Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Именинники
Именинников нет
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 94
Авторов: 0
Гостей: 94
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/


После возвращения Дьявола, Геката поняла, вдруг, что быть в прекрасном женском теле — даже, в чине Богини, ещё не всё, ох, совсем не всё! Красота её, и ум её, лишь тогда что-то значат, когда эти очевидные достоинства оценит кто-нибудь по истинной цене. Что толку в её любве¬обильности, если отношение к ней, как подстилке? Удовлетворит Дьявол похоть свою дьявольскую и в сторону, а потом думает, думает... и чём думал Дьявол, вернее о ком он думал — Геката знала прекрасно — о Лилит! Будучи Богиней, она уже многое знала, из того, что произошло в Раю и, почему Рая больше нет. Узнала, уже потом, Геката что и тут замешана — Лилит! Её Великолепие, так и не найдя её в Раю — сожгла его во гневе дотла. Уже потом, Гекате стало известно о невероятном внедрении полу духа, по¬лу человека Лилит в тело живой, реальной женщины — Еву. Вот поэтому то и думал Дьявол о том, как бы извлечь эту Лилит, обратно и, вновь преда¬ваться любви с ней, как когда-то. А, это — "Когда-то" — и было на виду у всех суккуб, одной из которых — была и она, Геката. Это тогда, — счас¬тливый случай, и определил её дальнейшую судьбу. Выделила — её одну единственную из обольстительниц астральных, Её Великолепие Мадонна и, наградила за информацию и телом и именем и — возможностью, по желанию Гекаты трансформировать тело своё в образ любой вплоть до высшей сте¬пени трансформации — астральной. Но, получать наслаждения от любви, она могла лишь в теле реальной женщины. Астральные удовольствия суккуб — ей уже было с чем сравнить. Удовольствия реального женского тела — ни с чем сравнить было просто невозможно! Да, она — Богиня Геката, обладая таким телом, была вынуждена, чуть ли не на коленях ползать перед Дья¬волом — умоляя его подарить ей это счастье, это — высшее наслаждение плоти. Да, он дарил ей это счастье, но делал так невообразимо грубо, показывая всем видом своим и действиями, что противна ему она до невоз¬можности. Хотя, почему — она не знала... Какая разница была между ней и Лилит? Да, абсолютно — никакой! Обе они — внешне, копии Её Великоле¬пия. Такие же прекрасные телом, такие же зелёные глаза, такая же не-утолимая жажда — любви, любви, любви! Но... кривила душой Геката, зна¬ла ведь, что у госпожи её бывшей, разница с ней всё же... была. Родинка на левой груди, кусочек сердца, самого — Дьявола! Как, попал этот кусо¬чек сердца, на грудь Лилит, превратившись в родинку — видом своим, напо¬миная маленькое сердечко — Геката не знала, по, знак этот решал всё. И, Геката, даже, как-то раз — нарисовала на груди своей это проклятое сердечко и... думала… Боже, какой позор пережила она, когда увидев это сердечко — Дьявол хохотал над ней с презрением и издевательствами, а она, стояла, как оплёванная и, готова была провалиться от стыда сквозь Землю... Тогда, насмеявшись и, наиздевавшись над ней вволю — бросил презрительно через плечо, уходя: — Иди и помойся — чучело огородное! На Лилит хочешь быть похожей? Знай же, возлюбленная моя Лилит, была — абсолютно чистой женщиной... и, пахло от неё цветами луговыми, и гордость имела женскую и, знала она все мысли мои и желания сокровенные. Не то, что ты — одно соитие на уме! Бегом в Море! Травою морскою с песком морским — смой с себя грязь свою, и если, — еще, хоть раз, нарисуешь это сердечко на груди своей, вырву грудь твою с мясом и сожру её на глазах твоих!

От тех событий, — Гекату до сих пор бросало в дрожь, ибо помнила она всё, как от слов Дьявола, чуть не упала она в обморок, как, не разбирая доро¬ги, шла она, не видя ничего перед собой, как зашла в прохладную соль Моря. Как была у неё одна мысль — утопиться с горя. Но, не дала одна из суккуб, утонуть ей. Как, подняла ее почти бездыханную со дна морского, как успокаивала ее, как мыла нежно тело её прекрасное — проклятое, прекрас¬ное тело, не находящее покоя. Как, успокоившись и, как пытаясь найти причину отторжения её внешней, ища себя внутри себя — оставив тело своё, внедрилась духом в себя и, ужаснулась, что внутри тела ее живого — вне¬шне прекрасного! Сколько было там всяких микробов, каких-то палочек, вирусов и, все это жрало её изнутри, распространяя вокруг себя продукты своей жизнедеятельности смрадом вони, и когда она добралась до внутренностей, то пришла, просто в неописуемый ужас и, выскочив из тела своего, бросилась этим телом в Море. Как будто чувствуя ещё кожей своей то, в чём только что была. И, с остервенением, схватив шмат водорослей и оби¬льно макая в песок, не мыла тело своё, а драла его с ненавистью и, не могла смыть с себя омерзение — себя изнутри! Снова одинокая суккуб, пришла ей, — на помощь. Она заботливо смазывала растёртую в кровь ко¬жу её соком растений разных и, с испугом на лице старалась успокоить её — Гекату, госпожу, всех уже суккуб! И, благодарна была Гека¬та этот одинокой соблазнительнице сладострастной и, приблизила её к се¬бе и, лишь взмахом руки своей — окрасила белые волосы её — белые воло¬сы всех суккуб в ярко рыжие, как у себя и — просила её, принять от неё — Гекаты, имя ей — Диана! И, вскочила на ноги новоиспечённая Ди¬ана и, хлопая в ладоши — визжала от радости великой! И, озорные искорки так и сыпались из глаз её, радовалась она и имени своему, и, цвету во¬лос своих и, упав на колени — целовала руку Гекате в благодарственной порыве и, поклялась быть преданной ей — вечно. А, потом, долго смотрела в глаза обожаемой госпоже своей, прошептала ей на ухо... в страхе озираясь вокруг...

— Знаю, знаю печаль твою, знаю, как помочь тебе, но надо найти место такое на Земле, где могла бы укрыться ты, от взгляда, и слуха — обожа¬емого тобой Дьявола. Знаю я место одно... потаённое…

— Говори, веди и сейчас же! — прошептала Геката ей в ответ и, обе — Диана первая, Геката за ней — нырнули в морскую пучину, приняв астрал, и долго плыли они в глубине моря, пока не подплыли к огромной скале подводной и, спустившись на самое дно — оказались у расщелины, которая чернотой уходила внутрь горы. Диана, первая нырнула внутрь и, вернувшись через время — поманила госпожу свою за собой. И, нырнула Геката, и вплыла оказавшись в гроте том подводном, похожем, как две капли воды, на внутренний облик пещеры, в которой поселился сам — Дьявол! Внутренний объём понравился Гекате и, она осталась довольной. Обследовав всю пещеру, она медленно, в воде опу¬стилась на середину пещеры, коснулась ногами дна и, начав медленно вращаться вокруг себя, стала заворачивать воду в водоворот и — набирая силу, водоворот тот стремительно завертевшись и подняв муть, устремился в расщелину. Вскоре, внутри подводной пещеры не осталось и капли морской воды. Махнув Рукой, Геката замуровала вход и, крутанув головой — стряхнула с волос своих длинных, огненно рыжих, мелкие капли воды и, разлетевшись по всей пещере, — капли те, замерли в воздухе, не падая, — маленькими, яркими звёздочками, и в пещере сразу стало светло, как днем. Диана стояла, боясь шелохнуться, наблюдала за колдовством госпожи своей, с восхищением в глазах, и Геката, подняла руки свои и, там, где опустились они — возник трон величественный из жемчуга! И, села в него Геката и, попробовав ягодицами, туда-сюда — осталась до¬вольной. Потом, посмотрев на Диану, усмехнулась, махнула рукой и, возникло за спиной Дианы — обширное ложе, а рядом сидение скромное и, села в него Диана, и смотря преданно в глаза госпоже своей прошептала просительно! — Научи меня, госпожа моя — колдовать, как ты! Я, что-то умею... сама на¬училась, но, то — что я только что увидела, это — просто блеск! И, опять озорная улыбка и блеск зазывных глаз. И, провела рукой своей, по груди своей и, охнув страстно, вскочила и, подбежав легко к Гекате — впилась Губами своими в губы её. И, руки её — руки суккуб уже не могли остановить¬ся... да, и... никто и не держал их и, прильнули прекрасные тела их и, страсть обезумила разум их и, не помня, как — оказались обе на ложе... И, было — все! О! миг блаженный, если бы длился ты вечно то, все равно бы остался, лишь мигом желанным! Но, знала уже Геката, что тело, её насладившись страстью, просит отдыха в отличие от ненасытной сущности суккуб и, если, она — прямо сейчас, не остановит Диану, то сердце её разорвется от безумной скачки в груди её! В изнеможении упала на спину Геката, но, этой дрянной девчонке, бы¬ло все мало, мало, мало...

— Диана, девочка моя... остановись!!! Не могу больше... Умоляю... Ооох! Сейчас превращу тебя... во что-нибудь! Ди! Да, что же ты вытворяешь? Господи, да что же это? — Аааааа!!!! И, сладострастие вновь, в который уже раз, трясёт тело Гекаты, выкручивая тело оргазмом и, хорошо ей, и блаженно ей, и спокойно на душе и…

… Когда Геката проснулась, то Дианы рядом с ней не было. Позвав её, и не услышав ответа, она встала и, обойдя всю пещеру — убедилась, что Дианы в пе¬щере нет.

— Как же она умудрилась открыть проход? — удивилась Геката и, подойдя к месту, где была расщелина — обнаружила, что суккуб вышла не тут, — вот так да! А, девочка то молодец, взяла и вышла в другом месте... — ну-ка посмотрим... — и Геката, внимательно уже стала осматривать стены второй раз. –

— Ага, вот, где! — нашла она место в стене, из которой тонкими струйками просачивалась вода извне. –

— Слабовато, девонька, — подумала Геката и, подойдя к стене, шагнула в скалу, переступив границу Астрал. Оказавшись снаружи, она всплыла на поверхность и, оглянувшись вокруг — увидела невдалеке островок. Подплыв к нему, она нашла Диану — колдующую на воде! Осторожно, что бы ни было волны, Геката, вернулась в тело своё и, подп¬лыв тихо-тихо к Диане, из-под воды высунула руку и... ущипнула ту — за попку!

— Оёёёй — заверещала Диана, подскочив на месте и, оглядев всё вокруг, но, до самого горизонта, ни кого и ни чего — не было! Геката спря¬талась под воду... а потом, сразу во весь рост — предстала перед Дианой. Стоя прямо на воде...

— Ой! Господи, — в страшном испуге вскричала Диана, — Госпожа моя, как же вы испугали меня!

— Страшно?

— А, то...

— А, чего боишься, ведь до горизонта нет никого... или... девушка, ждали кого? — и, Геката шутливо напустилась на Диану,

— — Меня, значит, вымучила до полусмерти, а сама — сбежала? К кому? Признавайся, ветряная девчонка! Кто-то, клялся, помнится, вечно быть верной только — мне, мне — од¬ной! А?

— А, я и не хотела будить вас, госпожа моя... я, тут такое колдовство придумала — пальчики оближите! Хотите, покажу?

— Давай, хвастунишка! Удиви меня мудрую хоть чем-нибудь. Я, вот тут сяду на камушек, а ты давай — удивляй. Удивишь — подарю одно из сво¬их заклинаний!

— Ураааа! — возликовала Диана, а в глазах её — озорство вперемежку с томностью обольстительности — суккуб! Одно слово — бесовский инструмент наслаж¬дений. Вся в создательницу свою, змеюку — Лилит! Что с неё возьмёшь? Но, Диана не соперница ей — нет, а вот — Лилит...

А Диана, тем временем, подошла к небольшой запруде и замерла. Ничего не происходило, и Геката ни как не старалась, не могла взять в толк, чего же хочет Диана? И, вдруг, у Гекаты прямо мурашки пробежали по спине... — повер¬хность запруды, словно огромный кусок горного хрусталя, поднялась одним краем и, вода его замерла — вертикально!

— Ххааа! — выдохнув с облегчением, произнесла Диана, — Я, уж думала, что ничего не получится...

— Что же это ты умудрила — деточка?

— Это — зеркало!

— Что такое?

— А вот, подойдите, и сами посмотрите!

... И, подошла она и стала рядом с ней и, видела себя всю, как есть — всю наготу свою, но, рядом не было никого, и там, где должна была быть Диана, на уровне головы — виднелось лишь слабое, размытое пятно рыжего цвета.

— Вот, меня не видно, — надула губки суккуб, — я, вроде и есть, а на самом-то деле — меня и... нет! — И слёзы покатились по щекам её, — Зеркало отражает лишь то, что ... видит, что есть в реальности, меня оно не видит. Вac — же оно, госпожа моя, видит, как и я вижу вас. Не от мира сего я... а, как же мне хочется тело... как хочется... госпожа моя... Как же я вам завидую... Вы, такая... вся... само — совершенство. А — я?

— Ладно, скулить-то. Тело ей захотелось... Покажи, лучше, что еще умеешь!

— Сейчас... сейчас, — и, взмахнув рукою над водой, заставила ту чуть осесть и, из-под воды показался подводный камень.

— Вот!

— Господи, девочка, и это — всё?

— Нет! Погодите маленько, сейчас, сейчас, сейчас... Я настроюсь... сейчас, сейчас, — и Диана, прыгнув с берега на появившийся камень, из-под воды — замерла на нём. Потом, стала медленно поднимать руки, разводя их в стороны, и, следуя за движением её рук — стала под¬ниматься и вода вокруг неё. Вот, она достигла её колен, бёдер, живота, гру¬ди и, резко подняв руки над головой — Диана заставила воду Моря, рывком уто¬пить её в себе! Вокруг, с шипением, ручьями и, мириадами брызг, с са¬мой вершины воды, вдруг, стекло всё вниз и, перед взором Гекаты возник огромный, прозрачный слегка зеленоватый куб — морской воды! И, Диана внутри его. Руки медленно, очень медленно опускаются... Куб, девушка в нём, ника¬кого движения, глаза её открыты. Она смотрит прямо на Гекату, улыбается, и, снова медленно поднимаются руки её и, вытянув их над головой, Диана крутанула головой туда-сюда и — волосы её оранжевым шаром скрыли лицо её. Диана замерла, вытянувшись в струнку и, вдруг, из волос её, однов¬ременно вверх по рукам и вниз по телу до самых ног — поползли блестящие кольца, повторяя по ходу движения контуры её тела. Достигнув ступней, нижнее кольцо, замерло там, на мгновение и, поплыло вверх, к голове, а от кистей рук её — вниз. Соединившись в шаре волос эти кольца, растворилось в них и, растворившись, заставили всё тело Дианы заблистать своим блес¬ком. Выглядело это украшение тела весьма эффектно! Потом, волосы опали и, в этот момент, Диана резко опустила руки. И, огромный куб — стал стремительно разваливаться бурлящими водопадами воды! Причём так стремительно и неожиданно, что Геката, едва успела вытянуть навстречу по¬току правую руку с широко расставленными пальцами! И, вода, обошла её и сверху и, со всех сторон, и ни одна капля не коснулась её!

— Ты, что сдурела — неумеха несчастная? — закричала Геката, — Утопить меня вздумала, несравненную, медуза прозрачная. Ну-ка поди сюда, и захвати по пути ко мне, вооон ту хворостинку. Ууух и пройдусь я сейчас по твоему заднему месту!

Шутила, конечно же... но, Диана, идя покорно к Гекате, не поднимая го¬ловы и, когда не дошла до неё совсем немного — обхватила лицо своё ла¬донями и... разрыдалась в голос!

— Что, что такое? В чём дело? — опять в шутку осведомилась Геката

— Да! Да!!! Медуза я прозрачная... холодная, как вода, — и снова в слёзы.

… Осеклась Геката на полуслове, а ведь знала же, на собственном опыте знала, испытала на собственной шкуре, что словом можно так ударить, что мало не покажется! И, ведь давала ведь себе зарок — никогда не поступать так, как поступал с ней Дьявол! В любом разговоре, прежде чем, ляпнуть чего — подумать хорошенько, да вот, не сдержалась, и обидела незаслуженно — Диану. И, стало ей, так жаль эту сущность — Суккуб, что и она разревелась. Так и сидели, они, на берегу хмыкая носами, прижавшись, друг к дружке — тело, и нет тела! Потом, Геката встала и помогла встать Диане. Взглядом своим пыталась заглянуть той в глаза, но, зелень их уплывала, то вниз, то в сторону — обида потушила озорные искорки, и суккуб продолжала ещё дуть губки... Но, вот, Геката двумя руками взяла её голову так, что бы их взгляды встретились на конец! И, увидела Геката в глазах Дианы — страх, ожидание, неверие и... любовь. И, чем дольше смотрела Геката в глаза Диане, тем всё ниже и ниже, от са¬мой головы — полупрозрачное тело суккуб — одевалось в плоть! А потом, Геката устало закрыла глаза свои прекрасные и в изнеможении просто упала на песок. Материализация тела Диане, потребовало от неё напряжение всех её божественных сил! Она сидела на берегу и слушала с блаженством на лице — восторг бытия, слышала, как носится по берегу, как сумасшедшая — Диана. Видела, как та трогала себя и не могла натрогаться, и восторг радости ещё долго раздавался на берегу! Геката видела, что вытворяет — девушка Диана и... вспомнила, что, когда-то, так же бесилась от радости обладания подаренного ей тела Её Великолепием Мадонной! Диана, как и Геката стала существом двух точек трансформации — живой, реальной женщиной во плоти, и бестелесной обольстительницей суккуб — в Астрале! Набегавшись, до упаду, Диана наконец-то ощутила разницу, меж¬ду не знающей устали ни в чём — суккуб, и валящейся с ног от усталости живой, в реалии, женщины — человека! Упав на колени, она при¬льнула к Гекате, целуя её взахлёб, и слова благодарности великой звучали каким-то мычанием непонятным! Но вот, Геката отстранила чуть Диану и спросила с надеждой в голосе, —

— Ну, что — прощён мой язык змеиный? Дианочка! Никогда больше я не допущу ничего подобного! Прости меня дуру безмозглую... а? Прощаешь?

— Прощаю? Не за что прощать мне вас, госпожа моя, не помню ничего я, да и не было ничего!

— Спасибо, милая ты моя... ну... что, мир?

— Я так счастлива, — смеясь, восхищалась собой Диана. Она была счастлива, и весь мир был прекрасен! Геката была прекрасной, море было прекрасным небо, Солнце — всё!

— А, ещё я умею вот что, — И Диана озорно вскинув головой свои волосы, придержала их на макушке, и увидела Геката на мочках ушей Дианы — серёжки из блестящего минерала. И, так эта, казалось бы, мелочь — преобразили, да лицо женщины, что она залюбовалась и лицом Дианы и её обычному уже озорству зелени глаз её и её серёжкам — тоже!

— Ой, какая прелесть! Да ты не колдунья, милая ты моя.

— А, кто я по — вашему тогда? — испугалась притворно-шутлива Диана.

— Ты... ты — ты волшебница! Фея... Мастерица... Прекрасного!!!

— Как я люблю вас, госпожа моя... смотрите, — и Диана, протянув кулачки, зашевелила беззвучно губами и, почувствовав что-то, удовлетворённо улыбнулась, повернула кулачки свои пальцами вверх и, разжала их. На её раскрытых ладонях, — в правой, лежали серёжки, а в левой ожерелье из изумру¬дов!

— Нравится? Госпожа моя?

И, Геката, обомлела — какой тонкой работы были эти украшения, а Диана, осторожно приподняв её волосы — повесила серёжки на мочки ушей госпожи своей, а потом, взяв осторожно ожерелье — повесила его на шею Гекате. Центра¬льный изумруд, в виде маленькой рыбки — уютно умостился в ложбинке между грудей Гекаты. И, прижала Геката рукой своей эту рыбку, к груди своей и закрыла глаза... На душе её, вдруг, стадо так легко и свободно, что она, как будто заглянула в будущее и — не увидела там, не единого об¬лачка на небе!

— Спасибо! Ди! Угодила ты мне, несказанно, — и поцеловала Диану в губы. Диана ответила ей тем же. А потом, отвернулась, вдруг задумчиво глядя на Море и, подобрав на ощупь камушек — бросила его в воду... Геката, сразу почувствовала перемену в её настроении, и, положив нежно руку свою на плечо Дианы спросила её, —

— Что случилось, девочка моя?

— Я, госпожа моя, так уж получилось, знаю печаль вашу... я знаю, как ре¬шить её, если, конечно, вам придётся по душе мысль моя, нo....

— Что ещё за "но" милая моя?

— Есть, некоторые мысли, при которых надо снимать ожерелье — иначе ничего из задуманного не получится. Я долго билась над этой рыбкой, но показывая на грани чувств — будущее, эта рыбка, вися на груди — отверга¬ет настоящее, почему, не знаю? Глупая — ещё, наверно... Но, желательно вам, если хотите со мной вернуться в пещеру и выслушать мысли мои — ожерелье снять и оставить тут. Закопав для верности в песок...

Не говоря ни слова, Геката сняла ожерелье, и, закопав его по глубже в песок — сразу почувствовала ту саднящую тревогу и, причину этой тревоги — Лилит! Потом обе девушки встали, и проведя ладонями по щекам своим — ушли в астрал. Мелькнула глубина, камень и, они оказались в пещере Ге¬каты. Сели на ложе своё и подобрав под себя ноги, — замерли, глядя друг на дружку.

— Ну, давай, Ди не томи душу... говори быстрей!

— Госпожа моя, любопытство моё неодолимое, носило меня по Свету, не помню, что искала я, но нашла я Адама.

— И, возжелала ты, его, во что бы то, не стало... дальше, дальше!

— Да! Возжелала, но во сне пребывал он и видел ли меня в сознании своём не ведомо мне, ибо ответных чувств не было в нём... и, тогда внедрившись в сознание его я заин-тересовалась, что есть такого в мужчинах, что влечет, нас женщин к ним, как в бездну. Но, не нашла ничего такого... может, искала не там? Но! Изучая структуру связей в сущности людей, поразила меня, эта структура своей хрупкой незащищённостью... Особенно та структура, тот кусочек в мозге его — отвечающий за жизнь вечную...

— Что такое??? Что ты нашла? Говори, говори быстрее! Умоляю, Ди!

— Да! есть — мизерный такой! Я, сначала не могла определить, за что он отвечает, сами понимаете, что я искала и зачем... Но, потом разобралась и поняла, что если, чуть-чуть подправить его и... человек будет потихоньку — умирать... Он начнёт потихоньку, незаметно, стареть, стареть и... умрёт, когда-нибудь! Вам, одной единственной видя, как вы страдаете — решила поведать я эту тайну! Может, конечно, всё это глупости не знаю, возможно...

— Диана! Девочка моя... посмотри-ка мамочке в глазки... — и, положив ей ладони на голову — приказала мысленно; — "Спи... Спи... девочка моя, по¬ка я сама не разбужу тебя... Кто знает, может и не кому будет ... будить тебя!" и, — убрала ладони. И, тут же пропали озорные огоньки в глазах Дианы. И она, некоторое время, ещё смотрела на госпожу свою потухшим взором, а потом стала медленно валиться на ложе... Придержав её, Геката —уложила её, осторожно на спину и укрыла полупрозрачной вуалью — вечного сна! Потом встала, отошла, села в свой трон и... задумалась на время. Мысли её вихрем носились в её голове, и, каждый раз натыкались больно на — «А вдруг, не получится? А, вдруг — Дьявол услышит мысли её? Это — ко¬нец!!! Лилит он ей в жизни, не простит! И, опять же. Адам, Ева, даже Лилит в сознании её — ведь все они творения Бога! Ой! Что— же делает со мной... любовь проклятая... А, как же я люблю его Господи! Да я, ради этой любви, готова... готова... готова — на всё!!! На всё, что угодно... лишь бы он был... моим!!!» Решительно поднявшись, она, нырнув в Астрал, в мгновение ока нашла и Адама и — Еву! В данный момент, они жили отдельно друг от друга. Знала уже Геката, что вернувшись от Бога в тот злосчастный день, — сожжения Рая Её Великолепием всех, букваль¬но всех, как подменили! Дьявол, тогда — загнал её мыться в Море, а Адам неизвестно почему — избив Еву до полусмерти — ушёл от неё! Внедрилась Геката сначала в Адама. В отличие от Дианы, она сразу нашла то, что искала — Диана довольно доходчиво объяснила, где искать. Изучила, поняла и, нарушила хрупкий баланс. Подождала немного, пока не убедилась в том, что некоторые процессы в сознании, стали — необратимы! Адам, не ведая того — стал, стареть. Пора уходить... Солнце, вот-вот взойдёт, и Геката перенеслась в тело и сознание — Евы. Уже быстрее, чем у Адама, она нашла, нащупала своими невидимыми руками, что иска¬ла... Ещё мгновение и… Но, вдруг, кто-то с силой, схватив её за волосы, дёрнул назад, так, что ей показалось — что ей оторвали голову! Этот то, рывок и помог, неожиданно Гекате нарушить баланс и, часы жизни Евы пошли вспять.

— Ах ты — сука!!! Ты, что наделала??? — голос Лилит истерически резанул разум Гекаты и, лишь на миг успела увидеть, как кулак Лилит со страшной силой влетел ей в челюсть!

Госпожа... госпожа моя... — только и могла она вымолвить, а Лилит повалив её, пинала ногами, — рвала на ней волосы и, лицо её было страшным до неузнаваемости...

— Что ты наделала??? Почему??? Шлюха проклятая!!! Ты, ведь не меня убила! Ты убила — людей!!! — И, вдруг, схватившись за живот, застонала... и, упала навзничь!

Улучив момент, Геката тут же покинула тело и сознание Евы. Выйдя из неё, она почувствовала, как болит всё её тело, голова, челюсть... Полностью обес¬силенная, сидела она в ступоре, глядя и не понимая, что происходит с Евой. А у Евы начались роды! Первым родился мальчик, он родился сразу, и кри¬чал, что было сил между ног Евы — весь в крови. Второй, показавшись на половину — не мог ни как выйти... Ева причала от страшной боли, тужи¬лась, но... лишь истекала потом и кровью! Геката смотрела на это страш¬ное и не понятное ещё для неё зрелище широко раскрытыми глазами и, вдруг поняла, каким, то женским чутьём, что если, сейчас же она не поможет Еве, то та просто умрёт при родах! Приняв тело женщины в реалии, она осторожно стала помогать мальчику выйти.

— Ева!!! Ну, давай родная! Изо всех сил!!!

И, Ева из последних сил натужилась и... второй мальчик, родившись, наконец — закричал на всю округу!

— Спасибо тебе... кто ты? — и Ева, подняв голову... молнией зелёной глаз Лилит — ослепила Гекату!!!

— Что же! Что я наделала! — прошептала Геката в ужасе от — содеянного, и, исчезнув тотчас в Астрале, летела уже в свою пещеру, и скорости ей было — мало! Проникнув в пещеру, она зашептала заклинания, которые тройным кольцом парадоксов скрыли не только её саму от реалии, но и спящую мирно Диану, да и всю подводную пещеру в целом! Сев на трон свой и приняв тело, она тряслась от страху и не как не могла успокоиться. Она была на гра¬ни истерики. Расправа могла последовать незамедлительно! В любой момент! В следующий миг! Что делать???

Она подошла, и взмахом руки убрала вуаль сна с Дианы и, та полежав нем¬ного — потянулась, спокойно так и сев, протирая глаза, с привычной улыб¬кой на лице посмотрела на Гекату и... тут же закричала, с ужасом глядя на неё и прикрыв ладошкой рот.

— Что с тобой, Дианочка? Девочка моя... что? Что? Не пугай хоть ты меня.

— Не подходите ко мне, госпожа моя, — и, Диана, вскочив — заметалась по пещере.

— Да, что с тобой, Ди?

— Вы... вы, сделали это! Что б отсох язык мой! Смотрите... Диана, взмахнув рукой — воспроизвела, из ни откуда — зеркало. — Смотрите... и Диана спряталась за спинку трона Гекаты.

Геката подошла и посмотрела на себя в зеркало. Ничего, казалось бы, не изменилось, но она чувствовала, до боли в душе чувствовала, что пере¬мена в ней есть... Где? И... она увидела — её глаза! Её божественные зелёные глаза, стали не просто чёрными — они стали чернотой бездны! Она — меченая! И, сделав глубокий вздох, осознав это, так и не поняв, что с ней… в следующее мгновение она потеряла сознание. Диана, в это время стояла за спинкой трона Гекаты и испуганно наблюдала, что происходило и произошло с госпожой её. Потом, покинув своё убежище, подошла к лежащей в неловкой позе Гекате. Так— же, с испугом на лице — осмотрела её всю с ног до головы, потом аккуратно положила Гекату на спину, удивляясь при этом — как же неуклюже и тяжело тело Гекаты не кон¬тролируемое разумом её. Потом встав на ноги и, глядя пристально на неловко ле¬жащую Гекату, стала медленно поднимать руки над ней. Но, тело Гекаты не шелохнулось, не приподнялось, как хотела того Диана — оно вообще ни как не отреагировало на силы исходящие из рук Дианы. Девушка вновь и вновь пыталась поднять тело Гекаты и положить его на ложе, но всё было тщетно. И, тогда, закрыв глаза, заставила разум свой увидеть госпожу свою мыс¬ленно и, увидела... Вокруг тела Гекаты шла тончайшая светящаяся дымка, повторя¬ющая мельчайшие изгибы контура тела её. Эта своеобразная вуаль — отра¬жала все силы, направляемые Дианой! Попробовав ещё пару заклинаний, и убедившись в тщетности своих попыток, она с трудом подняла на руки гос¬пожу свою — положила на их ложе. «Какая же она тяжёлая!» — подумала она — «Неужели и я — сама, лишившись чувств, буду такой же тяжелой и неуклю¬жей?» Уложив Гекату на спину, она присела у ног её стройных и, стала вни¬мательно рассматривать её. Вот, оно — тело!!! Тело, о котором, мечтала она всё это время, с момента, когда ей, одной из суккуб, — посчастливилось его заиме¬ть! И, стала она одной из множества тех бестелесных и безликих — богиней Гекатой! Конечно, Диана познала это тело, тело Гекаты, как объект сексуальных наслаждений, и познала его всё, до мельчайших подробностей — когда пребы¬вало оно в непрерывном движении и это выглядело — естественным. Но, сто¬ило, ему этому телу стать неподвижным до незнания — живо ли оно, и приобрело оно вдруг совсем иной смысл... Какой? Смотрела Диана, трогала его но, чего-то понять, до конца осмыслив, не смогла... Может так выгляд¬ит — Смерть? Наверно, без жизни это просто — кусок красивого стройного мяса!? Вздохнув, встала она и медленно пошла вдоль стены пещеры, внима¬тельно осматривая её — трогая рукой трещины, выступы, чувствуя ладонями шероховатость поверхности со скользким мокрым налётом. Так обошла она всю эту огромную пещеру — вернувшись в скорости к месту, откуда начала. Потом, посмотрела на ложе, на лежащую на нём Гекату — и, вдруг в глазах её вновь засветились искорки озорства и, она, обернувшись к стене взмахнув головой, опустила её и, упавшие вперёд волосы — закрыли её лицо. Постояв так немного, она резко вскинула головой назад и, волосы её вихрем взметнулись вверх! Из волос её разрядами разлетелись нити бесчисленных молний и... заполнивших весь объём пещеры! Диана, глядя на это, и улыбнулась удовлетворённо, медленно пошла снова вдоль мокрой шершавой стены. Медленно шла она, и не огляды¬ваясь назад, что там, за её спиной, но представляла, как преображается стена — справа от неё. Не смотрела, но видела разумом, мысленным взором, что стена становилась, пропуская её вперёд — идеально ровной. Когда Ди¬ана обошла всю пещеру вокруг, вновь придя к месту, откуда начала, она придирчиво оценила то, что хотела воссоздать. Поверхность была — идеально ровной и сухой! Прежних — серых и мокрых стен уже не было! Не было ни углублений, ни выступов, ни провалов в них, а была идеально круглая, огромная зала, верх которой терялся в дымке искрящегося тумана. И, снова, как в первый раз из вихря волос Дианы разлетелись огненно — рыжие уже не тоненькие нити молнии, а капельки светящейся энергии. Разлетевшись, по всей пещере эти маленькие звёздочки ударялись о стены и, отражаясь от них, летели в противоположную сторону, и там, вновь отразившись во множестве своём, вмиг заполнили идеально круглую залу смерчем отражений! И, вот, в неу¬ловимый момент преобразились стены в — зеркала! Отражающие, сами себя... И, исчезли вдруг границы залы, и, стала она невообразимо огромной, до — бесконечности, в иллюзорности своей! Пол покрылся идеальными шестигранниками зелёного с природным, замысловатым рисунком — малахита. Стыки обоз¬начились золотыми нитями, и, был этот пол — великолепен. Взглянув вверх, и проведя ладонями рук своих под грудями своими и поднеся потом руки к губам своим — прошептала в них что-то и, резко, броском вскинула их вверх над головой. Волосы её огненно рыжие, тут же заискрились всеми цве¬тами радуги от лучей маленького Солнышка — в вышине залы! И, стояла Диана и, смотрела она, на дело рук своих и разума своего, на отражение своё прекрасное везде — и осталась довольной! Ибо украсить эти зеркальные стены, чем-либо другим, чем прекрасный облик женский — было бы, лишь испортить эту залу... легкомысленно.

— О Боже!!! Что это? — услышала Диана удивлённый вскрик Гекаты и, обернувшись... увидела... и вновь страх мурашками покрыл её тело! Геката си¬дела на ложе и удивленно восхищённо озиралась вокруг... а волосы... её волосы — были черны, как Ночь! И прошло первое удивление её, и сердце зашлось было от неописуемого восторга увиденным, что окружает её, и смотрела она и восхищалась пока... не увидела, наконец, отражение своё

и, вновь, едва не лишилась чувств, от увиденного ею.

— Ди! Господи... — и слёзы ручьями полились из её чёрных глаз, капая на чёрные волосы — ниспадающие ей на грудь... И закрыла она лицо своё ла¬донями своими и плакала горько, а волосы её чёрные — шевелились и рос¬ли на глазах. И смотрела Диана и не верила глазам своим, хоть и страшно ей было, — всё равно подошла она к госпоже своей и с опаской косну¬лась плеча её сквозь блестящую чернь волос её! Волосы, как волосы — то¬лько чёрные! Ну и что? — подумала Диана — подумаешь... делов то! И Геката, убрав ладони свои с лица своего и, увидя сидящую рядом с ней Диану — распростерла руки свои, обняла девушку и почувствовала Диана, — как горячи слёзы госпожи её — красавицы Гекаты! И говорила Диана слова-утешения, — что говорила, не понимала вовсе, ибо говорил не язык её, а сердце её... А волосы всё росли и, серебристый дождь с них разливался вокруг, но не видали девушки чуда этого, ибо глаза их были полны — слёз!

И, прошло время, и успокоилась Геката и прошептала на ухо Диане у рта своего, —

— Меченая я Богиня, — с глазами цвета Ночи, с волосами — цвета Ночи... Кто я теперь? Ди? Богиня Ночи Геката, как того и хотела, наверное, Ёё Великолепие Мадонна? Что же я наделала... Почему мне такая судьба? Ди?

А Диана между тем, отстранившись слегка, от госпожи своей не глядя на руки свои, заплетала волосы её в косички. Прикосновения рук Дианы ус¬покаивало Гекату, вскоре и она с задумчивым взором тоже стала плести в косу волосы свои. И молчание повисло во дворце Гекаты... Потом попросила Диана встать на ноги госпожу свою возлюбленную, ибо волосы длинные её уже мешали плести косичку, что плела она и хотела доплести до конца. С задумчивостью на лице, встала Геката с ложа своего, и упали тяжело волосы её к ступням её и, лишь, коснувшись пола — перес¬тали расти. И стояла Геката и видела себя в зеркале и удивлялась, как — же, всё же, хоть и чёрные до пят волосы украсили её и без того — прекрасную! Но, вздохнув тяжко, произнесла всё же, —

— Дааа... красавицей я стала... хоть куда...

— А, мне нравится, — как бы между делом прошептала Диана, — И я, такие — же хочу, длинные...

— Черные хочешь, девочка моя?

— Две одинаковые, с одинаковыми... волосами? Не перепутает ли воз¬любленный Дьявол ваш, госпожа моя, — и поняла, что сказала что-то не то...

Вздрогнула Геката всем телом и, повернувшись к Диане, посмотрела ей вни¬мательно в глаза и вновь мурашки от взгляда этого поползли по телу Дианы, и замерло сердечко её в предчувствии, —

— Сейчас превратит, она меня в жабу или червя... Господи! Будь трижды проклят, язык мой, — мелькнуло у неё в голове и, залепетала она испуганно, — Я... я, не то... хотела сказать. Я просто, — и взмо¬лилась, — не превращайте меня в ползучих тварей... если, если нет мне прощения... пусть, я снова буду — суккуб...

— Да, нет Ди — ты сказала именно то, что и хотела сказать... Дав тело тебе, спохватилась я, да поздно! Убрав одну проблему, я своими же руками создала себе ещё большую! Что мне с тобой делать теперь — я не знаю... Но, большего зла, что я уже совершила с Адамом и Евой — хватит с меня уже на веки вечные. И я теперь буду собирать хранить и лелеять души всех умерших людей с одной лишь целью — прося прощения у них за содеянное мною — пытаться объяснить, что поступить иначе, я просто не могла! Нет Ди, не бойся милая ревности моей но, всё же, хочу, попросить тебя дорогая моя, быть от Дьявола на расстоянии — горизонта. Придёт ещё время твоё, знаю, вижу и — прошу, умоляю тебя — не стой у меня на пути, люба ты мне, даже и не знаешь как, но — Дьявол, пока ещё не мой. Я, сделаю всё, чтобы стать супругой ему... не мешай мне... прошу те¬бя. При этом не было в голосе Гекаты ни злости, ни ненависти — одна боль и просьба, но всё же испугалась Диана, когда положила Геката правую ла-донь свою на голову её... и готова она была на всё, помня, как усыпила её Геката но...

— Диана! Посвящаю тебя в — Богини! И быть по сему!!! Теперь, девочка моя ты не просто — Диана, ты — Богиня Диана! По делам моим, я — Богиня Ночи Геката, — и усмехнувшись, продолжила, — Ты же по делам твоим — Богиня Мастерица Диана! Золотое сердце у тебя, девочка моя и, руки... твои, и — дело рук твоих!

— Госпожа моя, даже и не взгляну на него... Боже упаси.

— Глянешь, девочка моя, ещё, как глянешь, уж я-то знаю, вижу это... мо¬жет, и к лучшему это будет. Но спокойна, почему-то я, и душа моя... не забыла ли рыбку свою?

— Из-за горизонта гляну, что ли? И, не думаю вовсе.

— Ладно, милая, то, чему быть — всё равно будет. Не властны мы с тобой над этим и, хватит об этом! Теперь, ты Богиня с зелёными глазами и во¬лосами Её Великолепия и, хочу, что бы, не рабой ты мне была, но подругой близкой!

— Я с радостью, госпожа моя — Геката!

— Просто — Геката хорошо?

И прыснув, обе рассмеялись и смеялись долго, от души, и знали обе, что эта дружба не титул не звание, а единение сердец!

— А, дворец, ты отгрохала, просто — загляденье! Я, как увидела — обал¬дела просто! Не сон ли это наяву? Именно так я и представляла его себе, именно таким я и хотела видеть — наш с тобой тихий угол! Но опере¬дила ты меня, девочка моя и всё, что имеешь от меня — заработала ты сердцем своим и руками своими, и подведя Диану к трону своему и, мах¬нув рукой — создала такой — же, как и свой и сказала Диане, — сидеть бу-дешь по правую руку мою!

— А, чуть ниже, сидение, ни как нельзя? Госпожа моя?

— Нет, однозначно — нет! В чём-то я сильнее тебя, но, девочка моя, всё ещё придёт к тебе, и когда-нибудь поймешь ты, что не в силе — сила, а совсем в другом! А, сейчас... сейчас я удалюсь, к ... возлюбленн¬ому моему... завоёвывать сердце его и, пусть мне повезёт. Или, будь, что — будет! Жить без него, я всё равно не смогу!!!

— Постойте, госпожа моя... в таком виде, вы хоть и прекрасны, но — фа¬нтазия моя, так и извергается из меня! Мне — бы хотелось...

— Что бы тебе хотелось, девочка моя?

— Геката! — вот, решилась на конец, — разреши мне поработать над обра¬зом твоим прекрасным... придать ему... некую индивидуальность, что ли! Ты, очень спешишь?

— К своему любимому — я спешить буду всегда! А, надолго ли, работа твоя и, в чём она заключается, эта, индивидуальность моя?

Видишь ли, Геката, пока глаза твои прекрасные, были зелёного цвета, а волосы — ярко рыжими ты, была просто, какой-то там — богиней! Теперь же, хоть и черны глаза твои, поверь — менее прекрасными они не стали. А волосы твои — чёрные, лишь дополняют цветом и богатством пышности сво¬ей, характерные черты в картину гармонии индивидуальности твоей, — бу¬дущей! Так разрешишь мне попытаться хотя бы воссоздать тебя в гармонии, которая в разуме моём, а получится или нет, не знаю я, но постараюсь... очень!

— Ну, пожалуйста, а это не долго будет?

— Нет, нет возлюбленная госпожа моя! Прежде всего — долой эти косы! Они прекрасны, спору нет, но не к этому конкретному случаю, — и подняв руку, из ничего взяла — гребень! Геката, гребня ещё никогда раньше не видела, но сразу поняла его предназначение. Лишь удивилась мысленно, как и когда успела Диана узнать и опробовать подобные предметы? И, помогая Диане, уже расплетала ту косу, которую заплетала сама, Диана уже расплела свою и, поставив Гекату спиной к себе, осторожно стала расчёсывать ей волосы, и волосы, вскоре, ниспадали чёрными волнами до са¬мого пола.

— Теперь, госпожа моя Геката, помоги мне немного, больно не будет, — и, взяв прядь с палец толщиной, от головы — стала вить длинную тонкую, но плоскую косицу. Теперь, проводим под волосами... так... и, собираем в пучок на макушечке, тааак... какая прелесть!

Геката смотрела в зеркало и удивлялась, там, в зеркале постепенно появ¬лялась — другая Геката. Лицо её, шея, уши — стали подчеркнуто открытыми, в мочках ушей её сверкали таинственным блеском — серёжки и, чувствовала головой непривычную тяжесть волос своих богатых.

— А, теперь, этот хвостик оплетём жемчугом, и перламутр его сольется с блеском волос ваших — подчёркивая совершенство сочетания противоположностей — чёрного и белого, буйство волос ваших и скромные нити жемчу¬жин, ну, как? Нравится, или прекратить мне?

А это ещё не всё? — воскликнула Геката, ни сколько не удивившись появившейся из ниоткуда рядом, с ней в воздухе — чёрной капельки краски. — Какая — же вы красивая, госпожа моя... начнём с глаз ваших, — и не успе¬ла заметить Геката, как в руке у Дианы появилась малюсенькая щёточка

— Не моргните, госпожа моя, — и она осторожно макнув щеточку в каплю краски, и... Геката почувствовала, что эта щеточка, расчёсывает ей ресницы. Непривычные ра¬нее ощущения, поразили её своей — естественностью! Диана, закончив с одним глазом, перешла на другой, позанималась, закончила и, подув, слегка на глаза Гекате сказала, —

— Попробуйте моргнуть, госпожа моя... не мешает, ничего? — и Геката моргнула. Что-то было, но не мешало ей, и она попросила Диану, —

— Дай-ка я в зеркало взгляну...

— Нет, нет, нет! Рано ещё! — и Диана принялась за брови Гекаты.

— Отлич¬но. Теперь губки, повелительницы нашей, — и стала чем-то водить по губам Гекаты,

— Замечательно. А вот... на щёчку... мы поставим... маленькую родинку. Ну… просто само ... очарование! Смотрите!!!

... И, смотрела она в зеркало, и видела она там Богиню Ночи Гекату! Оторопь охватила её и тело её, и душу её и сердце её! И испугалась она — " Кто это?" — и, лишь только тень гнева, чуть-чуть коснулась лица её и, эта тень сразу подчеркнула очевидное — она Богиня Ночи! И, всё, букваль¬но всё кричало в ней, в облике её — да, я — Богиня Ночи Геката, прек¬расная в совершенстве своём, и в нечеловеческой жестокости своей! И, лишь только, тень гнева исчезла и, смотрела на Гекату отражение её — жен¬щины, очень красивой, желанной и, единственной в неповторимой индивиду¬альности своей! И ничего этому не противоречило, не пушистые чёрные ре¬сницы её, как драгоценная оправа, подчеркивающая её черные блестящие гла¬за, не чёрные брови, не чёрный цвет полных губ её! А, черная малюсень¬кая родинка на левой щеке, её без которой лицо её, теряло бы, без сомнения, что-то неуловимое, абсолютно безусловное. Без неё картина, была бы недописанной, незавершенной, и, лишь с ней — с этой родинкой и, была завершенность — Гармония!

— Ди... неужели... это я?

— Да, госпожа моя, что-то не так? Может смыть всё... это?

— Боже упаси! Отныне, это и будет моим новым лицом! И, ничего уже ни¬когда не смоется, да будет — так!!! — и Геката увековечила созданный для неё Дианой образ — в веках. Теперь, это называется — имидж...

— Я очень рада, госпожа моя, что фантазии мои пришлись, по душе вам. Но, и это ещё не всё. Продолжим?

— И, даже и это еще не всё? Ты интригуешь меня... продолжим, конечно, с радостью... но можно ли подчеркнуть красоту мою и, совершенство моё ещё каким либо не ведомым мне образом? Сомневаюсь... или тебе со сторо¬ны виднее? Если слепишь из меня — Любовь, я должница тебе навек!!!

— Ничего мне от вас, госпожа моя не нужно, кроме того, что вы уже со¬вершили для меня! Это мне нужно боготворить вас за тело моё прекрасное. Готовы? Тааак... Встаньте, госпожа моя... всё — это, что ниже вашего прелестного пупочка... прикроем... весьма скромно вот этим!

А, это ещё зачем, Ди? Нужно ли? Не понимаю,— и Геката, глядя на своё отражение, в зеркале увидела, как на талии её тонкой, замкнулась пояском с застежкой, в виде жемчужной змейки, коротенькая юбочка с разрезом в на хлёст, ближе к правому бедру её. –

— А, эти прелести ваши божествен¬ной красоты... вот так, — и на груди прекрасной, Гекаты легла холодком полупрозрачная накидка, с бахромой чуть нижа сосков её.

— Ди!!! Да ты ведь скрыла всю красоту мою, красоту — Её Великолепия Мадонны! — возмутилась, было, Геката, — намереваясь сорвать с себя непонятное.

— А, вот и нет! Госпожа моя... сейчас будет самое трудное для вас — по¬нять... но я уверена, для вас это — легко. Вы справитесь... Внимание... качните-ка слегка грудями. И, увидела Геката, что имела в виду, и хотела от неё Диана. При мал¬ейшем движении, как бы невзначай, слегка оголялась чуть-чуть, то одна её грудь, то другая, а то и обе на мгновение!

-А, теперь, ножкой, вот так,— и Диана — показала как а Геката, — послуш¬но повторив за ней, доверившись, увидела — что одежда её лишь — иллюзия но...

— Но госпожа моя, что под этой, скромной преградой одежды, и вы знаете, и я знаю и... знает, несомненно, и возлюбленный ваш — Дьявол! И... в какой-то момент, перестаёт восхищаться и просто замечать — очевидное. Ибо, и так — прелести ваши, открыты естеством своим прекрасным, как лицо ваше и тело ваше. А... всё это — создаёт налёт некой тайны, за¬гадки, и, вроде и не обнажены вы полностью, как обычно... но и не оде-ты как будто бы! Всё это, заставляет взор остановиться с вопросом, — «Что там? Всё ли на месте своём? Так же выглядит... Интересно, а...» А вы, вроде невзначай, качнули слегка бёдрами и... лишь миг уйдет на созерцание, но, именно этот миг уже приковывает внимание, взор, желание! Ну, качни телом ещё, разок, ну...» А, вы слегка отвернувшись в сторону, покраснев при этом — поправили причёску и... вот, груди ваши, — вырвались наконец-то, показать себя. Но... причёска поправлена, и бахрома скрыла их от глаз страждущих, оставив лишь контуры... и, вы, опять же, вроде, засмущавшись ещё больше с сомнением на лице, — «Не слишком ли одежда моя скромна, не откровенна ли с избытком?" И, вы, застеснявшись, пытаетесь непроизвольно скрыть, что ещё можно руками, а сумбурные движения рук ваших лишь усугубляют, положение, подчеркивая всю тщетность ваших попыток! А, вы — при-слонившись к чему-нибудь, довершаете картину, посмотрев взглядом невин¬ности самой, которая вроде и боится неотвратимого, пытаясь сопротивляться, но, уже не властно вам — ничего! Диана консультировала Гекату, а у самой уже, голос становился прерывистым от желания и грудь её учащён¬но вздымалась... А, тттеперь... попробуем... со взглядом, чуть сттттра¬сти, желллания... чччуть... да!!! Боже мой... — и, Диана, упав на колени, обхватила Гекату за пышные бёдра её и, прижалась лицом своим к ... накидке ... весьма скромной! А, Геката, поддавшись возникшему чувству в ней — опустив руки свои на голову Дианы, прижала слегка, довершив тай¬ное желание обоих и... задохнулась от обрушившегося на неё проявления высшего наслаждения — пика любви!!! Кажется, я сделала это! Я — смогла! У меня получилось! Вы стали абсолют¬но неотразимой... если я так реагирую ... на вас, будучи женщиной, то, если вы сегодня же не окажитесь в объятиях любви Дьявола вашего, я — сама себя в землю зарою навек!

— Посмотрим радость моя, и я этого очень-очень хочу, надеюсь, жажду! И, если сорвётся — будем сидеть в земле вместе, — и Геката, уйдя в Астрал — растворилась в воздухе!

А Диана осталась во дворце своём рукотворном. Походив немного, она по¬дошла и села на трон свой, попробовав, как сидится на нём, поняла, что не для праздного сидения это колосс, а лишь некий символ — власти. Рядом же с троном Гекаты — власти вдвойне! А сев в него, оставила она, что-то безвозвратно в прошлом своём, которое, было, ещё так близко, И каким бы, оно не было, это прошлое не могло погасить в её тепе¬решнем настоящем, любовь к самому прекрасному, — минералам. И, каменья эти, будто чувствуя её любовь к ним, с готовностью говорили ей о своём мес¬тонахождении — в земле ли или на дне морском. Но, не все драгоценные камни, были подвластны обработке, лишь силой колдовства Дианы. Некоторые, как рыбку, она шлифовала, вручную, и, времени ушло на завершение, очень много. Но, уж если, она делала что хотела и, получалось — что хотела, то в украшение это вселялась сила, которой, как казалось Диане, она не обладала.

... У пещеры Дьявола, Геката не появилась, как обычно, — стоя раболепно у входа олицетворяя собой — надежду, которая умирает последней, а села на берегу моря и, принялась ждать. Ждать пришлось не долго...

-Эй! Геката! Грязнуля ты не мытая, ползи ко мне, приспичило мне! — и, сплюнув, через плечо презрительно, исчез в пещере!

— Спокойно, спокойно" — подумала Геката, — это только начало, — подождём..."

И снова ждать пришлось не долго. Дьявол вышел, посмотрел удивлённо на сидящую, на берегу Гекату и, решил подойти к ней, так и быть, и ска¬зать ей, что бы она, если он только, то — бежать к нему сломя голову и припрыжку! И подойдя и увидя... "Боже мой!" — подумал он — « Вот это дааа!» Конечно, он мгновенно определил, что перед ним — Геката! Сидит себе, как ни в чем не бывало, но... совсем другая — Геката! По тому, как оборвалась на восклицании — « Боже мой!» — Геката безоши¬бочным женским чутьём уловила звук — трещины! И, она, взглянув на Дья¬вола, как на пустое место, отвернулась опять к морю, — кидая беззаботно в него камешки.

— Ну! Давай! Дорогой ты мой — включайся, и быстрее! — просила мысленно Геката возлюбленного своего. А, Дьявол, перестал, что-либо понимать... Стараясь, как то лучше разглядеть перемены в Гекате, он обошел её спереди и, не заметил, даже, как во¬шел в Море. Зайдя по колено и, споткнувшись под водой обо что то, взмахнув — неловко руками, ногами и, — плюхнулся в море с головой! Геката, старалась держать себя так, как они репетировали с Дианой — не возмутительно, но в душе её, как и в глазах Дианы — уже прыгали чёртики озорства! Всё шло по плану! Но... Геката, всё же знала, сколь коварен, бывает Дьявол и, едва сдерживала радость свою, и смех свой как могла.

Дьявол вышел на берег, чертыхаясь и проклиная все подводные камни вооб¬ще, и, попавшийся под ноги в частности. Упав на колени перед Гекатой, сам себя, в себе — оправдывая, что стоит на коленях — мол, так лучше видно её, да и споткнулся он не специально... и, залюбовался Гекатой! Что происходит? Кто это сказал? И Дьявол мотнул головой пытаясь избавиться от этого наваждения, но, кажется ничего.

А Геката, слегка повела головой в его сторону, неопределённо хмыкнула, пожав, слегка плечами и продолжала, как ни в чём не бывало бросать нехо¬тя камушки в море!

Первым не выдержал — Дьявол! Он, щедро налив на язык свой мёда, спросил недоумённо, — Девушка! Откуда взялась эта, в краях моих — Богом забытых красота неземная такая? Кто вы, радость моя? — со стороны Гекаты — боль¬шой круглый ноль внимания! Но, смутить подобным Дьявола — просто смешно.

— А, вы обратили внимание, — не унимался Дьявол, уже предчувствуя что-то, — какой у меня, в краю моём чистый прозрачный воздух? А, какая чистая, — прямо, хрустальная вода, в родниках моих? А — травы!!! А — буйные ле¬са!!! А... цветы? Какие цветы вы любите незнакомка? — И, дьявол сошел с ума! Он вскочил и бросился на луг где в изобилии великом, росли самые раз¬ные цветы в красе своей первозданной!

А сердечко у Гекаты, словно хотело выпрыгнуть из её груди от радости... Она уже знала — первый раунд — нокаутом, проиграл Дьявол! Но, и коварство Дьявола она изучила достаточно... Поэтому и не расхолаживала себя пер¬вой победой! Знала, ведь, что Дьявол мог в любой момент стать самим со¬бой — Дьяволом и, тогда, все уловки её ждал — полный крах! Следующую попытку, она могла сделать уже нескоро, ох как нескоро. Если-бы вооб¬ще стала бы, что либо, предпринимать, что бы завоевать — ультимативно — сердце Дьявола! Поэтому она, миллион раз в уме анализировала до мельчайших нюансов вопросы Дьявола и, свои ответы ему... Как, она наклонит голову, как посмотрит на него, или, и вовсе не посмотрит. И, то и это... Но, нужно было не допустить, ни в коем случае нельзя, было увлекшись, — переиграть, вовремя, вроде нехотя, пойти, все — же, у него на поводу вот, только — куда!?

А Дьявол, плыл по течению и, это течение лилось в глубокой колее и, не было в той колее не единого места, чтобы зацепиться за что-нибудь, взять се¬бя в руки, вовремя, хотя бы попытаться вырваться из этого потока, колеи... Не единого... Подойдя к Гекате спереди, он высыпал на неё целую гору самых красивых цветов и, замерев, с надеждой смотрел на неё. Но, красавица, взяла один цветок, другой, понюхала, сморщила носик и, так это небрежно — бросила в воду... Потом, взяла, другой, следующий та же песня... а, цветов было много...

— А знаете, девушка я, уходя, заварил чай из трав целебных... Очень, знаете ли, хорошо чай тот, влияет на цвет лица... женского, зна¬ете ли... А, вот, ещё у меня полным-полно... ягод всяких, — вкуса неопи¬суемого, и не хотите ли вы отведать? Ну... и посмотреть на скромное жилище моё... э... скромное, то есть... холостяцкое... так сказать...

— Внимание! — сказала себе Геката, — потихонечку... потихонечку... потихонечку... встаём... детка, и... ножками... ножками...

— А, далеко ли жильё ваше ... незнакомец? Да и чай ли зовёте пить меня? Может мысли у вас, какие крайне неприличные? Так, и ... не ... голодна я... вовсе, да и, домой уж мне пора, прямо и не знаю...

— Ну, что вы, что вы? Как можно? Да, никогда в жизни! Да, что бы я? Да, что б провалиться мне сквозь Землю! Да, что бы...

— Ладно... На минутку... разве, что... зайду. — Геката, поднявшись с песка, и нагнувшись за алой... розой, и взглянув на Дьявола — поздравила себя — « Два — ноль!!!» Потому что — «Поднялась с песка, наг¬нувшись за... алой розой» — был такой спектакль, и так блестяще сыгранный, ею. Так натурально, невинно, да, и, бахрома... накидка... что... Геката и не поняла, как оказалась она в хорошо знакомой ей пещере Дья¬вола!

Дьявол, — как и всякий мужчина, был — грязнулей! И, поэтому с ликованием смотрела Геката, как могучий и ужасный — метался по пещере своей, пы¬таясь, навести порядок, хотя бы до уровня — видимости! А, Геката между тем, подошла к очагу, пылающему голубым адским пламенем, скромно стояла, делая вид, что вся эта — беспантовая беготня — безразлична ей. И, лишь приложив к лицу своему розу алую — внимательно, украдкой наблю¬дала за возлюбленным своим! А тот, нет-нет да бросал на нее взгляды, от которых Гекате, вдруг, становилось — жарко! А, когда кончилась эта бесполезная беготня Дьявола, он налил в чаши из горного хрусталя чаи и, взглянув, какой уже раз на Гекату, но… в этот раз, как-то так получилось, что именно в тот момент, когда она, естественным, таким — женским движением руки, поправила на голове и без того безупречную причёску! И — увидел Дьявол то, что уже жаждал увидеть, и, увидев, лишь на миг — заорал благим матом, ибо увидел и... выскользнули обе чаши из рук его, и горячая влага чая обожгла ему ноги!

— Что случилось, незнакомец... такой не ловкий... — Геката, грациозно подав бёдрами, сделала шаг навстречу, не успела вымолвить что — либо ещё, и оказавшись в руках Дьявола, оказалась, — на ложе его… . И, — почувствовала его в себе...

Истосковалась Геката по любви мужской нежной и, дала волю и душе своей, и те¬лу своему прекрасному и податлива была она Дьяволу и — любил он её, как в первый раз — любил Лилит!

... Когда, на конец-то, они испили друг друга до дна, и лежали в лёг¬ком обмороке паралича наслаждений, Дьявол, повернулся к ней и, упершись о локоть, сказал ей, —

— Спасибо родная моя Геката! И... прости меня, если сможешь — дурака набитого, за... за...

— Не надо... прошу тебя...

А дьявол встал на колени перед ней и произнёс смущённо и торжественно,-

— Геката! Любимая моя! Будь моей — женой! Не могу я ... больше так... без тебя... пусто вокруг... Иль не люб я тебе — окаянный?

Геката, тоже встала на колени, обняла Дьявола и прошептала ему на ухо,

— Люб... конечно же, люб, — ненаглядный мой! Я согласна быть женой тебе но... с одним условием…

— Любое условие, я уже принял — и, снова, — Богиня Геката, хочешь ли стать женой мне?

— Да! Но... с одним условием...

— Какое условие?

— Я, — лишь одна для тебя на веки вечные в Абсолюте! Если нет, то, пой¬ду я тогда куда — ни будь...

— И, это — всё?

— Всё.

— Геката, ты единственная из женщин, которую я заново полюбил, и никог¬да не гляну ни на одну из них, что — б я ослеп! Вот те крест!

— Тогда — согласна я!

— Геката! Ты — жена мне навсегда! Да будет так!

— Дьявол! Ты — муж мне навсегда! Да будет так!

Вот и поженились! А что? Пути, как известно — неисповедимы Господни в замысле Его!

Горько!!!

Что, есть — любовь? Можно, пытаясь дать ответ, нагромоздить кучу всего и вся, но Любовь это, прежде всего — единение душ! А если нет Душ? Ответ — прост. Если в сердцах поселилась — любовь, значит, там поселилась и душа, и, наоборот! По — другому, просто и не бывает. В на¬шей Вселенной уж точно! Верьте мне люди — я знаю!

... Правда, у Господа Бога Нашего, на сей счет, было, несколько иное мнение! Собственно — «Иное мнение» — стало лишь после того, как Её Великолепие, исчерпав все возможные доводы — «За», и не найдя и намёка на понимание отчаявшись — прибегла к чарам своим любовным, коими владела в совершен¬стве вариации от простого соития под кустом, до чувств возвышенный. С куртуазными выкрутасами речей и поступков, вплоть до самопожертвования и, когда и это, к Её неудовольствию подействовало, но не очень, пригрозила, что — " Чёрт бы Его побрал! Если будет не по Её; то Она улетит в Абсолют, сделает запрос на новый проект, а Он может тут карать Божьей карой всех кого Ему не лень! Пусть уничтожит он и Гекату и Дьявола да, и Адама с Евою — придачу! Если Ему будет, вдруг и этого мало — пусть во гневе уничтожит, как Он и собрался, хоть всю Землю, да и всю Вселенную, созданную ими вместе! А, ей — Её Великолепию Мадонне — станет очень даже ясно, как ошиблась Она в Нём и, место Ему, естественно, не в активных разработках, а на пыльных полках Её Генофонда! Что повлечёт за собой, к Её искреннему сожалению, — созданию Ею, Себе Нового — Бога! Чёрт бы, забрал, этих женщин! «Да… с ними хаос и хаос без них», — поду¬мал Бог и захотелось Ему топнуть ножкой и Гласом громоподобным ужас вселяющим, — вопросить во гневе — «Я Бог или, — не Бог? Женщина!» Но, перспектива оказаться в каком-то Генофонде, о котором, Он лишь дога¬дывался, хотя, где-то в душе — знал, всё же, что был Он там, не помня как и почему — далеко не единожды! — «О — хаос, и, женщины... что, впрочем, — одно и то же!» И, Он поняв, что против Её Великолепия пойти однозначно не может, и — не может, так же оставить, спустить на тормо¬зах это безобразие с женитьбой самовольной Дьявола и Гекаты, сменил гнев на милость. Но, при этом не оставить сей факт без последствий. Вот так, был найден компромисс с Её Великолепием, супругой Его Ненаглядной! Именно так и появилось — « несколько иное мнение» Его Всемогущего! И, после долгих препирательств и споров, с Её Великолепием и, в итоге беспощадной правки — отослал-таки, новоиспеченной чете поздравление Своё и, Благословение Своё и Её Великолепия Мадонны! Пожелав в посла¬нии всех благ, и вообще всего, выразил, тем, не менее, в заключении не¬доумение — « почему, княже, не стать бы на колени тебе и избраннице твоей и взмолившись, не взолкать слёзно, что, мол, так и так, воспылали мы, дескать, пламенем неугасимым к разнополым сущностям своим и, жить без друг друга не можем. А, посему с благоговением в сердцах наших, молим Тебя, то есть — Меня, — дать согласие Моё и Благословление Моё и супруги Моей, — Её Великолепия. Я бы, рассмотрел, как и положено, ваше заявление на соединение ваших все временных уз. Посоветовался бы с Её Великолепием и, дал бы согласие на месячный срок для испытания чувств ваших — бесовских! Потом, по прошествии означенного срока, вы снова молите Меня и Её Великолепие обратить взоры Наши на мелочь пузатую вроде вас, и Мы, возможно, и дали бы вам своё Благословление, учитывая что вы обратились вместе — не поубивав друг дружку за отведённый вам срок испытания — чувств! Но, вы так не поступили, а совершили телодвижения совместные сексуального характера, что расценивается Нами, как страшный грех, то есть — блуд! Но, учитывая благостное отношение к Гекате Её Великолепия, и невозможности исправиться, вам и, делам вашим, — повелеваю!!! Ваш брак считать, зарегистрированным в Астрале Абсолюта! Вам, разрешено произвести на Свет Мой, то есть — Божий, единственного ребёнка — девочку! За дела ваши, вы лишаетесь, реальной точки трансформа¬ции тел! Реальная же, точка трансформации, переходит, как не применное условие, вашему ребёнку. Она, естественно, после рождения становится девочкой-человеком, не лишившись при этом точки трансформации в Астрал! Далее! По прошествии — времени, найти из числа будущих мальчиков Евы, жениха вашей девочке. Имя, ей Мы нарекли — Аираида! Поженить и, изолировать их от об¬щества, — потомков Адама и Евы! Взять опеку над данной парой, под свою юрисдикцию астральную! Все остальные варианты — исключены и — не гневите меня ослушанием. У вас и так косяков по самые макушки! Да будет — так!!! Аминь! Бог и Её Великолепие Мадонна!

По получении этого послания-поздравления-приказа, в пещере Дьявола стр¬асти, со стороны Дьявола вспыхнули один в один, как и там, в неведомых далях Абсолюта. Мужское Начало расположено было все рвать и метать, ка¬рать, с одной стороны и, плевать с высокой горы на всякие там приказы — с другой! Дьявол метал, научившись недавно, громы и молнии и, гнев его праведный, на его дьявольский взгляд, сотрясал пещеру и не знал границ! Не собирался он на Земле никому подчиняться! Ещё чего! Подумаешь — Бог! Пусть коман¬дует Её Великолепием и не суёт свой нос в чужую семью! Нет, это же на¬до!? — он бегал по пещере, круша во гневе, что попадалось под горячую pуку и, был он страшен ликом.

Геката, между тем, сидела на их брачном ложе и, очень внимательно, раз за разом перечитывала послание Её Великолепия и Бога висящее в воздухе огненными символами. Для неё, всё было ясно и понятно! А, как могло быть иначе? И, радовалась несказанно в душе своей — ибо их брак с Дьяволом, их сле¬пок взаимоотношении — навсегда зафиксирован в необъятных архивах Абсо¬люта! Теперь, их разлучить не сможет вообще ни что и ни кто! Это была победа Женского Начала! Радовалась, так же Геката и то¬му, что прекрасно поняла, что дать разрешение ей — Гекате родить, не просто кого-нибудь, как, когда то Лилит, а именно человека — исходит однозначно, от госпожи Её ненаглядной — Её Великолепия! Лишившись Лилит, как ставленницу Свою на Земле, она передала эту возможность ей — Гекате! Понимала так же Геката, что её будущая дочь, а что это будет именно — дочь, она и не смела, сомневаться, будет неким симбиозом, её и Дьявола высших сил астра¬ла, заключенных в бренную оболочку человеческого тела. Эта девочка, уже с рождения будет, конечно же, хуже родителей своих но и неизмеримо луч¬ше людей. Просто у людей не будет её кровной связи с Астралом! Новая разновидность людей? Хотя, нет — ребёнок должен быть один, вооб¬ще и всего! Почему? В чём загадка? Высшие слов на ветер не бросают и, если и говорят — всем, то говорят, прежде всего, тому, кто их в состоя¬нии понять! Думай Геката, думай! О! Мадонна! Неужели? Ну, конечно! Зачем много смертных, если есть один, но бессмертный ребёнок! Ну ко¬нечно! По-другому, просто и быть не может. О, Мадонна ты даришь мне дочь, единомышленницу, помощницу, собеседницу и — эталон Самой Себя Мадонны! А это значит, что общаясь со своей девочкой... я смогу общать¬ся с Её Великолепием! Господи! Не возношусь ли я в гордыне своей в да¬ли не доступные для меня? А, как иначе? А иначе и быть не может. Ина¬че теряется логика... ведь... люди смертны... уже. Мадонна не может не знать об этом, на то она и Мадонна! Думай Геката, думай... Ну, конечно, моей девочке уготована участь вечной скиталицы во времени... Её му¬жья будут стареть и умирать, а ей... придется, чтобы не выдать себя постоянно менять место жительства... и... тем самым и, Боже! Стать из¬гоем — ведьмой! И, имя ей — Аираида, дала, несомненно, тоже — Её Велико¬лепие! А, всё остальное — так мелко, что просто смешно видеть, как Дьявол переживает, из за, каких-то ущемлённых, правах. Геката, уже, на правах супруги могла и критику себе позволить, и многое-многое другое!

— Дьявол, милый мой супруг ненаглядный, да что — ж ты взвился, то так? Всё нормально! Жизнь продолжается. В чём дело? Что тебе не так? Нервные клетки не восстанавливаются, не уж-то не ведомо тебе сие? Сядь, успокойся, расслабься... давай я сделаю тебе массаж... какую часть тела тво¬его, столь любимого мною — приласкать тебе? А? — и усмехнулась, зная, уже, что сейчас произойдёт... Объятия, ласки, страсть и — любовь! Вечная искра жизни — всех! Обволакивающая нега непостижимых разнообразий все¬ленских ощущений, трепета всего сущего! Буря эмоций, страсти, жажды — не имеющей границ, как не имеет границ сам — Абсолют! И, что по сравнению с этим какие-то мелочи земные? Пыль, и того — меньше! А, Дьявол, казалось, непроизвольно, не осознанно, не ведая о том — не лю¬бил её уже нежно, а поддавшись переживаниям своим — просто, незаметно, уже измывался над ней в необузданной дьявольской похоти своей!

— Ах, дурачёк, дурачек, — нежно глядя в пылающие глаза Дьявола думала Геката, и вдруг, в ней проснулась бестия — суккуб, которой, она, в общем то и была!

— А, ну-ка, котёночек, не уснул ли ты, пригревшись на мне? А? Уж бо¬льно вял ты — лентяй! Иль разлюбил уже меня? Целуй, целуй меня всю... Так... так... сюда... и — глубже... ещё, ещё, быстрей, ещё быстрей, темп, темп... ещё... Ну! Ну, давай... так...так.. быстреееееее! Вя¬лый симулянт. Сейчас я покажу тебе... как — я хочу... Ну... держись!!! И,Дьявол ужаснулся искренне, — «Вот это дааааа...». Он старался изо всех сил, и будто чувствуя, что Дьявол вот-вот сдастся, Геката — подумала, разрешила и... дьявол взорвался внутри её! И в этот момент, она так обх¬ватила его всего, так прижала к себе, что они оба чуть не задохнулись в её стальных объятиях!

Дьявол был покорён, обескуражен, подавлен — поставлен на место! Геката так измотала Дьявола, что он понял, вдруг, что супружница его совсем не та, которую он знал раньше... Её сила испугала его... её страсть, её порыв... её не удовлетворённость. Да она ведь попросту, не напрягаясь особо — изнасиловала его! До полусмерти... Второй, раунд, начался по инициативе Дьявола, и начал он его с одной лишь мыслью — «Она, его... Дьявола! Не быть, по её... ни за что на свете!!! Ну — милочка, сейчас я тебя сделаю!» Геката же прочитав его мысли и вовсе взбесилась! Она просто растоптала его... Смешала с грязью, и он второй уже раз отдав себя, лежал в этой грязи и... горько плакал. Ему, вдруг, стало, так жаль себя... что отвер¬нувшись от Гекаты, он рыдал, и тело его сотрясалось! А Геката нежно глади¬ла по его вспотевшим волосам на голове и шептала, как мать ребёнку, — «Миленький ты мой, балованный, непослушный мальчишка, мамочке вздумал дерзить... да? Характер... показывать... да? Юношеский максимализм да? Гигант половой да? — и, уже изменившимся до неузнаваемости голосом, как когда-то Лилит — рыкнула, и жёстко схватив волосы дьявола, рывком развернула его лицо к своему... И, увидев это лицо, Дьявол чуть не лишился чувств — перед ним был Лик Страха Господня! И, этот лик, дыхнув на него обжигающим пламенем, прорычал. — Я тебе не Лилит детка... Ну-ка, поехали... ещё... разок! И... началось... Уже не по желанию, ни по воле Дьявола — его плоть напряглась до страшной боли и, не могла рас¬слабиться. Да и сам он, лёжа на спине, потерял уже счет времени этой пытке — назвать которую Любовью не поворачивался язык! Он уже потерял счет ор¬газмам своим, после которых, он, потеряв сознание — пребывал в спаситель¬ном забытьи, из которого его вновь и вновь вышвыривали слова Гекаты, — «Ну-ну, не спать, не спать! Всё ещё только начинается! Это только размин¬ка была!» — и вновь и вновь темп, бешенной скачки, ввергал его в страсть которая, достигнув пика своего ослепительной вспышкой... низвергала его опять в бесчувствие и... конца и края, этому казалось, уже не будет —никогда!

... Наверно, это был последний раз... и, Геката, выпустив Дьявола из сво¬их объятий, прошептала удовлетворённо ему на ухо, — «Вот теперь я уве¬рена, что рожу именно ту, которую я хочу!!! Отдохни маленько и... про¬должим, пожалуй! Как мне это нравится... я тебе передать не могу. Да и ты это люби¬шь, ведь, правда — любишь? Ну-ка, где твой — дружек? Он меня слушается». От этой фразы, Дьявола объял просто ужас. По мимо его воли плоть его снова... и, он, потеряв контроль, обессиленный насмерть взмолился, — «Оооо! Боооожеееее! Только не этоооо! Умоляю... Гекатаааа!»

— А, что так, — спросила с улыбкой, и сжав кулачек резко разжала пальцы. И у Дьявола сразу всё расслабилось, — Иль не желанна я тебе? Или не красива я? Не страстна в Любви? Может, не опытна,— в чём? Так я исправлюсь, я научусь, милёнок — я все смогу, я ведь — Женщина! Ты не забыл? Кто я на самом деле?! Женщина! — и голос её сотряс пещеру до основания!

— О! Боже! — Взмолился Дьявол, — спаси и сохрани меня — несчастного! За что караешь Ты меня?

— Дьявол, Дьявол, что с тобой? — и Дьявол не верил глазам своим. Рядом с ним сидела его красавица жена — черноокая Богиня Ночи — Геката, и тор¬мошила его за руку. Встрепенувшись, Дьявол со страхом на лице уставился на неё и промямлил едва слышно,—

— Что это было?

— Что, Дьявол, что?

— Ну... это!

А, это! Это было зачатие нашей девочки! А, как ты себе это представлял? — « Сю-си-пу-си? Дьявол, мне больно... я не хочу, я не буду, у ме¬ня — голова болит? Нежнее Дьявол, нежнее? " — чёрта с два!!! Я захотела тебя и — взяла! Смотрю, не удовлетворила я тебя? Сейчас продолжим!

— Геката! Кто — ты?

— Я? А, ты разве забыл, что я жена тебе?

— Жена? Да ты просто изверг какой-то! Монстр в женском обличии…

— Ничего подобного, я лишь воспроизвела тебя самого! Как ты это де¬лаешь! Что бы ты понял, испытал, прочувствовал, как я чувствую себя под тобой!.............

© Игнатов Олег, 03.04.2011 в 14:11
Свидетельство о публикации № 03042011141110-00210906
Читателей произведения за все время — 64, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют