодом хозяйки дома, извиваясь в танце страсти как кобра, медленно надела его на себя, пользуясь обольщением его нежного и приятного на ощупь материала. Расположившись у открытой двери шкафа, с одеждой рыжеволосой искусительницы, Оксана взяла с полки нижнего белья её новые белые трусики, виляя подобию дикой королевской кобры бёдра, в танце искушенной страсти медленно держась кончиками пальцев за резинку, натянула их до талии. Приводя волосы в порядок, встав у зеркала над комодом, Оксана придавала им бурную вьющуюся страсть волн, что бурной стихией переплетались  между собой.
- Это может быть как отравление какими-то ядами – вынесла предположения Вероника
- Нам нужно знать наверняка, от чего лечить
Твердостью голоса изъявила своё желание Валентина, когда Оксана, положив расческу на комод, проследовала к отрытой входной двери в комнате.
- Я знаю, где найти то – заявила Оксана, выходя из комнаты, виляя шикарной красотой бёдер, сгибая ногу в колено, перешагнула высокий порог открытой двери – От чего лечить  
- Оксана Владимировна?! – удивилась Валентина, положив телефон в гостиной на кофейный столик
Рыжеволосая красотка была одета в черный короткий нейлоновый халатик, что облегающей прелестью отражал в ней скромную пикантную эротическую силу её хрупкого тела. Распущенные каштановые волосы, выразительным объёмом подчеркивали прошедшую недавнюю сексуальную страсть. Обнаженные ноги, чья кожа  эластичность которых, подчеркивали черные туфли на высоком каблуке придавшую образу Валентины, эротическую неотразимость в глазах Оксаны.
- Я не слышала, как вы проснулись – была встревожена Валентина – Думаю, стоит приготовить вам кружку бодрящего чая
- Я тоже так думаю – согласилась Оксана, улыбаясь сонной улыбкой, прошла по гостиной, посмотрела любознательным взглядом в сторону Валентины    
- Оксана как ты? – поинтересовалась взволнованным голосом Вероника – Валентина рассказала мне, что с тобой случилось вчера, ты наверно пережила…..
- Рыжая сука – прошипела недовольно Оксана, не став дальше слушать высказывания девушки, сгорая от стыда перед коллегой – Придумывала там себе
- Так же и сказал это вчера Нечаев, что завез взятые из дома образцы – пояснила Вероника
- Блядь! – смутилась Оксана, грязно выругавшись – В конце концов, я твой начальник
- Как ты себя чувствуешь? – взволнованно спросила Вероника – Ты наверно пережила сильнейший шок  
- Блядь а как я себя могу чувствовать после секса с Валентиной – со злостью в голосе ответила Оксана, громко подняв голос – Эта рыжая сучка оттрахала меня, естественно вот теперь я чувствую себя просто как в сказке – присаживаясь на диван, говорила она держа в руке упаковку снотворного
- Хм… тебе не кажется, что такие доводы не стоит так громко высказывать – застенчивым радостным голосом предупредила Вероника – А вдруг я тут не одна, ты же ведь не знаешь на, кто еще с тобой ведёт разговор по ту сторону трубки сотового телефона
- Я примерно полчаса слушала твой милый разговор с Валентиной – гордо заявила Оксана, расположившись сидя на диване, открыла крышку пластиковой упаковки снотворного – И за всё это время, я не услышала даже отзвуки эха постороннего голоса
- Может он решил не выдавать себя
- Может
Доставая три таблетки, Оксана раскрыла их пластиковую пилюли и высыпала содержимое её порошка всех трёх пилюль в кружку с чаем Валентины, что стояла на кофейном столике.
- Его просто там нет!
- Ты слишком проницательна
- Я такая какая есть – ухмыльнулась Оксана закрывая упаковку снотворного поставила его тут же на столик рядом с диваном и как ни в чем не бывало, сидела на нём, поджав под себя ноги – И мне порой это дико нравиться – услышала она стук женских каблуков со стороны коридора, откуда шла Валентина, покидая кухню
- О…. это несомненно – с сарказмом подметила Вероника – Наша Оксана всегда такая недоступная и индивидуальная личность
- А тебе моя дорогая кудряшка что-то не нравиться – восхищаясь движениями бёдер рыжеволосой девушки, когда Валентина так пленительно виляя ими, вошла в гостевую комнату с кружкой чая в руке – Среди образцов что доставили вам в больницу, был образец краски, хотя бы взятый с картин нашей пациентки?
- Да вот именно им мой отец уже занимается – ответила Валентина – А что ты так прицепилась к этой краске
- Такой естественный цвет
Рассуждала Оксана, поддаваясь влиянию чар искушающей её рыжей львицы, что передала кружку с приятным ароматом заваренного чая «Greenfield —  Spring Melody».
- Наверняка может быть токсичен
- Господи Оксана Владимировна! – изнывая, выказывая недовольство и обиду во взгляде, посмотрела недовольно Валентина на Оксану – Но почему вы думаете, что это токсин, мы еще не исключили ни отравление ядами, ни плесень на грибковую инфекцию, нам ровным счетом не известно ничего из того, что убивает этих девушек
- Яды можно исключить – возразила Оксана, ощущая завораживающий вкус чая, стойкость которого пленила разум оттенками сладостью аромата – Кто бы стал убивать сразу двоих, да и зачем, повсюду столько много домов, да и место у них невзрачное, хотя сам дом стоит довольно хорошо
- И всё же я возьму кровь на анализ – твердила Вероника
- Блядь да их десятки смертельно опасных для человека ядов! – чуть не поперхнулась Оксана, отпивая чай с кружки – Ты что собираешься проверять на все?
- Я помогу тогда Марине Викторовне – изъявила желание Вероника
- Мне нужно попасть в этот дом – твердо заявила Оксана своё требование, отпивая чай с кружки, что держала в руке  
- Нет! – возразила Валентина, взяв в руки кружку с чаем
- Я твой начальник и я сама это сделаю – гордо распорядилась Оксана
- Следователь – отпивая большой глоток на удивление Оксане, с кружки с чаем, говорила Валентина – Запретил вам проводить какой-либо обыск дома наших пациенток
- М…. – урчала недовольно Оксана, скрепя зубами от ненависти, вцепилась когтями пальцами одной руки в мягкую обивку дивана
«Давай пей сука ты этот грёбаный чай, а я всё сделаю сама», размышляла Оксана, продолжая смотреть на рыжеволосую обидчицу обиженным взглядом безупречно голубых лазурных глаз.
- Как же ты не понимаешь – упорствовала на своём Оксана – Я должна сама посмотреть состав краски, что использует эта девушка    
- Краска! – словно заикаясь, произнесла Валентина, положив руку на свою грудь
- Ну и?! – вопросительно посмотрела на неё Оксана
- Вы…. вы – твердила, держась за грудь Валентина, преодолевая большое усилие, передавая кружку в руку Оксане, упала, уткнувшись лицом в диван
- Что там у вас происходит? – взволнованно спросила Вероника
- Ничего – ухмыльнулась Оксана подлостью коварной улыбки, поставив обе кружки на кофейный столик, медленно встала с дивана – Просто кое-кто возомнил, что может мне приказывать!    
- Оксана! – крикнула возмущенно Вероника по громкой связи сотового телефона – Оксана ты тут!
- Да моя дорогая – обходя кофейный столик, виляя изящной прелестью упругих бёдер – А ты сейчас исчезнешь, но мне будет нужен сотовый телефон…..
- Оксана нет, стой, подожди! – умоляла Вероника одуматься – Что ты задумала?!
-  Спасаю, чью-то жизнь – взяв телефон в руку, она провела по сенсору экрана большим пальцем, прерывая телефонный разговор
Держа в руке сотовый телефон, Оксана проследовала к выходу из гостиной, выказывая в каждом шаге красоту изгиба собственного тела. Золотистые, волнистые пряди волос, переливались самыми разными загадочными оттенками золота, при падении на них ярких солнечных лучей, что проникали через окно в гостиной. Обувая на ноги красные туфли, что стояли возле входа, Оксана взяла с полки, слева от входной двери, на которой был расположен радиотелефон, сумочку рыжеволосой хозяйки дома, повесив её на плечо. Касаясь кончиками пальцев блестящей ручки входной лакированной двери, Оксана нажимая на неё, медленно потянула на себя. .
Насыщенный природной цветущей силой аромат зелени завораживающей природной страстью утренней прохлады, охватил тело Оксаны. Воздух был пропитан сеном, травой, искушающей силой яблоневого дерева, костром, дым которого клубом валил с соседнего участка, когда соседи живущие справа от дома Валентины, подготавливали мангал к готовке шашлыка. Журчание деревенской речки было вполне естественным в этом районе деревни, шум шелеста листьев красиво распустившихся берез. Огромный тополь, что раскрылся во всей своей красе, между кустов сирени и черемухи, на этой деревенской улице, больше не излучал из себя пышные комки летающего воздухе пуха, зато был так же прекрасен по своему природному составу. Выстроенные дома, от деревянного мощного бруса, до кирпичных строений, расположились по обе стороны просторной улицы. Спускаясь по крыльцу дома Валентины, Оксана, касаясь каблуками красных туфель его деревянных ступенек издавая легкой поступью глухой звук по дереву. Наступая на каменную цветную плитку, Оксана прошла, по ней, между растущих распустившихся садовых кустов вишен и смородины, в саду рыжеволосой львицы, прищурив чуть глаза от попадания в них яркого света, что пробивался чрез тернии густых зеленых зарослей.    

***
Завораживающая гармония деревенской зелени витала в воздухе, под безупречным красивым голубым небом покрытым двумя огромными по своими необъятным размером перистыми облаками, застывшими в просторах деревенского неба. Шум деревенской речки, а так же мелодия шелеста хвойного леса, на деревенской опушки, успешно нашли гармонию, сплетаясь воедино создавая природную мелодию тихой песни. Трепетание птиц, что летали над головой, порхание бабочек и мошки, над мокрой пропитанной в сырости травы растущей на обочине проезжай гравийной дороги. Огромные дома, подобию выстроенных дворцов окружали деревенский район этой местности, подобию периметра кирпичных стен замка возвышались их каменные, кирпичные заборы. Большие дубы, распустившиеся березы, естественная красота ясеня, окружали местность пролегающей улицы, плавно идущей в параллель по течению с деревенской речкой, журчание и плеск воды которой  придавали хорошее настроение и сказочную бодрость духа.
- Надеюсь, я найду ключ в одном из шкафчиков с нижним бельем этой стервы! – подходя к большим воротам нужного дома, тихо произнесла Оксана
- Милочка, а вы куда собрались? – услышала Оксана голос женщины, что вылезла из машины, остановившегося напротив дома – Постой, ты же вчера тут была
Темноволосая женщина была одета в черное платье, материл которого по своему свойству и внешнему виду напоминал шифон. Шикарное декольте отражало за счет прекрасных чашечек в морфе листа, объем пикантной груди этой брюнетки, блестящий пояс, с позолоченной бляшкой подчеркивал осиную талию, выражая особую изящность манящих взгляду, скрытых под тонкой материей платья, бёдер. Направляясь к Оксане, она позволила раскрыть секрет своего парфюма под названием «versace bright crystal», базовые ноты которого манили красотой запаха красного дерева, потрясающей гармонией амбры и мускус. Слияние стойких нот сердца, вызывали страсть при одном тока вздохе такого изысканного сочетания, как малина, пион и лотос сокрушали разум окружающих людей перед обладательницей такого парфюма. Прекрасные стройные ноги, тридцати летней женщины, украшали черные босоножки на высоком каблуке придающим ей образ сексуальной строптивой львице, та эффектно щеголяя, ставя ноги крест, накрест.
- Проведать свою подругу – ответила Оксана, игнорируя последнее заявление со стороны этой женщины, открывая маленькую дверь больших ворот, переступая высокий железный порог
- Какую такую подругу? – возмутилась темноволосая женщина, закрывая за собой дверь черного седана – Валерию Скворцову увезли вчера ночью на скорой помощи, вам нужно срочно в больницу, если вы её подруга
- Ах…. да-да – мило улыбнулась Оксана – Она просто попросила забрать одну вещь у неё из шкафчика и я сразу же уйду
- Какую такую вещь? – недоверчиво спросила женщина, направляясь в сторону к Оксане – Постой я где-то тебя еще видела, вот прям точно мы с тобой где-то, встречались, твоё лицо мне откуда-то знакомо, мы с тобой нигде не встречались?      
- А вот это уж извините не ваше дело – огрызнулась Оксана, закрывая перед лицом этой женщины входную дверь больших ворот
- Я вызову полицию – прокричала она оказавшись за воротами
«Блядь до чего же настойчивая дура», подумала про неё Оксана, оказавшись в пучине тени больших яблонь в саду.
Тернии, густых пышных яблонь только начинающих набирать естественную силу цветения скрывали сад от палящих лучей яркого деревенского солнца. Стойки аромат грушевого дерева, сливовых кустов и кустов вишен, удачно гармонировали во всем этом природном искусственном многообразии. Цветочные клумбы сказочно украшали сад рядом с двухэтажным кирпичным большим домом сестёр Скворцовых.
- Блядь если эта сука собралась вызвать полицию  
Грязно шепотом выругалась Оксана, поднимаясь по деревянному крыльцу, стукая каблуками красных туфель по его ступенькам.
- То надеюсь времени у меня не так много, как мне к сожалению этого хотелось – касаясь ручки входной двери, шепотом рассуждала Оксана потянув большую массивную дверь на себя
Большая гостиная была погружена во мрак, закрытых на больших окнах красных бархатных штор, скрывающий от ярких лучей. В воздухе стоял аромат спелых фруктов, пучина сказки винограда, сладость кислого вкуса апельсина, Небольшой стол так и остался стоять рядом с одним из диванов с бархатной алой тигровой окраской, прямо под картиной темноволосой хозяйки этого дома.  Раскрытый ноутбук с подцепленным к нему зарядным устройством тихо урчал в тишине мраком окутанного дома, отображая интернет страничку почтового ящика Анны Скворцовой.
Оксана прошла по гостиной, стукая каблуками красных туфель, пока дверь за её спиной, издавая скрип петель, с эхом бьющегося дерева плавно захлопнулась
- Наверняка она хранит ключ от подвала под какой-нибудь из стопок нижнего белья или под вазой искусственных роз, что я вчера видела – рассуждала Оксана, подходя к массивной лестнице, ведущей на второй этаж – Мне нужно попасть в подвал
Поднявшись на второй этаж, Оксана прошла по красной ковровой дорожке ,ведущей в комнату темноволосой женщины. Входя медленно в открытую двустворчатую дверь, атмосфера которой все еще сохранила прошедшую ночную трагическую драму. Проходя мимо кровати, Оксана подошла к темному, словно шоколад комоду, что стоял слева от большой постели. Продолжительные несколько минут, Оксана перебирала вещи в комоде, обошла по комнате, поднимая вазы с цветами. Спустя еще несколько минут, Оксана, обыскивая шкаф с одеждой, смогла найти на его полке с драгоценностями странный ключ, сражу же схватила его, направляясь к выходу из комнаты, чувствуя на душе странное чувство необъяснимой для неё тревоги.
- Блядь только бы эта сука не вызвала полицию – проходя по красной ковровой дорожке, взволнованно произнесла Оксана, подходя к лестнице ведущей на первый этаж
Спускаясь быстро по ступенькам большой лестнице, Оксана стремительно старалась быстро попасть вниз. Проходя по гостиной к двери ведущей в подвальное помещение, обернувшись Оксана в испуге посмотрела на закрытую входную дверь, касаясь блестящей медной ручки подвальной двери. Вставляя ключ в его замочную скважину, Оксана поворотом ключа, открыла её потянув на себя, переступая тут же в порог открытой двери. Серые окутанные мраком стены, в проёмах кирпичных стен которых скопилась сырость, плесень и мох, напоминало само по себе дикое место из фильма ужасов, погружённое в пучину мрака. Доставая телефон из сумочки на плече, Оксана кончиками пальцев, включала на его дисплее функцию фонарика, после чего стала спускаться по бетонным ступенькам.
Стеллажи и полки с книгами, после чего картины, деревянные подготовленные рамки для них, все это хранилось в этой темной темнице, пропитанной сыростью. Посреди подвального помещения стоял мольберт на котором был натяну холст с изображением на нём темноволосой женщины, что лежала обнаженной в постели, находящейся за ним, тёмная атмосфера теней отражала средневековые стены замка на фоне белых скомканных волнами страсти простыней. На полу стоял ассортимент железных банок с нужной краской, одну из которых Оксана взяла в руку, направляя на неё свет фонарика телефона, что держала в другой руке, пыталась с трудом без очков разглядеть его состав.
- Да блядь кого-то там еще принесло?! – грязно шепотом почувствовав ужасный испуг выругалась Оксана, услышав разговорную речь и шаги наверху в гостиной
Повернув банку, Оксана разглядела в составе железной банки химический токсический элемент свинец, что и был причиной токсического отравления. Свинцовые белила – с античных времен и до наших дней европейские художники не могли без них обойтись. Не было, и нет ничего лучше для грунтовки холста, для приглушения тонов, для нанесения световых бликов. Без сияния свинцовых белил глаза на портретах выглядели бы тусклыми, серебряные кувшины – нечищеными, зубы – гнилыми, а зернышки граната – засохшими.  О ядовитых свойствах белой краски художники, конечно, знали, да что толку. Во-первых, равноценной замены ей все равно не было, а во-вторых, жить вообще вредно, так что угрозу свинцовых белил никто особо не принимал всерьез.
Отравление свинцом объясняло токсичный миокардит, что впоследствии развился в сложный совокупный митрально-аортальный порок, почечную и печеночную недостаточность.  Из-за сильного ослабления иммунной системы организма, на фоне почечной недостаточности, что обострилась в хронический пиелонефрит, которое объясняло снижение клубочковой фильтрации и низкий удельный вес мочи. Запустившаяся цепочка событий, вызвала кровохарканье и рвоту, недомогание, слабость во всём теле, депрессивное состояние, а так же угрожающие вспышки гнева и необъяснимую агрессивную панику, что наблюдала Оксана у старшей сестры, когда она хотела её убить поясом от халата.
- Оксана надеюсь это ты – послышался голос Вероники, когда Оксана набрала по телефону её номер – Тебе есть что сказать?
- Начинайте гемодиализ и проведите «плазмаферез» – распорядилась Оксана, поставив банку на место услышала спускающиеся по лестнице шаги – У меня нет времени, после того как прейдёт, в себя, начинайте лечение, у неё отравление свинцом, что и запустила цепочку всех событий, дайте ей «активированный уголь» и сульфат магния    
- Полиция стоять на месте!!! – крикнул, ворвавшись в подвал полицейский, держа фонарик в одной руке, другой рукой навел пистолет на Оксану – Поднимите руки, так чтоб я их видел!
- Сделайте ангиографию, определите, какой порок в совокупности убивает нашу пациентку, после чего снимки ко мне на стол – распорядилась Оксана – Дальше дождитесь меня
- Вы куда?!
- Руки! – повторил своё требование офицер, лица которого Оксана в темноте разглядеть не смогла, на сводил с неё направленный ствол пистолета – Так, чтоб я их видел!
- Что там у тебя происходит? – взволнованно спросила Вероника
- Позвони Нечаеву – предупредила Оксана, поднимая руку с телефоном вверх, вставая с колен, отошла на шаг назад, опасаясь выстрела со стороны офицера полиции – Я не могу больше говорить, просто предупреди следователя, он мне вроде как еще должен  
- Хватит говорить – приказным тоном потребовал офицер полиции, приближаясь к Оксане – Руки за голову, так чтоб я их видел, телефон положите сюда – указал он на полку стеллажа рядом с которым она стояла
- Ладно-ладно – прерывая телефонный разговор, Оксана провела по сенсору большим пальцем, положив телефон на полку стеллажа рядом с которым стояла, заводя руки медленно за голову
- Колян, что там у тебя? – послышался голос сверху из гостиной
- Да вот задержал воровку, что пробралась в этот дом
- Я не воровка – возмутилась Оксана, надув от обиды губы – Вы не понимаете я….
- Заткнись! – распорядился полицейский, надевая на руки Оксане полицейские браслеты
- Она была в комнате госпожи Скворцовой – послышался мужской голос, офицера полиции, с гостиной – Там вещи все разбросаны по полу, а на полке с драгоценностями, словно кто-то копался
- Взяли по горяченьким следам – ухмыльнулся офицер полиции, лица которого в темноте этого помещения Оксана разглядеть не смогла
- Я не воровка вы не понимаете, я врач! – пыталась убедить офицеров в своей невиновности, испуганным голосом твердила Оксана
- Сейчас в отделении разберемся, какой ты врач
- Документики надеюсь у тебя с собой?! – обратился он, к Оксане заметив на полу сумочку, с которой Оксана пришла – Стой здесь сейчас проверим, кто ты такая
«Пиздец, это же сумка Валентины!», испугалась Оксана, когда офицер полиции открыл сумочку, присев на одно колено, другой рукой навел пистолет на неё.
- Так ты у нас – продолжая скверно улыбаться, говорил мужчина полицейский – Львова Валентина Владимировна, тока вот волосы и лицо совершенно не твоё так ведь
- Послушайте – уверяла испуганно Оксана, переступая с ноги на ногу, чувствовала как её охватывает паника, с которой она совладать не могла – Это….
- Толян забираем её в участок – отдал распоряжение своему напарнику, офицер что копался в сумочке Валентины – Взяли на горяченьком, сейчас не отвертеться    
- Что тут у нас – говорил другой полицейский спускаясь в подвальное помещение – А… вот и наша воровка, что обчищает этот район, на тебе уже столько краж весит, как хорошо что мы её взяли    
- Толян  отведи её в машину, а я пока возьму сумочку, которую она своровала у гражданки Львовой Валентины Владимировны- обратился он к своему напарнику
- Пошла – схватил мужчина за предплечье Оксаны, дернул на себя – Допрыгалась воровка
- Я не воровка – обиженно надула губки Оксана – Сообщите немедленно следователю Нечаеву, он вам всё объяснит
- В участке послушаем твои сказки – возразил полицейский, держа крепко Оксану за руку, стал подниматься с ней по ступенькам лестницы, что вела в подвальную комнату  
- Господа полицейские – узнала Оксана по голосу женщину, которую встретила у ворот этого дома – Я её еще вчера издалека тут приметила, ходила тут ошивалась, воровка наглая
- Я не воровка – прошипела на неё Оксана, когда полицейский вывел её на свет в гостиной, где яркие лучи солнца врывались из открытых входных дверей в гостиную – Я врач – прищурила она глаза, боясь яркости озаряющих её лучей
- Да-да врач – с усмешкой недоверчиво, выражая сарказм в голосе, говорил полицейский, проходя с Оксаной по гостиной – Сейчас узнаем какой ты врач
- Дайте мне один звонок – заверила Оксана – Я всё объясню, сестры хозяйки этого дома мои пациентки – уверяла она, подходя к отрытым большим входным дверям
- В отделении поговорим
Выволок, как игрушку он из дома Оксану, позволяя воздушной прохладе деревенского ветра окутать свежестью природной силе ветра всё её тело, тормоша золотистые пряди волос.
- Там и расскажешь, кто ты и откуда такая взялась тут у нас в деревне
- Я Орлова Оксана Владимировна – прокричала Оксана  
- Стойте, я ведь знаю её! – прокричала темноволосая женщина, выбегая из гостиной – Я вспомнила, где  я тебя видела, в нашей больнице ты та врач, о которой все там говорят  
- В отделении разберемся – сурово заявил полицейский, спускаясь с Оксаной по ступенькам деревянного крыльца – Колян давай собирайся улик предостаточно, чтобы закрыть эту воровку
- Так получается ты врач сестёр Скворцовых? – была поражена до сих пор темноволосая женщина, выбегая следом на крыльцо дома
- Послушайте её – уверяла Оксана, проходя с полицейским в природной зелени красе, под тенью густых распустившихся яблонь – Я ведь правда врач
- Заткнись, я сказал!
Открывая дверь красных ворот, огрызнулся полицейский, выталкивая Оксану на деревенскую улицу, где рядом с железными красными воротами стоял полицейский уазик с надписью ППС.
- Такая королева, даже прям жалко садить тебя сзади
- Пускай едет – рассмеялся его напарник, спускаясь по ступенькам деревянного крыльца
- Слышала, что тебе сказали – продолжая некрасиво улыбаться, заявил мужчина полицейский, открывая заднюю дверь уазика, на которой была прикреплена запаска – Залезай крошка
- Давай-давай – ухмыльнулся его напарник, покидая ограду дома – Для таких принцесс как ты место только в нашем уазике
- Вы не понимаете что делаете – возмущалась Оксана, садясь в тесное твердое место, где сразу же за ней захлопнулась большая дверь    
- В отделении запоешь – ответил грубо в ответ полицейский, обходя машину, открыл дверь с водительской стороны – Колян возьми показания у этой тётки, пропусти её по делу как свидетельницу и как понятую, по факту, того что мы видели в доме, а так же вызови опергруппу  
- Почему вся грязная работа достается именно мне – возмутился неприятным для Оксаны голосом офицер полиции, оставаясь стоять у раскрытых ворот дома
- Вы еще пожалеете об этом – прошипела с ненавистью Оксана, тихим шепотом сквозь зубы, выражая свой гнев
Машина плавно тронулась с места, благодаря жесткой подвеске, Оксана чувствовала всю неровность деревенской гравийной дороге, когда её трясло сзади салона полицейского автомобиля. Мотор грубо урчал, мощные его колеса швыряли грязь, сырой гравий, наезжая на лучи на проезжей части кабина этой машины так неуклюже колебалась из стороны в сторону.  Через заднее стекло Оксана видела отдаляющиеся крыши деревенских домов, густую их растительность, что росла в каждом из их садов. Опустив голову, Оксана смотрела грустным взглядом в пол трясущегося на ходу автомобиля. Ощущая себя сильно подавленной, Оксана пыталась на мгновение отвлечься от этих проблем, медленно закрыла глаза, под шум ревущего бурной страсти двигателя полицейского уазика.    

***
Потертые серые стены, бетонный пол, железный стол, рядом с которым сидела Оксана пристегнутая наручниками к поручням стула. В комнате для допросов было всего одно окну, зарешеченное решеткой с внешней стороны, через которое проникал тусклый луч направленного солнечного света. Спёртая атмосфера, вызывала духоту и томила легкой головокружительной нехваткой воздуха. Эхо в это комнате разносился с удвоенной силой, за стеной было слышно голоса полицейских, шаги офицеров правоохранительных органов, а так же закрытие или открытие железных решетчатых дверей. Стул, на котором сидела Оксана, был ужасно твердым, пристегнутые к его поручням наручники не давали ей даже пошевелиться, чтобы размять тело.    
По другую сторону стола ходила женщина в синей форме из районной прокураторы, подобию строптивой хищнице она ходила, виляя шикарной красотой бёдер. Изящный синей пиджак, отлично отражал силуэт тела её поистине выражающего в себе женского тела, подчеркивая шикарную грудь, подчеркивал талию и очертания привлекательных бёдер. Короткая синяя юбка открывала всю пикантность стройных ног этой женщины, отлично сочеталась с сними туфлями на высоком каблуке.  Держа в руке раскрытую черную папку, она поправила кончиками пальцев прекрасные пряди кашемировых манящих оттенков волос, продолжая ходить вокруг стола кругами, зачитывая обвинения Оксане. Сокрушающую разум стихию парфюма «Caron Parfum Sacre», смогла распознать Оксана находясь с этой женщиной, наедине в камере для допроса. Пленительный аккорд сочетал в себе букет запахов, подобающему вкусу ванили, мирра и кедра, соединились воедино с оттенками взрывающими страсть такими, как: «флёрдоранж», роза, жасмин и волшебного, поистине сказочного аромата «палисандра»
- Значит, вы утверждаете, что вы врач – обратилась прокурор к Оксане – Тогда как же вы объясните, что вы копались в личных вещах гражданке Скворцовой, всё перевернули там верх дном, пытаясь что-то найти, вы проникли в дом незаконно, вошли в подвальное помещение, где вас и обнаружили
- Поймите! – уверяла Оксана
Железная дверь этой камеры открылась и на пороге Оксана увидела следователя Нечаева и заведующего больницей Тихонова. Двое мужчин медленно вошли в камеру, выражая еще большую и необъятную гордость, улыбался Тихонов, посмотрев беглым взглядом на Оксану.
- Вот постановление судьи – говорил Нечаев, положив бумагу на стол перед прокурором – В нём сказано, что вы немедленно должны отпустить эту девушку и снять с неё всё обвинения о причастности незаконного проникновения с целью хищения и порчей имущества семьи Скворцовой    
- Что вы себе позволяете?! – прошипела женщина оскалившись на Нечаева – Это моя задержанная, покиньте пожалуйста комнату для допроса
- Вы что будите оспаривать решение судьи? – грозно спросил Нечаев, посмотрев в лицо этой женщине, встав с ней лицом к лицу  
- Господин Нечаев! – возмутилась прокурор, надувшись, как пустынная гадюка в момент опасности, придавая хищный змеиный оскал своими безупречно красивыми карими, подобно цвету волос глазами – Вы, что покрываете преступницу?!    
- Я пытаюсь спасти девушку, которую лечит вот этот врач – гордо произнес Нечаев – Оксана Владимировна врач сердечнососудистой диагностики и хирургии, с целью спасти жизнь своей пациентки она пробралась в её дом и прошу заметить недаром
- Скворцова оклемалась после комы – пояснил Тихонов – Начинаем терапию по лечению отравлению тяжелыми металлами, кто бы мог подумать Оксана Владимировна, благодаря своему безумию и наплевательскому отношению к закону опять спасла да не одну и целых две жизни, сестры Скворцовы в неоплатном долгу будут перед вами    
- Эта девушка проникла незаконно в дом Скворцовых, чтобы уточнить причину токсического отравления тяжелыми металлами, а конкретно свинцом – разъяснял Нечаев, отстегивая наручники с рук Оксаны – Гражданка Скворцова Анна художник и пользовалась свинцовой краской, если бы не Оксана Владимировна обе эти сестры, возможно, были бы уже мертвы
- В их доме мы обнаружили много картин с изображением старшей Скворцовой, которая позировала вашей пациентке в обнаженном виде, что объясняет причину её отравления тоже – рассказывал Тихонов, помогая медленно держа Оксану за запястье, подняться со стула, на котором она сидела  
«Блядь я это и так знала, что она ей позировала, мне только была тогда не ясна причина их отравления», посмотрела Оксана на Тихонова, заранее зная уже подробности того, что он ей рассказывал.  
- Ларионов и его команда начали делать ангиографию – пояснил Тихонов – Снимки принесут к вам на стол, вот только одному я недоволен, что же вы ради пациентки себя-то не жалеете
- Гражданку Орлову Оксану Владимировну проткнули ножом на свадьбе сестры – объяснил Нечаев для прокурора, что встала напротив Оксаны, закрывая кожаную папку, что держала в руке – Ради здоровья и благополучия сестёр Скворцовых, она не жалея сил, поставила диагноз и нашла причину, что их убивала
- У меня просто нет слов – раскрыв рот, продолжала стоять как вкопанная прокурор – Вы врач?!
- Полагаю мне больше добавить нечего – застенчиво ухмыльнулась Оксана, скрывая застенчивый взгляд сказочно красивых лазурно голубых, подобию самородку топазу глаз – Если только что спросить, я могу быть свободна?
- А как же сумочка принадлежащей гражданке Львовой, что была обнаружен при вас? – возразила прокурор, остановив, схватив Оксану за запястье руки, когда она проходила мимо неё
- Вы что украли сумочку Валентины Львовой? – ужаснулся Тихонов
- Валентина Львова сотрудница Оксаны Владимировны, наверняка она просто одолжила ей эту сумочку – разъяснил, утруждаясь, Нечаев – Непременно Орлова при встрече вернет сумочку со всем её содержимым гражданке Львовой
- А что если я сама спрошу это у гражданки Львовой, дала ли она разрешения, вашей Орловой носить с собой её сумочку – не согласилась, не поверив убеждениям Нечаева, упорствовала, продолжая стоять на своём прокурор
- Просто моя сумочка осталась в больнице – глубоко изнуренно вздохнула Оксана – И чтобы не видеться со своими предками, что мне до ужаса уже заебали, я сбежала от них, а Валентина одолжила мне свою сумочку и телефон, что вы обнаружили при моём задержании
- Гражданка Львова в курсе всего здесь происходящего? – своим вопросом, прокурор поставила всех в тупиковое положение
- Наверняка проснётся после снотворного, что я ей подсыпала в кружку с чаем, всё сама узнает
- Оксана Владимировна! – придавая шокирующие выражения лица, продолжал быть удивленным Тихонов      
- Гражданка Львова пыталась помешать Оксане Владимировне, преступить закон – рассказывал Нечаев, вступая вновь за Оксану – Но только лишь безумия Орловой удалось спасти Скворцовых, разве вам непонятно
- Что же Орлова – ёрзая губами, на вид кривила душой прокурор – Можете идти под подписку о не выезди, из деревни не на шаг, вас в любой момент могут вызвать к следователю, дело которое в последующим направят в суд
- Я просто уверен, оно даже из кабинета следователя никуда не выйдет, я уж не говорю про суд    
- Господин Тихонов – сделала замечание Оксана, сморщив от обиды губки – Так то тут решается моя судьба
- Господин Романов, прежде чем зайти сюда уже всё решил – ответил на вопрос Тихонов, успокаивая этим Оксану – У вас нет улик против моего ведущего в больнице специалиста, я всеми силами, поверьте, не отдам его в лапы вашего правосудия  
- Орлова деревню не покидать! – гордо закрывая черную кожаную папку, направляясь к выходу заявила прокурор – Не дай бог, если показания Львовой не совпадут с вашими, я вас упеку так долго за решетку, что время проведенное там вам покажется вечностью
- Я тоже на это надеюсь – прикусывая губу, Оксана была готова раздавить её взглядом, искоса с ненавистью посмотрев на женщину, покидающую камеру для допроса
«Сука блядь ненормальная, почему ты такая дура то блядь, насосала, что ли на погоны майора», подумала Оксана, извращая грязные отвратительные мысли в своей голове.
- Не желаете что-либо еще мне сообщить Оксана Владимировна? – недоверчиво спросил Тихонов, взяв Оксану под руку
- Только то что я ужасно сильно голодна и желаю уже что-нибудь выпить
- Да и вам нужно срочно сделать перевязку – распорядился Тихонов выходя вместе с Оксаной через открытую дверь камеры для допросов
- Я отвезу вас в больницу – заявил Нечаев – Ох… Оксана Владимировна это же каким вы чудом мне как снег на голову свалились
- Наверно самым приятным – вильнув перед Нечаевым прекрасным очертанием собственных бёдер, уверяла Оксана, застенчивой сказочной красоты улыбкой улыбаясь в ответ
- Да уж приятней некуда – бурчал недовольно себе под нос Нечаев
- Главное что всё хорошо закончилось
- По-другому или как вы любите говорить по закону, могло всё закончиться лишь гробовой доской для обеих Скворцовых – направляясь по коридору отделения полицейского деревенского здания, некрасиво выразилась Оксана
- Господи Оксана Владимировна! – ужаснулся вновь Тихонов – Что вы такое говорите
- Вы безумны Оксана Владимировна
Рассмеялся Нечаев, направляясь следом за Оксаной по коридору полицейского здания между камер предварительного заключения. Стены данного помещения были покрыты до половины зеленой пошарпанной краской, а сверху потускневшей от времени и потерявшей свой белоснежный цвет, побелкой. Раздражающий свет светильников диодных ламп, раздражительно влиял на глаза Оксане, заставляя её прищуриться, когда она проходила мимо них.
- Особенно когда дело касается лечения вашего пациента
- И не говорите – застенчиво улыбнулась Оксана, гордо проходя мимо офицеров полиции что разинув рты от удивления стояли в узком коридоре полицейского участка
Обшитые панельные стены, древесными большими плитами и белым пластиковым материалом стены, с офисной отделкой, с кабинетами по обеим сторонам, а так же окошечком выдачи изъятого при задержании вещей. Из открытых дверей, что вели сразу же на улицу, доносился приятный яркий свет деревенских лучей летнего солнца. Приятный завораживающий холодок пронизывал Оксану лаской касания окутывая лаской рук её тело, тормоша её золотистые волосы, подобию ветру раскачивающим волны в океане. Воздух был пропитан цветущей прелести кустов сирени, что росли рядом с каменным крыльцом здания деревенского полицейского участка.
- Вы идите в машину – распорядился Нечаев – А я заберу кое-какие вещи по предписанию, что нашли при задержании у Оксаны Владимировны
- Я так-то могу, сама их забрать – возмутилась Оксана надув губки, встав в коридоре у стены, рядом с входом в полицейский участок, напротив окошечка выдачи вещей
- Оксана Владимировна! – не одобрил Тихонов пожелание Оксаны, состроив строгий взгляд начальник – Вы уже достаточно наломали дров, вам лучше сейчас вернуться в машину
«Поговори мне тут еще старый пердун!», грубо подумала Оксана, выражая свои мысли в сторону своего начальника.
- Хорошо проводите меня до вашей машины господин Тихонов – согласилась пойти на уступки Оксана, глубоко отчаянно вздохнула, хватая воздух ртом
- До машины следователя Нечаева – пояснил Тихонов, проследовав за Оксаной в сторону выходу парадным дверям входа в полицейский участок
- Ну раз вам так будет удобно – ухмыльнулась Оксана, покидая стены полицейского участка, вышла на улицу, проходя мимо входящей девушки в офицерской форме и короткой юбке – То до машины следователя Нечаева
- Вот так бы и сразу – скрыто улыбнулся Тихонова
Яркий свет ослепительных лучей деревенского солнца, вынудил Оксану прищурить глаза, прикрывая их ладонью руки. Прекрасные кусты сирени распустились во всей своей стороны по обе стороны крыльца полицейского деревенского здания, расположенного на холме. Шум деревенской речки, вой ветра с опушки хвойного леса, изобилие берёз, огромного тополя и ясеня преобладали возле полицейского участка. Стоянка для машин вмещала в себе лишь несколько машин служебного пользования персонала правоохранительных органов. Голубой небосвод насытил себя лишь двумя крупными облаками что зависли в воздухе над деревней. Вдалеке слышался трезвон колокольчика пасущихся на пастбище коров, лай собак и трепетание птиц.  
- Только не думайте что я теперь вам этим должна – набравшись наглости заявила Оксана, спускаясь по ступенькам каменного крыльца полицейского здания, обращаясь к Тихонову
- По крайней мере – хитрой ухмылкой улыбнулся Тихонов, поправляя воротник черного, надетого на нём пиджака – Всё обошлось самым наилучшим для вас образом
- Ой, как я надеюсь – изнуренно вздохнула Оксана – Зная Романова, я просто уверена, я для чего-то ему очень нужна, как будто он чего-то боится – предположила она, проходя по стоянке между полицейских двух машин автомобилей ВАЗ 21014
- С чего такой весомый довод такое предполагать? – поинтересовался Тихонов, как только Оксана подошла к известной ей машине черной Лада Гранта
- Просто, зачем Романову, вытаскивать меня из тюрьмы, когда я сама туда попала
Усомнилась Оксана, виляя шикарной красотой ягодиц, обошла машину спереди, стукая каблуками красных туфель, встала у передней пассажирской двери.
- Я просто уверена, он что-то задумал, для чего-то он меня оберегает – размышляла в своих выдуманных фантазиях Оксана, заметив, на крыльце здания полиции следователя Нечаева
- Это просто сказки
Недоверчиво возразил Тихонов, дождавшись пока Нечаев пультом сигнализации откроет автомобиль, рядом с которым они с Оксаной стояли, открыл заднюю правую дверь.
- Ничем не обоснованный детский лепет – добавил он садясь на заднее сиденье    
- Оксана Владимировна – обратился Нечаев к Оксане, когда она открывая переднюю дверь с пассажирской стороны, выгнула спину, выставив изящную красоту бёдер, озабоченной кошкой забралась в теплый прогретый в лучах солнечного света салон автомобиля – Удалось вернуть ваш телефон, сумочку с которой вас арестовали, придёт и заберёт лишь её хозяин
- И на том спасибо – взяла Оксана из рук Нечаева телефон, что был при ней когда её задержали в доме сестёр Скворцовых – Чувствую Валентина не обрадуется, тому как я с ней поступила
- Еще бы – возмутился с воспитательной интонацией голоса, сидя сзади Тихонов – Вы её накачали, бросили лежать на диване, как она теперь после этого должна к вам относиться
- Как вы себя чувствуете Оксана Владимировна?! – поинтересовался Нечаев закрывая за собой дверь, вставляя другой рукой ключ в замок зажигания, легким поворотом ключа, двигатель автомобиля под черным капотом тихо заурчал – Вам нужно передохнуть
- Как только проведу операцию – возразила Оксана – Сразу же возьму отпуск на месяц
- Я вам не позволю приблизиться к операционной в таком состоянии – не согласился с таким доводом Тихонов – И вообще я снимаю вас с дела
- Это пока еще моя пациентка! – выражая несогласие, Оксана, нахмурив от обиды шикарным изгибом губки – Я не могу просто так и взять бросить её
- Да вы ели на ногах стоите!
- Вот не надо только этого Валерий Валерьевич – возмутилась Оксана, положив ногу на ногу, отразила перед Нечаевым шикарную красоту собственных бёдер
- Чего вот этого?! – ухмыльнулся Нечаев
- Вот этого вашего – добавила Оксана, когда её начальник состроил вопросительное выражение лица – Я сказала, я сама проведу операцию
- Я хоть не врач – рассмеялся Нечаев, сдавая назад автомобилем, плавно выруливая, вывел машину передом на проезжую часть – Но даже я понимаю, что в вашем то сейчас состоянии Оксана Владимировна операцию вам никак нельзя проводить
- Даже в таком состоянии – гордо заявила Оксана, прищуривая глаза от яркого света солнечных лучей – Я лучший хирург в этой больнице – набравшись наглости, высказала своё мнение она
- С этим отнюдь – медленно спуская машину по склону, двигаясь по асфальтированной дороге, Нечаев, включил на пониженную передачу – Не поспоришь, хотя бы учитывая те ситуация, где я фигурировал между вами и вашими бритоголовыми пациентами  
- Ой, господи господин Нечаев!
Смутилась Оксана, ощущая через открытое окно с передней двери, пассажирской стороны, приятный запах цветущей летней зелени, приятной свежести чистого деревенского воздуха, пропитанного соломой и мокрой травой.
- Да забудьте вы уже про них – была недовольна Оксана – И в конце концов это ведь они помогли вам получить повышение
- Только не думайте, что я теперь этим вам буду по гроб жизни должен
Возразил Нечаев радушно пойти на уступки, проезжая параллельно течению деревенской речки, где особо чувствовался запах влаги, чудесной силы деревенской воды. Медленно выворачивая руль, черная Лада Гранта выехала на проселочную дорогу, сведущую вниз по склону на деревенскую равнину, где сотни деревенских домов были как на ладони. Прекрасный вид опушки леса, завораживал слух, утонченной леса шелеста хвойных веток утонченностью природного завывающего аккорда. Сказочная красота природной зелени, распустившиеся родные берёзы, огромные дубы и ясени, все это природное многообразие сохранило в достатке истинную красоту, прекрасно гармонируя между домов, на деревенских улицах, создавая волшебную гармонию.  

***
Чарующая сладость кофе капучино, витала в воздухе рабочего кабинета Оксаны, манящие ароматы супа и мясных блюд господствовали в атмосфере этого помещения. Расположившись на одном из стульев с краю, Оксана, положив ногу на ногу, держа в руке пластиковый стаканчик с кофе, утоляла жажду после сытного борща. За пластиковыми окнами, жалюзи на которых были наполовину прикрыты, не позволяли безжалостным лучам заходящего за горизонт солнца лазурной яркостью заката освещать столь неприятно кабинет. Пара работающих на потолке диодных светильников создавали притемненную обстановку в кабинете, заката солнца, что вырисовывал на небе лучезарную зябь приближающейся ночи. Держа в другой руке над пустым пластиковым контейнером из-под борща сочный эклер, Оксана кончиком языка смачно провела по его сахарной посыпанной застывшей глазури.
Ларионов ходил по кабинету, держа в руке снимок проделанной рентгенографии, внимательно сквозь стекла надетых на глазах очков, рассматривал область левого желудочка. Вероника расположившись на стуле напротив Оксаны, рассматривала проделанные последние взятые анализы крови и мочи, взятые после того, как девушка вышла из комы. Марина Викторовна сидела за столом, на котором был расположен стационарный компьютер, внимательно изучая проделанные записи врачей московских клиник. Снимок проделанной ангиографии, что лежал на столе перед Оксаной, на которой она смотрела сквозь тонкие стёкла надетых на глазах очков, показывал регургитацию передней створки митрального клапана. Стеноз устья аорты, что заметила Оксана дальше на снимке, вынуждал провести операцию пациентке в два этапа.  
- Операция будет проходить в два этапа – предположил Ларионов – На первом этапе….
- На первом этапе мы сделаем пластику митрального клапана – договорила за него Оксана, отпивая глоток бодрящего кофе с пластикового стаканчика – Сколько у нас фракция выброса крови и конечно-систолический размер? – поинтересовалась она откусывая кусочек сладкого эклера    
- Фракции выброса  больше 30% и конечно-систолическом размере больше 55 мм – пояснила Вероника – На снимке рентгенографии видно выраженная левожелудочковая дилатация
- Будем делать пластику митрального клапана по методу срединной стернотомии – заявила Оксана облизывая сладкие покрытые глазурью губы – Учитывая его пролапс за счет пролабирование створок, будем увеличивать площадь смыкания передней створки, для этого мы применим особую технологию, хорда с задней створки переносится на свободный край пораженной передней створки
- Достаточно интересный подход – ухмыльнулся Ларионов – Операцию придётся выполнять в условиях искусственного кровообращения и фармакохолодовой кардиоплегии
- Мы увеличим площадь передней створки – рассуждала вслух Оксана, надевая на глаза очки, смотрела в проделанный снимок ангиографии – Выполним, таким образом, подшивание задней створки, задняя створка реконструируется, как при операции резекции створки
Пластика митрального клапана – пластическая реконструкция двустворчатого клапана между левым предсердием и желудочком при его пролапсе с помощью биологических или искусственных материалов. Целью пластической коррекции является устранение митральной регургитации путем восстановления запирательной функции митрального клапана.
- А что предложишь на втором этапе? – поинтересовалась Вероника, медленно вставая со стула на котором сидела
- Аортокорнарное шунтирование – ответила на вопрос Оксана, постукивая коготками по стеклянному столу – Операция так же будет проводиться в условиях искусственного кровообращения
- В чём будет заключаться данная методика? – проявила свой интерес Марина Викторовна, отпивая глоток черного кофе с белой керамической кружки
- Мы будем использовать венозный шунт, взятый из вены голени девушки, для создания перфузии отдела миокарда подвергшегося ишемической атаки – объяснила Оксана, откусывая смачный кусок эклера, таким образом, что белая помадка, что была внутри него, сахарной частью попала ей на губу
Аортокоронарное шунтирование (АКШ) – кардиохирургическая операция, что производиться в условиях искусственного кровообращения, направленная на создание обходного пути кровотока при стенозе коронарных артерий и восстановление перфузии ишемизированного отдела миокарда. Для обхода стенозированного участка коронарной артерии используются венозные или артериальные шунты (подкожная вена голени, лучевая артерия), которые одним концом фиксируются к аорте, другим – к пораженной артерии ниже участка стеноза. Операция аортокоронарного шунтирования может выполняться на неработающем сердце с использованием аппарата «сердце-легкие», обеспечивающего экстракорпоральный газообмен и искусственное кровообращение.
- После чего – распорядилась Оксана, состроив гордый выраженный взгляд – Ты Вероника, будешь заниматься последствиями токсичного миокардита
- Почему я?! – удивилась Вероника, отразив шикарными карими глазами, через стекла надетых на глазах очков, взгляд полного удивления и возмущения
- Потому что я так сказала – сурово заявила Оксана
Дверь кабинета плавно открылась, когда на её пороге был Тихонов, поправляя рукав черного надетого на нём пиджака, заведующий больницей медленно вошёл в кабинет. В руках он держал какой-то листок, с виду, по мнению Оксаны, был похож на какой-то документ.
- Старшая сестра Скворцовых пришла в себя – говорил Тихонов медленно входя в кабинет, словно как будто чего-то утаивал – Прейдя в себя, я ей рассказал, про случай с вами и про то как вы рискуя своей свободой пытались спасти их жизни и да она перевела часть своих средств в качестве оплату на предстоящую операцию для её сестры
- Как же она успела? – удивилась Оксана, когда Тихонов положил перед ней на стол квитанцию о переводе личных сбережений на счёт больницы – Ведь её телефон…..
- Её телефон следователь Нечаев только передал – пояснил Нечаев – операция оплачена, хотя я весьма удивлен накопительным семейным фондом сестёр Скворцовых, что они так достаточно быстро и не раздумывая оплатили свою операцию      
- Ничего удивительного – прикусывая краешек губы, ответила холодно без эмоций Оксана, всё еще продолжая злиться на старшую сестёр Скворцовых – Просто девушки тратят деньги, доставшиеся им по наследству от родителей
- Это ведь не имеет значения – возразил Тихонов – Деньги пошли на операцию Анны Скворцовой
- Я сама проведу операцию – заявила гордо Оксана, взяв пластиковый стаканчик с кофе
- Вы?! – удивился Тихонов, не соглашаясь с утверждением Оксаны – Да ни в коем случае, вы же еще не оправились, мы же с вами договаривались, что вам нужен отдых
- И перевязка!
Добавила Вероника, подходя к окну за спиной Оксаны, медленно задернула жалюзи, позволяя освещению диодных светильников в кабинете полностью взять верх света над обстановкой.
- Да кстати – хитрой ухмылкой, улыбнулся Тихонов – Львова пришла в себя и уже в больнице, желает с вами поговорить, по поводу вашего необдуманного поступка
«Блядь ну вот совсем не к месту», смутилась Оксана, такого  неожиданного факта, отражая румянец на блеклых щечках.
- М…. может не стоит – хотела возразить Оксана, прикусывая от волнения губу
- Как раз именно стоит – направляясь к отрытой двери кабинета, распорядился Тихонов – Вы на перевязку, а ваша команда Оксана Владимировна, подготовит пациентку к операции
- Которую я сама и проведу – продолжая упорствовать заявила Оксана своё требования, медленно вставая со стула    
- Валерий Валерьевич – повысив голос, обратилась Марина Викторовна, когда Тихонов, покидая кабинет, вошел в приёмную – Я всё еще лечащий врач Оксаночки, с гордостью вам заявляю, что только она сможет провести данную операцию, показав нам методику её качественного выполнения  
- Хм… раз уж Марина Викторовна – ухмыльнулся недоверчиво Тихонов, делая вид будто кривил душой – То тогда вам и отвечать за последствия, как лечащему врачу вашего начальника, за его оплошность там на операционном столе
- И я отвечу – вставая со стула, на котором сидела, гордо заявила Марина Викторовна
«Ну это просто пиздец какой-то», прикусывая краешек губы, подумала Оксана, посмотрев то на Тихонова, то на Марину Викторовну.
- Но только после перевязки – согласился пойти на уступки, вздохнув отчаянно Тихонов – Не хватало чтобы Оксана Владимировна или пациентка подхватили сепсис в операционной из-за нестерильной повязки хирурга – закрывая за собой дверь, высказывал он своё недовольство  
- Что же – застенчиво ухмыльнулась Оксана, продолжая нервно кусать свою губу – Пойду делать перевязку, заодно проверю самочувствие своей пациентки
- Пациенток – пояснила Вероника – Обе сестры находятся в одной палате интенсивной терапии
- Ах… ну-да, ну-да пациенток – приняла Оксана это утверждение к своему сведению, вставая со стула, отразила перед Вероникой что прошла за её спиной, роскошную красоту собственных бёдер
- Думаю стоит назначить операцию на завтра – предложил Ларионов – С утра проведем операцию
- Мы можем её провести и сейчас – возразила Оксана, подходя к закрытой входной двери – Тем более я пока еще ваш начальник и вы подчиняетесь именно мне
- Сейчас мы все устали, вы выглядите не лучшим образом – выражая протест, упорствовал Ларионов  
- И тем не менее – кончиками пальцев касаясь дверной ручки, не согласилась Оксана – Раз уже старшая сестра произвела оплату в размере трёх сот тысяч рублей, мы обязаны провести эту операцию – открывая дверь говорила она, переступая через высокий порог открытой двери, вошла в приёмную
- Я подготовлю для нас операционную – заявила Вероника
- Хорошая девочка – подмигнула Оксана, закрывая следом за собой дверь    
Приятной свежестью отдавал аромат парфюма Валерии в приемной, гармоничная страсть которого спуталась с запахом черного кофе, что витала в атмосфере воздуха этого помещения. Компьютер на рабочем столе секретарши был включен, однако её белый плащ, все еще висел на вешалке справа от входа. Растущий большой фикус, распустившейся красотой больших сказочных листьев, удачно вписывался в интерьер кофейного покрытия древесных панельных стен. Папки с распечатанными документами, выстроены в ряд на полке шкафа, что находился сразу за спинкой черного кресла, слева от пластикового кона, закрытого белого занавесками. Тусклый свет диодного светильника горевшего на потолке, создавал легкий полумрак в приёмной, среди окутавшей, сумрачной тенью пространство деревенского неба за окном.    
Оксана прошла по приёмной, виляя шикарной красотой бёдер, стукая каблуками красных туфель по паркету пола к входной двери. Касаясь дверной ручки, легким поворотом открыла её, ощущая сразу же приток прохладного воздуха, что веял в коридоре больничного здания. Легкостью касания прохлады ночного завораживающим трением окутывало тело Оксаны, колыхая её волосы, воздух был насыщен ароматом кустов сирени, что росли за окном. Словно подобию парусу колыхающемуся на мачте корабля, тормошились занавески на пластиковых окнах больничного коридора. Пустота и мрак этого помещения, простиралась почти по всей его протяжённости, лишь освещение фонарных деревенских уличных столбов были единственным светом в этом больничном коридоре. Подобающей горсти царицы Оксана шла по коридору среди окрашенных в синей цвет стен, направилась в сторону отделения реанимации, стукая каблуками красных туфель по бетонному полу больничного помещения.      

***
Отблеск падающего света с горевших светильников на потолке, ярко отсвечивал от белых кафельных стен палаты интенсивной терапии, куда открывая дверь, вошла Оксана. Воздух был пропитан санитарными асептическими средствами, которыми регулярно проводили уборку в этом помещении. Напротив двери, у стены слева и справа, с отступом метр, находились больничные койки реанимационной палаты. Приборы жизненных показателей фиксировали и выводили на экран  показания пульса, сердцебиения и артериального давления, постоянно непрерывно пикая, контролируя без устали ритм сердца обеих пациенток. Аппарат гемодиализа тихо урчал, проводя фильтрацию, очищая кровь от зараженного токсина, пропуская её через фильтр, а затем, снова возвращая её обратно пациентке.  
- Полагаю это ты Оксана Владимировна – обратилась сразу же старшая сестра Скворцовой, едва только Оксана переступила порог открытой двери, касаясь каблуками белых туфель белого кафельного пола – Мне ужасно стыдно перед вами, за своё поведение, я даже не знаю, как можно искупить мне свою вину
Белый медицинский колпак скрывал объём пышных золотистых, цвета спелой соломы, волос Оксаны, а стерильная марлевая повязка, таила за собой застенчивую мимику лица, от чего она от волнения покусывая губу, чувствовала себя взволнованно. Такой же белоснежный по цвету халат врача, прорисовывал скрытый под тонкой тканью силуэт прекрасного изгибом тела Оксаны, отражая пикантную прелесть скромным объемом эротических форм, груди, бёдер и талии.
«Блядь да что же ей сказать, конечно, эта сука душила меня, хотела убить, но я вломилась к ней в дом и она теперь это знает и как же мне найти себе оправдание», размышляла Оксана, подбирая в голове нужные слова, чтобы завязать беседу.
- Не самый удачный момент чтобы завязать разговор – словно выдавила из себя Оксана, закрывая тихо за собой дверь, чем разбудила Анну, что спала на больничной койке слева от входа  
- Послушайте….
- Оксана Владимировна! – сонным радостным голосом произнесла Анна, открывая медленно уставшие веки глаз – Рада вас видеть
Хриплым голосом произнесла рыжеволосая девушка, выражая все еще отдышку и затруднённость дыхания. Цвет мочи, что стекала по трубке уретра в мочеприёмник, уже стал более просвечивающим и естественным, но признаки гематурии всё еще сохранялись, это смогла заметить Оксана глядя на мочеприёмник, прикрепленный к кровати девушки. Частота её пульса и выраженность высокого АД, указывала на легочную гипертензию, следствием которого служила дилатация левого желудочка, которая была вызвана аортальным стенозом. Перегруз левого желудочка Оксана заметила сразу же по частоте и ритмичности пульса, на шкале монитора прибора, снимающего жизненные показатели. Левожелудочковая дилатация указывала на недостаточность митрального клапана, а так же пролабирование его передней створки из-за чего происходил отток крови в обратном направлении, увеличивая в целом нагрузку на миокард.
- Взаимно – продолжая нервно кусать губу, застыла Оксана, оставаясь стоять в проходе, когда дверь тихо закрылась за её спиной – Пришла сообщить, что скора мои подчинённые, начнут готовить тебя к операции, которую я сама лично проведу  
- Спасибо – выражая искренность уставшим голосом, поблагодарила Анна, выраженно взглядом пленяя сознание Оксаны
- Я слышала, вы ради нас пробрались в наш дом, в тот момент, когда я была уже на грани комы, страдая сильной поясничной болью, утомляемостью, тошнотой
- Мне пришлось так сделать – испытывая неприязнь к старшей сестре Скворцовых, ответила Оксана, медленно прошла по палате, к больничной койке Анны – Вы волнуетесь Анна?  
- Нет – возразила Анна
- Подождите Оксана Владимировна – попросила старшая сестра Скворцова – Ты ведь знала о свинцовых белилах и всё равно пыталась ими рисовать?
- Любой художник знал об опасности свинцовых белил – пояснила Оксана – Но всё равно пыталась ими рисовать, потому как ставила свою цель или цель того, что она делает, намного выше своего здоровья
- Я выкину все твои банки к черту – заявила старшая Скворцова – Больше не потерплю эту краску в нашем доме
- Нет! – возразила Анна, поджав от обиды нижнюю губу
- Что же – прикусывая краешек губы, выразила своё мнение Оксана – Деньги заплачены, операцию я проведу при любом обстоятельстве, вы будите жить Анна, как и ваши картины, может быть, а вот как вы будите жить решать, несомненно, именно вам, хотите жить по чьим-то указаниям и прихотям, пожалуйста, а если хотите жить, как вам хочется, советую хоть иногда прислушаться к зову собственного сердца
- К голове ей своей стоило бы прислушаться
- А вы – возмутилась Оксана, посмотрев возмущенно на старшую Скворцову – Вместо своей критики распутного блядского поведения, в которое вы сами между прочим пали, задумались о прихотях и желаниях своей сестры
- Я…. я….
- Я про тоже – согласилась Оксана с этой женщиной – Мне нужно на перевязку, а пока мои сотрудники подготовят вас к операции
- Сейчас ведь почти ночь – взяла в руки телефон старшая Скворцова, что лежал у неё на подлокотнике больничной койке, на которой она лежала – Вы, что собрались проводить операцию ночью  
- Именно когда наша операционная, наконец окажется свободной – ухмыльнулась Оксана, скрывая истинную красоту улыбки под стерильной марлевой повязкой на лице
- Оксана Владимировна – обратилась Анна, когда Оксана повернулась лицом к входной двери, касаясь пальцами в резиновых перчатках пластиковой ручки – Спасибо – душевно и от чистого сердца поблагодарила она
«Блядь я наверно должна сорвать всех собак на её старшую сестру, да нет, может просто выключить аппарат гемодиализа и пусть она сдохнет от токсина, что еще в её организме», раздумывала Оксана, нажимая пальцами на пластиковую ручку двери, открывая её, перешагнула через высокий порог.    
- Оксана Владимировна – услышала Оксана голос Валентины, что стояла у поста дежурной медсестры в реанимационном отделении – А я вас ищу
«Блядь ну вот как так?!», раскрыла рот от удивления Оксана, скрывая своё состояние и чудесный изгиб губ за стерильной марлевой повязкой.
- Вы меня накачали! – выражая глубокое недовольство, посмотрела она на Оксану
- Мне пришлось – заявила Оксана, не обращая на рыжеволосую девушку никакого внимания, спокойно мимо прошла, стукая каблуками красных туфель, на которых были медицинские бахилы, по белой кафельной плитке помещения – По-другому ты меня просто не поняла  
Рыжеволосая девица была в белом длинном халате врача, её огненные, сияющие оттенком каштана волосы, были скрыты под плотным белым колпаком. Красоту выражения прекрасных розовых губ, скрывала за собой стерильная марлевая повязка, а сказочный голубой оттенок глаз, был спрятан за тонкими стеклами надетых на глазах очков.  Естественный впечатляющей взгляду силуэт стройных ног, был скрыт за зелеными медицинскими штанами, что полностью прятал их красоту.
- Я знаю – согласилась Валентина – Свинцовые белила, кто бы мог подумать
- Вот именно – ухмыльнулась скрыто Оксана, проходя мимо своей сотрудницы  
- Вашему безумию нет цены – рассмеялась застенчиво Валентина, проследовав следом за Оксаной к выходу из реанимационного отделения
- Именно моё безумие спасло жизнь этим девушкам
Гордо заявила Оксана, проходя мимо медсестры, что направлялась с планшетом прикрепленным к нему листами бумаг в одну из палат интенсивной терапии двери которых были пластиковые но с большим стеклом для полного обзора.  
- А сейчас извини мне нужно на перевязку – заявила Оксана, подходя к двустворчатой двери, чтов ела к выходу из реанимационного отделения
- Которую, именно я вам и проведу – гордо заявила Валентина
- Ты?! – удивилась Оксана, открывая дверь, встав в проходе, обернувшись удивленно посомтрела на эту девушку – Но…..
- Вы же сами назначали меня на эту должность
- И как я могла такое забыть – повернулась Оксана, вильнув перед ней изящной красотой бёдер, направилась дальше по больничному коридору  
- Да и как мне теперь забрать мою сумочку?
«Пиздец, вот что тут ей ответить», прикусывая краешек губу, нервно раздумывала Оксана,  
- Ну я думаю что местный прокурор её с радостью тебе отдаст как только ты к ним придёшь
- Ты были мои права и паспорт, а так же документы на машину
- Ну, кто виноват!
Коварством наглого голоса выразила Оксана своё мнение, направляясь по больничному коридору, прошла мимо двух идущих навстречу по направлению к реанимации медсестёр.  
- Что у тебя мозги, как у курицы – оскорбила Оксана, позволяя себе эту дерзость по отношению к своей сотруднице
- Да… – потерялась в словах Валентина, не зная, что и ответить на такой довод – Как у вас вообще язык поворачивается такое говорить мне, я постоянно вечно вас прикрываю, выгораживаю, рискуя своей репутацией как врача и как женщины  
«Хм…. ну почему я именно перед тобой так таю», скрывая за марлевой повязкой дикое возмущение, нахмурила губки Оксана.
- Просто признай – остановившись рядом с окном, касаясь пальцами белой занавески, что висела на нём – Ты ведь это делаешь это не напрасно или ты забыла, как мы с тобой встретили рассвет?
- Тише! – смутилась Валентина, быстро подходя к Оксане, что пальцами в резиновых тонких перчатках, теребила занавеску на окне – Нас могут услышать
- И ты думаешь, я этого боюсь?! – ухмыльнулась Оксана, делая шаг навстречу, пропуская между пальцев занавеску на окне – Девочка моя, если хоть кто-то посмеет вякнуть, я раздавлю его и ты прекрасно это знаешь, потому что я могу себе это позволить
- Порой мне кажется вашей гордости, нет придела – согласилась Валентина
- Не гордости – возразила Оксана, встав рядом обвивая рукой талию девушки – А чувства собственного достоинства
- Вот поэтому– выражая застенчивость, рыжеволосая девица, отвернула свой смущенный взгляд в сторону окна, за стеклом которого наступила глубокая деревенская ночь – Я всегда буду на вашей стороне
- По-другому просто быть не может – одобрила это Оксана, касаясь пальцами бёдер рыжеволосой девушки – А теперь, если ты не возражаешь мне нужно сменить повязку и обработать рану
- Да-да конечно – радушно согласилась Валентина, когда Оксана убрала руку с её бёдер – И я конечно вам в этом помогу
- Просто у тебя нет другого выбора
Рассмеялась озорным смехом Оксана, направляясь по больничному коридору, проходя под светом диодных светильников на потолке, отражая за девушкой идущей сзади красоту изгиба собственного тела, выраженную в каждом шаге.

***
Омывая тщательно руки под струей теплой воды, Оксана, смывала с них толстый слой пены, покрывающий их кожу. В воздухе предоперационной, пахло раствором асептика, которым совсем недавно проводили уборку, подготавливая помещение к оперативному вмешательству пациента. Белые кафельные стены отсвечивали ярким отблеском падающих на них света диодных, плотно закрытых герметично закрытых светильников на потолке. Валентина стояла, облокотившись, спиной на кафельную стенку, сзади Оксаны, продолжая сквозь стекла надетых на глазах очков, так любопытно на неё глядеть.
- Что ты так на меня смотришь? – ухмыльнулась Оксана, глядя на возмущенное выражение лица Валентины, красота веснушек которого была скрыта за стерильной марлевой повязкой, надетой на нём – Да я переспала с медсестрой во время перевязки, что тут такого?  
- Вы спали с медсестрой! – прошипела шепотом Валентина – Когда же вы угомонитесь, не понимаю, чего вам в жизни не хватает?!
- Я живу так! – гордо заявила Оксана, посмотрев в сторону открывшихся дверей в предоперационную, когда двое санитаров закатывали в это помещение каталку с рыжеволосой пациенткой, что лежала на ней – Как считаю нужным для себя самой  
- А что разве наши отношения для вас ничего не значат? – жалобным голосом спросила Валентина
- А что я разве что-то не так сказала? – удивилась Оксана, входя следом за санитарами в операционную
- Оксана Владимировна! – обратился Ларионов, как только Оксана вошла на кафельную плитку пола операционной – Операция как я понимаю, будет проходить в два этапа, на первом этапе мы проведем пластику митрального клапана подшивание его передней створки, для этогом ы будем использовать…..
- Я думаю Оксаночка – возразила Марина Викторовна, что ты сама на всё покажешь во время операции – Что мы сами всё увидим во время операции
- Оксана Владимировна – обратилась рыжеволосая пациентка, намекая Оксане подойти к операционному столу на который её располагали – Я хотела поблагодарить вас
- Было бы за что – неловко почувствовала себя Оксана – Я еще ничего для вас не сделала
- Вы фактически уже спасли мне жизнь – не согласилась с этим утверждением Анна Скворцова
- Бред! – посчитала это за глупость Оксана – Валентина общий наркоз, Вероника подготовь АИК к использованию, доктор Ларионов, где снимки проделанной ангиографии?
- Да-да конечно вот они – повесил Ларионов снимки ангиографии на белую просвечивающую светом доску, что была расположена напротив операционного стола  
- Ага – ухмыльнулась Оксана, сияя блеском отраженного света на стеклах, надетых на глазах очков – Пролапс передней створки клапана
- Мы займемся искусственным кровообращением бедренной артерии – изъявила своё желание Марина Викторовна  
Бедренная артерия, наиболее подходящее место для искусственного кровообращения, потому что, оттуда ретроградно кровь поступает в брюшную и грудную аорту, затем в ее дугу, проходя в сосуды, питающие мозг и сердце (коронарные сосуды).
- Валентина – обратилась Оксана, к девушке, после того как она прислонила маску к пациентке, погружая её под наркоз – Обработай место проведения операции и больше никуда не лезь, в твоём состоянии я бы выгнала бы тебя отсюда
- Это по вашей вине! – возмутилась обиженно Валентина, убирая маску анестезии, как только девушку уснула
- Вот именно поэтому ты еще здесь – нагло заявила Оксана – Потому что это я тебя накачала, в следующий раз, если кто придёт пьяный или обдолбанный к дверям операционной и близко не подпущу    
- Начинайте Оксана Владимировна – распорядился Ларионов
Проведя тщательную обработку тампоном раствором «Бетадина», места предполагаемой хирургической операции. Оксана, пользуясь электроножом «ЭХВЧ-500», отводя грудь девушки в сторону, выполнила разрез по складке под молочной железой. Аккуратно не касаясь кожи пациентки, Оксана высокочастотным ножом выполнила нежный изгиб разреза в направлении подмышечной впадины пациента; этот изгиб разреза кожи коррелирует с естественным изгибом грудной клетки. Кожа, подкожная жировая клетчатка, и мышцы грудной стенки, Оксана рассекла, чтобы обнажить ребра и межреберный промежуток, пользуясь при этом электроножом, производя тем самым коагуляцию (свёртываемость) крови, в момент разреза. Дальше пользуясь электроножом, Оксана рассекла межреберные мышцы и париетальная плевра как один слой, только после этого, тщательно развела мышцы вдоль верхнего края ребра, чтобы избежать повреждения межреберного сосудистонервного пучка.  Используя «стернотом», марки System 6 Stryker, Оксана произвела рассечение подготовленной грудины. Только после этого входа в грудину, Валентина, вставила ранорасширитель Finochietto, так, чтобы ручка была направлена вниз, к подмышечной впадине. Размещение ручки по направлению к кровати, а не к грудине позволяет преобразовать левостороннюю торакотомию в чрездвухплевралную, не изменяя положения ранорасширителя. Диаметр открытого отверстия составлял всего 6 см, что обеспечивал бы минимальные болевые послеоперационные ощущения пациентке, а так же нормальный доступ для манипуляции рук хирурга. Направленный падающий свет камеры, что фиксировала записью область разреза и открытую плевральную полость.
- Переходим к канюляции полых вен и восходящей аорты  – пояснила Оксана, взяв в руки хирургический скальпель
- Жизненные показатели в норме – отчиталась Марина Викторовна – Начинаю введение гепарина и вазодилататоров, АИК-5 готов к работе, как только скажешь, можем переходить на искусственное кровообращение
Оксана начала широко рассекать перикард, начиная от верхушки сердца и продолжая разрез по направлению к вырезке грудины, впереди и параллельно диафрагмальному нерву. Пользуясь зубчатыми пинцетами, Вероника подняла стенки перикарда вверх, пока Оксана, пользуясь ножницами, быстро вскрыла их.
- Тампонада сердца! – повысив голос разъяснила Марина Викторовна – Показатели быстро растут, ритм увеличивается
- Вероника отсос быстро – распорядилась Оксана – Нужно откачать всю кровь и сгустки из перикарда  
- Показатели пришли в норму – доложила Марина Викторовна
- Кровь и сгустки пришли в норму
- Как вы видите – говорила Оксана, обращая внимание своих коллег на монитор, куда выводилась картинка одной из камер, на место оперативного вмешательства – Сердце теперь полностью освобождено от перикарда
- Подготовьте кардиоплегическую линию, заполненную кардиоплегическим раствором для установки её в корень аорты – распорядилась Оксана
- Кардиоплегия готова – доложила Марина Викторовна
Кардиоплегия (cardioplegia; кардио- + греч. plege удар, поражение) — комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца (асистолию), кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда. Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения».
Произведя пальпацию аорты, в месте предполагаемой канюляции, Оксана старалась исключить возможность возникновения атеромозной бляшки. Следующим этапом Оксана выбрала предполагаемое место на внутренней кривизне интраперикардиального участка аорты, так он более устойчив, чем большая кривизна или внеперикардиальный участок восходящей аорты к диссекции и разрыву. Производя установку кардиоплегиеской канюли дальше от синотубулярного соединения, Оксана старалась тем самым избежать повреждения структур аортального клапана, а так же поближе к точке, которая как бы является наивысшей точкой аорты, чтобы можно было в дальнейшем проводить эвакуацию (дренаж) воздуха из просвета аорты. Убедившись, что задняя стенка аорты не повреждена, Оксана пользуясь двойным кисетным швом нитью 4/0, с площадью внутри него около 1 кв.см, закрепила канюлю фиксирующими швами, только после этого извлекла стилет-троакар.  
- Валерий Николаевич – обратилась Оксана – По сколько вы у нас на должности перфузиолога начинайте введение перфузионного раствора
- Перфузия пошла – ответил Ларионов
- Давление в норме – доложила Марина Викторовна  
- Подготовьте двухуровневую канюлю для канюляции полых вен – распорядилась
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/05/11/bfd80b.jpg
Медленно, Оксана ввела двустороннюю канюлю «Ross basket» в верхнюю полую вену, глубже её устья, так чтобы её носик входил в нижнее устье нижней полой вены. После чего, Оксана зафиксировала канюлю к турникету, пользуясь при этом кисетными швами, внимательно следила за тем, чтобы не попали пузырьки воздуха.
- Турникеты готовы – заявила Оксана – Доктор Ларионов, мы можем переходить на искусственное кровообращение? – обратилась она к перфузиологу
- Оксана Владимировна можете накладывать зажимы – ответил Ларионов
Пользуясь поперечными зажимами, Оксана наложила их на восходящую аорту на 1 см проксимальнее аортальной канюли аппарата искусственного кровообращения.
- Начинайте кардиоплегию – распорядилась Оксана
- Введение кардиолегического раствора пошло – доложил Ларионов
- Переходим на искусственное кровообращение – распорядилась Оксана, спустя несколько минут совместной работы сердца с аппаратом АИК – Произвожу накладку зажимов
Добившись чтобы синхронно увеличилась производительность насоса и величину венозного притока, в течение 1—2 минут, только после этого доводят объемную скорость перфузии до расчетной, которая должна составлять 2,2—2,4 л⁄мин на 1 м2 поверхности тела.
- Состояние левого желудочка в норме – разъяснила Оксана – Накладываю зажимы
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/05/11/10d930.jpg   https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/05/11/85e838.jpg
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/05/11/432304.jpg
Пользуясь скальпелем, Оксана рассекла правое предсердие и крышку левого предсердия, обеспечивая тем самым доступ к митральному клапану, делая мелкий разрез межпредсердной перегородки. Выполняя скальпелем резекцию здоровой хорды задней створки митрального клапана, Оксана аккуратно перенесла её на пораженный участок хорды передней створки, выполняя тщательное её подшивание. Производя при этом реконструкцию задней створки клапана. Убедившись в надёжности закрытого состояния створок, без просвета между ними при смыкании створок, Оксана наложила хирургические швы на межпредсердную перегородку, только после чего, закрыла швами крышку правого и левого предсердия.  
- Перед тем как начнём аортокоронарное шунтирование, придётся мне убрать зажимы, так как искусственное кровеобращение, свыше 1 часа, целесообразно сочетать его с общим охлаждением организма – заявила Оксана, снимая зажимы с аорты и полых вен
Степень охлаждения может быть различной и определяется условиями операции. В большинстве случаев достаточна умеренная гипотермия (температура в пищеводе не ниже 28°). Глубокая гипотермия до 15—10° применяется крайне редко, в случае необходимости временной полной остановки кровообращения (коррекция редких аномалий развития сердца, устранение неполадок в перфузионной аппаратуре).
– Валерий Николаевич, вы как перфузиолог используйте теплообменник с теплой водой, дальнейшую операцию будем проводить на работающем сердце – разъяснила Оксана свои действия как главный кардиохирург
- Обеспечиваю нагнетания теплой воды – доложил Ларионов, включая функцию теплообменника, после чего аппарат АИК, стал нагнетать теплую воду в организм девушки вместе с кровью  
- Запускаем сердце – распорядилась Оксана, касаясь хирургическими электродами тканей сердца, обеспечивая его запуск, после проведения импульса – Сердце работает, ритм, нормальный, АД в нормально, ЧСС норма
- Дальше можем обойтись без канюли в корне аорты – выразила своё мнение Валентина
- Она нам еще пригодиться – возразила Оксана – Перед тем как подшивать шунт, мы снова пережмем аорту зажимами, кардеоплегия солевым раствором должна сохраняться, вместе с раствором гепарина, что идёт по трубкам АИК
- Для аортокоронарного шунтирования, насколько я знаю, применяется канюляция нижней и верхней полой вены
- Насколько я знаю! – грубо выразилась Оксана на довод Валентины – Ты сегодня здесь в операционной просто зритель
- По вашей вине – сморщила недовольно губки Валентина
- А что я разве что-то говорю против – скрывая красивую подлую улыбку за марлевой стерильной повязкой, ответила Оксана – Возьмем вену с грудной полости
- Вы же хотели взять вену голени
- Я передумала – не согласилась с этим утверждением Оксана – Поскольку грудная полость у нас вскрыта хоть и миниатюрным разрезом  
https://writercenter.ru/uploads/images/00/31/77/2016/05/11/95fa7f.jpg
Пережимая зажимами область выделенной брюшной артерии, с обеих сторон, что Оксана, вывела пальцами для манипуляции, используя для этого хирургические ножницы, она отрезала нужную длину кровеносного сосуда. Грудная артерия, по мнению Оксаны, имела хороший кровоток и не страдала не одной из форм ишемических заболеваний. Пережимая аорту зажимом, Оксана при сохранении кардиоплегии, солевым охлаждающим раствором в сочетании гепарина. После чего Оксана выполнила, кончиком скальпеля небольшой разрез, затем выполнила подшивание одним концом к аорте, а другим концом к участку венечной артерии дистальнее места стеноза, для обеспечения надежного хорошего кровотока. Следующим этапом Оксана выполнила подшивание артерии места взятого шунта, только после этого сняла с неё зажим, а так же убрала зажим с аорты, восстанавливая кровоток работающего сердца.
Действие гепарина нейтрализуется введением «протамина». Оксана начала постепенно начала вынимать канюли, подшивая постепенно место их установки. Сердце перешло на собственный медленный ритм работы, перфузия крови была слишком низкой, а ЧСС намного ниже работающей нормальной нормы.
- АД слишком низкое – пояснила Марина Викторовна – ЧСС ниже нормы
- Два кубика адреналина – заявила Оксана
- Ты уверены?! – удивилась Вероника такому решению со стороны Оксаны
- Я сказала быстро
- Швы могут разойтись
- Не разойдутся – не согласилась с этим утверждением Оксана – Быстрой дай мне два кубика адреналина, чтобы обеспечить нормальную перфузию        
- Надо делать что-нибудь – в панике подняв голос, обратилась ко всем Валентина
- Блядь! – грязно громко выругалась Оксана – Я же сказала пару кубиков адреналина!!!
- Пару кубиков адреналина быстро – подтвердил Ларионов, соглашаясь с мнением Оксаны, глядя на низкое АД (артериальное давление) и ЧСС (частота сердечных сокращений)
Словно выхватив из рук Вероники нужный шприц, Оксана ввела иглу в левый желудочек, постепенно надавливая на поршень, влила содержимое внутрь. Артериальное давление стало постепенно расти, усиливая перфузию крови, постепенно ЧСС пришло в норму. Убедившись в нормальной работе сердца, Оксана стала производить зашивание прочными швами вскрытый перикард, пока Валентина пользуясь медицинским отсасывателем «Аксион ОМХ-5/80-01». Проверив надёжность швов сумки перикарда, Оксана перешла к аспирации грудной полости, пользуясь синтетической трубкой длинной 40 сантиметров, установила её в самой высокой точке вскрытой брюшной левосторонней полости, выполнила её удаление скопившейся крови, сгустков и газов.
Валентина, аккуратно извлекла рано расширитель из раны, позволяя Оксане скреплять грудину прочной хирургической проволокой. Тщательно скручивая щипцами, концы введённой проволоки, Оксана полностью, надёжно и достаточно крепко, соединила грудную полость. Убедившись в надежном и прочном сшивании грудной полости, Оксана стала выполнять, частыми швами рассеченную кожу  и «подкожную клетчатку», пользуясь методикой узловых швов.      
- Обработайте рану «повидоном-йода», наложите повязку – отдавая указания, распорядилась Оксана – Эндотрахеальную трубку можно вынимать, её в реанимационное отделение дней на десять, а я в отпуск на месяц – гордо заявила она, убирая хирургическую иголку с медицинской нитью на железный столик рядом с инструментами для операции  
- Вы в отпуск?! – возмутилась Валентина
- Ну, так-то да – холодно с ухмылкой ответила Оксана, направляясь к выходу из операционной – Я ведь теперь имею полное право восстановить своё здоровье, так ведь Марина Викторовна?!
- Учитывая, то как ты достойно выполнила операцию в своём тяжелом состоянии – согласилась Марина Викторовна – Как твой лечащий врач, то не меньше месяца отпуска я выбью для тебя у Тихонова
- Вы думаете, после этого он её отпустит? – удивилась Вероника, обрабатывая хирургическую рану тампоном, смоченным в растворе асептика
- Сама убегу! – озорным смехом рассмеялась Оксана, открывая дверь, покидая помещение операционной  
Чувствую чрезмерную усталость во всём теле, после проведенной четырех часовой операции, Оксана уставшей походкой прошла по предоперационной. Касаясь пальцами окровавленных медицинских хирургических перчаток белой кафельной плитки стен, Оксана медленно подошла к двустворчатым дверям. Открывая их створку, Оксана чуть прищурила глаза от яркого направленного света люминесцентных ламп, что висели на потолку, в герметично закрытых пластиковых светильников. За окном в дальнем конце коридора начинались проблески рассвета, его лучезарная края зябь озаряла неистовым ярким светом деревенское окутанное ночным мраком небо. Снимая с рук перчатки, Оксана выбросила их в урну, стоящую рядом в коридоре, замечая в конце коридора сестру Скворцовых.
Женщина была одета в черный длинный халат, что эффектно скрывал и в то же время прорисовывал пикантный силуэт её сексуального тела. Черные пышные волосы, волной необузданности были в хаотичном порядке, не имеющей никакой укладки. Монотонный уставший пристальный взгляд, наводил Оксану на мнение, что за все время, что пока её сестра была в операционной она не сходила с места. Нижняя губы была поджата в ожидании, заметив Оксану выходящей из дверей операционной, она несколько прибодрилась, глаза, словно засветились миллионами отраженных в них искорок падающих в них света со светильника с потолка. Положив ногу на ногу и облокотившись, спиной на стену, она словно всем своим состоянием выражала беспомощность и бессилия утомительных часов проведенных на одном месте. Стройные, притягивающие взгляду ноги этой женщины, украшали черные туфли, именно их высокий каблук, подчеркивал явным очерком эротический образ Скворцовой.  
- Оксана Владимировна – сидя на скамейки, облокотившись на синюю стенку коридора, вскрикнула она, заметив тут же вышедшую Оксану из дверей операционной – Как она, Анна будет жить?
- Жить может быть и будет – ухмыльнулась Оксана, встав возле урны, сняла с лица стерильную марлевую повязку – А вот что вы будите делать со свинцовыми белилами, что являлись причиной сложной сочетанной формой порока аортального стеноза и митральной недостаточностью, решать несомненно вам
- Ох…. спасибо вам – изображая лживую, по мнению Оксаны, иронию вздохнула эта женщина, отражая на лице полное утешение и глубокую радость – Я выкину все её белила и картины
- Думаю, не стоит! – возразила Оксана – Картины лучше сохранить, а вот лучше краску заменить на что-нибудь другое, хотя как художник, я на миллион процентов уверена, ваша сестра вас не поймёт  
- Но ведь эта настырная девчонка в конец убьет себя ради своего искусства
- В котором вы между прочим тоже замешаны – не согласилась с утверждением этой женщины Оксана – Большинство картин в вашей гостиной с вашим изображением, вы ей позировали в обнаженном виде
- Чего тут скажешь – нахмурила губы застенчиво Скворцова, продолжая сидеть на деревянной скамейке – Оксана Владимировна! – обратилась она к Оксане, когда она холодно уставшей походкой прошла мимо неё, даже не посмотрев в её сторону
- Что-то еще?! – обернулась Оксана, встав в пол оборота к этой женщине, положив руку на бедро, отразила через зелёные, надетые на ногах штаны, красивый силуэт собственных бёдер  
- Я конечно понимаю, что не смею вас не о чем просить – душевно выражая какое-то скрытое, как показалось Оксане на тот момент, сочувствие, говорила Скворцова – Но как я могу вас отблагодарить, хотя бы за то что мы обе с сестрой до сих пор живы
- Учитывая тот факт, что вы связали меня и хотели убить поясом от халата – ухмыльнулась Оксана, прикусывая от волнения краешек губы – То не попадайтесь мне на глаза, хотя бы на тот период пока я еще жива – застенчиво улыбнулась она, пожав плечами, направилась, в сторону длинного больничного коридора

***
Пелена скопившегося плотного пара, собралась в душевой пластиковой кабинки, в которой щедро покрывая густой пеной, обнаженное тело Оксана. Переступая с ноги на ногу,  Оксана, стукая каблуками красных туфель, по кафелю пола, щедро покрывала своё тело сахарной вязкостью пены, что крупными каплями повиновались рельефу её телу, скатываясь внизу. Медленно, почти едва дотрагиваясь, Оксана протирала место на животе, где совсем недавно Валентина сделала ей перевязку, повязку которой она сорвала в раздевалке медицинского персонала. Будоражащая струя водопада потоком миллионов капель теплой воды омывала тело Оксаны, смывая с него изобилия  аромата дамасской дикой розы, что поистине королевским оттенком редчайшего запаха пропиталось тело Оксаны. Запрокинув голову назад, чуть наклонив свой взгляд возбужденных жаждущих глаз, безупречно лазурных, подобно самородку редчайшего топаза, Оксана смотрела через пелену плотного пара на пластиковую стенку, душевой кабинки, на которой собрались сотни мельчайших капель душевой воды. Потёки обильной густой пены, стекали с золотистых волос, обволакивая кожу плеч, скользя по сочной груди Оксаны, падая вниз, придавая всему телу завораживающую утонченную сказочную стихию оттенка вкуса дикой розы.
Дверь душевой кабинки плавно открылась за спиной у Оксаны, на что она сама не обратила внимания, как в кабинку, кто-то вошел, звонко стукнув каблуком женских туфель по кафельной плитке пола. Будоражащая силы бесчисленным покровом воды, покрывала тело Оксаны, омывая кожу и волосы, тонким слоем влаги, смывая сахарную вязкость геля. Медленно закрывая глаза, Оксана поддалась сильному искушению, позволяя собственным мыслям вкусить дольку страстного порока. Неожиданной приятной лаской, манящей лаской женские руки обвили сочную грудь Оксаны, быстро сковав её в оковах нежных тонких пальцев.  
- М….. Валюша – сразу же узнала Оксана ласку приятных нежных рук, запрокинув голову к ней на плечо, поддаваясь влиянию её щепетильных пальцев, что разминали грудь
- Я просто не хочу с вами расставаться – жалкой шепотной речью приятного ноткой голоса произнесла Валентина, жарким поцелуя целую нежную кожу шеи Оксаны – Вы ведь собрались в отпуск
- Исключительно только ради того – сладко мурлыкала Оксана, ощущая жар пламенного дыхания с губ Валентины на своей шее – Чтобы поправить своё здоровье в объятиях своего мужчины
- Р…. – выражая недовольство, прорычала ревностно Валентина, чуть сильнее сжимая пальцами груди Оксаны – Я не хочу вас не с кем делить?
- М….. – простонала тихо Оксана, стерпев давление пальцев рыжеволосой искусительницы на своей груди – И не придётся, я тебя как не крути ни на кого не променяю – соврала она, получая наслаждения от ревности рыже бестии
- Может, отметив ваш успех и заодно ваше выздоровление? – предложила Валентина
«Рыжая сука получает удовольствие от того, что трахает меня, мне все-таки пиздец, как интересно, что она мне может предложить», ухмыльнулась Оксана, ощущая поразительную ласку и настойчивость пальцев Валентины на своей груди.  
- И что ты предлагаешь? – удивилась Оксана такому предложение, прижимаясь спиной к телу рыжеволосой девицы
- Ну мы ведь взрослые женщины – тянула с ответом Валентина, чаруя нежностью шепота под ухо Оксане – И вполне имеем полное право расслабиться
- И….?! – вопросительно с развращенной улыбкой на губах спросила Оксана, отпустив мочалку, позволила ей упасть на пол
- А чего бы вы сами хотели? – растерявшись в правильности ответа, спросила Валентина
«Блядь ну еще чуть настойчивее Валюш и я тогда возможно тебе не откажу, а так я очень соскучилась по Аришке и не хочу её менять ради какого-то блядского секса с женщиной», думала Оксана, скрывая похоть под маской лживой улыбки.
- Хм… ну не знаю, тут на выбор столько вариантов, прям не знаю какой выбрать – набивала себе цену Оксана, искушая себя лаской рук Валентины – Но я все же хочу увидеть свою дочь – заявила неожиданно Оксана
- Вы можете её увидеть и завтра
- Да, но тогда – высвобождаясь от объятий Валентины, возразила Оксана, нагнувшись подняла мочалку с пола, вдыхая ртом скопившуюся сладкую атмосферу пара, что пропиталась ароматом геля для душа – Кем я сама себя буду считать?
- Ну же Оксана Владимировна – уговаривала Валентина, жалобным голосом, словно цепляясь за последнюю соломинку – Обещаю, я превращу вашу ночь в сказку
- Превратить в сказку я и сама могу – нахмурила губки Оксана, сжима пальцами поднятую мочалку с пола, выжимая из неё все сгустки пены
- Ну, Оксана Владимировна – умоляла Валентина, когда Оксана спокойно прошла мимо неё, сняв с двери белое махровое полотенце, взяв в руку с мочалкой флакон геля для душа – Я прошу вас, я просто не хочу вас терять
Мокрые пряди волос Оксаны, моросили касание нежную покрытую каплями воды кожу, вызывая при соприкосновении беглую дрожь порывом импульса по всему телу. По телу стекали мельчайшие капли влаги, скользя прохладой нежностью, повинуясь плавностью изгиба пикантных сексуальных форм тела Оксаны.
- И не потеряешь – заверила Оксана, покидая душевую кабинку, легонько толкнула дверь пальцами, переступила её открытый порог, звонко стукнув каблуками красных туфель по белому кафелю – У нас с тобой всё еще впереди – покидая душевую кабинку, говорила она, оставляя там рыжеволосую распутную девицу
- Я сохранила вам ваши отношения с вашим парнем и более того вернула доверие его старшей сестры – выбежала она вслед за Оксаной из душевой кабинки – И вот моя благодарность?! – устраивая драму, иронизировала Валентина
«А ведь она права, возможно, стоит её взять с собой к Кости, так это что же это придётся и в постель с собой взять, хотя ладно будь что будет», ухмыльнулась Оксана, предпочла не показывать свои переживая, лишь от волнения прикусила краешек губы.
- Ладно, хорошо – изнурённо вздохнула Оксана, соглашаясь на уговоры рыжеволосой распутницы
- Что хорошо?! – словно как вкопанная встала Валентина у Оксаны за спиной, раскрыв от удивления широко веки влагой сочувствия покрытия глаз    
- Я могу хотя бы увидеться с дочерью? – стукая каблуками мокрых туфель по покрытому каплями воды кафелю душевых помещений, Оксана подошла к вешалке, где висело её второе бело полотенце – Сегодня может у нас будет сказочная ночь    
«Ну не знаю, как у тебя, а у меня-то она точно будет», ухмыльнулась, раздумывая Оксана, кончиками пальцев одной руки, сняла с вешалки свободное полотенце, поставив флакон с гелем для душа на полку, что была  у стены справа от входа.
- Правда?! – жалким подобием голоса со слезами душевной горечи на глазах, спросила Валентина
- Ну конечно правда – обматывая мокрые золотистые пряди волос полотенцем, солгала Оксана, ухмыляясь при этом красивой формы улыбки – Ты ведь не думаешь ведь правда, что я тебя могу жестко наебать?!
- Нет
Дрожащим взволнованным голосом ответила Валентина, встав посреди душевых помещений полностью обнаженные, когда по её белоснежной коже стекали мелкие капли душевой воды.
- Даже и в мыслях не было такого – добавила потом Валентина
- Вот и я о том же? – продолжая улыбаться лживой ухмылкой, Оксана взяла флакон и мочалку в руки, виляя шикарной красотой мокрых бёдер подошла к входной двери  
- Вы точно приедете?
- А куда же я денусь – касаясь пластиковой ручки входной двери, кончиками пальцев свободной руки, Оксана легонько нажала на неё
- Я буду вас ждать
Говорила Валентина, когда в этот момент Оксана вильнув бедрами, перешагивая через высокий порог открытой двери, вышла из помещения душевых, тут же закрывая за собой дверь.
Помещения комнаты отдыха медицинского персонала, значительной частью была освещена, светом надвигающегося на деревню рассветом яркого солнца, пока другая её часть томилась в собственной сумрачной тени. Воздух был пропитан смешанным ароматом парфюма, которым пользовались медсестры и прекрасной силы вкуса чая с каркаде. Диван, на который Оксана сразу же посмотрела, как вошла в эту комнату, заметила разбросанные вещи, что она сняла с себя, простирались по полу чередой ковровой дорожки до двери душевых.    
- Рада тебя видеть Оксанка – напугала своей неожиданностью Катерина
Темноволосая девушка, была одета в фиолетовый необычайный оттенок летного платья, материал которого напоминал атлас, выражал все самые естественные привлекательности силуэта её тела.
- Мариша сама позвонила мне – рассказывала Катерина, задергивая жалюзи на большом пластиковом окне в комнате, создавая легкий в помещении полумрак
- Ну и сука твоя Мариша – грубо выразилась Оксана, нахмурив от обиды губки – Зачем приехала?
- За тобой – ухмыльнулась Катерина, повернувшись лицом, отразила всю пышность роскошных угольных волос – Аришка ждёт тебя
- А как же Костя?
- А ты не знаешь? – удивилась Катерина, виляя шикарной красотой бёдер, направилась на встречу Оксане
- Ну не тяни с ответом – ворчала Оксана, направляясь к шкафчику со своей номерной табличкой
- А у кого как ты думаешь, мы собираемся? – ответила риторическим вопросом Катерина – Нет-нет не сюда, твоя мама велела мне одеть тебя в её одежду – подходя к Оксане схватила её за запястье руки
- Что?! – возмутилась Оксана, надувшись как дикая кобра, посмотрела на наглую брюнетку, что держала её за руку – Ты что это сейчас серьезно?
- Твоя мать хотела одеть тебя самой, но я сказала, что с этим я сама справлюсь
- Ты же не думаешь, что я пойду в её тряпках?!
- Как раз это и думаю  
- Ты совсем охуела? – грязно в грубой форме выругалась на неё Оксана, пытаясь выхватить свою руку из рук наглой брюнетки – Ты не будешь мне диктовать что мне одевать
- Я кое-как уговорила твою мать, чтобы она разрешила тебе надеть юбку – заверила Катерина, держа крепко за руку Оксану – Вместо штанов и колготок, что она для тебя приготовила
- И где же те вещи, которые мне придётся надеть? – обиженно прошептала шепотом Оксана, глядя с оскалом неистовой злобы в глаза Катерины
- Так-то лучше – радушно улыбаясь, отпуская руку Оксаны, ответила Катерина
«Сука ебучая, еще будет под эту выдру мне подстраиваться», со злостью подумала Оксана, прошла по комнате, виляя шикарной красотой прекрасных ягодиц, при каждом шаге выражая пикантность их очертания.
- Ты пока одевайся – говорила Катерина, снимая сумочку, что висела на плече – Я выйду мне Романов, что-то звонит – пояснила она, доставая из неё трезвонящий сотовый телефон, направляясь к закрытой входной двери
- Слушаюсь моя госпожа – сморщив губки, вредничала Оксана, направляясь к дивану на котором стоял черный полиэтиленовый пакет – Что же мне еще остается делать
- Ты даже не представляешь, какой сказочный вечер, тебе приготовили – хвасталась Катерина, открывая входную дверь    
- Я блядь уже представляю – прикусывая краешек губы, испытывая злобу, ответила Оксана
- Я буквально на пять минут выйду поговорить
Перешагивая через порог открытой двери, заверила Катерина, когда её телефон продолжал трезвонить, тут же закрыла за собой дверь, умолкая его гулкий звон.
- Ебливая блядь – прошипела Оксана, стиснув от ненависти к ней зубы, присаживаясь мокрыми бёдрами на бежевый диван, рядом с большими черными пакетами, украдкой кончиками пальцев раздвинула его края, заглянула туда – Хм…. возможно стоит и посмотреть  
Спустя продолжительные двадцать минут, Оксана потратила, на то чтобы привести свой внешний облик в полный порядок. Опираясь каблуком зеленых весенних сапог, на поверхность пластикового подоконника, Оксана, выгнув спину, кончиком стрежня помады, подводила губы, щедро покрывая их слоем алого цвета. Золотистые пряди роскошных волос, волной сокрушимой страсти окутывали шею Оксаны, плавно ложась к ней на плечо. Черная тонкая кофточка, элегантно облегало тело Оксаны, вырисовывая эластичностью её изогнутую спину, отражая в достаточности естественного размера формы чашечек надетого под ним черного кружевного бюстгальтера. Угольного цвета, юбка, облегала шикарные ягодицы Оксаны, придавая им сексуальную притягивающую постороннему взгляду форму. Черного цвета чулки, обволакивали ноги Оксаны, эротический рисунок резинки которых пленял красотой очертания кружевного узора, лоснились приятным свечением, при попадании на них ярких лучей дневного деревенского солнца. Белая сумочка стояла на полке рядом пластиковым окном, там же Оксана разложила свои тени и пудру.
- Оксана Владимировна?!
Вопросительной интонацией голоса обратилась Валентина, открывая дверь душевых помещения, рыжеволосая девушка была обвернута в белое махровое полотенце. Прекрасный изумительный огненный оттенок каштана, мокрых волос Валентины, были скрыты под белым другим махровым полотенцем. Перешагивая высокий порог открытой двери, подобающей гордой львице, вошла в комнату отдыха рыжеволосая девица, возмущенно продолжая смотреть на спину Оксаны.
- Вы куда-то собрались?
«Блядь любопытная, ну почему ты всегда так вовремя!», сдержала Оксана дикий порыв эмоций при себе, медленно кончиками пальцев задвигая помаду в тюбик.  
- Извини моя дорогая – изумилась в улыбке Оксана – Планы сильно изменились – заявила она, взяв в руки раскрытые тени
- Но вы же обещали
- И я выполню это – едва контролируя свои эмоции, рявкнула Оксана повысив голос на любопытную рыжеволосую девушку, что встала за её спиной
- Когда?
- Хватит мне мозг ебать Валентина! – закрыла коробочку с тенями Оксана, с психу убирая её в раскрытую сумочку – Я же сказала тебе, у нас с тобой всё будет, но чуточку позже, мне нужно увидеть свою дочь
- И когда вас ждать
- Обещаю что не так долго – заверила Оксана, взявшись за белый летний плащ, что висел на краю полки, на которой стояла её белая сумочка –
- Знаю я ваше не так долго
- Это не твоё дело – повесив белый плащ на согнутую руку, огрызнулась Оксана, взяв в другую руку свою сумочку, направляясь к выходу, гордой выраженной походкой, прошла мимо рыжеволосой влюблённой девицы – И вообще не доставай меня попусту
- Но ведь…..
- И слушать не хочу – возразила Оксана, касаясь кончиками пальцев ручки входной двери, комнаты медицинского персонала, легким нажатием потянула её на себя
Завораживающая пленительная сила прохлады, что веяла в больничном коридоре, волной необузданного потока хлынула на тело Оксаны, обвивая её тело необъятными руками пропитанного ароматом цветущей зелени воздуха. Яркие лучи дневного солнца пробивались через листья растущего за окном могучего тополя, тени огромных веток и листьев которого вырисовывали на синих стенах танец природной страсти. За окном слышались разговорная речь молодых людей, собачий лай, урчание двигателя, проезжающей на улице газели скорой помощи, звон колокольчика пасущихся рядом на лужайке коров. Белые занавески на пластиковых окнах в коридоре колебались в такт проникающей прохлады деревенского чистого воздуха.  Прищуривая чуть лазурные сияющие блеском отраженного света голубые глаза, Оксана виляя пикантной красотой бёдер прошла по коридору, мимо идущих навстречу двух медсестёр, приветливо им кивая в ответ.
Вестибюль, в который вошла Оксана, выходя из коридора слева от стойки регистратуры, вмещал в себе достаточное количество пациентов. Молодая девушка уточняла у медсестры, работающей в регистратуре, график работающего терапевта, пока женщина, лет сорока пяти на вид, интересовалась записью на приём кардиолога. В зоне ожидания сидя на железных скамейках, сидели несколько пациентов, мужчина рассматривал интернет странички своего сотового телефона, молодой парень достав планшет играл в какое-то приложение. Большой жидкокристаллический телевизор, что висел на стене рядом со входом в коридор ведущий к кафетерию и в отделение скорой помощи, показывал дневной выпуск новостей, на который совсем никто из находящихся в фойе здания людей не обращал никакого внимания.
- Хватит со мной ругаться женщина! – возразила медсестра, повысив голос на темноволосую, женщину, тёмные густые волосы которой длинной до плеч – Вот Орлова у неё и спрашивайте когда, она будет вести приём своих пациентов
- Орлова постойте! – крикнула женщина за спиной у Оксаны, когда она прошла мимо регистратуры, стараясь не обращать на этот бардак никакого внимания
- Всё только в приёмные часы
Не желая общаться с этой женщиной, Оксана прошла мимо медсестры, что несла в руках стопку медицинских карт. Легким касанием пальцев Оксана стряхнула стопку так, чтобы она рассыпалась, падая прямо на пол ноги идущей следом за ней женщины.
- Что вы наделали! – испугавшись, вскрикнула медсестра, пытаясь схватить на лету рукой падающую из рук карту пациента
- Ох… простите пожалуйста – с сарказмом выражая застенчивость Оксана продолжила направляться в сторону парадных больших двустворчатых деревянных дверей – Я так нерасторопная, простите мою оплошность
Выражая подлостью характера улыбку на алых щедро накрашенных помадой губах, Оксана подошла к дверям парадного входа. Открывая одну из её створок, схватившись за большую ручку в форме шара, всей пятерней пальцев, Оксана толкнула её от себя, проходя в тамбур, шикарным очертанием сгибая ногу в колену. Скопившейся там воздух был душным, свет моргающей лампочки дневного света без устали моргал, то зажигаясь ярким светом, то потом тут же тухла, придавая атмосферу этого узкого помещения мрак.
Открывая входную дверь, ведущую на улицу, Оксана, прищуривая слегка глаза ощущая влияние лучей яркого солнца. Воздух был пропитан ароматом сирени, кусты которых распустились в шикарной естественной природной красоте рядом с большим каменным крыльцом главного входа в больничное здание. На крыльце стояли две молодые медсестры, в белых коротких халатиках, они уткнулись, весело хихикая, девушки обсуждали комментарии одной из странички одноклассников в социальных сетях. Прямо возле входа, что особо удивило Оксану, стоял черный лимузин, сверкающий в падающих на него лучах солнечного света. Шикарный автомобиль принадлежал семейству Романовых, от чего Оксана заметила и самого Романова, что общался с Катериной, стоя у отрытой задней двери. Поправляя рукав черного, надетого на нем пиджака, Романов с весьма хитрой улыбкой, о чем-то непонятном радостно общался с Катериной. В салоне изумительного дорого автомобиля сидела Виктория, в красном обворожительном платье, девушка, облокотившись на спинку кожаного сиденья, высунула одну ногу из машины, касаясь красным каблуком туфель разбитого тротуара, рядом с которым остановился черный лимузин.      
- Ну, надо же какая встреча
Спускаясь по ступенькам, изумилась в красивой улыбке Оксана, ставя ноги крест накрест, прищурила немного глаза от яркого направленного в них солнечных лучей.
- Оксана Владимировна – приветливо хитрой улыбкой, ответил Романов – Садитесь в машину, пожалуйста, хочу лично поздравить вас с выздоровлением и то как вы гениально распутали ваше первое дело сестёр Скворцовых
- Да я вообще-то на своей, хотела поехать
- Садитесь, Оксана Владимировна! – настойчиво повторил Романов, уже серьезным тоном голоса
- Надеюсь, это много времени не займет – предположила Оксана, спускаясь со ступенек на тротуар
- Романов тока прошу тебя – умоляющим голосом, говорила Катерина, обращаясь к Романову, продолжая столь взволнованно смотреть в сторону Оксаны – Верни её не сильно пьяной и не поддавайся на её уловки у неё сегодня ночь с любимым человеком, правда ведь Оксана?
-  Мы всего лишь прокатимся немного по деревни, после чего я верну Оксану Владимировну в целости и сохранности на то место, откуда я её взял – заверил Романов, держа заднюю дверь перед Оксаной открытой, в тот момент, когда Виктория пересела на другое его сиденье  
- Ну если мне сам Сергей Викторович предлагает – ухмыльнулась Оксана подходя медленно к отрытой задней двери, чарую прелестью движения при каждом шаге – Как я могу ему отказать
- Оксанка! – упрекнула Катерина, вцепившись в руку Оксаны, вынудила её остановиться, когда она проходила рядом с ней – Не испорть всё Кости, они с Еленой так долго старались чтобы устроить тебе праздник в день твоей выписки      
- Я уж как-нибудь постараюсь – улыбаясь хитрой восторженной улыбкой, Оксана, выгнув спину перед Романовым, когда Катерина отпустила её руку, озабоченный кошкой влезла в теплый салон роскошный салон лимузина, расположившись на заднем сиденье – Сама в этом разобраться
- Здравствуй Оксана – поприветствовала Виктория
Молодая девушка имела весьма расплывчатый цвет волос, между белым и золотистым, цвета соломы волос. Откровенное красное платье, подчеркивала изящность и притягательность скромных сексуальных форм её хрупкого тела. Выраженная грудь, была в чашечках этого платья, что придавали её пикантной объёму форму. Тело привлекательной блондинки пахло искушающей силой парфюма «English Lavender Yardley», что  сказочном слиянии веяли запахом бергамота, розмарин и конечно же чарующего оттенком необычайного вкуса лаванда, необычайной страстью герани, а так же потрясающей свойственной природному запаху белого кедра.  
- М… моя дорогая Виктория – блистательной красоты улыбки ответила Оксана, облокотившись, спиной на спинку приятного черного кожаного сидения – Ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть – положив справа от себя белый плащ, поставила на него свою белую сумочку
- Я же сказал, что привезу Оксану Владимировну к намеченному месту – повторил своё заявление Романов – А пока у меня есть к ней более личный разговор
- Я могу присутствовать при нём?! – спросила разрешения Катерина, когда Романов влез в салон роскошного лимузина, расположившись на сиденье слева от Оксаны – Поскольку я отлично понимаю, куда ты повезешь нашу Оксанку
- Если только Оксана Владимировна это сама пожелает – посмотрел Романов в ожидании ответа на Оксану
- А о чем пойдёт разговор? – поинтересовалась Оксана, положив ногу на ногу, отразив перед этим мужчиной прекрасный силуэт эластичных бёдер    
- О ваших встречах с гражданином Нечаевым у меня за спиной – пояснил Романов, отвечая на вопрос Оксаны, чем очень сильно удивил этим – Нет-нет не пугайтесь так, дело ваше конечно
- Оксанка о чем он говорит? – наглым образом, без приглашения, влезла Катерина в салон черного роскошного лимузина – Мне тоже самой интересно, что за ты протокол составила вместе с районным местным следователем? – закрывая за собой дверь, она села на одном сиденье, рядом с Оксаной
- У меня что не должно быть своего выбора? – рассердилась Оксана, грозно это выкрикнув, заволновалась, увидела знакомый протокол, составленный Нечаевым, подписанный её рукой
- Хорошо поступим так – протянул он Оксане в руке протокол – Мне всё равно это ваша семья и ваши родители, поступайте так, как сочтёте нужным или можете на основании этого сегодня выдвинуть свои требования своему отцу
- И вам абсолютно всё равно, если я засажу эту дуру в психушку? – удивилась Оксана такому суждению, когда автомобиль плавно тронулся с места
- Ваш отец Оксана Владимировна этому сильно не обрадуется – предупредил Романов, словно восхищаясь внешностью Оксаны  
- Оксанка! – удивилась Катерина подлости со стороны Оксаны, когда она убрала этот листом бумаги, свернув, положила его в сумку – Тебя что совсем не заботит судьба твоего отца
- А его моя судьба хоть когда-нибудь беспокоила? – суровым голосом нахмурив от обиды губки, спросила Оксана
- Но так же нельзя! – упрекнула Катерина
- Вы можете поставить ему этой бумагой суровой ультиматум, если он вам так нужен, уверен вот перед вами могучий Рамазанов, преклонит колени
- Пожалуй, именно так я и поступлю – заверила Оксана
- Ты не можешь! – возразила Катерина, не соглашаясь с мнением Оксаны – Твой отец столько сделал для тебя, подумай и о нём – коснулась она приятной нежностью пальцев кисти её руки
- Вот именно я могу – гордо заявила Оксана – Господин Романов, а что это мы просто так сидим, может, вы угостите меня бокальчиком хорошего вина или шампанского
«Я всегда должна получать, то что сама хочу», подумала Оксана с хищной страстью посмотрела на Романова, чаруя этого мужчину прелестью лазурного прекрасных голубых глаз взгляда.
Оставила Оксана сумочку лежать на сиденье, плавно двигающегося автомобиля, что медленно выехал на дорогу, двигался уже напротив крытого деревенского рынка, подсела на сиденье к Романову, оставив Катерину сидеть одну.  
- Что если нам распить бутылочку одну на двоих?
Предложила Оксана, настойчиво садясь на колени к этому мужчине, обвивая рукой его шею, прижалась к его телу, ощущая столь стойкий аромат парфюма от его тела.
- Или я могу испить бутылочку из ваших рук – предложила Оксана, ластясь к нему как кошка, поражала этого мужчину своей настойчивостью
Манящий стойкий одеколон «Acqua di Parma Colonia Oud Eau de Cologne Concentree», пленил рассудок Оксаны. Верхние нотами такого изысканного вкуса служило сочетание ароматов таких как апельсин и бергамот. Базовой комплекцией столь естественного вкуса были кедр, «агаллоховое дерево» сплелись воедино в гармонии с кориандром. Поражающей утонченностью стихии бесподобных ароматов служили сандаловое дерево, мускус пачули и запах кожи, преобладание столь сильных запахов, вызывающих у женщин дикую головокружительную страсть    
- У вас такой вкусный одеколон – похвалила Оксана, ощущая руку Романова на своих бёдрах, ответила ему взаимной прекрасной улыбки
- Виктория дорогая – обратился Романов к девушке, что сидела на сиденье напротив – Ты не подашь нам с Оксаной Владимировной бутылочку вина и два бокала, пожалуйста  
- Оксанка нет! – не согласилась с этим утверждением Катерина – Романов ты сказал, если вы уладите свой вопрос, то ты вернешь туда, откуда ты нас взял, она после такой тяжелой травмы просто ищет способ расслабиться
- Заткнись! – прошипела, выражая недовольство Оксана – Я сама решаю, что мне нужно!
- Я тебе сейчас дам заткнись! – треснула Катерина, замахнувшись, Оксану ладонью по бедру
- М….. – стиснув зубы, стерпела Оксана жгучий шлепок, обвивая пальцами подбородок мужчины, направляя его взгляд на себя – Р…. – прорычала она дикой необузданной кошкой перед его губами
- Вы всегда знаете, чего хотите Оксана Владимировна
- Оксанка прекрати вести себя как шлюха – упрекнула Катерина, когда Оксана опираясь коленями обеих ног, на сиденье, сидела на коленях мужчины, прижимаясь к нему своим телом  
- Я веду себя, как подобает королеве – гордо заявила Оксана, положа руки на плечи Романова, обернулась, посмотрела возбуждённым недовольным взглядом на Катерину – Получаю и даже требую то чего сама хочу
- Правильно – согласился Романов, обхватив пальцами, обеих рук, выставленные ягодицы Оксаны
- Сергей Викторович – разливая из открытой бутылки вино в бокалы, обратилась Виктория – Не желаете ли показать своей королеве ваш новый участок земли, что вы купили недалеко от деревни
- Вы купили себе землю?!
Удивилась Оксана, обвивая лицо Романова, терлась озабоченной кошкой о её тело, позволяя его необузданным губам, что излучали пламенный жар, касаться через черную кофточку пышной выставленной груди.
- Зачем вам участок?
- Скажем это охотничье угодье – пояснила Романов – Там есть чистый пруд, где как раз рыбачат сейчас ваш отец и ваш парень, и именно туда мы направляемся
- И ты сука ты такая знала это и молчала об этом? – обернулась снова Оксана, обращаясь в грубой форме к Катерине  
- Я просто не могла раскрывать всю тайну этого вечера – застенчиво улыбнулась Катерина, положив ногу на ногу, отразила эластичность собственных бёдер – Только давай, чтобы Костя не знал о твоём распутном поведении
- И не узнает – продолжая прижимать ладони обеих рук к щекам Романова, ощущая колкость его щетины, Оксана глядя в глаза мужчины от сильного возбуждения прикусила краешек губы
- Я надеюсь, ты знаешь что делаешь – была недовольно Катерина, глядя на распутство Оксаны
- Оксана – обратилась Виктория, когда Оксана уже поднесла раскрытые алые губы к губам мужчины, ожидая от него поцелуя – Выпей немного вина расслабься
«Блядь как ты не вовремя со своим вином», нахмурила Оксана недовольно губки, отпрянула от тела мужчины.
- Спасибо Виктория – прикусывая от сильной раздражительности краешек губы, ответила Оксана, взявшись пальцами за тонкую ножку хрустального бокала – Ты так любезна по отношению ко мне
- Оксанка сядь и угомонись – посчитала это некультурным, возразила Катерина, указывая взглядом недовольным серо-голубых глаз нам место рядом с Романовым
- Посмотрите, какая здесь красивая природа – обратил Романов внимание Оксаны, когда Виктория что сидела на сиденье напротив опустила окно, пока другой рукой передала второй бокал ему в руки – Должен признать пришлось поторговаться с одним из прошлых хозяев, чтобы его выкупить
- Наверно вы заплатили за это несусветную цену – рассмеялась Оксана, поднося бокал с вином, к алым жаждущим поцелуя губам
- Вы даже не представляете какую – поддержал чертовски привлекательной улыбки этот мужчина
Автомобиль двигался по склону вверх, вымощенная дорога, была посыпана гравием, однако шикарный лимузин преодолевал с легкостью неровности израненного ямами полотна. Могучие стволы хвойных деревьев возвышались вверх, закрывая огромными ветками от просвета, разыгравшегося над местностью яркого солнца. Аромат естественной природной силы хвои, преобладал в воздухе, справа по движению лимузина вверх по склону, протекал горный лучей, спускающейся с гор тихо играл мелодию плеска, бьющуюся о камни воды. Местность казалась в одно время дикой, густой хвойный лес, однако гравийное полотно было почти идеально ровным, учитывая столь суровые природные условия.  

***
Тихая утонченная мелодия леса, пленяла слух, в сочетании с влиянием чистого природного аромата хвои, что царствовал в атмосфере, все казалось таким бесподобным. Возвышались вверх могучие стволы кедровых деревьев, закрывали просвет от палящих лучей солнца. Вдали было слышно как выдалбливает гнездо дятел, как на рядом расположенном большом водоёме, рядом в нескольких метрах от искусственного водопада плавали утки.  Местность казалась такой дикой, как будто здесь приложила руку сама природа, всё включая запахи листвы деревьев и высокой травы в сочетании с пышными кустами ягод вперемешку, всё казалось на первый взгляд таким естественным. Сам воздух был такой чистый, позволяющий легко дышать, на полную силу легких.
Большой двухэтажный дом, что считался собственностью Романова, был вымощен из крепкого кедрового бруса, сохранивший его первозданную природную силу аромата.  Крепкие ограждения веранды самого дома, над которым нависала громадная крыша дома, опоры что её держали, всё было как специально пропитано смолой этого изысканного дерева, излучающего столь стойкий запах. Аришка и Маргарита бегали друг за другом по веранде дома, весело смеясь, стукая каблучками детских туфель по её деревянному покрытию. Большой стол, что стоял на веранде под громадной крышей, тоже был выполнен из кедрового бруса, вмещал в себе ассортимент разной еды, горячие блюда картофеля с поджаристой корочкой говядины, свинины. Разновидности рыбы, а так же большое изобилие фруктов, в сочетании с апельсиновым соком размещенных в четырех графинах.
- Правда красивое место – признала Оксана, поднимаясь вверх по его выложенной камнем дорожки стукала каблуками зеленых сапог – Даже не представляю во сколько оно вам обошлось
- Оксана доченька -  заметила Марина Викторовна, вставая тут же со стула, на котором сидела
- Мама! – вскрикнула от радости Аришка, что тут же застучала каблучками детских туфель по веранде дома, направляясь к ступенькам его крыльца  
- Оксана приехала! – крикнула тут же радостно Маргарита побежала следом за Аришкой  
- Аришка дочка – радостным голосом не обращая внимания на Марну Николаевну, вскрикнула Оксана – Мама по тебе скучала
- Я тоже по тебе скучала мама – подбежала девочка к Оксане, когда она присела перед ней на корточки, позволила детским ручкам, обеих девочек себя обнять – Маргарита привет –провела она ладонью руки по голове обнимающей её за плечи девочки  
- Оксана Владимировна – обратился Романов, остановившись за спиной у Оксаны – Мне как-то неудобно было спрашивать, но как вы сами себя чувствуете?  
- Сейчас уже все намного хорошо – ответила Оксана, вставая на ноги, взяла за руку девочку
- Оксана доченька
Выражая иронию сочувствия или какой-то непонятной жалости, изобразила на лице Марина Николаевна, спускаясь по ступенькам деревянного крыльца, направляясь навстречу к Оксане.
- Как же я по тебе соскучилась  
- А я нет мама – холодно ответила Оксана, прошла мимо, держа ребенка за руку
- Отец с Костей рыбачат на пруду господина Романова – пояснила Марина Николаевна, скорчив губы от недовольства  
«Век бы тебя не видела», грубо подумала Оксана, проходя мимо Марины Николаевны, подходя к ступенькам вымощенного деревянного крыльца
- Доченька а что это у тебя розовый шрам на шее?! – взволнованно спросила Марина Николаевна
- Последствия моей неосмотрительной работы – не придавая волнения Марины Николаевны никакого внимания, ответила Оксана, наступая каблуком зеленых сапог на ступеньку крыльца
- Тебя что душили?! – продолжая бессмысленные, по мнению Оксаны, волнения, спросила Марина Николаевна  
- Я тоже об этом хотела спросить – заявила Катерина  
- Дорогая моя невестка – радостно пьяным голосом вскрикнула Елена, что сидела за столом, на фоне красивого дикого водопада, что необузданной волной сливался в водоём – Как же я рада тебя видеть в добром здравии
Преодолевая большое усилие, Елена медленно поднялась со стула на котором сидела, выражая красным надетым на ней платье, всю изысканную женственную красоту собственного тела. Шифон, материал из которого был выполнен пошив длинного красного платья Елены, смотрелся просто бесподобным преображая все естественную красоту её тела, выражая чашечками грудь, поясом с блестящей бляшкой осиную талию и бёдра, а разрезом с боку, обнаженную красоту её стройных ног. Высокий каблук красных туфель с блестящими стразами, придавал весьма сексуальный образ внешнему виду этой брюнетки. Будоражащая сила утонченных вкусовых ароматов парфюма «Guerlain — Shalimar Parfum Initial L'Eau Si Sensuelle», сплелась воедино в композиции сказочных оттенков таких как бергамот, жасмин и непревзойденность мероли.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила Елена, держа в руке бокал красного вина
- Хм… здесь я каждому должна ответить на этот вопрос?! – прикусывая от раздражения краешек губы, спросила Оксана
- Естественно кроме меня – услышала Оксана голос Роксаны, что вышла из дома, в шикарном фиолетовом легком платье, материал которого по своему свойству и естественному пошиву напоминал атлас – Ты выглядишь, бесподобна сестра
- М…. Роксана и ты тут – ухмыльнулась Оксана столь неожиданной встречи – Не хватает только Изабеллы и всех её противных подружек, включая даже вашу любимую Власову, так ведь господин Романов
- Скажем так Власова, жаждет получить жирный кусок – пояснил Романов, придерживая Оксану за локоть, помог ей вместе с Аришкой подняться по ступенькам деревянного крыльца – Который ей естественно не по зубам  
- И вы ей не поможете? – удивилась Оксана
- А зачем? – возразил Романов – Вы ведь кажется с ней в ссоре после одного случая
- Видеть эту ведьму просто не могу – согласилась Оксана, выражая вслух свои мысли – А что на счет вашей жены, а господин Романов?
- Изабелла с Павликом в Москве – ответил Романов, поправляя рукой рукав собственного черного пиджака – Виктория дорогая ты не поухаживаешь за нашей почтительной гостьей, в честь которой мы устроили праздник
- Внушительно – согласилась Оксана, подходя к свободному стулу выполненного из кедровых веток с большой удобной изогнутой спинкой – Я так устала и ужасно голодна, всю ночь оперировала пациентку
- Боже! – ужаснулась Марина Николаевна, прижав ладони своих рук к своим губам – Доченька, что же ты себя не бережешь, ты хоть не ради нас с отцом, ты хоть ради дочери своей побереги себя и ради конечно своего жениха – указала она взглядом своих пустых серых глаз на тропинку по которой шли Рамазанов и Костя с удочками на плечах держа в другой руке по ведру  
- Костя – удивилась Оксана, обратив внимание на мужчину, что шёл рядом с Рамазановым
- Ну как улов господин Рамазанов?! – крикнул восторженно Романов
- Можно было бы и получше учитывая за какую цену вы приобрели этот участок включая и его водоём – ответил Рамазанов – А сейчас если вы не возражаете, я бы хотел поздравить свою дочь с выздоровлением
- И с решенным очередным делом – гордо заявила Оксана, сидя на стуле взяла девочку за талию посадила её к себе на колени
- Доченька! – душевно изображая драму на лице, хотела возразить Марина Николаевна
- А что? – не согласился Романов с мнением Марины Николаевны – Знали бы вы каких трудом мне стоило вытащить вашу дочь из лап правосудия, там всё было сложно, когда Оксану Владимировну арестовали за проникновение в частную собственность
- Дочка ты, что была в тюрьме?! – вновь была поражена Марина Николаевна
- Ваша дочь Марина Николаевна – гордо заявил Романов – Ради спасения жизни своей пациентки и её старшей сестры пробралась в частную собственность, устроила обыск и проникла в подвал и при ней была сумочка её коллеги
- Господин Романов! – возразила Оксана, посчитав это неуместным с его стороны – Думаю достаточно, они уже всё поняли
- Мне стоило больших трудов убедить судью – намекая пальцами, какую сумму пришлось заплатить, чтобы судья вынес сразу же оправдательный приговор – Понимаю, я всё могу, когда у меня есть связи и большие деньги, но…..
- Мы уже поняли это господин Романов – хриплым голосом ответил Рамзанов – Как ты дочка?
- Оксана – приветливо кивнул Костя, поставив удочку рядом у ступенек крыльца, облокотив её на перила – Как ты?
- Ужасно соскучилась по тебе – выражая лживую ироничную иронию, ответила Оксана – И по своей доченьке – поцеловала она девочку в щечку, прижимая её голову к своему телу
- Ну раз мы все уже разобрались – предложил Романов развел руки в стороны – Прошу всех к столу, нужно же поздравить нашу Оксану Владимировну
- Да-да давайте все к столу – согласилась с этим утверждением пьяная Елена – А с вами Марина Николаевна мы еще не выпили за примирение наших семей
- А что между нами когда-то были разногласия? – недовольно спросила Оксана, позволяя Катерине налить в бокал, что она держала в руке багровое сладкое вино
- Ну выпьем – сразу же сменила тему Елена – Чтобы их никогда не было
- Да правильно – согласилась с этим утверждением Катерина – Чтобы их никогда не могло быть
Продолжительные несколько часов Оксана провела на свежем воздухе, насыщенный природной целеной силой его аромат хвои словно вдохновляли организм новыми целительными свойствами силы. Солнце постепенно стремительно заходило за горизонт, пробиваясь мощью лучезарных красных лучей через тернии густых пышных хвойных веток могучих, оставляя на небе красивый след. Трепание птиц начало смолкать, воздух, после выпитого нескольких бокалов вина, становился теплее к закату, тело словно пылало неистовым жаром бурлящего в крови алкоголя.
- А сейчас прошу меня извинить – заявил Романов, вставая из-за стола, вытер губы белым столовым полотенцем – Но меня ждут дела  
- Сергей Викторович – обратился Костя, вставая со стула на котором сидел рядом с Оксаной – Я конечно понимаю у нас с вами были разногласия в последнее время, но спасибо вам, за этот вечер и возможность побывать……
- Я понимаю Константин – протянул Романов руку – Это все только ради Оксаны Владимировны
«Романов словно задаривает меня, но для чего?», удивилась Оксана заметив хитрое выражение лица Романова.
- Всё равно от души вам просто человеческое спасибо – пожал Костя руку Романову – Я просто думал люди вашего положения, будут относиться к людям, таким как я, как-то….
- Наплевательски?! – продолжил недоконченную фразу Романов, делая в голосе интонацию, как будто это был вопрос      
- Ну, примерно так – согласился с этим утверждением Костя
- В какой-то мере вы Константин возможно и правы – признал это как факт Романов – А тепреь действительно прошу меня извинить, но мне пора, оставайтесь здесь сколько захотите  
- Господин Романов – обратился, вставая со стула пьяный Рамазанов, оставаясь так и одетый в спецовке, зелёной камуфляжной расцветки – Мы наверно с Мариной поедем, пускай молодые развлекаются
- Я наверно тоже поеду – заявила Елена, с трудом поднявшись со стула, будучи уже совсем пьяной, едва стояла на ногах – Марго дочка!  
- Я хочу с Маргаритой – жалобно попросилась Аришка, сидя у Оксаны на коленях
- Ну если Костя будет не против – чарую своего мужчину прелестью лазурного взгляда сказочных по красоте голубых глаз, обратилась Оксана к Кости – Ты ведь не против если моя дочь еще погостит у вас
- У нас – заверил Костя – Ты теперь часть нашей семьи – заявил Костя, обвивая за талию Оксану  
- Ну хорошо – согласилась Оксана, прикусывая от волнения губу
«Сука такая уже всё за меня решил, пускай и не мечтает у плиты как законченная баба, я стоять у него не буду», подумала Оксана, нахмурив от обиды губки.
- Дорогой – предложила Оксана, касаясь кончиками пальцев тонкой ножки бокала на стекле которого остался багровый след от помады – А не спуститься ли нам к водоёму, тут так красиво, хочу поближе посмотреть столь дикую местность
- Как пожелаешь любимая – поддержал такую идею Костя, улыбаясь пьяной улыбкой
- А где Роксана? – взволнованно спросила Марина Николаевна
- Там же где и Катерина – ответила, нахмурив губки Оксана, опуская Аришку с колен, придерживая девочку за талию фиолетового надетого на ней платья – Лакают кошки вино, сплетничают о женском счастье и несчастье
- Тогда мы оставим девочек горевать вместе – согласилась Марина Николаевна, взяв под руку Рамазанова – Они думаю хорошо проведут тут время на природе
- Надеюсь Оксана присмотрит за своей сестрой
- Кто бы за Оксаной бы присмотрел – нахмурила губки Оксана, держа в руке бокал с вином    
- Ну раз кто собрался назад в деревню прошу в экипаж – торжественно предложил Романов, взволнованно вытаскивая телефон из кармана пиджака, в последствие чгео на лице пробежала мелкая дрожь ужаса – У меня времени и так в обрез – произнес он это уже более медленной интонацией голоса
«Его что-то беспокоит, но вот что, Романов стал меня словно задабривать, он и раньше так делал, но теперь еще лучше стал у него какие-то проблемы явно», раздумывала Оксана глядя на лицо Романова, отпила маленький глоток вина с бокала.
- Пойдём Володя – предложила Марина Николаевна, подходя к ступенькам крыльца – У нас дома залежалась бутылочка хорошего вина, которую я уже давно мечтаю с тобой открыть  
- Сергей Викторович – взволнованно обратилась Виктория, как только Романов стал спускаться по ступенькам крыльца – Я хотела бы остаться с Оксаной, если вы не возражаете
- Ты мне сегодня не нужна – словесно отмахнулся Романов, направляясь к открытой двери черного лимузина – Оставайся с Оксаной Владимировной и проследи за их безопасностью, в случае чего докладывай мне лично
- Оксанчока дочка – пьяным голосом обратилась Марина Николаевна, спускаясь по ступенькам, чуть не упала, позволяя крепким мужским рукам Рамазанова вовремя её поймать – Будь хорошей зайкой для своего жениха
- Обязательно мамочка – с сарказмом ответила Оксана, скрасив радушие лживой улыбкой, наблюдая, как Аришка побежала вслед за Маргаритой по каменной дорожке, ведущей к лимузину
- Так кто бы меня еще спустил? – обратилась Елена ко всем, подходя медленно к ступенькам крыльца, с трудом держалась на ногах – Я сегодня так напилась
- Я помогу сестре спуститься с лестницы – пояснил Костя, направляясь по веранде к пьяной Елене, что вцепилась рукой в поручни перила
- Да именно об этом я и подумала – улыбнулась Оксана, распущенной улыбкой, ощущая легкий дурман в голове после выпитого сладкого вина – Помоги а то развалится тут еще как корова, только этого мне не хватало
- Ты ведь её вылечишь?! – спросил с усмешкой Костя, подходя к Елене, взяв сестру под руку
- Я думаю, любой хирург вылечит перелом рёбер, бедра, руки ну там еще чего за исключением шеи, которую легко будет свернуть при падении – грубо выразилась Оксана, допивая остатки вина с бокала, чувствую во рту его приятный вкус винограда
- Оксана! – удивилась такой жестокости Елена, с трудом, пользуясь поддержкой брата спускалась по ступенькам – Уж от тебя я такого точно не ожидала
- Вот и зря – сморщила Оксана губки, глядя с сочувствием на пьяное тело Елены
- Оксана тебя что-то печалит? – спросила внезапно Виктория, медленно подходя к столу, рядом с которым, под навесом большой крыши, стояла Оксана – Ты словно сама не своя
- Да нет все нормально – отрицая глупое предположение волнующейся девушки, ответила Оксана, присаживаясь на теплый деревянный стул, глубоко вдохнула пропитанный хвоей смолой воздух
- Может скрасить твою печаль бокальчиком вина? – предложила Виктория, подмигнув глазом, обвивая кончиками пальцев горлышко открытой наполовину пустой бутылки с вином  
- Было бы неплохо – согласилась Оксана, положив ногу на ногу, отразила перед стоящей напротив блондинкой красоту эластичности собственных бёдер  
- Предлагаю выпить за нас – наполняя бокал для Оксаны, белокурая девушка любовалась оставленным на его поверхности следом алой помады
- За нас?! – удивилась Оксана такой конкретики со стороны этой девушки  
«Уж не думает ли эта тупая сука, что я её к себе в постель пущу», сама не ожидая от себя, тихо произнесла Оксана вслух выраженные мысли.
- И туда тоже пустишь – услышала Виктория шепот Оксаны
- И не думай! – выхватила Оксана бокал с вином у девушки из рук, расплескав его капли на поверхность стола
- А что скажет твой парень? – ухмыльнулась подлой улыбкой Виктория – Захочет ли он секс с двумя блондинками одновременно
- Ты мне кажется совсем охуела! – грязно выругалась на эту девушку Оксана
- Костя! – окликнула Виктория назло, когда она поднимался по ступенькам крыльца веранды, в тот момент за его спиной тихо тронулся с места черный лимузин
- Не смей! – злобно прошипела Оксана, выплеснув девушке в лицо, весь бокал красного вина, тут же вскочила со стула, на котором сидела, побежала к ступенькам крыльца на веранде дома  
- Оксана! – ужаснулся Костя глядя на девушку, по лицу и коже белоснежных плеч которой стекали капли багровой прелести вина – Что ты наделала?
- Костя! – вскрикнула с ужасом в глазах от испуга, Оксана бросилась в объятия своему мужчине, позволяя его рукам обвить собственную талию
- Зачем ты это сделала? – был поражен Костя, обвивая руками талию Оксаны, прижал в себе, наблюдал как девушка, в лицо которой плеснула она вино с бокала забежала в открытые двери дома – Что она тебе сказала?
- Она хотела предложить тебе секс втроём – изображая ревность Оксана со слезами на глазах, после пережитого испуга, тихо прошептала под ухо Кости – Я просто не хочу тебя ни с кем делить
- И для этого нужно было плеснуть бокал девушке в лицо?
- Давай просто спустимся к озеру и постоим – предложила Оксана, выражая тут же улыбку на алых раскрытых пылающих жаром сладких, пропитанных вином, губах
- Хорошо – согласился с улыбкой на лице Костя, когда Оксана нежности своей ладони провела по его грубой колкой щетине – Только надеюсь, ты там никого ничем не плеснёшь?
- Ты такой милый – ухмыльнулась Оксана распущенной прелестью улыбки алых щедро покрытых слоем вина губ – Покажешь мне дорогу к пруду Романова
- Тебе не показалось странным, что Сергей Викторович, куда-то очень сильно спешил?
- Возможно, он выглядел немного взволнованным – признала это Оксана направляясь следом за Костей, что спустился по ступенькам веранды крыльца дома – Скорее всего каике-то дела в правительстве вынудили его срочно вернуться и занять трон правителя
- Да но он же не президент – возразил Костя, прошелся по каменной мощенной дорожке, что вела к деревянной лестнице, вниз к пруду
- Это один из тех кукловодов по воле которого решаются дела в нашей стране – выражая своё мнение, говорила Оксана – Ты ведь никогда не видел Романова по телевизору, правда ведь, но вся деревня знает его как депутата государственной думы
- Романов влиятелен – признал это Костя, касаясь пальцами, деревянного перила лестницы, ведущей вниз к водоёму
- Стой, подожди – остановившись на ступеньках лестницы, попросила Оксана
- В чём дело? – удивился Костя, спустившись по лестнице, встал в высокой траве
- Надо же мне тебя немного побаловать – чарую прелестью похотью улыбки, Оксана, коснулась ремня черной надетой на ней юбки, расстегивая его бляшку, медленно начала снимать с себя юбку
Виляя роскошной красотой бёдер Оксана, словно змея в танце дикой страсти, пленила красотой изгиба своих ягодиц, снимая с себя черную юбку, оставила её лежать на ступеньках. Опираясь обеими руками на перила лестницы, Оксана отразила перед мужчиной красоту эластичности выставленных ягодиц, вся изысканная сила красоты которых была скрыта за черными кружевными черными шортиками. Легкий воодушевляющий ветер, словно похотливый развратник обвил нежностью потока бёдра Оксаны, завораживая прохладой касания, тормошил золотистые волнистые пряди волос. Отблеск света проникающих лучей через тернии, пышных веток кедра, распустившихся над головой, отразил дикую порочную похоть в лазурно голубых, подобно самородку топаза глазах Оксаны. Покусывая краешек губы, Оксана не могла справиться с сильным возбуждением, что бурлила в её жилах, туманила рассудок вином, вызывая сильное сексуальное влечение, которому невозможно было противостоять.      
- Оксана тут довольно прохладно – забеспокоился Костя, продолжая стоять в высокой траве рядом с большим озером с искусственным водопадом – Зачем ты сняла юбку
«Ты такой идиот Костя», подумала Оксана, продолжая кусать от волнения краешек губы.
- Чтобы порадовать тебя своим тело – изумилась в улыбке Оксана
- Ты и так радуешь меня
- Что-то незаметно – нахмурила губки Оксана, посчитав ответ этого мужчины за душевную обиду
- Оксана послушай – выражая словно душу наизнанку говорил Костя – Я люблю тебя такая какая ты есть на самом деле и хочу быть с тобой
«Блядь ну опять это слово, можно же просто обойтись и без него», кусая взволнованно краешек губы, думала Оксана, стоя на ступеньках деревянной лестницы, глядя в глаза этому мужчине.
- Может, вернемся в дом – предложила Оксана, не зная, что и ответить, отражая застенчивость, блеклым румянцем на щечках
- Ты замерзла? – забеспокоился Костя, наступая на ступеньку, положив руку на перила лестницы  
  - Мне просто не хватает твоих теплых и нежных объятий – вздохнула Оксана, издавая легкий возбужденный стон, повернула свой возбуждённый взгляд на ступеньки деревянной лестницы
- Пойдем в дом – согласился Костя, поднимаясь по лестнице навстречу к Оксане  
- А как твоя королева – сгорающей страстью интонацией голоса постанывая через каждое слово говорила Оксана, взявшись рукой за свою грудь – Я могу чуточку обнаглеть?! – прикусывая краешек губы нагло заявила она  
- Что ты имеешь в виду? – поднявшись до уровня Оксаны, встав чуть ниже, спросил Костя, оценивая её изнемогающее состояние
- Я хочу весь остаток пути пройти у тебя на руках – обвивая шею мужчины, заявила Оксана, впадая в его объятие, даже через спецовку надетую на нём ощутила телом его трепетное сильное желание – Ты ведь не будешь против?
- Нет конечно – улыбнулся Костя, стоя на ступеньках подхватил Оксану своими крепкими могучими, по её мнению, руками на которых она чувствовала себя королевой, свесив голову вниз
Мужчина поднимался, держа изнемогающее тело Оксаны на своих руках, словно не чувствуя никакой усталости, он с легкостью преодолевал ступеньки продолжительной тянущейся деревянной лестницы. Пылкое дыхание волнующим трепетом исходила от грудной клетки мужчины, на руках которого была Оксана, словно он уже не мог больше терпеть своё возбуждение. Оксана пылко стонала легким стон у него на руках, пока он поднимался по каменной дорожке, ведущей к дому до самого крыльца, возбуждая самца утонченностью женского ритма голоса вызывающего желание.
- Ты так возбуждаешь Оксана – признался Костя, поднимаясь по ступенькам крыльца веранды дома, держа Оксану на руках
- Я это всё делаю ради тебя – распущенной пьяной улыбкой ответила Оксана, когда мужчина, что держал её ноющее в стонах тело на руках шел по веранде дома к его отрытым входным дверям  
- Ты бросила сестру, лучшую подругу и плеснула вино в лице девушке ради меня? – удивился рассмеявшись Костя, входя через отрытую дверь вместе с Оксаной на руках
Большая гостиная была выполнена из крепкого кедрового бруса, еще сохранившего терпкий аромат пропитанной его смолы. Натяжные потолки гостиной горели тусклым розовым светом, создавая атмосферу легкой воодушевленной романтики. Пол был сделан из теплых деревянных досок, впитавшего силу естественного запаха кедра. Атмосфера воздуха была пропитана хвоей, чистый воздух из открытых окон, сбивал начисто все посторонние запаха, такие как парфюм женских тел, сладость вина и некоторых особых пищевых продуктов. Большой кожаный черный диван стоял в правом дальнем углу, над которым на стене висела картина нарисованная масляными красками на холсте с изображением лесной опушки и торцевой части дома, скрывавшейся в тернии густых хвойных веток. На стене противоположно дивану, был расположен огромный жидкокристаллический телевизор, прикрепленный цельной металлической подставкой, на анкерах к стене кедрового бруса. Слева от телевизора был расположен кирпичный камин, жар от тлеющих в нём углей разносил тепло по всему дому даже при открытых входных дверях. На полу на досках был выгравирован символ дома собственности Романовых, большая буква «Р» изображенная русско-языческой прописью в щите.
- Сколько же Романов потратил в обстановку этого дома? – удивилась Оксана, глядя на шикарные белые вазы в которых стояли свежие алые розы    
- Наверно не малую сумму денег – предположил Костя, остановившись посреди пустой гостиной, поглядел на красное платье Виктории, что лежало на подлокотнике кожаного дивана – Думаешь оно того стоило?
- Определенно
Обвивая руками шею мужчины, гордостью подобающей королеве, заявила Оксана, лежа на руках этого мужчины чуть при поднялась, раскрыла перед ним алую прелесть щедро накрашенных губ.
- Здесь действительно очень красиво – не понимая, про что говорил Костя, возбужденным голосом ответила Оксана, чаруя мужчину отблеском отраженного света взгляда голубых сказочных глаз
- А вот и вы голубки – спускаясь по лестнице, говорила Катерина, проводя кончиками пальцев по перилам – Оксанка ты что налакалась так что не можешь сама идти?
- Нет, просто решила воспользоваться помощью моего мужчину – обвивая руками шею мужчины, Оксана чуть приподнялась, поцеловала его в грубую на щеке щетину
- Ты совсем обнаглела – рассмеялась Катерина
- А что если нам……
- Ну ты нахал – кокетливо подметила Оксана, не давая договорить Кости – Что скажешь Катерина?  
- Ну надо же – застенчиво улыбнулась Катерина, пьяной улыбкой – Оксанка предлагает устроить оргию
- Ну у нас ведь она уже была – подметила Оксана, прикусывая от возбуждения краешек губы, продолжая смотреть в глаза пьяной брюнетки – Или ты забыла про моё день рождение  
- М…. тогда было просто чудесно
- Подождите, а вы меня не хотите еще спросить? – возразил в шутку Костя, понимая суть женского разговора
- Ну ты ведь сам предложил любимый, включить к нам в постель мою любовницу с которой я тебе и изменяю – ухмыльнулась Оксана, когда Костя встал рядом с Катериной, позволила своим пальчика провести промеж пышных густых черных волос пьяной рядом стоящей девушки
- Скора, дождь начнётся – подметила Катерина, когда за спиной у Кости сверкнула ярким блеском молния, на потускневшем небе, обзор которого был закрыт густыми хвойными ветками кедра
- Надо будет занести в дом всю еду, чтоб не пропала – предложил Костя, поставив Оксану на ноги
- А я пока подогрею для тебя твою девочку
Улыбаясь пьяной улыбкой, Катерина внезапно схватила Оксану за ягодицы, вызывая неожиданный шок, от чего она взвизгнула и отшагнула от неё на шаг.
- Теперь это так называется? – выражая застенчивость на лице, подметила Оксана, улыбаясь взаимной распущенной улыбкой
- Пойдём уже, покажу тебе нашу комнату – предложила Катерина, обвивая рукой за талию Оксану
- Ах…значит нашу комнату? – распущенной красоту улыбки улыбнулась Оксана, наступая каблуком надетых зеленых сапог на деревянную ступеньку лестницы
- Ну ты ведь сама меня пригласила к себе в постель
- Ах… вот оно как – кокетливо согласилась Оксана, поднимаясь первой по лестнице, виляла перед брюнеткой прелестью упругих ягодиц – А где Роксана?
- Наверно упиваются, вместе с Викторией, горем за бутылочкой вина или чего-либо еще в совершенно другой комнате – объяснила Катерина, касаясь приятной нежностью подушечек пальцев бархатистой коже оголённых бёдер Оксаны      
- Пусть себе упиваются – с усмешкой ответила Оксана, заигрывая перед брюнеткой, коснулась кончиком указательного пальца фиолетового настенного светильника    
- Зачем ты плеснула бокал вина в лицо Виктории? – сгорая любопытством спросила Катерина
- Слишком умная потому что – ответила с гордостью Оксана, поднявшись на второй этаж этого дома, услышала за одной из трёх дверей женское всхлипывание и успокаивающий женский голос    
Притемненная обстановка этого этажа вызвала дикую похоть, а непонятный и удивительный запах жасмина уже туманил рассудок. Проходя по красной ковровой дорожке, что в доме Романовых стало обыденной вещью, Оксана вошла в открытую дверь мраком покрытой комнаты. Белые занавески на пластиковых окнах, большой меховой белый ковер, что лежал на полу посреди выложенного из гладких досок пола. Огромная кровать была покрыта черным как уголь шелковым покрывало, её большие пышные подушки, пошив наволочек которых был выполнен из нежного шелка, служил так же отличным украшением к кровати балдахин, что закрывал полностью тонкой кружевной тканью всю страсть, которая могла бы в ней проходить. Тень могучего кедра вырисовывала танец страсти на стенах этой комнаты, завораживая каждым движением. Запах жасмина, что веял из открытой двери соседней встроенной комнаты, сбивал стойкий аромат смолы царствующей в этом доме. Справа от кровати был расположен электрокамин, яркий свет от которого светил розовым свечением придавая романтику и теплую обстановку в помещении.
- Может бутылочку вина? – предложила Катерина, входя сразу же за Оксаной в комнату
- Может сразу к делу? – проигнорировала её вопрос Оксана, остановившись на месте, повернулась к брюнетки в пол оборота
- И как ты себе это представляешь? – хитро улыбнулась Катерина
- А вот так – направилась к ней Оксана, подходя к брюнетки, толкнула кончиками пальцев дверь, так чтоб она закрылась за спиной Катерины  
Не давая Катерине даже возразить, Оксана впилась в губы девушки, обвивая одной рукой её голову, не давая отпрянуть от своих голодом страсти жаждущих губ, а другую руку положила к ней на плечо, прижимая тело к себе. Ощущая через поцелуй всю сладость недавно выпитого вина брюнеткой, Оксана обольщалась тому, как она достаточно опытно обходиться с её языком, тщательно покрывая его изобилием своей слюны. Не удержавшись от соблазна сильного возбуждения Оксана, не открываясь от губ прозорливой брюнетки сама начала снимать с себя черную кофточку, в спешке быстро её закатывая.
- Ты так возбуждена – оторвавшись от губ Оксаны, подметила Катерина, помогая ей снять с себя черную кофточку, бросила её на пол
- Ты это только сейчас заметила? – с саркастичной на лице улыбки, спросила Оксана, вцепившись тут же кончиками пальцев в лямку платья Катерины
- Я это поняла еще на первом этаже – ответила Катерина, позволяя пальцам Оксаны, оголить свои плечи из-под материи легкого платья  
- И что же ты увидела? – спросила Оксана, взявшись за руки с Катериной, направилась спиной к кровати, чарую брюнетку красотой изгиба собственного тела
- То же что и обычно Оксанка – задорно тихим смехом рассмеявшись, поделилась своим мнением Катерина, когда Оксана стояла уже спиной у кровати
- Как будто ты хотя бы раз отказывалась от меня – держась за руки с Катериной, Оксана села на кровать, выгибая шикарны изгибом спину
- Потому что я без ума от твоего тела – подметила Катерина, отпуская руки Оксаны, освободила полностью свои плечи от платья, позволяя ему зависнуть на своей груди
- Я это знала – призналась Оксана, сидя на кровати наблюдая за брюнеткой, расстегивала молнию зеленых сапог – Потому что я тебя безумно люблю – медленно скинула она сапоги со своих ног  
- Я это поняла, когда ты первый раз разделила со мной Костю
- Ой с кем я его только не делила – рассмеялась Оксана, заползая озабоченной кошкой на кровать      
- Дождемся его? – предложила Катерина, наступая коленом на кровать, аккуратно руками освободила из-под платья свою грудь, выставляя её на обозрение перед Оксаной – Или сами начнём делать то, что у нас лучше всего получается и без мужчины – говорила она, наступая коленом на кровать, пленяя красотой возбужденного взгляда
- Может хотя бы, снимешь с себя платье? – поинтересовалась Оксана, встав в кровати на колени, завела руки за спину касаясь пальцами застежки черного кружевного бюстгальтера
- И такое возможно – согласилась Катерина, легкостью движению пальцев стянула с себя платье, позволяя тонкой фиолетовой материи упасть на пол – Да сними ты уже его наконец
Рассержено заявила Катерина, вцепившись в чашечки черного кружевного бюстгальтера Оксаны, сняла его по её рукам, полностью оголяя сочную грудь. Заползая тут же на кровать, Катерина тут же обхватила груди Оксаны, прижимая ладони приятных нежных рук, к её розовым чувствительным соскам вынуждая издать легкий возбуждающий стон от момента соприкосновения.
- Ты знаешь, чего хочешь – признала Оксана, после чего раскрыла рот шикарным изгибом алых щедро накрашенных помадой алых губ
- Тоже чего и ты – согласилась с этим утверждением Катерина, стоя в кровати на коленях вместе с Оксаной раскрыла перед ней алую прелесть губ, выдыхая жгучий поток воздуха перегара прямо в рот – Так ведь?  
- Безусловно – ответила шепотом Оксана, облизнув губами губы извращенной брюнетки, медленно пропихивая промеж них свой язык    
Стоя на колени в кровати, Оксана щедро ласкала своим языком язык брюнетки, держа руки у неё на плечах, позволяя прозорливым пальцам Катерина, вцепиться в черные кружевные шортики. Девушка словно пока не желала снимать последнее оставшиеся нижнее белье на Оксане, лаской приятной теплом ладони она наоборот прислонилась её ягодицам, ласково царапая бархатистую кожу коготками, смачно облизывая при этом губы в момент поцелуя.
- Девчонки – заявил Костя, прерывая дуэт страстного поцелуя между Оксаной и Катериной, оказавшись на входе открытой двери комнаты – Как на счет выпить бокальчик крепкого вина
- Как на счёт ублажить свою королеву – гордо заявила Оксана, вставая в кровати, озабоченной кошкой, на четвереньки, чувствуя пальцы Катерины на резинки черных кружевных трусиков
- Даже не хочешь выпить для разогрева вина? – удивился Костя глядя возбужденными глазами на Оксану и Катерину, держа в одной руке два пустых бокала, а в другой запечатанную бутылку с вином – Всего один бокальчик
- Думаю – улыбаясь распущенной улыбкой, говорила Оксана, виляя перед брюнеткой попкой в кровати, позволила ей снять с себя трусики – Что на сегодня со спиртным мне будет достаточно
Мужчина что вошел в комнату был одет в черную футболку, которая сохранила в себе аромат «AcquadiParmaColoniaClub», слияние гармоничности оттенков мандарина, мята, мускус и ветивер просто сводили с ума при одном тока вздохе, порождая глубокий интерес к обладателю такого стойкого парфюма.  Темно-зеленые штаны с раскраской в камуфляж и черные ботинки, касание подошвы которых Оксана чувствовала легким будоражащим дрожанием по всей комнате, когда Костя медленно шаг за шагом, словно голодный лев подошел к кровати. Глаза самца горели яркими искорками, отражая в свете, падающем на них, выраженный сексуальный голод.
- Костя как ты считаешь – освободившись от своих трусиков, произнесла Оксана, обращаясь к мужчине, что поставил бокалы на комод вместе с бутылкой – Что эту назойливую брюнетку нужно объездить первой
- Если только Оксана не против, разделить тебя со мной
Соглашаясь на такое предложение Катерина, улыбаясь распутной улыбкой, брюнетка, виляя попкой в кровати, сидя сняла с себя трусики, скинула их на пол.
- Я вижу, вы всё уже решили – улыбаясь хитрой ухмылкой, оно оголил свой могучий, по мнению Оксаны, торс из-под своей футболки, выставляя верхнюю часть тела напоказ перед девушками      
- Я всё уже решила – гордо заявила Оксана, подползая к самцу на четвереньках, сгорая внутри сильным пылким чувством к сексу, не могла уже контролировать свой рассудок
Кончиками пальцев Оксана вцепилась в бляшку ремня на штанах мужчины, ловкостью пальцев, расстегнула её буквально через пару секунд. Позволяя дальше прозорливой брюнетки продолжить дело, Оксана поползла коготками по животу мужчины, плавно переходя на его грудь, искушая могучего самца прелестью голубого лазурного взгляда, раскрыла перед ним алые губы, ожидая в этот момент жаркого поцелуя.
- Что такое Костя? – делая вид, что удивилась Оксана, когда сама заметила с какой хищной страстью Катерина, медленно ввела член к себе в рот – Я тебя уже не привлекаю….
- Ох….. – раскрыв рот, издал порочный мужской гул Костя  
- Или может – говорила рядом с губами мужчины Оксана, обвивая его торс за плечи своими руками, манила к себе в кровать – Тебе просто так хорошо – специально заигрывала она с ним, позволяя мужчине рухнуть на кровать, как только Катерина вынула из-за рта его член
- Просто твоя подруга…..
- А то тебе было плохо – ухмыльнулась Оксана, с сарказмом подметив, не давая договорить Косте, обращая внимание, как сильно были напряжены сексуальным возбуждением его гениталии    
- Да я не про то…..
- Тш…. – возразила кокетливо Оксана, затыкая рот мужчины жарким пламенным поцелуем  
Поддаваясь сильному искушению в момент поцелуя, Оксана выражала это сладким глухим постаныванием в рот мужчине. Закрывая медленно глаза, стоя на четвереньках перед лежащим в кровати мужчиной, Оксана чувствовала влияние его мощных пальцев на своём лобке и то как жаром пропитанная, ладонь прижалась всей поверхности к её мокрым от возбуждения половым губам. Раскрыв тут же неожиданно глаза, Оксана почувствовала, с каким убедительным рвением пальцы руки мужчины, что ласкали нежностью касания её лобок, начали медленно проникать внутрь мокрых стенок влагалища. Оторвавшись тут же в громких стонах от губ мужчины, Оксана чувствовала, с каким неистовством его пальцы пытались проникнуть внутрь влагалища, растягивая нежные мокрые стенки.  
- Давай её сюда – распорядилась Катерина, оказавшись под телом Оксаны, лицом между её разведенных ног, вынуждая настойчивые мужские пальцы, покинуть мокрую обитель влагалища
- Ну, ты и кошка – ухмыльнулась Оксана, прижимаясь к телу Катерины
Находясь под телом Оксаны, Катерина обвила руками её бёдра, положив руки на ягодицы, покрывала жаром перегара исходящих губ мокрые стенки её влагалища. Жадно начиная облизывать мокрые половы губы влагалища Оксаны, Катерина начала сводить с ума нежностью сексуальных стонов. Мужчина обвил талию Катерины, плавно ввел в неё свой член, что на удивление для Оксаны, учитывая слишком большой размер гениталий, слишком легко проник в брюнетку. Катерина в стонах, сексуальной пучины, вылизывала языком мокрое влагалище Оксаны, держа приятные нежные ладони обеих рук у неё на ягодицах.
- Ах….. – чувствительно нежно простонала Оксана, ощущая на промежности скользкое прохладное влияние от языка брюнетки, что нежно облизывал её влагалище, прикусывая губами
Столь сильное влияние язычка девушки вынудили Оксану, извиваться в стонах выгибая спину, вцепившись когтями выставленных рук в черное покрывало под собой, смяла его буграми. .  
- М…..
Изнывала в стонах Оксана, испытывая сказочное ощущение, от проникновения языка брюнетки промеж её влажных стенок мокрого влагалища. Подобию чудодейственной силе влияния, язык Катерины, словно при массаже скользил напряженным влиянием по стенкам влагалища Оксаны, собирая влагу с их поверхности, пропитывая слюной. Голова кружилась в водовороте для Оксаны утонченных чувствам ощущений, колкость того момент как легко проникал язык брюнетки во влагалище, без помощи пальцев, вызвал ураган неконтролируемых сексуальных эмоций. В жилах словно закипала кровь, Оксана чувствовала неутолимое желание, от соблазна сексуального искушения. Выгибая дикой кошкой спину, Оксана стоя на коленях в кровати, положила руки на крепкие плечи Костя, ощущая всю мощь мужских мускул и как трепетно с каким рвением он словно необузданный самец, удовлетворял Катерину. Поддаваясь сильному животному инстинкту мужчина держа Катерину за бедра перешел на более быстрый ритм, словно могучий жеребец, он не мог уже контролировать свой порыв сексуальной ярости, ускорившись в несколько раз от его нормального ритма. Прозорливая брюнетка, сгорая в момент от сильного сексуального искушения, впилась жаром пылких губ в клитор Оксаны, вынуждая её издать громкий эротический стон, от колкости неожиданного момент. Впадая в искушение страстью, Оксана впилась в губы мужчины, продолжая стонать глухими стонами в его рот, пока его язык достаточно ловко ублажал её язычок у неё во рту. Мужчина немного уже начал сбавлять ритм сокрушающей разум эротической страсти стал намного уже медленнее через несколько секунд, но позволял Оксане жадно облизывать его губы.
- А…. – шикарным изгибом Оксана раскрыла алые губы, продолжая стонать, оторвавшись от губ мужчины после недолго дикого слияния
- Это было просто восхитительно – похвалила Катерина, выражая довольство радостным голосом, оторвавшись от клитора Оксаны, продолжая держать ладони, на её ягодицах находясь под ней
- Вот кошка – хитрой улыбкой, улыбнулась Оксана, вставая вновь на четвереньки, обхватила одной рукой всё еще напряженные гениталии мужчины    
Головка мужского пениса плавно пульсировала, каждая жилка вдоль всего его мощного ствола, пульсировала неистовым порывом порочного давления. Медленно раскрывая алые губы над его пульсирующей головкой, держа голову чуть повернутой набок, любовалась тонким слоем слизи женского пережитого оргазма, что покрывала весь стебель мужского пениса. Аккуратно заголяя его головку полностью, Оксана заметила, как из щелки головки его пениса вышла белая обильная капля, что тянущейся каплей упала прямо в её раскрытый рот. Почувствовав убедительную мощь мужских пальцев в волосах, Оксана покорно раскрыв губы, коснулась ими возбужденной влажной головки мужского пениса, начиная играть кончиком языка с её нежной гладкой поверхностью. Плавно вводя член мужчины себе в рот Оксана, чувствовала поверхностью скользкого языка, что вела по его стержню, как нарастала вся его пульсирующая мощь. Проводя по всему его стеблю нежностью пылких горячих губ, Оксана вновь ощутила как из вялой подобию нитки пениса, он вновь получил мощь крепкого монолитного камня.
- Хорошая девочка – похвалил Костя, держа Оксану за волосы, медленно вынул член из её рта
- Которую стоит тебе ублажить – держа руки на ягодицах Оксаны, Катерина коснулась холодной покрытой слизью слюны поверхностью языка, её мокрого возбужденного клитора
- М….. – прикусывая краешек губы, простонала Оксана, чувствуя на промежности окутанной пылкой горячей страстью, влияние холодка от слюны Катерины
Катерина, жадно покусывая клитор Оксаны губами, вынудила её стонать нотой сексуальной порочной мелодии, широко раскрыв алые губы, закрывая веки уставших голубых лазурных глаз, чуть наклонившись лицом к промежности раздвинутых ног брюнетки. Медленно касаясь языком влагой порочной похоти покрытого влагалища, провела поверхностью языка вдоль половых губ брюнетки, почувствовав в этот момент убедительную мощь мужских пальцах на своих бёдрах. Старательно вылизывая влагалище брюнетки, Оксана почувствовала как промеж её влажных стенок, стала проникать мужская мощь пениса, убедительно их растягивая. Оторвавшись от влагалища Катерины, Оксана чувствовала, как в неё раздирая узкие стенки промежности, проходил мужской пенис. Продолжая стонать, стоя на четвереньках в кровати, Оксана чувствовала, как мужчина, обхватив её за бедра, постепенно вводил в неё свой член, подобию крепкого нефритового стержня. Испытывая столь сильное ощущение, когда Катерина в этот момент ласкала язычком клитор Оксаны, она упала лицом на кровать, сжимая в руках черное шелковое покрывало, которым была застелена постель. Сжимая пальцами, выставленные ягодицы Оксаны, мужчина вновь перешел на быстрый ритм, превращаясь в дикого разъяренного сексуального самца в момент порочного полового акта.
- А….
Прокричала Оксана громким сексуальным стоном, прикусывая черную шелковую накидку в постели, закрывая глаза, чувствовала каждой стеночкой своего влагалища настойчивую мужскую мощь внутри себя. Мужчина словно потерял над собой контроль, сжимая пальцами ягодицы Оксаны, словно пылкий жеребец с тяжелым трепетным дыханием настойчиво вводил свой член внутрь её влагалища, пока Катерина играла своим языком по поверхности его проникающего стержня, обволакивая его слюной. Ощущая всю силу и настойчивость мужской мощи, Оксана раскрыв алые губы, сжимая крепко под собой накидку постели. Словно каждая клеточка тела Оксаны, начала накапливать свою мощь, после чего подобно импульсу сражающей разум страсти, пробежала по ней, извергая весь накопленный потенциал на ствол мужского пениса внутри своего влагалища, покрывая его слоем изобилия пережитой влаги оргазма.
- Ах… – простонала Оксана, почувствовав колкую резкую боль в животе
- Костя! – испугалась, вскрикнула Катерина, взявшись кончиками за стебель мужского пениса, пыталась препятствовать его дальнейшему проникновению    
- О…. боже Оксана – тоже поддаваясь испугу, мужчина быстро вынул свой член из влагалища Оксаны – С тобой все хорошо? – взволнованно спросил он
«Блядь я что получаю удовольствие от боли?!», удивилась Оксана, с закрытыми глазами рухнув полностью от недостатка сил на кровать, почувствовала как Катерина легка спереди.
- Оксанка – испуганно обратилась Катерина
- Она спит? – спросил Костя, ложась в постель за спиной у Оксаны
- Оксанка не спала всю ночь – пояснила Катерина, шепотом ласкающего голоса, обвивая рукой талию Оксаны  
- Господи о чем я только думал – взволнованно выразил своё мнение Костя
- Всё нормально – заверила Оксана, тут же ощутила жар пленительных ладоней мужских рук, что обхватили её груди, прижимая к себе спиной – Я просто хочу поспать
Выбившись из сил, Оксана слышала, как по стеклу пластикового окна барабанил тихим порывом дождь, сверкала молния и грохотал гром над деревенской долиной. Чувствуя трепетное возбужденное дыхание самца, к которому прижималась спиной и в оковах крепких рук была её грудь, Оксана тихо засопела, находясь в объятиях своих любовников.  Тихой мелодией завывал ветер в диком лесу, его убаюкивающим природным аккордом в сочетании жарких тел между телом мужчины и женщины, влияло усыпляющим действием на сознание Оксаны.  Комната погружалась во мрак природной стихии, где на небе сгустились тучи, после чего Оксана чувствительно нежно вздохнула, уснув в плену любовных оков, под тихую мелодию стука дождя.  

  

  
  
    

  

© Вадим Песегов, 15.05.2016 в 09:46
Свидетельство о публикации № 15052016094638-00396374
Читателей произведения за все время — 212, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют