Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 58
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 56
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Автор: Лера Брайт
                                      І
Я осознала себя уже стоявшей напротив Яна посреди пустынной местности. Между нами на земле находилась большая дорожная сумка. А в ней лежали наши общие вещи. Это я знала точно. Но вот куда мы с Яном держали путь, и какое средство передвижения при этом выбрали, я припомнить никак не могла.
Да и с чего бы нам с Яном куда-то вместе путешествовать? Мы ведь познакомились всего-то пару дней назад, в клубе одного товарища, куда его привёл наш общий знакомый.
Я начала припоминать подробности нашей встречи. Первое, на что я обратила внимание — это была внешность. Ян был корейцем, хотя длинные прямые чёрные волосы делали его несколько похожим на индейца. Мы с Яном нашли общие темы, разговорились об эзотерике; затем меня кто-то отвлёк, а, вернувшись к столику, я узнала, что мой собеседник уже ушёл...
Этот человек мне показался интересным, но координатами мы так и не успели обменяться.
Затем последовали обычные рабочие будни, ничем сверхъестественным не выделявшиеся...

И вот мы здесь...
Я опустила глаза на стоявшую между нами чёрно-зелёную сумку. Она утопала в рыхлом грунте, стелившемся волнами под нашими ногами и уплывавшем за далёкие горизонты пустыни.
Вдруг я почему-то вспомнила, что в ближайшем будущем Ян собирался ехать в Крым на какой-то важный съезд по левитации. И вообще, по словам нашего общего знакомого, он был «очень крепким орешком», если говорить об его энергетическом уровне.

                                     ІІ
Я вдохнула воздух. Он был каким-то странным, не совсем обычным. На глаза слегка давили своей краснотой предвечерние сумерки.
Я оглянулась, чтобы посмотреть на закат, и, если бы грунт не был таким вязким, тут же упала бы, — на вечернем небосклоне чётко вырисовывались два больших, размером с большое блюдо, тёмно-красных солнца. Они повисли над горизонтом, словно два застывших плафона, которые кто-то когда-то наглухо прибил к стене и уехал, забыв об их существовании.
Глядя на эти неподвижные небесные тела, складывалось впечатление, что понятие «закат» им вряд ли знакомо, и что такое мягкое красновато-предвечернее освещение является константой для данной местности.
«Да-с... Долевитировались...», — подумала я, переводя укоризненный взгляд на Яна.
- Я тут не при чём!.. Сам в шоке! — словно прочитав мои мысли, начал оправдываться он.
Некоторое время мы стояли молча, в полном оцепенении.
Не знаю зачем, но я достала из кармана брюк свой мобильный телефон. Хотелось позвонить на 911 или хотя бы узнать дату и время.
— Упс!.. А у меня мобильник вырубился... Ян, глянь, сколько времени? Надо же хоть в чём-то ориентироваться...
— У меня тоже не пашет, — обрадовал меня товарищ, безнадёжно нажимая на кнопки.
— Ого!.. Дело — труба.., — задумчиво произнесла я и внезапно ощутила сильное чувство голода.
— Я хочу есть! — объявила я и, присев на корточки, начала расстёгивать молнию сумки.
— Ты не хочешь есть, — возразил мне Ян.
— Да нет же, хочу! — обозлилась я.
— Не хочешь!!! — Ян резко отдёрнул мою руку. — Неизвестно где мы, и сколько нам ещё здесь торчать! Так что, терпи. — величественно подытожил он и принялся озираться по сторонам, ища выход из сложившейся ситуации.
Я скривила обиженную детскую мордочку и, не вставая с корточек, исподлобья наблюдала за своим попутчиком, мгновенно ощутив себя представительницей слабого пола и переложив на него всю ответственность за спасение наших жизней.
Как настоящий воин Духа, Ян пытался крепиться изо всех сил, но я разглядела в его глазах полную растерянность и поняла, что, к сожалению (или к счастью),  наши жизни интересны только нам.
Я несколько раз подряд резко моргнула, надеясь проснуться.
Тщетно.
Я сильно зажмурилась и быстро открыла глаза, — тот же пейзаж.
— Лю-ю-ди!!! — я резко вскочила и хотела рвануться вперёд, однако ноги погрузли в вязком грунте.
— Тише!!! Чего ты орёшь?!! — пресёк меня Ян, и принялся настороженно озираться по сторонам, не услышал ли кто.
— А что такое? Тебе страшно? Боишься, что нас обнаружат какие-нибудь монстры? — –съязвила я в ответ.
— Не исключено. Мы ведь пока не знаем, где мы, и кто здесь обитает.
— О, Господи! — взвыла я, обращаясь к небу, так как Ян был абсолютно прав, — ну сделай же что-нибудь!!!
Хотя нет, — это, наверное, из другой мифологии, Кастанеда был бы сейчас более уместным.


                                     ІІІ
Эта пустынная местность начинала давить на меня всё больше. Я как будто ждала, что это злая шутка, первоапрельский розыгрыш, что сейчас за нами придут и заберут нас. Однако, никого не было... Ни одного живого человека, ни одного деревца, — да что там — даже травинки, ни одного камешка, — только этот чёртов пороллоновый грунт.
Нет, это не Сахара. Это, судя по двум солнцам, даже не Земля.
— Ян!!! Где же мы??? — снова взорвалась я.
Ян пожал плечами.
— Ну хоть какие-то предположения у тебя есть??? Что это: Марс, Венера или, может быть, вообще другое измерение?!?
— Я. Не. Знаю, — твёрдо, ставя ударение на каждом слове, успокоил меня мой попутчик.
Мы одновременно тяжело вздохнули.
— Дай воды, — перевела я тему, лениво пнув ногой сумку.
— На. Только не больше двух глотков. Нам надо быть экономными, — наставлял меня командир полка, извлекая из бокового кармана сумки бутылку с водой.
— Зачем? — парировала я, теряя смысл жизни. Но увлекаться, всё-таки, не стала и, сделав ровно два глотка, предложила живительную влагу товарищу.
О том, что я по натуре водохлёб и каждые полчаса нуждаюсь хотя бы в небольшом пополнении водного запаса своего организма, я ему пока рассказывать не стала.


                                     IV
— Ну что, куда пойдём? — чистый русский язык Яна, как мне показалось, звучал после сделанного глотка более бодро. Я даже уловила блеск в его глазах, когда он, склонившись, чтобы поставить бутылку на место, взглянул на меня.
Я театрально развела руками, широким жестом охватывая пространство и, давая понять, что весь мир принадлежит нам. Моя физиономия при этом отобразила всю трагическую комичность ситуации, так что мы с Яном одновременно рассмеялись.
— Честно говоря, я не уверена, что по этому вообще можно ходить, — сказала я и подняла ногу, в позе аиста внимательно осматривая свои ботинки. Никакой приставшей грязи на них не было.
Я сделала несколько шагов в районе того места, где стояла. «Как хорошо, что я ношу гриндера, — порадовалась я, — на каблуках передвигаться здесь было бы весьма проблематично».
Нет, это не земля, однозначно. Это нечто мягкое, рыхлое, я бы даже сказала, действительно, пороллоновое.
Я прошла вперёд. Волны грунта доходили мне до косточек, иногда даже и до середины голени. Идти было трудно. Словно в воде, когда заходишь по колено. Чем быстрее я пыталась шагать, тем большее противостояние я ощущала со стороны этой странной субстанции. «Господи! Как я понимаю древних соотечественников, которые целовали землю, возвращаясь в родные края!!! Когда вернусь домой, устрою подобное лобзание, даже если меня будут встречать папарацци».


                                   V
Я заметила, что инстинктивно двигаюсь в сторону солнц, но тут же остановилась, понимая, что это бессмысленно.
— Почему ты думаешь, что идти нужно именно туда? — негромко позвал меня Ян.
— А у тебя есть другие варианты? — ответила я, и без него почувствовав, что выбрала неправильное направление.
Мы провели условную черту между нами, повернулись друг к другу спиной и принялись пристально всматриваться в свои владения.
Я приставила козырьком руку ко лбу, как будто это могло мне в чём-то помочь.
К большому удивлению, мне показалось, что слева от себя, градусах в 30-ти, я вижу слабую белую точку.
— Ян!!! — позвала я, — я вижу свет! Иди сюда! Смотри! Вон там, видишь?!! — и я указала рукой на микроскопическую белую крупинку на горизонте.
— Да ну.., — возразил Ян. — Это что-то просто отсвечивает.
— Что, интересно? Здесь кроме нас двоих ничего нет. Может, всё-таки, сходим, посмотрим? Всё равно нечем заняться...
— Ладно, пошли. Только тихо. Мало ли что...
— Какая разница, когда умирать? Сейчас или через пару дней, когда у нас закончится вода и пища?..Кстати, а у нас есть что-нибудь пожевать? — голод никак не хотел отпускать меня.
— Откуда мне знать?!! — обозлился Ян. — Я помню не больше, чем ты!
Некоторое время мы шли молча. Однако меня хватило ненадолго.
— Да уж! Вот уж занесло так занесло! И что мы вообще вместе делаем?!! Это всё ты со своей левитацией!
— Да при чём тут моя левитация?!! Я тебе говорил уже, что понимаю не больше, чем ты!..Кстати, а там, действительно, что-то вырисовывается! — Ян прищурился. — По-моему, это какое-то строение.
— Ага! А в нём живут большие зелёные монстры!
— Да хватит уже!!! Угомонись! Ситуация из ряда вон выходящая, а ей весело, блин!
— Да невесело мне! Ты что не видишь, что я с горя язвлю? И вообще, — мне страшно! - капризно добавила я. - Я внутри вся собранная и готова в любой момент к самому худшему... Смотри, — а это, похоже, действительно, здание. И мне даже кажется, что оно зелёное! — мои глаза сияли гордостью. — Вот видишь, цвет жизни здесь, всё-таки, присутствует. Так что, может быть, нам удастся не просто умереть неизвестной голодной смертью, а даже сослужить полезную службу, выступив в роли подопытных Павловских собачек у местных жителей!
— ХА-ХА-ХА!!! — показушно извлёк из себя Ян бас робота Вертера из фильма «Гостья из будущего». В ответ я тоже рассмеялась, но натурально.
— А у тебя, оказывается, есть чувство юмора! Прости, дорогой. Я забыла, откуда ты. Но, вообще-то, я не имела ввиду, что нас съедят... Так,.. расчленят либо вскроют, — и всего делов!.. Ну надо же им будет проверить, как мы устроены.., — добавила я, поймав незлой тихий взгляд своего попутчика.

  
                                   VI
Занятые разговором, мы всё ближе подходили к строению. Теперь его можно было рассмотреть довольно хорошо. Это, действительно, оказалось здание, пастельного бледно-зелёного цвета. Приблизившись, мы увидели, что оно насчитывало 4 этажа, 3 входа и множество окон. В одном из них, в районе 3-го этажа, горел свет — его-то мы и заметили издалека.
Оказавшись на довольно близком расстоянии, мы замедлили шаг и перешли на шёпот. Сердце, казалось, вот-вот вырвется из груди.
Мы подошли совсем близко к зданию. Интересно было, сколько времени мы потратили на нашу прогулку, но узнать это было невозможно, так как ни часы ни мобильные телефоны в этой местности не подавали никаких признаков жизни.
Мы с Яном остановились. Надо было решить, откуда заходить. В здании было три входа; двумя боковыми, судя по всему, уже давно никто не пользовался, а вот средняя дверь была слегка приоткрыта. Вообще, здание выглядело очень старым и заброшенным. Похоже, когда-то это был какой-то завод или другой промышленный объект, теперь же, казалось, оно в любой момент может рухнуть.


                                    VII
Мы с Яном настроились и одновременно глубоко вздохнули, готовые совершить наш, возможно последний, марш-бросок.
Мы поочереди протиснулись в приоткрытую дверь, стараясь не задеть её, чтобы не создавать шум.
Внутри было темно и пусто, никаких станков либо других предметов, по которым бы можно было определить направление прошлой деятельности этого промышленного объекта, не наблюдалось.
Сначала нам даже показалось, что эта постройка являет собою нечто вроде обыкновенной полой коробки, но почему тогда снаружи окна делили здание на 4 этажа, и откуда, всё-таки, исходил свет? Если законы этой местности поддаются логике, то здесь должна быть лестница.
Мы вспомнили, что снаружи свечение наблюдалось в районе 3-го этажа правого крыла здания. Возможно, лестницу тоже стоит поискать где-то в правой части постройки? Мы стали тихо наощупь продвигаться в этом направлении.
Ян двигался абсолютно бесшумно. Довольно высокий, худой, подтянутый, со своей восточной внешностью, он был похож на ниндзя. Я тоже вспомнила, как в школьном возрасте занималась сначала кик-боксингом, а затем рукопашным боем, и как нас учили бесшумно ходить. Правда, тогда мы это делали босиком, и у меня неплохо получалось. Не раз я заставала свою младшую сестру либо племянника за каким-нибудь пакостным занятием, незаметно подкравшись сзади и до смерти их перепугав.
Сейчас же обувь снимать не хотелось (мало ли что?), и я просто старалась идти свободно, не напрягаясь и ровно дыша, осторожно ступая на пол. К счастью, он в здании не был таким, как снаружи. Пол был абсолютно ровным, и, похоже, даже забетонированным.

  
                                  VIII
Мы действительно обнаружили в правой части здания полуразваленную лестницу, и, серьёзно переглянувшись, стали подниматься по ней. Как истинный джентельмен, Ян пропустил даму вперёд, — да я бы и не позволила ему сделать иначе, так как, если в ряду моих одновременных ощущений оказывались любопытство и страх, то 1-е всегда выходило на первый план.
Что там домовой, которого я обнаружила когда-то, внезапно проснувшись от непонятной тяжести у себя на шее — это всего лишь домовой! — А вот настоящее приключение! Хотелось пулей взлететь наверх, но не было уверенности в том, что лестница выдержит такое оживление, и, более того, неизвестно было, как это оживление воспримут там, наверху. Лучше уж быть осторожней, чтобы в случае чего можно было дать задний ход. Хотя куда? Где прятаться? Наилучшим местом для игры в прятки было это логово неизвестного обитателя. Или вот ещё один вариант: выбежать наружу, отбежать подальше и попробовать зарыться в так называемую землю — вот хорошая идея! — самопогребение заживо.

  
                                    IX
Мы с Яном медленно и бесшумно поднимались вверх. Свет, тем временем, начинал рассеивать темноту и становился всё ярче. Мы миновали один лестничный пролёт. Сердце сжалось. Мы с Яном ещё раз переглянулись. Все наши внутренние ощущения красноречиво отражались в наших взглядах. Было страшно до смерти. Но всё равно она нас ждёт: либо здесь, наверху, в здании, либо там, внизу, снаружи, — без разницы где. В любом случае, долго мы здесь без посторонней помощи не протянем, а её нам, судя по всему, ждать было неоткуда.
Мы осторожно, затаив дыхание, ступили на 3-й этаж. Здесь было намного светлее. Вдоль длинного коридора по левую сторону расположилось множество дверей, вернее, некогда там, наверное, были двери, а теперь зияли чёрные дыры. Только из одного проёма выбивался свет, рассеивающийся по всему коридору.
Мы начали красться вдоль стенки к источнику света. Казалось, сердце своим бешеным стуком сотрясает всё здание. Боже мой, до чего же страшно!!! Как никогда в жизни! А вдруг это наши последние минуты? Или вдруг там вообще никаких живых существ не окажется? Этот вариант меня немного успокаивал. Если там никого живого нет, то, может, хотя бы найдутся какие-нибудь необходимые предметы или даже мебель. Эх, развалиться бы на каком-нибудь подобии матраца и проснуться дома, в своей любименькой постельке! Да где там!

                                    
                                     Х
Мы с Яном прокрались к “святая святых” и попытались незаметно заглянуть внутрь. Там находилось несколько довольно странных предметов; кое-какие из них даже напоминали стулья, а на подобии тумбы стояло  нечто похожее на лампадку, которая, собственно, и излучала свет. Но самое главное — там были люди!!! Люди, живые, такие же, как мы с Яном, только немного странные. Их лица были чересчур угрюмыми, глаза — потухшими, в их движениях жизнь казалась застывшей.
Их было человек шесть, все мужчины, кроме одной-единственной женщины, сидящей в центре. Мужчины окружили её в полном безмолвии, она же, судя по всему, готовила еду, сидя на корточках, спиной к нам, и что-то помешивая.
Впервые за последнее время я ощутила запах. Он был странный и неприятный, так что я поморщила нос. Тем временем, женщина начала брать стоявшие возле неё мисочки и накладывать в них еду. Хотя нет, едой это было назвать сложно. Какая-то непонятная горстка белого цвета, издающая противнейший запах. Положив на блюдце кошачью порцию, женщина передавала её мужчинам, сидевшим вокруг неё в ожидании ужина. Всё это проделывалось абсолютно молча, без эмоций. Каждый мужчина, когда подходила его очередь, безмолвно протягивал руку, брал свою порцию и абсолютно равнодушно черпал ложкой то, что у них, видимо, зовётся едой. Однако, по их почти восковым неодушевлённым лицам легко можно было догадаться, что еда особого удовольствия им не приносит.
Мужчины расположились так, что как раз сзади хранительницы очага никого не было. Но она, почему-то, обслужив всех пятерых, снова приготовила ещё одну порцию и, не оборачиваясь, протянула руку назад, в направлении выхода, то есть туда, где находились мы. Мы с Яном недоумевающе переглянулись. У мужчин же жест поварихи не вызвал абсолютно никакой реакции. Я сомневаюсь, что было что-либо вообще, способное нарушить их каменное молчание.
— Ну вы есть будете??? — довольно громко, но с потухшей надеждой в голосе спросила женщина. — Или так и думаете стоять в дверях?!? — здесь уже послышались нотки раздражения.
У нас с Яном отвисли челюсти, когда мы поняли, что хозяйка обращается к нам.
— Хм-хм... Здравствуйте! — вошли мы в комнату.
Кое-кто из мужчин нам вяло ответил. Остальные же, не обращая на нас ни малейшего внимания, продолжали жевать свою «бурду».

Ян взял тарелку и передал её мне, поблагодарив женщину. В ответ я покосилась на предложенное кушанье, не спеша его брать. Незаметный, но внушительный толчок Яна локтем в бок, напомнил мне о правилах поведения в гостях. Я взяла тарелку и, пытаясь изобразить на лице приятное предвкушение, сняла пробу. Ян, тем временем, проделывал то же самое со своим паем. «Ну что могу я вам сказать, — говорили наши переглядывающиеся взгляды, — это, конечно, не пища богов, но есть можно». То, что мы ели, чем-то отдалённо напоминало разварившийся рис. Ни соли, ни масла, ни каких-либо приправ там, естественно, не было.
«Какая гадость эта ваша заливная рыба», — вспомнилась мне фраза из фильма. Да, варёный крахмал, наверное, сейчас бы мне больше понравился.
Мы с Яном ели медленно, «смакуя» блюдо.


                                     XI
— Не мучайтесь, если не лезет, — сказала вдруг женщина, одновременно указывая рукой на сидячие места в кругу хозяев дома. Мы повиновались и сели на коробки.
Ноги и спина тут же дали о себе знать. «Странно, — подумала я, — когда мы заметили свет, мне казалось, что идти до него не меньше часа, а по моим ощущениям времени, мы проделали этот путь за минут 15». Теперь же тело болело так, будто мы шли без передышки целый день. Хотя, кто его знает, чем мы занимались до того, как появиться в этом неведомом краю. Боже, как же, всё-таки, нас сюда занесло??? И, главное, как отсюда выбраться?!? «Думай! Думай! Думай, рыбья твоя башка!!! Должна же быть какая-то зацепка!» — долбила я себя.
Должно быть, я ушла глубоко в себя, напрягая память, так как происходящее рядом казалось каким-то далёким.
— Элен, — донеслось до меня откуда-то издалека.
— Макс.
— Майкл.
— Джейк.
— Артур.
— Александр, вторили мужские голоса.
— Очень приятно! Ян, — прозвучало где-то совсем рядом.
— Валерия, — вернулась я к действительности. — Очень приятно. Спасибо. Было очень вкусно, — монотонно добавила я.
— Не стоит, — ответила Элен, — я знаю, что это гадость, но другого, к сожалению, ничего нет. Мы поначалу тоже кривились, но со временем привыкли.  Если бы не это, нас бы уже давно в живых не было.
— А как называется это блюдо? — поинтересовался мой попутчик.
— Да Бог его знает, — осмелел один из мужчин. — Мы нашли это здесь. С тех пор — это наш хлеб насущный в течение долгого времени.
— А кто-нибудь может нас просветить, где мы находимся, и как отсюда выбраться? — спросила я.
Все обитатели этой комнаты, кроме Яна, дружно и громко рассмеялись. Только смех их был горьким, убивающим.
— А это никому не известно, — уверенно заявил Майкл, рыжеватый мужчина с небольшой бородой. — По крайней мере, никому из нас.
— А выбраться отсюда вообще невозможно., — добавил Макс, высокий симпатичный брюнет.
— Подождите... Как это? — неприятно удивилась я. — Так вы, что же, получается, не местные?..
— Да нет. Земляне мы, земляне, — снова поддержал разговор Майкл. — Как и вы, надеюсь. Хотя вряд ли наше землячество нам что-то даст. Макс прав: отсюда, действительно, нет выхода.
— Нет, ну как это? Выход всегда есть, так или иначе, — поддержал мою угасающую надежду Ян.
— Да пробовали мы! И так, и иначе! — неожиданно вспыхнул Александр. — Только без толку всё! Уже полвека торчим в этой клоаке космоса!
— Кстати, о космосе, — заинтересовался Ян. — Мы хотя бы в Солнечной системе? Что это вообще: планета или...параллельный мир? — Ян видимо хотел раздобыть ответ на мучающий меня вопрос.
Я ухмыльнулась себе под нос. Если отсюда, как говорят, действительно, нет выхода, то осознание того, что это планета Солнечной системы, вряд ли нас спасёт.  Если это и так, то я до сих пор ничего не слышала о пассажирских космических кораблях, совершающих прогулочные круизы на столь отдалённые курорты.
— А как вы здесь оказались? — вдруг выпалила я .
— Точно так же, как и вы, — устало ответила Элен. Похоже, этот вопрос ей уже неоднократно задавали.
— Нет! Ну, знаете!.. — начала было я изображать из себя «деловую колбасу». — Точно так же, как и мы, вы здесь никак не могли оказаться. Хотя бы потому, что мы ничего не помним!
— А кто здесь что-то помнит? — проснулся вдруг Артур. — Я, например, шёл на рыбалку. Собирался встретиться с другом...- Это последнее, что я помню из своей земной жизни. Очнулся, когда увидел вокруг себя много-много песка... ну, не песка, — поправился он, — а этой дряни, что снаружи. Сначала ни фига не понял, — река-то у нас в штате не такая уж и большая, и берег совсем не такой... А тут — пустыня! На тысячи километров песчаные волны...
Артур был молодым парнем, на вид — не старше 25 лет, и выражался довольно свободно, не стесняясь нас. Я никак не могла понять, о каком штате он говорил.  Может, он американец?.. В принципе, похож. Но тогда, наверное, он должен бы был говорить на английском. Либо на русском, но с акцентом. А он правильно и без акцента говорит на ... Стоп!!! А на каком языке он говорит-то?!?
Я попыталась не внедряться внутрь его повествования, а слушать только фонетику речи. Чёрт! Да это был  вообще какой-то непонятный язык! И что самое интересное, все остальные говорили на нём же! Земляне, блин! Да они нас обманывают! А вдруг они каннибалы какие-то? Мяса-то, наверное, давно не ели... Дело плохо, — надо сматываться!
— Ян? — стараясь не выказать беспокойства, тихо обратилась я к другу.
Но Ян меня не слышал, а увлечённо рассказывал о нашей совместной жизни, начиная с того момента, когда мы обнаружили себя,  стоявшими друг против друга, с сумкой посредине.
Я, как сумасшедшая, вытаращилась на Яна, так как он тоже говорил на этом странном языке!


                           XII
Мой напарник, тем временем, закончил своё повествование и, повернувшись ко мне, мило спросил:
— Ты, кажется, что-то хотела?
Он продолжал говорить на этом же языке, но самое интересное — я его понимала!
— Да так... Ничего, — замялась я, — просто дурацкие мысли лезут в голову.
У меня было ощущение, что я раздвоилась. Одна часть пыталась контролировать ситуацию, а вторая преспокойно ею жила, разговаривая на всеобщем языке. Крышу начинало потихонечку сносить. Или уже снесло? Я почувствовала, что моё тело качнулось влево, вслед за уползающей черепицей.
Увидев мои полуобезумевшие глаза, Элен рассмеялась и долго не могла угомониться. Остальные мужчины, взглянув на меня, последовали её примеру. Ян же переводил удивлённый взгляд с меня на остальных, так, по-видимому, ещё ничего и не поняв.
— Это нормально, — поспешил успокоить меня Джейк, пока я окончательно не сошла с ума. — Это какая-то странная особенность данной местности. Должно быть, древний всемирный язык. А что? Мы ведь все из разных стран. Пока бы научились друг друга понимать... А так... Язык сближает... По-моему, так даже лучше.
Пока Джейк говорил, Ян напряжённо слушал, и его зрачки несколько раз широко округлились.
— Чудеса в коромысле, — сказала я, приняв на веру слова Джейка, и слегка успокоившись, — так Вы говорите, что тоже оказались здесь непонятно как?
— Да. — ответила Элен. — Сначала мы с Майклом гуляли по парку, потом... пробел в памяти... и вот мы здесь... Сына уже Бог знает сколько не видели. Надеюсь, он с родителями... Если они ещё живы... Столько времени прошло...
— Кстати, а сколько Вы уже здесь? — спросил Ян.
Элен обречённо пожала плечами, давая понять, что не знает.
— Ну ладно, часы здесь не идут, — принялась рассуждать я, но ведь можно делать какие-то зарубки, как Робинзон Крузо, хотя бы дни считать...
— А по чём эти дни определять? — выступил в защиту Элен её муж. — Вы же видели эти небесные светила, — они абсолютно стационарны. Висят себе и висят. Ни восхода тебе, ни заката, ни тени, ни мха, ни птиц — мёртвая местность. Единственное, что здесь есть — мы и это здание. Ну ещё небольшие запасы странной еды и жидкости, которые позволяют нам поддерживать своё существование... Так и живём. Едим, когда хочется, спим, когда хочется. Определить хотя бы приблизительно смену суток по потребности своего организма в сне невозможно, так как все спят в абсолютно разное время. Один только проснулся, полон сил, хочет хоть как-то взбодрить толпу, а народ - кто дрыхнет вовсю, кто как раз укладывается... Никакой тебе организации досуга — а он у нас постоянный — в общем, скукотища сплошная. Время от времени появляется кто-то новый, вроде вас, вносит кратковременное оживление, просвещает нас о научно-техническом прогрессе и духовно-моральном регрессе, и опять одно и то же — безнадёжность и безысходность.
— Бр-р-р!!! Как Вы всё жутко обрисовали. Мне уже хочется запить изысканный ужин цианистым калием. А чтобы этого не случилось, пойду-ка я лучше в разведку. Может, найду выход отсюда... Или хотя бы что-нибудь интересное.
— Ну-ну! Удачи! — поддержал меня Артур. Только ты выйди, стань на одном месте, посчитай до тысячи и - возвращайся. Результат будет тот же, что если бы ты обошла эту пустыню вдоль и поперёк. Можешь быть уверена: наш дом — это единственное украшение этого праздника жизни!
— Браво! Какое прекрасное выступление! На бис, пожалуйста! — зааплодировал Джейк. — Ты всегда умеешь поддержать в трудную минуту... Пусть идёт, пока у неё есть надежда. Пусть живёт, пока жива.  Она сама всё поймёт. Не торопи этот момент, — мы ещё от твоей истерики не отошли. Только ты это... - теперь он обращался уже ко мне — когда выйдешь, то старайся ступать как можно тяжелее, чтобы по следам потом могла обратно вернуться.  Потому что если заблудишься, то назад дорогу уж точно не найдёшь. Артур в своей очередной вылазке чуть не потерялся, — во труханули тогда все! Нас и так мало, так что терять своих не хочется... Особенно женщин, — подмигивая, тихо добавил он.  
— Куртку брать, не брать? — в нерешительности бурчала я себе под нос, — глядя на лежащую на коробке чёрную кожаную курточку. «И когда это я успела раздеться?» — подумалось мне.
— Бери, на всякий случай, — Ян лениво подал мне вещь, сомневаясь в том, что я на самом деле собралась куда-то идти.
— Фонарик у кого-то есть? — спросила я, уверенная в своём намерении.
— А зачем он тебе? — поинтересовался Александр. — Кочки освещать, что ли? Так там и так довольно светло. Ну не так уж, чтобы сильно, но, по крайней мере, ни во что не врежешься. Хотя бы потому, что не во что, — весело  закончил он.
Меня порадовало то, что в таких условиях люди ещё не потеряли чувство юмора. Это, пожалуй, единственное, что помогало им не сойти с ума. «Да, — поддержала я свои мысли, —  наше появление внесло хоть какое-то оживление в ряды этих несчастных».


                                  XIII
— Ян, ты со мной? — спросила я, направляясь к выходу.
— Ну ты же слышала. Люди уже пробовали — ничего не нашли. Лер, это, действительно, бессмысленно. Сядь лучше, поболтаем.
Я, ничего не ответив, вышла из комнаты. «Дураки! — думала я, на ходу натягивая куртку и уверенно шагая к лестнице. — Трясутся за свои никчемные шкуры! Сидят, сложа руки, и ждут чуда. Наивные!» Я осторожно спустилась с лестницы и вышла наружу.
— Ну что, г-н Штирлиц, куда путь держать будем? — спросила я саму себя. — Пришли мы, вроде бы, откуда-то слева, — ясно, — значит, теперь пойдём прямо!
«Эх, судьба-судьбинушка! Куда ж тебя, девочка, занесло?» — думала я, высоко поднимая ноги и сильно вдавливая их в грунт, чтобы оставить следы. Серая субстанция, по-прежнему, стелилась волнами под моими ногами. Я шла вперёд и осматривалась по сторонам. Пустыня — пустыней. Нигде ничего.
По мере своего отдаления я несколько раз оглянулась назад, чтобы не сбиться с курса.
— Ау-у-у!!! — крикнула я, — есть кто-нибудь???
Мне хотелось расплакаться. Ну что это такое?!? Дерьмо-дерьмом! До чего же я люблю Землю! Леса, моря, горы — почему я раньше не придавала этому никакого значения??? Боже, если бы сейчас я обнаружила какой-то росток, выбивающийся из этого безжизненного вещества, что язык не поворачивается назвать «землёй», — я бы, наверное, сошла с ума от счастья. Не говоря уже о пролетающей птичке или пробегающей мимо собаке. Неужели всё?!? Неужели всё так и закончится?!? Мы все будем влачить своё существование, время от времени радуясь появлению новичков, пока не закончатся все съестные запасы??? Нет, меня это не устраивает! Выход обязательно должен быть, и я его найду!.. Ян тоже молодец! — такого я от него никак не ожидала.  Я думала, он, как само собой разумеющееся пойдёт со мной, однако... Ладно, хочешь жить — умей бороться! И мы поборемся! Мы обязательно поборемся! Русские не сдаются! А украинцы — тем более! Я всё равно найду выход, и заберу всех остальных! Блин! Как хреново, что мобильник не работает. Я бы Яну звякнула сразу же, как найду выход, и сказала бы: «Топайте по моим следам. Здесь наше счастье!» Кстати, а у остальных-то мобилки есть? Или они даже понятия не имеют, что это? Скорее всего, второе... Да уж, такая полезная штука, а здесь никак не применима...
Я ещё раз окинула взором бескрайние волны пустыни. Да! Так вот он какой Бермудский треугольник изнутри! Вот так вот исчезают люди! Интересно, меня уже хватились там? Сколько мы уже здесь торчим? Никакого ощущения времени! А сколько здесь уже все эти милые люди? Родные их уже, наверное, давно похоронили... Нет, интересно, всё-таки, сколько времени они уже здесь? Когда вернусь (если вернусь!), спрошу, какого они года рождения. По лицам же ничего не определишь. Довольно молодые все, милые... А правда — они все какие-то приятные оказались, несмотря на первоначальную угрюмость. И не такие уж зачуханные — следят за собой, наверное. Молодцы — в таких-то условиях. И запаха от них нет, хотя помыться нечем. Может,  здесь не выделяется пот?  Странно... А в туалет, интересно, они ходят? Мне, например, пока не хочется...
«Фи! Ну и мысли у меня! О чём я думаю?!?» — подловила я себя.
Хотя надо же чем-то себя занять, пока я буду тут вышагивать.
Поскорей бы выбраться отсюда: на работу завтра, и сессия скоро. Да и вообще, за родными уже соскучилась,  друзей давно не видела...


                                   XIV
Вдруг впереди себя я заметила довольно широкую полосу, которая была на порядок темнее, чем весь остальной грунт, и, как ни странно, была абсолютно ровной, без единого холмика.  Что-то мне подсказало, что это неспроста. «Прямо, как граница какая-то, — подумала я. — Как коса на море. Может, здесь когда-то была вода?.. Ей-Богу, мы в Бермудском треугольнике... Ладно, хрен с ней, с косою, — пойдём, посмотрим, что за ней».
Я нюхом чувствовала, что за косой будет что-то интересное, однако, пройдя три метра по ровной поверхности, я снова оказалась по колено в жидком пороллоне. «Кто так строит?! Ну кто так строит?! — мысленно возмущалась я, — товарищи инопланетяне, вы бы хотя бы вспахали своё сокровище, что ли — ну правда! - ходить бы стало намного удобнее!»
Я шла и внимательно глазела вокруг. Коса — это, конечно, круто, хоть какие-то изменения, но вдруг я набреду ещё на что-то прикольное? Ну там, скажем, на какую-нибудь банановую рощу... или фруктовый сад с райскими яблочками? Да, от яблока бы я сейчас не отказалась, а от банана — тем более! Я судорожно  сглотнула слюну. Неужели я никогда больше этого не попробую? Нет, ребята, я так не играю! Я обязательно что-нибудь найду!
На этой обнадёживающей ноте я заметила впереди ещё одно тёмное пятно. Оно было немного шире, чем коса, но во всю длину не простиралось, а ограничивало себя формой прямоугольника. Я оглянулась назад — наш «дом» давно исчез из виду. «Эх! Была-не была! — подумала я, — будь, что будет!» — и ускорила, насколько это было возможно, шаг.
Подойдя ближе, я заметила, что пятно напоминало дыру.  «О, Боже! — испугалась я, — сейчас как выскочит какая-нибудь мразь!» Однако, приблизившись ещё немного, я заметила, что это не нора, а чётко-вырисовывающийся прямоугольник, напоминающий обычный городской подземный переход, только без всякого ограждения.
Я умирала от страха и любопытства. Стараясь не шуметь, я подошла вплотную к отверстию и заглянула вниз. «Вау! — чуть не вырвалось у меня, — да это же самый настоящий подземный переход!» Я зашла с другой стороны, так как ступени по отношению к направлению, откуда я пришла, находились справа. Лестница была такой же, как в обычном подземном переходе. Я начала спускаться. Всё нормально. Ступени не проваливаются, никто не нападает. Я почувствовала себя немного смелее.


                                     XV
Спустившись с последней ступеньки, я оказалась в полутёмном переходе. Пол и стены были заасфальтированы. «Цивилизация!» — обрадовалась я, вертя головой во все стороны. А вокруг — тишина, и ни одного живого существа.
Я осторожно начала углубляться внутрь перехода и вскоре заметила, что тоннель поворачивает вправо. Туда я и свернула — и сразу же, как ошалелая, шарахнулась в сторону. Мимо меня, как ни в чём не бывало, прошествовала женщина, везя малыша, сидящего в чём-то похожем на коляску. Женщина кинула на меня беглый взгляд, ухмыльнувшись себе под нос, и покатила своё чудо техники дальше. Я вывернула шею вслед за ней, таращась во все глаза и не в силах вымолвить ни слова. «Какая странная коляска, — подумала я, — как из какого-то допотопного музея».
Женщина завернула за ещё один поворот и исчезла. В переходе снова стало пусто.
«Что это было?» — спросила я саму себя. Только я решила, что это был, скорей всего, мираж, как мимо меня проехал велосипедист, мальчик лет 13-ти. Не столичный модник, конечно, но, в целом, обычный подросток.  Он повернул голову, странно покосившись на меня,  и порулил дальше. Теперь я уставилась вслед мальчику. «До чего необычный велосипед! Он что, сам его делал?» — снова пронеслось у меня в голове. А велосипед был, действительно, странным: всех деталей я не успела рассмотреть, но колёса мне бросились в глаза — в два раза больше обычных, деревянные, цельные, похожие на пуговицы.
«И чего они все на меня так пялятся?! — мысленно возмущалась я, — это не я странная, это они — придурки. Какое-то у них всё непонятное».  
Я решила пойти вслед за женщиной и поспешила свернуть за угол. И – не ошиблась! Вот тут-то и начиналось самое интересное! Здесь переход сильно расширялся. В центре находилось несколько круглых магазинчиков с прозрачными стёклами, а по всему переходу туда-сюда неторопливо сновал народ. Честно говоря, это и переходом-то назвать было трудно. Скорее, это был какой-то подземный городок. Люди ходили, почти не обращая на меня никакого внимания. Я же стояла, не зная, что предпринять и к кому обратиться. Казалось, все были заняты своими делами, и никому до меня не было никакого дела.
Так как мой голод становился всё сильнее, то я уставилась на стеклянный магазинчик. “Если у них ходят наши деньги, - подумала я, - то сейчас зайду и куплю себе чего-нибудь вкусненького. Заодно порасспрашиваю у продавца, где я нахожусь, и как отсюда выбраться”.


                                    XVI
Я подошла поближе и спряталась за колонной. Стараясь делать вид, что кого-то жду, я искоса поглядывала в сторону магазинчика, пытаясь разглядеть, что там происходит. Прилавок в магазине был расположен в форме круга, в центре которого находился продавец. Я видела, как облизываются люди, глядя на товар, который продавец не стеснялся рекламировать. Множество больших красочных лотков, расставленных по всему периметру прилавка, содержали разные кушанья, манящие яркими красками и всевозможными формами. Продавец активно предлагал покупателям попробовать свой товар, зачерпывая щедрые горсти щипчиками, похожими на китайские палочки. Большинство из видов кушанья напоминали разные сорта высококачественного спагетти, некоторые издали походили на  посеченную морскую капусту. Тонкие, толстые, волнистые, закрученные в спираль, небольшие колечки и пухленькие колбаски, скреплённые между собой, - все эти гастрономические шедевры аппетитно поедались покупателями. Я жадно наблюдала, как они пробуют всё это,  выбирая и не спеша покупать.
Дождавшись, когда кто-то из покупателей наконец-то определится, я постаралась не упустить самый главный момент. Вот одна женщина достала из сумки прямоугольный судочек с крышечкой и, открыв его, передала продавцу. Продавец зачерпнул 4 горсти длинной сиреневой прямой вермишели и, наполнив тару, передал её покупательнице. Та, поблагодарив мужчину,  дала ему небольшую квадратную карточку, мило улыбнувшись и что-то сказав. В ответ продавец тоже стал  улыбаться и благодарить женщину, видом давая понять, что своей карточкой она удостоила его большой чести. Похожая ситуация, не считая другого сорта спагетти, повторилась ещё с тремя клиентами.
“Интересный расклад, - подумала я, - боюсь, придётся остаться голодной. Ибо такой карточки у меня точно нет. А, может, попытаться что-то стащить? Так ведь, ничего и не стащишь – во-первых, опыта нет, во-вторых, - из-за этих стеклянных стен я буду как на арене цирка”. “Ладно! - решила я, - подкрадусь поближе и попытаюсь подслушать, о чём  они вообще говорят.”
Я дождалась, когда в магазине не оказалось посетителей,  улучила момент, когда продавец повернётся ко мне спиной, и проскочила внутрь. Мне повезло, так как дверей здесь не было. Стены строения представляли собой ряд вертикальных стеклянных панелей, одной из которых просто-напросто не доставало. Это и был вход в магазин, которым я бесшумно воспользовалась. Я присела на корточки, спрятавшись за одной из пластиковых белых коробок. Ждать пришлось недолго – вскоре в магазин зашли две женщины и один паренёк, которых я определила по голосам. Я обливалась слюной, слушая, как они смакуют предлагаемые им кушанья.
Чтобы не быть замеченной, я, не вставая с корточек, переместилась подальше от входа. Спустя некоторое время женщины начали расплачиваться. Я услышала, как они благодарят продавца, предлагая ему в любое время зайти в дом 37 и воспользоваться их услугами. “Проститутки какие-то”, - подумала я. Вскоре посетители вышли. Я хотела приподняться, чтобы заглянуть в лоток и, возможно, даже прихватить чего-нибудь, как в магазин снова зашёл покупатель, - на этот раз мужчина. Он тоже предлагал воспользоваться его услугами в доме №5. Следом за ним вошла пожилая чета, и тоже, забирая товар, предложила услуги своей семьи. “Господи! Да что же это?!! - мысленно возмутилась я, - я что-то неправильно понимаю. Не может же быть,  чтобы все эти покупатели  предлагали этому бедному продавцу себя, - да его просто на всех не хватит! Он же не машина, в конце-то концов!”
Вдруг рядом со мной что-то шлёпнулось на пол и начало шевелиться. Я шарахнулась в сторону, так как этот шевелящийся малиновый серпантин, в котором я узнала столь желанное спагетти, оказался самым настоящим подобием червя, - пожалуй, единственной гадостью, которой я брезгую до глубины души. “Не может быть! Не может быть! - в ужасе повторяла я про себя. - Мы теряем ужин!” Я попыталась приподняться, чтобы разглядеть, что находится в лотках. “О, Боже!” - прикрыла я рот рукой, чтобы не вырвать, так как это, действительно, были черви. Издали такие красивые, теперь они мне казались омерзительными, особенно когда я видела, как покупатели аппетитно заглатывают их, свисающих с щипчиков и извивающихся в лотках. Я присела, чтобы не видеть всего этого,  и усиленно старалась подавить приступ тошноты. “Теперь я понимаю, почему покупатели набирали их в судочки с крышечкой. Но как же можно эту мерзость есть??! КАК???”


                                   XVII
Лёгкий шум слева отвлёк  меня от мыслей. “Послышалось”, - решила я. Но шум повторился снова. Уже ближе. Я попыталась отползти немного вправо. Шум стих, и я немного успокоилась. Но через некоторое время я снова услышала крадущиеся звуки, только уже с правой стороны. Я попятилась влево. Так повторилось несколько раз. Похоже, у меня появился преследователь. Какое-то время мы, как придурки, ходили на корточках вокруг круглого прилавка: он – пытаясь вычислить меня, а я -   стараясь этого не допустить. Поняв, что меня давно обнаружили, и что прятаться больше нет смысла, я резко встала. “Будь, что будет!”- решила я.
– Я поймал вора! - тоже вскочил следом за мной паренёк, находящийся в нескольких шагах от меня.
Продавец уставился на нас, ничего не понимая.
– Я не вор! - гордо заявила я. - Я... гость! - несколько помявшись, добавила я.
Парень всё же подскочил ко мне и схватил меня за руку.
– Молодой человек, не приставайте к девушке, - выступил в мою защиту продавец.
– Но она пряталась здесь! И хотела что-то стащить! - принялся оправдываться паренёк.
– Отпустите её, пусть девушка сама нам расскажет, что она тут делала, - настаивал продавец.
– Ладно, - согласился герой, - пусть рассказывает! - Парень отпустил мою руку, но стоял рядом, готовый в любой момент меня снова схватить.
– Кто Вы и что Вы здесь делаете? - начал учтиво допрашивать меня продавец.
– Меня зовут Валерия, - ответила я, - но что я здесь делаю, мне и самой хотелось бы знать.
– То есть Вы хотите сказать, что сами не знаете, как здесь оказались? - вежливо удивился мужчина.
– Нет. Не знаю.
– Вы здесь живёте?
– Не живёт она здесь! Я никогда её раньше не видел! - выпалил парень.
– Помолчите, пожалуйста, молодой человек, - приструнил его продавец. - Я здесь хозяин, и вопросы пока что тоже буду задавать я, - снова вежливо добавил он.
– Так Вы здесь не живёте? - переспросил продавец.
– Нет.
– Откуда же тогда Вы здесь взялись??? - искренне удивился он.
– Я пришла оттуда, - сказала я, взмахом руки указав направление.
– Откуда оттуда??? - продолжал недоумевать продавец.
– Сверху, - как ни в чём не бывало ответила я.
– СВЕРХУ??? - в один голос переспросили мужчины.
– Ну да, сверху... А почему Вы так удивляетесь? - тут уже я ничего не понимала.
– Потому что сверху ничего нет! Это мёртвая зона! - продолжал мужчина, а паренёк удивлённо хлопал глазами.
– Как это нет?! - встала я на дыбы. - Как это нет, если там есть люди!?!
– Люди??? Какие люди??? Да они вымерли бы там с голоду, даже если и были бы!.. Девушка, а Вы здоровы вообще? - подозрительно посмотрел  на меня продавец.
– Здорова, - ответила я железным тоном. А про себя подумала: “Кажется...”. - А люди там, действительно, есть. И они не вымерли, а прекрасно живут себе в зелёном здании.
Мужчины выразительно переглянулись, решив, наверное, что я сумасшедшая.
– Что делать будем? - тихо спросил старший у младшего, который к этому времени уже перешёл от меня к нему.
– Не знаю, - растерянно ответил тот, - может, позвать старейшин?
– Ладно, ты давай сбегай, а я пока тут покараулю.
Парень выскочил из магазина, а продавец, скрестив на груди руки, тупо уставился на меня.
– Ну что Вы пялитесь на меня?!! - вскипела я. - Это не я сумасшедшая, это Вы больные – червей жрёте!
– Каких червей??? - снова удивился продавец.
Я глубоко вздохнула, театрально закатив глаза. “Всё ясно, - решила я. - У них даже свои названия для этой гадости.”
-   Ладно, - сказала я, - замяли. Повторяю ещё раз: Я. Пришла. Сверху. Там, наверху, есть зелёное здание, в котором сейчас находится 7 человек. Шестеро там уже давно живут, а седьмой, мой товарищ, там находится совсем недавно. Мы с ним только сегодня прибыли. Кажется...
– Так Вы утверждаете, что наверху есть жизнь? - продолжил допытывать меня продавец.
– Утверждаю! - твёрдо стояла я на своём. - Я буквально час назад с ними общалась.
– Что такое час назад? - не переставал делать для себя новые открытия мужчина.
– Ах, ну да! У Вас же здесь нет времени! - опомнилась я.
- Какого времени??? Девушка, о чём Вы??? - начал было раздражаться продавец, но тут в магазин вернулся паренёк, ведя за собой двоих седовласых старцев.
– Вот! Вот она! - эмоционально указывал на меня подросток. - Она говорит, что пришла сверху, из зелёного здания!
– Здравствуйте! - доброжелательно обратились ко мне старейшины, оставив паренька неприятно удивлённым.
– Добрый день! - почтительно ответила я, и тут же поправилась: “Здравствуйте!”, так как вспомнила, что понятие “день” им, скорее всего, незнакомо.
– Ну что Вы! - поспешил успокоить меня самый старший из них, - “Добрый день!” тоже прекрасное приветствие! Думаю, оно бы особенно понравилось моему отцу... Впрочем, мы можем это проверить, если Вы согласитесь составить мне компанию и посетить наш дом. Дело в том, что отец мой уже слишком стар, и ему сложно передвигаться...
“Господи! - взмолилась я, - только бы не взяли в плен! От этих червепожирателей всего ожидать можно!”
Старейшина галантно предложил мне свою руку, и я, подхватив его под локоть, степенно вышла из магазина. Парень, крикнув что-то продавцу, поспешил за нами, деловито примкнув к делегациии старейшин.
– А теперь я хочу всё услышать из Ваших уст, Валерия, - спокойным ровным голосом обратился ко мне мой кавалер, медленно выговаривая слова. (Видимо, парень уже успел сообщить старцам моё имя).
– Я пришла сверху, - неохотно ответила я, так как уже устала повторять одно и то же. - Там, наверху, есть живые люди. Их 7 человек. То есть, их было 6, а посли того, как появились мы, стало 8. То есть, 7, так как Ян остался, а я пошла искать выход.
– Простите, а кто такой Ян?
-  Ян – это мой знакомый, с которым мы непонятно каким образом оказались среди той пустыни, что вверху. А потом мы случайно набрели на зелёное здание и обнаружили там людей: пятеро  мужчин и одну женщину. Они тоже, как и мы, оказались в этой местности случайно и уже много времени... вернее, давно... не могут отсюда выбраться.
– Но в это невозможно поверить, так как наверху – мёртвая зона. Там нет абсолютно ничего, и эта местность не предназначена для жизни, - размеренным голосом просветил меня старец. Казалось, жизнь здесь протекала очень плавно.
– Однако там живут. Худо-бедно, сводя концы с концами, но поддерживают своё существование.
– Я, кажется, уловил Вашу мысль, но впредь попрошу обходиться без фразеологизмов, так как если мы с Вами из разных миров, а это, похоже, действительно так, - то нам трудно будет понимать региональные диалекты и фольклор.
– Извините. Хорошо, я постараюсь изъясняться литературно – без пословиц и народных выражений... Вы поможете нам выбраться??? - неожиданно выпалила я, схватившись двумя руками в его предплечье.
– Выбраться куда? - переспросил старец.
– Домой! Домой! Я домой хочу!!! Поймите: я уже не могу здесь находиться! Этот мир слишком чуждый для меня! Здесь даже нет нормальной еды, не то, что техники и всего остального!
– Не знаю, почему Вам здесь так не нравится... У нас нормальная еда – она содержит множество белков, протеинов  и других полезных веществ, - можно даже сказать, что мы гордимся ею! Да и вообще, мы здесь ведём насыщенную жизнь. У нас много молодёжи – так что, я думаю, Вам стоит пересмотреть своё решение покинуть наши края, - игриво улыбаясь, добавил он.
Всё время, пока мы говорили, мы шли по длинному широкому тоннелю, по обеим сторонам которого наблюдалось огромное множество ответвлений. Я пыталась хоть что-то рассмотреть, но с такого расстояния инфраструктуру ответвлений определить было практически невозможно.
Вдруг мы замедлили и без того небыстрый шаг, старцы усадили меня на какое-то подобие скамейки, а сами направились к ближайшему ответвлению.
“Надо же! И не боятся, что я сбегу! - подумала я. - Хотя бежать мне реально некуда”.
Я сидела, сгорбив спину и безнадёжно свесив руки, думая о том, что же теперь будет. Вдруг послышался топот дюжины бежавших ног, и меня со всех сторон облепили парни и девушки, которые принялись глазеть на меня, как на какую-то диковинку.
– А ты правда сверху пришла? - начали они меня расспрашивать.
– А что там, наверху?
– Там кто-то ещё остался?
– А что там за здание?
Вопросы сыпались со всех сторон. Я отвечала по мере успеваемости.
– А вы что, никогда не были наверху? - спросила в свою очередь я.
– У-у, - покачала головой самая активная девчушка. - Мой дедушка мне рассказывал, что когда-то там была жизнь... И там жили люди... А потом, когда всё начало вымирать, люди спустились вниз, - и вот уже несколько поколений наверх никто не поднимается. Мы в детстве, бывало, бегали к крайнему выходу, - самые смелые даже поднимались по ступенькам, - но так, - выйдешь, посмотришь, что ничего нет – и обратно! Тут, всё-таки, веселее.
– Извините, а как Вы здесь живёте? - снова поинтересовалась я, обводя рукой пустой тоннель.
– Как-как живём? - обиделся паренёк. - Нормально живём. У нас всех есть дома...
– Это, случайно, не в тех ответвлениях? - указала я рукой.
– Совершенно верно. Это наши улицы. А в улицах расположено по десятку домов.
– Прямо тебе настоящий город! - сказала я.
– Конечно, город! - с гордостью ответил другой парень. - Нас тут больше 200 человек!
– Извините, а могу я узнать: вы все родились здесь? - снова спросила я.
– Конечно, здесь! А где же ещё?! - удивилась молодёжь. - И мы, и наши родители, и наши бабушки и дедушки, вот только...
– Что только??? - оживилась я.
– Ну... Не знаю, стоит ли об этом рассказывать.., - замялся парень, - ну... в общем, когда моя прабабка была жива, она говорила, что они пришли откуда-то... Вернее, не пришли, а их сюда каким-то образом занесло...
– А она говорила, как называется то место, откуда они пришли?
– Ой... Я не помню.., - нахмурив лоб, сказал парень.
– Случайно, не Земля?
– Земля! Точно!!! Она всегда говорила: Земля – моя родина! Вот найдут нас, я заберу вас, внучки, и вы посмотрите, что такое настоящая жизнь!
– Правильно говорила, - пробормотала я себе под нос. А парень тем временем продолжал:
– Я тогда никак не мог понять, о чём это она говорит. А моя бабушка всегда запрещала своей матери заводить подобные темы, - говорила, мол, молчи, старая, совсем из ума выжила, чушь несёшь... Хотя мне кажется, что прабабка была ясномыслящей до самой смерти, а бабка просто оберегала нас от её рассказов, как будто скрыть что-то хотела...
– Ясно, - с угасающей надеждой произнесла я, - стало быть, три поколения рождено уже здесь. А за вами всё не приходят и не приходят.., - совсем сникла я.
– А нам и не нужен никто! - бойко заявил ещё один молодой человек. - Нам и здесь неплохо живётся! - добавил он и подмигнул хорошенькой девчушке.
– А чем же вы здесь занимаетесь? - поинтересовалась я.
– Чем-чем занимаемся? - передразнила меня девчушка, - живём, работаем, развлекаемся!
– А где работаете?
– До-о-ма, - протянула девчушка, - ну...каждый у себя.
– А деньги у вас ходят?
– А кто это???
– Ясно.., - сделала я для себя вывод, - ну ладно, спрошу по-другому: вот Ваша семья, например, чем занимается? - обратилась я к девушке.
– Мы шьём одежду! - с гордостью заявила та. - Моя мама – лучшая портниха, она одевает почти всеь город, а я ей помогаю.
– Вот.., - удовлетворённо продолжила я, - а как вы реализуете свой товар? Как вы его сбываете? Как он попадает к людям?
– А мы его не сбываем, - слегка обиделась моя собеседница, - люди сами приходят к нам, и берут, что им нравится...
– И что, вы так просто отдаёте им свои вещи, над которыми так долго трудились??? - не унималась я, рассматривая одежду на всех присутствующих. Она, как и всё здесь, была слегка странной, но вполне носибельной. Естественно, ни о каких модных “прибамбасах” не могло быть и речи, - простые удобные вещи, сшитые вручную. Молодёжь, в свою очередь, оценивала меня, ощупывая джинсы и куртку. Один молодой человек даже присел, чтобы внимательнее изучить мои гриндера. “Да-а, - до таких ботинок их цивилизация ещё не скоро дойдёт”, - подумала я.
– Ну да! Конечно, отдаём, - вернула меня к разговору девушка. - Мы ведь тоже берём у других людей то, что нам нужно.
– Простите, а что это за карточки, которые покупатели давали продавцу, покупая еду? - обратилась я к парню, который “подловил” меня в магазине.
– Ах, это! - рассмеялся тот, - ну... как же это объяснить? - призадумался паренёк. - Вот, например, хозяин магазина готовит еду, ты приходишь к нему, когда тебе нужна пища, берёшь что-нибудь, а за это даёшь ему карточку, по которой он может получить в твоём доме товары твоего труда. Вот, к примеру, мой отец делает посуду, и если тебе нужна посуда, то ты можешь приходить к нам...
– Спасибо, - прервала я его, - надеюсь, она мне не понадобтся. Я не планирую оставаться здесь надолго. Хотя...
Я не успела договорить, так как меня отвлёк шум сзади.  Я оглянулась, вставая со скамейки. Оттуда же, откуда привели меня, по направлению к скамейке приближалась шумная толпа. По мере того, как они подходили ближе, я рассмотрела двух уже известных мне старейшин, а также ещё одного очень пожилого человека, - вероятно, это и был Отец, которого я дожидалась. Однако, это были ещё не все. Сквозь толпу мне удалось разглядеть ещё кое-что интересное.
– Ян! - радостно вскрикнула я. Товарищ бросился ко мне навстречу.
– Как Вы сюда попали??? - спросила я.
– После того, как ты ушла, я решил, что поступил неправильно, отпустив тебя одну, и отправился по твоим следам. В буквальном смысле слова, - смеясь, добавил он.
– Ну а мы все, чуть позже...тоже решили прогуляться! - добавил Макс.
Вся эта семёрка весело глядела по сторонам, бурно радуясь. У Элен, да и некоторых мужчин, по щекам текли счастливые слёзы. Двое известных мне старцев что-то увлечённо обсуждали с новоприбывшими, а самый главный из них подошёл ко мне. Он долго смотрел на меня, как смотрят на родного человека после долгой-долгой разлуки. Его глаза светились радостью, но вместе с тем, выражали неуёмную боль, и виновато потупились, увидев в моих зрачках немой вопрос.
– Так, значит, всё? - тихо спросила я его.
– Всё, - также тихо ответил он, обречённо опуская голову.
Я немного отошла в сторону,  и услышала, как старцы оговаривают вопросы переселения моих новых товарищей в подземный город. Те не могли поверить своему счастью, и радостно заливались слезами.
– Ну что ж! Мы рады приветствовать новых жителей нашего города! - громко объявил один из старейшин, обращаясь ко всем присутствующим.
Хозяева зелёного здания радовались, как дети, с любовью глядя на живых людей.
– Если хотите, можете забрать свои вещи и перенести их сюда, - сказал старейшина, обращаясь к своим новым подопечным, - но всё необходимое мы Вам дадим. Так что, если среди ваших пожитков нет ничего особо ценного, то советую оставить их для тех, кто однажды повторит вашу участь.
– Спасибо! Спасибо! - плача, благодарили те, обнимая старейшину.
– Спасибо, Лерочка! - переключились они на меня, и с обожествляющими взглядами принялись меня обнимать и расцеловывать. - Как же так?.. Столько лет... впроголодь... одинокие... А ведь счастье было совсем рядом... Цивилизация! - наперебой радостно причитали спасённые.
– Спасибо, Лерочка! Ты – наш Моисей! Если бы не ты...
Постепенно хвалебная ода в честь меня начала затихать, жители сверху удалялись вслед за старейшинами и своими новыми соседями вглубь городка, а я, застыв, осталась стоять на месте, не спеша принимать новую жизнь.
Безумным взглядом я уставилась в направлении выхода, думая о трёх поколениях, о том, что я не сдамся, и о том, что я обязательно найду выход, ведь всё не может закончиться так...

  


  

© Лера Брайт, 14.03.2008 в 22:46
Свидетельство о публикации № 14032008224644-00061083
Читателей произведения за все время — 154, полученных рецензий — 1.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии

Антон Головкин
Антон Головкин, 20.01.2021 в 15:42
Отличная, сочная фантастика! Она держит в напряжении, не дает расслабится, заинтриговывает! Всё тут необычно, не терпится узнать что же будет дальше!? Чем закончится и вернется ли героиня домой! Сюжет параллельной  вселенной(реальности) затягивает, мы привыкаем к ней сживаемся, как бы воплощаясь в героев описанных Валерией. Они становятся нам родными и по своему близкими, заставляя нас сопереживать им! Хотелось бы продолжения данного рассказа! Ждем с нетерпением!
П.С. с Уважением, Ваши преданные Фанаты!

Это произведение рекомендуют