Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 52
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 50
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Кузнец и придворная дама. (Сказка о любви. Не детская) (Сказки)

                                                                                                                                                              Дочери моей Екатерине посвящаю


  Жил-был кузнец. Он ковал всякие разные полезные вещи для людей. Крестьянам он делал лемеха для плугов, хозяйкам кухонную утварь, воину, уходящему защищать своё отечество, острый меч. Он был настоящий мастер, и своё умение перенял от старого кузнеца, который умер от старости. Вскоре молодой кузнец превзошёл своего учителя, и слава об его умении стала распространяться за пределы городка, в котором он жил и работал.

1.
  Тем королевством управлял мудрый правитель, который больше всего ценил спокойствие в государственных пределах. По этой причине своеволие и бунтарство в стране отсутствовали совсем, а королевские подданные слыли в иностранных землях народом зажиточным и тихим. Однако король был достаточно прогрессивен и не чужд новизны. По королевству скакали гонцы в разные стороны с указами, объявлявшими: то соревнование художников, то конников, то стрелков из арбалета, то музыкантов. На этот раз было объявлено, чтобы королю были представлены лучшие работы кузнецов. Тогда-то, через несколько дней к молодому кузнецу пришли горожане от бургомистра, и сказали, что из всех кузнецов, работавших на благо всех жителей, они выбрали его, и поручают ему представлять их город на конкурсе у самого короля.
  Молодому кузнецу было лестно такое доверие, и как всем молодым людям ему хотелось стать известным за пределами родной местности. Он взялся за работу, хотя у его мастерской заказов было на много дней вперёд. Как в самой настоящей сказке он три дня и три ночи работал, и ему помогали его подручные и подмастерья. Гудело пламя в горнах, бухали молоты, шипело масло от раскалённого металла. Обратно в печь летели почти готовая шпага, разрезавшая паучью паутину, плавно опадавшую на лезвие клинка; пики дворцовой ограды, стойкие в смертельной кислоте. Туда же последовал и чеканочный стан для королевского монетного двора, неподвластный злым, корыстным людям. И вот, наконец, под выверенными ударами искусного инструмента и заломами щипцов, явились взору подмастерьев три стальные розы в букете, перевязанном стальной же лентой. Всякий умелый кузнец мог сделать похожие цветы, но ничьи не могли волноваться лепестками от дыхания, взявшего их в руки человека. Этот букет и решил кузнец отвести королю.

2.
  Всех, изъявивших желание участвовать в смотре, принимал королевский чиновник. Он отбирал изделия достойные соревноваться в королевском конкурсе умельцев. И поначалу он хотел нашего кузнеца гнать в шею, потому как "розовых кузнецов" у него побывало предостаточно, и идея ещё одного ремесленника не отличалась оригинальностью. Но помощник чиновника посоветовал ему взять букет в руки. Титулованный чиновник, известный коллекционер и владелец музеев и галерей, взяв букет кузнеца, сразу почувствовал, что он держит в руках шедевр. Стальные листья на кованых стеблях покачивались от лёгкого ветерка, а лепестки бутонов трепетали от прикосновений холёных пальцев в драгоценных перстнях. Стебли подавались усилию и слегка гнулись, а металлическую ленту можно было руками ослабить или затянуть потуже. Какие-либо шарниры или тайные пружинки было невозможно рассмотреть.
- Ты откуда? - спросил чиновник кузнеца.
- Я из Срединных Земель, Ваше сиятельство, - ответил кузнец.
- Ты допускаешься к смотру. Приходи на открытие. Вот тебе пропускной знак.
  А через неделю с небольшим к кузнецу в его родной город прискакал королевский гонец. Он вручил ему Указ с королевской печатью, в котором говорилось, что кузнец признаётся лучшим в своём ремесле, и отныне он получает привилегию именоваться Кузнецом. Также гонец передал ему Королевский диплом, в котором "Букет роз" Кузнеца удостаивается Первой королевской награды. А ещё гонец передал Кузнецу мешочек с золотыми монетами, которыми король оплатил покупку стальных роз для королевской сокровищницы, а также денежное содержание Первой королевской награды.
  
3.
  В это время у королевского садовника родилась дочь. Поздравить садовника приходили все придворные короля. Новорожденная лежала в кроватке в кружевах, закутанная в атлас и тончайший батист. Насытившись от кормилицы, она мирно спала на веранде дома, украшенного лентами и букетами свежих цветов. Этот дом был расположен на территории королевского замка и построен по приказу короля специально для садовника недалеко от Главного Королевского Дворца. Гости приносили подарки для малышки и поздравляли садовника и его жену. Кое-кто задерживался подольше, и тогда садовник и его жена угощали их чаем, конфетами и пирожными. Вот и сейчас за чайным столиком сидела элегантная дама в шляпе и одежде от модного портного.
- А вы знаете, Вашей девочке суждено сотворить чудо, - сказала элегантная дама в конце ничего незначащего светского разговора.
  Когда элегантная дама ушла, оказалось, что никто не мог вспомнить, в чьей свите служит эта дама - короля или королевы. И как-то быстро забылось, собственно, а какие же подарки оставила она для новорожденной. В конце концов, все стали думать, что не так уж и важно, кто была эта добрая дама. Тем более, что её  никто во дворце больше никогда не видел.  

4.
  Иногда короля не было в замке, и он уезжал либо на охоту, либо в поездку по стране в бесконечных заботах о благоденствии своих подданных народов. У короля находились дела и в других государствах, кои он посещал либо с дружескими визитами, либо с военными походами. В общем, дел вне Главного Королевского Дворца у короля хватало. В такие моменты его великолепные обширные залы заполнялись детворой, которая стайками, как ласточки, с разноголосым щебетом носились из конца в конец величественного здания, стены которого были украшены картинами, статуями на постаментах и разными диковинами за стеклом или без него. Придворных на виду видно не было, и они не сновали туда-сюда с разными бумажками в руках и с озабоченными лицами, когда король занимался делами и требовал то то, то другое. Дети эти были королевские, а также придворных из свит короля и королевы. Дети как дети, со своими играми и затеями. Лишь редкая стража скучала в коридорах Дворца на своих постах, да уборщики нескончаемо вели свою уборку в бесчисленных его помещениях.
  И вот, однажды, дочка королевского садовника, расшалившись на полированном королевском паркете, прискользила вместе с группкой таких же как она сверстников к букету стальных роз, которые свободно висели в раме без стекла. Она уже разбиралась в цветах, потому что много времени проводила с отцом, то в королевской оранжерее, то в королевских цветочных аллеях и садах. Девочку поразило сходство неживых цветов с теми, что росли на кустах, за которыми ухаживал отец и работники, исполняющие его распоряжения. Она протянула детские руки и коснулась стального  букета. И он отозвался на её прикосновение: кованые листья качнулись, затухая в своём колебании, а по лепесткам бутонов пробежала волна движения.
- Ах! - кое-кто из детей не удержал возгласа и дочка садовника в том числе. Но в ту же секунду её кто-то подхватил со смехом, и вся ватага весело сорвалась с места. В пустом зале, где на небольшом возвышении стояло всего лишь одно кресло, им повстречалась одинокая дама, которая взмахом руки выделив из всех дочку садовника, подозвала её к себе.
- Возьми это себе, - и дама, лицо которой было не разобрать под вуалью, протянула девочке обрывок игральной карты с неровными краями, - Когда ты станешь взрослой, вторая половинка окажется у твоего суженого. Береги её, не потеряй. Теперь беги к своим друзьям…          
    
5.
  Утром следующего дня в Тронный зал Главного Королевского Дворца пришли уборщики и уборщицы, чтобы как всегда смахнуть мягкими кистями пыль со стен и предметов и сделать влажную уборку драгоценного паркета. Ведь что' наша жизнь - это вечная борьба с пылью…
- Ах, Ваше сиятельство, Вы только посмотрите! Роза ожила! - одна из уборщиц метнулась к Старшему дворецкому.
- О чём ты? Какая роза? - с недоумением Старший дворецкий отвлёкся от своих мыслей.
- Букет железных роз. Те, что на стене висят.
  Быстрыми шагами Старший дворецкий в сопровождении уборщицы зашагал к известному месту взглянуть, что там произошло. Остановившись у знаменитого букета, сановный дворецкий оторопел.
- Разыщи Старшего садовника, и передай, чтобы он срочно явился в Тронный зал. Скажи, стальной букет стал изменяться.
  Уборщица убежала, а Старший дворецкий, титулованный граф, склонился к букету, чтобы рассмотреть подробности происходящего. Лепестки цветков от верхних кромок стали приобретать розовую пигментацию, с постепенным переходом в стальную плоть. Листья тоже от кромки своей изменились и приобрели растительную плоть с прожилками и прочими свойствами живого зелёного листа. Черенковые части пока ещё оставались металлическими.  Такие же изменения коснулись побегов и ветвей. В некоторых местах они уже стали древесными, но по большей части ещё были стальными. Букет оживал. Неизменной оставалась только перевязь ленты. Но и она стала более твёрдой и не такой податливой, как была. Лента становилась жёсткой, по-настоящему стальной.
  Подошёл запыхавшийся Старший садовник. Садовник и дворецкий поприветствовали друг друга как равные, перекинулись несколькими негромкими фразами между собой, и плотно обступив букет, с усиленным вниманием стали его осматривать. Садовник стал что-то записывать в блокнот, послышалось глубоко научное бормотание:
- "Эпидермис", "цветонос"….
  Вечером, после недельного отсутствия, приехал король с охоты. Дворец наполнился суетой и небольшим переполохом, который всегда случается при возвращении хозяина. Ему сразу же было доложено о происшествии в Тронном зале. Ознакомившись с ситуацией на месте, король тут же, у стены с букетом, провёл совещание Кабинета министров. Заработала Тайная полиция. Её Шеф принялся отдавать срочные распоряжения на предмет обнаружения преступного умысла, а тем более - заговора.
  Но проведённое следствие результатов не дало. Выяснили, что накануне в зале из тех, кому не положено, были резвившиеся дети и неизвестная дама под вуалью. Стали искать даму, но, не смотря на все старания, её так и не нашли. Дети признались, что недолго постояли у букета, а дочка садовника рассказала, что трогала букет и что дама подарила ей обрывок игральной карты. Эксперты Тайной полиции, осмотрев руки девочки и карту, ничего подозрительного не нашли. Девочку отпустили, не причинив ей никакого вреда. С карты сняли искусную копию.
  Однако Шеф Тайной полиции не был бы на своём месте, если бы он не был величайшим знатоком своего дела. Он раз за разом всматривался в копию обрывка карты. Увеличивающие стёкла показали, что неровные края у карты были не обрывом, а обрезом, выполненным извилисто, но аккуратно. Увязывая карту со словами таинственной дамы "о суженом", он понял, что карта - это пароль для поиска мужчины….  

6.
  …Прошли годы. Дочка королевского садовника подросла и превратилась в белокурую стройную красавицу. В шестнадцать лет она впервые была приглашена на официальный королевский бал, где имела оглушительный успех среди мужской части приглашенных, а отчасти и среди женской. Королева ввела её в свою свиту, о чём был издан Королевский указ. Таким образом, дочка садовника стала служить при дворе. Стареющий король, глядя на новую фрейлину, иногда подумывал о смене фаворитки, но государственные дела и тающие силы удерживали его от новых дворцовых интриг. Тем более, что к нему обратился его давнишний друг, отец наместника Предгорных Земель, благословить того на брак с дочерью садовника. Но король разрешил только объявить о помолвке, а вступление в брак - лишь по достижении двадцати лет девушки.
  …Королевство же процветало. Оно приросло завоёванными землями и новыми подданными. Кратно увеличилась казна, да и народ богател. Стало больше порядка. Была запрещена всякая деятельность различных фей и магов, что проявляли излишнее своеволие. Некоторые из них попали в костры в назидание другим, что их могущество не беспредельно. Королевские чиновники стали выдавать - не бесплатно, правда - лицензии на открытие Салонов предсказаний, но и за ними установили государственный контроль. Феям и магам запретили жить вечно, и они стали, как и все, смертными.        

7.
  Приблизительно в это время к Кузнецу обратилась цыганка с просьбой сделать для неё стальную планетарную сферу. Ибо что за Салон предсказаний, если на столе у гадалки не будет планетарной сферы, черепа в серебряной отделке и магического стеклянного шара! Пока Кузнец знакомился с эскизами сферы, цыганка осмотрела стены его конторы, увешанные дипломами и грамотами с печатями.
  Через несколько дней заказ был выполнен. Перед цыганкой на подставке вращались три идеальных кольца, один внутри другого, в любом направлении. Эффект сферы был поразительным!
- Это ты для короля когда-то выковал букет роз, который потом дивил своей гибкостью весь свет иностранных послов? - цыганка спросила Кузнеца.
- Насчёт послов я не знаю, но розы когда-то ковал. Король мне хорошо за них заплатил.
- Несколько лет назад они ожили совсем…
- Вот как! Не знал, - удивился Кузнец: - И что же с ними стало?
- Они осыпались и засохли, а потом превратились в тлен, как всё, что когда-то было живым…
  На прощанье цыганка расплатилась с Кузнецом, и, уходя уже совсем, вручила ему обрывок игральной карты.
- По ней ты найдёшь свою суженую, - сказала цыганка и ушла.              

8.
  Странно было видеть в кузнице среди железок шикарную даму в длинном платье, низ которого уже запачкался металлической окалиной, что покрывала стальную шашку, насмерть вмурованную в цеховой пол. Кружевная широкополая шляпа явно не соответствовала сумрачным стенам из жжёного кирпича, испещрённого осколками рубленого металла. А мимо неё сновали закопченные потные работники в кожаных передниках на холщёвых рубахах. Кто на грохочущей тачке вёз какие-то заготовки, кто нёс уголь в вёдрах. В печах гудело пламя. Из-под грохочущих бойков паровых молотов мускулистые парни в таких же кожаных передниках, но уже на голые тела, выхватывали длинными щипцами раскалённые болванки и швыряли их в чаны с маслом. Какой-то мужчина в такой же простой рабочей одежде с землистым лицом в чёрных точках от въевшегося металла подошёл к ней, отвлёкшись от дел. Волосы на его голове были подвязаны простой тесьмой.
- Мадам, Вам здесь вряд ли стоит находиться. Вам лучше пройти в контору. На выходе из цеха Вам подскажут, куда идти. А я разыщу хозяина, и скажу, что его ожидает посетитель. Он где-то был здесь.
  Мужчина, по-видимому, мастер, молча проводил взглядом прекрасную даму, словно редкую птицу, случайно залетевшую из райского сада на кухню дьявола. Яркое солнце осветило её в открытом цеховом проёме выходящую из кузницы. Только тогда мастер отвернулся…
  Контора Кузнеца была небольшой комнатой с одним окном. Было просто, но опрятно. За помещением ухаживали явно регулярно. Женщина, которая привела сюда даму, была, наверно, и мажордомшей, и экономкой, и это она следила за порядком. Из всей мебели, что была здесь, самым дорогим был стул с мягкой обивкой. На него-то и усадили даму. Кроме стула в комнате был ещё стол, заваленный книгами, бумагами и кусками металла. У стены справа стоял шкаф с конторскими книгами, да у стены позади хозяйского жёсткого креслица на полу стоял кованый сундучок, в котором, как правило, хранят всякие ценности. На ней висели всякие грамоты и дипломы. Дама огляделась и стала ждать.
  Вскоре за стеной послышались приближающиеся шаги. Кто-то, пока ещё невидимый, подошёл к двери и взялся за ручку. Внезапно у дамы ударило в груди, что-то щемящее птичьим крылом коснулось её сердца, и она поняла, сейчас что-то должно произойти. Дверь распахнулась у неё за спиной, и в контору вошёл мужчина. Он прошёл мимо дамы и сел за хозяйский стол. Одет он был в белую тонкого полотна рубашку с расстегнутым воротом, поверх которой был застёгнут на две-три пуговицы жилет. Мастер предупредил своего хозяина о том, что его ожидает благородная дама, поэтому Кузнец и переоделся для встречи, сменив холщёвые рабочие штаны на кюлоты и чулки в обтяжку - светские одежды зажиточного буржуа.
  Положив руки на стол перед собой и сплетя пальцы, Кузнец внимательно посмотрел на сидящую перед ним даму. Она подняла голову. Из-под широких полей шляпы для путешествий на Кузнеца глянули два пронзительной синевы глаза на точёном лице в белых волнах зачёсанных волос.
  Мужчина и дама представились друг другу.
- Мадам, чем я могу быть Вам полезен?
- Я не замужем, господин. Но Вы называйте меня, как Вам удобно, и "мадам" мне нравится. На мосту через реку сломалась карета, в которой я ехала.
  Кузнец взялся за колокольчик, который стоял на столе. Вошла мажордомша.
- Линда, позови мастера.
  Когда Линда ушла, Кузнец спросил даму:
- Мадам, эта карета Ваша?
- Нет, господин. Карета моего жениха, наместника Предгорных Земель. Туда я и еду на венчание.
- Вашему жениху можно позавидовать, мадам. Вы исключительно красивы.
- Спасибо, господин, - даме были приятны слова Кузнеца.
  В ожидании мастера Кузнец и дама молчали. Вошёл мастер - это был мужчина, который разговаривал с дамой в кузнице. Поклонился обоим.
- У моста найдёшь поломанную карету. Доставишь её сюда и определи необходимый ремонт. Ступай, - распорядился Кузнец.
  Когда мастер ушёл, в конторе остались Кузнец и дама. Чтобы как-то скрасить ожидание, дама спросила:
- Господин, я вижу, у Вас висит диплом короля. Скажите, за что король оказал Вам честь? - дама с интересом посмотрела на Кузнеца.
  Перед ней сидел мужчина средних лет. Вокруг его лица с правильными чертами ниспадали два потока седеющих волос до самых плеч. В умных глазах копились годы  нелёгкой жизни.
  - Лет двадцать назад я для королевской выставки отковал букет цветов, - Кузнец улыбнулся: - Тогда они понравились королю. Я слышал легенду, что как будто цветы сделались живыми.
  Кузнец вдруг обратил внимание на даму. Её лицо изменилось, разгладилось, закрылись глаза. Дама покачнулась и стала заваливаться набок. Кузнец кинулся к даме, едва успев подхватить её своими крепкими руками.
- Лекаря! - услышали крик хозяина даже в отдалённом уголке грохочущей кузницы.
  Через несколько минут в контору Кузнеца вбежали Линда и лекарь. Дама, обрызганная водой, лежала на кушетке, которую работники принесли из дома Кузнеца. Дама дышала, и, кажется, спала. Лекарь, прежде всего, выгнал всех из конторы, оставив только Линду. Потом он расстегнул корсет на даме, нащупал пульс и подсунул под нос ей пузырёк с нюхательной солью. Это подействовало. Дама встрепенулась и открыла глаза.
- Где Кузнец? - слабым голосом спросила дама, пытаясь встать.
- Лежите, лежите, - настойчиво сказал лекарь: - Вам хотя бы немного надо полежать.
- Выйдите все. И позовите Кузнеца, - в тихом голосе чувствовалась власть придворной дамы.
  Когда Кузнец вошёл, дама спросила:
- Скажите, господин, у Вас есть половинка игральной карты?

9.
  Приехал мастер. Он доставил поломанную карету наместника. Выгрузив багаж из кареты, лакеи наместника и служанка дамы пересели в экипаж, предоставленный для них Кузнецом, и поехали на постоялый двор, чтобы сняв номера - один для лакеев и кучера, а другой для дамы и её служанки - переждать, пока будут устранять поломку.
Потом экипаж вернулся за дамой, оправившейся от обморока и окончательно пришедшей в себя. На следующий день карета была готова и утром, после завтрака, отправилась в дальний путь, в Предгорные Земли. А вечером у дома Кузнеца остановился наёмный экипаж, из которого вышли две дамы. На дамах были плащи с капюшонами, скрывавшими их лица…            

10.
  Лакеи наместника сопровождали пустую карету, и везли запечатанный конверт с письмом. В письме было всего лишь два слова: "Маркиз, простите".  

11.
  Прошли годы. Постаревший Кузнец умер. В конце концов, годы всегда берут своё. Но в счастливой жизни выросли дети, подрастают внуки.
  Вот уже пять лет в неснимаемом трауре пожилая женщина, ещё стройная с красиво увядающей красотой, подходит к стене, на которой в рамке висят две половинки игральных карт. Неровно обрезанные кромки явно не совпадают, да и сами половинки от разных мастей....

16.02.2016 - 31.03.2016

Свидетельство о публикации № 31032016164412-00395146
Читателей произведения за все время — 22, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют