Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 52
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 50
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Необходимое предисловие к публикации "Приходите завтра" на сайте grafomanam.net

  К написанию этого рассказа меня подвигла автор с этого интернет-ресурса Ольга Юнник. Странного в этом ничего нет, поэтому про "странности" я и не пишу. А наткнулся я на её фантастический рассказик про голодных гуманоидов. Идея мне его показалась забавной, хотя сам по себе, по-моему, он был довольно сыроват и незатейлив. А по ходу моего общения с Ольгой у меня самого возникла идея небольшого фантастического рассказа с небольшим научным уклоном в реальность. Об этом я сообщил ей в переписке по системным почтовикам ещё 2-го ноября в прошлом году. Как бы там ни было, вот он этот рассказ.

   С уважением к Ольге Юнник - С.Яковлев.

***


ПРИХОДИТЕ ЗАВТРА

  Миша Радужников как мог, тянул резину и не нажимал клиентскую кнопку системы "Визит". Уже и Наташка стала бросать гневные взгляды из-за своего стола. У неё был четвёртый клиент на приёме, а Миша не отпустил ещё и одного.
  Всего-то и надо было сделать: сверить документы, застучать Клиентскую Карту в программу, зарегистрировать её, дождаться, когда высветится время назначения и выдать клиенту квитанцию с датой последующего визита. Такая рутина упорядочивала работу, но добавляла посетителей, и как следствие, сокращала время на безделье.  
  Наконец-то визитёр был отпущен. Миша нажал кнопку. Вошёл мужчина одетый как Ван Хельсинг в шляпу с громадными, по-пижонски, заломленными полями и в длиннющий тонкой кожи плащ. Именно по такому колоритному наряду Миша и запомнил его, когда тот приходил пару дней назад. Правда, на этот раз в руках клиента был небольшой чемоданчик, похожий на ноутбук. После взаимного приветствия последовал дежурный вопрос:
- На этот раз всё принесли?
- Принёс, - ответил посетитель и протянул незакрытый конверт с торчащими из него бумагами.
  Именно так для Радужникова начиналась его работа. Квитанция об оплате и кассовый чек оказались оформленными так правильно, что не придерёшься, а, вот, Выписку из Реестра хотя и можно было принять, но подпись исполнительного инспектора была без расшифровки инициалов. Это в соответствии с негласными указаниями шефа: "Клиент к нам должен ходить часто", их, инспекторов первого уровня (каковым наш Миша и являлся), заставляло придираться к каждой закорючке в представляемых документах. От этого поднимался и авторитет Регистрационной палаты, и доход каждому её работнику.
- А выписку из Реестра надо переоформить, - Миша состроил постное лицо: - Я посмотрю, когда можно Вас принять…  Завтра принесёте?
- Постараюсь. Извините, запишу в напоминальник.
  Ван Хельсинг (такое условное прозвище Миша присвоил клиенту), улыбнувшись виновато, открыл чемоданчик-ноутбук, и тут же, на коленях, ловкими пальцами пробежался по клавиатуре.  
  Когда у выходной двери он взялся за её ручку, Радужников привычно нажал клиентскую кнопку…. Почти сразу же открылась дверь, и вошёл. … Ван Хельсинг. Оформленную как положено справку он принёс, и Миша на сей раз без проволочек назначил ему дату выдачи официального Свидетельства. Однако в отличие от прошлого раза Ван Хельсинг не поднялся со стула, а остался сидеть. Более того, он наклонился вперёд, сократив, таким образом, расстояние между собой и Радужниковым, и проникновенным голосом произнёс:
- Две недели это слишком поздно. А нельзя сделать как-то быстрее? Ну, хотя бы через неделю. Я буду Вам очень признателен, молодой человек. Моя благодарность будет стоить того. Вы не пожалеете.
  Подобные предложения у любого инспектора Регистрационной палаты вызывали мобилизацию внимания и трепет. Миша подозревал, что овеществлённые благодарности от посетителей принимались должностными лицами в их учреждении на всех уровнях. Но об этом никто не болтал (также на всех уровнях).
- Я Вас слушаю…
- Я оставлю Вам диск с программой. Ею Вы сможете воспользоваться один раз. На большее количество не позволяют встроенные ограничения. Интерфейс у программы интуитивно читаемый и имеет пошаговые пояснения переходов. С их помощью ошибиться невозможно. Берите программу, молодой человек. Если Вы любите компьютерные игры, то не пожалеете. Это и будет моей благодарностью Вам.
  На взгляд Миши Радужникова в предложении посетителя не было потенциала правонарушения и диск от Ван Хельсинга он принял, не таясь Наташки.  
    
  В обеденный перерыв Миша сидел за столом в буфете и пережёвывал булочку, запивая её ряженкой. Ни с того ни с сего вдруг вспомнилась колоритная фигура Ван Хельсинга, и … Радужников чуть не поперхнулся. Он вскочил из-за стола, зацепив столешницу, так что полупустой стакан запрыгал по ней, и рванулся в свой кабинет. Нет, не стакан рванулся в свой кабинет, а Миша Радужников. Все, кто был в буфете, повернули головы на шум за Мишиным столом.
  Радужников чуть ли не вибрировал на месте, дожидаясь, пока запустится компьютер. Включив рабочую программу, он быстро набрал Регистрацию клиентов сегодняшнего дня. Посмотрел когда пришел Ван Хельсинг, потом переключился на вчерашний день и, придерживаясь руками за обрез столешницы, мягко опустился в служебное кресло. Время обеих визитов совпадало до минуты. То есть, Балашов Виктор Андреевич и вчера и сегодня приходил в 10:02…
  Миша оцепенело уставился на монитор. В голове мелькали обрывки мыслей, но сосредоточиться мешало появившееся вдруг ощущение беспокойства.
     "Надо что-то вспомнить из вчерашнего дня, и беспокойство исчезнет", - наконец-то он сконцентрировал себя.
  Но как-то не вспоминалось. Да к тому же закончился перерыв и повалил клиент….  
  
  Дома всё было по-прежнему… Рядовой семейный вечер после работы, когда Радужниковы наконец-то встречались, ужинали, смотрели телевизор, ложились спать.
  Светка трепалась по телефону:
- Не забудь, в субботу мы идём прошвырнуться по Билдингу!
- …
- Как уже завтра?!
- …
  "Билдинг" - это местный гипермаркет в городском сленговом общении.
  Выговорившись и согласовав все вопросы завтрашнего похода с подружкой по магазинам, Света подошла к мужу. Миша жевал яичницу с прожаренными кусочками ветчины и тупо смотрел перед собой, не видя ничего. Ван Хельсинг не выходил из головы.
- А я и не заметила, что сегодня пятница. Уже и прошла. На работе ни разу ни в календарь не взглянула, и никто не подсказал.
- А? Чего?
И он закашлялся за едой второй раз за день. Светка, похоже, не помнила вчерашний вечер тоже.
  "Странно всё это", - подумал он, - "вот этого и я не помню".
Зато вспомнился подарок Ван Хельсинга, и Миша заторопился, заканчивая ужин. Расстегнув клатч, он извлёк диск.
- Поиграть, что ли? - Миша внимательно рассматривал его, поворачивая на свет. Диск как диск - ничего особенного.
- А? Ты что-то сказал? - крикнула Света из кухни.
- Ну, надо же. Я думал, что я размышляю, а, оказывается, в голос разговариваю, - Миша смутился, но придя в себя, громко сказал для жены: - Клиент на сидишке игрой какой-то угостил. Поиграть, что ли, говорю!
  Как опытный геймер, Миша быстро вошёл в программу.  На красивом, переливающемся разноцветными сполохами, фоне  высветился трафарет "Выберите тотализатор".
  Он сделал выбор. Высветился трафарет "Выберите презентацию"
  Миша выбрал футбол. Затем он выбрал дату. Затем матч. Мигнул свет, зазуммерил резервный блок питания и отключился. И тут произошло неожиданное. Окно игры закрылось, но открылось окно документа. Кое-как разобрав латиницу, Миша понял, что перед ним протокол состоявшейся футбольной игры. Надо было звать жену, знавшую иностранные языки и по долгу службы работавшую с иностранными бумажками.
  Света уже закончила все дела на кухне и сидела перед телевизором. Получалось, что Радужников как бы её отрывал от отдыха. Она неслышно, в мягких тапочках, по расстеленному ковру подошла к Мише. Стала сзади, облокотилась о спинку стула. Стул скрипнул. Не оборачиваясь, Миша спросил:
- Что ты об этом думаешь?
- Похоже на официальный документ. Протокол с подписями.
- А печать где?
- Под протоколами, как правило, печати не ставят…
- А ты на дату обратила внимание?
- Завтрашний день…
- Во-о! - Миша воскликнул, - Матч только будет!
- Как?! - изумилась Света, - А что это у тебя?
- Да игра. Похоже на тотализатор.
  Только теперь он повернулся к жене. Два округлившихся от удивления глаза уставились на него сверху вниз из-за спинки стула. Чёрно-полированный сэссун супруги вокруг красивого милого лица взлохматился сам по себе. Побежали безмолвные секунды. Молчали оба.
  Потом, они, озадаченные таким поворотом игры, всё-таки решили узнать, а что же будет дальше. Обсудив свои дальнейшие действия, они договорились, что Миша в любой момент из игры выйдет, потому что игра - есть игра.
  Следующими шагами по интерфейсу проги Миша установил счёт матча, время с точностью до минут, когда будут забиты голы, авторов голов и ассистентов голевых передач, а также количество жёлтых карточек. На всё про всё Мишина ставка составила в инволюте по курсу почти месячный его заработок. Далее программа предложила ставку оплатить. Осталось вставить карточку в картридер и подтвердить оплату ставки…
- Ну что? Подключаем к юэсби картридер?
- Я тебе подключу!

  Потом, когда накатывали воспоминания, Миша снова и снова переживал этот момент. Он чётко помнил, что тогда, после грозного запрета супруги, словно какая-то тяжесть свалилась с его плеч старшего в семье. В тот момент перечислить деньги неизвестно за что было страшно. Миша щёлкнул откат и всё…. Больше они со Светой зайти в программу так и не смогли.

  В понедельник утром, когда Миша вошёл в служебный кабинет, он сразу, не раздеваясь, обратился к Наташе:
- Привет! У меня к тебе просьба, - Радужников протянул прозрачный контейнер Наташе.
  В гастрономе по пути на работу он купил понемногу разных конфет из ассортимента. Внутри контейнера они переливались разноцветными обёртками. Наборов в фирменных коробках Миша не любил. Ему всегда нравилось, когда горка конфет разных сортов в вазе украшала стол для чаепития. На работе в данном случае на это рассчитывать не приходилось. Наташка будет таскать их из ящика стола.
- Какая? - конфетная упаковка уже завертелась в изящных ладонях девушки. Наташа с довольной улыбкой оценивала подношение.
- Надо клиенту выдать Свидетельство. Можешь у подружек отыграть пару дней до официального срока?
- Ценный клиент?
- Сотрудник НИИ. Учёный. Он мне программу дал игровую. А она чёй-то засбоила.
  Миша решил не врать. Но и правду сказал только в минимальном объёме. Про тотализатор рассказывать не стоит. Он давно понял, что врать напропалую бывает опасно, равно, как и откровенничать безоглядно.
- Давай его данные, - не глядя на Мишу, сказала Наташа, всё еще держа близко перед глазами гостинец.
  Миша назвал фамилию, имя, отчество и адрес клиента, а для надёжности ещё и распечатал выписку из дела. Отдал Наташе. Через полчаса, вернувшись от подружек из соседнего отдела, она сказала:
- Можешь звонить своему учёному. После обеда пусть приходит за Свидетельством.
  Миша подошёл к служебному телефону.
- Балашов Виктор Андреевич? Здравствуйте! Можете приходить за документом. Он готов.
- …
- Да ну что вы! Не стоит благодарности. Жаль, что Вы в командировке. А можно я Вас поспрашиваю о программе, когда Вы приедете? А заодно и диск отдам.
- …
- Спасибо. До встречи.

  День катился к своему завершению. Расположившись на диване, Миша смотрел городскую программу новостей.  Телевизионный диктор в "подвале" выпуска, когда основные новости были выложены, произнёс неожиданную фразу: - "Один из жителей нашего города мог прославиться, выиграв на футбольном тотализаторе крупную сумму денег, угадав счет, футболистов, забивших голы, время, когда забивались голы, и другие данные. Но ставка им же была аннулирована за несколько часов до закрытия тотализатора. По заявлению президента букмекерской конторы, если бы ставка состоялась, то им пришлось бы после выплаты приза объявлять себя банкротом".

  На следующий день Балашов Виктор Андреевич, возвратившийся из командировки, был уже в Регистрационной палате. Близился конец рабочего дня, и они с Мишей Радужниковым договорились встретиться на бульваре неподалёку от Регистрационной палаты.
- Я прямо с вокзала - и к вам. Очень нужно это Свидетельство.
Они сидели на лавочке. Было вполне тепло. Осень только вступала в свои права.
- Виктор Андреевич, спасибо за программу, - Миша протянул диск теперь уже не клиенту, а просто знакомому, - только, вот, я в неё смог зайти лишь с первого раза, и всё. Больше никак.
- Ну, про ограничения я тебя предупреждал, - сказал Виктор Андреевич, принимая диск и пряча его в кейс-ноутбук, - А сыграл-то, хоть, до конца?
- Да. Предупреждали. Я не в претензии, - сказал Миша.
  И тут Радужников понял: - "Надо было сыграть до конца!!!".  
- Нет. Не сыграл. Побоялся. Поверил в реальность.
- Да ну! Ерунда! Какая там реальность. Игра она и есть игра. Ну, ты представь, сколько энергии надо на такие дела. Ты на какой срок заходил?
- До суток. Часов на восемнадцать.
- Слышал, что такое энтропия, Кот Шредингера?
- Да так, на уровне научно-популярных статей.
- Значит, понятие у тебя есть. Так вот, энтропия - мера беспорядка. С увеличением расстояния более одного светового дня она достигает таких размеров, что предсказать какое-либо событие для биологических объектов становится практически невозможным. А твоя ставка была рассчитана в пределах 15 - 18 часов. То есть в расчёт попала сфера с вектором твоего выбора, у которой диаметр был равен почти двойному расстоянию орбиты Плутона. В этом случае вероятность составила бы порядка девяносто пять процентов. Выше нельзя - был бы скачок электроэнергии, когда ты выбирал дату матча.  
  "Так вот почему мигнул свет" - вспомнил Миша.
- Миша, - продолжал Балашов, - программа ещё в разработке, с нею ещё возиться и возиться. А будет ли коммерческий успех, кто знает…
- Будет. Будет! Я Вас уверяю - сказано было с жаром.
Параллельно с этими словами в голове Миши сформировалась вот это: - "Получается, что в нашем Академгородке кто-то разрабатывает игру с физическим временем. А, может, и не игру вовсе?! И, похоже - эксперименты проводятся".
  Из прочитанных статей вспомнилось, что время - это физический промежуток между двумя событиями. И ещё вспомнилось, что на квантовом уровне существуют варианты развития события (вот он, Кот Шредингера!), и уже существуют устройства, способные исполнить заданный вариант в микромире.
  "Неужели построили машину, которая может выбирать варианты для макрособытий"?! - Мысли Миши заторопились и побежали-побежали: - "Мы-то статьи про "пространство-время" читаем, а, вот, Вы, Виктор Андреевич, явно в своей командировке не слышали вчерашние местные известия. Эх, забыл я название букмекерской конторы, в которой ставку делал! Можно было бы в интернете почитать, что там у них случилось".

  Балашов Виктор Андреевич - Ван Хельсинг - уходил от Миши, оставив его на скамейке. Солнце, клонящееся к закату, колышущимися пятнами света, пробивалось сквозь листву бульварных деревьев.
"И никакой он не Ван Хельсинг в обыкновенном драповом пальто", - подумал Миша: - "И диск - вовсе не игра! Компьютерные программисты назвали бы её драйвером. А так - это обыкновенная управляющая программа машины времени, как бы Вы мне ни вешали лапшу на уши, товарищ учёный! Засекретили машинку-то, наверно, вот, и все дела…".
  Молодой парень сидел и улыбался чему-то своему, подставив лицо под мягкие солнечные лучи. Через пять минут он поднимется со скамейки и пойдёт в другую сторону, к своёй любимой жене….

                                                               02.11.2014 - 22.03.2015

Свидетельство о публикации № 24032015043934-00375675
Читателей произведения за все время — 39, полученных рецензий — 1.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии

Людмила Черных
Людмила Черных, 29.04.2015 в 13:11
А хорошо написано. Читалось с интересом.
Главное, автору-веришь.

Это произведение рекомендуют