Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Именинники
Именинников нет
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 98
Авторов: 0
Гостей: 98
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/


Жарко! Нечем дышать! Пить! Пить! Жарко, душно, страшно! Только не закрывать глаза. Лучше уж пот, разъедающий глаза, пусть жажда, безжалостное жестокое Солнце — пусть. Отец Небесный, да что же это? Что же! Жарко! А, вокруг до горизонта пустыня, песок, жара и… везде — смерть!

Путник босой в разорванной рясе, полуживой, сил нет, жара, пот, песок, смерть. Шаг ещё шаг, и песок, сорвавшись с места, бросается в лицо, тупо бьёт всё тело, лезет в рот хрустящим крошевом, в глаза режущей болью, липнет на потную кожу шершавой проказой. Попытка встать. Пинок с боку под ребра в живот. Небо с песком в глазах. Ещё удар в ребра, голову. Больно. Зажмурил глаза, сильно, что бы ни так больно их резал песок и… сразу вновь обрушивается кровь, вопли, стоны, треск раздробленных костей и, смерть, смерть, смерть. Отец Небесный да что же это?!

— Вставай ублюдок, вставай. Подставь харю свою ну, ну, удобней и повернись — так…. Хххаа!

Искры из глаз, кровь, липкая, горячее песка кровь. Песок, жара, боль. Удар, ещё удар, ещё. Всё, сил больше нет. Невесомость, забвение, тьма. Тьма огромная, чёрная со светящимися бурными потоками крови, крови, крови. Тьма рисует в себе страшные лица искаженные злобой, болью, мукой и страхом. Ничейная, пока ещё нейтральная полоса на ней нет жизни, и на ней же кончается жизнь… навсегда! Передние ряды двух армий неотвратимо пожирают разверзшимися пастями последние метры ничейной земли, последние мгновения пребывания, на этой земле неся на лезвиях своих — смерть, кровь, муку, боль, ярость и избавление. Аааааххх!!! Сошлись! Столкнулись! Переступили черту! Перестали быть людьми, превратившись в кровожадных зверей! И витало над этим безумством другое безумство, породившее первое — « Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч, Ибо пришёл Я разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её» Стрелы, мечи, копья, лики на стягах, безумные вопли, ругань, проклятья, смех, бряцанье доспехов, бешеный ритм сердец перед вечным покоем пыли, что ждёт их совсем скоро. «И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать свою более, нежели Меня, не достоин Меня» Разрубленные, изувеченные мастерством ненависти тела, руки, ноги, головы и… всюду кровь, кровь, кровь. « Вы слышали что сказано: око за око, и зуб за зуб» И… детский плачь — «Мама!!! Мамочкааааа!!!» Все и всё замирает. Нет нейтральной полосы, есть земля, она уже не их. Они лишь пыль. Их уже — нет! Проклятая тьма избавления…. Отец Небесный да что же это?

— Вставай, вставай — это только начало!

Снова пинки ногами. Больно. Слышится треск поломанных рёбер. Больно, как больно!

— Встать! Встать!

Левая щека уступает место для боли правой. Правая — левой. Потерян счёт. С каждым ударом искры из глаз превращаются в буквы, слова, пропасть — «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую». Снова удар под дых, снова паралич дыхания, снова падение на песок во тьму, в кровь и боль. Вся пустыня, весь её песок сжимаются в точку. Она проваливается вниз это… Земля. Она медленно вращается и по ней течёт кровь — везде. Океаны, моря, горы, пустыни и долины везде кровь, смерть, боль. Вся Земля — один огромный кровавый плевок в лицо мироздания.

— Встать! Встать!

Убедить, попросить, сжалиться. Очень больно, невыносимо, выше всяких сил.

— Стой! Стой! Нельзя же так!

Он стоял, а другой с трудом поднимался. Он стоял и смотрел. Смотрел презрительно как на кусок шевелящегося дерма, раздумывая, как бы это так по ловчее попасть ногой в зубы, да так, чтобы выбить их все и все сразу. Но потом, решив, что это ещё успеется, отошёл на шаг и спросил.

— Зачем ты здесь? Это всё было моё. Это всё было для людей. Моих людей! Ты можешь видеть всю Землю — ты посмотрел. Ты увидел, до чего ты довел их своей кровавой мессой…. Ты лишний, ты бунт, ты антипод здравому смыслу, ты ничто, ты — ноль!

С трудом поднявшись, и стерев с лица кровавый песок, он увидел наконец-то своего обидчика. Огромный, сильный, со знакомым огнём в глазах. В них вся боль, зло, ненависть безвинно пролитой людской крови. Вот она Совесть, вот она вся перед ним, вот она смотрит на него и жаждет отмщения! А сил больше нет. Есть только вера, единственная точка опоры. Больше — ничего!

— Я… знаю, кто ты, — прошептали с трудом окровавленные губы.

— Отлично! Выбирай мне тебя убить сейчас, или хочешь, что бы тебя убили люди? Ты и сейчас уже мертвец. Ты проиграл. Ты пришёл слишком поздно. Этот мир мой! Он никогда не станет твоим и Отца твоего. Крутанем ка Время вспять, давай вместе так будет веселей, и ты увидишь всю преступность своего пришествия сюда, в мой мир! Пошли, полетели, открой глаза свои шире. Смотри. Вот твои дурацкие похождения, в которых люди сделали из тебя шута горохового развлекающего толпу своими фокусами-чудесами. Ты учил, наставлял, а им не нужна была твоя болтовня, а дубина, плеть и боль! Смотри, смотри, как разбегаются, спасая свои задницы, твои апостолы! Смотри на разбегающихся крыс с твоего ковчега. А вот ты уже на кресте! Браво! А вот ты воскресаешь, и это видят немногие. Ты порождаешь утопическую веру в бессмертие души и… возносишься на небо в ареоле святости — «Смертью смерть — поправ» с обещаниями вернуться, вновь творить Суд над всеми! А вот, то, что не видел никто тогда и, не увидит уже больше никогда. Это я, а это — ты. И мы здесь, сейчас. В первый и в последний раз! А вот плазма, которой я сжёг тебя тогда для всех, что бы ты никогда не вернулся вновь, а теперь я сожгу тебя… для тебя. Где твой Отец, пославший тебя на смерть? Ты жертвенный телец. Ты — символическая бессмыслица. Дым от сожжения которой на тысячелетия отравит разум людской бредом не совместимым с человеческой логикой! Что породит боль, злобу, ненависть, смерть! Где Он? А? Его нет тут, Его нет там, его нет везде. А вот смотри на костры инквизиции. Видишь ли ты всю эту мерзость? Пожинаешь ли ты бурю, посеяв ветер? Прочь! Твои руки в крови, ноги ты весь пропитан кровью! За что Вы так возненавидели людей? И… смотри на логический финал, видишь, вокруг один космос. Если как Вы, то лучше — ни как!

И содрогнулась Вселенная вся с облегчением, и вмиг смыла с себя грязь налипшую. И, снова наступила вечная гармония. Только звёзды вокруг, туманности и, яркое Солнце греющее само себя!

© Игнатов Олег, 02.04.2011 в 15:09
Свидетельство о публикации № 02042011150942-00210735
Читателей произведения за все время — 51, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют