Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Именинники
Именинников нет
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 79
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 77
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/


— Ну-ка, ну-ка! Что тут новенького намудрил старина Гейц?

Пальцы привычно, легко и точно пробежались по «клаве», замерли на секунду над клавишей «Ввод» и нажали.

—Вау! Новая заставка! Господи, ну, что за графика? Эти чертовы цветные квадратики, уменьшай, не уменьшай, а они и в Африке — квадратики! Что такое? Файл закрыт? Господи, меня всегда захлестывает волна праведного негодования и гнева, когда я вижу, такое самоуверенное бахвальство программистов из «Майкрософт»! Ну, какие высокомерные, наглые, ну, просто нет слов. Файл — закрыт… Файл — откроем! Пальцы снова пробежались по давно знакомому маршруту. Где-то в недрах мощного процессора замелькали единицы и нули, группируясь в триллионные комбинации — «Да», «Нет», выстраиваясь в боевые колонны взлома. Разведка — авангард любой армии невидимыми стрелами вирусов нанесла удар по твердыне огромных, более мощных, чем любые железобетонные конструкции, стен крепости защитных файлов. Из далёкого тыла, с запозданием звука, бабахнула тяжелая артиллерия прямого доступа, стены заволокло непроницаемой завесой паролей «Свой», «Чужой», и пока стены крепости едва виднелись сквозь всполохи зарниц крошащейся защиты, в небе, стремительно и гордо пронеслись супер скоростные блоки нейтрализации лазерных установок непрерывного кодирования защиты ворот. Все потонуло в грохоте, копоти, и жаждущей что-нибудь спалить магме, изливающейся из щелей, между огромными блоками стен твердыни. Крепость дрожала и мучилась в бессильном, бессмысленном уже сопротивлении, кидалась дымящимися кусками земли, пропитанной кровью и, убедившись, наконец, в своем полнейшем бессилии, понурив голову, прошептала безнадежно — «Несанкционированное проникновение! Абонент, WWW. Алекс. RU».

Мгновенно, из клубящегося ада, во все стороны разлетелись фиолетовые лучи, и небо над поверженной крепостью покрылось, не поддающимися счету, зелеными шестиугольными секторами адресных сайтов. Вспышка, и лучи, приняв зловещий красный оттенок, заплясали по всему полушарию шестигранных секторов, окрашивая — «не те», в желтый цвет! Лучи метались по всему сектору, но нужный адрес синхронно с переменой цвета, также менял свое местоположение в сети и, принимал цвет окруживших его триллионов и триллионов сайтов. Пока пляска поиска со скоростью света фильтровала весь доступный ей массив, дым рассеялся и на месте поверженной крепости, как в калейдоскопе, этаж за этажом, кругами по часовой стрелке, вновь возводились бастионы новой, более совершенной конструкции. По завершении главной башни, на главных воротах в хитросплетении каббалистических символов по давно отработанной схеме — трансформеров, крепость вдруг, на мгновение еще сохраняя свои очертания, оделась в броню зеркал! Мгновение — и она исчезла. Стала невидимой

—Ну, ладно, ребята, я, что вам девица, перед зеркальцем прихорашиваться? Боже, как с вами скучно. Так, что там у меня по зеркалам? Еще одно, еще, и снова зеркало. Нажимаем кнопочку…

Новейшая конструкция не изменилась в своей невидимости, однако лучи поиска заплясали с ужасающей быстротой на гранях встречных зеркал, небо мгновенно ослепло, и все погрузилось в ноль-тьму!

—Отлично сработано! Введем — «Молоток», и бац…

И тьма, под звон разбивающегося и падающего неровными осколками стекла, открыла взору Землю с

высоты космоса, и уже через глубину далеких полупрозрачных облаков, преследующие хищные

ракеты — Земля — Космос!

—Так, так, а горючки-то у вас на долго хватит? Сейчас посмотрим!

Пальцы снова забегали по клавиатуре, нашли, нажали. Земля тут же с невообразимой скоростью стала проваливаться вниз, вниз, пока не заняла свое место в хороводе планет Солнечной системы — с Солнцем в центре. Но ракеты не отставали, и даже, как будто передний строй из ста ракет, опасно приблизился. Точка наблюдателя, резко вильнув, устремилась к центру, который, вдруг вихрями солнечных протуберанцев отрезал космос, звезды, преследователей — все! Мелькнули верхние слои первого, водоворот огня второго, ослепительно синий и заметно плотный — третий. Именно на границе синего и белого, мыльными пузырями лопались ракеты — «Земля Космос», и где последний, сотый пузырь лопнул, над головой наблюдателя, махнув на прощанье очередной вспышкой, Солнце вернулось на свое, положенное ему место.

А Земля? А Земля распростев объятия, встречала своих героев! Точнее, своего героя! И, он, герой, как птица Феникс, стремительным полетом мысли устремился на поверженную старушку, с нехорошими намерениями дознаться, на каком уровне, столь долгожданный приз — Принцесса Виктория! Вот, далекие некогда горные вершины, среди которых, несомненно, на магнитной подушке — Хрустальный дворец с детской защитой — «Кто там?». Это Я! «Сим-Сим, откройся, мать твою…» Открыл, а там пару тысяч комнат, среди которых одна, в которой Она, и возле дверей огнедышащий дракон! Смешно…

Пальцы нажали клавишу и внизу, в зеркале горного озера, по замерзшему льду, разбежались трещины — «Меню», но рука наблюдателя, протянувшись с неба, ткнула пальцем в неприметный осколок скалы, заставила его раскрыться полотном зеленой скатерти с рисунками невообразимого количества фигур молодых и розовощеких, с данными на любой вкус пользователя, размерами, как отдельных частей тела, так и тела самого! Сфокусировав внимание на высокой стройной фотомодели восточных кровей, и активизировав ее, с помощью стрелки курсора, заставил моргнуть одним глазом, в зрачке которого промелькнул ответ — «Жду», низвергся с небес к ожидающей его красавице. Падение было столь стремительным, что пришлось набрать команду «Замедлить — минус десять». Тут же скорость упала до минимума, но, вдруг, неумолимо стала нарастать, стремительно приближая страшную своей первозданностью, клыкастую вершину горной гряды!

Пальцы нервно забегали, из-под маски-монитора крупными каплями заструился горячий пот. Следует уже хаотичный набор основных команд — «Стоп», «Сброс», «Блокировать». Пальцы клацают по клавишам, но падение лишь ускоряет свой стремительный бег! А горные пики, они — уже вот! Горные пики, не из квадратиков пикселей, нет, они натурально реальны и холод, и страх мертвой хваткой сжимают тело. Разум. Душу!

«Выход», «Выход», «Проверка», «Тест»….

ЖДУ!!!! ТОЛЬКО ТЕБЯ!!!! БЫСТРЕЕ, НУ-ЖЕ!!!! ЕЩЕ БЫСТРЕЙ!!!! — Требует, зовет красавца.

Но, внизу вместо восточной красавицы, всю горную страну поглотило вдруг лицо древней старухи. Это лицо, было от горизонта до горизонта. Морщинистые губы дрогнули и стали раскрываться бездонною пропастью. Рот все шире и шире и, влетев в него с остановившимся сердцем, он еще успел услышать позади себя грохот закрывающейся челюсти и, глубинный, как вздох вулкана, или… или?

— А-А-ММ!!!

И тьма поглотила все вокруг, Тишина липкой смолой залепила уши, и только встречный напор воздуха подтверждал безусловное падение и … в неожиданный миг несчастное тело, на огромной скорости, головой вниз, врезалось в гранитную твердь!

— А-А-А-Х!!!

Маска-экран сорвана… Пользователь, лежит на полу в нелепой позе, и трет огромную шишку на лбу. Перед ним ножки стола, на котором стоит компьютер с периферией, лежащий на боку стакан и, вода в тянучке меда, застыла на пол пути к полу.

— О Боже! Что это было?

Но сообразить до конца, он не успевает. Вся его комната заискрилась квадратиками пикселей воспроизводя резкие границы предметов. Мысль, лишь подумав сорваться с места окунается в белую упругую вату и бесполезно подергавшись, как в глубокой воде, потекла медленно и вяло, лишь и, фиксируя события не в силах осмыслить все происходящее до конца! В проеме двери появляются две фигуры…. Одна, мешковатая, с клюкой в скрюченных подагрой руках и лицом старухи сожравшей его только что, там, где доступ, так и остался, закрыт, и молодая девушка в легком платьице. Она несла в руках, какие то металлические прутья и, одновременно подталкивая изящной ножкой, всю в копоти и с окалиной на невысоких краях жаровню. А он лежал на полу и не мог шелохнуться, мозг, уже сопоставляя в комбинации возможного применения и металлических прутьев и жаровни, медленно пытался дать хоть какое-нибудь определение. Но делал это недопустимо медленно, а события разворачивались недопустимо быстро….

Вдвоем, посетительницы установили жаровню посреди комнаты, сдвинув в сторону мешающий им стол с оборудованием, закрепили стойки по краям жаровни в виде двух букв «Х», потом принесли из прихожей дрова и тяжелый, в два метра длиной лом, с тупым острием на одной стороне. А мозг не успевал, не успевал, а может уже просто не хотел зря дергаться, предвидя, где — то на уровне подсознания, что будет дальше…. А дальше, старуха и молодица, помогли ему встать на колени, руки прямые в упоре. Старуха взяла лом, а девица, так ласково, так проникновенно, взглянув ему прямо в глаза и мило улыбнувшись, попросила….

— Открой ротик…. Скажи а, а, а, а!

И, он, как под гипнозом, не в силах понять противоестественность милого лица, улыбки, самой просьбы — открыл рот….

— Шире, шире, язычок опусти, чтоб не мешал… Тааак…. Чудненько…

И он открыл рот шире, прижал язык и уставился на приближающийся ко рту лом. Вот он вошел в рот, уперся в небо, поправил траекторию и, полез в горло!

— Сейчас будет немножко больно, глазки посильнее зажмурь, что б не вылезли и, и… расслабься, расслабься, миленький, расслабься…

Страшная боль пронзила, проникая внутрь, вглубь, вглубь, рвя на своем пути внутренности, обильно смазывая и смачивая лом горячей темной кровью. Боль достигла крайней точки, но кричать мешал лом. И, вот, рывком даже услышав рвущуюся ткань брюк, он замер, боясь даже шелохнуться. Закрыл глаза…

Девушка мило улыбалась и поглаживала его ладошкой по волосам.

— Ты чуточку вспотел? Не переживай, это у всех так бывает, ничего страшного, ведь это для тебя в последний раз. Мертвые ведь не потеют? Как ты думаешь? Сейчас, мы быстренько разведем костерчик и начнем тебя готовить, или поджаривать. Ты ведь, правда, не против? Мясо у тебя свежее, сочное, еще теплое, просто смак, пальчики оближешь! Только не ты конечно. Вот тут я соль принесла, вот лаврушка, перчик, вот майонез «Кальве легкий». Не знаю, правда, с луком тебя съесть или с чесночной приправой? Как ты думаешь? С лучком? Порезать колесиками? Да, наверное ты прав, с лучком ты будешь вкуснее. Заждался, наверное, миленький? Ну, потерпи немножечко, сейчас, сейчас.

Его с трудом подняли за выступающие концы лома, положили на опоры по краям жаровни в которой уже весело потрескивали дрова и едкий смолянистый дым невыносимо ел ему глаза. Старуха времени зря не теряла на разговоры. Его пару раз, для пробы, медленно перевернули и он услышал голосок девушки.

— Ножки и ручки выпрями, а то мешают поворачивать. Сейчас я тебе помогу. Так, умница! Сейчас привяжем тебя проволокой, так, ну, вот и порядок! Как видишь, так на много лучше!

Старуха, между тем молча подкладывала дровишки, огонь становился невыносимо горячим и, вскорости запахло жареным мясом — его мясом! Молодица, со знанием дела, через каждые три оборота, обильно полива его майонезом и сыпала по чуть-чуть соль. Налипший на его разных частях тела лавровый лист распространял по комнате пряный дух с примесью перца и лука.

— Пора, наверно, — озабоченно прошипела старуха, — надо вот тут попробовать. Дай-ка вилочку.

И к поджаренному, уже почти готовому пользователю, молнией вдруг вернулось сознание от резкой боли в правой ягодице! Это старуха, пробуя готов он или нет, ткнула его вилкой.

— Отлично! С кровью! Пора снимать! Неси тарелочки, вилочки, салфеточки! Осторожно! Левая опора падает… Держи, держи!

В следующую секунду, вся конструкция стала падать увлекая несчастного в горящую жаровню. Он больно ударился головой о железный борт и… заорал, что было сил!

— А-А-А-А

Вскочил и запрыгал по комнате, стараясь потушить на себе, еще дымящую одежду!

После произошедшего со мной в тот памятный день, когда из меня кто-то совершил цыпленка гриль, я долго не мог прийти в себя! Что это было? Как? Абсолютно необъяснимо, непонятно и невозможно. Последнее, что я помнил, это, когда полуподжаренный, метаясь по комнате, обратил наконец-то внимание на экран монитора. Там моргал значок почты, но не успел я даже нажать на клавишу, как на экране появилось лицо той девушки, которая измывалась надомной, премило улыбаясь при этом.

— Привет, красавчик! Хочу попросить тебя, малохольного, не топтать больше своими грязными ногами мой девственно стирильно-чистый виртуальный сад с его травкой и цветочками. В противном случае, я тебя все-таки съем! Причем живьем, говорят, свежатина мужчины, еще теплая, парная — омолаживает женщину, стимулирует обменные процессы, а срезаемое живьем мясо заставит орать тебя, как сумасшедшего и этот крик, так возбуждает, так провоцирует, так неудержимо влечет обладать всем что у тебя есть, и ты, под конец держишь это в руках, а потом кушаешь и кровь, свежая, теплая кровь с каким то привкусом, течет по губам, шее, груди!!! А, а, а, ах…Как это заводит, как располяюще возбуждает. Нет, я не хочу ждать следующего раза! Сейчас! Я возьму тебя сейчас, немедленно, прямо сейчас! Ну, иди, иди же к мамочке!

Стекло монитора, вдруг, исчезло в глубину, и из экрана, как в форточку, высунулась голова, плечи, руки, которые вдруг стали длинными, и я в ужасе заметался по комнате в которой странным образом исчезли окна и двери! И руки этой девицы загнав меня в угол схвати мертвой хваткой и потащили внутрь монитора. Вот, я уже в миллиметре, сейчас произойдет невозможное — я нырну внутрь! Сейчас, сейчас и… тресь башкой о стекло. Монитор валится на пол, я смотрю, он падает, разбивается в дребезги, и в последнее мгновение, перед этим, девушка оттуда по матерински советует мне.

— Отдохни, Алекс! Поспи, расслабься, я после к тебе приду, и не балуйся больше с компьютером. Баловство все это, а ты парень серьезный, и у тебя необыкновенное будущее… Верь мне.

И все, я открываю глаза — все на месте, как и было всегда. Все цело, невредимо, я цел невредим и

окна и двери, тоже на своих привычных местах. Компьютер стоит на своём привычном месте, а процессор мирно посапывая вентилятором охлаждения, моргнет порой, зеленым глазком светодиода — «Все в норме». Все, казалось, было, как вчера. Даже дождь за окном — тот же. Банка недопитого пива, тоже стоит на подоконнике, там же сигареты, зажигалка, пепельница…. Над столом, на стилаже — рядком литература, стопки последних оригинальных и пиратских дисков, ручки, карандаши, фотки… Телевизор, кресло для гостей, рядом на подставке — телефон…. Чего не стало? Может, постоянного чувства новизны? Что там, как там? Где? Там, в сети! А, что там вообще может быть нового, после того, что он испытал какое то время назад? Некоторое время? Странное понятие, что значит — некоторое? Хм…. Есть вполне конкретное время, после того, — три тысячи восемьсот тридцать девять секунд! Откуда, я это узнал? Не знаю, но это так. Что-то коренным образом изменилось. Что, что могло измениться? Взгляд на сеть? Сеть? Глобальная сеть из тупиц и недоумков…. Хм…. Миллиард восемьсот миллионов триста пятьдесят тысяч восемьдесят три… пользователя… минус один — Я! Страшно болит голова. Пошло оно все к чертовой матери, мне действительно нужно отдохнуть, выспаться, расслабиться. А тот файл, и не мог быть взломан, я сам его придумал и сам же нарисовал этот корявый ужастик-мультик. Все на много сложнее и проще одновременно. Просто нужен другой подход, другое построение логической цепочки связей, взгляд изнутри, на уровне процессора…. Да и процессор этот, тугодум каких поискать…. Черт, а что в настоящее время, мощнее того что у меня есть? На рынке — нет. Так, что же я хочу? Другой интеллект? А разве это возможно, вообще? Значит возможно, если я думаю так!

Я, вдруг, решил, что надо уехать на дачу, по дальше от всего этого, за пятьдесят километров от города, в глушь, где не телевизоров, не компьютеров и, даже электричества.

Уже к вечеру, я добрался до дачи, или как называет ее мой брат — «Фазенда». Приехав, осмотрев все и найдя дачу в полной сохранности и порядке, я стал выгружать свой рюкзак. На обеденный стол посыпались восковые свечи, спички, хлеб и консервы. Еды мне должно было хватить на неделю, не меньше, а потом можно купить что-нибудь в местном магазинчике. В отдельной поклаже я привез, так же десять упаковок баночного пива — для отдыха. Потом, подобрав в сарае по больше дров и всякого мелкого мусора, я растопил камин, поставил рядом с ним удобное кресло, по правую руку много пива, что бы и не вставать потом по темному и не искать еще и, развалясь в кресле — приступил! Пиво было просто замечательным. Терпкий, газированный с горчинкой и…. много! И, тем не менее, пивом я не наслаждался, скорее пил, чисто механически. По привычке дозируя банку на шесть хороших глотков. После, наверное десятой, мысли мои снова и снова возвращающиеся к событиям прошедшего дня, и отгоняемые мною до поры до времени, завладели моим сознанием окончательно! Я, не без основания, считал себя человеком не глупым, за плечами два института, но ни ум ни масса знаний не могли зацепиться ни за какие версии. Как можно объяснить, то, чего нет и быть не может? Как? Да никак! Просто мистика какая-то. И, опять же, или мистика есть, или ее нет. В любом случае, и в этой дисциплине тоже, должен быть носитель — человек. Без человека, вообще все, бессмысленно, не потому, что оно все же есть, а потому что видится, объясняется, применяется на практике уже не человеком, а какими-нибудь другими формами разума — по-своему, возможно даже и не так, как это принято у людей! Если, допустить, конечно, что такие формы вообще существуют и мы не одиноки в великолепии своем не в нашей солнечной системе, не в нашей галактике, нашей вселенной не в… Абсолюте! Боже! А это что еще за слово такое? Что-то заносит меня уже в какие то дебри. Может пиво? Да, какая разница! Что там у нас с мистикой? Ах, да — Мистика сама по себе не существует ей нужен носильщик… эээ… носитель, то бишь. А, если есть носитель, то ему надо что-то куда то, кому-то нести… То есть, предположим, что мистика — есть! Она вокруг нас постоянно, мы в ней как составляющее звено единого информационного поля…. Опять меня куда то понесло. А интереснооо… И, так, продолжим — в повседневной жизни наш разум преотличненько « закрывает нам глаза и уши и трепет душ от возмущенья». Реальность — это мы с вами! Живые, добрые, веселые, злые, — всякие. И разум отфильтровывает эту реальность от всех других. В повседневной жизни, с ее хлопотами и проблемами, мы редко сталкиваемся, поэтому, с проявлениями чего-то, что выходит за рамки нашего понимания общепринятых истин. Разуму приходится, постоянно сравнивать свое понимание окружающей действительности с пониманием этой же действительности всеми другими, окружающими его разумами, то есть другими людьми! И, когда, что-то и случается, необычное, то мы, как правило говорим «показалось, привидится же такое и т.д.». То есть, мы, своими словами даем окружающим понять, что мы «нормальные», и с нами ещё можно пообщаться. Ну, дескать, с кем не бывает! Когда же человек, немного «того» то ни его разуму, ни самому человеку нет никакого дела, как он воспринимает окружающую действительность и, тем более, что о нем при этом подумают… Вот, наверное в таком состоянии, мистика и воплощается на всю «катушку». Что-то есть, что-то происходит, и ты там же, и чувства и эмоции, и все на свете — хотя в реальной жизни, понятно, ничего этого разумеется нет, и быть не может. Как алкогольный дурман, когда человеку видятся черти. Он их видит реально, он в ужасе от их вида, но менее пьяный рядом с ним ничего такого не зрит!

© Игнатов Олег, 05.04.2011 в 03:00
Свидетельство о публикации № 05042011030029-00211148
Читателей произведения за все время — 48, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют