Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 94
Авторов: 0
Гостей: 94
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

                           Прервавшийся сон
Возвращаясь домой со своей несчастной работы, идя несуразной, несколько детской походкой по этому серому городу, он вновь словил себя на мысли, что теперь (после работы) ему почему-то уже не так хочется быть дома, как, например, утром или во время работы. Теперь ему ничего не хотелось…. Он не впервые заметил, что прохожие поглядывают на него, словно на сумасшедшего или что-то в этом роде. Однозначно он понять не мог, но мозгу его маленько казалось, что их лица будто бы говорят: “Что ты делаешь, глупец, ты не правильно живёшь”. Тут он произвёл некоторые ловкие движения и закурил.
Он зашёл в свой угрюмый одинокий дом, пассивно переоделся, зашёл в ванную и увидел в зеркале своё изрядно надоевшее себе усталое лицо. В голове возникла мысль: “Как мне всё надоело, что аж жить не хочется…” И тут же словно вторая его половина сказала: “Да ты неправильно живёшь”. Почему то именно в ванной, за мытьём рук или когда он справлял нужду, у него часто появлялись всякие необычные мысли. Он быстро вытер руки и вышел, резко захлопнув дверь ванной, пытаясь сконцентрироваться на чём-нибудь приятном. Завалившись на диван, он привычным движением включил телевизор, но вскоре недовольно вырубил его. Затем зашёл на кухню и призадумался, что бы на этот раз приготовить на ужин, или на подобие ужина, прислушиваясь внимательнее к своему желудку,- а вдруг и вообще не надо ничего готовить. Тут он немного затосковал из-за отсутствия в доме женщины. Он решил поесть печенье с маслом и с чаем. Хотя он вроде бы всё делал правильно, чай выдался по обычаю невкусным. Он степенно ел эти печеньки, стараясь как можно больше насладиться приятным вкусом. Когда же они закончились, он чуть погрустнел. В принципе, как в самой жизни: пока поглощаешь это никчёмное “печенье”, жизнь кажется счастливой, стоит ему неожиданно закончиться – на глупом лице человека появляется грусть и жизнь приобретает мрачный оттенок. Сейчас он с грустным задумчивым выражением лица помыл руки и закурил, озирая серые пейзажи этого хаотичного города.
Он был рад, наконец, лечь спать и погрузиться по возможности в крепкий продолжительный сон, отрешившись от всего. Крепко обняв подушку и утонув в покрывале, он быстро заснул. Ему, как и нередко, снился разный бред, прелестные жизнерадостные девицы, которые заметно отличались от этих разукрашенных хихикающих представительниц древнейшей профессии со своими гнилыми душонками и часто с какой-то болью в глазах. А ещё приснилась мать, которая назойливо гладила его как маленького, от чего-то остерегала, чему-то наставляла, в то время как он хотел пойти на улицу, где он во сне мог прокатиться на чужом автомобиле по сказочному ночному городу, лёгким движением выкинув водителя, изнасиловать попавшую на глаза девушку, если что, убить человека и многое другое. Когда он выходил из дома, мать возбуждённо сказала что-то вроде “Удачи…”. Выражение лица у неё было, будто он отправляется на войну. После чего он радостно побрёл подальше от дома. На этом сон оборвался.
Внезапно он проснулся, слыша в мозгу какую-то тихую странную прерывистую мелодию. Его комната была освещена непонятным слегка красноватым светом, хотя источника освещения нигде не было видно. Это не было похоже на свет от автомобиля или что-то подобное. В спальне воцарилась глухая тишина: ни пения сверчков, ни шелеста деревьев, ни звуков ветра, ничего. Наряду с этим он ощущал возрастающую тревогу; разум его ясно давал понять, что это явно уже не сон. Он озадаченный двинулся в сторону окна, надеясь всё-таки увидеть источник света, но плавно очутился в чуждой округлённой комнате, окружённый взирающими на него невероятно красивыми мужчинами и женщинами нордической внешности в комбинезонах. Комбинезоны, как он впоследствии мог замечать, были бледных цветов; на ком-то светло серо-коричневыми, на ком-то голубые, на ком-то желтоватыми и нескольких похожих оттенков. Они все отлично ложились на их стройные тела. Кроме сияния чудесных голубых глаз этих субъектов в этой бежевой комнате сияли различными, где-то переливающимися, цветами всякие выступы в округлой стене комнаты, просто области стены.
Тут один из мужчин юрко направился к нему, схватил за руку и повёл в открывшийся в стене проём по извилистому, такому же округлому узковатому коридору. Здесь всё вокруг было тёмно красно-коричневым. На короткое время прекратившаяся тревога вновь вернулась, превратившись в резкий страх. Появляющееся любопытство и другая гамма эмоций поглотились этим внушающим, детским страхом. Давно он не ощущал этого детского страха, который наведывался ему, в основном, в сновидениях, чуть ли не заставляя выпрыгивать молодое сердце из груди. И сейчас его сердце бешено билось под действием животного сознания. “Возможно, это всё-таки сон?” – мелькнуло у него в голове, но он ясно понимал, что это чистая реальность. Несмотря на колоссальную чуждость, окутавшую его, от гуманоидов исходила какая-то обнадёживающая близость, теплота. Но он был не спокоен, когда они устремлёно деловито вели его в пугающую неизвестность. Казалось, надо было ожидать чего-то совсем неприятного, не такого, как их миловидная внешность. Также ощущалась чёткая возвышенность над ним этих странных субъектов. В голове появилась мысль: “Может они потомки фашистов из параллельного мира?” Не хотелось ему почему-то верить, что это инопланетяне и тому подобное.
Наконец, шествие по коридору прервалось заворотом в залитый белым светом проём сбоку. Он находился в просторной округлой комнате, где тихо сидела миниатюрная блондинка в жёлтом, как её волосы, комбинезоне. Пол, источающий густое туманное свечение, на котором она невинно сидела, чувствовался хоть и ровным, непрогибаемым, но необычно мягким. Вокруг мелькали интересные разноцветные огоньки. Он заметил, что теперь находится наедине с этой девушкой, остальные субъекты и проём незаметно исчезли. Она лучезарно улыбнулась и нежным голоском произнесла на чётком русском языке: “Иди поближе, не бойся, всё с тобой будет хорошо”. Он настороженно пошёл к ней, пытаясь взять себя в руки. Затем медленно уселся рядом с ней, подрагивая ртом, желая хоть что-то разузнать. Вдруг она коснулась его головы, ласково провела рукой по волосам со словами: “Какой ты тёплый…”. Ещё бы ему не быть тёплым! “Успокойся, всё нормально, тебе будет хорошо…” – говорила она шёпотом, почти вплотную приблизившись к нему. Внезапно его организм удивительным образом успокоился, сердце сбавило свой неимоверный темп, в душе настало некое упокоение. Сейчас, казалось, настала судьбоносная кульминация его непростой жизни. Ему обычно никогда не нравились блондинки, тем более такие маленькие, но в этот момент непомерной близости он без сомнений воспринимал её как свой любимый идеал. Казалось, каждая частичка его тела тянется к этой невообразимо прекрасной девушке. Она только ласкала его, страстно ощупывая его лицо взглядом, но на её лице уже отчётливо виднелось сильное сексуальное возбуждение, пугающе сильное. И он слегка удивился этому. Последовал горячий поцелуй, и он просто оцепенел, никогда прежде он не испытывал подобного. Всё было изумительно, но глубоко в подсознании чувствовалась нотка какой-то фальшивости. Она повалила его на пол и начала расстегивать комбинезон. Тут он с небольшим трудом прервал её и за одно, можно сказать, себя.
-Что ты?.. – возбуждённым шёпотом вопрошала она.
-А-а… зачем это всё? – услышал он свой родной, несколько приглушённый, голос.
-Я полюбила тебя, я не могу без тебя… не говори ни о чём… - шептала она, осыпая его поцелуями.
-Подожди,- упрямо начал он, и в глубине души находил некое приятное одобрение своим действиям, словно его сущность по-детски противилась сложившейся ситуации,- почему ты это делаешь? Всё как-то молниеносно происходит…
-Не волнуйся, - сказала она, и последовал ещё один безумный жаркий поцелуй.
-Кто ты? – высвободился он из под её губ.
-Я с совершенно другого мира, скоро и ты отправишься со мной, мы, наконец, будем вместе,- объяснила она.
-А где находится ваш мир?
-Он очень далеко, тебе совсем не зачем это знать, ты ведь хочешь меня? – любвеобильным тоном произнесла она и продолжила выказывать наслаждение им, возбуждённо вздыхая.
-Нет, подожди, я не готов к этому, всё как-то неожиданно,- с боязнью в голосе произнёс он,- у меня родители на Земле…
-Не бойся, ты можешь остаться, но я буду приходить к тебе, я не оставлю тебя.
-Стой, а что ты во мне нашла, почему именно я? – снова упрямо прервал он.
-Ты и сам не осознаёшь, какой-то чистый, красивый, ты поразил меня.
Эти слова тронули его, но он всё же отторгал её страстные порывы.
-Я? – смеясь, сказал он,- ты не права, я самый порочный среди людей, ты же - совсем другая.
-Что ты говоришь, глупый? – привстала она,- тебя просто подавили, я помогу тебе, я знаю, как ты страдаешь, Игорь.
Она ещё говорила всякие ласковые слова, проводя ладонью по его лицу. Он задумчиво уставился в этот светящийся пол, всё больше ощущая некую фальшивость. Вдруг её слова начали, словно тонуть в воздухе, необычный специфический возбуждающий запах также стал растворяться; чувство фальши стремительно переросло в чувство тупого страха. Он оглянулся и увидел вместо привычной человеческой руки худощавую бледно серую жилистую конечность, которая плотно прижалась к его лицу. Он отпрянул в сторону и узрел перед собой отвратное существо c большой головой и длинными конечностями. Оно сидело в какой-то животной скрюченной позе, выставив вперёд шею с морщинистой головой, на которой вверху по бокам были две гладкие выпуклости, уходящие в заднюю часть. У неё был рудиментарный морщинистый нос с большими круглыми ноздрями, открытый неказистый рот с едва различимыми губами и раскосые выпученные глаза, вселявшие ужас. От пристального взгляда этих больших чёрных миндалевидных глаз его сердце вновь начало колотиться с бешеной скоростью. Он дико вскрикнул и рванулся туда, где был проём, с криком: “Господи, я хочу домой, отпустите меня!” Она тем временем двинулась в ту же сторону устрашающими несуразными шагами. У неё были также отвратительные торчащие груди и маленькое покрытое волосами влагалище. “Не трогайте меня, мать вашу! Верните меня!” – заорал он. Она остановилась в шаге от него, на уродском лице её показалось причудливое выражение настороженности. Проём сзади него открылся, и он увидел, как его схватили за руки эти светленькие “скандинавы” и повели вглубь комнаты. “Э-эй!” – возмутился вдруг он и вырвался из их объятий. Они (двое мужчин и женщина) смотрели на него своими круглыми голубыми глазами, как педагоги на нашкодившего проблемного мальчишку. Постепенно их облик начал размываться, и перед ним уже стояли малорослые большеголовые существа с маленькой щёлочкой на месте рта, такими же двумя дырочками на месте носа, огромными сплошь чёрными глазами и щуплым тельцем. От прежних человекоподобных приятных субъектов не осталось ни следа. Он понял, что это именно те, которых называют “серые”. Он слышал о них, он знал об их зловещих экспериментах, о том, что они не дружелюбно относятся к людям, а скорее как к скоту. Эти существа многим отличались от той женской особи, хотя имели немало сходств. Они с равнодушием смотрели на него, будто заглядывая в душу. И от одного из них он непосредственно мозгом услышал:
- Игорь, твои геройства ни к чему хорошему не приведут, ты обязан спариться с ней,- указал он на отличающееся от всех существо,- поступай по уму.
-Я буду поступать так, как мне подсказывает сердце, понял? – смело заявил он.
И после этих слов его сверху за руки и снизу за ноги схватили чёрные искусственные щупальца, которые моментально вылезли буквально из пола и потолка. Они крепко обвили его, что вырваться было не реально, и поставили в горизонтальное положение в воздухе, так, что нижние щупальца как на балках поддерживали его тело снизу, а верхние держали его за руки сверху. Да, ситуация обрела чудовищный оборот. Он с сожалением вспомнил о своём родном прервавшимся сне, о родителях, которые даже не подозревают, в каком дерьме он очутился; да и вообще, о своём городе, об этих светлых человеческих лицах.
Тот, что был якобы женщиной, подошёл к нему, держа в ручке цилиндрик, в два сантиметра в длине и чуть больше одного сантиметра в основании, металлического тёмно серого цвета. Из верхнего основания цилиндрика в момент вылезла тончайшая игла. Он ловко воткнул иглу ему в шею и через секунду вынул, игла также быстро зашла назад, и он спрятал цилиндрик в уже чёрный, складчатый комбинезон чуть ниже пояса. “Что вы творите?..” – растеряно спросил Игорь. Существа лишь в ожидании глядели на него. Тот, что вколол нечто ему, стоял рядом и просто сверлил его своими глазищами. Постепенно наряду со страхом он стал ощущать громадное сексуальное возбуждение, которое, казалось, заставил его испытывать рядом мертвенно стоящий гуманоид, несмотря на тот факт, что он, как и все они, был бесполым (не двуполым) и к тому же имел под собой тёмный мужской аспект. Только та странная особь, которая чуть не совокупилась с ним, была женского пола и имела, естественно, женский аспект. Он был в полной растерянности. С одной стороны в какой-то степени он был и рад отыметь эту уродину и благополучно возвратиться домой, тем более к этому толкало это чудодейственное зелье. Но его благочестивое сердце не желало мириться с подобным мерзким раскладом. В нём словно проснулся скрытый пламенный потенциал, исходящий из глубины души. “Я сделаю это…” – податливо произнёс он, подумав, что они могут прочитать его намерения и, превозмогая себя, как бы мысленно закрылся от них. Сработало это или нет, но его тело плавно опустилось на пол, щупальца исчезли, и “серые” удалились из помещения. Он уже с большим трудом мог игнорировать сексуальное влечение. Женская особь была уже возле него, и животное желание спариться с ней затмило его мозг. Он забыл обо всём, и получил истинное удовольствие, когда она впилась в него своими мерзкими губами. Они, сцепившись, улеглись в этом дьявольском дуэте, вкушая друг друга. Но внезапно он опомнился, поборов себя, разорвал этот грязный поцелуй и, уцепившись руками за её голову, яростно закричал и изо всей мочи стал бить её о пол, параллельно вгрызаясь взглядом в эти чёрные глаза. Серенькие ребята тут же прибежали на место сражения, это действительно было каким-то глобальным сражением. В его мозг проник короткий телепатический посыл, содержащий, однако, объёмный смысл такого характера: “МЫ, всё равно, осуществим это тогда искусственным путём. А так, ты можешь получить кучу своих девочек, настоящих, и многое другое. МЫ сделаем твою жизнь долгой и райской. Нам периодически будут нужны от тебя лишь твои гены. Ты заблуждаешься, если считаешь, что оказался здесь впервые. Посмотри, это всё твои, твои дети.” И тут, ситуация приняла новый оборот. Один из них достал из комбинезона небольшое продолговатое устройство тёмно бежевого цвета, произвёл короткую манипуляцию с ним, и рядом с гуманоидом появилась плоская голограмма. Глаза Игоря были затуманены от пережитого, но он бросил несколько пьяный взор на картинку, и его взору предстала масса неведомых гибридных существ. Некоторые больше походили на человека, некоторые вовсе отличались несуразной внешностью. Он сильно потрясся увиденным. Выходит, они уже долго пользуются им в своих скверных целях…. Но через пару секунд, взглянув на существо возле картинки, он словно нутром своим узрел, что это всего лишь натуральный обман. Невозмутимое гробовое лицо существа даже будто потупилось. Он как на ладони теперь мог видеть, о чём они думают. “Что, мрази, не нравиться вам?!” – крикнул он. Также он отлично мог видеть, как можно выбраться из этого тёмного места, прямо в свою спальню. В той первой комнате имелось специальное немыслимо сложное устройство, с помощью которого, введя соответствующие координаты, можно было благополучно телепортироваться назад. Он как бы создал около себя невидимый и неосязаемый мысленный барьер, и сам немного удивился происходящему. Они не могли воздействовать ни на его тело, ни на разум, они стали совершенно бессильны, но всё-таки способны были сугубо поверхностно прочесть его самые яркие помыслы. Он же видел их до костей, и понял, что все двери здесь, проёмы, щупальца и некоторое прочее приходят в движение от мысленного воздействия. Он направился к выходу и почувствовал, что один из них собирается достать некую штуковину из кармана, чтобы остановить его. Он уже полез куда надо, но тут же присел от парализующей боли в своей ручке, и маленький рот его болезненно приоткрылся. “Не надо!” – строго сказал Игорь. Бедная женская особь испуганно сидела на полу и со своим приоткрытым ртом наблюдала за происходящим. Ему на миг даже стало как-то жаль её; но он сконцентрировался на своей заветной цели. Туман в глазах усилился, но он уверенно двинулся к проёму. Он уловил бесполость этих существ, их мертвенность, воспринял непонятные континуальные логические построения. Он “попросил” проём открыться, и тот сравнительно медленно стал открываться. Не вытерпев, он лихо проскользнул понизу и незамедлительно закрыл проём, оставив остальных в комнате. Изо всех сил он бежал по этому чуждому коридору. Неожиданно на его пути встало семь большеглазых существ. Трое стали доставать аналогичные штуки из комбинезонов, но он заставил одного скрючиться на полу в болезненной позе, другого прильнуть к стене с закрытыми глазами, третьего, также с закрытыми глазами, и открытым ртом присесть в беспомощности. Но борьба явно была не равной, так как оставалось ещё целых четыре тела, да к тому же, сзади приближалось аж десять решительно настроенных существ. Ударом ноги в острый подбородок он сбил двоих с ног (попавший под удар повалился на позади стоящего), третьему он врезал кулаком в весок. А сзади него оказавшийся последний гуманоид уже почти привёл в действие своё оружие, но Игорь успел схватить его за руку так, что оно выпало из его рук, и вдобавок неумышленно сломал ему руку резким движением. Было небольшое ощущение, точно он сломал руку невинному ребёнку. В голове появилась идея, взять с собой этот неземной металлический прибор. Он взял его и нечаянно что-то сместил большим пальцем сбоку, один из десяти прибывших гуманоидов парализовано рухнул на пол, но и с ним обошлись подобным образом. Обездвиженного его перетащили в очередную комнату с огоньками и положили на приземистую серую лежанку. Он понял, что сейчас они намерены взять его половые клетки, чтобы осуществить это искусственным путём. А они тем временем заподозрили нечто, угрожающее ИМ. Когда один из четырёх направился куда-то недалеко за аналогом своеобразного шприца, другой устремился своим тёмным взглядом в него, ухватившись за его парализованное лицо, третий плотно прижал свою руку его лбу. Клонило в сон, и вот уже глаза, в которых стояли эти два чёрных шара, почти сомкнулись. Но внезапно он высвободился из могучих объятий Морфея, и чуть было не усыпивший его гуманоид упал на колени, третий отпрянул от жуткой боли в руке. Невероятно, но его шея и мышцы лица снова зашевелились. Тот хренов усыпляльщик уже загнулся, когда он взглянул на четвёртого и уложил того аналогичным образом. Пошедший за шприцом никак не мог поразить его из своего парализатора и отскочил от боли в груди. Тело отлично управлялось мозгом. “Чтоб вы сдохли!” – сказал он про себя. Тут прибежали другие гуманоиды, и их оружия тоже оказались особо бесполезными. Они сами падали как подкошенные и стали слегка отходить. “Вы меня не тронете”,- уверенно передал он им и беспрепятственно направился к своей цели. Они лишь провожали его взглядом. Теперь у него не было причин бояться. Он уже находился в помещении с телепортирующим устройством. Он решил не брать всяких приборов с собой, чтобы не получить лишних проблем. Он ввёл нужные координаты и плавно провалился на улицу. Видимо, что-то не сошлось, вместо родной комнаты его переместило под окно на задний двор. Скорее это свечение среди ночи никто не заметил, а если и заметил, то ему было всё равно. Была только одна проблема: как пробраться к себе в квартиру, если живёшь на третьем этаже и нет ключа от подъездной двери? Подойдя к двери, он подумал, что, может, силою мысли отворить её? Но ничего, отнюдь, не получалось. Несколько раз он позвонил соседям с искренней просьбой открыть дверь, но никто, к сожалению, не открыл. Пришлось голышом дожидаться утра.
Начала болеть голова, напала судорога, живот болел, его хорошенько вырвало, сердце  билось в неистовом темпе. Прошло где-то один час и двадцать минут, уже рассветало. Знакомый сосед возвращался поддатый. Игорь медленно привстал на корточки, чуть опустив голову. Сосед с пренебрежением и удивлением уставился на него, открывая дверь. Когда дверь открылась, он с трудом встал, и его пошатнуло в сторону соседа. “Ну, ну!..” – строго сказал сосед и пошёл дальше. У Игоря даже не было сил приоткрыть закрывающуюся дверь. “Открой!” – успел крикнуть он. Тот откликнулся и, увидев его, мягко говоря, неважное состояние, сказал: “Чё, хреново тебе, помочь, что ль?” Игорь еле положительно качнул головой, и тот повёл его ослабленного наверх. Также у него кружилась голова и всё плыло перед глазами. Они дошли до квартиры Игоря, и тут он осознал, что квартиру то тоже надо чем-то открывать, и ключ соседа здесь уже не поможет.
-А как ты теперь войдёшь? Ты же один живёшь, да? – заметил сосед.
-Не знаю,… позвони в службу спасения,- вымолвил он.
Когда сосед отошёл, его опять вырвало, возле двери. Вернувшийся через некоторое время сосед увидел его сидящего в болезненной позе чуть выше двери на лестнице возле некогда содержимого своего желудка. “Может скорую вызвать?” – спросил сосед. Тот положительно качнул головой, и сосед удалился.
Скорая помощь приехала раньше. Врачи застали его судорожно сидящего в согнутой позе около своей квартиры. “Как Вас зовут?” – спросила молодая женщина в белом халате. Он, словно пьяный, взглянул на неё, и её голубые глаза, и даже некоторые черты лица, ярко напомнили ему ту сравнительно недавнюю особь, хотя ему казалось, что это происходило довольно давно, и весьма долго. Было также ощущение, что вся эта чертовщина являлась чем-то совсем отдельным.
На лице его проявился некий испуг и замешательство, но это быстро исчезло, так как узрел он в ней истинный свет, подобный которому видел потом во всех людях и радовался этому как никогда, радовался всей своей жизни, несмотря на все эти кошмарные сны, а в последствии и на рак щитовидной железы, из-за которого он прожил лишь двадцать два месяца после встречи с “серыми” (но за которые он испытал уйму счастья). Также его не волновал и тот факт, что он оставил после себя множество генетического материала, и что они наверняка сделали это более искусственным путём.
© Иван Писарогло, 01.08.2011 в 09:43
Свидетельство о публикации № 01082011094358-00226677
Читателей произведения за все время — 26, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют