Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.

Извинения...

Коллеги, редакция дичайше извиняется за двухнедельный перерыв в работе сайта, вызванный заявленным нашим провайдером переходом на другое оборудование. Надеемся, что временные проблемы кончились.

К авторам портала

Публикации на сайте о событиях на Украине и их обсуждения приобретают всё менее литературный характер.

Мы разделяем беспокойство наших авторов. В редколлегии тоже есть противоположные мнения относительно происходящего.

Но это не повод нам всем здесь рассориться и расплеваться.

С сегодняшнего дня (11-03-2022) на сайте вводится "военная цензура": будут удаляться все новые публикации (и анонсы старых) о происходящем конфликте и комментарии о нём.

И ещё. Если ПК не видит наш сайт - смените в настройках сети DNS на 8.8.8.8

 

Стихотворение дня

"Невольная мать"
© Лариса Логинова

 
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 5
Авторов: 0
Гостей: 5
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Глава 1. Начало

Вселенная №7693. 4 августа 2113 год. Воды Атлантического океана. Крейсер Миллениум.

«Вы слушаете подготовительный курс для сдачи экзамена на агента ВНСПБ. Уважаемый соискатель, будьте внимательны и собраны и тогда вы с легкостью впитаете необходимую информацию для сдачи теоретического материала. Урок первый.  
К первой трети двадцать второго века наш мир значительно изменился. Человечество нашло способ жить в гармонии не только друг с другом, но и с окружающей средой. Эволюция не стоит на месте. Мы развиваемся и с каждым годом добиваемся все больших высот. Языковой барьер, страшные болезни, непредсказуемые катаклизмы, загрязнение мировых запасов воды, нехватка пищи, разрушительные катастрофы, финансовый кризис – понятия, давно оставшиеся в прошлом. Работа, дом, еда, чистый воздух и беззаботное детство есть у каждого жителя нашей планеты. Мы не только с достоинством справились с большинством глобальных проблем, но и уверенно прогрессируем во всех сферах жизнедеятельности человека.
Более пятидесяти лет Луна снабжает нас полезными ископаемыми, давая возможность родному дому постепенно возродить былой потенциал и вздохнуть полной грудью. Благодаря геостационарным панелям, кольцом окутывающих нашу планету, солнце стало источником неиссякаемой бесплатной энергии. Активное освоение ближайшего космоса позволило сделать уникальные открытия, предоставив возможность заглянуть все дальше и дальше в свои бесконечные просторы. Научное сообщество уже неоднократно заявляло, что совсем скоро настанет время, когда взор землян устремится в самое сердце Млечного Пути и кто знает, быть может, мы, наконец-то, встретим близких нам по духу сущностей. Однако, космос не единственное направление, интересующее человечество. Много лет наши предки изучали и накапливали опыт в области робототехники, расширяя потенциал повсеместного использования автоматизированных машин. Они внедряли все более усовершенствованные с каждым разом механизмы, писали новое программное обеспечение и создавали интеллектуальных роботов-помощников. Благодаря их фундаментальным исследованиям, последующие поколения с успехом смогли соединить технологические разработки с экологической составляющей, тем самым, не только обезопасив окружающую среду от возможных патогенных факторов, но и до неузнаваемости облегчив быт современного общества.
Мы в корне изменились сами, научившись уважать природу и совмещать потребности и желания с возможностями земли. С благодарностью приняли все ее дары, с бережливостью относимся к каждому мигу, подаренному нашей планетой, а также одинаково любим и почитаем каждого члена огромной единой общины под названием «мировое сообщество». Только благодаря этому, мы до сих пор не сошли с единственно верного пути развития – пути партнерства, взаимопомощи и согласия. У нас уже есть идеальное будущее с общепринятым порядком, где нет войн и главенствует лишь одно государство – планета Земля. Теперь наша основная задача и долг перед будущими поколениями сделать все от нас зависящее, чтобы сохранить и приумножить то, что имеем. Человечество встало с колен, расправило плечи и твердой уверенной походкой продолжает шагать только вперед, совершая новые и новые открытия. На земле настал новый Золотой Век – век равновесия, добра, братства и любви…»
– Только не это! Умник, ты серьезно?! – ветром ворвавшись в небольшую каюту, поинтересовалась стройная красивая девушка у мирно развалившего на одной из коек молодого человека. За счет своего высокого роста она легко повисла на дверном проеме и, раскачиваясь, как обезьянка на лиане, добродушно добавила: – Опять смотришь научно-популярную туфту? И как ты понимаешь, о чем там идет речь?! Все эти вычурные, высокопарные слова и выражения… Брр… – фыркнула девица, брезгливо сморщив маленький, идеально прямой, вздернутый носик, из-за которого все всегда ошибочно считали ее надменной. – Нудятина, да и только. Тебе самому не надоело жить в пробуке? Наверное, все заумные фильмы уже наизусть знаешь. О, нет! Только не говори, что снова собрался сдавать экзамен. Скажу честно, меня это бесит. Лучше позвони тетушке Абангу. Она, между прочим, как и я, за тебя переживает.
– Остановить воспроизведение! – скомандовал ее собеседник. Он знал, что подруга так просто не отстанет, а потому потянулся к тонкой, просвечивающейся сквозь кожу, пластине на правом виске и, нехотя, прервал трансляцию обучающего ролика. – Все? Словесная атака закончилась или еще будет продолжение? – недовольно пробормотал парень, окончательно убирая узкую проекцию перед своими глазами. – Во-первых, тетушка Абангу никуда не денется. Ей интересней поболтать со своими дикими соседями, чем со мной. А, во-вторых… Ника, хватит каждый раз говорить одно и то же. На мое решение это никак не повлияет. Возможно, новость тебя разочарует, но да, вчера я в пятый раз подал документы в ВНСПБ! – пронзая незваную гостью строгим взглядом темно-карих глаз, сердито заявил он.
– Сдалось тебе это агентство, Умник, – разочарованно заводя медовые зрачки к потолку, протянула девушка. В один короткий прыжок она оказалась у противоположной кровати, без какой-либо видимой опоры, висящей над полом, и осторожно присела на краешек. – Ты прекрасно знаешь, туда берут только лучших из лучших. Нет, ты конечно хорош и идеально им подходишь, но не сейчас. Не хочу расстраивать, но тут и экзаменатором быть не надо, чтобы понять – твоя психологическая характеристика, по крайней мере, сейчас, очень далека от идеального портрета служителя Военно-Научной Службы Планетарной Безопасности, – аккуратно разглаживая свои голубые офицерские брюки, она скривилась в сочувственной гримасе и мягко сообщила: – Ты же понимаешь, что тебя отшивают не из-за теоретических пробелов? В ВНСПБ в первую очередь приветствуется сдержанность и самообладание, которые и до этого тебе не были присущи, что уж говорить про последний год…
– Не правда! Личные проблемы здесь не при чем, – активно жестикулируя крепкими спортивными руками, заносчиво возразил парень. – Родители, год, как мертвы. Как бы больно и тяжело не было, я смирился с их потерей, так что мое моральное состояние давно в норме! Причины отказа должны быть в другом! Возможно, я недостаточно умен для агентства или не такой разносторонний, как им хотелось бы, а может просто надо отточить навыки владения НИПом или холодным оружием… Короче, я ни за что не опущу руки и буду сдавать тесты до тех пор, пока они меня не примут!
– Холодное оружие? Серьезно? Да кто им пользуется в наше время? Помимо того, что это доисторическое старье, оно еще и крайне опасно.
– Сотрудники ВНСПБ первого ранга должны владеть любыми видами самообороны на случай реальной угрозы.
– Первого ранга? Вот это запросы! – темно-оливковая кожа девушки от услышанного разом позеленела. – В любом случае, у тебя нет разрешения даже на тренировки с ним!
– Зато у меня есть право наследственности! – гордо задрав широкий, немного приплюснутый нос, заявил с надменным видом Алес. – Отец еще в молодости передал в исторический оружейный музей главного здания ВНСПБ ниндзя-то девятнадцатого века! Этот японский традиционный меч, доработанный с разрешения моего деда до пятнадцатой сборки, долгие годы хранился в нашей семье и принадлежал кому-то их древних предков. Так что никакое разрешение мне не понадобится!
– Послушай, Умник, твое рвение похвально, и ты, бесспорно, самый гениальный человек из тех, кого я знаю, но мы оба прекрасно понимаем, что дело вовсе не в твоих навыках и способностях. Ты просто не хочешь признать очевидное, – досадливо заиграв бровями, принялась вразумлять Ника. – Прошло слишком мало времени. Душевные раны не успели зажить. Не торопись, дай себе время свыкнуться с мыслью о потере близких. Через полгода или, может, год и даже два, боль утраты утихнет и тогда ....
– Ты не понимаешь! Это здесь не при чем. Я уверен, что готов и потому не вижу смысла ждать.
– Ох, дружище… – не вставая с кровати, девушка нагнулась к парню и за счет высокого роста оказалась с ним лицом к лицу. С состраданием посмотрев на Алеса, она мягко положила тонкие, узкие ладони ему на плечи и легонько их встряхнула. – Не передать словами, как жаль твоих родителей. Да, тебе не посчастливилось очень рано потерять отца и мать, но попытки доказать всему миру, что ты их достоин – ничего не изменят. Служба в ВНСПБ не поможет унять боль, и я…
– Слушай, ты что приперлась? – нервно вздрогнув от слов подруги, агрессивно взревел молодой человек. – Допекать меня? – он грубо сбросил с себя ее руки и отстранился. – Женский отсек в другой стороне. В свободное время я могу заниматься чем угодно, ясно? И просто, чтоб ты знала, так или иначе, но я добьюсь перевода, а теперь давай, вали отсюда.
– Вот, блин! Я реально забыла, зачем пришла! – испуганно выпучивая глаза и совсем не обижаясь на его выпад, спохватилась Ника. – Свободное время закончилось, напарник. Нам приказано срочно явиться на мостик.
Не успела она договорить, как со всех сторон неожиданно раздался тройной, пронзительный сигнал. Оба молодых человека, настороженно переглянувшись, замерли. Через пару секунд тревожный гудок повторился снова, а следом за ним зазвучал напряженный бас капитана:
– Внимание, экипаж! Это не учения! Нам поступил приказ незамедлительно явиться на Африканский континент в порт Абиджана. Основная задача судна: обеспечить безопасность местных жителей со стороны прибрежной зоны. Остальные подробности на месте. От нужной точки мы находимся на расстоянии всего в пятьсот тридцать шесть миль, но нашего прибытия ожидают в течение двадцати минут, поэтому ВНСПБ дало разрешение активировать протокол «Немиза». Через пятнадцать минут он вступит в силу. Напоминаю, мы будем лететь на глубине двух метров под поверхностью воды со скоростью звука, так что в целях общей безопасности к указанному времени все члены команды должны находиться в ближайших к ним биокамерах.
– Ого! Вот это поворот, – промямлила Ника, нервно щелкая пальцами и моментально улетучиваясь куда-то в свои мысли. – Тебе когда-нибудь приходилось участвовать в подобном? – остановив испуганный взгляд на друге, невнятно пробормотала она.
– Конечно, нет! Забыла? Мы с тобой одногодки и пришли служить на флот в одно и то же время. Эй, ты же названна в честь победы, не позорь свое имя, – беззлобно усмехнувшись появившемуся на ее лице страху, пошутил Алес. Он насильно расцепил ходящие ходуном пальцы девушки и доверительно заглянул ей в глаза. – Протокол «Немиза» используют только в крайних случаях, но я уверен, нам нечего опасаться, так что расслабься. Максимум, по прибытию почистишь желудок, – не удержавшись, рассмеялся парень, вставая со своего места и крепко прижимая Нику к груди.
– Ну, ты и засранец, Умник. И шутки у тебя тупые. Учти, я отомщу! – изобразив оскорбленный вид, наигранно возмутилась девушка. Оттолкнув друга, она проворно схватила его за руку и с силой потащила к выходу из каюты. – Чую нам стоит ускориться. Давай бегом на мостик. Не хочу с началом «Немизы» оказаться размазанной кровавой кляксой где-нибудь на палубе. Хотя, судя по погоде, после этого нас моментально смоет проклятым штормом.

***

Будучи еще в самом рассвете сил, но, уже покрывшись преждевременной сединой и морщинами, статный капитан корабля бросил хмурый взгляд на опоздавших офицеров. Привычным жестом заложив руки за спину, он принялся беспокойно расхаживать по небольшому, свободному от оборудования, пространству. Вперед – назад, вперед – назад.
– Мы доберемся до порта Абиджана меньше чем за десять минут, – без лишних слов перейдя к делу, сообщил мужчина. Ходящие ходуном скулы на его лице говорили о том, что будь у них времени побольше, подчиненным пришлось бы выслушать довольно пространную лекцию о неподобающем поведении. – Как только протокол «Немиза» закончится, вы с младшим лейтенантом и небольшим отрядом матросов сойдете на берег, где вас будут ждать агенты ВНСПБ.
– ВНСПБ? Они тоже там будут? Значит, случилось нечто грандиозное! Иначе, это не заинтересовало бы военно-научную службу, – оживленно потирая руками, Алес с возбужденным, восторженным видом уставился на старшего по званию. Поймав на себе его строгий, суровый взгляд, он быстро вытянулся по струночке, но даже в таком состоянии оказался на пятнадцать сантиметров ниже высоченной подруги. – Прошу прощения за свою несдержанность, капитан Марик! – отчеканил парень, состряпав самую серьезную гримасу из всех, что умел.
– Ладно, давайте начистоту. Я понятия не имею, что за инцидент заставил всех выдвинуться в Кот-д'Ивуар, но ты прав. Если туда принесло планетарную безопасность, то, скорее всего, речь идет о надвигающемся глобальном катаклизме.
– Капитан Марик, а разве подобные вещи не остались в прошлом? Я полагала… – вслед за своим несдержанным другом, протараторила Ника, но быстро осознав ошибку, осеклась и замолчала.
– И в самом деле, что такого могло произойти, чего не заметило бы всемирное управление метеорологии? Они уже лет семьдесят, как все предвидят заранее, – нисколько не смущаясь конфуза девушки, бесцеремонно продолжил ее мысль Умник. – К тому же, эвакуацию в таких случаях проводят они, а не мы. Зачем потребовалось присутствие обычной армии, если…
– Старший лейтенант, вы забываетесь! – сердито перебив молодого человека, мужчина вновь укоризненно тряхнул головой. – Алес, ты грамотный, способный парень, но порой тебя так заносит, что совместное нахождение в одной комнате становится невозможным! – с досадой признал он, устало потирая загорелый лоб. – Мы прибудем на место одними из первых, а потому ВНСПБ потребует от нас небольшую группу для сопровождения по суше. Если уж им кто и пригодиться, так точно ты. Насколько я знаю, у тебя намечается очередная попытка на перевод. Будет отличный шанс зарекомендовать себя и показать на что способен.
– Спасибо за доверие, капитан Марик! – с ликующей искоркой в глазах, искренне поблагодари Умник. – Я не подведу!
– Очень на это рассчитываю, а теперь марш отсюда! – бросил тот напоследок и, отвернувшись от ребят, громко скомандовал: – Старт!
– Внимание, экипаж! На судне запущен протокол «Немиза», – раздался по всему крейсеру приятный женский голос. – Прошу весь личный состав проследовать в ближайшие биокамеры. До запуска осталось пять минут!
Под оглушительный вой сирены, молодые люди, следуя появившимся в воздухе ярким указателям, выбежали на огромную палубу, где отрезвляющий, сильнейший дождь, неудержимым потоком хлынул им на головы. По немой договоренности, к неистовому ливню присоединился бушующий океан, смешивающий пресную небесную воду со своими солеными липкими брызгами. Общими усилиями они превратились в неудержимую, смертоносную стихию, то и дело пытавшуюся раздавить крейсер натиском гигантских волн и мокрым беснующимся ветром. Цепляясь друг за друга, буквально в последний момент, друзья протиснулись в тонкую щель закрывающихся герметичных дверей. На какую-то долю секунды они замерли и с открытыми ртами уставились на предупредительные экраны, транслирующие как тонкий, водонепроницаемый каркас медленно покрывал судно, превращая его в полностью обтекаемую подводную конструкцию. Корабль дернулся и с жутко лязгающим скрежетом стал погружаться в темноту, зажигая внутри многочисленных помещений аварийные сигнальные огни. Очнувшись, Ника и Алес бросились к ближайшему свободному пункту защиты. Найдя, наконец, нужное им помещение, ребята судорожно залезли внутрь стоящих рядом друг с другом, продолговатых, идеально белых биокамер и под оглушительный грохот подключающихся турбовентиляторных двигателей, запустили программу адаптации.
– Эй, Умник, – вымученно улыбаясь, дрожащим голосом позвала девушка, с трудом перекрикивая гул сирены, – а скорость звука – это много? – нервозно поинтересовалась она, протягивая ходящую ходуном руку другу.
– В воде – это почти полторы тысячи метров в секунду, – добродушно сообщил парень, участливо пожимая влажную ладошку соседки.
– Вот черт, лучше бы не спрашивала, – беспокойно прохрипела бедолага, впиваясь ногтями в цвета молочного шоколада кожу собеседника и оставляя там глубокие следы.
– Ника, тебе нечего бояться. Я же рядом.
Неожиданно все вокруг полностью погрузилось в темноту и смолкло, освещаясь лишь зеленоватым, плавающим по стенам, светом. Алес почувствовал, как судорожно вздрогнула Ника и, словно заражаясь первобытным страхом перед неизведанным, сам покрылся мелкими мурашками. Судно сильно затрясло и тот же женский голос невозмутимо провозгласил:
– Внимание, экипаж! До запуска протокола «Немиза» осталось пятнадцать секунд. Полная герметизация салона завершена. Погружаю крейсер под воду. Глубина над нами – два метра. Осторожно, производится опечатка защитных биокамер.
Разъединив руки, но, все еще не отрывая друг от друга напряженных, испуганных глаз, ребята с замиранием сердца наблюдали, как над их телами с шипящим звуком быстро захлопываются прозрачные овальные крышки. Полностью изолировав подопечных от внешнего мира, программа тут же включила внутри временного пристанища искусственную вентиляцию и бесцветным ровным голосом провозгласила:
– Система жизнеобеспечения включена. Начинаю обратный отсчет. Пять, четыре, три, два, один, пуск!
Стоило только навязчивой даме умолкнуть, как крейсер тут же сорвался с места и, набрав всего за несколько секунд требуемую скорость, бешено понесся к пункту своего назначения.

***

4 августа 2113 год. Африканский континент. Абиджан (бывшая территория государства Кот-д'Ивуар).

Как и было запланировано, корабль прибыл к пункту назначения ровно через пятнадцать минут.  Стоило судну, вернувшись во власть бушующей стихии, показаться на поверхности воды, а протоколу «Немиза» обратиться вспять, как Алес и Ника, с небольшой группой матросов, одними из первых вышли на палубу. Вместо того чтобы незамедлительно отправиться на берег, исполнять приказ капитана, все они, как один, застыли на месте с отвисшими до подбородка челюстями. Те, кто поднимался следом, мигом бросал свои дела и, направляя изумленный, любопытный взор в сторону суши, непроизвольно делал то же самое. Даже Марик, мигом побелев до состояния седых волос, не смог проигнорировать «нечто», открывшееся его ошарашенным морякам. Несмотря на несносную, почти непроглядную из-за ливня погоду, со стороны национального парка Абиджана четко прорисовывался удивительной красоты ало-красный, световой, местами, словно чуть надорванный, гигантский столп, берущий начало где-то из недр земли и заканчивающийся ближе к стратосфере.
– Что это такое? – зачарованно разглядывая одновременно и прекрасное и пугающее явление, хрипло прошептала Ника, дрожащими пальцами включая максимальную сушку своего офицерского обмундирования.
– Понятия не имею, – сбрасывая с себя оцепенение, столь же осипшим голосом ответил Алес. Дернув подругу за руку, он потащил ее в сторону стоянки, где были припаркованы Марлины. – Мне кажется, нам стоит поторопиться. Идем.
Забравшись на скоростного «скакуна», молодой человек привычным приветственным движением любовно погладил красавца по корпусу, а затем, подсоединив пробук – проекционный, универсальный ПК, которым без исключения обязан был пользоваться каждый гражданин в мире, получил подтверждение к началу движения. Задав нужные команды, он, с видом полнейшего удовлетворения, рванул с места, отчетливо ощущая, как изнутри его распирает гордость. Возможность пользоваться подобным видом индивидуального транспорта предоставлялась далеко не всякому офицеру. В данный момент, на всем земном шаре не существовало более быстрого и мощного агрегата, управление которым доверяли лишь самым смелым и опытным операторам. Когда-то, давным-давно, нечто подобное продавалось в свободном доступе для любого желающего. Оно состояло из металла, резины, цепей, брутально пахло машинным маслом и гордо называлось «мотоцикл». Но, позже, с годами, это чудо для передвижения подверглось многочисленным модификациям и превратилось в трицикл. Транспорт риобрел центральное соединение всех трех колес, а также полностью закрытую кабину, что дало возможность наезднику не только двигаться во всех направлениях без лишних разворотов, но и совершать маневры, которые его предшественнику даже и не снились. Внуком первоисточника стал аквамот, такой же экологичный и высокопрочный, как нынешние аквакары, заменившие древние машины, но более стремительный и легко трансформирующийся. Для большей мобильности, отбросив все, что в нем было лишнее, он превратился в небольшой моноцикл без крыши. Все детали стали соединяться между собой с помощью магнитной левитации и позволили новому агрегату полностью подстроиться во время движения под седока, а также раскладываться в гидроцикл, термоцикл, криоцикл. Одним словом, в любое транспортное средство для каждой из поверхностей земли. Однако аквамоты по-прежнему оставляли за собой статус невероятно опасного и смертельного вездехода, и потому, главенствующая в современном мире форма власти – мировой однопалатный парламент Союз Объединенных Континентов, в начале двадцать второго века принял решение о ликвидации большей их части. В мире осталась лишь одна из разновидностей уникальных агрегатов – Марлины. После окончательной модернизации, с разрешения СОКа, ими теперь могли пользоваться лишь военные и агенты ВНСПБ, да и то исключительно в крайних, требующих быстро реагирования, случаях.
К моменту, когда команда Алеса достигла берега, ни у кого из моряков не осталось никаких сомнений, куда их направят дальше. В городе царил полнейший хаос, совмещавший в себе одновременно панику, всеобщую истерию, замешательство и необъятный страх, который буквально кожей ощущался от пробегавших мимо людей. С трудом отыскав в полном беспорядке не менее растерянных представителей службы безопасности, ожидавших их прибытия, военные получили приказ поступить в полное распоряжение агентов ВНСПБ и незамедлительно сопроводить аквакар с ценным оборудованием до места происшествия. Охранять предстояло массивный горбатый Сапсан, передвигающийся, как и любой другой транспорт в начале двадцать второго века исключительно за счет воды, выделяемой в процессе гиперконденсации. Поручение оказалось на редкость сложным. Несмотря на то, что мощный агрегат, мигом набирающий скорость, мог преодолевать огромные расстояния за короткий срок, сейчас он плелся крайне медленно, как неторопливая черепаха. Толпы горожан, спешащих оказаться подальше от необъяснимого явления, валили напролом со всех сторон. Охваченные ужасом, они не обращали внимания ни на военных, ни на звучавший из уличных рупоров хладнокровный мужской голос, тщетно оповещавший о прибытии службы планетарной безопасности. Как бы он не уверял, что бояться больше нечего, что в ближайшее время местным жителям окажут любую необходимую помощь и, что скоро ВНСПБ установит причины трагедии, переубедить и успокоить напуганную толпу не представлялось возможным. Лишь спустя полчаса кропотливого, морально тяжелого пути, еще и получив выговор за промедление, военные на аквамотах эскортировали Сапсан к точке, откуда свет брал свое начало. Отсюда зрелище выглядело еще более впечатляющим. Необъяснимая аномалия вырастала из почвы идеальным цилиндром и по первым данным занимала площадь не менее одного километра в диаметре. Как удалось разузнать морякам, столп возник абсолютно неожиданно и словно ниоткуда. По словам напуганных до чертиков свидетелей, он просто появился в какие-то доли секунды, не нанеся никакого вреда природе или постройкам, но забрав все живые существа, оказавшиеся внутри загадочного туманного круга. Люди, звери, птицы, насекомые – моментально исчезли, испарились прямо на глазах очевидцев, будто их никогда и не существовало.
– Умник, ты понимаешь, что происходит? – пытаясь заглушить шум дождя, прокричала Ника на ухо напарнику. – Когда-нибудь видел «нечто подобное» в своих умных фильмах? Это какой-то неудавшийся научный эксперимент? Пришельцы? Эпидемия? Конец света? Мы все умрем? – засыпая его вопросами, все больше и больше волновалась девушка. – Скажи хоть что-нибудь, не зря же капитан Марик тебя сюда послал! – сердито завопила она, неизменно получая в ответ лишь отрицательные кивки.
– Ника, поверь, я даже отдаленно не представляю, что все это значит, – настраивая очередное устройство, врученное ему военными учеными, заверил парень и беспомощно развел руками. – Честно говоря, судя по обескураженным лицам агентов ВНСПБ, подозреваю, что происходящее – загадка и для них. Насколько я могу судить, ребята из безопасности склоняются к какой-то неестественной природной аномалии или неизвестному ранее виду катаклизма. Они хотят взять столп на контроль и провести ряд серьезных опытов, так что нам придется торчать здесь как минимум пару дней. По крайней мере, до тех пор, пока планетарная служба не успокоит местный народ и не развернет полноценный лагерь.
– Надеюсь, за это время погода наладится, – недовольно сморщив маленький вздернутый носик, пробурчала девушка, безрезультатно пытаясь зачерпнуть красноватую, слабо заметную дымку ладошкой. Вблизи она оказалась не такой насыщенной и плотной, как издалека и больше походила на обычный туман. – Ненавижу сырость.
– Это единственное, что тебя сейчас волнует? – саркастично ухмыляясь, поддел подругу Алес. – А как же миллион вопросов, которыми ты меня атаковала буквально минуту назад? Неужто стало не интересно?
– Послушай, Умник, в отличие от тебя, я – не ботан, а женщина! – в том же насмешливом тоне ответила Ника, продолжая уже ртом ловить неосязаемый туман. – Согласно общепринятому представлению, я имею право менять мнение по десять раз на день, а потому, чем дольше и сильнее идет проклятый дождь, тем менее любопытной мне хочется быть. Я вообще с удовольствием вернулась бы на корабль и, обернувшись домашней кошечкой, погрелась возле искусственного камина в общей комнате, но из-за тебя мне приходится торчать здесь.
– Это не я посылал тебя на берег.
– Вот и нет, как раз таки ты! Капитан Марик прекрасно знает, что столь вредного, дотошного и противного засранца в силах вытерпеть лишь я одна! Никто другой из офицерского состава не согласился с тобой пойти. А им, между прочим, за отказ сопровождать вышестоящего по званию грозило дисциплинарное взыскание! Представляешь, как сильно тебя недолюбливают на корабле?
– Ты никогда не задумывалась над тем, что твоя прямолинейность может кого-то обидеть или оскорбить?
– А ты никогда не просчитывал вероятность взрыва мозга от лишнего количества впихиваемой в него ненужной информации? Я уверена, существует огромный шанс, что он может лопнуть и отвратительными маленькими кусочкам серого вещества разлететься на того, кто окажется поблизости. Счастливчиком, конечно, буду я, ибо ты такая заносчивая зараза, что кроме меня у тебя и друзей больше нет.
– Это физически невозможно, – с умным видом выдал Алес и, не удержавшись, прыснул со смеху.
– О чем и речь! – рассмеявшись вслед за ним, Ника обреченно всплеснула руками и тут же снова вернула их обратно в красноватое облако. – Ты закоренелый заучка.
– Знаешь, плохая погода и в самом деле сыграла сегодня людям на руку, – резко посерьезнев, заметил молодой человек, с интересом наблюдая за действиями подруги. – Если бы не она, народу в парке, помимо сотрудников и активистов было бы гораздо больше. Вместо десятков людей в этой странной штуке могли без вести пропасть сотни. Я это к тому, что на твоем месте поостерегся бы так делать, – переходя на зловещий шепот, прохрипел он, предупредительно кивая в сторону ее ладошек. – Мы понятия не имеем, с чем столкнулись и что там может находиться внутри.

***

8 августа 2113 год. Воды Атлантического океана. Крейсер Миллениум.

– Правда, жаль, что обратно мы добираемся без протокола «Немиза»? – с блаженным видом вглядываясь в безбрежную, темнеющую даль, добродушно усмехнулся Алес. – Мне кажется, тебе очень понравилось.
– Да я смотрю, ты шутник, – покрепче схватившись за металлический поручень палубы, кисло промямлила Ника и скривилась. Первым делом в мыслях всплыло, как после прибытия в Абиджан, несмотря на все хваленые достоинства биокамеры, ее мутило до самого берега. – Полагаешь, ВНСПБ поймут, откуда появился световой столп? Они смогут найти и вернуть пропавших людей обратно?
Сегодня впервые за несколько дней вода спокойно лежала идеально ровным слоем, сливаясь с горизонтом. Смотреть на нее было одним удовольствием, но все же девушка оторвала встревоженный, беспокойно бегающий, взгляд от океанской глади и с надеждой уставилась на собеседника.
– Что случилось с самой смелой и всегда мужественной женщиной? Это планетарная безопасность, детка, с чего вдруг такая неуверенность в их возможностях?
– Мне страшно, – честно призналась младший лейтенант, мысленно блуждая где-то далеко от того места, где они сейчас находились.
– Страшно? – искренне удивился Алес, взмывая темно-карие, густые брови чуть ли не до самых волос.
– Умник, вот ты вроде гений, а порой бываешь непроходимым тупицей и идиотом! – раздражено заведя глаза к небу и зависнув там на первой, только что появившейся, звезде, сердито проворчала Ника. – А если необъяснимая штука появится где-нибудь еще? Например, в районе Спарты или Каменных Джунглей Тары? Тебя это никак не беспокоит?
– Не переживай, с нашими близкими ничего не случиться, – догадавшись, о чем она думает, быстрее, чем следовало бы, протараторил парень. – Я уверен, ВНСПБ во всем разберутся.
– Кого ты обманываешь? Я тоже там была и прекрасно видела, как хваленая служба безопасности вплоть до нашего отъезда не то, что объяснить природу нового явления, но и элементарно не смогла придумать, как взять образец пугающего тумана. Он рассеивался у всех на глазах, каждый раз, как оказывался вне территории проклятого столпа, а ты говоришь – разберутся.
– Может ты и права, – неохотно согласился старший лейтенант, по-дружески притягивая девушку за плечи и целуя ее в лоб, – если бы все было так просто, агенты ВНСПБ давно бы разгадали загадку. В любом случае, мы должны им доверять. Рано или поздно, они поймут, что случилось с исчезнувшими и тог… – остановившись на полуслове, парень настороженно замер и сосредоточенно забегал глазами по сгущающимся сумеркам. – Мне показалось или ты тоже заметила? Рубка, немедленно запустите в воздух прожектора! – скомандовал он, легонько дотронувшись до пластины на своем виске.
– Где? – недоуменно следуя взглядом за указательным пальцем друга и ничего не различая в том направлении, переспросила встревоженная Ника. В своем воображении она уже представляла, как их поглощает очередной, внезапно появившийся столп света. – Что там, Алес? Я ничего не вижу!
– Присмотрись внимательнее. Там определенно кто-то есть! – парень безотрывно забегал зрачками по бескрайнему, водному пространству и, как только пролетевший над их головами прожектор очертил очередную яркую линию света, встревоженно закричал: – Вон он! Смотри! Я снова его вижу! Быстрее! Мы должны помочь! Человек за бортом!
– Тебе показалось! – по-прежнему ничего не замечая, возразила Ника уже в спину убегающего друга. – Стой, Умник! Куда ты? Мы посреди океана, здесь не может никого быть!
– Нет! Я точно его видел. Сообщи на мостик. Сейчас же! Я побежал вытаскивать бедолагу!
– Хорошо, но я пойду с тобой! – заявила девушка, следом срываясь с места и параллельно вызывая перед глазами прозрачный экран пробука. – Капитан Марик, у нас человек за бортом, – отчиталась она, появившемуся на тонкой проекции, мужчине. – Разрешите начать спасательную операцию.
– Человек за бортом?! Хм… Как странно. Разрешаю! – последовал удивленный ответ седовласого капитана. – Только вот… Включи-ка панорамный вид, я хочу лично наблюдать за происходящим.
– Слушаюсь! – Ника, сломя голову, понеслась в сторону аквамотов, на ходу выдавая распоряжения: – Код подтверждения 4-к-5-8-3-ц-9-а. Определить мое местоположение. Соединиться с ближайшими спутниками на геостационарных панелях. Передать полномасштабное, объемное изображение на капитанский мостик крейсера Миллениум.
Нисколько не запыхавшись, младший лейтенант застала Алеса в тот момент, когда тот, плавно рассекая воду, уже летел на огромной скорости к пострадавшему. Грациозно запрыгнув на Марлин и, быстро получив разрешение на движение, она молниеносно бросилась следом. Спустя короткое время, оба офицера заметили посреди океана неподвижную фигуру, плавающую на небольшом обломке от очевидно разбившегося вдребезги корабля. С трудом затащив здоровяка на один из аквамотов, спасатели озадаченно переглянулись между собой и, как по беззвучной команде, разом отпрянули от незнакомца.
– Капитан Марик, вы это видите? – настороженно поинтересовалась девушка, с любопытством разглядывая не столько самого утопленника, сколько его черный, полностью литой, цельнометаллический скафандр. – Он будто из космоса к нам пожаловал, – изучая затемненное спереди, на уровне глаз, стекло и кучу накладок в местах сгиба человеческого тела, предположила она, припоминая отдаленно похожее, но более громоздкое снаряжение космонавтов. – Что за камуфляж такой и как его снять?
– Первый раз встречаю подобный металл, – вторил напарнице Алес, пытаясь рассмотреть сквозь небольшое единственно доступное, окно лицо владельца костюма.
– Он жив? – сдержанно поинтересовался капитан, даже на расстоянии почувствовав неладное.
– Без понятия. Для начала неплохо было бы понять, как снять шлем.
Алес осторожно дотронулся пальцами до предполагаемого стыка между головной и остальной частью скафандра. Визуально различить границы между ними было невозможно, но он, не теряя надежды, настырно продолжал изучать каждый потаенный уголок тела чужака. Время убегало, а парню так и не удавалось успешно продвинуться в поисках. Однако прежде чем они с Никой успели предпринять что-либо еще, откуда-то из глубин металлического каркаса послышался слабый, едва различимый голос:  
– Помогите…  – прохрипел он с мольбой и снова затих.
В следующее мгновение конструкция на голове пострадавшего с шипящим, специфическим звуком, разделилась на крупные, десятисантиметровые дуги. Быстро собравшись на шее сзади, она обнажила обезображенное, густо испачканное кровью, человеческое лицо. Им повезло. Перед тем как отключится, гость успел деактивировать свой костюм. Быстро сориентировавшись, Ника судорожно принялась оказывать пришельцу первую помощь. Подключив к бессознательному мужчине прихваченные с собой медицинские датчики, она сделала все необходимое и со знанием дела доложила:
– Капитан, судя по показаниям, бедолага пробыл в таком состоянии, а значит и в океане более трех дней! – изумленно сообщила девушка, чувствуя, как от переизбытка эмоций сердце бешено бьется в груди. – Этому человеку срочно нужен квалифицированный специалист.
– Само собой. Немедленно доставьте его на борт Миллениума, – приказал Малик и прежде, чем отключиться, многозначительно добавил: – Заберите с собой обломок, благодаря которому он выжил. Что-то мне подсказывает, он поведает нам много интересного.

***

Вселенная №7693. Краткие выдержки из голосового отчета агента ВНСПБ первого ранга Алеса. 2117-2124 года.

30 сентября 2117 год. Континент Евразия. Линчёпинг (бывшая территория Шведского государства). Прямо в центре города, в разгар дня, из ниоткуда вырос еще один, практически идентичный первому, обнаруженному в 2113 году в Африке, световой столп. Под «практически» я подразумеваю лишь изменение цвета. В отличие от предшественника, который, кстати говоря, с момента появления нисколько не изменился, этот имеет явно выраженный оранжевый оттенок. Все остальные параметры: состав, диаметр, высота, полностью соответствуют Африканскому КС или Континентальному Столпу, как его теперь называют. На сей раз жертвами странного явления стали почти десять тысяч, бесследно пропавших, бедолаг. К сожалению, с таким трудом утихнувшая некогда паника, сегодня усилилась вдвое. Европейский КС теперь еще долго не забудут. В связи с трагичным происшествием, с подачи всеми уважаемого сенатора Радоса, СОК принял решение о создании экстренного протокола «Митра». Благодаря ему у человечества появится шанс спасти свой род даже в самой критической ситуации.
28 июня 2120 год. Континент Евразия. Непроходимые лесные массивы (бывшая территория Российского государства). На этот раз нам повезло больше. Аномалия возникла в глуши и, если не считать лесника и его небольшой семьи, других человеческих жертв больше не обнаружено. Однако, тенденция все еще не утешительная. Второй столп появился спустя четыре года, этот же всего через три. Он желтый, совершенно схожий с предыдущими собратьями и по аналогии назван Азиатским Континентальным Столпом. Ученые до сих пор не понимают, что происходит, но если следующий из них окажется зеленым, а сомнений в том, что он появится уже ни у кого не осталось, то начинает просматриваться некая любопытная аналогия со спектром. Проект «Митра», между тем, идем полным ходом. Скоро космический ковчег будет завершен. Благодаря Нату мы узнали многого нового и полезного, не зря он все-таки стал директором ВНСПБ.
2 октября 2121 год. Континент Австралия. Джералдтон (бывшая территория Австралийского содружества). Пострадало пятьсот семьдесят семь человек и да, он зеленый. Появился всего через год после Азиатского КС. Это ужасно, никто не знает, как быть дальше. Все, что теперь можно сказать с уверенностью: нас ожидает еще как минимум три таких же происшествия, а что потом неизвестно. Мы попробовали все, что могли. Нат, хоть и пытается тщательно скрыть волнение, но напуган не меньше нашего. Говорит, везде, где бывал, видел лишь красные световые столпы. Он понятия не имеет, почему именно у нас появляются остальные и уж тем более не знает, как будут развиваться события после того, как покажется последний из них. Мы много работаем, но это все равно не помогает продвинуться к разгадке ни на шаг. Что касается протокола «Митра», строительство корабля окончено. Мы приступили к его наполнению и выбору наиболее достойных кандидатов. Жаль, что нас среди них не будет.
3 июня 2122 год. Континент Антарктида. Колония Дафния. Объект появился в районе моря Лазарева, прямо на границе с прибрежной зоной. Повезло, что не на суше, где в ближайшем соседстве располагалась крытая исследовательская станция с людьми. Еще бы пару десятков метров и мы бы не досчитались нескольких тысяч. Как и предполагалось, Антарктический КС голубой, а значит, ждем прибытия еще как минимум двух столпов. Нат зол. Он все время твердит, что на этой земле живут одни недоумки и что все наши хваленые технологии бездарный «пшик». Агенты не подходят к нему и на метр, боясь незаслуженно получить выговор. Я же полагаю, мой друг, как и все, переживает за то, что может последовать дальше. Хорошо, что у нас есть протокол «Митра».
5 декабря 2122 год. Континент Южная Америка. Крус дель Сур (бывшая территория Чилийского государства). Ну, вот и дождались. Сразу два световых столпа за один год. Теперь синий. Черт, пропало все население города. Даже говорить об этом не могу. Прошло почти десять лет с появления Африканского КС, десять! А мы так ничего и не сделали. Нат прав, если мы не докопаемся до истины, это плохо кончится. Он утверждает, что, попав обратно домой, наверняка бы уже выяснил, что это и как с ним бороться. Я не знаю, может он прав, но на беду, прогресса в данном направлении у наших ученых также не наблюдается. Не хочется и думать, что рано или поздно придется применить экстренный протокол «Митра» и все же запустить корабль в космос.
17 февраля 2123 год. Континент Северная Америка. Колония Тсуга (бывшая территория Канадского государства). Ну что ж, видимо это конец. В сенате паника, все они потихоньку готовятся запустить проект «Митра». В районе залива Амундсена появился последний световой столп и конечно он фиолетовый. Пропало около тысячи человек. КС появился как раз в рабочей зоне колонии. Куча детей остались сразу без обоих родителей. Большего шока за все года в ВНСПБ, я еще не испытывал. Порой мне кажется, Ника была права насчет моей моральной неустойчивости к подобным ситуациям, но теперь эти явления для меня стали делом принципа. Я не покину службу, пока не разберусь в чем дело и не найду виноватых. Самое печальное ‒ люди счастливы. Бедолаги считают, будто на этом все, больше ничего подобного не случится. Великая организация пообещала им, что столпов будет только семь и все они в итоге появились, чего же еще бояться? Народ впервые за долгие десять лет перестал осторожничать, а зря.
28 ноября 2123 год. Главная база ВНСПБ в двадцати километрах от мировой столицы, мегаполиса Юнион. Мы уже начали надеяться, что ошиблись и все беды окончены, но нет, самые печальные предсказания сбылись. Конец года ознаменовался новым зловещим проявлением природы. Десять дней назад от Африканского КС, в сторону ближайшего соседа Европейского КС, полукругом стала расползаться красная прозрачная завеса. Чем дальше продвигается неизведанная стена, тем отчетливее она приобретает рыжие тона, странным образом меняя структуру своего цвета. Официально мы назвали ее Непрерывной Спектральной Полосой, но по факту она не сильно отличается от своих предшественников – тот же состав, высота и исключительно человеческие жертвы. Благо, в отличие от столпов, мы можем прогнозировать ее дальнейшее распространение и направленность, а значит, в наших силах заранее контролировать эвакуацию. Возможно, хотя бы НСП даст нам понять, что все-таки происходит с этим миром, тогда, к счастью, нам не придется застать проект «Митра» в действии.
3 сентября 2124 год. Главная база ВНСПБ в двадцати километрах от мировой столицы, мегаполиса Юнион. Итак, к началу 2124 года полоса достигла своей первой точки. Как и предполагалось, она двинулась дальше, также полукругом, в сторону Азиатского КС. На данный момент, пройдя через Австралийский КС, она уже находится на полпути к Антарктическому. НСП отчетливо формирует на карте нашего мира некую, идеально ровную, спираль и, если мы в ближайшее время ничего не предпримем, неизвестно чем все это закончится. Люди боятся, но, как и всегда, рассчитывают на ВНСПБ, а мы, вместе с сенатом полагаемся только на экстренный протокол «Митра».

Глава 2. Гость

Вселенная №1. 8 сентября 2124 год. Воды Атлантического океана. Платформа Адронного Коллайдера (ПАК) Юй-Ди.

– Как я рад, что ты пришел! – просипел высоченный седовласый мужчина, прерывисто дыша от безумного бега, который в таком почтенном возрасте, как у него, не каждый смог бы осилить.  Остатки некогда шикарной короткой стрижки «на бок», ныне больше походившей на разграбленное гнездо, торчали на голове пожилого человека грязными клочьями. Непривычная гражданская одежда местами была сильно запачкана, обувь не по размеру явно принадлежала кому-то другому и лишь густая борода, обрамленная богатыми усами, по-прежнему выглядела аккуратно уложенной. – Быстрее, заблокируй двери! – приказал он симпатичному блондину, влетевшему в лабораторию почти в тот же самый миг, но с другого прохода. – За нами погоня.
– «Погоня»? «За вами»? – испуганно воскликнул молодой человек, казавшийся по сравнению с пожилым бегуном карликом, хоть и был счастливым обладателем среднестатистического роста. – Что б тебя, старик, ты верно сошел с ума! – протянул он сердито, замечая за спиной долговязого профессора озорное личико, обрамленное копной длинных, каштановых волос, принадлежавших миловидной тщедушной девчушке, лет шестнадцати. – Какого черта ты ее притащил сюда? – парень, одновременно охваченный любопытством и тревогой, все же выполнил указания мужчины и, простым набором команд на крохотной панели в стене, торопливо захлопнул прочные металлические ставни. – Теперь помимо тебя придется возиться еще и с ней!
– Если бы не Перчинка, я не попал бы домой. Без ее КЭМИ и статуса младшего технического работника с рангом в три звезды я и шагу не смог бы сделать на Юй-Ди. Меня сразу обнаружили бы и схватили, – быстро пояснил пожилой человек, бережливо прикрывая своим телом подростка. – Не ругай девочку, она мне очень помогла.
– Да плевать на нее. Главное, чтоб под ногами не мешалась.
– Вообще-то, я все слышу! Мог бы и повежливее вымещать недовольство! – негодующе насупившись, юная сообщница бросила на собеседника разъяренный взгляд карих глаз. – Если бы не я, ты бы, между прочим, тоже на ПАК не пробрался. Так что, будь благодарен, засранец! – гордо задрав волевой подбородок, она деловито сложила тонюсенькие ручки на груди и обиженно скривилась.
– Спасибо, Перец, – не сдержав улыбки, парень привычным движением схватил подростка за длинный, с сильно выраженной горбинкой, нос и пока та пыталась освободиться, другой рукой успел потрепать пищащую девчушку по голове. – А теперь, я хочу знать, что здесь происходит, – тут же забывая о ее присутствии и набрасываясь на старика, злобно зашипел он. – Во что ты нас втянул? Где был все эти месяцы? Я места себе не находил, но тебе, вероятно, на это плевать!
– Потом, все потом, – отмахнувшись, заторопился мужчина и попытался обойти упорно стоявшего на его пути молодого человека. – Пока мы в безопасности, нужно действовать!
– «В безопасности»? Серьезно? Ты точно выжил из ума. Я, конечно, перекрыл все выходы, но ты же понимаешь, что это ненадолго? Мы находимся в высокотехнологичной научной лаборатории, а не за оборонительными стенами средневекового замка.
– Тит, не будь идиотом! Двери не смогут сдерживать нас вечно! – словно в подтверждение его слов раздался с другой стороны металлического заслона властный грубоватый голос. – Сейчас же открой их и, обещаю, никто не пострадает! Мы отпустим всех, кто тебе помогал, а затем поговорим один на один и решим проблему мирным путем!
– Нил, не слушай его, – пожилой профессор хорошенько встряхнул за плечи впавшего в ступор сообщника, с трудом возвращая того к реальности. – Мы должны все исправить. Времени на объяснения нет, но я знаю, ты умный парень и, когда настанет час, во всем разберешься, а теперь, переведи все внимание только на меня.
– Ну, уж нет! Что происходит? Там Кир? – потребовал молодой человек, взволнованно таращась то на ворота, дрожащие от сильнейших электронных зарядов, то на старика, то на утвердительно машущую головой девчушку. – Он сказал, ты собираешься сделать нечто противозаконное, способное погубить миллионы жизней. Я не поверил ни единому слову, но теперь чувствую зря. Мне не известны причины вашего раздора, но одно я знаю наверняка, за той дверью находится твой близкий друг, коллега и соратник, когда ты перестал ему доверять? С недавних пор он занимает должность директора Юй-Ди, некогда принадлежавшую тебе. Связи и сила на его стороне. Давай сдадимся и тогда, быть может, он нам поможет…
– Нил, Нил, сконцентрируйся! Ты прекрасно знаешь, на что способен этот человек, как легко он подчиняет людей своей воле. Кир давно уже считал твое эмоциональное состояние и запросто введет в заблуждение. Не поддавайся его игре. Забудь все, что он говорил. Сейчас это совершенно не важно. Смотри на меня и не отвлекайся! У нас осталось пять минут, прежде чем в лабораторию ворвется толпа Легионеров Фемиды во главе со старым негодяем. Поверь мне, они вовсе не прохлаждаться сюда пришли. Верные псы Кира будут стрелять на поражение без всяких разбирательств. Все его обещания – ложь.
– Да что стряслось? Почему с ним агенты СМП? Что ты натворил? – изумленно распахнув серые глубокие глаза, обеспокоенно пролепетал парень. – А главное, какая роль в твоем новом спектакле отведена мне?
– Ты сделаешь то, чего не сможет человек в преклонном возрасте – спасешь всех нас! Нил, там, в реальности №17637, я, наконец-то, добрался до сути и понял, откуда, а главное, почему в параллельных вселенных появляются КС и НСП. Эта наша вина и ничья больше! Мы так долго считали себя богами науки, что, не задумываясь, решили, будто можем вмешиваться в законы мироздания и безнаказанно нарушать их. Единственное, что теперь поможет выкарабкаться погибающим реальностям – еще одна аномалия, – не переставая объяснять, пожилой мужчина торопливо пересек огромное помещение с кучей непрерывно работающей техники, сложных приборов и роботизированных механизмов, остановившись, в итоге, возле главной консоли. – Я назвал новое явление Константой и хотел переместить в наш мир, но Кир убедил главу Интеллектуального Содружества Независимых Государств уничтожить все образцы, а меня обвинил в попытке террористической атаки на главную вселенную. Довольно быстро вашего покорного слугу признали особо опасным политическим преступником и врагом коалиции. Я и по сей день нахожусь в метавселенском розыске.
– Вот дьявол! Еще и девчонку впутал. Ее же могут отправить в Космическую Гавань.
– Все это мелочи, сейчас важно другое. За время, что я скрывался, мне удалось разработать метавселенский поисковый алгоритм, – усмехнувшись собственной гениальности, Тит быстро забегал пальцами по панели управления, параллельно успевая отдавать распоряжения помогавшей ему девчушке. – С его помощью я вычислил новую аномалию. Она находится во вселенной №7693. Официально данный мир числится опасным и, вот уже как одиннадцать лет, не посещаемым, но я уверен, это ошибка. Если Константа действительно там, то реальность обитаема и разумна.
– «Если»! – возмущенно воскликнул его молодой собеседник. – Допустим, я опущу столь неутешительное уточнение, но все остальное… Я никак не могу взять в толк, чем нам должна помочь твоя очередная аномалия? И вообще, что вы оба делаете? – настороженно поинтересовался он, подозрительно наблюдая за работой ученого и подростка. – Зачем ты включаешь коллайдер? И что строчит Перчинка в охранных протоколах?
– Нил, – разворачиваясь к парню и кладя огромные ладони ему на плечи, мягко произнес Тит, – я хочу, чтобы ты отравился в параллельный мир №7693, нашел Константу и переправил ее в нашу реальность. Как только ты перейдешь на другую сторону, Кир и его подопечные незамедлительно вычислят твои новые координаты, но не смогут сразу же отправиться следом. Наша маленькая отважная подруга только что позаботилась об этом. Она выиграла для тебя время, создав в главном компьютере несколько серьезных неисправностей, которые, зная ее фирменный стиль, программистам Юй-Ди придется решать несколько часов.
– Что? Какая «сторона»? Какие «неисправности»? Я с места не сдвинусь, пока ты все не объяснишь! В конце концов, я не пилигрим. Никогда не совершал прыжки, и понятия не имею, как это делается!
– Ты справишься. Найди аномалию раньше Кира и его людей! Если они уничтожат и ее, всем известным реальностям будет грозить ужасная опасность, – взволнованной скороговоркой заговорил пожилой мужчина, озабоченно поглядывая на начинавшие поддаваться огромные металлические ворота. – Они вот-вот будут здесь. Доверься мне, как и всегда. Чтобы тебе не говорили в мое отсутствие – все ложь. А теперь, надень костюм и ступай в купол. Во вселенной №7693 тебе помогут, и многое сразу прояснится. Иди же, умоляю.
– Категорически исключено! – активно качая густой блондинистой шевелюрой, спадающей почти до плеч, запротестовал молодой человек. – Я не могу оставить тебя одного. Пожалуйста, не требуй невозможного!
– Я не один, Перчинка обо мне позаботиться.
– За ней самой нужен глаз да глаз!
– С нами ничего не случится, обещаю.
– Тогда почему ты отсылаешь только меня? Давай пойдем вместе!
– Я не собирался взваливать исправление собственных ошибок на чужие плечи, но так сложилось. Нил, прости, но я не могу больше прыгать, иначе последствия окажутся необратимыми.
– Нет, нет, нет! Ты говорил, до полной спагеттификации у тебя в запасе еще есть время, обещал вовремя остановиться, перестать прыгать…
– Да, обещал, но ситуация вынудила поступить иначе. За последние полгода мне пришлось часто путешествовать. Я был обязан во всем разобраться, попытаться уберечь миры от грядущей трагедии. Мне жаль, но следить за ростом было некогда, – печально признался Тит, поджимая тонкие губы. Ему пришлось сложиться почти в два раза, чтоб умудриться заглянуть парню в глаза. – Другого выхода нет! Мы должны спешить. Умоляю, сделай то, о чем я тебя прошу, в последний раз.
– Но стоит мне покинуть нашу реальность, как агенты СМП убьют вас!
– Они не посмеют. Я слишком много знаю, а значит, ценен для них. Прежде, чем окончательно избавиться, им сначала придется выкачать всю необходимую информацию, а это может затянуться на долгие месяцы.
– Которых у тебя больше нет…
– Забудь обо мне. Вернемся к тому, что более важно. Запомни, у тебя всего несколько дней, чтобы исправить положение до того, как полоса и столпы уничтожат все живое на своем пути.
– Но Рем и Шин найдут вас… И Иля… Ты знал, что она с ними заодно? – с мрачным видом сообщил Нил. Лицо парня из бледного моментально превратилось в серое, будто упомянутая новость должна была разрушить не только его сердце, но и весь огромный мир за пределами стен платформы. – Предательница наверняка слышала каждое, произнесенное тобой, слово и все передавала отцу! Уверен, Кир прекрасно знает о твоих планах. Рем, один из его прихвостней, идеальная ищейка. Далеко вам не уйти. Тебя и Перчинку поймают и будут допрашивать по всей строгости закона Службы Метавселенского Правосудия, до тех пор, пока…
– Ты прекрасно знаешь, никто из них мне нестрашен. На мой мозг им не повлиять.
– На твой, может, и нет, а как быть с ребенком? К тому же, у них найдутся иные методы развязать тебе язык.
– Плевать, я останусь здесь, пока не переправлю тебя на другую сторону, а Перчинка пусть уходит сейчас же! С таким КЭМИ девчонку никто и никогда не найдет. Ты поняла меня? – обернувшись к подростку, сурово спросил Тит, грозно сводя на переносице густые белые брови. – Беги отсюда! Ты мне больше не нужна.
– Но мы не закончили…
– Никаких «но»! Ты еще успеешь скрыться. Давай! – не терпящим возражения тоном, скомандовал профессор.
– Я могу пригодиться… – захныкала Перчинка, скривившись в плаксивой, обиженной гримасе. Ища поддержки у Нила, она мертвой хваткой вцепилась в его руку и уставилась выпученными просящими глазами.
– Нет! Ты знаешь мою позицию, – категорично заявил тот, указывая в неопределенном направлении. – Убирайся! Найди выход, как ты это умеешь, под лабораторией или над ней, а затем спрячься и забудь все, что видела и слышала.
– Пожалуйста… – заныла девчонка, падая на колени и смешно извиваясь, но видя по лицам взрослых, что никакие ухищрения не сработают, фыркнула и с надменным видом, заявила: – Ладно, буду ждать, когда кто-то из вас, зануд, выйдет на связь! – после чего с мученическим вздохом скрылась в недрах вентиляции.
– Тит, ты уверен, что план сработает? – с опаской поинтересовался молодой человек, вместо убежавшей помощницы принимаясь ассистировать старику с программой запуска черной дыры. – Я не могу поверить, что это безумие происходит. Даже если соглашусь на прыжок, как попаду в параллельный мир? Все модифицируемые летательные капсулы именные. Я не смогу ими воспользоваться!
– Придется совершить переход без оборотня, по старинке.
– Издеваешься? Перчинка что, не могла взломать один из них?
– Это тебя в первую очередь волновала ее безопасность, – разводя длинными руками, напомнил профессор, мигом возвращаясь к делу.
– Отлично! И что же мне делать, когда я попаду туда? Бороздить бескрайние просторы океана брассом? Тогда и несколько часов форы не понадобятся. Я просто буду болтаться в воде, ожидая прибытия команды Рема!
– Нил, успокойся. Если Константа там, то мир окажется разумным и, значит, ты найдешь возможность добраться до берега раньше, чем Легионеры Фемиды. Пойми, у нас не будет другого шанса. Либо сейчас, либо никогда.
– Нет, нет и еще раз нет! Лучше пусть меня поймают здесь, на родине, чем я замерзну до смерти в чужой вселенной или буду съеден каким-нибудь древним мегалодоном!
– Тебе ничего не грозит. Костюм снабжен всем необходимым. К-9 полностью вентилируемый и не пробиваемый. Подача воздуха вырабатывается автоматически из любого газа или жидкости. На крайний случай ты без труда сможешь продержаться на плаву несколько часов. Но я уверен, ничего из этого тебе не пригодится. Ты найдешь способ добраться до суши.
– Ладно, пусть так. Я сделаю, о чем просишь, – крепко зажмурив глаза, нехотя согласился Нил, – но знай, моя смерть будет на твоей совести! И еще, – распахнув светлые, почти незаметные ресницы, категорично заявил он, – если мне все же посчастливится вернуться целым и невредимым, не смей умирать раньше времени, старый лис! А иначе кто будет и дальше спасать проклятые миры, из-за которых ты заставляешь меня переться на другой край мироздания.
– Конечно, – кротко бросил мужчина, широко улыбаясь тонкими губами за аккуратно уложенными бородой и усами, – уверен, что смогу продержаться до твоего возвращения, – буквально на мгновение, поддавшись эмоциям, Тит крепко обнял молодого человека. – Я стал сентиментальным. Ну, все, тебе пора, – отстраняясь, пробормотал он с тяжелым сердцем. – Кир и его люди скоро окажутся внутри и тогда у моего старого друга появится шанс воспользоваться своим КЭМИ и заставить тебя передумать. Мы не должны ему этого позволять, так что давай, – мужчина легонько подтолкнул парня в сторону огромной, расположенной в самом центре помещения, круглой платформы, огороженной прочным стеклянным цилиндром, – иди. У меня все готово к отправлению.
– Порой мне кажется, ты думаешь, я до сих пор пятнадцатилетний. Киру нельзя смотреть в глаза. Я не забыл об этом. Не переживай, я буду достаточно далеко, чтобы просто их не видеть.
– Спасибо за упоминание о моей древности, а я-то считал дело не в годах, – добродушно усмехаясь, пошутил профессор, еще раз, на прощанье, прижимая к себе молодого человека. – Все, иди. Координаты Константы я отправлю тебе на КЭМИ, но будь внимателен, в каждой параллельной реальности может существовать непредвиденная погрешность. Однако в рамках целого мира, подобный недочет лишь мелочь, не правда ли? – конец предложения он кричал уже в спину убегающего сообщника. – И помни, у тебя осталось не более пяти-шести дней. За это время ты должен воссоединиться с нашим тайным другом. Он поможет тебе вернуться. Когда вы встретитесь, ты все поймешь.
– Я готов!
С тревожным выражением на бледном, аккуратно выбритом лице, Нил осторожно зашел внутрь стеклянной тубы. Внимательно проверив обмундирование – черный, полностью литой, цельнометаллический скафандр с затемненным спереди стеклом и кучей накладок в местах сгиба человеческого тела, парень с силой ударил себя по тыльной стороне левой руки и костюм тут же принял точную форму его тела.
– Отлично! – радостно прокричал Тит, продолжая тарабанить пальцами по панели управления. – Запускаю процесс создания черной дыры.
Но не успел профессор завершить процедуру, как одна из металлических дверей, издав дикий визг, поддалась натиску и, словно сухая щепка, влетела внутрь помещения. В комнату тут же ворвалось около двадцати представителей Легионеров Фемиды. Их тела покрывала типичная стандартная форма агентов – эластичный, темно-зеленый комбинезон под подбородок, тонкие черные перчатки в еле заметную сеточку, плотно прилегающие длинные сапоги до голени и надежно закрывающие большую часть лица маски. Следом, в точно такой же амуниции, но без шлемов, зашли трое. Миловидная девушка с длинными ярко-желтыми волосами, частично убранными на затылке в две объемные кули. Невообразимо огромный, с вышколенной военной выправкой, несуразный здоровяк с частично кибернетическими конечностями. И, очаровательно улыбающийся, красивый молодой человек с чуть раскосыми глазами и темно-каштановыми, небрежно взъерошенными, торчащими во все стороны, непослушными патлами на голове. На спине у последнего были закреплены два крючковатых меча с серпообразными лезвиями у рукоятки, категорически не сочетавшиеся ни с его внешним видом, ни в целом с окружающей обстановкой. Они будто нарочно были выдернуты из древней эпохи и вставлены в самую новейшую и прогрессивную, чтобы на своем примере показать всю тонкость и уважение к оружию в былые времена – против нынешнего, современного, влекущего за собой лишь разрушение и грубое насилие.
– Что же ты творишь, старый дурак! – вбегая за процессией заключительным звеном, на последнем издыхании завопил высокий пухлый мужчина с глубокой залысиной на макушке и в круглых тонких очках на самом кончике большого толстого носа. – Совсем из ума выжил?! Хочешь нас убить? Нил, немедленно выходи оттуда! Не слушай этого идиота! – писклявил он, с трудом пробиваясь сквозь заслон своих солдат. – Я сказал, сейчас же покинь отправочную станцию коллайдера! – истошно заголосил толстяк, приходя в неописуемую ярость от абсолютно игнорирования его слов. – Я приказываю тебе, как нынешний директор Юй-Ди! Ты не понимаешь, к чему приведут подобные действия!
– Ты опоздал, Кир, – беззлобно улыбаясь, торжественно сообщил Тит и уверенно ввел последнюю команду. – Я это начал, я и закончу.
Все разом замерли, одновременно с ужасом и осознанием неизбежности, уставившись в сторону стеклянного цилиндра, где на их глазах в воздухе, из ниоткуда, появилась малюсенькая, еле заметная черная, словно сама пустота, точка. В мгновение ока она разрослась в двухметровое, немного приплюснутое пятно-эллипсоид, а спустя еще секунду, вокруг уже этой темной субстанции, на расстоянии в двадцать-тридцать сантиметров, возникла, вращающаяся на бешеной скорости, мелкая россыпь белых частиц, похожих на пыль. В итоге, по завершении формирования, картина в целостности стала напоминать глубокую, необратимо манящую к себе, бездонную воронку.
– Что же ты наделал, безумец?! – испуганно хватаясь за пухлые щеки, пискляво простонал Кир. – Ты всех нас погубил! – быстро придя в себя, он развернулся к здоровяку без шлема и злобно приказал: – Рем, останови Нила. Если нужно, пристрели гада, но не дай пройти через червоточину. Иля, – на удивление быстро сменившимся, ласковым тоном обратился мужчина к безучастно наблюдавшей за происходящим девушке, – схвати старика. Если будет сопротивляться или еще хоть пальцем притронется к панели управления – стреляй! Шин, иди с ней! – небрежно бросил он третьему члену своей свиты.
Без лишних колебаний подчиненные приступили к выполнению поставленных задач, своей решительностью заставляя Нила засомневаться в правильности принятого решения. Молодой человек растерянно отступил от черной дыры и протянул руку к стеклянной двери, все больше склоняясь к мысли, что нужно остаться и помочь Титу. Тот же, со своей стороны, глядя на колебания молодого напарника, уверенно потянулся к расположенному перед ним сенсорному табло, с намерением заблокировать выход и не дать парню ни единого шанса ринуться на его спасение.
– Иля! Для чего у тебя элеум в руках? Забыла приказ? Стреляй, девочка! – истошно заорал Кир, прекрасно понимая, что собирается сделать бывший друг. – Давай, чертова кабина не должна захлопнуться!
Точно следуя приказу, девушка направила на профессора внушительных размеров прямоугольную пушку с двумя длинными параллельными основаниями, разделенными ярким, спиралеобразным, голубым мерцанием. С ледяным выражением лица она нажала на курок, заставляя электропроводную массу внутри оружия раскрутиться до бешеной скорости и выпустить в несчастного старика разряд. Одновременно с этим Тит ввел последние настройки в программу, успевая в итоге заблокировать дверь стеклянного цилиндра, а в следующее мгновение уже летел вниз и в сторону от панели, как если бы кто-то с силой толкнул его в грудь. Упав на спину и хрипло дыша, он широко улыбнулся и, кое-как приподнявшись на локтях, посмотрел плохо видящими глазами на отправочную станцию коллайдера. С трудом развернув большой палец правой руки вверх, как бы говоря своему напарнику, что все в порядке, мужчина окончательно повалился на пол и замер. Тяжело дыша и раздираясь в душещипательном крике, Нил, словно рыба, бешено забился о стекло непроницаемого купола, стуча кулаками, как ненормальный.
– Иля, за что? Как ты могла! – кричал он, но звук раздавался лишь внутри, не позволяя словам достичь адресата и, создавая тем самым картину глухонемого кино. – Мы были друзьями! Да что там друзьями, я любил тебя с самого детства, а ты… Ты… Ты… Ты убила его, тварь! Вы заплатите за это!
– Сейчас же разблокируйте дверь! – между тем нервно требовал Кир у подчиненных, все еще надеясь обезвредить и второго заговорщика.
Вот тут-то Нил, наконец, и осознал, что терять ему больше нечего. Оставалось два пути. Уйти в тот мир, куда его приведет червоточина и исполнить последнюю волю Тита или остаться и умереть следом за ним. Выбор, как никогда, был очевиден. Моментально успокоившись и придя в себя, парень медленно положил правую руку на стекло и тихо, сквозь все еще сочащиеся по инерции слезы, дрожащим от волнения голосом, прошептал:
– Прощай.
Развернувшись к своим преследователям спиной, он смело шагнул в черное пространство и за считанные секунды исчез в глубинах темной материи.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Основная база ВНСПБ в двадцати километрах от мировой столицы, мегаполиса Юнион.

Уютно развалившись в огромном рабочем кресле, Нат заложил руки за голову, и на минуточку прикрыл глаза. За невыносимо долгие одиннадцать лет, проведенные в приторно-правильной, гостеприимной и добродушной вселенной, мужчина уже тысячи раз рисовал в воображении до сих пор горячо любимую им родину. О, Хокингс! Как же он скучал. Несущиеся с бешеной скоростью по высоченным многоуровневым мостам и трассам тяжеловесные моноциклы, за ними, ничуть не уступающие двухместные кары – для тех, кто помоложе и отчаянней, а в хвосте, пусть и на приличной скорости, но все же еле поспевающие семейные трансформирующиеся мобили. Висящие на плоских воздушных подушках, придорожные кафешки, источающие аромат свежей выпечки на сотни километров вокруг себя. Автоматы с мятным лимонадом, давно и прочно сыскавшим всенародную славу. Нат так мечтал вновь ощутить во рту его оригинальный кисло-освежающий вкус, что попытался воспроизвести напиток в скучном мире №7693, но, как ни старался, так и не смог добиться желаемого результата. Вероятно, в этой реальности даже зелень росла иначе. В воспоминаниях всплывали громадные, нестандартной формы, небоскребы, застревающие шапками высоко в серых дождевых облаках и чуть ли не подпирающие друг друга. Снующие всюду роботы-полицейские на маленьких колесиках, автоматический общественный транспорт, свободные туристические и рабочие путевки по солнечной системе, любые бытовые услуги всего за пять минут и главное – никакой поганой растительности, живности или проклятых Континентальных Столпов и Непрерывных Спектральных Полос. Да, с одной стороны, здесь вроде и было все схоже с его привычным пониманием мира, но с другой – все обстояло совершенно иначе.
Более всего пришельца угнетала устаревшая непрактичная любовь к деревьям, кустарникам и цветам. Она несла с собой распространение в городах навязчивых насекомых, терзавших плоть. Докучливо щебечущих птиц, отвлекающих от работы. А также пресмыкающихся ядовитых гадов, мелких грызунов и пугливых животных, приводящих своим присутствием к грязи, навязчивым запахам и куче прочей малоприятной ерунды. К его удивлению, аборигены обожали всю эту мишуру, при любом удобном случае напоминая друг другу, как бережное отношение к природе способствует очищению и насыщению воздуха кислородом, поддерживает отличный экологический фон и сохраняет землю в идеальном состоянии. Такое если хочешь – не забудешь. Шутка ли, чуть ли не каждый день на протяжении одиннадцати лет слушать столь несусветную ересь? Местные недотепы искренне считали, что наличие растительности в городах придает мегаполисам не только эстетическое совершенство и неповторимость, но и естественную защищенность, благотворно влияющую на человеческий организм. У них даже транспорт был долговечным и экологически чистым. Топливо вырабатывалось из воды, генерируемой прямо из атмосферы. Лично Нату их доводы казались чушью и пустым оправданием. Там, откуда прибыл он, островки зелени давно заменили на более практичные вещи – здания, предметы общего пользования, передвижные платформы, в общем, на все то, что пользовалось спросом, и было необходимо для общего дела и развития. Выработка чистого воздуха в мегаполисах его мира осуществлялась автоматически, проходя фильтрацию через специально созданные агрегаты, так что вся «природная» ерунда, для любителей пикникового отдыха, была вынесена далеко за пределы густонаселенных пунктов. Конечно, это был не весь перечень недовольств гостя. С наличием повсеместной растительности еще можно было как-то свыкнуться, но вот нехватка в повседневной жизни многочисленных удобств, кои могли предоставить различного рода роботизированные домашние станции, уличные аппараты и роботы, оказалась просто чудовищной. К ужасу и сожалению гостя, в обнаруженной им вселенной хоть и обитала продвинутая цивилизация, до вершин его реальности ей предстоял еще очень долгий путь. И все из-за чего? Выбор – вот точка преткновения любого прогресса. Поступи кто-то когда-то иначе, все здесь могло кардинально поменяться.
Самым огромным разочарованием для директора ВНСПБ стало отсутствие у жителей вселенной №7693 КЭМИ – контролируемого эффекта мозгового имплантата. Теперь ему, как в древние времена, приходилось пользоваться дурацкими пробуками и прочими допотопными средствами коммуникации, бывшими в обиходе у местного населения. Причиной тому оказалась пресловутая этика. Исходя из общепринятого морально кодекса, в этом мире обходили стороной любые улучшения способностей человека по средствам технологий. В реальности Ната, напротив, слабостям не было места, а потому наука стояла превыше любых нравственных идеологий. Еще в пятидесятых годах прошлого века ученые его вселенной, пройдя через множество опытов на заключенных и добровольцах, раскрыли огромный потенциал встраиваемых в организм кибернетических модификаций. Благодаря им, улучшения получили миллиарды людей по всей планете. КЭМИ помещался в мозг носителя и тот, помимо общих полезностей, вроде бесконтактной передачи информации или возможности мысленных переговоров с выбранным оппонентом на любом расстоянии, мог выработать в себе одну из нескольких уникальных способностей – ту, к которой организм был наиболее предрасположен физиологически и психологически. Нату, например, имплантат помог расширить ресурсы зрения. Теперь он видел дальше и лучше остальных или абсолютно наоборот ‒ замечал почти невидимое и читал нечитаемое. Директор ВНСПБ мог заставить мозг приближать и отдалять цели, делать изображение более четким, а при должном сосредоточении, различать фигуры за стеной или видеть в полной темноте. Дома дар КЭМИ считался чем-то рядовым, обыденным и понятным. Здесь же, большинство из тех, кто был посвящен в тайну его способностей либо жалели мужчину, либо относились пренебрежительно. Последнее во вселенной №7693 вообще считалось постыдным и неуважительным. Будь ты самым отвратительным, опустившимся человеком, любой, к кому бы ты не обратился, обязан был не только оказать помощью, но и вести себя на равных. На пришельца это правило не распространялось. Люди попросту предпочитали не общаться с ним, избегая любого контакта. Однажды, правдолюбивая Ника сказала, будто так происходит лишь потому, что все они считают его жертвой вандального эксперимента. В их светлых головах никак не укладывается желание человек пойти на такое добровольно. Гармония, баланс и единство – вот лозунг, которого придерживались в их образцовом мире, но Нату он явно не подходил. Ему все претило в идеальной реальности, казавшейся безупречной и от того неестественно правильной. Единственное, что он действительно успел полюбить, было самое что ни на есть настоящее, природное, густое, черное, как смоль, кофе. Ни в одном из миров Коалиции Разумных Вселенных вот уже сто лет не росли деревья семейства Мареновых, а все искусственные заменители чудесного напитка и рядом не стояли с тем, что ему довелось попробовать в мире №7693. Не проходило ни дня, чтобы директор ВНСПБ не насладился невероятно насыщенным ароматом и неповторимым вкусом местной достопримечательности.
‒ Кстати говоря, ‒ хмыкнул он, вальяжно потягиваясь в огромном черном кресле из отвратительного на его взгляд дерматина, буквально повсюду используемого в этой реальности, – очередная чашечка мне бы не помешала, так сказать, сбить накопившуюся усталость после тяжелой недели…
‒ Нат, – настойчивый, слегка резковатый голос мигом вернул мужчину на землю, – прости, что отрываю, но пятнадцать минут назад произошло нечто важное.
В дверном проеме кабинета показалась аккуратная, любовно ухоженная, короткостриженая макушка, с чуть зачесанными симметрично вверх волосами. Следом за ней в небольшую щель неуверенно протиснулось озабоченное, цвета молочного шоколада, лицо с идеальной кожей, немного припухлыми губами, широким, слегка приплюснутым носом, всегда идеально выбритым подбородком и неизменной маленькой серьгой в левом ухе.
‒ Да не мнись, Алес, заходи! – и только после официального позволения в комнату нерешительно проскользнуло все остальное мускулистое, подтянутое тело. – Умник, совершенно не обязательно вести себя официально, когда мы наедине, – директор ВНПСБ широко улыбнулся лучшему человеку в этом мире, когда-то спасшему ему жизнь и, жестом указав в кресло напротив себя, завел привычную дружескую беседу: – Присаживайся и расскажи, как твои дела, – из закромов огромного стола он достал два круглых, покрытых ледяной испариной, бокала и литровую бутылку отличного односолодового виски. – Для нас у меня всегда припасено кое-что отличное…
‒ Нет-нет, постой! Я пришел сюда не за этим. Случилось нечто невероятное, – категорично отмахнувшись от предложения, встревоженно затараторил парень. – НСП! Она неожиданно принялась бесконтрольно прогрессировать.
‒ Что значит «прогрессировать»? – осторожно переспросил Нат, мигом превращаясь из добродушного друга в строгого сосредоточенного начальника. – Почти год спектр двигался с неизменной скоростью, размерами и структурой, а тут вдруг взял и решил себе изменить?!
‒ Именно! Сначала на мониторах, отслеживающих его передвижение, неожиданно произошел резкий всплеск активности, а затем, в считаные секунды, полоса переместилась от серединной точки своего пути прямо к Антарктическому Столпу. После НСП успокоилась и в прежнем режиме стала медленно продвигаться теперь уже к Южноамериканскому КС. Наша аппаратура и ученые, находящиеся в тот момент возле спектра, а также многочисленные свидетели, подтвердили достоверность инцидента. К сожалению, есть жертвы.
‒ Так какого хрена мы до сих пор торчим здесь?! – в негодовании воскликнул мужчина, резво вскакивая из-за стола и широко разводя руками. – Собирай всех, кто свободен и немедленно отправляемся туда.
‒ Подожди, есть кое-что еще, о чем ты должен знать, – Алес, с застывшей тревогой на лице, не отрываясь, смотрел на друга. ‒ В тот момент, когда спектральная полоса рванула к следующему столпу, над водами Атлантического океана, в нескольких километрах от того места, где мы когда-то обнаружили тебя, спутники засекли, появившийся из ниоткуда, черный эллипсоидный двухметровый объект. Он возник в воздухе из пустоты. Спустя ровно тридцать секунд, датчики зафиксировали малоизвестный для науки выброс энергии, затем все исчезло, словно никогда и не бывало.
‒ Что?! Получается кто-то снова пожаловал в гости, – недоверчиво уставившись на парня, тихо прохрипел директор ВНСПБ. Задумчиво потирая давно не бритый подбородок, а за ним и тонкие редкие усы, он непроизвольно рухнул обратно в кресло. – Не может быть. Я не вернулся, а значит, ваш мир обязаны были занести в список опасных. Нет-нет-нет! Это точно другое, возможно связанное с КС и НСП или совсем новая странная аномалия природы…
‒ Нат, Нат! Успокойся. Мы оба отлично знаем, в чем дело, – склонившись над столом и участливо похлопав друга по плечу, вкрадчиво произнес Алес. – Ты понятия не имеешь об изменениях на той стороне. Прошло одиннадцать лет. Мало ли какие альтернативные способы проверки у них появились. Может это какие-то плановые повторные рейды. Главное не паникуй.
‒ Неужели я и в самом деле смогу вернуться домой… ‒ прошептал ошарашенный мужчина, невольно пересылая из личных записей имплантата на пробук, а оттуда в центр кабинета, проекцию хохочущей крохи с волнистыми каштановыми волосами, точь-в-точь как у него самого. ‒ Никогда прежде у меня не было столько надежды, как сейчас. Мне бы радоваться, да вот только сердце наоборот сковал страх. Коленки и ладошки бешено трусятся, – признался он, нервно дотрагиваясь до двух параллельных, глубоких шрамов, растянувшихся практически на всю левую щеку. – Наверное, я боюсь того, что меня ждет в родной вселенной.
‒ Ты отчаянно боролся столько лет, чтобы вновь увидеть дочь. Не время раскисать. Не упусти шанс и начинай уже командовать.
‒ Ты, как обычно, прав, – стряхивая с себя неуверенность и тревогу, согласился Нат. – Алес, я не могу отправиться туда сам. Статус не позволяет. Сейчас мое место рядом с НСП, учеными и родственниками пропавших. Нужно успокоить людей.
‒ Я понял, прихвачу несколько агентов и тотчас выдвинусь к месту высадки.
‒ Нет, нет! Ни в коем случае! Пока мы не узнаем причину появления пилигрима, не стоит привлекать посторонних лиц. Столь важное дело я могу доверить лишь самому близкому человеку – тебе. Возьми напарника и без лишнего шума отправляйтесь к предполагаемой точке выброса энергии. Обычно прыгуны совершают переход в оборотне ‒ модифицируемой летательной капсуле. Наш гость наверняка преобразовал его в более удобный и излюбленный путешественниками аэроцикл и уже мчится в сторону берега. Обследуйте там все, допросите возможных свидетелей и приступайте к поискам. Мы должны найти пришельца во что бы то ни стало. Когда я прибыл во вселенную, в Абиджане образовался первый столп, сегодня кто-то заставил спектральную полосу двигаться не по графику. Теперь мы точно знаем, что между аномалией и приходом в ваш мир чужаков есть связь. Наша задача: выяснить у нового визитера – какая и почему это происходит.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Центральное отделение КОСП (континентальные органы системы правопорядка).

– Кто ты такой? – прошептала себе под нос долговязая, стройная девушка, с интересом разглядывая симпатичного блондина, нервно елозившего на стуле в пустой комнате, смежной с той, где находилась она.
Буйного парня доставили минут десять назад. Арестованного разместили в допросной и с тех пор Ника наблюдала за ним сквозь прозрачный экран, с обратной стороны, казавшийся обычной стеной. Давно она не встречала подобных экземпляров, а точнее с тех пор, как однажды, лет пять назад, вместе с напарницей сопровождала похожую шизофреничку в больницу. Та тоже несла всякую чушь, правда не выглядела при этом настолько убедительно и здраво. Молодого человека звали Нил и с виду он казался совершенно обычным гражданином. Невысокий рост, крепкое телосложение бегуна, светлая кожа представителя замкнутой в помещении профессии. Возможно инженера, ученого или врача. Серые глубокие глаза с умным критичным взглядом. Чуть вздернутый идеально прямой нос, тонкие губы и чисто выбритое, надменное лицо. Однако весь его приличный вид никак не состыковался с теми, как он здесь оказался и что говорил.
– Неужели ты прибыл за ним?! – тихо спросила себя Ника, нервно заламывая длинные тонкие пальцы. Сложившаяся ситуация не на шутку заставляла ее переживать.
– Пугающий тип, не правда ли? – ненароком отвлекая девушку от глубоких раздумий, к напарнице присоединилась жилистая, подтянутая темнокожая женщина. Она незаметно подошла сзади и развязно положила подруге руку на талию. – Моряки говорят, сначала засекли над водой, в нескольких километрах от корабля, какую-то вспышку или взрыв. Их даже слегка тряхануло, хотя в океане сегодня тишь, да гладь. Затем они увидели, как из образовавшейся неизвестной субстанции «нечто» падает вниз. Не успели ребята разобраться, что к чему, как все исчезло. Недолго думая, они отправились туда, где произошло ЧП и нашли арестанта. Бедолаги не знали, что и думать. Человек посреди океана, да еще и в странном скафандре. Они сделали вывод, что подобрали астронавта, попавшего в беду. Но парень вел себя неадекватно: торопился куда-то, просил срочно доставить на берег, собирался спасти вселенные. И моряки решили ‒ он сошел с ума. Они переодели его и не придумали ничего лучше, чем вызвать представителей КОСПа.
– Да, Аиша, ты права, любопытный экземпляр, – нервно теребя одну из своих каштановых кос с туго вплетенными прядками синего цвета, подобно роботу монотонно согласилась Ника. Все еще витая глубоко в мрачных мыслях, она никак могла отвести от пришельца взгляд.
– Многословно, – сердито скосившись на собеседницу, фыркнула молодая женщина. – Почему ты так на него пялишься? Находишь симпатичным? – ревниво поинтересовалась она у подруги, напряженно складывая руки на груди замком. – Ох уж эти курчавые блондинистые волосики и томный взгляд серых глаз.
– Ростом для меня не вышел, – отшутилась Ника, натянуто улыбаясь. – Боюсь, рядом с таким коротышом я не смогла бы носить каблуки.
– По такой системе я тебе в напарники тоже не гожусь. У нас с парнем самый что ни на есть среднестатистический рост. Этот маловат, другой толстоват, третий туповат, тебе хоть кто-нибудь нравится, кроме проклятого Ната? О, прости, ты видимо забыла, но я напомню – он тебя бросил, а ты, как дура, все ждешь, когда скользкий козел одумается и вернется.
– Только не начинай!
– Детка, я же понимаю в чем дело, – не обращая внимания на возражения подруги, настойчиво продолжала Аиша. – Брутальные шрамы на лице, атлетическая фигура, легкая небритость и глубокий грубоватый голос – мечта, а не мужик! Но, поверь, за привлекательной внешностью скрывается подлый негодяй и мерзкая скотина. Хватит изводиться и жалеть себя. Оглянись вокруг, мир полон других мужчин или женщин. Жизнь не стоит на месте. Она продолжается и надо идти вперед.
– Умоляю, перестань! – схватившись за голову и интенсивно замотав толстыми косами, взмолилась Ника. – Мне надоело повторять – никто меня не бросал. Мы обоюдно решили дать друг другу передышку. У Ната сложная работа, отсюда тяжелый характер и моральная неустойчивость. Ему нелегко живется на белом свете. Порой он бывает груб и эгоистичен. Однако, несмотря на все перечисленное, я готова дать нашим отношениям второй шанс. Ты многого о нем не знаешь. На самом деле, он хороший человек.
– Ах, бедняжечка! Несчастный страдалец Нат. Давайте дружно его пожалеем! – фыркнула Аиша, с чопорной наигранностью прикрывая рот ладошкой. – Опомнись, деточка! Вы знакомы одиннадцать лет! За это время он с лихвой исчерпал все свои шансы!
– В последний раз прошу – закрой эту избитую тему! – надув пухлые широкие губки, недовольно прошипела девушка.
– Ладно, – снисходительно сдалась напарница, бросая косой победный взгляд на подругу, – расскажу лучше, что известно про нашего удивительного гостя, – выпятив губы уточкой, она умолкла на секунду, а затем эмоционально выдала: – А нихрена нам не известно! То есть, буквально – ни-хре-на. Ничего нового я не поведаю. Со слов самого же Нила, он – физик. Прибыл сюда в своем эротическом костюмчике, чтоб всех нас спасти. И, кстати, надо отдать должное, наряд действительно сделан из неизвестного науке сплава. Но самая большая странность заключается не в этом. Парень нигде не зарегистрирован, никто его не знает, на указанное имя нет никаких приводов или нарушений. Мы перелопатили все базы, но ни в одной из них нет и крохотного упоминания о личности, что он себе присваивает. Она не существует. Недоумок однозначно выдумал ее, но усердно пытается убедить нас в обратном.
– Разве так бывает? – чувствуя, как кровь нервозным потоком приливает к лицу, Ника снова уставилась медовыми глазами на неожиданного гостя. – У каждого жителя планеты есть пробук. Там содержатся полные сведения о личности – физические, психологические показатели, медицинская карта, место работы, семейное, финансовое положение, родственные связи и прочая важная информация. Нил не может быть исключением из правил.
– Видишь ли, есть один небольшой нюанс. Если ты все еще не заметила, на его правом виске ничего нет.
– Заметила, но не хотела верить. У него под кожу не вшит проекционный универсальный ПК.
Моментально вспоминая первую встречу с Натом, девушка мертвенно побледнела. Как только шлем покинул голову владельца, первое, что им тогда бросилось в глаза: отсутствие пробука. Не оставалось никаких сомнений, что человек за стеной прибыл из того же мира и, вероятнее всего для того, чтобы забрать любовь всей ее жизни.  
– Что ты так распереживалась? – подозрительно изучая посеревшее лицо подруги, осведомилась Аиша. – Тебе что-то известно?
– Нет, конечно, нет! Просто, не могу взять в толк, как такое возможно.
– Если задуматься, то пару догадок приходят на ум. Он либо отменный хакер, либо сбрендивший ученый, которому срочно требуется помощь. Я лично склоняюсь к первому, ибо знаешь, что удивительно? Полный осмотр арестанта показал, что у него таки есть опознавательный ключ шифрования. Однако, ни одна самая продвинутая программа не смогла его считать. Он закодирован иначе и… – женщина оборвалась на полуслове и ласково дотронулась до щеки напарницы. – Дорогая, все в порядке? Твоя прекрасная темно-оливковая кожа в один момент превратилась в какую-то бледно-зеленую субстанцию. Ты хорошо себя чувствуешь? – заботливо трогая лоб девушки, обеспокоенно заворковала Аиша. – Если тебе нездоровится, я могу провести допрос сама. Не думаю, что возникнут сложности...
– Нет-нет! Я в норме, просто в комнате душно, – попыталась оправдаться Ника, торопливо снимая голубой костюмный пиджак с короткими рукавами, и вешая его на грядушку ближайшего стула. – К тому же, я очень хочу услышать то, что поведает нам этот человек.

***

Нервно стуча пальцами по столу, Нил то и дело поправлял сползающие закатанные рукава немного великоватой клетчатой рубашки. Это был его первый опыт в качестве пилигрима и потому, с непривычки, воображение поражала каждая мелочь, что попадалась на глаза. С доскональной дотошностью он успел запомнить буквально все, что увидел. Огромное количество прекрасно пахнущей растительности прямо в городе; светлые, чистые улицы; добродушные лица приветливых людей; подземный скоростной транспорт; отсутствие нависающих высоко над головами жителей огромных магистральных дорог, из-за которых в его родном Хокингсе практически не было видно солнечного света; любопытные, работающие на воде, машинки и непрактичные средства коммуникации, что так легко удалось взломать. Пришельцу нравилось все, с чем он соприкасался, даже милая, старомодная одежда, что ему дали. Путь она была потертой и недолговечной, зато натуральной и приятной к телу. В своем мире хлопковые футболки и настоящие джинсы он мог встретить разве что в раритетных журналах и фильмах за прошлый век. Обитатели Вселенной №1 всегда делали упор на практичность, так что давно отдали предпочтение исключительно искусственному производству ткани. Это позволяло экономить драгоценное время и не тратить место под сельскохозяйственные угодья.
– Знал бы, что быть прыгуном так круто, ни за что не пошел бы по стопам отца! – восторженно бубнил Нил, без конца разглядывая унылую комнату без окон и дверей, казавшуюся сейчас намного привлекательней всех тех, что существовали в его мире. – Эй, там, за зеркалом! Да, да, я вам говорю! – позвал он хоть и громко, но как-то обреченно, понимая, что за последние пятнадцать минут на его крики и мольбы никто ни разу не отреагировал. – Все нормальные люди давно в курсе, что вы торчите где-то по ту сторону баррикад и наблюдаете. Так вот, хватит на меня пялиться! Зайдите и объясните, по какому праву меня задержали! А лучше сразу отпустите, я очень тороплюсь.
Неожиданно часть одной из стен отъехала и в камеру, не спеша, вошли две дамы, одетые в похожие строгие, брючные костюмы, с одинаково важными выражениями на лицах.  Одна из них, очень высокая, словно пилигрим, красивая, с вздернутым маленьким носиком и выдающимися скулами, не отходя далеко от скрытой двери, грациозно облокотилась на стенку и замерла. Вторая, небольшого роста, лет на пять старше напарницы, с короткими, вьющимися смольно-черными волосами, тонкими чертами лица и без грамма косметики, уверенной, мужиковатой походкой прошла к белому столу и села напротив задержанного.
– Ты из какого века, дружище? – положив перед ним сложенные в замок руки, дружелюбно спросила она. – Зеркала Геззела лет сто уже как устарели. Окно здесь чисто для антуража. Вот с виду вроде умный, а не знаешь, что в таких местах давно используют целые стены, но без опоры на преломление света. Поди, теперь угадай за какой из четырех ширм мы скрывались все это время.
– Я впервые попал в здание правопорядка, а потому опираюсь на те крохи, что получил за время просмотра старого кино, – честно признался Нил, безразлично пожимая угловатыми плечами. – Так, когда меня отпустят?
– Нет, ты слышала? В фильмах он видел… – полуобернувшись к напарнице, усмехнулась Аиша, принципиально игнорируя последние слова арестованного. – Мне все больше кажется, что парень не по нашей части.
– Сейчас же освободите меня! – не сдержавшись, вскрикнул молодой человек, в нервном порыве вскакивая с места. – Я ничего не нарушал! Если конечно потеряться в океане не повод для ареста.
– Эй, эй, полегче! Сядь! У нас не принято вести себя агрессивно. Пока мы во всем не разберемся, ты, для собственной же безопасности, останешься здесь. Да и куда торопиться? Спасать мир? Так ты, кажется, сказал морякам, когда они пытались выяснить твою личность и разобраться в случившемся? Значит все вокруг в опасности, и ты наш спаситель?
– Вы считаете, я все сочинил? Думаете, не вижу, как смотрите на меня? Я не сумасшедший! Мне действительно нужно торопиться. Вы не понимаете, они придут за мной и, если я опоздаю, все пропало… – Нил обеспокоенно заелозил на стуле, старательно подбирая нужные слова. Нельзя было усугублять положение еще больше. Он понял, что расспросов не избежать и, чтобы как-то выкрутиться, кардинально сменить тактику. – Знаете, вы правы. Все сказанное мной полный бред! Наверное, я нахожусь в шоковом состоянии после случившегося, потому и наговорил всяких глупостей. Мне нужно успокоиться и отдохнуть. Признаю, был не прав. Теперь я могу идти?
– Все не так просто, мой дорогой. Мы не можем освободить арестованного, пока не установим его личность. А у тебя нет пробука, что само по себе невозможно. Вместо него машины считывают в твоей голове какой-то иной ключ шифрования. Мы так и не смогли распознать индивидуальные параметры и установить личность, так что теперь имеем полное право задержать тебя до выяснения всех обстоятельств. Извини, но ты можешь оказаться, кем угодно – мелким хулиганом, хакером, душевнобольным человеком. Вдруг ты и сам не подозреваешь, насколько тебе требуется помощь, а мы возьмем и отпустим? Нет, сотрудники КОСПа никогда так не поступают. Они не бросают людей в беде. Так что, расскажи кто ты на самом деле и почему в твою голову не вшит пробук и, если теория покажется нам правдоподобной, мы не станем больше препятствовать освобождению.
– Я уже сказал, но моя истина вам показалось дикой! Чего еще вы от меня хотите? – снова вскакивая со стула, истерично сорвался парень. – Если я продолжу, вы ни одно мое слово не воспримите всерьез. По сути я и сам толком не знаю, о чем говорить. Мне только предстоит выяснить, с чем я столкнусь в вашей реальности!
– Если ты еще раз повысишь на меня голос, я попрошу напарницу ввести тебе седативное средство. Успокойся, вернись на место и предоставь нам право решать, во что верить, – скомандовала Аиша, багровея и впервые за долгое время хватаясь за висящий у нее на бедре НИП – не летальный импульсный пистолет.
– Тихо! Все нормально! – вмешалась перепуганная Ника, быстро подбегая к столу с приподнятыми руками. Так задержанный мог видеть, что ему ничего не грозит. – Нил, взгляни на меня, – попросила она слегка дрожащим, но умиротворенным тоном. – Ни к чему проявлять агрессию. Возможно, ты не знаешь, но мы к такому не привыкли. Все виды враждебности и неуважения приравниваются к хулиганству. Будь добр, сядь, и мы продолжим разговор.
– Бесполезная трата времени, – упорно не сдавался парень, по-прежнему держа в напряжении обеих девушек. – Глупцы, вы сами себя убиваете! – голосил он, переваливаясь через стол и еще больше вводя в тревожное состояние, не опускавшую ни на секунду НИП, Аишу. – Мы все умрем из-за вашей ограниченности и подозрительности!
– Я поверю каждому твоему слову, только прекрати вести себя не адекватно, – вклиниваясь между подругой и взбесившимся гостем, твердо заявила Ника. – Ты зря считаешь, что все в этой комнате настроены к тебе категорично. Очень давно, будучи на военной службе, мне приходилось сталкиваться с необъяснимым. Просто расскажи и я обещаю, что смогу помочь. Тем более, у тебя все равно нет выбора. Ты или доверишься, или будешь торчать в камере пока мы не выясним правду. Имей в виду, чем упорнее молчишь, тем на дольше все затянется.
– Ладно, – подсознательно ощущая к девушке доверие, сдался молодой человек. В конце концов, она была права. Если он хочет всех спасти, то начинать придется с себя. – Меня реально зовут Нил. Мой имплантат вы не можете считать, потому что я прибыл из другой вселенной. Понимаю, звучит бредово, и поверить в подобное сложно, но я попытаюсь объяснить. Мне немногое удалось увидеть в этом мире, однако достаточно, чтобы сделать кое-какие выводы. Вы разумная, неплохо развитая цивилизация, попытавшаяся сосуществовать в гармонии с природой, что в итоге позволило добиться прекрасных результатов. Однако, ваша реальность все равно осталась далеко позади от успехов моей. За то же самое время мы успели достичь гораздо больших высот.
– То есть, по-твоему, наша культура отстающая? – ожидаемо недоверчиво процедила сквозь зубы Аиша. – И кто это «мы»? Ты себя гуманоидом считаешь?
– При чем тут инопланетяне? – недоуменно уставившись на женщину, с досадой переспросил парень. – Я такой же человек, как вы. Вполне вероятно, где-то неподалеку, бегает моя точная копия. С другой стороны, если в ваших базах данных не нашлось никого похожего, то, скорее всего я здесь не родился.
– Получается, ты не числишься ни в одной из гражданских систем, ибо никогда не жил в данной версии земли, – начиная понимать, о чем идет речь, неуверенно перефразировала Ника, – поэтому у тебя нет пробука, а материал амуниции сделан из неизвестного науке металла.
– В точку. Я ученый из Вселенной №1. У нас давно нет допотопных средств коммуникаций, схожих с вашими, а форма, что вы у меня отобрали, называется К-9 – костюм девятой модификации. Сплав, из которого он собран, существует, но вы его еще не открыли.
– Попахивает бредом сумасшедшего, – продолжая держать НИП наготове, скептически вставила Аиша. Она совершенно не понимала, с чего вдруг напарница принялась подыгрывать ненормальному и оттого сердилась еще больше. – Допустим, буквально на секундочку, ты и в самом деле веришь в то, что говоришь. Тогда мне непонятна одна вещь. Почему ваше общество более развито, чем наше?
– Я не хотел никого обидеть. Судя по людям, что меня нашли, да и по вам, в человеческом и нравственном плане вы гораздо лучше. Честнее, добрее, порядочнее. Нам есть чему поучиться, но вот технологии... Я не говорю, что в вашем мире нет роботизированной техники или отличной медицины, но все же, по моим скромным подсчетам, вы отстаете от нас лет так на семьдесят пять.
– Любопытная гипотеза, но почему-то полностью не совпадающая с тем, что мне доводилось слышать. Разве в параллельных реальностях не должно быть все совершенно одинаково?
– О, это самое огромное заблуждение из всех, что существуют. Ни одна вселенная никогда не будет полностью схожа с другой. Простым языком сложные вещи не объяснить.
– Но ты уж постарайся, а иначе...
– Аиша, прекрати давить! – вступилась за задержанного Ника, с искренним интересом впитывая его рассказ.
– Да, пожалуйста! – сердито тряхнув короткими локонами, женщина взмахнула руками над головой, вскочила и отошла в сторону от стола, предоставив вести допрос напарнице. – Хочешь слушать бредни идиота, я мешать не стану!
– Нил, – усевшись на стул вместо подруги, долговязая девушка мягко положила узковатые, длинные ладошки поверх нервно барабанящих пальцев пришельца, – я знаю, ты не сумасшедший и говоришь правду. Не думай, будто я отношусь к тебе лояльно лишь ради попытки заполучить доверие и расположение. Я на самом деле верю в каждое сказанное тобой слово, а потому должна кое в чем признаться, – она внимательно посмотрела медовыми глазами на пленника и практически шепотом, из-за вставшего в горле кома, произнесла: – Когда-то, очень давно, мне уже доводилось слышать похожую историю. В ней говорилось о прогрессивно развитой, высокотехнологичной цивилизации, базирующейся исключительно на достижениях, полученных за последние сто лет в процессе активного использования адронного коллайдера.
– Да, да! – с энтузиазмом и промелькнувшей на бледном лице искоркой надежды, восторженно воскликнул парень. На эмоциях он вцепился в руки Ники, словно утопающий в спасательный круг. – Все так. ПАК – это…
– Мы знаем, что такое «ПАК», – мягко перебила его агент КОСПА, к ярому недовольству напарницы позволяя незнакомцу мять свои прекрасные тонкие пальцы. – У нас тоже были платформы, но в 2052 году на одной из них, Пернатом Змее, по не выясненным обстоятельствам произошла страшная авария. Станцию разнесло в клочья, но напасти на этом не закончились. Взрыв адронного коллайдера спровоцировал подземные толчки, принесшие на сушу невиданной силы цунами. Стихия смыла целый мегаполис, оставив после себя несколько сотен тысяч трупов и огромную территорию с кучей неизвестных науке аномалий. Это место прозвали Каменными Джунглями Тары и получило оно такое прозвище не зря. Уцелевшая после трагедии инфраструктура всего за десять лет так густо покрылась растительностью, что казалось, будто руины стоят в глухом лесу уже десятки тысяч лет. Туда и по сей день закрыт доступ для обычных обывателей. Но суть не в том. В те далекие времена ПАКи принадлежали отдельно взятым государствам и, несмотря на регулярно возобновлявшиеся человеческие жертвы, опыты на них активно продолжались еще целый год, пока в 2053 году всеми странами земли не был подписан договор о глобальном объединении. Последние границы, отделяющие нас друг от друга, были окончательно стерты и решения отныне принимались на общемировом уровне Союзом Объединенных Континентов. Первым же указом нового международного правительства стало полное закрытие всех программ, связанных с ПАКами и немедленная их заморозка на неопределенный период. Вот так и закончилась в нашем мире история адронных коллайдеров.
– Что ж, выходит, вы поступили мудрее, – определенно чувствуя некую симпатию к долговязой, миловидной красавице, признал Нил, с удивлением обнаруживая неизвестно откуда взявшееся в душе сочувствие. – Как ни странно, у нас была похожая ситуация, с той лишь разницей, что в 2053 году никто и не подумал останавливаться.
– Расскажи, – без лишних слов попросила Ника. Она поудобнее устроилась на стуле, никак не реагируя на требования подруги сейчас же прекратить «весь этот фарс».
– Хорошо, – вызывая бурю возмущенных эпитетов со стороны Аиши, быстро согласился молодой человек. Так же, как и его собеседница, он полностью погрузился лишь в диалог между ними. – В отличие от вашего мира, нашему события 2052 года не показались трагичными и масштабными. Скорее, наоборот, после ассоциации стран они послужили толчком для объединения усилий в работе с ПАКами. Мы всем миром, вплотную, занялись исследованиями с использованием коллайдеров и, надо признать, они довольно быстро дали ощутимые результаты. Развитие технологий стало продвигаться невероятно стремительными темпами, чуть ли не каждые три месяца меняя и расширяя понимание всех физических явлений, известных науке ранее.
– Ну, хватит! Дорогая, неужто ты веришь в придуманную им чушь?! – подходя к столу и резко ударяя по нему кулаком, с раздраженным видом, возмутилась Аиша. Ее терпение лопнуло, и она, во что бы то ни стало, собиралась прекратить абсурдный спектакль. – Негодяй городит ересь, выдумывая небылицы на ходу, а ты ему в этом помогаешь, поддакивая и доверчиво заглядывая в глаза. Твой талант психолога здесь конечно неоценим и пришелся нам очень кстати, но, может, закончим тратить время впустую? Он явно не преступник и не мелкий хулиган, а чистой воды псих. Давай отправим ненормального в больницу, и пусть с ним разбираются профессионалы. У нас есть дела поважнее, чем…
– Ты не понимаешь, – сухо оборвала подругу Ника, даже не взглянув на нее. – Он говорит правду, но если ты и меня считаешь идиоткой, то уходи. Я во всем разберусь сама, – девушка сделала небольшую паузу, давай напарнице время на выбор. Недовольно хмыкнув и обиженно покраснев, та послушно замолчала и с недовольным видом отошла обратно к стене. – Отлично. Прошу, Нил, продолжай.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Центральное отделение КОСП. Выдержки из допроса задержанного.

События 2052 года нас ничему не научили. Аномальных зон, как на вашей земле не сформировалось, сознательность в головах людей не проснулась, а потому, с согласия и поручения нашего правительства ИСНГ – Интеллектуального Содружества Независимых Государств, ученые Вселенной №1 усердно продолжали проводить испытания на всех, существующих в мире ПАКах. Вплоть до начала двадцать второго века мы пользовались подаренными ими благами и успешно развивались во всех направлениях, пока в 2101 году не произошел важнейший, переломный момент в истории планеты. Тогда, еще молодой и гениальный профессор Тит, занимающийся феноменом черных дыр, в процессе изучения кротовых нор, впервые обнаружил так долго разыскиваемую всеми экзотическую материю. Его открытие стало небывалым прорывом. Никогда раньше научному сообществу не удавалось справиться с коллапсирующими, моментально закрывающимися червоточинами. Теперь же, используя метод найденного Титом феномена, они могли попробовать создать небольшие и главное контролируемые черные дыры, в теории способные перемещать людей в параллельные миры. Коротко говоря, их можно было преобразовать в своеобразные порталы для путешествия в иные реальности.
Спустя несколько месяцев, ученые научились моментально выявлять внутри дыр крохи экзотической материи и расширять ее до необходимого количества. Тит, совместно с ближайшим другом и соратником Киром, стабилизировали кротовые норы и увеличили время их существования до тридцати секунд, по истечении которых порталы исчезали без следа, выбрасывая в окружающее пространство большое количество быстро рассеиваемой энергии. По результатам исследований, данного промежутка времени оказалось достаточно, чтобы перейти на другую сторону и одновременно не позволить черной дыре разрастись до размеров, способных сделать уничтожение планеты необратимым.
В следующие годы Тит и Кир пытались разрешить ряд основных проблем, с которыми пришлось столкнуться несчастным испытуемым, участвовавшим в эксперименте. Для начала пришлось разработать специальный сплав, ставший в будущем прародителем металла для К-9. Он не давал путешественнику, войдя в портал, моментально разложиться на атомы, а выйдя из него не разорваться на мелкие кусочки от выделяемой в процессе исчезновения дыры энергии. Вот, почему в вашем мире не существует подобного материала. До сих пор в нем не было необходимости. Впрочем, скафандр тоже оказался не панацеей. Как выяснилось, ключевую задачу ‒ уберечь организм подопытного от всех пагубных воздействий ‒ не способен был решить даже он. Одна проблема так и осталась открытой. К сожалению, она актуальна и по сей день. В процессе перехода между мирами, тело прыгуна подвергается неконтролируемому росту. Каждый раз после перемещения оно вытягивается на некую долю миллиметра. Чем чаще пилигрим прыгает, тем быстрее растет. При достижении рубежа в сто восемьдесят три сантиметра, процесс становится необратимым. Он приводит к неминуемой гибели и в итоге человека разрывает на субатомные частицы. Поверьте, спагеттификация ‒ самая медленная и мучительная смерть из всех известных. Так что, совсем скоро, добровольцев стали подбирать исключительно из людей среднего и ниже среднего роста, благодаря чему мы получили возможность использовать подготовленных прыгунов большее количество раз. С тех пор, по закону, пилигримы путешествуют по параллельным вселенным пока не достигнут роста в сто восемьдесят два сантиметра, после чего уходят на заслуженный покой.
Затем ученые научились контролировать в малых создаваемых дырах пространство-время. Это означает, что, заходя в портал, путешественник перемещается в пространстве, не нарушая времени. Попробую объяснить на собственном примере. Прыгнув сегодня, восьмого сентября 2124 года, ровно в семнадцать тридцать со станции Юй-Ди, расположенной в Атлантическом океане моего мира, я оказался посреди вашего океана, спустя всего тридцать секунд, то есть, в тот же самый день, восьмого сентябрь 2124 года. А если я вдруг решу отправиться домой спустя два дня, десятого сентября, то и в своей вселенной окажусь спустя два дня, десятого сентября. Этот промежуток времени в моей реальности будет идти параллельно с вашим своим чередом, будто я уезжал погостить в соседний город, а не мир.
В общем, пройдя через кучу мучительных испытаний и тщательной подготовки, спустя шесть лет от озвученных событий, в 2107 году, команда физиков, во главе все с теми же профессорами Титом и Киром, впервые отправила человека в другую вселенную. Сеанс длился ровно минуту и пилигрима чудом умудрились вернуть обратно… Хотя, к чему врать и приукрашивать? От человека там мало, что осталось. Скорее это был размазанный по земле сгусток крови и кишок. Бедолага, неудачно куда-то приземлившись, разбился в лепешку. Данный инцидент подвел ученых к наиболее глобальной на тот момент проблеме – благополучной высадке на противоположной стороне. Так же, как и вы, никто из нас не задумывался ранее, что путешественник, оказавшись в параллельном мире, столкнется с иной обстановкой. Это озадачило, но не остановило, а потому профессора продолжили испытания, отсылая прыгунов снова и снова, пока несколько выживших, правда, совсем ненадолго, не подтвердили перед смертью, что каждый раз попадают в кардинально иные, ни на каплю не похожие на нашу, реальности.
На основании полученных данных Тит выдвинул принципиально новую парадигму существования параллельных вселенных. Она оказалась верной и в последствие была взята за основу во всех дальнейших исследованиях. Концепция теории заключался в следующем. Раньше ученые считали, что один мир является точной копией другого, с той лишь не значительной разницей, что судьбы людей в них несколько отличаются. По факту все обстояло иначе. Ни одна Земля не была похожа на другую, а вероятность встретить две абсолютно одинаковые версии одного человека равнялась нулю. Причиной тому стали элементарные случайные события. Из-за них история каждого из миров двигалась по-своему, неповторимому ни в какой другой реальности, кругу. Таким образом, в любой из версий вселенной индивид мог как существовать, так и не появиться в планах родителей, да и то, при условии, что эти самые родители встретились или вообще, по тому же принципу, были зачаты. Тогда, исходя из вышеизложенных умозаключений, скорее всего, и планета, на которую попадал пилигрим значительно отличалась от ему знакомой. Получается, предположить, где приземлится путешественник в параллельной реальности на месте привычного ПАКа было практически невозможно. На другой стороне вместо научного центра мог оказаться, например, общественный парк, искусственное озеро или высотка. Тогда прыгун имел все шансы материализоваться посреди чьей-то комнаты или в ее стене, или на крыше движущегося транспорта. Короче, где угодно.
Дабы разобраться с обидным препятствием, эксперименты были приостановлены вплоть до конца 2108 года и возобновились лишь, когда на океанских просторах возвели самый крупный коллайдер Юй-Ди, в целях безопасности оставшийся единственным на всю планету. Не удивляйтесь, почему именно там. Уверяю, выбор местоположения платформы был тщательно продуман. Посудите сами, шанс дублирования надводных и подводных построек в параллельных вселенных на том же самом месте ничтожно мал. Конечно, оставался еще вопрос быстрого перемещения пилигримов до суши и обратно к точке отправления, да и по просторам чужой планеты, путешественникам нужно было на чем-то колесить, но и он решился почти мгновенно. Для этих целей инженеры Вселенной №1 разработали специальные модифицируемые летательные капсулы ‒ оборотни и теперь, по прибытию, путешественник мог не только попытаться приспособится к агрессивной среде с помощью К-9, но и передвигаться по различному ландшафту, трансформировав новый аппарат в удобный для себя транспорт.
Наконец, когда все приготовления и эксперименты официально получили статус завершенных, в середине 2109 года, ученые зафиксировали первый прыжок, длительность которого составила несколько часов. Это был прорыв. Мы буквально открыли дверь в метавселенную! Путешественник смог не только успешно вернуться домой, но и подробно описать, что чувствовал, видел и осознавал. Например, шагая в черную дыру, человек ничего не ощущает. Перемещение тела похоже на секундный обморок, будто переступаешь темную черту, теряя при этом всякую ориентацию и осмысление самого себя, а через мгновение оказываешься на другой стороне. Мы узнали тогда так много, как никогда прежде. Получили толчок и с радостью двинулись дальше.
Все вокруг стало развиваться и изменяться с бешеной скоростью. Сначала открытие использовалось исключительно в научных целях. Первые пилигримы, посетив с дружественной миссией одну, вторую, третью и так далее вселенные, полностью подтвердили своими донесениями теорию Тита. Во всех параллельных мирах события развивались по совершенно несхожим сценариям. В одних человечество, по каким-то причинам, так и застряло на уровне интеллекта обезьян, в других прыгуны спокойно могли натолкнуться на продолжавших существовать, адаптироваться и эволюционировать динозавров, правда так и оставшихся всего лишь рептилиями. В-третьих, посланцы пропадали без вести, погибая от радиации, химических интоксикаций, недостатка кислорода и прочих пагубных последствий деятельности человека или самой вселенной. Таким образом, спустя год, у нас на руках имелась неплохая статистика. Проведя тщательный анализ, мы выяснили, что большинство миров заселено или вовсе не разумными существами, или особями, лишь готовящимися перейти к следующему этапу эволюции. Но самым поразительным оказался тот факт, что в семидесяти пяти процентах жизнь на планете не зародилась вовсе. Где-то Земля осталась диким и враждебным местом к любым видам существ, представляя собой бушующую вулканическую субстанцию, где-то просто осталась не обитаемой, а где-то по-прежнему являлась сгустком газа и пыли.
Сколько жертв пришлось принести ради этих уникальных данных. Погибли десятки тысяч отважных пилигримов. Однако большинство моих сородичей и по сей день считают, что полученные сведения стоили того, чтобы заплатить за них такую цену. Полагаю, теперь разница между нашими мирами становится все более очевидной. Лично я придерживаюсь мнения, что работу стоило продолжать хотя бы ради того, чтобы смерть ребят не была напрасной, а она и не была. С их помощью мы успели многое понять и адаптироваться.
Во-первых, черные дыры. Захлопываясь, они оставляют на стороне отправителя едва уловимый, быстро исчезающий энергетический след. По нему легко вычислить координаты реальностей, где путешественники уже бывали. Это позволяет отыскать дорогу домой, вновь попасть в ту или иную вселенную по собственному желанию, а также навсегда запретить посещать опасные миры.
Во-вторых, превосходство. Выяснилось, что ни в одной из версий земли человечество не достигло такого прогресса, как в нашей. Куда бы ни перемещались прыгуны, мы неизменно занимали лидирующие позиции во всех сферах науки и были единственными создателями порталов в параллельные реальности. Данная привилегия быстро позволила нам считать себя главными во всей метавселенной. Так мы начали нумеровать посещаемые реальности и провозгласили себя Вселенной №1 – миром, с которого все началось.
В-третьих, объединение и потребление. Воодушевившись умопомрачительными успехами, ИСНГ приняло решение создать во главе с собой Коалицию Разумных Вселенных, ассоциацию, куда должны были войти все параллельные реальности с продвинутым уровнем жизни. На фоне этого был создан специальный центр по исследованию многочисленных миров в метавселенной, где пилигримов обучали не только постоять за себя, быть находчивыми и стрессоустойчивыми, но и профессионально вести дипломатические переговоры. Сбор научных данных постепенно отодвинулся на второй план, уступив место более важной задаче: поиску себе подобных. Обнаружив аборигенов, путешественники заключали с ними договора о сотрудничестве и братстве, изначальный посыл которых заключался в обмене накопленных знаний, но очень быстро перекочевал в сторону торговых отношений и использования чужих ресурсов на якобы законных основаниях.
Четвертое, пожалуй, самое малоприятное, власть и порабощение. Наше прибытие в чужие реальности ознаменовывалось появлением странных, чарующих аномалий, повлекших за собой массовые человеческие жертвы. Но мы не были бы собой, если бы отреагировали на угрозу в ущерб личных интересов. Как и прежде, ради науки и общего светлого будущего ИСНГ приказало оставить необычные явления без внимания. Честно говоря, местные органы управления тоже не особо заботились о происходящем, по большей части ведясь на многообещающие перспективы Коалиции Разумных Вселенных, чего нельзя было сказать об их паникующих подданных, слушать которых, естественно, никто не собирался. Так, спустя год, в программе пространственного перемещения все существенно поменялось. Она резко стала похожа на политико-экономический конвейер, а не на глобальный научный эксперимент. Можно сказать, мы оккупировали чужие миры и укрепились в них настолько прочно, что под предлогом упрощения и ускорения прыжков между вселенными позволили себе построить малые адронные коллайдеры во всех союзных Атлантических океанах.
Конечно, распоряжаться ПАКами, проводить эксперименты и пожинать плоды могли только наши ученые, что вызывало внезапный негатив, тревогу и волнения. Очень глупая позиция, особенно с учетом того, что ни у одной из этих реальностей все равно не хватило бы опыта и умственного развития для самостоятельного изучения сложнейшей конструкции. Как следствие возникшему хаосу, пятым и последним пунктом оптимизации стало правосудие. Вселенная №1 незамедлительно организовала СМП. Службу Метавселенского Правосудия, призванную нести справедливость и порядок во все миры Коалиции Разумных Вселенных. По сути ‒ это самая обычная военная организация, состоящая исключительно из бывалых, злобных пилигримов, отчаянно преданных ИСНГ и безоговорочно выполняющих любые его приказы. Их нарекли Легионерами Фемиды и наделили неограниченными полномочиями в урегулировании спорных вопросов внутри и между вселенными, приказав подавлять регулярные мятежи недовольного населения, отлавливать особо опасных преступников, террористов и тому подобных, неудобных для содружества граждан.
Подводя итоги, скажу, что на сегодняшний день в Коалицию Разумных Вселенных входит двадцать три партнера. Все они имеют более или менее приличный уровень развития. Будь мы в другой ситуации, вы бы точно стали ее двадцать четвертым членом, однако, мое присутствие здесь сильно усложняет переговоры и снижает шансы. Легионеры придут сюда, но не для воссоединения, а для разрушения и достижения собственных целей. Полагаю, теперь вы услышали достаточно, чтобы понять с кем столкнулись и как ничтожны ваши потуги в сравнении с махиной, что надвигается на этот мир.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Центральное отделение КОСП.

‒ То есть, руководствуясь только что услышанным, в ближайшее время на нашей версии земли появляться Легионеры Фемиды. Они наведут здесь беспорядки, установят свой режим и все из-за преступника, которого ищет Служба Метавселенского Правосудия, – саркастично подытожила Аиша, снисходительно приподнимая тонкие брови, а следом за ними заводя к потолку и алмазного цвета глаза. ‒ Где же в таком случае твой оборотень? Отобрали бедные моряки, что выловили из океана?
‒ Я не преступник! – тряхнув шикарной белокурой шевелюрой, возмущенно запротестовал Нил. ‒ Как бы бредово не звучала моя история, я действительно прибыл из другой реальности и причиной тому послужило вовсе не преследование СМП, а поиск аномалии. Чем быстрее я обнаружу ее и переправлю в свой мир, тем выше вероятность благополучного исхода для всей метавселенной.
‒ Чего-чего, а аномалий у нас предостаточно. Тебе какую? Африканскую или, быть может, Европейскую?
‒ Мне нужна Константа, но вряд ли конкретно ты, недалекая, умственно отсталая особь, понимаешь, о чем идет речь!
‒ Ты меня сейчас дурой назвал? – подлетая к столу и хватая пришельца костлявыми ручонками за грудки, взбешено заорала женщина. ‒ Говори конкретнее! Что еще за «Константа»? Оружие, предмет, место, программа?
‒ Ты не в курсе стандартного понятия «константа»? Говорю же, глупая ограниченная курица! Это постоянная величина в ряду меняющихся. Тит – ученый и физик, если он что-то и подразумевал под этим словом, то, именно то, что полностью соответствует данной формулировке! – не отводя надменного взгляда, хладнокровно отчеканил молодой человек. ‒ Профессор передал мне координаты аномалии и вместо того, чтобы прохлаждаться в камере, я давно должен был быть там! Пойми, чем дольше я нахожусь в твоей наискучнейшей компании, тем большему риску подвергаю вселенные, где мы успели побывать, а их, знаешь ли, не одна тысяча!
‒ Хорошо, Нил, успокойся, – примирительно попросила Ника, бросая в сторону подруги укоризненный взгляд. Жестом приказав ей убираться восвояси и не вступать больше с задержанным в диалог, она вновь попыталась перевести внимание парня на себя. – Мы с Аишей обычные сотрудники органов правопорядка. Нам сложно переварить вещи, связанные с наукой. Мы постараемся помочь, но ты должен как можно подробнее объяснить, что за Константа тебя интересует.
‒ Я понятия не имею о природе и сущности аномалии. У меня есть лишь данные о месте, где я смогу ее найти, – пытаясь унять раздражение, пробухтел гость, обращаясь исключительно к долговязой девушке. ‒ Тит успел поведать крохи. Он перекинул на КЭМИ координаты и упомянул, что здесь меня поддержит какой-то человек. Кто он и как его зовут, не спрашивай, я все равно не знаю!
‒ С этим разобрались, давай пойдем дальше.
‒ Ну уж нет. Стоп! – недовольно насупившись, влезла сердитая Аиша. На сей раз она предусмотрительно осталась на месте, подальше от незваного гостя. – Пусть твой подопечный сначала разжует «глупой ограниченной курице», что такое КЭМИ. Ты и бровью не повела, услышав аббревиатуру, будто понимаешь, что он несет. Теперь и не знаю, что меня пугает больше, сам псих, или твоя странная реакция на его нелепое поведение и рассказ.
‒ Ладно, ‒ неопределенно пожав плечами, согласилась Ника и одобрительно кивнула задержанному.
‒ КЭМИ расшифровывается как «контролируемый эффект мозгового имплантата», – подчиняясь, отозвался Нил. Парня вдруг посетила безумная мысль, что сидящая перед ним подозрительно высокая девушка вполне могла оказаться застрявшим некогда в мире №7693 пилигримом. Слишком уж доверчиво она к нему отнеслась. – Во Вселенной №1 большинство людей используют дополнительные модификации тела. КЭМИ наиболее распространенный среди них. Он применим, как для простых, привычных в ежедневном обиходе вещей. Таких, как: бесконтактная связь, передача данных, просмотр информации, определения координат. Так и для более сложных, связанных с ресурсами человеческого мозга. Например, при помощи КЭМИ я легко воспринимаю используемый в вашем мире устарелый общенародный язык, и в то же время имплантат подстраивает мою собственную речь под вашу. Для этого не требуются дополнительные усилия или обучение, лишь изначально заложенный в нас природой внутренний резерв. Скажем так – это наш вариант вашего пробука, только с расширенными возможностями. Однако у КЭМИ есть некий побочный эффект, который скорее стоит рассматривать как положительный. Так как имплантат вживляют напрямую в мозг, со временем серое вещество носителя на какую-то микроскопическую долю начинает работать иначе. Он провоцирует активацию скрытых потенциалов и дарит хозяину индивидуальную особенность. Но ты об этом и так знаешь, правда? – подозрительно скосившись на Нику, еле слышно добавил напоследок гость.
‒ Проще говоря, весь твой мир заполнен чудо-людьми с суперспособностями? – не услышав последней реплики, вновь вклинилась мужиковатая Аиша. Не удержавшись, она схватилась за живот, истерически гогоча и добавляя сквозь слезы: – И какой же «дар» у тебя? Умеешь летать или усилием мысли двигать предметы? Постой, ничего не говори. Дай угадаю. Твой талант нагло врать и не краснеть.
‒ Да нет же! Это совсем не то, что ты подумала, – краснея, возразил Нил. До него, наконец-то, дошло, как должно быть глупо он выглядел в глазах женщины, далекой от понимания продвинутых технологий его вселенной. – Я ни на что такое не способен. КЭМИ не дает новых умений, он обостряет и усовершенствует уже имеющиеся. В основном это наиболее выдающиеся таланты человека. У меня всегда была предрасположенность к физике и математике. После подключения имплантата, я смог в рекордные сроки решать вычислительные задачи любой сложности в уме, а также, без каких-либо физических взаимодействий, проводить сложнейшие опыты в воображении, выдавая стопроцентный результат.
‒ Вот дела, а в нашей реальности, прости, не знаю какой там у нас порядковый номер по вашему исчислению, подобных людей и без всяких КЭМИ хватает. Они, видишь ли, умные просто так, – язвительно парировала собеседница, злобно выпучивая глаза, и оттого задирая полосочки-брови чуть ли не до середины лба.
‒ Аиша, если ты не веришь ему, просто выйди отсюда и дай нам договорить! ‒ воскликнула рассердившаяся не на шутку Ника, вскакивая с места и раздраженно метая молнии из глаз.
‒ Детка, неужели ты всерьез готова слушать этого ненормлального? Он несет бред! Не знаю, как твое, а мое экспертное заключение – наш арестованный серьезно болен. Ему срочно требуется профессиональная помощь, а не поддержка безумных фантазий! Нужно вызвать врачей и отправить пациента туда, где ему и место! Ну и черт с вами! – окончательно психанула женщина, видя непреклонный взгляд подруги. – Сама потом оправдывайся перед начальством, – пробурчала она, нервной походкой удаляясь из комнаты и разъяренно щелкая по пути костяшками пальцев.
‒ Прости ее. На самом деле моя напарница хороший человек. Порой она бывает невыносимой, особенно когда начинает давить своим, единственно верным, мнением, но по большей части Аиша ‒ душка, – доверительным шепотом сообщила долговязая девушка, будто это был какой-то секрет.
‒ Ты путешественник, случайно оставшийся в этой реальности? – настороженно поинтересовался парень, не обращая внимания на ее оправдания. ‒ Что случилось, почему ты не вернулась?
‒ Нет, нет, я родилась здесь. Ты видимо принял меня за одного из своих из-за высокого роста, – простодушно спохватилась Ника. – Я так много знаю о Вселенной №1, потому что давно знакома с пилигримом, о существовании которого ты уже догадался. Послушай, – заметив пробежавшую по лицу незнакомца тень недоверия, быстро затараторила агент КОСПа, ‒ как я уже говорила, в молодости мне посчастливилось служить на крейсере Миллениум, бороздившем бескрайние просторы Атлантического океана. Однажды, после сильнейшего шторма, очень далеко от берега, мы с другом заметили в воде чудом выжившего человека в костюме идентичном твоему. Как только он очнулся, то рассказал, то же, что и ты, но в отличие от спасших тебя моряков, наш капитан, дождавшись, когда счастливчик окончательно окрепнет, доложил обо всем в Военно-Научную Службу Планетарной Безопасности. Они забрали Ната в главный офис и несколько месяцев пристально изучали полученную информацию, включая найденный обломок модифицируемой летательной капсулы, амуницию К-9 и возможности КЭМИ. В ВНСПБ ему поверили, а потому все засекретили и предложили место независимого консультанта. Так, за одиннадцать прожитых здесь лет, он практически стал одним из нас. Мы приняли его, как родного. Аиша не поверила тебе, потому что, как и остальные обитатели планеты, в целях безопасности, ничего не знала. Я бы тоже, скорее всего, была не в курсе, но судьба тесно сплела меня с этим человеком. Очень долгое время мы были близки. Скажи честно, реальная причина твоего появления здесь – это он? – девушка, слегка побледнев, попыталась взять себя в руки, но дрожащий голос не переставал выдавать волнения. ‒ Ты прибыл, чтобы забрать Ната обратно домой?
‒ А ты, видимо, этого очень не хочешь, – с нескрываемой завистью, сообразил Нил, впервые широко улыбаясь. – Если сейчас вы не вместе, то он полный дурак, – сильнее расплываясь в улыбке, заключил пришелец. В глубине души он и себя считал идиотом, прекрасно осознавая, что неоднократно позволял робости взять вверх и упустить Илю. ‒ Уверен, парень глубоко сожалеет о расставании. Я знаю, поскольку сам сотни раз был глупцом, ‒ понимая, что попал в точку, добавил гость. ‒ Будь я чуть решительней, давно бы признался в чувствах подруге детства. Тогда, возможно, Тит остался бы жив, – молодой человек тяжело выдохнул и, вернувшись к надменной манере общения, ответил, на волновавший Нику, вопрос: – Хорошо это для тебя или плохо, но я был честен и нахожусь здесь вовсе не из-за Ната. По правде говоря, до сегодняшнего дня я и не подозревал, что вселенная №7693 обитаема.
‒ Тогда почему вы его бросили? Не прислали помощь или, как минимум, не удостоверились, что он мертв?
‒ Мультивселенная бесконечна. Ты хоть представляешь, сколько миров мы успели исследовать? За пятнадцать лет цифра составила около двадцати семи тысяч реальностей! Это слишком много, чтобы возвращаться за каждым пропавшим. Именно поэтому мы придерживаемся четко отработанной схемы. Ежедневно производится всего десять прыжков, пять туда и пять обратно. Согласно правилам, портал для пилигрима открывается дважды – когда он совершает переход в новую реальность и, спустя два дня, когда из нее возвращается. Если в параллельной вселенной нет действующего адронного коллайдера, а это сто процентов из ста, то для путешественника единственный способ не остаться на чужбине ‒ вовремя пожаловать на точку отправления. Так что, когда обратная черная дыра оказывается бездушной и пустой, мы тут же причисляем пилигрима к погибшим, а мир, забравший его, считаем крайне опасным и агрессивным. А значит, ни в коем случае не пригодным для повторного прыжка, – поддавшись ежесекундному порыву, Нил схватил тонкую ладошку девушки и торопливо произнес: – Я так понял, твой Нат во время посадки попал в бурю и сильно пострадал. Он упустил второй сеанс связи и навсегда застрял здесь. Уверен, бедолаге не легко было свыкнуться с мыслью, что он больше никогда не увидит близких.
‒ Да, на той стороне у него осталась маленькая дочь. Сейчас ей должно быть около шестнадцати.
‒ Мне жаль, правда. Но моя миссия не станет ждать, пока мы тут обмениваемся трагедиями в личной жизни.
‒ Ты прав. Теперь, когда я убедилась, что вы с Натом из одного мира, я попытаюсь устроить вам встречу. Возможно, он как раз и есть та поддержка, о которой говорил Тит.
‒ Или ты просто отпустишь меня, и я сам во всем разберусь, – хитро улыбаясь, предпринял очередную неудачную попытку пришелец.
‒ Извини, но нет. Я обещала помочь, а не освободить. Самым правильным будет сообщить о твоем прибытии Алесу. Это мой лучший друг и по совместительству подчиненный твоего соотечественника. Несмотря на то, что Нат чужак, он уже несколько лет возглавляет самую уважаемую в нашем мире организацию, ту самую ВНСПБ, что позволила ему когда-то остаться, – Ника легким движение руки дотронулась до правого виска, вызывая перед глазами прозрачный экран, и тихо назвала имя абонемента для связи. – Давно не виделись, Умник! – улыбаясь, поздоровалась она с симпатичным, смешанной внешности, афроазиатом.
‒ Ника! Как я рад, что ты объявилась! – с неподдельным энтузиазмом воскликнул тот, отдаляя картинку и добродушно приветствуя девушку на пару с каким-то несуразно длинным, покрытым татуировками, человеком, больше похожим на преступника, чем на хранителя планетарной безопасности.
‒ И тебе, Гапей, привет. Умник, я по неотложному вопросу.
‒ Не сомневаюсь. Если бы не оно, пожалуй, лишний раз и не набрала бы.
  ‒ Кто бы говорил. Тебе напомнить про несчастную Абангу, которая звонит почему-то мне, узнать, как дела у ее драгоценного племянника? – набросилась Ника на парня, мигом забывая, зачем выходила на связь. ‒ Не потому ли, что он вечно занят и не берет трубку, когда она звонит? Уже не говоря о том, чтобы набрать любимую тетушку самостоятельно! Тебе не стыдно? – сердито отчитала она друга, гордо задирая и без того вздернутый маленький носик.
‒ Ненавижу, когда ты начинаешь учить меня жизни. Чувствую себя провинившимся младшим братом. Лучше возвращайся к своему важному делу.
‒ Ладно, но мы с тобой еще не закончили! – повелительным тоном строгой учительницы заявила девушка, непроизвольно переходя следом на трепетный шепот. – У меня тут есть кое-кто, кого вы наверняка ищите. Сегодня, в водах Атлантического океана, моряки подобрали необычного человека в костюме астронавта. Парню срочно требуется помощь, которую в КОСПе вряд ли смогут оказать. Ему бы устроить аудиенцию с Натом.
– Так он у вас, – моментально понимая, о чем речь, Алес удивленно приподнял густые, темно-карие брови, – а мы-то полагали, гость на полпути в сенат.  Будем через десять минут, – сообщил он и быстро отключился.
– Пока они едут, можно задать вопрос? – робко поинтересовалась Ника, настырно мучая кончик одной из своих косичек.
– Валяй, – безразлично пожимая плечами, согласился Нил.
– Когда ты рассказывал о чужих мирах, то упомянул о появившихся там аномалиях, унесших человеческие жизни. Что ты имел в виду?
– Помнишь, я сказал, что в день мы совершаем не более пяти перемещений в одну сторону? Так вот, это мера предосторожности. Мы контролируем черные дыры и нам они ничем не угрожают, но вот другим вселенным – не факт. Все началось в 2109 году, когда вместе с первым полноценным прыжком, в принимающей реальности произошло нечто, что мы предпочитаем игнорировать. С тех пор, куда бы не заявились пилигримы, любая вселенная подвергается неестественному сдвигу. На каждом из континентов, прямо из земли, там образовываются странные лучи света. Год назад ситуация ухудшилась и во всех мирах необъяснимые аномалии стали соединятся между собой своеобразной субстанцией. Наш мир с дефектом никоим образом не соприкоснулся. И как это обычно бывает у Вселенной №1, то, что ее напрямую не касается, не требует должного внимания и усилий.
– Постой, ты говоришь о Континентальных Столпах и Непрерывной Спектральной Полосе?! – шокировано выпучив глаза, воскликнула Ника и от удивления приоткрыла рот.
– Именно! – с энтузиазмом подтвердил молодой ученый, звонко щелкая пальцами. – Любопытное совпадение. Мы называем их так же.
– Получается, раз ты в курсе, то сможешь нам помочь …
– Сдается мне, ты плохо слушала, – сердито перебил девушку Нил, отмечая про себя легкую раздражительность от чрезмерного оптимизма и наивности местных землян. – В нашей реальности нет подобной напасти, а что будет с остальными, плевать.
– Но вы же создали Коалицию Разумных Вселенных, разве это не повод помогать друг другу?
– Я понял, наивно верить в лучшее – фишка вашего мира, – раздраженно заметил парень, но все же сжалился и пояснил: – В первый год мы пытались изучить новое явление, чисто в научных целях, но так и не распознали в чем суть. Тит предположил, будто прыжки нарушили какой-то баланс в мироздании, но поскольку доказательств не было, слушать его никто не стал. Совсем скоро ИСНГ пришло к заключению, что исследования – пустая трата времени и денег. Программу закрыли и единственное, чего смог добиться профессор – ограничить число создаваемых черных дыр, якобы для сохранения целостности собственного мира. Истинная причина, конечно, была в другом. Тит надеялся, сокращение числа путешественников остановит процесс движения спектральной полосы и, пусть этого не случилось, оно, по крайне мере, существенно замедлилось. Прости, но больше про КС и НСП мне сказать ничего.
– Спасибо и на том, – Ника попыталась создать видимость улыбки, но разочарованно опущенные глаза говорили больше слов. – Судя по услышанному, ваша реальность далека от идеальной, да?
– Мы живем по принципу «любые жертвы ради процветания», а в остальном каждый сам за себя.
– Звучит печально. Но если так, почему ты рискнул прыгнуть сюда? Наш мир наверняка был внесен в список опасных. Чем ты так обязан этому человеку, Титу?
– «Обязан»? О нет, все гораздо проще. Профессор, конечно, гений и по его просьбе я безоговорочно отправился бы куда угодно, но в первую очередь он мой отец. Так что у меня была двойная мотивация.
– Но, что его сподвигло на столь опасный шаг? Отправить родного сына в чужую, не факт, что дружелюбную, вселенную, да еще и так спешно, без подготовки, преследуемого военной организацией.
– Тит сказал метавселенная в опасности, а значит, так оно и есть. Он единственный, кто никогда не переставал изучать НСП и КС. Семь месяцев назад ситуация кардинально изменилась. В одной из реальностей, входящих в Коалицию Разумных Вселенных, на земле №17637, произошло нечто такое, что заставило его думать, будто он нашел ключ к разгадке тайны. Им стала Константа, которую я теперь и пытаюсь найти…
– Ника! – заставляя собеседников испуганно замолчать, позвала Аиша, уверенной походной влетая в комнату. – У нас гости. Понятия не имею, зачем ты их позвала, но они, на удивление, очень заинтересованы в нашем психе, – неохотно признала женщина, отступая в сторону от двери и пропуская внутрь двух мужчин.

Глава 3. Единоземцы

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Основная база ВНСПБ в двадцати километрах от мировой столицы, мегаполиса Юнион.

– Серьезно? Очередной допрос? – с досадой выдохнул Нил, устало плюхаясь на предложенный стул. – Хоть бы интерьер сменили, а то ощущение, что меня глупо разводят и держат в той же камере, что и час назад, – угрюмо пробубнил он, коротко оглядывая точную копию предыдущей комнаты. – Я устал повторять, чем дольше меня держат, тем больше шансов, что всем конец. Между прочим, конкретно вы сдохните в первую очередь. Меня будут искать и когда найдут, прикончат всех, кто встанет на пути.
– Не переживай, мы во всем разберемся, – с неподдельной заботой посоветовал Гапей, добродушно улыбаясь. – Здесь ты в полной безопасности. Случись что, мы прикроем. Бояться совершенно нечего.
– Болван, я не за себя радею. Вы им не ровня. Легионеры Фемиды пройдут по вашим телам, как по мостовой, и краем глаза не заметив, что кто-то назойливый мешался под ногами! – обреченно хватаясь за голову, пришелец выкрикнул несколько грубых проклятий в адрес новых тюремщиков, а затем, сам не помня, как, вскочил и схватил торчащее на поясе здоровяка покатое, слишком легкое, будто игрушечное, оружие. Не задумываясь, он направил его на обидчиков и сердито заорал: – Либо отпустите меня, либо я убью вас обоих!
– Как не осмотрительно. Ты в здании, полном агентов ВНСПБ. Тебя тут же схватят.
– Тогда затем я пристрелю и себя, лишь бы не достаться Рему!
– К чему такие крайности? Давай просто успокоимся и поговорим, – примирительно предложил Алес. Он едва успел взглядом остановить Гапея, готового сорваться с места и мигом утихомирить нарушителя. – Никто не собирается тебя обижать или удерживать больше нужного, – пообещал он, без боязни проходя мимо молодого ученого и деловито усаживаясь за стол. – И, кстати, пушка тебе не поможет. Ей и ранить то сложно, не то, что пристрелить. В нашей реальности давно не применяют оружия, способного навредить человеку. СОК одобрил закон о его запрете еще в 2067 году.
– Все верно, с тех пор не осталось никакого огнестрела, – поддержал его здоровяк, добродушно пожимая плечами. Он осторожно, пятясь спиной и все время будучи наготове, отступил к стене и полностью доверил беседу напарнику.
– У нас даже колюще-режущее оружие находится здесь, в здании ВНСПБ, под стеклом в музее на первом этаже. Брать его в руки имеют право лишь сотрудники первого ранга, да и то в случае реальной угрозы.
– Но ты имей в виду, наш Алес как раз из «таких». Будешь вести себя плохо, он мигом получит разрешение на использование наследственного ниндзя-то.
– Пытаетесь выставить меня идиотом? Думаете я никогда не видел настоящую пушку? – взбесился Нил, переводя разъяренный взгляд со снисходительно улыбающегося афроазиата на безразлично стоящего в сторонке здоровяка. – В каком утопичном мире надо жить, чтоб так легко отменить основные средства самообороны?! Всегда и везде найдется негодяй, понимающий лишь силу оружия!
– Сложно рушить привычное понимание о вещах, – благосклонно согласился Алес, точно уговаривая ребенка прекратить баловаться и начать вести себя разумно. – Но я уверяю, мы уже почти шестьдесят лет справляемся с темной стороной человеческой души без подобного рода воздействия на нарушителей порядка. Для их поимки не обязательно использовать огнестрелы. Гораздо важнее то, какие моральные тяготы ждут негодяев потом. Существуют более действенные способы наказания, и они намного страшнее любого ранения в тело.
– Положим, я совершил оплошность и поверил, но если это ни пушка, то что?!
– Штука в твоих руках называется не летальный импульсный пистолет или сокращенно НИП. Вопреки названию это не оружие в обычном его понимании, а скорее средство экстренной самообороны. Оно лишь вырубает человека на несколько минут, не принося никакого вреда. На случай, если у тебя в голове созрел новый план, безобидный НИП все равно не пригодится во время побега. Он срабатывает по отпечатку пальца владельца.
– Тогда почему вы не обезвредили меня сразу?
– Ну, во-первых, не такой встречи я ожидал. А во-вторых, хочу, чтобы ты понял – мы тебе не враги.
– Обидно, – раздраженно пробурчал Нил и все же попытался использовать направленную на Гапея пушку. Как и было обещано, никакого результата эксперимент не дал. – Наш мир никогда не отказывался от смертельного оружия, но мы до сих пор не додумались сделать похожую степень защиты, – разочарованно добавил он, опуская НИП.
– Не думал, что ты выкинешь нечто подобное и станешь проверять, – протягивая руку, Алес требовательно зашевелил пальцами. – Не знаю, как в вашей прогнившей реальности, я могу судить о ней исключительно из рассказов Ната, но в нашей люди друг друга не обманывают.
– По крайней мере, мы не так наивны, – с надменным видом, принципиально игнорируя парня, Нил бросил пушку обратно хозяину. – В конце концов, чего я так переживаю? Умру я – умрете и вы, – заявил он как ни в чем не бывало и развалился обратно на стул. – Что дальше? Заново рассказать историю, что и симпатяге из КОСПА? Лучше бы вы меня с ней оставили. Подыхать, так уж в приятной компании, а не среди мужланов.
– Мы изучили записи беседы по дороге сюда, и в курсе, зачем ты прибыл. Лучше перейдем сразу…
Не успел агент договорить, как беззвучно открывшаяся дверь впустила в комнату высокого, накаченного мужчину. Все его тело было покрыто глубокими мелкими шрамами, а суровое выражение лица говорило о нелегкой судьбе и серьезных намерениях. Бодро преодолев в два шага расстояние до стола, он деловито уселся рядом с коллегой и широко, но неестественно улыбаясь, восторженно воскликнул:
– Я уж и не надеялся встретить земляка! Чертовски рад знакомству.
– Кажется, я понял кто ты, – с нескрываемым интересом Нил окинул нового игрока оценивающим взглядом, – тот самый Нат, пилигрим, застрявший в реальности №7693. По мнению Ники, именно ты должен мне помочь, но я-то знаю нашего брата и совершенно уверен в обратном. Думаю, единственное, чего ты хочешь: попасть домой. Должен разочаровать, я и сам пока не знаю, как вернусь.
– Да, да, я в курсе проблем с Легионерами Фемиды. Они тебя ищут, а значит, путешествие сюда было не санкционированным и, скорее всего, ты преступник метавселенского масштаба. У нас пока не было шанса вступить в Коалицию Разумных Вселенных, но полагаю, он только что появился. Ради всеобщего блага мы задерживаем тебя до выяснения обстоятельств и прибытия агентов СМП.
– Мы?! – не сдержавшись, ехидно усмехнулся ученый, – Неужто, ты считаешь себя полноправным гражданином второсортной реальности? Что-то не похоже на бравых пилигримов.
– Почему нет? – искренне изумился Нат, приподнимая широкие густые брови. – Ты и сам успел понять плюсы местной вселенной. Мир, из которого мы прибыли более развит и технологичен, но согласись, люди, обитающие здесь, с лихвой возмещают все возникшие неудобства. Каждый гражданин земли №7693 на порядок выше любого из самых почтенных и уважаемых людей Хокингса. Будь у тебя выбор, где коротать остаток жизни: в мире добра, справедливости, настоящей дружбы и взаимопомощи или в холодной, одинокой реальности, заполненной всеми возможными благами, но отдающей фальшивыми улыбками, предательством и себялюбием, чтобы ты выбрал? – мужчина, не моргая, изучал лицо молчаливого и даже слегка осунувшегося собеседника. – Так и думал. Вот и мне больше нравится первый вариант. Однако, не стану скрывать, попасть домой я хочу, но исключительно по личным причинам.
– Наслышан. У тебя там дочь и я с удовольствием помог бы выбраться, но, как и прежде, моя единственная цель в этой вселенной разыскать и уберечь Константу.
– От кого? От Легионеров Фемиды? Ты представляешь, как звучат твои слова? – неподдельно посерьезнев, нахмурено заметил Нат. – Они не просто пилигримы, а официальные носители правосудия. Эти ребята не охотятся на людей, пытающихся спасти параллельные реальности, а скорее оказывают им поддержку. Как, зная все это, я должен тебе доверять? – он небрежно провел рукой по, чуть зализанным, вьющимся волосам, явно начиная нервничать. – Я отлично знаю профессора. Он меня сюда отправил. И, да, у Тита на самом деле был сын, но я ни разу его не видел, а потому, понятия не имею, правду ты говоришь или лжешь. Может передо мной опасный преступник, решивший выдать себя за того, кем не является и таким образом скрыться от СМП? Чем докажешь, что ты отпрыск выдающегося деятеля науки?
– Взгляни на меня! Сколько тебе было, когда ты последний раз видел родную вселенную? Двадцать восемь? Двадцать девять? В то время мне было не больше двадцати, и я учился в университете! Логично, что мы ни разу не встретились на Юй-Ди. А внешнее сходство с отцом ни о чем не говорит? Прибавь мне роста и седины, я буду один в один Тит!
– Слабоватые аргументы для безоговорочного доверия.
– Давай зайдем с другой стороны. Будь я опытным прыгуном, переместился бы сюда без оборотня? А мое КЭМИ? Оно основано на предрасположенности к физико-математическим наукам. Протестируй и убедишься сам. Разве отъявленный преступник может иметь подобное отклонение имплантата? Я не внезапно взбесившийся против системы путешественник по параллельным мирам, а обычный законопослушный гражданин, ни разу в жизни не совершавший перехода сквозь черную дыру.
– Что ж, звучит разумно. Ты действительно не похож на пилигрима и вполне сошел бы за сына Тита. Однако, это вовсе не означает, что в твоих поступках не было ничего противозаконного. А вдруг ты украл какие-нибудь секретные разработки и, решив их перепродать, вовремя был пойман за руку? Тогда тебе ничего не осталось, кроме как затеряться где-нибудь на просторах метавселенной.
– И, вероятно поэтому я выбрал реальность, которая считалась опасной. Так себе предположение.
– Согласен, – после некоторого раздумья, нехотя признал директор ВНСПБ, – логичней было бы скрылся в одной из двадцати трех вселенных коалиции. Допустим, я тебе поверил. Что за Константу ты ищешь?
– Не могу сказать точно, но полагаю некое подобие КС или НСП, – еле сдерживаясь, чтобы не впасть в истерический припадок, процедил сквозь зубы ученый. – Так ты меня отпустишь?
– Я не враг, Нил, – с ледяным выражением лица произнес мужчина в шрамах, – и понимаю, что не заслужил доверия, но ты сам ясно дал понять, что у нас нет времени на притирки. Если хочешь, чтобы я помог, расскажи правду! – с добродушным сердечным видом он развел руками, словно ожидая, что собеседник тут же бросится в объятья и выложит все, как есть. Чуда не последовало. – Что ж, – с тяжелым вздохом произнес Нат, – будь мы во Вселенной №1, ты бы давно отправился в Космическую Гавань. Там умеют быстро добиваться результата.
– Как здорово, что мы не в родной гавани, – ехидно заметил задержанный, искривляясь в издевательской ухмылке.
– Тебе повезло, что здесь я привык относиться ко многим вещам иначе, – отлично скрывая раздражение и злобу, благосклонно сообщил директор ВНСПБ, продолжая придерживаться дружелюбной тактики. – Я вижу, ты на самом деле чем-то сильно обеспокоен, поэтому давай так. Дабы немного разрядить обстановку, я поведаю о том, как сложилась моя судьба в новом мире, а после, ты поделишься информацией о Константе и, что нас интересует намного больше, о Континентальных Столпах и Непрерывной Спектральной Полосе. Идет?
– Мой отказ что-то изменит?
– Нет.
– Тогда, валяй, выкладывай трагичную историю своей никчемной жизни.

***

Это был обычный прыжок. По огромному росту легко догадаться, за плечами у меня был не один десяток удачных попыток, но только не в тот раз. В процессе перехода, на выходе, я не удачно приземлился в разгар разрушительного шторма. Летательная капсула попала в пятнадцатиметровую волну и, не успев вовремя модифицироваться, я бился о ее прочные стены целую вечность, заработав в итоге внушительные шрамы. Меня вырубило, а когда сознание вернулось, я оказался на жалких обломках разбитого в хлам транспорта. Полагаю, уцелеть мне удалось лишь благодаря К-9. Океан продолжал бушевать. Истерзанному и кровоточащему, мне пришлось бороться за жизнь с жестокой стихией несколько часов. После, когда все стихло и успокоилось, меня стало постоянно выключать. Я мотался по бескрайним волнам, пока на мой, почти бездыханный труп, не натолкнулся крейсер Миллениум. В водах Атлантического океана я провел более трех дней. Можешь представить, что тогда собой представляло мое тело и душа? Из-за несчастного случая я пропустил обратный билет домой.
Полуживого меня доставили в медицинский отсек корабля. В болезненной горячке разум выдал все, что знал про дом, параллельные вселенные, адронный коллайдер. Доктор решил, я брежу и не придал услышанному значения. Но когда я очнулся и начал нести тот же вздор наяву, он доложил капитану Марику. Они решили, у меня посттравматический синдром и не поверили ни единому слову. А затем, ко мне постепенно стал прислушиваться Алес. Только он один. Вытащив мое тело из воды, они с Никой, как здесь принято, посчитали личным долгом поставить спасенного на ноги, а потому до последнего навещали в больничной палате и помогали, как могли. Ника чувствовала, со мной что-то не так, но до последнего не хотела верить, Алес же совсем другое. Мой лучший друг оказался умным и талантливым малым. Неоднократно выслушав рассказ о существовании параллельных миров, и сопоставив вместе немногочисленные факты, он пришел к выводу, что подобное имеет место быть. Мы стали проводить много времени вместе и тогда я рассказал ему, как сумел, о единственном на тот момент красном КС. Будучи обычным пилигримом, мало понимающим природу световых столпов, мне казалось я несу полную чушь, но парню информации оказалось достаточно. Он попытался дать случившемуся научное обоснование и первым углядел взаимосвязь между аномалией и моим появлением в их мире. Алес убедил Марика отправить исследования в ВНСПБ, благодаря чему, мной впервые заинтересовалась.
Нас с другом вызвали в агентство, но прежде, чем заручиться поддержкой, обоим пришлось пройти многочисленные проверки и тесты. Только после того, как служба безопасности окончательно удостоверилась в правильности выводов Алеса, изучила обломки оборотня, К-9 и прочих примочек, что остались при мне и смогли уцелеть, они нам, наконец-то, поверили. Конечно, до полноты картины пришлось показать в действии КЭМИ. Помнится, руководство ВНСПБ сильно удивилось расширенному восприятию моего зрения. Я могу видеть дальше и лучше обычного человека и наоборот читать нечитаемое. При должном сосредоточении различаю любые предметы и фигуры за стеной, ориентируюсь в темноте, как при солнечном свете. Способен заставить мозг приблизить, отдалить или сделать определенные цели более четким, ну и так далее. Так что, убедить агентство в своей уникальности, мне не составило труда. Дальше все понеслось с такой скоростью, что точных подробностей и не упомнишь.
Мы начали взаимовыгодное сотрудничество. ВНСПБ изучало меня, а я их. Наблюдения быстро показали, что цивилизация, в которую я попал, процветала. Однако темпы ее развития были гораздо ниже, чем наши. Несмотря на это, мировой парламент реальности №7693 посчитал себя достойными и готовыми к вступлению в Коалицию Разумных Вселенных. Конечно, не последнюю роль в их решении сыграли КС и НСП. Сенаторы полагали, столь просвященный мир, как наш, наверняка имеет более продвинутое представление о странных явлениях. Оставалось только понять, каким образом мы могли связаться с моим миром и вступить в переговоры с ИСНГ. Тогда СОК впервые за много лет решил заново запустить одну из платформ адронного коллайдера. Для безопасности, дабы не спровоцировать новых, глобальных аномалий и оградить жителей планеты от катастроф, они восстановили некогда разрушенный страшной трагедией ПАК – Пернатый Змей. Это был наиболее удачный выбор. Во-первых, вокруг находились лишь заброшенные еще с 2052 года Каменные Джунгли Тары, а во-вторых, он располагался в водах Атлантического океана и территориально был ближайшим к нашему Юй-Ди. На Пернатом Змее стали проводить секретные эксперименты по созданию черных дыр и всерьез задумались о возможности перемещения в параллельные вселенные. Все, что оставалось сделать – построить внутри защитный цилиндр для прыжков в пространстве и начать поиски экзотической материи. Тогда я впервые почувствовал себя полноправным гражданином нового дома.
Коллайдер был готов к работе и меня попросили стать независимым консультантом. Наряду с местными учеными я приступил к исследованиям, но, поскольку мои знания в данном вопросе варьировались где-то на уровне метавселенского дипломата, я мало чем помог. Знаю, подобные шаги в нашей реальности расценили бы как предательство и раскрытие государственной тайны, но я не мог отказать себе в возможности попытаться вернуться домой. Ради дочери я пошел бы на что угодно. Полагаю, СМП не обрадуется, когда узнает о моих неправомерных действиях. Так что, как видишь, мы с тобой на одной стороне.
В итоге, спустя довольно длительное время, не добившись весомых результатов и зайдя в тупик, парламент принял решение найти с моей помощью тех, кто работал над проектом во Вселенной №1. К сожалению, в местной реальности никто из нужных людей не выбрал профессиональным делом науку. Главный ум нашей операции, профессор Тит, вообще погиб в автокатастрофе еще ребенком много лет назад. Прости, что приходится говорить подобные вещи, но в этом мире ты даже не существуешь. Таким образом, команду оставили в старом составе. Работа по-прежнему продвигалась медленно, хоть и уверен в правильном направлении. Через год меня поставили старшим научного проекта, а затем и всего Пернатого Змея. Совсем скоро я взобрался по карьерной лестнице до начальника одного из главных и ценных агентств мира №7693 и теперь сижу перед тобой в качестве полноправного директора ВНСПБ. Я, как никто другой, понимаю тебя и могу помочь.
– Просто доверься и расскажи правду, – закончил Нат, внимательно наблюдая за вальяжно развалившимся Нилом.
– Выбор то у меня не велик, – обреченно заметил парень, окончательно сдаваясь. – Хочешь знать подробности? Хорошо, но не рассчитывай на многое. Мне самому мало что известно.

***

Перед тем как начать, хочу заметить, что Тит не только гениальный ученый, он еще и хороший человек. Пусть старик, как и остальные в нашей реальности, эгоистично помешан на второстепенности человеческой жизни перед главенствующим местом науки в мире, он все же не хладнокровный убийца, как большинство его коллег. Профессор единственный, кто не только искренне ценит… То есть, ценил добровольный вклад погибших в развитие Вселенной №1, он еще и безвозмездно помогал их семьям. В особо неблагополучных случаях Тит лично следил за тем, как сложилась судьба детей, пропавших без вести или погибших пилигримов. Уверен, среди них были и твои близкие, помни об этом, прежде чем осуждать.
Профессор в целом был уникальной личностью. О крайне редком и удивительном воздействии имплантата на его мозг не знал разве что ленивый. КЭМИ раскрыл потенциал отца настолько, что возможности организма старика зашкаливали своей многогранностью и безграничностью. Его сознание не поддавалось ни одной внешней манипуляции, создавая барьер и заставляя оставаться в трезвом уме и здравой памяти. Разум ученого с легкостью разграничивал, сохранял или напротив окончательно удалял, а затем без малейших потерь воспроизводил нужную информацию в нужный момент времени. Всего за пару часов сна в неделю Тит полностью восстанавливал силы. Одним словом второго такого феномена во Вселенной №1 больше не существовало.
Ты не представляешь, какого быть отпрыском великого титана. Я не собираюсь жаловаться, что постоянно жил в тени его славы и, что от меня вечно ждали чего-то большего. Это понятно без слов. Гораздо любопытнее вторая сторона медали. Моя мать неожиданно для всех умерла при родах. Наша хваленая, современная медицина не то, что не сумела спрогнозировать риски, она не смогла ее спасти. В итоге, как понимаешь, я не был избалован родительским вниманием. Однако, сколько себя помню, всегда уважал старика, считая его достижения достойным примером для подражания. С раннего детства я искренне полагал, что слова и поступки Тита незыблемая правда. Для меня он был не просто человеком, но идолом. Я буквально заглядывал ему в рот, хотел быть похожим на профессора хотя бы наполовину.
По окончании университета я много работал. Безумно желал попасть в научную группу Тита, что сделать было практически невозможно. Он приглашал на ПАК исключительно одаренных личностей, независимо от их пола, возраста, финансового состояния и уж тем более родственных связей. Только представь, мне пришлось изрядно потрудиться, дабы заслужить низшее место практиканта подле профессора, тогда как, одна из его протеже, девчонка-сирота, по прозвищу Перчинка, усилиями отца попала на платформу, когда ей было всего двенадцать! Двенадцать! Пусть она и гениальный ребенок, с умопомрачительным КЭМИ к технике, но все же ребенок, к тому же чужой! Я пахал как проклятый, забыв обо всем на свете, но так и остался для него посредственностью, нахрапом занявшим чужое место. Позже я стал полноценным научным сотрудником Юй-Ди, но к общему разочарованию так и не проявил выдающихся способностей. В таком не сладком темпе моя жизнь продолжалась последние семь лет, пока полгода назад все не изменилось.
Второго февраля текущего года в одном из миров Коалиции Разумных Вселенных, в городе Пять, обнаружилась странная аномалия. Я помню, как узнав о ней, Тит и Кир пришли в восторг. Оба вели себя, как неопытные стажеры, впервые получившие возможность сделать по-настоящему важное открытие. Судя по взволнованному поведению стариков, путешествия по параллельным вселенным были детской забавой в сравнении с тем, что они ожидали увидеть в реальности №17637. Перед отправкой туда отец пришел попрощаться. Будучи всегда уравновешенным и скрытным, на сей раз он был не типично разговорчив и возбужден. Тит сказал, будто считает происходящее продолжением тех явлений, что наблюдались раньше. Дословно его утверждение звучало как: «Все взаимосвязано. Найденный феномен – следствие предшествующих ему световых столпов и спектра. Он некий исход. Наконец-то, мы получим реальный шанс во всем разобраться».
Я знаю, о чем ты думаешь. Как бы новый дом не изменил тебя, в жилах по-прежнему течет вложенная Вселенной №1 идеология. Передо мной бывший пилигрим, а значит в твоем понимании – нарушать правительственные приказы, значит идти против системы. ИСНГ запретили отцу заниматься КС и НСП, но он не из тех людей, кто бросает начатое по чьему-то велению. Профессор никогда не прекращал заниматься аномалиями. Он изучал их в свободное от работы время, коего, благодаря способностям, у него было достаточно. Старик ночами напролет ставил опыты, но все было тщетно и тут такая удача. Знаешь, его рост уже тогда составлял сто восемьдесят два сантиметра. Совершать прыжки было противопоказано, но Тит все же отправился в тот мир.
Спустя несколько недель после отбытия ученых, общественность взбудоражила очередная сенсация. Точно такой же феномен обнаружили в другой вселенной. Затем в еще и еще одной. В итоге, во всех мирах коалиции, за исключением нашей, зафиксировали подобные явления. Чем они были, что из себя представляли, где находились территориально и каким образом предстояло с ними бороться – никто не знал. Данные засекретили. Как среднестатистическому сотруднику доступ к ним мне был запрещен. Все, что сообщалось новостными источниками – в каждой из двадцати двух реальностей аномалии имели идентичную, неизменную структуру. Были некой постоянной, Константой, что не удивительно. Появившиеся до них КС и НСП имели точно такую же особенность. Больше никакой информации не в официальных источниках, не у меня, нет.
Все шло гладко, ничего не предвещало беды, как вдруг, спустя три месяца, исследования прекратились, и я с ужасом узнал, что отец пропал без вести. На неудобные вопросы об обстоятельствах его внезапного исчезновения, в ответ мне приходили неутешительные ответы, что Тит слетел с катушек. По заверениям ИСНГ он якобы собирался сделать нечто ужасное. В два счета способное полностью уничтожить Коалицию Разумных Вселенных. При попытке ареста старик сбежал и теперь, как особо опасный преступник, находился в метавселенском розыске. Ты в курсе, что это значит. При любом сопротивлении СМП имело право пристрелить его на месте. Без всяких причин и разбирательств. За сознательную помощь и покровительство профессору любой гражданин из двадцати трех миров ссылался на пожизненное заключение в Космическую Гавань, а случайный соратник лишался всех накоплений и привилегий. Вот так и вышло, что некогда уважаемый ученый, по невыясненным обстоятельствам, вмиг превратился в предателя родины и остался совсем один.
Известия ошарашили и одновременно разозлили. Безгранично преданный делу Тит никогда не навредил бы любимой реальности. Ни один довод правительства не способен был убедить меня в обратном, а потому, я с надеждой ждал возвращения Кира, полагая, что тот прояснит ситуацию и обязательно поддержит непоколебимую веру в отца. Наивный дурак, думал, вернется его лучший друг и мигом развеет чудовищную клевету. Чуда не случилось. Жирдяй явился спустя месяц, ликующий и довольный собой. Его явно не волновала судьба старого товарища, скорее наоборот. С радостью заняв освободившееся кресло директора Юй-Ди, он от души наслаждался высоким положением. Мешок дерьма поведал какую-то безумную историю, полностью поддерживающую приговор мирового правительства. С его слов, Тит, изучив новую аномалию, выдвинул немыслимо глупую и необоснованную теорию. Следуя ей, именно Вселенная №1, породившая прыжками КС и НСП, должна была за все расплатиться, а найденная Константа являлась не просто продолжением существующих явлений, а началом неминуемого конца, катализатором к активным действиям. Профессор собирался позволить аномалии раскрыть заложенный потенциал и выполнить свое предназначение. «Я не мог допустить уничтожения того, что с таким трудом создавалось», – с гордо поднятым тройным подбородком заявил толстяк. Тогда-то я и понял, что именно он предал отца, убедив ИСНГ принять свою сторону. Негодяй натравил на Тита Легионеров Фемиды и подставил жизнь старика под угрозу. Вряд ли, ты в курсе, но надавить на людей и внедрить в их разум свои идеи для него не проблема. Киру достаточно удержать взгляд собеседника на минуту, чтобы спустя короткое мгновение тот неминуемо принял его убеждения, как собственные. Жирдяй никогда не афишировал КЭМИ, благодаря чему, легко всего добивался.
В итоге, тучная сволочь, с едкой ухмылкой на сальных губах, сообщила, что в сложившейся ситуации и для меня, и для репутации ПАКа будет лучше, если занимаемую должность я освобожу по собственному желанию и без лишних скандалов. Мне пришлось принять условия и знаешь, плевать на работу и тем более на измену старого, самовлюбленного козла. Меня подкосило вовсе не это. В неистовом желании понять, что все-таки произошло в действительности, я попытался обратиться к единственному близкому человеку, дочери ублюдка Кира, Иле. Мы дружили с раннего детства и всегда заботились друг о друге. Да, что греха таить, я был безумно в нее влюблен. Порой мне казалось, она отвечает взаимностью, но видимо я ошибался. Мало того, что предательница, разбив мне сердце, связалась с Шином, одним из прихвостней своего отца, так она еще и полностью приняла позицию предка. Это был удар ниже пояса. Моя прекрасная Фиалка не отвечала на звонки, не реагировала на миллион сообщений, избегала встреч, а если такие случались, то с надменным видом, хватая под руку нового хахаля, проходила мимо. Тогда меня впервые стали одолевать сомнения. Что такого собирался сотворить Тит, если от меня отвернулась даже Иля? Может он на самом деле сбрендил, и я зря так упорно старался найти ему оправдание?
Плачевные выводы подстегнули меня еще больше. Я стал вслушиваться во все сплетни и слухи, доходившие до ушей. В основном они крутились вокруг обновленных правил работы Юй-Ди. Кир принялся творить такое, чего отец не допустил бы никогда! Старый дурак заявил, будто разрывы способны выдержать гораздо больше того, что было заявлено предыдущим директором. Игнорируя установленные порядки, он с маниакальным рвением принялся ставить опасные эксперименты. Безумец пытался играть со временем, отправляя путешественников в будущее или прошлое, в ответ получая их расщепленные тела. Отсылал за раз больше пилигримов, чем того могла позволить черная дыра, обрекая заходящих туда людей на верную смерть и превращая их в единую мешанину двух, трех, а то и четырех тел. Допускал открытие более пяти порталов в день, что приводило к частым перегрузкам в коллайдере, а главное вызывало загадочные колебания в тонкой грани между мирами. В конечном счете, все попытки негодяя превзойти моего отца сводились к провалу, провоцируя ускорение движения НСП к следующему КС. Он творил, что хотел, а ИСНГ не только закрывало глаза, но и всячески поощряло его действия, надеясь, что рано или поздно они принесут ожидаемый результат.
Кроме перечисленных ужасов, за последние три месяца, мне не удалось узнать о судьбе Тита ничего полезного. Я уже готов был опустить руки, но сегодня утром неожиданно получил сообщение, где говорилось, будто профессор вернулся на родину и ему жизненно необходимо встретиться со мной на Юй-Ди. Пусть мне грозила пожизненная поездка на Космическую Гавань, я не мог упустить шанс узнать правду. Четко следуя инструкциям Перчинки, мне посчастливилось пробраться в лабораторию незамеченным. Я попал туда как раз в тот момент, когда измученный старик с маленькой помощницей, преследуемые Киром и Легионерами Фемиды, вбежали в ворота главного зала. Отец успел сказать немногое, но вывод напрашивался сам собой. Мы были не вправе лезть в истоки мироздания и открывать двери в параллельные реальности. Своими безрассудными действиями Вселенная №1 подставила под удар не только себя, но и прочие, найденные цивилизации. Оставался лишь один способ избежать надвигающейся гибели: переместиться на эту землю и не дать агентам СМП уничтожить последнюю доступную Константу.
Знаешь, в чем Тит заверил меня напоследок? Что здесь окажется друг. Реальность №7693 была внесена в список опасных, но обнаружив в ней аномалию, он догадался о чудовищной ошибке, случившейся с отправленным сюда пилигримом. Видимо старик был уверен, что путешественник выжил и возлагал большие надежды на его поддержку. Помоги найти Константу и, быть может, у тебя появится шанс вновь увидеть дочь.

***

– Звучит правдоподобно, – в комнате уже пять минут царила затяжная тишина и Алес был первым, кто решился ее нарушить. После знакомства с Натом он мало чему удивлялся, но все же, некоторые вопросы к истории задержанного у него оставались. – Я не могу взять в толк, почему Вселенную №1 не затронули аномалии? И еще, если опасность вам не угрожала, с чего Тит решил пойти против ИСНГ и надумал спасать «отсталые» реальности?
– Уверен, на то были причины. Со слов отца именно наш мир – центр угрозы. Возможно ему, в итоге, и придется расплачиваться, – Нил нахмурил лоб и, погрузившись на несколько секунд в себя, воспользовался КЭМИ. – Я в третий раз пытаюсь просчитать вероятность исхода, но как не стараюсь, ничего не выходит. Слишком мало переменных. Знай я немного больше…
– И как, по-твоему, нам нужно поступить? Послушать профессора? Найти Константу, переправить в вашу вселенную и тогда все закончится? Проклятые столпы и полоса исчезнут? Но каким образом? Ты в розыске, а значит, второго сеанса связи не предвидится. Да будь у нас хоть собственный рабочий портал, как из одной реальности в другую переместить аномалию, подобную тем, что мы видели? И почему она должна попасть конкретно к вам?
– Потому что все сказанное – ложь! – не давая ответить ученому, сердито вставил Нат. – Я не верю, что человек из моего мира пошел бы на серьезный риск, не зная ради чего старается, пусть даже его об этом попросил родной отец, – с непоколебимой уверенностью заявил директор ВНСПБ, не отводя проницательных карих глаз от сидящего напротив парня. – Сомнений нет, лгун пришел из Вселенной №1, но не ради мироздания, а для спасения собственной шкуры.
– Что будем делать? – с туповатым выражением лица, поинтересовался Гапей. Он не понимал и половину из услышанного, зато прекрасно знал, что неприятная ситуация затянется надолго, стоит только друзьям вступить в полемику. Ему же, напротив, очень хотелось побыстрее со всем расквитаться и отправиться домой к жене и детям.
– Ни-че-го, – с мрачным видом произнес по слогам бывший прыгун. – Я знаю кто такие Легионеры Фемиды и, уж поверьте, просто так они ни за кем не гоняются. Мы отправим негодяя, как и любого другого преступника, в криосферу, где он будет ждать дальнейшей участи. Когда за беглецом придут, узнаем, что он сделал, и сдадим агентам СМП, после чего благополучно начнем переговоры по вступлению нашего мира в состав Коалиции Разумных Вселенных.
– Ты не слушал или не понял, о чем я говорил? Нам всем грозит смертельная опасность! – вскакивая со стула и интенсивно размахивая руками, заголосил Нил. – Легионеры Фемиды не посланники мира. Они убьют всех, кто посмеет мешать. Тебе ли об этом не знать? Мы не должны им позволить найти Константу первыми.
– «Мы»? Я-то тут причем?
– Ты пятнадцать минут назад утверждал, что этот мир стал тебе родным, так помоги спасти его! Неужели не видишь, что творится вокруг? Как все меняется и постепенно разрушается? Что будет, когда НСП окажется в конце пути?
– Я устал терпеть твой параноидальный бред. Во Вселенной №1 все устроено иначе, нежели здесь. Я успел обмякнуть от местного спокойствия и тишины, но все же прекрасно помню, что мой мир не настолько плох, как ты его описываешь! – Нат медленно расправил сжатые в кулак пальцы и, отлично пряча раздражение и злость под маской спокойствия, уравновешенно продолжил: – Наша с тобой реальность наполнена сложными людьми, но они не безнадежны. Ты прав, я верю в действующую там систему правосудия, так что, если дезертира ищут Легионеры Фемиды, значит он обычный рецидивист, умудрившийся сбежать от преследования в параллельную вселенную. Нравится тебе или нет, но, когда они придут, мы встретим агентов СМП как долгожданных гостей, с распростертыми объятьями и красной дорожкой. Затем с удовольствием передадим тебя и приступим к процедуре объединения.
– Тебе плевать на все, да? Главное получить шанс вернуться домой, а уж каким способом – не важно, – устало плюхнувшись обратно на место, как нельзя точно догадался парень. Понуро опустив плечи, он предпринял последнюю попытку отговорить земляка от заведомо неверного шага: – Пойми, не будет никаких переговоров. Это не штатная ситуация по освоению новых миров и призыву вступить в Коалицию Разумных Вселенных, а военная операция. Ради выполнения приказа Служба Метавселенского Правосудия сметет все на своем пути, даже одного из затерявшихся когда-то пилигримов.
– Не делай из меня подонка. Давить на совесть не получится, – категорично прохрипел директор ВНСПБ, гордо задирая давно не бритый подбородок. – Лицемеров я вижу насквозь. Ты выкручиваешься и лжешь. Пытаешься выставить меня перед подчиненными в малоприятном свете, но уверяю – зря стараешься! Они преданы мне не потому, что все одиннадцать лет я искал дорогу домой, а потому что пахал ради благополучия мира №7693 как проклятый, словно тут родился. Разговор окончен. Алес, – развернувшись в сторону агентов, сурово процедил мужчина, – возьмите людей и отправляйтесь с Гапеем на точку входа. Я оповещу СОК, что начало по вступлению в Коалицию Разумных Вселенных положено. Полагаю, Радос, как один из членов мирового парламента, захочет лично побеседовать с пришельцами. Ваша задача встретить Легионеров Фемиды, выяснить их версию произошедшего и вместе с гостями ждать на корабле нашего прибытия. Гнусного урода, как и положено, заприте в криосфере для содержания преступников. Выполнять приказ!
Нат шумно отодвинул стул и размашистым нервным шагом выбежал из комнаты, оставив подчиненных наедине с заключенным. Обменявшись удивленными взглядами, оба агента в нерешительности замялись каждый на своем месте. Не такой реакции они ожидали от всегда сдержанного, справедливого начальника. Решение казалось странным и мало обдуманным.
– Порой он бывает резковат, – растерянно начал Алес, с сочувствием и настороженностью поглядывая на арестованного. – Мы долго привыкали к особенностям его характера, но я точно знаю, в душе он добрый человек. Вероятно, твои слова задели его за живое. Нат всегда описывал ваш мир как нечто крутое и продвинутое. Дай ему время. Он остынет, хорошенько все обдумает и изменит позицию.
– «Время»? У меня нет такой роскоши! – прохрипел физик, гневно уставившись на молодого человека. – Когда твердолобый идиот очухается, будет слишком поздно. Вы не представляете, что за люди идут за мной. Они уничтожат и меня, и Константу, и вас. Второго шанса не будет.
– Мироздание заключает в себе бесконечное множество вселенных. Если Тит был прав и восстановить баланс может только Константа, то вы наверняка разыщите ее в какой-нибудь другой реальности.
– Думаешь, все так просто? – надменно бросил Нил, трясясь от нервного смеха. – Я не зря сказал, что Кир отменил ограничения по прыжкам. Из-за ублюдка процесс разрушения миров ускорился настолько, что в запасе осталось не больше пяти-шести дней. А теперь посчитай. За пятнадцать лет практики мы обнаружили двадцать три разумных вселенных. Какова вероятность, что в ближайшее время из оставшегося неисчислимого количества миров мы чудом найдем еще одну «особенную» аномалию? Я и без уникального КЭМИ могу сказать: она равняется нулю.
– Опираясь на свой научный опыт и то, что мне довелось увидеть за последние одиннадцать лет, уверен, ты говоришь правду. Я попробую переубедить Ната, – пообещал Алес после продолжительной неловкой паузы, с трудом представляя, что делать с полученной информацией, – но не жди многого. Он мой друг и, если по-прежнему будет придерживаться мнения, что тебе нельзя доверять, значит, я встану на его сторону.
– Понимаю, – ухватившись за соломинку, словно за спасательный круг, Нил с надеждой заглянул в лицо агента, – и не прошу делать невозможное, но, если ты действительно допускаешь, что я могу оказаться прав, возьми координаты, переданные отцом, и поезжай туда сам. Я не представляю, с чем ты столкнешься, но точно знаю, обнаружишь нечто, подтверждающее мои слова. Только, молю, поторопись.
– Пойти у тебя на поводу, значит оказаться предателем. Я не могу поступить так подло с Натом. Мне дорога наша дружба.
– Глупец, через пять дней уже не с кем будет «дружить»! Сделай правильный выбор. Чем ты хочешь пожертвовать? Метавселенной или отношениями с одним человеком?
– Он прав, – от души удивив обоих собеседников, неожиданно вставил скучавший до сих пор Гапей, – а если миру на самом деле осталось жить несколько дней? Что ты потеряешь, если проверишь координаты? Задумайся, Умник, он впервые за время допроса не рвется куда-то, а хочет поделиться реальной информацией. Мы так просто ее упустим? – выдав на редкость что-то разумное, с вдумчивым, серьезным видом произнес агент. – Вдруг это шанс избавиться от КС и НСП? Разве он того не стоит? К тому же, не обязательно сразу докладывать о поездке Нату, расскажем после, – здоровяк заговорчески подмигнул парню, добродушно скалясь тонкими потрескавшимися губами. – Ты поедешь по маршруту арестованного, а я с командой отправлюсь на место встречи с Легионерами Фемиды и прикрою тебя. Начальник ни о чем не узнает.
– Ты порой меня поражаешь, – честно признался Алес, тепло улыбаясь. – Ладно, уговорили. Скажи спасибо за предоставленную возможность лучшему напарнику во всем ВНСПБ! – обратившись к воодушевленному Нилу, небрежно бросил молодой человек, дружелюбно потрепав задержанного по плечу. – Но имей в виду, если ты нас обманул, тебе не поздоровится.

Глава 4. Истинное правосудие

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Воды Атлантического океана. Корвет Титан.

– Какого дьявола мы торчим без дела столько времени? – раздраженно пробурчал один из парней в классической темно-синей форме оперативника ВНСПБ, косо поглядывая на командира затянувшейся операции. – Гапей, ты в курсе, кто такие полевые солдаты? В отличие от агентов, они не большие любители проводить досуг в многочасовых засадах. Наше дело работать быстро и по существу, а не торчать до ночи посреди океана в ожидании дорогих гостей! Обязательно было тащить еще и нас? Морячков с корабля не хватило бы? Ненавижу подобные операции. Скука смертная.
– Высказывай недовольство начальству. Оно вас сюда отправило, а не я, – с досадой парировал агент. Он и сам не особо радовался сложившейся ситуации. – Надо было ехать на поиски Константы вместо Алеса. Давно был бы дома, – пробухтел он себе под нос, периодически поглядывая на пролетающие мимо прожектора, ярко освещающие небо над корветом.
Бедолага грешным делом стал подумывать, что опоздал и важные визитеры, прибыв еще пару часов назад, блуждают где-то по Юниону в поисках аномалии или Нила, как где-то совсем рядом послышался странный шипящий свист. Насторожившись, мужчина грозно зашикал на подопечных, тщательно исследуя надводное пространство вокруг корабля.
– Замолчите! Откуда идет звук?
– Похоже, сверху, – резко изменившись в лице, ответил ему парень, что пару секунд назад активно возмущался. – Вон там! – испуганно выпучив глаза, он дрожащим пальцем указал куда-то выше надстройки их судна.
Устремив взгляд на обозначенную точку, Гапей, как и все остальные члены Титана, остолбенело замер с изумленно открытым ртом. Неизвестно откуда на звездном небе стали появляться еле заметные темные пятна. Быстро разрастаясь, они превращались в полутораметровые черные кляксы, обрамленные бешено вращающимися белыми пылинками. Казалось, будто сам космос приблизился к ним настолько близко, что до него легко было достать руками.
Любуясь на завораживающее зрелище, вся команда, в миг, потеряла бдительность, упустив момент, когда изнутри червоточин в их мир, с еле осязаемым шипением, стали проникать полностью обтекаемые, герметично закрытые капсулы. Они влетали так быстро, что рассмотреть детали не представлялось невозможным. Когда же скорость маленьких аппаратов спала, на корпусе не обнаружилось ни видимых дверей, ни крыльев, ни даже двигателей. Ничего, кроме затемненных, широких окон по кругу, да и то больше похожих на плавное продолжение облицовки. Казалось странным, что конструкция такого типа вообще могла парить в воздухе. Собравшись на стороне вселенной №7693 в полном составе, капсулы, грозно покружив над корветом, замерли и неподвижно зависли над головами ошарашенных зевак. В следующее мгновение, издавая лязгающий, приглушенный звук, оборотни зашевелились, меняя форму и превращаясь в подобие небольших аэроциклов с единым плавным корпусом и двумя огромными турбинами вместо колес.
– Итого десять, – приходя в себя, посчитал пришельцев Гапей. – По местам! – заголосил он, наблюдая как неизвестный транспорт с уже видимыми седоками, размеренно спускается к Титану. – Перевести НИПы в режим боеготовности. В случае необходимости использовать болевой, временно обездвиживающий импульс. Будьте готовы ко всему, но ни в коем случае не стреляйте без команды, – закончил отдавать приказы агент, как раз в тот момент, когда аппараты опустился на палубу.
– Полагаю, вы в курсе кто мы и зачем пожаловали, – грубым мужским голосом заговорил пришелец, стоявший во главе колонны. – Где он? Я чувствую от тебя его запах, – не потрудившись снять шлем и слезть с аэроцикла, потребовал он повелительным тоном, не терпящим отказа.
– Мы ждали вас, – согласно кивнул агент ВНСПБ, непроизвольно покусывая в промежутках между словами рваные, истерзанные годами, губы. – Приветствую во вселенной №7693 и спешу напомнить, что вы здесь гости. Ведите себя, пожалуйста, менее бесцеремонно и соответствующе.
– «Менее бесцеремонно и соответствующе»? – нахально хмыкнув, передразнил его Легионер Фемиды. – Как легитимный представитель двадцати трех разумных вселенных я вправе делать все, что пожелаю. Тем более, если того требуют обстоятельства. Данное правило распространяется на все миры без исключения.
– Ваши порядки здесь не имеют законных оснований. Мы не входим в коалицию и любые, несогласованные действия будут расцениваться как военная угроза.
– И что же ты сделаешь? Попробуешь остановить? – ехидно поинтересовался незнакомец, широко разводя руками. Он явно подначивал оппонента к драке, но тот, как назло, упорно не хотел терять самообладание.
– Мы не войну прилетели развязывать, Рем, – раздался повелительный женский голос с соседней модифицируемой капсулы. – Охлади пыл.
– Он препятствует агенту СМП! – настойчиво возразил мужчина, выставляя правую руку, закованную в черный непроницаемый скафандр, так, словно в ней было оружие. – Никто не смеет нам возражать. Мы есть закон, правосудие и справедливость.
– Кем бы вы ни были, это не повод вести себя дерзко на чужой земле, – сурово произнес Гапей, на всякий случай опуская ладонь на НИП. – Объект, что вы ищите, находится на нашей территории. Прежде чем передать его, мы хотим знать, в чем парня обвиняют.
– Легионеры Фемиды не обязаны отчитываться перед местными властями.
– Точно так же, как и «местные власти» не обязаны способствовать посторонним лицам в поимке опасного преступника.  
– У нас есть приказ уничтожить негодяя и никто, слышишь, никто, не помешает нам исполнить поставленную задачу. Будь передо мной хоть целая армия аборигенов, хрен меня это остановит.
– Никаких убийств. В нашем цивилизованном обществе смертная казнь неприемлема! Каждый гражданин или гость имеет право на честный суд. Я не позволю совершить то, зачем вы прибыли и настоятельно рекомендую не подвергать риску ни своих, ни моих людей. Предлагаю дождаться представителя мирового парламента вселенной №7693 и мирно урегулировать волнующие обе стороны вопросы, – в уважительной форме потребовал агент ВНСПБ. – Господин Радос появится на корабле с минуты на минуту.
– Что за чушь? Какое ожидание? Хватит испытывать мое терпение! – взревел пришелец. На удивление местных жителей часть скафандра его правой руки, все еще направленной на докучливого собеседника, быстро отсоединилась от плеча и плавно отъехала в сторону, обнажая кибернетическую конечность. – Уйди с дороги! – грозно прохрипел легионер и, словно по незримому приказу, собрал пальцы в большое овальное дуло, вращающееся вокруг своей оси и издающее жутковатый гул.
– Рем, прекрати! – с нотками паники заверещал напряженный голос его напарницы. – Убери оружие и внимательно посмотри на этого человека. Я сомневаюсь, что он достаточно хорошо понимает, кто мы и на кого работаем.
– Тогда пусть и не лезет!
– Но он прав! Мы гости на их земле и должны соблюдать субординацию, – с шипящим звуком шлем девушки разделился на крупные, десятисантиметровые дуги и быстро собрался на шее небольшим воротником. – Я, Иля, – дружелюбно произнесла она, распрямляя волосы желтого цвета. Дикий окрас невообразимо контрастировал с бледным миловидным лицом и голубой помадой, но в целом создавал идеальный результат. – Простите моего друга. Мы не привыкли к дипломатическим разговорам. Нам нужен Нил и времени ждать ваше руководство, а затем еще и вести светские беседы у нас нет. Агенты СМП не парламентеры. Они Легионеры Фемиды и прибывают в параллельные реальности с иными целями. Да, мы находимся в чужом мире, но разыскиваемый нами человек не гражданин вселенной №7693. Он сбежавший пособник опасного террориста. Оставьте его у себя и в ближайшее время лично в этом убедитесь. Поверьте, будет лучше, если вы не станете препятствовать и немедленно передадите Нила под контроль СМП. В благодарность мы тут же покинем вашу реальность, а уже завтра сюда пожалует официальный пилигрим с предложением вступить в коалицию.
– Боюсь, прекрасная леди, у меня был совсем иной приказ, – с сожалением пожав плечами, сообщил Гапей, – но я с радостью провожу вас в комнаты отдыха, где в комфортной обстановке мы сможем дождаться представителя сената. Как только господин Радос окажется на корвете, вы в мельчайших подробностях сможете обсудить с ним все допустимые варианты возвращения задержанного на родину.
– У нас нет времени на формальности! – окончательно взбесился Рем, убирая шлем и обнажая суровое, испещренное множеством рваных шрамов, лицо. – Либо веди нас к Нилу добровольно, либо я выбью его местонахождение из твоей задыхающийся, молящей о пощаде, глотки насильно!
– Я бы попросил вас…
Несчастный парень не успел договорить, как шлем пришельца с ошеломляющей скоростью вернулся на место, а рука, вновь превратившись в опасное оружие, принялась выпускать энергетические стрелы, сжигая заживо всех, кто попадался на глаза хозяину.
– В укрытие! Ответный огонь! – моментально сориентировавшись и прячась за первым же углом, скомандовал дрожащим голосом Гапей. Впервые в жизни он попал в массовую перестрелку и теперь судорожно вспоминал действия по уставу. Первым делом агент подключил пробук к спутнику, записывая и отправляя в ВНСПБ все, что видел, а затем заорал, что есть мочи: – Обезвредить нападающих! Поднять людей по тревоге!
Но, кто бы ни появлялся на палубе, все было тщетно. НИПы, против мощных огромных пушек прибывших, казались игрушечными безделушками. Они не только не причиняли вреда напавшим, но даже и не царапали им костюмы. Рем, стреляя кибернетической рукой направо и налево, косил беззащитных солдат, как в простейшей экшн-игре при минимально выставленной сложности. Прочный шлем полностью скрывал мимику его лица, но Гапей готов был поклясться, что в данный момент оно совершенно ничего не выражало, оставаясь столь же ледяным, бездушным и злым, как вовремя неудачно сложившейся беседы. С каждой секундой шансы выжить таяли на глазах. Тогда, отбросив все сомнения и впервые почувствовав в себе ожесточение и ярость, мужчина решил пойти на хитрость. Пока, уверенные в своем превосходстве, враги вели не прекращающийся огонь, он обошел одного из них со спины и резким движением свернул противнику голову. Схватив упавшее, мерцающее голубым цветом, оружие, Гапей быстро разобрался, что к чему и принялся палить по пилигримам. Прежде, чем его успел заметить Рем, агент ВНСПБ успел уложить насмерть еще двух пришельцев, однако, это было последнее, что ему удалось сделать.
– Поганое, надоедливое отродье, – прошипел сквозь зубы здоровяк, снова раскрывая жуткое, обезображенное шрамами, лицо, – как ты посмел посягнуть на священную жизнь Легионеров Фемиды? Да еще и взять в свои поганые, потные ладошки элеум! Где Нил? Отвечай! Ты провонялся им насквозь! – Рем схватил бедолагу металлической рукой за горло и закричал пленнику прямо в лицо, брызжа слюнами ярости и негодования: – Пока я спрашиваю по-хорошему, но если ты посмеешь мне перечить или лгать, легкой смертью не умрешь!
– Выкуси козел! – проревел в ответ Гапей и направил, все еще находившуюся в руках, рельсовую пушку на правую ногу негодяя. Он выстрелил, но надменная улыбка быстро сошла с его лица. К удивлению, противник не испытывал ни боли, ни страданий.
– Идиот! – раскатился пришелец зловещим смехом. Обнажив кибернетическую конечность, он безжалостно пнул парня в живот, от чего тот отлетел на добрые три метра. – Знаешь, однажды, в те далекие времена, когда я был обычным пилигримом, судьба сыграла со мной злую шутку и забросила в агрессивный дикий мир. Я выжил, но получил тяжелейшие ранения, лишившись правой ноги выше бедра и руки по плечо. После того случая разум погрузился в глубокую депрессию, но один замечательный человек сумел вытащить меня из унылого дерьма. Кир помог заменить недостающие конечности кибернетическими и сказал, что отныне я никому не должен позволять себя обижать. Вкупе с индивидуальным КЭМИ – обостренным обонянием, мне повезло стать практически неуязвимым. Теперь, каждый раз перед убийством, я буквально чувствую чужой страх и наслаждаюсь безнаказанностью, – кровожадно вращая глазами, сообщил Рем. Он поднял полуживую жертву в воздух и, словно лютый зверь, с упоением обнюхал его тело. – Что ж, я слышу запах глупости и самоуверенности. Мне ты ничего не расскажешь. Даже под угрозой смерти. Однако перед моим другом ты точно не устоишь, – из-за спины здоровяка показалась тонкая, жилистая фигура. Плавно преодолев живую преграду, она медленно подплыл к задыхающемуся Гапею. – Это Шин. Когда-то он был совершенно обычным болтуном, обладающим безграничным обаянием, да даром быстро располагать к себе людей, в основном конечно женщин. Но как только счастливчик установил имплантат, тут же получил возможность разговорить, кого угодно, хочет того собеседник или нет.
– Ну, привет! – убирая шлем, звонко воскликнул симпатичный молодой человек с чуть раскосыми глазами. – Поболтаем? – живо поинтересовался он и, с ехидной ухмылкой на губах, пристально уставился в затравленные глаза пленника.
– Ты же хотел переговоры? – все сильнее сжимая металлические пальцы, желчно прошипел Рем. – Так вот тебе наш знаменитый дипломат!

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Основная база ВНСПБ в двадцати километрах от мировой столицы, мегаполиса Юнион.

– Болван! Доверился проходимцу! – негодовал Алес, выбирая параметры автоматической парковки для своего новенького Беркута 4000, аквакара последней модели. – Зачем нужно было отправлять кого-то по липовым координатам, если он заранее знал, что там ничего нет?! Отвлекающий маневр? Но зачем? Нил действительно не хотел встречаться с теми, кто шел за ним по следу. Что-то не сходится. Аиша права, должно быть парень обыкновенный псих! Почему я сразу не прислушался к Нату и не выполнил приказ?! – резво выбравшись из низкого транспорта, состоящего по большей части из затемненного стекла, агент размашистым шагом направился к главному входу основного корпуса ВНСПБ. – Когда я стал таким наивным? – сердито возмущался он, активируя на правом виске пробук. – Кого я обманываю? Ваш покорный слуга всегда был простодушным глупцом! Как говорит Нат: «вы все тут с легким налетом розовой нелепости». Он убьет меня, когда узнает, что я бросил Гапея одного. Гапея – и одного! Мудак, – не сдержавшись, молодой человек выдал целую тираду нецензурной брани. – А вот это крайне плохо… – пролепетал он себе под нос, получая сразу несколько пропущенных видеосообщений от директора ВНСПБ и с дурным предчувствием запуская последнее из них.
– Алес, в чем дело? – заговорило сердитое лицо начальника на узкой проекции парня. – Какого дьявола вы с Гапеем отключились от системы? Прикажешь искать вас по спутникам? Или воспользоваться своим КЭМИ? Срочно перезвони! – но, прежде чем отключиться, мужчина перешел на доверительный тон и удрученно добавил: – Умник, я не знаю, что у вас происходит, но тут полный коллапс. Пока я ждал сенатора, проклятая полоса снова резко стартанула и сдвинулась вплоть до Южноамериканского Столпа. Теперь на пути НСП остался только один КС. Один! Если эта дрянь и дальше будет прогрессировать, то, боюсь, мы узнаем о ее реальном предназначении гораздо раньше, чем предполагалось, – нервно тарабаня по столу, Нат опустил голову и на мгновение замолчал. – Полагаю, причиной очередного прорыва стала ваша встреча с новыми гостями, – наконец выдавил он из себя встревоженным тоном. – Возможно, я допустил непростительную ошибку, не прислушавшись к заключенному. Если так, то Нил наша единственная зацепка выяснить, что происходит с вселенной. Не позволяйте Легионерам Фемиды покинуть пределы корабля и найти его. Задержите их во что бы то ни стало! Радос прибыл пять минут назад, так что мы уже выдвигаемся в вашу сторону.
Алес оторопело замер. Поток мрачных видений заполонил отяжелевшую голову, не давая собраться с мыслями. Сквозь пелену неосознанности парень бросил беглый взгляд на время и обнаружил, что Нат звонил всего двадцать минут назад. У него еще был шанс успеть на корвет к остальным. Непрестанно набирая напарника и получая в ответ лишь безучастную тишину, агент машинально развернулся в сторону темно-синего аквакара. Усевшись в скоростной Беркут, он вызвал на пробуке панель управления транспортом, задал параметры автоматического передвижения, нужные координаты и собрался тронуться, как в нескольких метрах над головой услышал еле различимый, гудящий звук. Дав команду универсальному ПК включить в аквакаре обзор на триста шестьдесят градусов, Алес с удивлением обнаружил несущиеся по небу аэроциклы. Проводив их взглядом до прозрачной крыши высоченного, похожего на идеально ровную волну, стеклянного, голубого здания планетарной службы безопасности, агент решительно достал НИП. Пока он переключал оружие в боевой режим, где-то сверху прогремел оглушающий взрыв. Через мгновение на землю посыпались куски прочного кровельного материала, чудом не зацепившие его транспорт.
– Они здесь, – расстроенно прохрипел парень, с болью в сердце осознавая, что его напарник, скорее всего, мертв. – Нет, не может быть. Уверен, он опоздал или ждал не в том месте. Это же Гапей, чувак, который никогда ничего не делает правильно с первого раза. Тогда откуда негодяи узнали, куда нужно лететь? Кого я обманываю, – становясь бледнее снега, прошептал агент дрожащим от волнения голосом. На ватных ногах он выбирался из Беркута и шатающейся походкой направился к входу. – Нил не врал. Они пришли за Константой.
Остановившись возле вакуумного капсульного лифта, Алес едва успел отскочить в сторону. Прямо к его ногам, сквозь круглый лестничный пролет, рухнуло мертвое тело, а следом за ним еще и еще одно. Недоуменно задрав голову вверх, он увидел огромных размеров здоровяка, облаченного в идеальный К-9. С леденящим душу хладнокровием пилигрим хватал кибернетической рукой первого попадавшегося на глаза сотрудника ВНСПБ и с нечеловеческой силой безжалостно швырял вниз. Несмотря на творящийся вокруг беспредел, работники планетарной службы, четко следуя инструкциям и обостренному чувству долга, снова и снова прибывали к месту схватки. Упорно не желая сдаваться, они палили из безопасных для живых существ НИПов по Рему и его соратникам, не причиняя прочным костюмам врагов никакого вреда.
– Во Вселенной №1 однозначно недооценивают прелесть дружелюбия, – сердито сводя густые брови на переносице, озлобленно прохрипел Алес. – Понадобиться оружие посерьезнее, чем обычный удар током.
Отбросив идею с лифтом, парень заторопился к историческому музею, расположенному на первом этаже здания. К счастью для ВНСПБ гражданские экскурсии на сегодня были закончены. Соединившись через пробук с охранной панелью двери и подтвердив личность, молодой человек уверенной походкой проследовал вглубь необъятного зала. Точно зная, куда идти, он обогнул несколько изящных, поражающих красотой и грацией, экспонатов древнего оружия и довольно быстро оказался возле нужной витрины. Замерев в трепетном уважении на несколько секунд, агент с гордостью отметил, что клинок отца до сих пор выглядел идеально новым и главное отменно заточенным. Он вновь подключил универсальный ПК к системе музея и осторожно просунул руку в мягкую упругую субстанцию, хранящую реликвию в идеальном вакууме вместо привычного куба из стекла. Аккуратно достав японский традиционный меч ниндзя-то пятнадцатой сборки, некогда защищавший честь предков, а теперь и его собственную, Алес легко взмахнул прямым тонким лезвием и почтительно произнес:
– Старый друг! Давно не виделись. Пришла пора воссоединиться.

***

– Вот так размах! – переступая порог минус десятого подземного этажа, Шин изумленно изогнул тонкие узкие губы буквой «о». – Ты когда-нибудь встречала нечто подобное? – восхищенно спросил он у спутницы, задрав голову на бесконечно тянувшиеся одинаковые ряды узких шарообразных камер из металлического стекла. – Было бы здорово, если бы не пришлось тащиться на самый верх. Отвратительно «пукающие» во время отправки местные трубки, вместо нормальных подъемно-спусковых кабин, полный отстой! – содрогнувшись всем телом, пилигрим вспомнил только что покинутый ими вакуумный капсульный лифт и брезгливо сплюнул на идеально чистую поверхность пола.
– Раньше не приходилось сталкиваться, но мне сложно судить. В тех мирах, где я была, мало что удавалось увидеть, – холодно ответила Иля, медленно проходя по одному из многочисленных коридоров. – Надеюсь, убитый вами бедолага сказал правду. Иначе мы будем искать Нила всю оставшуюся жизнь.
– Не парься, Фиалка, все в порядке! Наш малыш сладко спит, – жестом подзывая девушку, самодовольно проорал молодой человек. Оперативно найдя нужное место, он с любопытством разглядывал восковое лицо спящего в криосфере беглеца. – Ровно там, где и обещал неудачник Гапей. Знаю, ты против радикальных мер, – будто чувствуя вину, тихо произнес он, слегка краснея и кладя идеально ухоженную руку напарнице на плечо, – но ты же понимаешь, против твоего отца и Рема не попрешь. Что мы можем? Да, ничего! Попытайся воспротивиться, тебя накажут, а меня отправят к праотцам следом за этим красавчиком.
– Не надо, Шин. Я тоже там была и смотрела на жестокую расправу со стороны, ничего не предпринимая. Аборигены даже оружия нормального не используют. Зачем вообще их надо было убивать? – скривившись в жуткой гримасе негодования, раздраженно прошипела Иля. – Чувствуя себя волком, напавшим на беззащитное стадо овец.
– Детка, ты невиновата, – мягко приобняв подругу за плечи, Шин любовно зарылся носом в ярко-желтых волосах. – Мы делаем то, чего от нас требуют.
– Ты прав, – вымученно улыбнувшись, девушка ненавязчиво отстранилась и заглянула в найденную камеру, убедиться в правильности выбора, – мы Легионеры Фемиды и несем справедливость. Вот только не так я ее себе представляла, когда стремилась попасть на службу в СМП.
– Честно говоря, я тоже, – неожиданно признался молодой человек, резко возвращаясь к причине их появления здесь: – Что они с ним сделали? Мне и в голову не приходит с чем это можно сравнить.
– Полагаю, с неким подобием криокамеры, – предположила Иля, осторожно кладя руку на сферическое стекло, за которым, свернувшись эмбрионом и будучи совершенно нагим, в вязкой жиже безмятежно плавал друг ее детства. – Судя по количеству трубок, его организм, включая мозг, продолжает полноценно функционировать. Нил не спит, а находится в пограничном состоянии между реальностью и сновидениями. Вполне вероятно он слышит нас и понимает, что происходит вокруг, но воспринимает иначе.
– То есть, у него нет возможности пошевелиться, но рассуждать и думать способность сохраняется?
– Именно. Дешево и сердито. Никаких затрат на питание, содержание или одежду, а заодно и стопроцентное раскаяние.
– Звучит ужасно.
– А по мне, отличная мера пресечения, – не отводя пристального взгляда от прекрасно сложенного тела Нила, сурово бросила через плечо Легионер Фемиды. – Подобное состояние позволит заключенному в полной мере осознать совершенные преступления. Отличная замена смертной казни. Теперь понятно, о чем говорил Гапей. Буквально ожившая классика Достоевского. Вместо телесного убийства – позволить испытать бесконечные муки совести.
– Жестоко. Нашей Космической Гавани было бы чему поучиться у этого мира. А с виду такие милые люди.
– Все лучше ликвидации злоумышленника на месте или ссылки на пожизненное заключение в тюрьму, болтающуюся где-то между Землей и Марсом. К оправданию местных, думаю, они искренне считают такой способ более гуманным.
– Есть идеи, как вытащить беглеца из уродливого шара?
– Я не уверена, но могу попробовать деактивировать криосферу.
– Валяй. В любом случае выживет он или нет, плевать. Где искать Константу, мы и так знаем.
Понимая, что помощи ждать неоткуда, Иля установила дрожащие пальцы на рабочую панель тюремного аппарата и, строго следуя расположенной на нем инструкции, за несколько минут выполнила все перечисленные пункты. Услышав заветный щелчок открывающейся крышки, она на мгновение облегченно опустила веки. Несколько секунд они с Шином зачарованно наблюдали, как сердце, застучавшее с привычным ритмом, бешено разгоняет кровь по жилам и с новой силой возвращает в ослабленное тело жизнь, заставляя мертвенно-бледное лицо пленника покрыться легким румянцем. Глубоко и мучительно вздохнув, парень резко сел и судорожно принялся глотать ртом воздух. Его тело трясло от неконтролируемых конвульсий, изо рта шла пена, а вены стали выраженно синими, как после удара током.
– Нил! Все хорошо! – со слезами на глазах запричитала Иля, хватая друга за плечи и изо всех сил пытаясь сдержать внезапный припадок. – Смотри на меня и старайся дышать ровно. Слушай мой голос и дыши.
‒ Что с ним? – брезгливо сморщившись, Шин отпрыгнул подальше от сферического агрегата. Мигом достав из-за спины крючковатые мечи, один из них он на всякий случай направил на парня. – Фиалка, отойди от него. Мы не знаем, чем они пичкают зэков. Мало ли, может это реакция на какую-то заразную бактерию или химию!
– Ты в своем уме? Опусти шуангоу! Он безобиден. Дело вовсе не в вирусах! Неужели ты не видишь? Бедолага практически учится дышать заново, поэтому его так трясет. Попробуй залезть в любую криокамеру хотя бы на десять минут. Уверяю, удовольствие не из приятных! Не стой, как истукан, лучше помоги.
– Зачем ты вообще туда полезла? У нас не было задачи спасать предателя. Сделай ему одолжение и позволь задохнуться, – невозмутимо заявил напарник, и не подумав сдвинуться с места. – Лучше пусть так коньки откинет, чем от руки Рема.
– Мы здесь не для расправы, а ради правосудия. Константа – вот наша цель. Нила достаточно заставить замолчать! – в бешенстве накинулась на Шина девушка, в истерике переходя на высокие нотки. – Его не за что убивать!
– К сожалению, твой отец думает иначе. Приказ был однозначным: ликвидировать, – возразил парень, бледнея больше, чем до этого Нил в криосфере. – Мне жаль, Фиалка. Я люблю тебя, но участвовать в облегчении удела преступника не стану. Однако и мешать не буду. Валяй, откачивай ублюдка, но только без меня! – он отступил еще на пару шагов и, нарочито сложив руки с оружием на груди, замер с отсутствующим видом.
– Черт с тобой, – злобно выругалась Иля, переключая все внимание на молодого ученого. Она ласково гладила его по голове и умоляла успокоиться, пока тот не задышал полной грудью. – Все позади. Ты просто не был готов к такому…
– Или кое-кто неправильно тебя разморозил, – снова приблизившись, добавил из-за плеча подруги Шин. – Эй, мразь, моя девчонка откачала тебя, только чтобы лично прикончить! – загоготал он, неприятно скалясь и щелкая челюстью.
– Ты… – болезненно прохрипел Нил, силясь воспаленным от частого дыхания горлом, выдавить из себя хоть что-нибудь. – Это ты…
– А он не очень-то доволен твоим участием в его счастливом спасении, – саркастично заметил пилигрим, кивая на трясущиеся руки пленника, так и норовившие дотянуться до горла девушки.
– Что ты сде-ла-ла с мо-им от-цом, стер-ва? – кое-как, по слогам, прошипел заключенный.
– Вопросы здесь задавать будем мы.
– Ты убила Тита!
Нил окончательно пришел в себя и, наконец-то достигнув цели, сжал окрепшие ладони на шее Или. Резко переставая улыбаться, Шин, тем временем, расправил мечи и поспешил на помощь даме сердца, как тут же получил от нее легкий толчок в бок.
– Успокойся. Он не причинит мне вреда, – заверила она приятеля, взглядом останавливая любые попытки навредить пленнику. Такое положение дел молодому человеку явно не понравилось, но все же он уступил и позволил девушке обратиться к Нилу. – Я не убивала твоего отца, а намеренно ранила. У меня не было выбора. Если бы Кир послал кого-то другого, последствия были бы еще хуже.
– Не правда! Я собственными глазами видел, как он умирал! Зачем ты врешь?
– Мне ни к чему обманывать. Профессор жив и ждет тебя дома. Если ты пойдешь с нами…
– «Пойду с вами»? Ты разговариваешь со мной так, словно мы до сих пор друзья.
– Так и есть…
– Нет! Та Фиалка, что я знал, погибла вместе с моим отцом на Юй-Ди. Кто ты такая, я понятия не имею!
– Все, достаточно соплей, – ревниво перебил собеседников Шин. – Дезертир прав. Ты лжешь. Во Вселенной №1 он больше никому не нужен. У нас четкий приказ: уничтожить аномалию и разобраться с предателем. Отойди в сторону, чтобы я смог исполнить второе и не оставить все лавры Рему.
– Боюсь, это невозможно, – прорычал за его спиной суровый голос Алеса, – только не в моей вселенной, – сообщил он презрительно, приставляя ниндзя-то к горлу ошарашенного подобной наглостью пилигрима. – Представляешь, оказывается если убрать шлем и не заметить подкравшегося сзади врага, можно и в безупречном костюмчике лишиться головы. Правда, здорово?
– Какого хрена? Фиалка, почему ты не предупредила, что рядом кто-то есть? – возмущенным тоном потребовал Легионер Фемиды, быстро наливаясь краской негодования. – Твое КЭМИ всегда срабатывало безупречно! Нет! – догадавшись по лицу девушки в чем дело, взбешенно прошипел он. – Ты специально промолчала, чтобы спасти ублюдка.
– Сам виноват! – в той же гневной манере ответила Иля, обиженно надувая губы. – Ты собирался убить друга моего детства. Я не могла этого допустить.
– Ты ослушалась приказа отца! Он нам головы свернет!
– Не свернет! Я позабочусь об этом. Нил не делал ничего такого, за что нужно лишать жизни…
– Довольно перепалок, – сильнее прижимая лезвие к коже пришельца, резко остановил спор агент ВНСПБ.  
– Серьезно? Драться с нами старинным выставочным образцом? Где ты раскопал этот меч? Разграбил чей-то склеп, вандал? – ядовитым тоном поинтересовался противник. Действия Алеса вместо страха вселяли в него интерес и будоражили гормоны. – Иля, не слушай глупца, разберись с беглецом, а затем убей выскочку с доисторическим экспонатом.
‒ Поверь, мой «доисторический экспонат» тебя еще удивит, – нахально заявил молодой человек, левой рукой перехватывая горло пилигрима, а правой, с клинком, проводя по животу заложника. Под напором ниндзя-то чудесный металл, пусть и не сразу, но стал плавиться и шипеть. – Что теперь скажешь? – мигом возвращая оружие в первоначальное положение, самодовольно усмехнулся агент. ‒ Не уступает он твоим столь же древним крюкам?
‒ Мои шуангоу не какое-нибудь старье, завалявшееся в пыльном шкафу, а фамильная ценность! Будь у нас честный бой, я бы вспорол тебе брюхо и раскидал кишки по полу одним движением кисти.
‒ Жаль, нет времени проверить пустое бахвальство. Я бы серьезно с тобой поспорил, – не согласился Алес, легонько надавливая на меч и пуская по шее противника тонкую алую струйку крови.
‒ Хватит, не трогай его! Забирай Нила, – не раздумывая, согласилась Иля, отходя от камеры с заключенным на несколько метров.
‒ Хорошая девочка, а теперь забери у напарника мечи и вместе с элеумом отдай физику.
‒ Ни за что! – встрепенулся Шин, гневно косясь васильковыми глазами на отныне кровного обидчика. – Шуангоу подарок отца. Не смей их трогать своими грязными лапами, ублюдок!
‒ Это не тебе решать. Живо отдавай! – непререкаемым тоном потребовал Алес. Дождавшись беспрекословного подчинения враждебной парочки, он мягко обратился к ученому: ‒ Ты как? Идти сможешь? Выглядишь не очень. Хреновые умельцы вытащили тебя из криосферы раньше, чем отключились аппараты жизнеобеспечения. Потому тебе так паршиво. Но есть и хорошая новость, после их эксперимента ты все-таки выжил.
‒ Спасибо за поддержку, мог бы и не напоминать, – сердито оскалился тот, тяжело выбираясь из компактной тюремной камеры и направляя рельсовую пушку на обидчиков. – Я нормально. Хочу убраться подальше от ублюдков. А пока мы в их неприятной компании, ни в коем случае не смотри в глаза смазливому гаду дольше нескольких секунд. Иначе расскажешь больше, чем следовало.
‒ У него такой КЭМИ?
‒ Да, еще он с легкостью может понять: правду ты говоришь или лжешь.
‒ На лестничном пролете я видел безумного мужика с металлической рукой на летающем оборотне. Он сбрасывал вниз идеально подготовленных сотрудников ВНСПБ, словно тряпичных кукол. Это тоже способности?
‒ И да, и нет. У Рема в купе с имплантатом пара кибернетических конечностей. Нам лучше не попадаться ему на глаза.
‒ Понял. Что будем делать с пленниками?
‒ Отпустим, они тотчас позовут остальных. На счет убить не предлагаю. Знаю, вы тут все чересчур сердобольные.
‒ Тогда ты, ‒ Алес подтолкнул Шина в сторону освободившейся камеры, – лезь в криосферу, – он развернулся к девушке и застенчиво поинтересовался: – У тебя есть под костюмом одежда или только нижнее белье?
‒ Что?! – одновременно воскликнули возмущенные голоса остальных присутствующих.
‒ Успокойтесь. Ваша амуниция не пробиваема для НИПов, – раскрасневшись, пояснил парень. Он нажал на рукоятку меча и клинок, начиная с лезвия, быстро разбился на мелкие квадратики, собираясь в тонкую, не более десяти сантиметров, пластину, прочно прикрепившуюся к тыльной стороне кисти хозяина. Вместо ниндзя-то он направил на Илю импульсный пистолет. ‒ Пусть откроет любую часть тела. Я усыплю ее. У нас будет двадцать минут, прежде чем она очнется. Этого достаточно, чтобы добраться до моего аквакара.
Девица безразлично пожала плечами. Левый рукав ее К-9, словно по немой команде, разбился на несколько крупных деталей и отъехал в сторону, обнажая предплечье.
‒ Валяй! ‒ небрежно бросила она. ‒ Но, имей в виду, выигранного времени вам не хватит. Рем найдет Нила. Он отлично знает его запах.
‒ Ваши дебильные КЭМИ начинают раздражать. Теперь и ищейка объявилась. Должен разочаровать, но данное обстоятельство меня никак не пугает! А теперь по местам, ‒ Алес с силой надавил на грудь все еще сопротивляющегося Шина, заставив того полностью погрузиться в камеру. ‒ Возвращаю подарок отца. Поверь, я отлично знаю, как ценны подобные вещи. Ниндзя-то прошел через несколько поколений, прежде чем попасть ко мне в руки, – бросая сверху на тело пилигрима крючковатые мечи и закрывая крышку криосферы, признался парень. ‒ Теперь с тобой, ‒ он направил безобидное оружие на Илю, но прежде, чем успел выстрелить, был остановлен Нилом.
‒ Позволь, я это сделаю, ‒ НИП без возражений перекочевал в распоряжение ученого. – Ты была мне другом всю сознательную жизнь. Отец относился к тебе, как к дочери и ты все равно нас предала. Неужели наша любовь для тебя ничего не значит? – сокрушенно покачав головой, он хладнокровно выстрелил и, не взглянув на тело, вернул пистолет хозяину.
‒ И это вы называете «истинным правосудием»? ‒ разочарованно прохрипел Алес. ‒ А я-то, слушая рассказы Ната, думал, ваша пресловутое СМП чего-то да стоит.

Глава 5. Соседки

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Координаты местоположения Константы.

– Я предупреждал, что здесь ничего нет, – в очередной раз напомнил Алес разъяренному спутнику, наблюдая, как тот бесцельно носится по улице и тщетно пытается просчитать погрешности с помощью КЭМИ. – Когда я приехал впервые, то даже поиски начинать не хотел. Ибо, согласно координатам профессора, Константа находится где-то в жилом, многоэтажном доме. При чем, на высоте в семьдесят пять метров, а это ни много ни мало двадцать первый этаж. Жаль говорить, но твой отец ошибся. Будь в этом месте что-то сверхъестественное, запуганные люди давно бы сообщили в ВНСПБ. Им КС и НСП хватило, чтобы понять, как быстро нужно реагировать на все странное и нетипичное. Откровенно говоря, когда я возвращался в штаб, то мечтал тебя уничтожить. Меня не покидала уверенность, что ты солгал. Но теперь, глядя на твое растерянное лицо, понимаю, что зря так думал.
– Нет-нет! – уверенно возразил Нил, снова и снова устремляя бегающий взгляд на высоченное, минимум этажей в сто, здание. Из-за многогранности и нагромождения архитектурными изысками оно больше походило на пышный лакомый торт из множества безешек, нежили на уютное жилище. – Раз Тит был уверен в этой точке, значит мы на верном пути. Просто пока не понимаем, что конкретно ищем. Аномалия точно должна быть где-то рядом.
– Помимо нужного, я осмотрел и прочие этажи, каждый закоулок чертовой махины. Поднялся на чердак, чихая там от пыли и грязи, но так ничего и не обнаружил. Конечно, я мог бы упустить какую-то мелочь. Но, во-первых, мне помогали охранные дроны КОСПа, выпрошенные у руководства добросердечной Никой. Если бы не она, я бы тут год бродил. А, во-вторых, мы ищем не иголку в стоге сена. Сомневаюсь, что Константа так легко затерялась бы, пусть и в таком огромном доме.
– Мы что-то упускаем, – прикрыв глаза, ученый усердно пытался сосредоточиться и понять, что конкретно. – Я полагал, аномалия окажется нечто средним между КС и НСП, но что, если это не так?! Что, если она действительно очень мала и засечь ее невооруженным взглядом невозможно? Может Константа прячется в закоулках чьей-то квартиры, а хозяева не подозревают об этом?
– После столпов, уходящих в небо и полосы, закручивающейся спиралью по миру, данное утверждение звучит мелковато, – насмешливо хмыкнул Алес, привычным жестом подбирая пальцами короткие волосы вверх.
– «Мелковато» выглядит твоя вычурная прическа с начесом, а не мои доводы. Других логичных объяснений у меня нет, но коли ты такой умный, я с удовольствием послушаю твои.
– Хорошо. Вот тебе мнение. Профессор ясно дал понять, что в нашей реальности есть тот, кто тебе поможет. Возможно, именно он знает отгадку.
– Нат, – с досадой выдохнул Нил, недовольно выпучивая тонкие бледные губы. – Может речь шла не о нем.
– Да, ладно! А есть другие кандидаты?
– Почему нет? Кто-то мог прийти до меня или следом за мной.
– Исключено. ВНСПБ фиксирует любые всплески энергетической активности. Мы сразу засекли бы гостя.
– Он мог погибнуть еще на той стороне. Его поймали и убили Легионеры Фемиды.
– Не состыковывается со словами Тита. Профессор сказал о друге перед отправкой, а значит, он был уверен, что тот попадет в нашу вселенную без проблем. Кто, если не Нат подходит под это описание?
– Пусть так! Только вот последний раз старик встречался с пилигримом одиннадцать лет назад! За столь длительный срок любой мог поменяться не в лучшую сторону. Задумайся, твой директор проигнорировал слова о спасении мироздания и собирался обменять меня на обратный билет. И ты хочешь, чтобы я ему доверился? Да, ни за что!
– Если ты намекаешь на личные интересы Ната в ущерб общему делу, то это не так! Все это время он помогал справиться нам с КС и НСП, верно и честно исполняя долг. Мой друг не такой, как ты его представляешь.
– Мне кажется, ты до конца не понимаешь, что, если бы не он, аномалии не возникли бы в вашей реальности.
– Я никогда не смотрел на ситуацию с подобной стороны, – задумчиво подтвердил Алес, слегка бледнея. – Получается, не объявись здесь Нат, я ни за что не стал бы агентом планетарной безопасности. Должность досталась мне благодаря ему…
– Какие же вы наивные, – разочарованно ударив себя по лбу, простонал Нил. – Кошмарный и одновременно чудесный мир. Забудь все, что я сказал. Пора отправиться на поиски Константы.
– Но в доме никого кроме людей нет!
– Я хочу убедиться лично.
– Но как? Координаты твоего отца чья-то личная собственность! Не будем же мы врываться в квартиры и требовать беспочвенного осмотра.
– Ты сотрудник самой крутой в вашей вселенной организации. Воспользуйся положением. Сомневаюсь, что кто-то станет сопротивляться.
– Я не могу.
– Умник! Так, кажется, тебя зовут друзья? Ты начал помогать по доброй воле, так не останавливайся на полпути. Как знать, может вовсе не директор службы безопасности должен стать моим напарником, а его рядовой агент.
– Это не ради тебя, – нехотя согласился Алес, озабоченно хмуря брови, – а ради мира, что рушится на глазах. Я не хочу, чтобы он канул в черную пропасть из-за чьих-то непомерных амбиций, – пробубнил он и с сердитым видом зашагал к несуразному дому, ловя себя на мысли, что добровольно взвалил на собственные плечи чужую ношу.

***

– Мы на месте. С какой из квартир предпочитаешь начать? – язвительно поинтересовался агент ВНСПБ у нового напарника. На двадцать первом этаже их встретили две одинаковые двери, стоящие друг от друга на расстоянии не более полуметра. Обе идеально подходили под ориентировочные координаты.
– Такого я не ожидал, – честно признался Нил, переводя серые глубокие глаза с одной розовой, дизайнерской обшивки на другую. – Передаю право «ткнуть пальцем в небо» местному жителю. Проверим твою карму. Если ничего не найдем, будем ломиться в оставшиеся апартаменты.
– Почему я должен решать, куда нам идти? – неуверенно топчась на месте, возмутился Алес. Его лицо залилось стыдливой краской, а правая рука напряженно заламывала пальцы левой. – Ты втянул нас в историю, тебе и брать на себя ответственность.
– Умник, это всего лишь формальность!
– Отлично, раз выбор за мной, я предпочитаю связаться с Натом. Попросим прислать подмогу, а уж за тем…
– Правую, я выбираю правую!
– Другое дело.
Агент несмело постучал указательной костяшкой в дверь и, чувствуя себя обманщиком, отступил на пару шагов назад, готовый вот-вот сорваться с места и убежать подальше от позора. К несчастью, шанса для капитуляции ему не дали. На поверхности входной группы появилось изображение хрупкой, стройной и невероятно знакомой девушки с бледным, веснушчатым лицом и выдающимися скулами. Увидев по другую сторону симпатичных молодых людей, милое создание мягко улыбнулось угловатыми губами и заговорило приятным тонким голосом.
– Привет! – дружелюбно поздоровалась она, кокетливо проводя худенькой ручкой по длинным светлым волосам с золотистым отливом. – Чем могу быть полезна?
– Добрый вечер! – выпрямившись по струнке, будто перед начальством, отчеканил Алес. – Мы с напарником агенты ВНСПБ. Не могли бы вы нас впустить? Нам необходимо осмотреть вашу квартиру.
– Серьезно? – по-детски изумившись, переспросила красавица. Она с интересом рассматривала ребят озорным взглядом изумрудно-зеленых, чуть раскосых глаз и абсолютно не пыталась скрыть любопытства.
– Ах да, простите! – опомнившись, парень поднес ладонь к пробуку и отправил официальные данные, подтверждающие его слова, на универсальный ПК хозяйки.
– В самом деле, планетарная служба безопасности. Подождите минуточку, – попросила девушка с ноткой уважительности в голосе и отключила пробук. Спустя несколько секунд, прекрасное личико уже лично созерцало пришедших. – Что-нибудь случилось? Вы и в такое время… – встревоженно поинтересовалась златовласка, беспрепятственно пропуская нежданных гостей в просторную светлую комнату, до отказа напичканную всевозможными наворотами, никак не сочетающимися с классической мебелью и ремонтом в стиле «ретро».
– Нам жаль, что мы помешали, – заметив на огромном бордовом диване шикарную брюнетку с бокалом красного вина, стушевался Алес. Никогда прежде он не видел столь идеального человека.
Так и застыв в центре помещения с открытым ртом, агент любовался на совершенное изваяние чистоты, изящества и достоинства. В незнакомке невероятным образом сочеталось все. Рост, пропорции тела, точеная фигура, правильные черты лица. Нежная, без единого изъяна, слегка загорелая кожа. Широкие, идеально изогнутые брови. Смольные прямые волосы и пухлые, слегка приоткрытые, естественно-розоватые губы. Но самым восхитительным в ее неповторимом образе были черные, цепляющие, манящие глубиной и таинственностью, крупные глаза, смотрящие на окружающих с притягательным превосходством и безразличием. Мозгами парень понимал, что пауза значительно затянулась, но ничего не мог поделать. С глуповатым видом он нагло продолжал пялиться на девушку, безуспешно пытаясь выдавить из себя хоть слово.  
– Не страшно, проходите, – промурлыкала богиня, сладко потягиваясь с видом томной кошки. – Я все равно собиралась уходить, – добавила она, небрежно поправляя вульгарно приспущенное плечико укороченного воздушного серого топа.
– Правда? – разочарованно переспросил молодой человек, едва справляясь с волнением.
– Да, но теперь останусь. Чисто из праздного любопытства, – присаживаясь удобней, заявила брюнетка, не отрывая от гостя заинтересованных внимательных глаз.
– Так что вам нужно? – широко улыбаясь неловкости агента, еще раз осведомилась хозяйка квартиры. – К чему осмотр? Я не храню здесь «запрещенку». То есть, нигде ничего подобного не храню… На меня кто-то пожаловался? Но вы не из КОСПа, по бытовым мелочам не выезжаете. Тогда что? Это касается работы? – затараторила она, буквально закидывая вопросами зачарованного парня.
– Умник, очнись! – больно толкнув друга локтем в бок, сварливо пробурчал Нил. – К тебе обращаются.
– Простите. Нет-нет. Ничего такого, – окончательно собираясь с мыслями, заверил Алес озадаченную собеседницу. – Могу я вас спросить? Мы никогда не встречались? Уж больно лицо знакомо.
– Конечно. Я, Злата, ведущая новостей главного канала. По совместительству политический корреспондент. Предмет вашего обожания, моя соседка Карна, – шутливо представила себя и брюнетку журналистка, в ожидании ответной реакции складывая руки на груди.
– Точно! Как же я сразу не узнал! – хлопнув себя по лбу, восторженно воскликнул агент. – Приятно познакомиться. Честно. Я ваш большой поклонник. Смотрел все репортажи. Они просто потрясающие! Еще раз простите за вторжение. Я – Алес, а это Нил. С вашего позволения, мы хотели бы осмотреться и задать пару вопросов, – как можно более тактично попросил гость и, вспоминая наставления напарника, важно добавил: – Это касается планетарной безопасности.
– Не смею препятствовать. Я сознательный гражданин и не стану мешать ответственной работе, – с деловым видом разрешила девушка, гостеприимным жестом приглашая молодых людей пройти вглубь квартиры. – Надеюсь, через мое уютное гнездышко не будет пролегать спектральная полоса?
– Нет, что вы. Не переживайте. Мы просто должны убедиться, что жителям здания ничего не угрожает. Как только закончим, сразу уйдем.
– Можете не торопиться.
– Спасибо за лояльность! – пролепетал парень, покрываясь пунцовым румянцем, который перебил даже молочно-шоколадный цвет кожи.
– Я осмотрю помещение, а ты, как старший по званию, поговори с дамами, – ехидно ухмыляясь, предложил Нил и, прежде, чем тот успел опомниться, оставил друга одного, сбежав в соседнюю комнату.
– Кхе-кхе, Злата, – нервно откашлявшись и с трудом расправляя плечи, обратился агент к хозяйке дома. Брюнетку он принципиально игнорировал, боясь от ее неземного вида снова лишиться дара речи. – В последнее время вы не замечали ничего странного в своей квартире?
– Что конкретно вас интересует? – приподняв тонкую аккуратную бровь, переспросила та удивленно.
– Гудящие звуки, цветовые вспышки, аномальное поведение привычных предметов. Любая мелочь, выбивающаяся из ряда обыденности. Может мерцание, яркий свет, вещи не на своих местах или мелкая неестественная потеря?
– Нет, ничего такого, – задумчиво пожимая хрупкими детскими плечиками, заверила журналистка. – Разве что на днях… ‒ не успев договорить, она изумленно уставилась в купольное панорамное окно. – С каких пор транспорт летает?! Это для вас достаточно странно?
– Где? – в панике возвращаясь к остальным, завопил Нил. Он взглядом проследовал за пальцем девушки, с каждым мгновением становясь бледнее. В чистой небесной дали, на фоне безоблачного неба, четко вырисовывались бешено мчащиеся в их направлении фигуры. – Это они… ‒ безнадежно протянул ученый, не замечая, как медленно сползает лбом по холодному стеклу.
– Что происходит? – испуганно переводя взгляд с одного гостя на другого, потребовала Злата, но, так и не дождавшись ответа, непроизвольно стала отступать вместе с подругой к двери.
– Уходим отсюда! – властно приказал Алес, больно хватая поникшего напарника под локти. – Жаль, оставили элеум в аквакаре. Ваша отменная пушка нам бы сейчас пригодилась. НИП в сравнении с ней игрушечный пистолет.
– Как они узнали, где мы?! Рем отменная ищейка, но на таком расстоянии вряд ли бы учуял запах так скоро, – огорченно просипел Нил, завороженно наблюдая за приближающимися Легионерами Фемиды. – Координаты Константы были известны мне, тебе и Гапею.
– Он никогда бы нас не предал! – темно-карие глаза агента ВНСПБ сурово и предупредительно посмотрели на оппонента. – Только попробуй сказать что-то плохое!
– Я и не думал. Бедолага уступил не по собственной воле. Вспомни Шина.
– Точно, его КЭМИ. Он с легкостью мог убедить Гапея рассказать все, что им нужно.
– Просто настроив голосовые связки, и добродушно попросив. Выходит, твой напарник однозначно мертв.
– Я догадался об этом, когда преследователи появились в главном штабе, – злобно выплюнул парень, разжимая пальцы и грубо отталкивая ученого.
– Только не надо винить меня в чужой смерти! Я предупреждал, что все закончится плохо. Но вы не желали слушать!
– Это уже не важно. Если мы не хотим стать следующими, нужно срочно выбираться!
– Ни за что! Я не сдвинусь с места, пока не найду аномалию! – оскалившись, возразил пришелец, широко расставляя ноги и упираясь в пол, будто упрямый осел.
– Ты совсем тупой? Во-первых, с нами гражданские лица. Я не могу позволить им погибнуть! А, во-вторых, с одним ниндзя-то в руках я смогу противостоять семерым Легионерам Фемиды ровно пять секунд! Да, они нас заживо сожрут!
– Однажды ты уже выкрутился. Придумаешь что-нибудь и на сей раз! – судорожно забегав по комнате, нахально заявил Нил.
– C теми двумя в отсеке криосфер я справился, используя эффект неожиданности. Сейчас все с точностью наоборот! Они застали нас врасплох, – хватая молодого человека за что попало и грубо разворачивая к себе, попытался переубедить друга Алес. – Выбирай: или уносим ноги, или умрем.
– Но как же Константа?! Она точно здесь! Тит не мог ошибаться.
– Ты же сам видишь, в квартире ничего нет! Иначе, мы бы заметили. Прошу, идем, – взмолился агент, лихорадочно наблюдая за быстро надвигающимися врагами.
– Не найдем ее сейчас, не найдем никогда! – не унимался ученый, вырываясь из крепких тисков напарника и вновь приступая к обыску.
– Чем дольше спорим, тем выше шансы легионеров разорвать нас на мелкие кусочки. Они в любом случае уничтожат аномалию, останемся мы здесь или нет. Как не крути, ее гибель неизбежна. Ты хочешь лишиться жизни напрасно? Не лучше ли сбежать и попытаться спасти метавселенную как-то еще?
– Нет! Уйдем и уже никак никому не поможем!
– Хватит уговоров! – грубо фыркнул Алес и резко, с размаху, влепил парню звонкую пощечину. – Приди в себя! – сердито бросил он, встряхнув друга за плечи. – Хочешь сдохнуть, – милости прошу, но я не готов к такому исходу. Мне есть о ком позаботиться. Несчастные девушки не виноваты, что оказались не в том месте. Не жалко себя, попытайся сделать что-то ради них.
– Да плевать я хотел на смазливых пустышек! – взорвался Нил, безразлично отмахнувшись от спутниц. – Мы все уже трупы.
– Как знаешь! – обреченно сдался молодой человек, моментально теряя интерес к ученому. Активировав ниндзя-то и грозно выставив его перед собой, он сурово произнес: – Злата, Карна, идите за мной. Хотите выбраться целыми и невредимыми, неукоснительно следуйте приказам! Мы убираемся отсюда, – развернувшись напоследок в сторону напарника, в последний раз предупредил агент, – а ты решай сам, жить тебе или умереть.
Без лишних промедлений парень и его подопечные двинулись в сторону лестничного пролета. Алес точно знал, единственный шанс на спасение – на редкость извилистые и запутанные коридоры старого, вычурного здания.
– Чтоб тебя… – глядя на удаляющуюся спину единственного соратника, выругался Нил. Ученый в последний раз бросил раздраженный взгляд на приближающихся оборотней и, наконец-то, определился. – Надеюсь, найти Константу вам будет также не просто, как и мне! – сердито пробурчал он и выбежал из квартиры последним.

***

‒ Быстрее! – подгонял Алес спутников, понимая, что противник вот-вот сядет на хвост. Сражаться с профессионалами в замкнутом пространстве, когда на руках двое гражданских и физик, было все равно, что пойти на самоубийство. – Они нас видели. Часть легионеров увяжется следом, а вторая останется осматривать квартиру. Нашим составом вступать в бой бесполезно. Единственный шанс выжить – оказаться проворнее.
– Мы делаем все, что в наших силах! – огрызнулся Нил, задыхаться от быстрого темпа. – Я ученый, а не атлет. На занятия спортом у меня никогда не хватало времени!
– Лучше бы твоим КЭМИ были сильные ноги, а не мозги.
– Я не врубаюсь, о чем идет речь, – шумно втягивая носом воздух, просипела с конца колонны Злата, – но полностью согласна с вашим сослуживцем. Я тоже не бегун, а журналистка! Может, остановимся и отдышимся немного?
– Вас устрашающие люди на бешено несущихся машинах недостаточно убедили в грозящей опасности?
– Раз все так плохо, потрудитесь объяснить, какого черта происходит и почему мы в спешке покидаем собственный дом? – сердито поинтересовалась Карна, с грацией акробатки перепрыгивая лестничные пролеты сразу через перила. Алес только и успевал одаривать девушку восхищенными взглядами. – Мы с подругой ничего плохого не совершали. Вывод напрашивается один: они пришли за вами! Во что вы нас впутали? И кем являетесь на самом деле? Сомневаюсь, что доблестные сотрудники планетарной безопасности стали бы улепетывать от обычных негодяев!
– Да! – поддержала ее соседка, возмущенно добавляя визгливым тоном: – А еще, они летают! Тогда как из-за плотной застройки и заботы об экологии подобное маневрирование без экстренной необходимости давно запрещено! Разве это не доказывает, что преступники здесь вы?
– Я показал документы. Что еще надо? Их невозможно подделать, – попытался оправдаться молодой человек, хмуро поглядывая на Нила, заставившего его солгать. – Я действительно сотрудник ВНСПБ.
‒ К чему такая конкретика? «Я»?! Кто тогда ваш дружок?
‒ Давайте отложим разговор на потом, когда окажемся подальше от врагов.
‒ Я хочу знать правду немедленно! По какому поводу открыта охота? Дело в моей квартире, так? Не зря же вы хотели ее осмотреть. Тогда почему они все еще нас преследуют?
‒ Вам не кажется, что сейчас не подходящее время это выяснять?
‒ Можно на «ты», ‒ невозмутимо разрешила Злата, возобновляя бесконечный поток вопросов. Навязчивую журналистку нисколько не смущало, что агент ее принципиально больше не замечал.
‒ Дьявол, заперто! – выругался он, со всего размаху врезаясь в кованые тяжелые ворота «под старину».
‒ Чтоб такие, как вы не ломились, – язвительно поддела Карна, соединяя универсальный ПК с панелью управления двери. – Парковка только для жильцов. Наш дом может и похож на праздничный торт с истекшим сроком годности, но внутри он напичкан современными атрибутами безопасности… ‒ она запнулась и прислушалась к приближающимся звукам оборотней. ‒ Преследователи уже близко.
‒ Я не рассчитывал, что нас догонят так быстро! – признался парень, мягко проталкивая друзей в дверной проем. ‒ Нил, беги с девушками к Беркуту. Я постараюсь задержать легионеров! – приказал Алес, вызывая пробук и быстро выдавая команды аквакару: – Разрешить доступ отсканированным объектам. Активировать полную мощность. Режим экстремальной езды. Опция оптимального размещения массы. Рассчитать оптимальную скорость с учетом четырех пассажиров. Включить ручное управление.
‒ Я не пойду на улицу один! – с нервно дергающимся глазом категорично запротестовал напарник. ‒ Там точно засада.
‒ Сильно сомневаюсь, но, если что, воспользуйся рельсовой пушкой.
‒ Все равно нет! Ты единственный, кто мне поверил. Ради тебя я не остался искать Константу. Теперь ты обязан выполнить обещание и помочь мне найти выход. Я с места не сдвинусь. Пусть дамочки выбираются сами!
‒ Ты настоящий джентльмен! – больно ударив молодого человека в спину, язвительно прошипела Злата. ‒ Давно таких не встречала.
‒ Мне до лампочки твое посредственное мнение. Я никуда не иду и точка.
‒ Совсем из ума выжил?! – всплеснул руками агент ВНСПБ. ‒ Я не собираюсь драться с пилигримами, а лишь хочу их остановить! Я догоню вас позже.
‒ Это ты сбрендил. Чем ты собираешься противостоять? Мечом против кибернетических конечностей Рема и элеумов?
‒ Прошу, Нил, доверься мне и не подвергай остальных необоснованной опасности.
‒ Хрен с тобой, – сердито фыркнул ученый, срываясь с места и жестом зовя спутниц за собой. – Идемте, пусть герой справляется в одиночку.
План в голове Алеса созрел «так себе», но лучше он придумать не смог. Заряда в ниндзя-то оставалось ровно на одну мини-бомбу, а все, что можно было взорвать в узком коридоре – это лестничную площадку у него над головой. «Рухнет и перекроет пролет», ‒ решил парень, соединяя персональный гаджет с мечом. Отчетливо слыша приближающиеся звуки модифицируемых капсул, он дрожащими пальцами выбрал нужный режим и активировал клинок. Оружие моментально приобрело ярко-алый оттенок и, пылая жаром, в считаные секунды накалилось до невероятных температур. С умиротворенным видом агент прикрыл веки и, сделав глубокий вдох, с размаха воткнул ниндзя-то в верхнюю часть прочного фундамента. Этажом выше уже замаячили первые два оборотня, когда меч, набрав полную мощность, издал шипящий оглушающий звук, и обрушил на голову хозяина тонны камней, металла и пыли.
Чудом, умудрившись в последний момент выскочить на парковку, молодой человек огляделся в поисках выхода. Но, прежде чем успел сделать в его сторону первый шаг, понял, что проскочил искусственный заслон не один. Вместе с ним в соседнее помещение удалось проникнуть той самой паре Легионеров Фемиды, что первыми настигли беглеца в коридоре. Их капсулы пострадали, но сами они были целы и невредимы. Выбора не было. Алесу пришлось бежать. Будучи быстро обнаруженным, он почувствовал, как в полуметре от него пролетело с десяток пуль, а затем еще и еще. Секундой позже, по живой мишени открыли непрекращающийся огонь. Некоторые из зарядов, достигая цели, обжигали и ранили, но, к счастью, не причиняли смертельного вреда. Время катастрофически таяло. Оставшиеся за обрушенной стеной, враги отчаянно пытались попасть внутрь. Они без труда разносили элеумами образовавшиеся завалы и вот-вот должны были оказаться по эту сторону баррикад. Тяжело дыша, агент ВНСПБ укрылся за первым, попавшимся на пути аквакаром, судорожно соображая, что предпринять. Беркут находился на улице. Чтобы достичь его, Алесу необходимо было преодолеть минимум тридцать парковочных пролетов. Шансы выбраться наружу были ничтожными. Пока он думал, как поступить, транспорт, служивший заслоном, от мощного плазменного удара рельсовой пушки взмыл в воздух, ударяясь о крышу парковки и снова возвращаясь вниз. Немедленно среагировав, окровавленный парень бросился удирать, телом ощущая жар от разрывавшихся на части машин за его спиной. Искореженные детали, пепел и острые стекла сыпались на голову, больно царапая и впиваясь в кожу. Но, несмотря ни на что, он был жив и ни в коем случае не собирался сдаваться.
– Сюда, сюда! – закричал в двадцати метрах от беглеца взволнованный голос.
В образе маньяка-убийцы из-за толстенного столба неожиданно вынырнул Нил. В руках он держал огромный элеум. С безжалостной улыбкой на лице ученый направил дуло на обидчиков и остервенело принялся нажимать на курок. В приливе пьянящего адреналина, он открыл рот и громко заорал, паля во все, что попадалось на глаза. Аквакары вновь устремились вверх. Взрываясь, они падали на землю и разлетались в щепки. Оскал стрелявшего в тот миг был безумен. Он мог принадлежать лишь человеку, впервые взявшему оружие в руки. Испугавшись за друга, Алес бросился на помощь, но дорогу ему преградил собственный Беркут. Судорожно вцепившись в несуществующий руль, видимый только сквозь тонкую проекцию универсального ПК, на водительском кресле восседала Карна.
– Залезайте! – проорала она сквозь гул ожесточенного боя. Как только оба пассажира оказались внутри, девушка с бешеной скоростью понеслась прочь от безумного места. – А теперь, рассказывайте. Во что мы вляпались? – потребовала она, вылетая на улицу и гоня, что есть мочи.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Загородная местность в нескольких километрах от мировой столицы.

– Вы, правда, считаете, что мы поверим в подобный бред? – переходя на ультразвук, возмущенно воскликнула сердитая Злата. По ее мнению, услышанная история не влезала ни в какие разумные рамки. – Ублюдки наверняка разнесли мою квартиру, гнались за нами, пытались убить, а вы надеетесь свалить произошедшее на пришельцев из параллельной вселенной? Помимо того, что я – журналист, я еще заядлый скептик и в подобную хрень категорически не верю! Плюс тот факт, что только один из вас агент ВНСПБ, а второй сам выходец из другого мира, заставляет серьезно задуматься о групповом психозе. Окончательно выбешивает упорная позиция не сообщать о случившемся в службу планетарной безопасности. Вы хоть понимаете, как стремно звучит все перечисленное? Мы торчим посреди чистого поля. В город вы нас возвращаться не собираетесь, но при этом утверждаете, что мы не пленницы. Мне завтра с утра в эфир выходить! Так что плевать я хотела на ваши запреты и возвращаюсь домой. Негодяя приходили за вами, вот вы дерьмо и разгребайте! Уверена, нас они не тронут.
– Какая глупая самонадеянность, – пробурчал Нил и тут же пожалел. Его короткой фразы оказалось достаточно, чтобы завести девушку и выслушать очередную длинную тираду ее недовольства.
– Почему ты молчишь? – набросилась она в итоге на абсолютно невозмутимую соседку. – Тебе нечего сказать? Или врачам не обязательно выходить на смену вовремя?
– Кстати, – всполошившись, очнулась от глубоких раздумий Карна. Без лишних вступлений она подошла к ссутулившимуся на земле Алесу. – Я могу помочь, – предложила она, опускаясь на колени перед, обессилено облокотившимся на аквакар, парнем.
– Что? – удивленно приподняв брови, переспросил тот.
– Я доктор. Кардиохирург. Если позволишь, осмотрю твои раны.
– Там ничего серьезного, – стушевавшись, слабо возразил молодой человек. – Обычные царапины. Затянутся.
– Повреждения, сами по себе, может и не опасны, но они множественны. Ты потерял достаточно крови, чтобы я начала переживать. Для всех будет лучше, если ты уступишь без лишних споров, – скупо улыбнувшись, заявила брюнетка и молодой человек предсказуемо сдался.
– Она его еще лечить собралась! – вконец рассвирепев, взревела Злата. – Разве не видишь? Они преступники. К тому же психи. Если бы то, что они говорили, было правдой, перед нами нарисовалась бы уже целая армия агентов ВНСПБ. Но только что-то на выручку к ним никто не спешит!
– Для начала, как ты точно подметила, я врач. Кем бы ни был этот человек, я обязана оказать первую помощь. А, во-вторых, я им верю, – невозмутимо произнесла Карна, еще больше вгоняя соседку в истерику. – Почему нет? Да, их рассказ звучит фантастично, но когда-то и КС с НСП казались чушью. Мы так много не знаем о метавселенной. Так почему причиной происходящего не могут оказать параллельные реальности? Вспомни летающие аппараты, убойные пушки, удивительные костюмы преследующих нас людей. Они не показались тебе странными и не привычными для нашего мира?
– Спасибо! – восторженно поблагодарил Нил. Доктор оказалась единственным союзником, поверившим в его слова моментально.
– Не за что. Что предпримем дальше?
– Мне жаль, но в Юнион возвращаться не безопасно, – в очередной раз напомнил Алес, понимая, что сейчас последует неконтролируемый поток ругательств со стороны журналистки. – На дворе ночь. Предлагаю остановиться в маленькой неприметной гостинице подальше от дороги и остаться там до утра, – как можно быстрее затараторил он, лишь бы не дать ей вставить слово. – Я успею окрепнуть и связаться с руководством, а вы окончательно убедитесь, что мы вам не врем.
– Нет, нет и еще раз нет! – нахмурив чуть вздернутый нос, категорично заголосил Нил. – Мы договорились. Никакого Ната!
– Если я не доложу о случившемся, мы не сможем повторно попасть в дом Златы. Там сейчас ошивается весь штаб ВНСПБ заодно с КОСПом. Я обрушил часть лестничной площадки, а пилигримы устроили бардак в квартире на двадцать первом этаже! Агенты точно горят желанием задать хозяйке апартаментов несколько вопросов. Они найдут нас.
– Я сказал, нет!
– Не будь мнительным. Директор мой друг. Он уже понял, что ошибался на твой счет.
– Ты действительно думаешь, что человек, затерявшийся в чужой реальности на целых одиннадцать лет, пожертвует единственным шансом на возвращение домой ради незнакомца?
– Но, если у нас не получится договориться с ним, как ты собираешься проникнуть в здание незамеченным? Разве ты не хочешь найти аномалию?
– А смысл? Там давно ничего нет! Рем с командой все подчистили.
– Ты не знаешь наверняка! Вдруг, они, как и ты, не смогли ее обнаружить?
– Маловероятно. Легионеры Фемиды видели объект не раз и точно знали, где и что искать.
– В любом случае, нам надо с чего-то начинать.
– Согласен, но я по-прежнему считаю твоего начальника лицемером! Прошу, не впутывай его, – вцепившись в лицо напарника безумными глазами, взмолился Нил. – Пусть будет кто угодно, лишь бы не он.
– Нет, ты слышала? Чтоб вас! – с новой силой разразилась проклятьями Злата, умудрившись ввернуть очередную разгневанную тираду в диалог собеседников. – Я с вами никуда не поеду. Мне надо домой, а лучше в органы правопорядка. Пусть там разбираются с вашим дерьмом. Дорогая, неужто не видишь? У них не все дома! – вцепившись мертвой хваткой в руку подруги и попытавшись насильно оттащить от раненого, испуганно заверещала девушка.
– А белобрысая Злючка права! – осенено воскликнул ученый. Он был единственный, кто до сих пор не реагировал на взбалмошную журналистку, чем злил ту еще больше. – Нам срочно нужно в КОСП.
– Ты кого «Злючкой» обозвал?! – забилась в истерике блондинка, расцепляя пальцы с посиневшей кисти соседки и бросаясь с кулаками на невозмутимого парня.
– Да уймись, – легко сковывая безумицу в объятьях, прорычал тот, снова переключаясь на агента: – Я так понял вы с милашкой Никой близкие люди. Обратимся за помощью к ней.
– Мы просто друзья! – акцентировав внимание на последнем слове, поправил Алес, из-под тяжка скосившись на Карну. – Когда-то служили вместе на крейсере. Именно поэтому я не стану подвергать ее опасности! – протестующе складывая руки на груди, сердито заключил он.
– Никому не интересно, что было между вами, – моментально уловив симпатию парня к докторше, не удержавшись, съязвил Нил. – Не кипятись. Мы никого не станем подставлять. Для начала, сбагрим под крыло КОСПа случайных спутниц, чтоб Злючка немного успокоилась и поняла, что мы не отрицательные персонажи в этой истории, – молодой человек жалобно охнул и разжал рот обиженной журналистки, больно укусившей его за пальцы. – Я о тебе забочусь! – сердито напомнил он, освобождая пленницу и отталкивая от себя как можно дальше. – Ника обеспечит девчонкам защиту, после чего отправится в квартиру Златы. Полагаю, как представитель органов правопорядка она имеет на это полное право. Вряд ли кто-то удивиться, застукав ее на месте преступления.
– Я не стану подталкивать подругу на сомнительную махинацию!
– Какая «махинация»? Умоляю! Она просто зайдет в дом, включит прямую трансляцию на пробуке и сделает вид, что осматривается и ищет улики. Мы увидим то же, что и она. Тогда, возможно, поймем, что делать дальше.

***

Вселенная №7693. 8 сентября 2124 год. Небольшая гостиница на окраине Юниона.

Злата была в ударе. Прежде, чем дать согласие отправиться в мотель, она целый час разъедала желчной кислотой мозг каждого из спутников. Добравшись до ближайшего ночлега, бедолаги еще полчаса выслушивали недовольство насчет общего двухкомнатного номера, скудного убранства и отвратительного обслуживания. Как итог, выдержать присутствие докучливой журналистки смог один Нил. Безразличный к чужим мелочным проблемам, он развалился на кровати и с отсутствующим видом погрузился в себя, чем только больше спровоцировал неугомонную девицу на новый всплеск негодования. Первой из дурдома сбежала Карна. Отлично зная подругу, она предпочла переждать бурю подальше от разбушевавшейся фурии. Найдя себе укромный уголок, доктор уютно устроилась на песчаном берегу небольшого искусственного кусочка изумрудно-голубого моря. Виртуозная иллюзия, созданная в небольшом зале двадцать на сорок, была настолько идеальна, что казалось, будто вокруг на самом деле лазурный пляж, весело искрящийся в бликах ясного ночного неба.
– Правда красиво? – спросила девушка у тихо вошедшего в маленький кусочек рая Алеса. – Ты знал, что в подобных проекциях с педантичной скрупулезностью воспроизводятся действительно существующие где-то на земле места? Даже созвездия воссозданы с идеальной точностью, – устремив взгляд на потолок, заверила она. – Я знаю, о чем говорю. Астрономия мое излюбленное хобби. Обожаю смотреть на далекие миры и представлять, как на одной из планет бурлит активная деятельность «зеленых человечков». Знаешь, факт существования параллельных реальностей в какой-то степени доказывает, что во вселенной мы не одни.
– Любопытная теория, – добродушно улыбнувшись, молодой человек присел рядом с Карной и робко поинтересовался: – Ты не против, если я присоединюсь?
– Разве можно запретить к посещению общественный пляж? – пошутила девушка, отшвыривая в сторону валявшиеся рядом кеды. – Как вышло, что ты так серьезно влип? – впервые ее лицо выражало не сердитую озабоченность, а с доброй открытой улыбкой смотрело на собеседника.
– Если честно, мне нечего добавить. Сам не понимаю, как позволил Нилу себя убедить. Видимо слишком доверчивый. С другой стороны, не будь я таким, он был бы уже мертв. Во всем надо искать плюсы.
– Не хочу умалять твоих достоинств, но вообще-то я говорила не об этом, – лукаво сощурившись, заразительно рассмеялась доктор. – Как ты очутился в ВНСПБ? Туда берут исключительно одаренных. Выходит, ты у нас умник?
– «Умник», – непроизвольно хохотнув, повторил за ней Алес. – Впервые меня так назвала Ника в день нашего знакомства. Прозвище с тех пор и прицепилось.
– Вы с ней очень близки, да?
– Не в том смысле, что ты могла бы подумать, – поспешил оправдаться агент.
– Я имела в виду, вы хорошие друзья, – продолжая плутовато коситься на парня, с невозмутимым видом пояснила Карна, – наподобие нас с Златой. Она с виду белая и пушистая, но, как вы поняли, еще та заноза в заднице. Думаю, это чисто профессиональное. Мы дружим с ней пятнадцать лет, с того момента, когда я переехала в Юнион и пошла учиться на врача. Ближе у меня никого нет.
– И у меня. Если бы не Ника, страшно подумать, что со мной стало бы.
Алес замолчал. Нервная дрожь пробежала по телу и, скопившись в огромный ком, встала в груди. Прежде ему никогда так отчаянно не хотелось поделиться с кем-то наболевшим. Тем более с мало знакомым человеком. Не понимая, от чего в душе произошли глобальные метаморфозы, он попытался переключиться на нечто незначительное.  Первое, что пришло в голову, снять испачканную кровью классическую жилетку светло-коричневого цвета. Но попытка отвлечься не удалась. Парень неуклюже застрял в неудобном атрибуте одежды, вынуждая новую знакомую прийти ему на помощь. Чувствуя сквозь тонкую рубашку жар ее пальцев, он импульсивно покраснел и покрылся трепетными мурашками.
‒ Когда-то я был другим, ‒ признания сами понеслись неудержимым потоком. ‒ Самовлюбленным эгоистичным подростком. Беспечным лентяем, прожигающим жизнь. Одним словом, характер имел отвратительный, но вот умственные способности на порядок превышали таланты сверстников. Родители ждали от меня блестящего будущего, но я все испортил. Исключительно им назло. Отец сильно рассердился и заставил пойти на флот. Он был одним из лучших агентов ВНСПБ и меня, как его сына, с радостью приняли, пообещав сделать достойным гражданином. Я сильно осерчал. Несколько лет не разговаривал с ним, пока однажды мама не сообщила, что отец трагически погиб при исполнении служебных обязанностей, – голос Алеса дрогнул. Слова давались с трудом. Более того, каждое из них он подбирал с особенной тщательностью. – Последний раз я видел маму на похоронах. Она работала преподавателем в школе. Святая добрейшая женщина. Спустя пару месяцев после смерти отца, ее класс отправился на экскурсию. Какой-то малец, без спроса взявший аквакар предков, отключил автопилот. Толком не разобравшись в интерфейсе Магнума третей серии, он развил слишком большую скорость и, не справившись с управлением, выехал на встречную полосу. Его аквакар всей мощью влетел в школьный транспорт, буквально протаранив и скинув тот с моста. Произошел взрыв. Прибывшая на место спасательная команда, оказалась бессильна. У ребят не было шансов. Мама, вместе с учениками сгорела заживо. После обеих трагедий, я решил, что попасть в ВНСПБ мой долг.
‒ Мне жаль… ‒ ласково приобняв парня, Карна положила голову ему на плечо. – Я благодарна Нике, что она помогла пережить тебе это.
‒ Депрессия была жуткая, – признался агент, ощущая тепло ее тела. За кучей повседневной работы он и забыл, когда в последний раз испытывал приятную близость. – Она и родная тетка, всегда были рядом.
‒ Значит, кто-то из семьи у тебя остался?
‒ Да, Абангу, старшая сестра матери. Странная по нынешним меркам, но все же замечательная старушка. Она все еще пытается заботиться обо мне, как о маленьком мальчике. Многие ее не понимают и сторонятся, но я считаю, тетка самый удивительный человек, которого только можно встретить.
‒ Чем же она заслужила ярую нелюбовь окружающих?
‒ Если скажу, ты тоже решишь, что она чокнутая.
‒ Сначала выслушай мою историю, а затем суди, – многозначительно пообещала девушка и прижалась к Алесу всем телом. – Я через многое прошла, так что меня сложно удивить. Рассказывай, что не так с чудесной Абангу?
‒ Она зоолог, бесповоротно помешанный на животном и растительном мире. Несмотря на преклонный возраст, постоянно участвует в протестах, связанных с естественной средой обитания. Если уж быть до конца честным, то тетка единственная, кто по сей день устраивает митинги. Ей все кажется, что мы мало сделали для природы.
‒ Постой! – оторвавшись от плеча молодого человека, Карна удивленно округлила бездонные черные очи. – Она та самая активистка, дом которой располагается на границе с Каменными Джунглями Тары?! Круто! Я ее огромная поклонница! Пожилая дама достойна уважения. Живет одна, на границе с самым жутким в мире местом, и при этом умудряется бороться за права исчезающих там уникальных видов! Со всей ответственностью заявляю ‒ тебе незачем стесняться родственных связей с ней.
‒ Ни в коем случае! Я люблю тетку и никогда не брошу, но не всегда готов общаться с ней. Характер у обоих тяжеловат. Однако, она мой единственный родственник. Я всецело и безгранично доверяю ей. Случишь что, первое, куда бы я отправился за помощью, советом или просто проститься ‒ в милый дом Абангу. Земля будет разваливаться на куски, плевать, я найду способ туда добраться.
‒ Здорово, когда в жизни есть близкие, – с завистью прошептала Карна, возвращая аккуратную черную головку обратно на плечо агента.
‒ У тебя никого нет?
‒ Честно говоря, без понятия. У меня проблемы с психическим здоровьем. Только не пугайся, я не буйная, ‒ горько пошутила девушка, радостно отмечая, что ни одна жилка не дернулась на лице собеседника при упоминании щекотливого отклонения. ‒ Болезнь связана с памятью. Я ничего не знаю о своей жизни до шестнадцати лет. Единственное, что удалось выяснить про вычеркнутый отрезок, родители оставили меня новорожденной в доме малютки. Дальше, все как в тумане. Очнулась, когда очутилась перед дверью в медицинский университет. Каким образом я оказалась в Юнионе, почему сделала такой выбор, для меня по-прежнему остается загадкой. Примерно в то же время моей соседкой стала Злата и практически все свободные вечера я стала проводить в ее взбалмошной компании. Мы так привыкли друг к другу, что по окончании учебы решили никуда разъезжаться. Я устроилась работать в больницу, а она репортером на местный канал. Вот такая короткая, наискучнейшая, отличающаяся завидным постоянством жизнь.
‒ Ты пыталась узнать, что с тобой произошло?
‒ Знакомый психолог говорит, что провал вероятно связан с детской травмой. Ему стало так любопытно, что он предложил лично заняться моим вопросом, но я отказалась. Решила оставить ситуацию, как есть. Не помню, значит не надо, – спешно закончив, Карна стыдливо поджала пухлые губы. ‒ Все еще кажется, что у тебя странная тетка? – отстраняясь от парня, угрюмо поинтересовалась она.
‒ Извини, но ты ее не переплюнула, – добродушно улыбнувшись, Алес прижал собеседницу обратно к себе. – В твоем рассказе нет ничего страшного, плохого или зазорного. Ты не виновата в том, что не помнишь. Порой лучше забыть, чем ежедневно страдать от отголосков прошлого. Не важно, что было, главное, что происходит сейчас.

Глава 6. Первый бой

Вселенная №7693. 9 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Центральное отделение КОСП.

– Напомни, какого рожна мы туда поперлись? – выбираясь из служебного транспорта, сердито поинтересовалась Аиша. Настроение у женщины остановилось на нуле и стремительно грозилось упасть еще ниже. И все из-за напарницы, вечно витавшей в облаках и упорно игнорирующей ее полезные советы. – Ты растеряла последние остатки гордости. Втянула нас в авантюру и добровольно согласилась отправиться к дому журналистки. И ладно бы ради старого товарища, но нет, в надежде встретить там Ната. Только в итоге, нагло врать и оправдываться перед ним пришлось мне, ибо у тебя в присутствии бывшего любовника окончательно пропал дар речи! Это унизительно! И еще, – добавила агент, мужиковато передергивая плечами от одного только воспоминания об отвратительном пилотаже подруги, – последней каплей стали твои ужасные навыки управления аквакаром. Больше не смей садиться за руль Чеглока в состоянии любовного аффекта, да и вообще в любом другом. А коли уж залезла на водительское сиденье, будь добра, предоставь все сделать программе!
– Прости. Надо было деть куда-то руки, – все еще продолжая сидеть в транспорте, Ника с пустым выражением лица пялилась на проекцию руля в пробуке. – И ты не права. Я поехала в квартиру Златы ради Алеса и тебя с собой не звала. Ты сама напросилась. Так что нечего теперь выказывать свое недовольство.
– Как я могла отпустить напарницу одну?!
– Взрослые девочки способны позаботиться о себе сами.
– А если бы головорезы с рельсовыми пушками поджидали где-то поблизости возвращения ребят? Кто бы прикрыл тебе спину?
– Ого! Неужто поверила в слова сумасшедшего?
– После того, как с их достоверностью согласился сам директор ВНСПБ, глупо прикидываться атеистом. С другой стороны, у вычурной любительницы безвкусных вещей мы так ничего и не нашли. Слова чудака из параллельной вселенной не подтвердились. Впору прибегнуть к теории о массовом затуманивании мозгов, – в привычной грубоватой манере пробурчала женщина, одними плечами поправляя немного великоватый пиджак. – У меня, кстати, есть личная просьба. Давай не станем говорить Умнику о признании его погибшим. Самовлюбленный начальник так проникновенно винил себя в смерти друга, что теперь не хочется нарушать столь трогательную скорбь.
– Прекрати сыпать безжалостными шуточками в адрес Ната. Помимо всего прочего они затрагивают память Гапея. Не забывай, он умер не понарошку и мне все еще предстоит сообщить об этом Алесу.
– Умник давно догадался, что напарник не выжил… – Аиша замерла на полуслове и, прикрыв глаза ладошкой, пристально уставилась на солнечное, полуденное небо. Волосы на ее руках встали дыбом, а шестое чувство настойчиво твердило о приближающейся опасности. – Чего застряла в аквакаре? Идем отсюда, мне не по себе.
– Да брось, – недоверчиво пробурчала Ника, только за первую половину дня услышав нечто подобное не менее десятка раз. – Твоя интуиция сегодня подводит. Она предупреждала о надвигающейся трагедии и в квартире журналистки, и возле ее дома, и по пути сюда. Тебе постоянно мерещилось, будто за нами кто-то наблюдает. Однако, все прошло гладко и без проблем.
– Не спорь. Просто выходи.
– Ладно, только найду НИП. Видимо зашвырнула его куда-то в истерике, когда садилась в Чеглок.
– Детка, – встревоженно позвала агент, неосознанно переходя на визг, – забудь про оружие и срочно беги к остальным! – крепко вцепившись в девушку костлявыми пальцами, она насильно вытащила подругу из аквакара и подтолкнула к зданию КОСПа. – Нутро не подвело, мы прокололись. Иноземные твари уже здесь. Надо предупредить ребят.
– О чем ты говоришь? – окинув окрестность беглым взглядом медовых глаз, недоуменно возмутилась Ника. – Я никого не вижу.
– Почему ты такая упрямая и никогда меня не слушаешь? – свирепо прокричала Аиша, выхватывая НИП и в кого-то прицеливаясь. – Я сказала, беги!
– А как же ты? – наконец разглядев несколько быстро приближающихся черных точек, испуганно запротестовала напарница. – Я не могу тебя бросить!
– Иди. Кому-то надо предупредить Алеса. У меня хотя бы есть пушка, чтобы противостоять негодяям.
– Но она бесполезна против легионеров!
– Знаю, но возможно с ее помощью я переключу их внимание на себя. Если получится, у вас появится небольшая фора, чтобы сбежать. Направь ко мне подмогу! Чем больше здесь окажется агентов, тем выше ваши шансы скрыться.
– Я вернусь за тобой сама! – решительно бросила Ника, за считаные секунды, достигая входа в центральный корпус.

***

– Уходите! Срочно! Я подняла по тревоге всех, кто находится в отделении КОСПа. Вряд ли пилигримов это надолго задержит, но мы сделаем все, что в наших силах, – ворвавшись в кабинет и вцепившись в рукав друга мертвой хваткой, Ника силком потащила его к двери. – Что вы застыли, как вкопанные?! Люди из другой реальности уже здесь, убегайте!
– А как же ты? – нахмурив лоб, агент категорически отказался двигаться с места.
– Мне нужно вернуться за Аишей! Она осталась одна против семерых Легионеров Фемиды и все ради того, чтобы задержать ублюдков и дать вам шанс выжить.
Словно в подтверждение ее слов, где-то вдалеке послышались выстрелы.
– В здании есть другой выход? – срываясь с места первым, деловито поинтересовался побледневший Нил.
– Вы можете выбраться по ближнему коридору на задний двор. Умник знает дорогу. Он вас выведет.
– Исключено. Без тебя я никуда не поеду! – воспротивился Алес, хватая девушку за шиворот и останавливая на полпути.
– Ты в своем уме? Не слышал, что я сказала? Напарница в беде. Я обещала ей вернуться и не собираюсь нарушать слова.
– И не надо. Мы пойдем вместе.
– Это еще вопрос кто из вас больше сбрендил! – панически округлив глаза, возмутился ученый. – Никто не должен тащиться за вашей подружкой. Она наверняка уже мертва! Пока Рем не воспользовался КЭМИ и не почуял мой запах, нам всем лучше убраться отсюда подальше! Иначе не оторвемся.
– Тогда ищи выход сам, трус! – вспылила девушка, набрасываясь на обидчика с кулаками.
– Я не «трус», а ученый! Не в моих привычках спасать отдельных лиц, когда на кону стоит судьба целой метавселенной!
– Послушай, засранец! Аиша в беде. Я не в курсе, как принято в вашей тухлой реальности, а у нас своих не бросают!
– Не надо строить из себя святую, а меня выставлять монстром! От дальнейших действий каждого из нас зависит судьба не только моей, но и вашей вселенной! Задумайся об этом! Пойдете за напарницей и больше никогда не вернете мир к прежнему состоянию. Алес, – с полной уверенностью в своей правоте Нил переключился на парня, – хоть ты это должен понимать. Нельзя обменивать единственную неизбежную смерть на миллиарды жизней!
– Умник? – вторила ему Ника, пристально уставившись на друга.
– А нашего мнения никто спросить не хочет? – влезла в разговор Злата, сердито расставляя руки по бокам и подвигаясь поближе к ученому. – Я, например, поддерживаю пришельца. Может за мной и закреплена слава скандально известной журналистки, конкретно сейчас я бы предпочла освещать новости вне эпицентра событий. Мы с соседкой вообще случайные свидетели.
– Раз все посчитали должным высказаться, – произнесла вслед за ней Карна и, сделав короткую паузу, шагнула в сторону агентов, – то я, как врач, готова пойти туда, куда скажут представители закона. Моя работа спасать людей, и конкретно в данном случае я вижу свое место рядом с ними.
– В тебя бес вселился? – эмоционально размахивая руками, взбесилась златовласка. – Мы попали в ситуацию, не типичную даже для сотрудников КОСПа и ВНСПБ. Планета семьдесят лет существовала в мире и согласии, а теперь здесь происходят военные действия. Мы же находимся четко посередине этого дерьма! Никто из нас не готов к подобным испытаниям!
– Хватит! На разногласия нет времени, – решительно остановил споры Алес. Доставая трофейный элеум, он отчетливо слышал, как медленно, но верно бой приближается к их двери. – Согласен. Речь идет о нечто более глобальном, чем просто одна планета.  И головой я это понимаю, – Нил восторженно захлопал в ладоши и с победным видом уставился на поникшую Нику, – но поступить с другом, как последний мудак, мне не позволяет совесть! И дело не только в Аише. Здание переполнено гражданскими, не говоря уже о многочисленных работниках КОСПа. Пока мы здесь, все они в смертельной опасности. Придется покинуть отделение театрально, чтобы преследователи видели, как мы уходим и оставили народ в покое.
– Ты обрекаешь нас на самоубийство! – еле сдерживая гнев, злобно прошипел ученый. – Мне не понять ваш мир! Вроде с виду мы одинаковые, но этично абсолютно разные! В моей реальности ни один здравомыслящий человек добровольно не полез бы сражаться с Легионерами Фемиды! Черт с ним, с личной безопасностью. Как можно с такой легкостью и безрассудством променять будущее бесконечной метавселенной на жизнь жалкой кучки сотни людей? Ничего глупее и иррациональней я не встречал. Жаль, мой голос ничего не решает.
– Я согласна с предыдущим оратором! – истерично вклинилась Злата. – Неужели так необходимо ввязываться в драку? Давайте останемся здесь и подождем пока с негодяями разберутся агенты КОСПа. Это их работа!
– Я и есть «агент КОСПа»! – грубо бросила Ника, уверенной походкой отправляясь к выходу.
– Если хочешь, можешь остаться, – мягко предложила Карна, с извиняющимся видом заглядывая в глаза подруги, будто просила прощения за предательство. – Но я ухожу с ребятами.
– Ты не обязана рисковать собой, – попытался остановить ее Алес. – Твоя соседка права. Внутри шансов уцелеть больше. Пилигримы пришли за Нилом. Заметив нас, они бросятся следом, и вы спокойно покинете здание.
– Я с вами и точка!
– Что за дебильная вселенная героев, – выругался ученый, раздраженно выхватывая увесистую пушку из рук молодого человека. – Идем, Злючка, ты тут единственная вменяемая личность. Не могу же я бросить соратника, – хватая пепельно-серую журналистку под локоть, с деловым видом заявил Нил. – Держись за мной. Я не дам тебя в обиду.

***

К моменту, когда пятерка оказалась на улице, там творился полнейший беспредел. Без разбора паля с воздуха рукой-пушкой, Рем косил каждого, кто попадал в поле зрения. Он не жалел никого, будь то сотрудники КОСПа или случайные прохожие. Иля и рядовой пилигрим, спустившись на землю и прислонив друг к другу модифицированные летательные капсулы, преобразовали транспорт в щит. Укрывшись за ним, они точечно отстреливали наиболее активных и проворных агентов, пытавшихся зайти с тыла. Группа оставшихся солдат во главе с Шином разлетелась по периметру поля битвы, расправляясь с теми, кто, сообразив, что НИПы против неизвестных террористов бесполезны, осмеливались выходить в рукопашную.
Согласно договоренности, Злата, Карна и Нил направились к Беркуту, а привыкшая сражаться бок о бок парочка, поспешила к Чеглоку на выручку подруге. Вместо аквакара первые обнаружили на стоянке лишь груду сгоревшего дотла хлам, и несколько убитых сотрудников правопорядка.
– Мой Беркут больше не на ходу! – с досадой бросил Алес, краем глаза замечая, как тройка сообщников в панике разводит руками, указывая на почти прогоревшую головешку. – Придется пересмотреть план действий. Я разыщу Аишу, а ты прикрой ребят и помоги найти пригодный транспорт. Здесь безумцы сожгли все подчистую, – распорядился он, привычно отсылая Нику куда побезопасней.
Но не успела девушка отойти на пару метров, как за спинами ребят послышался знакомый самодовольный голос:
– Я знал, что вы за ней вернетесь. Как глупо с вашей стороны, – с издевкой прорычал Шин. Безжалостно таща по полу бешено извивающуюся напарницу Ники, он специально резко дергал женщину за короткие, черно-смольные волосы, чтобы та кричала и корчилась от боли. – Назойливая тетка. Путалась под ногами и грозилась прибить бесполезной пушкой. Наивная дура, – сообщил пришелец, эмоционально размахивая свободной рукой с остро заточенным со всех сторон шуангоу. С оружия на его амуницию густо капала свежая кровь, но пилигрим даже не замечал этого. С безумно бегающими глазами он смотрел только на противников.
– Отпусти Аишу. Мы оба знаем, вы пришли не за ней, – грозно потребовал агент, выставляя перед собой заблаговременно приготовленный ниндзя-то.
– Досадно. А если я не хочу этого делать. Как быть тогда?
– Совершим обмен.
– Ты готов отдать вместо бесполезной швали Нила и Константу?
– Я не могу расстаться с тем, чего у меня нет.
– И что ты собрался предложить? Себя? Насколько я помню, заурядный солдат нам не нужен.
– Остальным возможно нет, но не тебе. Я вижу с какой ненавистью ты прожигаешь меня взглядом. Тебя разрывает изнутри от жажды отомстить за личное оскорбление.
– Ты прав. Я изнываю от дикого желания раскроить твое тело на тонкие полоски. Никто не смеет трогать мои фамильные мечи и унижать в присутствии дамы сердца. Даже Нил меня бесит меньше. Он скорее вызывает жалость. Слабак за всю жизнь ни разу не смог признаться Иле в любви. Удивляюсь, о чем она еще думала и почему не выбрала меня раньше. Но ты – совсем другое. Твой дерзкий поступок задел за живое, – шипел парень, изогнувшись всем телом, словно кобра перед смертельным прыжком. – Ниндзя-то достался тебе по наследству. И в этом мы невероятно похожи: в обоих течет азиатская кровь, оба чтим семейные традиции. Однако шуангоу не просто подарок, переходящий из поколения в поколение. Они традиционное оружие моей нации. Тебе не понять того трепета и уважения, что я испытываю перед достоянием предков. Реальность, в которой вы живете действительно лояльна к любым народам и кровосмешениям. В моей же лишь принято так считать. По факту все обстоит иначе. Во Вселенной №1 люди до сих пор предпочитают, как крысы толкаться каждый в своей стайке. Так что, наказание за осквернение моих мечей – дело чести.
– Ни к чему было пространно объясняться. Я понял все без слов при первой встрече. Чего ты хочешь от меня? – с достоинством задрав подбородок, спросил Алес, инстинктивно задвигая подругу за спину. Но та, как на зло, так и норовила выскочить вперед и голыми руками выдрать из рук негодяя напарницу. – Извинений? Хорошо. Прости, что задел раздутое самолюбие. С виду и не скажешь, что ты тонкая чувствительная натура.
– Шутить любишь, да? – протянул Шин, с удовольствием прокручивая волосы пленницы на очередной оборот и заставляя ее тем самым, не выдержав, истошно заорать. – Я согласен на предложенную сделку, но на своих условиях.
– Прекрати! Не причиняй ей боль! – прикрыв рот ладошкой, всхлипнула Ника и зажмурилась. Смотреть на мучения Аиши было выше ее сил.
– Мы с тобой счастливые обладатели мечей с настоящей, живой душой. Наши предки отдали им свое предпочтение, – не обращая внимания на жалобные мольбы девушки и мучительные всхрапы заложницы, процедил сквозь зубы безжалостный тиран. – Многие недооценивают силы холодного оружия, считая его неудобным, давно вышедшим из моды и главное – непродуктивным. По крайней мере такое мнение бытует в моей реальности. Именно поэтому в современном мире редко встретишь противника, способного биться на равных. Надеюсь, нам обоим повезло встретить достойного соперника. Я готов на честный поединок «один на один». Но без дополнительных модификаций. Я видел, что, благодаря им, может твой ниндзя-то. Взамен спутницы будут свободны и смогут беспрепятственно уйти.
– Согласен, – Алес грубо отпихнул Нику подальше за себя и приготовился. – Отпусти их и приступим к делу!
Коротко усмехнувшись, Шин грубо отшвырнул истерзанную пленницу в бок и, достав из-за спины второй шуангоу, резко разрезал воздух вокруг тела мечами. Встав в боевую стойку, он посмотрел врагу в глаза и одновременно с ним сорвался с места. «Дзинь» – зазвенела сталь от первого, второго, третьего удара. Движения агента были стремительными, рваными, а пилигрима плавными и точными. Разобрать лидера схватки не представлялось невозможным. Алес мелькал то спереди, то за спиной пришельца, то где-то рядом, но не уловимо, то снова возникая прямо перед ним. Порой казалось еще вот-вот и клинок парня достигнет цели, но, даже прочно стоя на одном месте, Шин с легкостью парировал любые сложные удары. В какой-то миг улыбка все же сошла с лица уверенного в собственном превосходстве гостя. Тонкие губы плотно сжались, а зубы стиснулись до такой степени, что слышно было, как они скрипят.
Агенту мерещилось, будто бой длился целую вечность. Он старательно кружил вокруг врага, ощущая, как пот струится по лбу тонкой струйкой. В действительности же, с начала поединка прошло не более минуты и головой молодой человек понимал, что почти проиграл сопернику. Сосредоточенно следя за каждым его движением и четко отбивая все выпады, Алес надеялся найти хоть какую-то слабую сторону пилигрима, но чем дольше продолжалось сражение, тем отчетливее понимал, как сильно уступал Шину. Победить врага могла лишь хитрость или трусливое бегство. Последнего парень позволить себе не мог, а потому упорно продолжал просчитывать удары пришельца наперед. Легионер Фемиды напротив внешне выглядел невозмутимо спокойным. Никто и не догадывался, сколь сильно душу его в этот момент терзали два противоречивых чувства. Первое: быстро догадавшись, что противник пусть и ненамного, но оказался слабее, путешественник был слегка разочарован. Второе: повернутый на боях псих невообразимо радовался возможности наконец-то не драться вполсилы, а задействовать почти весь свой потенциал.
– Признаю, ты хорош, – с ноткой уважения просипел Шин, решив, что настало время поставить жирную точку, – но пора вспомнить о деле. Жаль, мы не сможем поиграть подольше.
Скривившись, он взмахнул острыми клинками над головой и, противно лязгнув лезвиями, со всей силы обрушился на неприятеля. Крюком одного из шуангоу пилигрим зацепил ниндзя-то Алеса и, подкинув меч на пару метров вверх, выбил его из рук парня. Быстро развернувшись спиной, вторым клинком он уколол противника обратной стороной рукояти, пронзив его грудь, словно кинжалом.  Агент, согнувшись пополам, машинально схватился за рану. Сквозь пальцы на рубашку просочилась кровь, и поверженный враг моментально упал без сознания.
– Считай, мы квиты! – заявил пришелец, удовлетворенно вытирая с оружия алую жижу. – Теперь дамы поговорим с вами, – на лицо подонка вновь вернулась ехидная ухмылка. – Где ублюдок и Константа?
– Нил убежал, а насчет второго ты бредишь, – злобно прохрипела младшая из девушек. Она всем сердцем желала броситься к обездвиженному телу друга, но не могла, служа опорой для истерзанной Аиши. – Мы, как и вы, ничего не нашли в квартире Златы.
– «Не нашли»?! – недоверчиво переспросил Шин, мгновенно догадавшись, что она не шутит. Дикий хохот заставил его согнуться пополам и на время забыться. – Какие вы тупые! Выходит, Тит не потрудился объяснить сыну в чем подвох. Вот так доверие! Аномалия все время была у вас под носом, а вы и не заметили. Поступим проще. Где предатель, сбежавший из нашего мира?
– Я же сказала, что скрылся! По плану он должен был дожидаться остальных у Беркута Алеса, но вы взорвали все аквакары на парковке. Нил ушел на поиски нового транспорта и с тех пор пропал из виду. Уверена, он поступил разумно и свалили куда подальше.
– Ты не врешь. Мой КЭМИ заставляет людей говорить правду. Я смотрю им в глаза, как тебе сейчас, и просто лишаю возможности лгать, – брезгливо подтолкнув к агентам бесхозный ниндзя-то, пилигрим с маниакальным видом оскалился. – Получается, вы, как и ваш побитый дружок, отныне бесполезны. Предлагаю ту же сделку, что и ему. Так кто из вас, девочки, хочет стать первой?
– Сволочь! Ты обещал ему отпустить нас, – дрожащими пальцами вцепившись в руку напарницы, ядовито выплюнула Аиша. – Тебе доставляет удовольствие делать другим больно, так? – она тяжело наклонилась вперед и подобрала легкий клинок. – Ты знаешь, что ни одна из нас не умеет пользоваться холодным оружием.
– Я не нарушал данного слова! Пока мы забавлялись, у вас был шанс сбежать. Вы остались добровольно. Так что теперь настал черед расплачиваться за любопытство.
– Но это уже не честный бой, как с Алесом, а откровенное убийство.
– Порой, в безвыходных ситуациях, человек открывает в себе поразительные способности.
– Мразь, – грязно выругалась Ника, попытавшись выхватить из рук подруги меч. – Дай мне железяку, и я прикончу ублюдка без выброса адреналина и всякой подготовки.
– Ни за что! Гад мой, – крепко сжав рукоять ниндзя-то, воспротивилась Аиша. – Из-за него я лишилась половины волос и зубов. Убирайся отсюда, пока есть возможность! – бросила она напарнице, с трудом отстраняясь от поддерживающих ее рук. – Я сказала: беги! Почему ты никогда меня не слушаешь? – закричала женщина на остолбеневшую Нику и остервенело бросилась в схватку, пока та вновь не принялась геройствовать и выставляться вместо нее.  
Мечи соприкоснулись в новом танце. Только на сей раз исход был очевиден. Шин играл со своей жертвой в кошки-мышки, позволяя той наносить удары по пустоте и, спотыкаясь, без конца пролетать мимо. Агент была обречена. Как вдруг произошло невероятное. На огромной скорости, с визгом, под отчаянно идущие вокруг бои, к дерущимся подлетел стандартный аквакар КОСПа – Сокол 8б. Резко затормозив, он с визгом остановился, буквально выплевывая из себя взбудораженного Нила. Без лишних разговоров, парень направил элеум на безумного легионера и, не задумываясь, выстрелил. С нечеловеческой ловкостью пилигрим увернулся от смертельного снаряда, прошедшего всего в нескольких сантиметрах от его головы, и, разъяренный наглой выходной, грозно заорал, моментально привлекая внимание сообщников. Заметив объект преследования, Рем удовлетворенно хмыкнул и, безучастно отбросив очередное умерщвленное тело, незамедлительно направил оборотень в сторону ученого. Пока он приближался сверху, с земли к беглецу спешила Иля. Перепрыгивая препятствия с грацией лани, и без остановки вырубая попадавшихся под руку агентов КОСПа, она достигла цели первой. Но тут все зашевелилось.
Мир в их маленькой вселенной пробудился и начал двигаться по своему, никому и ничему не подчиняющемуся, кругу. Покинув водительское сидение, из Сокола выбралась Карна. Пыхтя и фыркая, она принялась затаскивать в аквакар полуживого Алеса. Злата, с трудом переборов страх, нехотя пришла ей на помощь. А отважный ученый, будто впитав происходящее безумие в себя, теперь выплескивал его обратно. С идеальной координацией и сумасшедшим приливом сил он, не прекращая, палил по врагам, разнося в щепки все, что видел. Бросившиеся к нему Рем и Иля, укрылись за чем попало и теперь боялись лишний раз показывать нос. И только дьявольски оскалившийся Шин все еще продолжал третировать чудом стоявшую на ногах Аишу. Не замечая творящуюся рядом анархию, он видел лишь назойливую преграду, которую во что бы то ни стало, нужно было устранить. Настоящая цель находилась совсем рядом, за спиной не унимавшейся настырной бабы, и он собирался ее достичь. Делая выпады снова и снова, сначала легко,  словно играючи, царапая лишь кожу до крови, под конец демон окончательно рассвирепел и вышел из себя. Молниеносно нанося точечные удары, он нещадно колол тело женщины острыми лезвиями, крюками вырывать из плоти целые куски. Пилигрим был так увлечен, что даже не замечал, как, брызгающая фонтаном кровь, заливала его тело.
Опьяненный происходящим, Нил слишком поздно заметил, что наибольшая опасность таилась прямо перед ним. Раскинув руки и закатив глаза, Аиша замертво упала к ногам противника. Уставившись на окровавленный изуродованный труп агента КОСПа, ученый изумленно замер. В следующую секунду за его спиной раздался оглушающий истерический визг, заставивший вновь вернуться к движению. Теперь уже сам спасаясь бегством, под обстрелом пролетающих в опасной близости пуль, он на полпути поймал обезумевшую от горя Нику. Девушка собиралась накинуться на убийцу напарницы и разорвать подонка на куски. Силой усадив несчастную в аквакар, Нил приказал трогаться. Сокол рванул с места и на безумной скорости умчался прочь, оставляя после себя отголосок душещипательного крика.

***

Вселенная №7693. 9 сентября 2124 год. Мегаполис Юнион. Дорога по маршруту центральное отделение КОСП – больница.

‒ Успокойся. Слезами делу не поможешь, – попытался угомонить ученый безудержно рыдавшую Нику. Мягко поглаживая ее по сгорбленной, как у древней старухи спине, привычному оставаться безучастным к чужому горю Нилу с трудом удавалось подобрать слова утешения. – Шин родился жестоким ублюдком. Надо было, в первую очередь, обратить внимание на него, и пристрелить гада без сожаления. Но, как назло, глаза затмили проклятый Рем и Иля. В тоже время, подберись парочка ближе, пострадали бы все. А так обошлись малыми жертвами.
‒ «Малыми»? Ты действительно бессердечный и не понимаешь в чем суть? Или только прикидываешься равнодушным?! Это не то же самое, что выловить из аквариума дохлую рыбку! Аиша любила меня, – не унималась агент КОСПа, местами переходя на судорожный хрип. ‒ За что и поплатилась. Зачем она вообще ввязалась?! Осталась бы в стороне, но нет, ей всегда нужно было находиться где-то рядом.
‒ Ее выбор не твоя вина. Поменяйся вы местами, ты поступила бы также. Мне жаль, что кому-то пришлось погибнуть, но мы спаслись. Необходимо подумать о нашей участи, а не впадать в истерику.
‒ «Жаль»?! – истерично взвизгнув, Ника набросилась на парня с кулаками. – Это все, что ты можешь сказать: «Жаль»?! Ты хоть знаешь значение этого слова? Как я могла искренне проникнуться к бесчеловечной твари вроде тебя? Все ваше иноземное отродье не люди, а чума. Явились в нашу вселенную. Ведете себя, словно оказались на давно оккупированной территории. Уничтожаете без жалости и сострадания. Вы не объединение и процветание несете, а разрушение и хаос!
‒ Я не собираюсь оправдываться. Насчет Вселенной №1 ты права. Но не приравнивай меня к Легионерам Фемиды! В отличие от них я пытаюсь всем помочь!
‒ Кому? Кому ты можешь «помочь»? – почти переходя на ультразвук, взбесилась девушка. Она яростно замахнулась на ученого и, лишь невероятными усилиями Златы, не достигла цели. ‒ Пятнадцать минут назад ты собирался бросить Аишу, подлец, что уж говорить о целом мире!
‒ Не говори так! – запротестовал Нил, обиженно сморщившись и отстраняясь подальше от разгневанной фурии. ‒ Я ни за что не позволю погибнуть целой вселенной, но одна смерть ничто в сравнении с миллиардами. Прости, но таков жизненный принцип трезво мыслящей части моей вселенной: благополучие мироздания превыше единичных человеческих жертв. Я искренне в это верю!
‒ Вот и убирайся обратно в свою реальность. И дружков прихвати. Если случится наоборот, и они прихватят тебя, плевать! Лишь бы вы все, раз и навсегда, покинули нашу землю!
‒ Ну-ну, тихо, – по-матерински прижимая девушку к груди, мягко промурлыкала Карна. – Поплачь, дорогая. Поможет. А на парня не кидайся. Он на самом деле не виноват.
‒ Виноват! Она погибла из-за него! – глотая слезы горечи, уже не так агрессивно и громко прохрипела Ника. ‒ Я лично придушу мерзавца, если следом за Аишей уйдет и Умник.
‒ Я понимаю, почему ты злишься, – устало обмякнув и на миг превратившись из молодого человека в дремучего разбитого старика, прошептал ученый. ‒ Мне стыдно за все, что я успел наговорить. Но вы не знаете мой мир. Он не такой радужный и приветливый, как ваш. Там все устроено иначе. Мне в новинку преданность и забота. До сих пор я любил строго ограниченный круг людей. Тита, Илю, Перчинку. Готов был защищать их без оглядки. Но о посторонних, малознакомых или даже друзьях, у нас не заботятся. Такую позицию принято считать оптимальной. Но теперь я начал вникать в мотивы ваших поступков. Как бы чужды они не были моей натуре раньше, сейчас представляются правильными.
‒ Народ, я понимаю, что произошедшее не лучшим образом сказалось на психике каждого, – осторожно вставила Злата, следящая через пробук за дорогой, – но есть проблемы поважнее. Добраться до больницы так быстро, как хотелось бы, не получится. За нами хвост!
‒ Черт! – выругалась Ника, моментально возвращаясь в деятельное состояние. Журналистка была права. В нескольких сотнях метрах за Соколом быстро неслись пять черных точек. – По крайней мере, их уже не семеро. Карна, как долго Умник продержится?
‒ Он потерял много крови, но жизненно важные органы не задеты. Для более полной картины нужен сканер, – оперативно доложила та, крепко зажимая ладонями рану парня. – Думаю, до критического состояния есть минут двадцать.
‒ Злата, сколько еще ехать?
‒ Минут семь, но при условии, что мы не сойдем с маршрута.
‒ Бери управление аквакаром на себя. Автопилот не среагирует настолько быстро, насколько может понадобиться.
‒ Но я никогда не делала подобного раньше! – призналась девушка, расстроенно разводя руками. – Я же не агент КОСПа. Журналистов экстренной езде не обучают.
‒ Я попробую, – неожиданно предложил Нил. Он выглядел так самоуверенно, что отказать было неразумным. – Если бы ни желание доказать отцу, что я чего-то стою, из меня вышел бы неплохой гонщик. В молодости я любил пощекотать нервы.
‒ Так сразу и не скажешь, что ты экстремал, – не сдержавшись, съязвила злая Ника. – Я бы с удовольствием предоставила бразды правления, но аквакары работают по принципу НИПов. Доступ к ним можно получить лишь с голосового разрешения владельца. Ты же не числишься ни в одной базе данных. Так что допустить к управлению законным путем не получится. Да и как управлять Соколом? У тебя нет пробука!
‒  А как же Карна? Она взяла под контроль патрульный аквакар и ей разрешение не понадобилось.
‒ Девушка, медик. Болван. В экстренных ситуациях они имеют право воспользоваться любым транспортным средством.
‒ Отлично. Значит теперь у нее есть административные права. Пусть откроет доступ мне. Все остальное не проблема. КЭМИ давно взломал вашу систему защиты, зарегистрировал меня как полноправного жителя планеты и настроился на общую сеть. Мне нужно только дозволение к управлению и проекция руля с универсального ПК Злючки.
‒ Других вариантов все равно нет. Карна модифицируй пустое пространство в крыше для меня, а Нилу передай контроль над транспортом, ‒ согласилась Ника, грубо забирая из рук ученого элиум и высовываясь с оружием наружу. – Я не собираюсь сдаваться без боя.
Более легкие и маневренные оборотни быстро приближались к перегруженному пассажирами Соколу. Первым их настиг Рем и, всем, находящимся в аквакаре сразу стало ясно: церемониться никто не станет. Пули и разрывные снаряды обдавали транспорт так, словно сверху на беглецов сыпались крошечные метеориты. К счастью, Нил не обманул. Если бы не его водительские способности, ребята давно были бы мертвы. Парень находил выход из любого тупика.  Вовремя уворачивая Сокол от наиболее опасных попаданий, он умудрился спасти спутников ни один раз. Плавно лавируя между мчащимися на бешеной скорости агрегатами, ученый бойко уходил от погони, заставляя летательные капсулы Легионеров Фемиды бестолково маячить туда-сюда. К сожалению, из-за ловкого приема Нила больше всего страдал гражданский транспорт. Как и водитель Сокола, пилигримы не замечали невинных жертв, безжалостно подрывая бока и разрывая крыши случайных аквакаров.
‒ Нам не справиться без поддержки, ‒ кое-как отстреливаясь, призналась раскрасневшаяся Ника. – Такими темпами мы или никогда не доберемся до больницы, или нас прикончат прямо там, а до кучи и прочих пациентов. Прости, Нил, но Алесу нужны медики. Пора связаться с Натом.
Одновременно с очередным выстрелом, девушка бегло запросила на пробуке вызов главы ВНСПБ. Лицо мужчины появилось на проекции практически сразу.
‒ Если вопрос не срочный, ‒ заговорил оно без вступлений и лишнего энтузиазма, ‒ то набери позже. Я занят и…
‒ Заткнись и слушай, – жестко перебила агент, с горечью отмечая, что, несмотря на временный статус затянувшегося расставания, Нат по-прежнему не горел желанием с ней общаться. ‒ На КОСП напали Легионеры Фемиды.
‒ Я в курсе. Часть наших сил уже стянута туда и…
‒ Не перебивай. Со мной в аквакаре находится Нил и пара случайных свидетелей. Еще серьезно раненный Умник.
‒ Он жив?!
‒ Прости за обман. Я знала с самого начала, ‒ бледнея, призналась Ника. Хорошо, что в этот момент не было возможности смотреть директору ВНСПБ в глаза. Всегда проще отстреливаться от врага, чем оправдываться перед бывшим приятелем. – Он просил не говорить. Боялся, как только узнаешь, запрешь ученого под замком и запретишь искать Константу, – лицо мужчины с каждым сказанным словом все больше вытягивалось в гримасе негодования. – Признаю. Поступок был безответственным, но я хотела помочь другу. Теперь за нами погоня и, если ты не вмешаешься, мы все умрем.
‒ Я засек ваше местоположение. Буду через минуту, держись!
Пробук отключился, вновь возвращая команду в неутешительную реальность. Надежда оставалась, но обещанного времени для спасения оказалось мало. Как бы профессионально не уклонялся Нил от преследователей, роковой снаряд нашел лазейку и попал в заднюю часть Сокола. В следующую секунду аквакар «споткнулся» и с жутким лязгающим звуком взлетел в воздух. Сделав несколько оборотов, он рухнул обратно и покатился по дороге, как баскетбольный мяч: подпрыгивая и вновь ударяясь о землю. Мир вокруг неистово завертелся, мигом отправляя изумленных пассажиров в нокаут.

Глава 7. Нат. Перелом

Вселенная №7693. 10 сентября 2124 год. Мегаполис Юнион. Центральная больница, реанимационное отделение.

Глаза открываться отказывались, голова шла кругом, а кости ломило так, будто в теле была поломана каждая косточка, порваны все сухожилия и потянуты многочисленные связки. Превозмогая кипучую боль, Алес решил во что бы то ни стало добиться желаемого результата и раскрыть бетонные веки. Вид дрожащих ресниц заставил его злиться. С тех пор как погибли родители, парень зарекся больше никогда не чувствовать себя слабым и беспомощным, но проклятый Шин, всего пару раз взмахнув шуангоу, стремительно поверг его в физическую и моральную агонию. А он-то считал себя профи в боях на мечах. Проклиная незваных гостей, агент облизал пересохшие губы и, вспоминая позор проигранного сражения, с трудом приоткрыл горящие пламенем веки.
‒ Умник! – послышался рядом вздох облегчения. – Ты очнулся! Я страшно переживал! – оповестил радостный и одновременно сердитый голос Ната. – Уже похоронил тебя вместе с Титаном, а тут Ника... Не знал, что вы такие врунишки! – по-доброму рассмеялся директор ВНСПБ. В голове моментально возник образ: гордо вскинутый подбородок девушки и ни одной слезинки, тогда как погиб ее лучший друг. И он сам, полная противоположность: дрожащие губы, всепоглощающая вина и отчаянье. ‒ Я воодушевился, на подъеме сил за две минуты прибыл на выручку…
‒ Неужели ради меня применил подземный протокол Немиза? ‒ разлепляя потрескавшийся рот, прохрипел Алес, едва узнавая собственный надорванный голос.
‒ Иначе бы не успел добраться. Пришлось спустить Сапсаны в тоннель. И что же в итоге я обнаружил? Аквакар в хлам. Все кругом пылает, взрывается, дымит. А твари из СМП продолжают палить по Соколу, будто тому было мало взлететь в воздух и перевернуться! – гневно возмутился мужчина, рассеянным взмахом головы отгоняя нарисовавшуюся в памяти ужасную картину. – Благо Ника отличный стрелок. Избавилась от двух Легионеров Фемиды и оставшаяся в меньшинстве троица, заметив подмогу, быстро капитулировала. Мы доставили вас сюда. Ты был в критическом состоянии. Врачи заявили, если к утру не стабилизируешься, то надежды на выздоровление не останется. Но ты не подвел, смог очухаться! Теперь, полагаю, на полное восстановление понадобится не более суток.
‒ Не знай я, что наш мир скоро исчезнет, тоже порадовался, – тяжело дыша, прохрипел молодой человек. Приподнявшись на локтях, он постепенно перебрался в полусидящее положение. ‒ А так, только отсрочил неизбежную гибель.
‒ Я и не припомню, когда ты в последний раз был таким «позитивным», – лихорадочно проводя ладонью по зализанной, но все же упорно пытавшейся завиваться, шевелюре, растерянно пошутил Нат. – Мне стоило довериться ученому, как это сделал ты. Но он оказался прав. Я до сих пор привязан к Вселенной №1 и так хотел вернуться к дочери, что отмел возможность негативного развития событий. Неприятно думать, что моя реальность оказался хуже вашей, хотя за одиннадцать лет, проведенных здесь, стоило бы понять насколько мы аморальнее, – мужчина с сожалением поджал губы, и шрамы на его лице стали казаться глубже и уродливее. – Однако это не отменяет того, что ты нарушил приказ.
‒ Справедливо. Готов понести любое наказание.
‒ Брось. Твое непослушание сыграло на руку: единственная зацепка все еще дышит. Если бы не ты, пришлось бы вернуться к тому, с чего начали. Теперь же появился отличный шанс разобраться с треклятыми НСП и КС. Не стану скрывать, другой агент давно отправился бы в отставку, но я слишком хорошо знаю своего товарища. Ты действительно старался ради благополучия сограждан, что тебя и оправдывает. Я тоже хорош. Ситуация была внештатной. Мог воспользоваться КЭМИ и присматривать за вами насколько хватило расширения имплантата.  Но я так доверял тебе, что не ожидал обмана. Так почему ты не связался со мной сразу?
‒ Нил не доверяет тебе, а я не хотел упускать его из виду.
‒ Продуманный козел… – обуреваемый эмоциями директор ВНСПБ выдал длинную нелестную тираду в адрес земляка. – Вот кого точно надо придушить, как только позволят доктора. Ладно, он, ты о чем думал?! Как мог поступить со мной так подло? Я места не находил. Оплакивал тебя. Винил себя в вашей смерти… ‒ неуверенно посмотрев на друга, Нат потупил взор и резко замолчал.
‒ Как он умер? ‒ уставившись в пустое пространство перед собой, тихо спросил Алес. ‒ Его пытали?
‒ Гапей герой. Несмотря на ужасы, происходящие на корабле, он пытался запустить трансляцию со спутника, но пилигримы глушили связь с момента приземления. Мы не получили информацию вовремя, а потому не успели оказать помощь. Данные удалось восстановить только с пробука твоего напарника, и то частично. Судя по отрывочным записям, он страдал недолго. Здоровяк с кибернетической рукой, видимо командир отряда, лично поймал его, а дальше в игру вступил молодой подонок: метис с надменным видом и раскосыми василькового цвета глазами.
‒ Рем и Шин. У последнего КЭМИ убеждения. Под его напором Гапей и рассказал, где искать Нила.
‒ Я догадывался, что он сдал местоположение ученого не специально. После расправы негодяи покинули корвет, и Титан разлетелся на мелкие кусочки. Мы не нашли ни одного целого трупа. Легко восстановили только головы, да и то благодаря универсальным ПК. Я решил: ты погиб. Мне жаль, что так вышло. Прости.
‒ Здесь нет твоей вины. Я должен был находиться рядом.
‒ Хорошо, что этого не случилось, иначе вы погибли бы оба. Ты не представляешь, кто такие Легионеры Фемиды. Их тренируют безжалостными убийцами, строго подчиняющимися ИСНГ. Если они получили приказ кого-то устранить, то, как бы преступник не скрывался, в конец концов он неизбежно умрет.
‒ С ними была девушка, Иля. Она не казалась глупой безжалостной марионеткой, как двое других.
‒ Я ее видел. Она и пара, обозначенных выше, ублюдков выжили, – с хмурым видом мужчина подошел к панорамному окну и оттуда, в отражении, наблюдал за пострадавшим. ‒ Запомни, Умник, внешнее проявление дружелюбия со стороны сотрудника СМП говорит исключительно о его хитрости, ловкости и сто процентной попытке использовать КЭМИ. Нужен лишь зрительный контакт. Дружище, моя вселенная гораздо сложнее и коварнее вашей. Мне стыдно, что я так упорно стремился попасть обратно.
‒ Тебя никто не гонит. Этот мир такой же твой, как и мой, – бодро напомнил Алес, чувствуя, как работавшие над ним аппараты постепенно возвращают силы в потрепанное тело. – Что с остальными? Они живы? Как Карна?
‒ Все находятся в стабильном состоянии. Карна это жгучая брюнетка? ‒ широко улыбаясь, полюбопытствовал Нат. Его лицо моментально просветлело и стало казаться сурово-добродушным. – Одинокий волк влюбился? ‒ мужчина заговорчески прищурил карие глаза, всегда заглядывающие глубоко в душу оппонента. ‒ Она тоже переживала. Пыталась убедить, что интересуется из банального профессионализма, но меня не проведешь. Не каждый доктор станет вырываться из медицинской капсулы в ущерб собственному здоровью, только чтобы убедиться, что случайный пациент находится в руках ее лучших коллег. А я-то, наивный, рассчитывал приударить за красоткой сам, ‒ с наигранным сожалением закончил директор ВНСПБ, возвращаясь к больничной койке парня и устало опускаясь в гостевое кресло.
‒ Боюсь, ваша связь оказалась бы триумфально короткой, – в той же шуточной манере парировал агент. Голова все больше прояснялась и конечности с мозгом наконец-то начинали слаженно взаимодействовать. ‒ Как ты недавно заметил: Ника превосходно владеет НИПом.
‒ О, моя радость и печаль. Я безумно люблю эту женщину, но она так все усложняет, что находиться рядом становится нестерпимо больно.
‒ Молю, уволь. Мне точно не стоит углубляться в отношения лучших друзей. Принимать чью-либо сторону я все равно не собираюсь.
‒ А, как же мужская солидарность? Мелкий предатель! – беззлобно бросил Нат, на секунду вырубаясь от усталости и недосыпа. – Ничего, – пробормотал он, все больше расслабляясь, – скоро встанешь на ноги и тогда я отыграюсь: и за обман, и за желание для всех быть хорошим, и за бессонную ночь возле твоей кровати…
‒ Нат, – позвал задумчивый Алес, не замечая, что начальник почти спал, ‒ почему легионеры сбежали? Они сильные и бесстрашные, их оружие неровня нашему. Подонки, не моргнув глазом, могли разнести половину прибывших на место агентов ВНСПБ, но все же предпочли убраться.
‒ Ты переоцениваешь возможности пилигримов. Не знаю, сколько пришлось бы принести в итоге жертв, но вас бы мы отбили однозначно! – похлопав себя по щекам, амбициозно заявил мужчина. – Но решающую роль сыграл, конечно, не страх перед поражением. Я воспользовался КЭМИ и отследил полет пришельцев, следуя на расстоянии. Они отправились к точке встречи, то есть банально торопились к следующему сеансу связи.
‒ Решили восполнить потери или доложить о неудаче?
‒ Полагаю все сразу.
‒ Ты отправил людей на перехват?
‒ А смысл? Чтобы затем выискивать в куче обломков что-то отдаленно похожее на человеческие останки? Ни в этот раз! ‒ Нат порывисто вскочил с места и размашистым шагом проследовал к табло ресторанного меню. Вымещая на нем досаду, он остервенело затыкал пальцами, заказывая пару крепких чашек черного кофе. ‒ Меня не для того назначили главным, чтобы я бездумно распоряжался жизнями подчиненных. Достаточно смертей! ‒ спустя секунду он получил заказ и осторожно передал один из напитков парню. – Все основные силы ВНСПБ брошены на защиту этого здания и Нила. Сейчас он ‒ наш главный козырь.
‒ Здесь ты прав. Сколько путешественников переправят за раз и как быстро?
‒ Ты был в отключке десять часов. Они уже прибыли и проблема не только в легионерах.
‒ Насколько сдвинулась НСП?
‒ До середины фиолетового КС.
‒ Времени не осталось. Еще немного и спектральная полоса достигнет последнего, Североамериканского столпа. Линия замкнется и что произойдет дальше, лично мне не очень хотелось бы знать.
‒ Присоединяюсь, – одной рукой потирая давно не бритый подбородок, а другой потихоньку осушая дымящийся напиток, задумчиво согласился Нат. – Я не стал рисковать людьми, но сам постарался находиться ближе к пилигримам. В радиусе действия имплантата, ‒ признался он, отставляя пустую чашку в сторону. ‒ Я видел, как прибыло десять солдат, но куда отправился восполненный отряд, не знаю. Даже расширенных возможностей зрения недостаточно, чтобы охватить океан. Мерзавцы улетели на оборотнях вглубь его просторов, но вот уже несколько часов находятся где-то рядом, не могу уловить где.
‒ Откуда такая уверенность?
‒ Завершив преследование, я безвылазно торчал на этаже. В основном в твоей палате. Где-то пару часов назад я вышел проведать Нику, а когда вернулся, он был здесь, ‒ мужчина перегнулся через широкий подлокотник белоснежного кресла и через секунду достал сверкающий ниндзя-то. ‒ Меч аккуратно лежал на твоей груди. Никто не видел, кто и как его доставил.
‒ Шин, – молодой человек уважительно принял из рук друга идеально чистый клинок. – Больной психопат. Его вендетта не закончена, ‒ с отвращением добавил он, складывая оружие на кисти. ‒ Это возврат долга.
‒ Неважно, зачем он пожаловал. Важно, что тварь беспрепятственно гуляла по зданию. В связи с этим я кое-что понял: как бы мы ни старались, ни за что не победим Легионеров Фемиды. Отобьемся сейчас, придут новые. И так до тех пор, пока во вселенной №7963 не останется тех, кто смог бы противостоять. Мы лишь оттягиваем время, которого у нас нет.
‒ Что ты пытаешься сказать?
Алес знал это суровое, отстраненное выражение лица начальника. Ничего хорошего оно не сулило. Он сердцем чувствовал: дальше в разговоре последует то, что ему точно не понравится. Чтобы скрыть волнение, парень с пристрастием уставился на порванную руку, где глубокая рана затягивалась прямо на глазах.
‒ Прости, Умник, но, если мы хотим остановить движение спектральной полосы как можно скорее, нам остается только одно.
‒ Подожди, – взмолился агент, подозревая, что предлагаемый Натом выход ему известен и абсолютно неприятен, ‒ дай нам с Нилом возможность разыскать Константу и тогда…
‒ Уговоры бесполезны! ‒ категорично оборвал его директор ВНСПБ, переходя на непререкаемый тон. ‒ Я все решил. Мы не можем рисковать миллиардами жизней. Для пилигримов ученый преступник, а для нас шанс на выживание. Они хотят получить его, а мы хотим узнать, как раз и навсегда избавить вселенную от КС и НСП. Мне жаль, но у нас нет средств и опыта, чтобы противостоять пришедшим иноземцам. А потому, мы попробуем более хитрый и привычный для вашей реальности способ: дипломатию.

***

‒ Давай, Нил, просыпайся! – шепотом уговаривал Алес, активно тряся друга за плечи. Пять минут он бился в бестолковых попытках разбудить его и все напрасно. – Нужно бежать, пока твоей жизнью не начали торговаться. Чем тебя накачали?
С разочарованием замечая причину бессознательности ученого: систему глубоко сна для пациентов с сильными болевыми ощущениями, ‒ парень развернуто и сочно выругался. Директор ВНСПБ заставил докторов держать бедолагу в прострации. Подключив пробук к управлению медицинской капсулой, агент попытался изменить ее параметры, но в очередной раз выдал нецензурную брань. В доступе было отказано. Нат ему больше не доверял. Окончательно рассердившись, молодой человек шумно выдохнул и со всего размаха заехал кулаком в табло лечебных назначений. Жалобно пища, и возмущенно моргая ярким сигналом, хрупкая конструкция предсказуемо разлетелась вдребезги.
– Теперь точно должен прийти в себя! И чем быстрее, тем лучше, – ослабленным голосом забормотал Алес, понимая, что если в ближайшее время Нил не очнется, то в следующий обход медики или охрана найдут в палате уже два бессознательных тела.  
‒ Что происходит? – к неописуемому облегчению агента, ученый разомкнул тяжелые веки и, обнаружив раненого друга, радостно запричитал: – Ты жив! Я так рад! – он неожиданно бросился к напарнику и крепко обнял. – Когда все случилось я единственный остался в сознании. Сотрудники ВНСПБ доставили нас сюда, а затем закрыли каждого в отдельной палате. Они игнорировали любые вопросы. Я не знал, что случилось с тобой и девушками. Начал психовать и когда, по их мнению, стал слишком бурным, меня вырубили.
‒ С Карной и Златой все в порядке. Я пришел за тобой. Если мы, как и раньше рассчитываем спасти метавселенную, надо выбираться, а иначе...
‒ Знаю, Нат решил обменять меня на информацию о КС и НСП, – Нил поспешил к выходу, но, прежде чем распахнуть дверь, изумленно замер, наблюдая, как парень тяжело плетется следом. – Умник, ты себя видел? Выглядишь отвратительно, словно ходячий труп. Куда мы пойдем? Ты не долечился! Останемся и придумаем новый план. Вырвемся, когда восстановишься, а то помрешь раньше, чем успеем что-то предпринять.
‒ Поздно! – категорично заявил Алес, обходя друга и осторожно выглядывая в приоткрытую щель. – По дороге сюда я обезвредил нескольких охранников, – чистосердечно признался он, невинно пожимая плечами.
‒ Я отвратительно на тебя влияю.
– Достаточно разговоров. Надо торопиться. До пересменки агентов осталось пятнадцать минут.
‒ Ты же понимаешь, что в таком состоянии далеко не уйдешь?! А если и получится, я не доктор, чтобы оценить и залечить твои раны!
‒ Поэтому нам придется прихватить Карну. Она находится в двух палатах отсюда, ‒ деловито сообщил напарник, у которого давно все было продумано и схвачено. ‒ Ее опыт поможет оставаться на ходу.
‒ А если девушка не согласится? Похитишь ее? Сам говорил: не стоит впутывать гражданских лиц. Вдруг она пострадает? Что тогда? Ты первый себе не простишь ее гибель! – прохрипел на ухо сообщнику ученый, все же послушно выходя следом в пустой коридор. – И чего я переживаю? Мы и уйти не успеем. Нас однозначно схватят. Тебя отстранят от дела, а меня отдадут Рему. Вот и весь печальный конец. Миры погибнут, мы умрем, а…
Он не успел закончить фразу, как за их спинами раздался издевательский смешок. Прозвучали бурные, неприятно звенящие в ушах, аплодисменты и грубоватый разочарованный голос, с предварительно глубоким вздохом, произнес:
‒ Ну, обошел бы ты многочисленную охрану, а дальше что? – раздраженно посетовал Нат, обходя неудавшихся беглецов и становясь прямо перед лицом друга. ‒ Напрасно в моей беспокойной душе теплилась надежда на твое благоразумие.
‒ Опомнись пока не поздно, – гневно выпалил Алес, обессиленно прислоняясь к стене. ‒ Ты всех погубишь!
‒ Напротив, я стараюсь предпринять хоть что-то полезное, пока планету окончательно не уничтожали КС и НСП.
‒ Ты действительно считаешь, что великая Вселенная №1 станет помогать очередной жалкой реальности? – понимая, что терять больше нечего, вмешался взбешенный Нил. – Они хотят убить меня и тем самым закрыть рот! Ты прекрасно знаешь, Легионеры Фемиды не ведут переговоры. Они берут, что им принадлежит, и уходят.
‒ Тебе слова никто не давал! – заводясь с пол-оборота, взревел директор ВНСПБ. Недюжинным ростом он угрожающе навис над невысоким парнем. – Если бы не ты…
‒ То, что? – подхватил молодой человек, ни на миг, не смущаясь грозного вида бывшего пилигрима. – Я так и не смог понять, с чего отец рассчитывал на поддержку преданного системе солдафона. Почему был уверен в тебе? Сомневаюсь, что он намеренно отправил меня к мудаку, коим ты на деле являешься. Видимо Тит ошибался, считая, что время не способно испортить хорошего человека. Если когда-то в тебе и было достоинство, оно порядком исчерпалось.
‒ Мне плевать на ваше с папашкой мнение. Честно говоря, не знаю, чего он ожидал. Нас связывали чисто рабочие отношения. Я даже не уверен, что он имя мое знал. Через профессора проходило столько пилигримов, что со временем наши лица наверняка стерлись и превратились в одну безликую тень. Для таких, как Тит, Кир или ты, путешественники всегда являлись расходным материалом.
‒ Не смей говорить об отце в подобном тоне! Ты его не знаешь! За время, что он работал с прыгунами, Тит ни разу не бросил на произвол судьбы ни одну из семей, пропавших без вести пилигримов. Уверен и твою дочь тоже! Если тебе плевать и на это, то подумай о вселенной, что добродушно приютила тебя и подарила настоящих друзей…
‒ Хватит считать, что у тебя есть право давить на жалость! Я только и делаю, что забочусь об этой реальности. Порой в ущерб себе. Развести больных по комнатам! – не слушая больше ни ученого, ни Алеса, приказал Нат прибывшим вместе с ним сотрудникам ВНСПБ. – Еще раз проморгаете побег задержанных, уволю всех без исключения!
‒ Почему ты упорно не желаешь прислушаться? – вход в одну из палат отъехал, и на пороге показалась бледная, осунувшаяся Ника.
‒ Детка, зачем ты встала? Доктора приказали не подниматься с кровати как минимум до утра! – в глазах мужчины на мгновение появилась искорка заботы и теплоты, но она быстро угасла и лицо вновь приобрело официальный оттенок. – Немедленно вернитесь в капсулу! Спасибо за помощь, но вы вмешиваетесь в дело планетарной службы безопасности.
‒ Грубостью меня не запугать, – равнодушно парировала девушка, устало опираясь на дверной косяк вместо галантно предложенного плеча Ната. – За столько лет знакомства я отлично изучила тебя и точно знаю, почему ты настолько рьяно стремишься обменять бедного парня на информацию.
‒ Прошу, Ника, приляг. Ты повредила голову и оттого мысли путаются, как в тумане.
‒ Я тоже уверенна: Нил наш единственный шанс избавиться от КС и НСП. Однако не тем способом, что ты стремишься навязать, – не обращая внимания ни на его слова, ни на вновь появившийся нежный, заботливый тон, невозмутимо продолжила агент КОСПа. – Печально признавать, но пока твои поступки говорят лишь о личной страховке. Ученый ‒ билет на другую сторону. Как вывод: не мир ты пытаешься спасти, а выслужиться перед отморозками. Понимаю, в параллельной вселенной у тебя осталась дочь и не виню, что хочешь ее увидеть. Но не забывай, из-за одного неверного шага пострадают миллиарды жизней в прочих реальностях.
‒ Ты не права! – горячо возразил мужчина, насильно поднимая девушку на руки и собираясь занести ее в комнату.
‒ Докажи, пойди навстречу. Дай возможность разыскать Константу, – с легким сопротивлением упершись в грудь возлюбленного, заявила Ника. Сердитым взглядом она остановила Ната на полпути, запрещая перемещать ее дальше, пока они не закончат разговор прилюдно. ‒ Алес твой лучший друг. Когда-то он спас тебе жизнь. Верни ему долг.
‒ Не хочу, чтоб ты думала обо мне как о неблагодарном предателе. Ради тебя я пойду на это, – пристально глядя на подругу, директор ВНСПБ ласково убрал с ее лица выбившуюся из кос синюю прядку, – но, имей в виду, они зашли в тупик. В доме журналистки нет признаков аномалии. Мы проверили сотни раз. Солдаты СМП все уничтожили.
‒ Там ничего не было! – возразила девушка и перевела раскрасневшиеся глаза на ученого. – Когда Шин вырубил Алеса, и мы с Аишей остались с ним один на один, он спросил, где ты и Константа. Я ответила, что последнюю не нашли и мудак дико расхохотался, сказав, что та постоянно была перед носом, а вы и не заметили.
Нил болезненно нахмурил лоб, судорожно перебирая в голове любые, допущенные погрешности. Для уверенности он собирался воспользоваться КЭМИ, переведя все знания в математические эквиваленты и просчитав возможные вероятности с начала пути, как вдруг осенено распахнул глаза.
– Черт подери! Я идиот. Кто сказал, что аномалия бездушный предмет?! Теперь понятно, почему Рем упорно носился за нами по всему Юниону. Ему нужен был вовсе не я. Константа не место или явление, она – человек! И это ‒ Злата!

***

– Вы рехнулись?! – нетерпеливо дослушав до конца безумное предположение друзей, возмущенно завопила Злата. – Я ‒ Константа? Какая нелепость! – в испуге или злобе, было не разобрать, она выпучила изумрудно-зеленые, сверкающие негодованием глаза и грозно сотрясла костлявым кулачком воздух. – Я всю жизнь прожила в нашем городе. Родилась в этой вселенной. Сразу после окончания местного университета работала много лет в одной и той же редакции. Как я могу быть связана с происходящим? Подождите, – еще больше округлив глаза, охнула девушка и задрожала всем телом. В голову пришли сумасшедшие мысли, в смысл которых не хотелось вникать. ‒ Получается, КС и НСП моя вина? По-вашему, я испарила куда-то пропавших без вести людей?! Нет, нет и нет! Никто не заставит меня отвечать за то, чего я не делала!
‒ Угомонись, Злючка! Конечно, не делала! Напротив, ты последняя часть пазла и можешь спасти не только свой, но и прочие миры, – попытался Нил вразумить журналистку. Внутри у него все кипело, и внешнее спокойствие давалось нечеловеческим трудом, но то ли от восхищения шикарной, неповторимой внешностью, стоящей перед ним златовласки, то ли от тупой безысходности, парню это даже нравилось. Раньше в подобной ситуации он давно развернулся бы и ушел, но сейчас находил некий шарм в компании невозможной женщины. – Полагаю, постоянство можно считать косвенным подтверждением, что ты аномалия.
‒ Тут и оно ‒ «косвенным». У вас нет стопроцентных доказательств, а потому я категорически запрещаю думать о моей причастности к делу! И тем более не полечу в другую реальность! С меня достаточно экстремальной погони на аквакаре. Я известная журналистка, а не самоубийца.
‒ Именно поэтому должна помочь! – вступила в разговор Карна, нежно обнимая подругу за плечи. – Тебе выпал шанс первой побывать в параллельной вселенной! Можно сделать из путешествия репортаж и рассказать миру, как ты спасла его от неминуемой гибели. А там, глядишь поведать историю и остальным двадцати трем мирам! – предложила она, кидая выразительный взгляд в сторону недовольно вскинувшего брови, Ната. – Только представь, ты ‒ метавселенский корреспондент!
‒ Исключено! – ледяным тоном отрезал мужчина. ‒ Это секретная операция. Население не должно сомневаться в компетентности ВНСПБ. Мы одиннадцать лет разбираемся со столпами и полосой. Подобные ролики только усугубят и без того шаткое положение! – раздраженно выдал он и решительно отвернулся к панорамному больничному окну, сердито бурча под нос: ‒ Только независимого мнения пронырливой журналистки не хватало. Я не допущу подобного.
– Так у нее хотя бы появится повод согласиться! Вы не можете заставить мирного гражданина участвовать в военных операциях насильно!
‒ Еще как можем! В первую очередь – это мировая безопасность, а уже во вторую – ее собственная.
‒ И кто же позаботиться о моей подруге в недружелюбной реальности?
‒ Я и Алес отправимся с ней и Нилом! Если ситуацию не удастся урегулировать дипломатическим путем, мы решим вопрос иначе!
‒ Кого вы обманываете? Против легионеров не выстоит и целая армия, не то, что пара агентов.
‒ Минуточку! – гордо задрав подбородок, с надменным видом прервала спор Злата. ‒ Карна права. Я не какая-нибудь местечковая писака, а ведущая главного канала. Моя прямая обязанность рассказывать людям правду. ВНСПБ получит добровольное согласие, если позволит выпустить в эфир все, что со мной будет происходить. В противном случае я сейчас же запущу прямую трансляцию через пробук, и миллионы зрителей услышат любопытную историю о пришельцах из параллельных вселенных! Уверена, ее подтвердят, как минимум четыре здравомыслящих человека, – самодовольно сложив угловатые губки в свисток, девушка замерла в ожидании. Все члены ее случайной команды упрямо повторили действие предводительницы. – Ты же понимаешь, что я не блефую? – добавила она и для пущей убедительности поднесла указательный палец к правому виску. ‒ Как у ключевого специалиста и звезды мирового масштаба, у меня есть разрешение вклиниться в любое вещание, которое идет! Так что ты выбираешь?
‒ Черт с вами! – грубо выругавшись, Нат вновь сосредоточил внимание на почерневшем в ночи окне. – Но только в записи и после личной редакции.
‒ Я согласна на совместную корректировку.
‒ Идет.
‒ Несмотря на то, что моего мнения никто не спрашивал, ‒ раздался в воцарившейся тишине слабый голос Алеса, в палате которого все и собрались, ‒ я безоговорочно готов стать пилигримом нашей реальности, ‒ пошутил он, разрядив обстановку и заставив улыбнуться всех без исключения. ‒ Однако чисто из праздного любопытства: как ты собираешься попасть домой? Понятно, что благодаря трупам агентов метавселенского правосудия, костюмов образца К-9 хватит на всех, но откуда, куда и как мы будем прыгать? Насколько мне известно, в нашей вселенной никто не смог распахнуть ворота в иные миры. А Рем с командой, боюсь, вряд ли добровольно согласятся нас переправить.
‒ У нас имеется собственный восстановленный ПАК Пернатый Змей, – усмехнулся директор ВНСПБ и с напыщенным видом обвел присутствующих горделивым взглядом. – Единственное чего не хватало для запуска – опытного специалиста. Теперь он появился, так пусть покажет профессионализм.
‒ Рад, что ты решил наконец оказать доверие, ‒ насупившись, забухтел с кислой миной Нил, ‒ но хочу напомнить: я не первооткрыватель червоточин, а лишь его сын. Но, даже если опустить этот весьма сомнительный плюс, мы по-прежнему находимся пусть и на прогрессивной, но все же заметно отстающей в развитии версии земли. Многое из того, что может понадобиться, здесь еще не существует!
‒ То есть, хочешь сказать, что ни фига не шаришь? – с триумфальной ухмылкой Нат метнул на ученого презрительный взгляд. – Как же ты собирался вернуться во Вселенную №1 с Константой? Тит не поведал секреты обратной дороги?
‒ Как раз наоборот. Он обещал поддержку неизвестного покровителя, только вот покровитель оказался «так себе» помощником!
‒ Я твоему папаше ничего не обещал! Но если уж он рассчитывал на меня, то Пернатый Змей – максимум, что я могу предложить. Чем не помощь? Принимай! Может он это и имел в виду?!
‒ Сомнительное содействие, если учесть, что времени в обрез.
‒ А ты радуйся тому, что дают.
‒ Парни, остановитесь! – мученически заводя глаза к потолку, взмолилась Ника, в большей степени делая упор на бывшего возлюбленного. – На кону стоит существование кучи миров, а вы ведете себя как не разумные дети. Еще и отношения надумали выяснять. Нат, ‒ взяв друга за руку, жалобно обратилась она только к мужчине, – я благодарна, что ты уступил и пошел на встречу. Но помимо прочего нам нужна согласованность. Пока вы ругаетесь и спорите этому не бывать. У меня есть идея, но она сработает, только если будем действовать как слаженная команда.
‒ Что ты предлагаешь?
‒ Воспользуемся вашими КЭМИ. Нил просчитает нюансы операции, а ты суперзрением проследишь, чтобы все прошло гладко. Утром сделаем вид, что вместе направляемся в квартиру Златы искать аномалию. Пусть враги считают, что мы до сих пор не догадываемся, кем она является на самом деле. Далее попытаемся обмануть их и тайно разделиться по пути. Одна группа сбежит на Пернатого Змея, а вторая, под защитой агентов КОСПа и ВНСПБ, постарается увести негодяев как можно дальше от Константы.
‒ Может сработать, ‒ согласно закивал Нил, поддерживая план девушки. ‒ Максимально воспользуемся одним навязчивым парфюмом, чтобы забить нюх Рема. Я, Алес, Злата и Нат поедем на ПАК, а вы с Карной собьете ищейку со следа. Когда Легионеры Фемиды раскроют обман и бросятся на новые поиски, и мы и вы уже окажемся в безопасности.

Глава 8. Невосполнимая утрата

Вселенная №7693. 11 сентября 2124 год. Мегаполис Юнион. ПАК Пернатый Змей.

Несмотря на восхищенные рассказы Ната, Пернатый Змей оказался в разы меньше Юй-Ди, что уже играло немаловажную роль. ПАК во Вселенной №1 был огромным, мощным и поражал воображение не только масштабом, но и многофункциональностью, численностью профессорского состава и в целом неограниченными возможностями. Здесь же платформу адронного коллайдера с трудом можно было назвать прогрессивным центром, скорее мелкой лабораторией для местечковых исследований деятелей среднего звена. Это и пытался объяснить шокированный Нил, как только воочию увидел мизерный по стандартам ИСНГ островок науки.
‒ Серьезно? Мне плевать какой он был раньше, главное, что представляет сейчас! Перед нашими глазами развалюха, от которой не осталось ничего прежнего, – возмущался он, охая, причитая и бегая от одного древнего оборудования к другому. – Сколько диаметр его кольца? Километров пятьдесят? В нашем двести семьдесят три! И ты предлагаешь заставить «это» работать как полноценный механизм переправки в иные миры. Да тут не то, что стабильную черную дыру, бозон Хиггса воссоздать не удастся! Во что я ввязался… – сердито ругался парень, периодически переходя на высокие тона и нечленораздельное мычание. – Вы не понимаете, насколько сложно будет из «этого» дерьма, ‒ он многозначительно обвел руками пространство вокруг себя, – выдавить хоть что-то. Вам нужен гений, а я им не являюсь. Ничего не выйдет. Все пропало. Даже браться не стоит. Нужно срочно искать альтернативные пути.
‒ Я знал, что доверять проходимцу пустая трата времени, – подбоченясь, желчно заявил Нат Алесу, жестом приглашая единственную даму пройти в более удобное помещение. – Значит, возвращаемся к варианту обмена.
‒ Я стою рядом с тобой! ‒ взорвавшись, набросился Нил на директора ВНСПБ, чуть ли не ввязываясь с ним в драку. Впрочем, вид последнего говорил, что тот тоже не прочь поразмять кулаки. ‒ Хочешь что-то сказать, делай это в лицо, а не через третью личность!
‒ Да что с вами не так? Вы должны быть на одной стороне, – вклиниваясь между забияками, Алес еле сдержал напор обозленных драчунов. – Нат, прошу, не делай преждевременных выводов. Пусть наш гость попробует приступить к работе, может не все так плохо, как ему кажется. Я покажу, что у нас есть, а ты пока займи Злату. Идем! – больно схватив Нила под руку, агент увел того, как можно дальше от начальника. – Что ты творишь? Хочешь быть расходным материалом? Осмотрись, подумай. Я уверен, все получится.
‒ Ты видел, с чем мы имеем дело? Я ни за что не смогу воссоздать портал из куска паршивого шлака. Вся затея полный абсурд! Пока еще осталось время, надо придумать иной выход, а не пытаться сделать невозможное!
‒ Не утрируй! Я тоже в этом немного разбираюсь. Иначе не был бы агентом первого ранга ВНСПБ. У Пернатого Змея огромный потенциал. Когда-то здесь делали такое, что вам и не снилось. Если бы не ужасная трагедия, к нынешнему моменту мы достигли бы гораздо большего вашего.
– То, о чем ты говоришь, было давно! ‒ задетый обидным замечанием, ученый резко выдернул локоть из крепких оков парня. ‒ Сейчас сравнивать наши познания глупо. И как более развитое существо примитивному: эта старая развалившаяся херня никогда не заработает, будь тут хоть сам Тит!
‒ Сделаю вид, что не слышал крайне обидного оскорбления в свой адрес, но вселенную трогать не смей!
‒ Извини, Умник, я не со зла, – разочарованным взглядом Нил снова и снова окидывал фронт будущей работы. – Твоему начальнику плевать, каким образом я починю установку, – он свирепо покосился на Ната, важно разгуливающего под руку с любопытной журналисткой, – ему главное в итоге вернуться домой. Но ты-то должен понимать: хоть добровольно, хоть под угрозой смерти, ‒ мне не наладить агрегат так быстро, как требуется. Даже с привилегиями имплантата на это уйдут годы. Жаль, но из нашей затеи ничего не выйдет.
‒ Почему ты всегда настроен негативно? Мы знакомы пару дней и за это короткое время я столько раз услышал: не сможем, не получится, не выйдет, надо бежать, поймают, ‒ что сам начал терять веру в положительный исход. Зачем ты пришел сюда, если не был уверен в собственных силах? Может твой КЭМИ вовсе не вычислительный гений, а внушение оппоненту тоскливой безысходности? – устав терпеть постоянное недовольство напарника, вспылил Алес. Он так сильно покрылся красными пятнами негодования, что даже на темной коже они казались четко различимыми. ‒ Как ты живешь с таким грузом бесконечной ненависти и страха? Неужели в вашей реальности для нормального существования обязательно нужно быть нелюдимым, озлобленным и грубым?
‒ Ты ничего не знаешь о моем мире! – скукожившись всем телом, ученый моментально превратился в неприступную колючку. – Он по-своему прекрасен, но, если ты не представитель научной сферы, не являешься Легионером Фемиды или пилигримом, значит ты никто. Пустышка, никому не нужная стандартная рабочая единица.
‒ Но ты же входишь в одну из перечисленных категорий!
‒ Нет, я только сын своего отца. Прогнав меня с Юй-Ди, Кир как нельзя лучше доказал это. Прыгнув сюда, я в очередной раз хотел показать Титу, что чего-то стою! Знаешь, как тяжело быть чьей-то тенью? Не оправдать возложенных надежд? Оказаться для близких людей разочарованием?
‒ Конечно! Не ты один видел в глазах родителей огорчение и обиду. Мои папа и мама погибли один за другим, с разницей в пару месяцев. С отцом мы находились в ссоре вплоть до его смерти. Я был виноват, но гордость не позволила прийти к нему и попросить прощения. Сожаление до сих пор снедает мое сердце. У тебя же есть шанс все исправить. Эта девушка, Иля, сказала, что ранила Тита и он все еще жив. Как только спасем мироздание, расскажи отцу, что тебя мучает. Уверен, его реакция удивит.
‒ Я понятия не имел о трагедии в твоей семье.
‒ Мы многого не знаем друг о друге, но через столько успели пройти, что, кажется, давно стали родными. И если тебе не хватает уверенности, поверь, моей нам хватит на двоих.
‒ Не думал, что встречу здесь кого-то настолько настоящего. Спасибо, друг.
‒ Вместо благодарности лучше создай черную дыру, ‒ пошутил агент, подталкивая парня вглубь его новый вотчины.

***

‒ Дела обстоят отлично, – отчитываясь перед начальником, с невозмутимым видом врал Алес. В душе он успокаивал себя, что делал это во благо. – Нил согласен, что погорячился. Все не так печально, как выглядело на первый взгляд. Он готов незамедлительно приступить к работе, а я помогу во всем, что потребуется.
‒ Отлично, ‒ подозрительно изучив лица собеседников, директор ВНСПБ собрался было уйти, но отойдя на пару шагов, резко остановился. – Ника на связи!
Удивленно вскинув брови, мужчина развернулся обратно. Дотронувшись до пластины на правом виске, он небрежно смахнул появившуюся перед глазами проекцию в пустое пространство, перенося трансляцию на общее обозрение. Фигуры приобрели объемные формы и, как наяву, предстали в виде агента КОСПа и взволнованной Карны, суетившейся за ее спиной.
‒ Нат, план провалился, – с тревогой сообщила Ника, не переставая оглядываться то на окна, то на дверь в квартире журналистки. – Твари напали на нас. Они пытаются прорваться внутрь, ‒ девушка подбежала к окну и, использовав увеличение, показала друзьям, как внизу, прямо под ними, агенты отбивались от круживших над головами оборотней. ‒ Ребята взяли на себя первый удар, но это лишь временная остановка. Совсем скоро легионеры в полном составе будут здесь. Я уже слышу, как в коридоре сотрудники КОСПа отбиваются от первых пилигримов.
‒ Рем сообразил, что его обманули. Он не смог учуять след аномалии и решил взять заложников, – посерев лицом, предположил Алес. – Они убьют девушек, если Константа не сдастся добровольно.
‒ Скорее они прикончат их просто так, чтобы выместить злобу, ‒ совсем некстати вставил побледневший Нил.
‒ Нееет! ‒ простонала Злата, испуганно хватаясь за пылающие щеки. – Я не могу допустить, чтобы близкий человек пострадал, – промямлила она в полушоковом состоянии. – Нам срочно нужно возвращаться!
‒ Ни в коем случае, – наотрез отмахнулся директор ВНСПБ. – Они только и ждут, когда мы допустим ошибку. Ты останешься здесь. В безопасности.
‒ Но как же моя подруга?
‒ Я отправлю на помощь всех, кого смогу…
‒ Нат, посмотри на меня, – оборвала его Ника, впиваясь в лицо возлюбленного прощальным взглядом. ‒ На этот раз твои люди не успеют, но я позабочусь, чтобы ублюдки до нас не добрались. Любым способом. Делайте то, что необходимо.
‒ Прошу, не совершай глупость! – взмолился мужчина, непроизвольно протягивая к девушке руки, будто тем самым мог ее остановить. – Не покидайте квартиру Златы. Забаррикадируйтесь. Агенты уже в пути. Они прибудут через несколько минут.
‒ Мы только загоним себя в угол. Я люблю тебя больше жизни, но сейчас поступлю так, как считаю нужным. Мы с Карной хотя бы попытаемся выбраться отсюда.
‒ Она права. На кону стоит слишком многое, – вступилась за сотрудника КОСПа доктор. ‒ Хватит разговоров. Легионеры близко! – твердо заявила она, осторожно выглядывая из-за поворота в направлении, откуда слышалась стрельба. – Бой идет со стороны парковки. Негодяи боятся, что мы снова попробуем сбежать старым путем!
‒ Идите через центральный вход! – посоветовал Алес, от волнения разговаривая чуть сбивчивее и быстрее, чем обычно. – Они подобной наглости не ждут. Если повезет, там может оказаться кто-то из охраны, чтобы отвлечь их внимание на себя.
‒ Отличная мысль, – держа наперевес огромный элеум, бросила на бегу Ника. Через пару секунд они с напарницей были возле вакуумного капсульного лифта. – Я свяжусь с вами, как только…
‒ Мы опоздали, – выдохнула стоящая рядом с агентом Карна и резко повалила спутницу на пол, уклоняясь от пролетевшего мимо снаряда и тем самым спасая жизнь и себе, и ей. – Обратно! Бежим обратно… ‒ кричал ее голос сквозь густое облако пыли и дыма. – Стреляй, стреляй! Аааааа….
‒ Нет, нет! – одновременно озлобленно и напугано, бормотал Нат по другую сторону экрана, совершенно не веря в происходящее. ‒ Я люблю тебя, детка, только держись…
Картинка бешено завертелась, вместе с хозяйкой кубарем катясь по полу. Через секунду на проекции появилось затравленное лицо Карны, помогающей встать с трудом передвигающейся Нике, в которую все-таки умудрились попасть. Доктор отважно выхватила из трясущихся непослушных рук девушки рельсовую пушку и принялась палить во всех направлениях, самостоятельно отбиваясь от преследователей. В ответ сыпались мощнейшие разряды, но она настырно, сантиметр за сантиметром, продолжала тащить раненую подругу обратно в сторону квартиры. Мгновением позже изображение зарябило и наклонилось горизонтально, будто носитель пробука снова упал. Неожиданно все стихло. Где-то в отдалении послышались тяжелые шаги и на проекции появились, приближающиеся из-за угла, черные сапоги костюма К-9. Как только они оказались достаточно близко, в ушах друзей, заставив каждого непроизвольно вздрогнуть, прозвучал звонкий, оглушающий хлопок выстрела. Картинка окончательно испарилась и в комнате повисла удушающая гробовая тишина.

***

Вселенная №7693. 11 сентября 2124 год. Мировая столица, мегаполис Юнион. Квартира Златы.

У входа в здание стояло несколько медицинских аквакаров. Как и Алесу, спешить им уже было некуда. В живых не осталось никого. Выслушав официальный доклад, молодой человек долго не решался подняться на нужный этаж. Ему казалось, если остаться внизу и не видеть, значит избежать горькой действительности. Жаль, все было не так просто. Попросив временно не беспокоить, с упавшим сердцем парень сделал первый шаг, и сам не заметил, как оказался напротив двери журналистки. Он глубоко сожалел о поспешном решении приехать сюда в одиночестве. Будь сейчас рядом с ним кто-то из друзей, тяжелую ношу они смогли бы разделить вместе. К сожалению, агент всегда предпочитал брать удар на себя, а потому, в целях безопасности, предложил отправиться в квартиру кому-то одному. На эту роль он естественно выдвинул собственную кандидатуру. Директор ВНСПБ долго сопротивлялся. Он лично хотел заявиться на место, досконально все изучить, после чего незамедлительно приступить к поискам преступников и совершить возмездие. Его бледное лицо и дрожащие губы говори об этом как нельзя лучше. Алесу с большим трудом удалось отговорить несчастного от кровной мести. Не то, чтобы его голова была трезвой, но в оставшейся четверке он представлял собой единственного человека, способного мыслить здраво. Нат был разбит и подавлен. Злата, рыдая и причитая, винила себя в смерти невинных людей, периодически выкрикивая, что проклята и не достойна больше жить на белом свете.  А Нил, оставшись преданным своей натуре, сложил губы в тонкую нить и, развернувшись ко всем спиной, предпочел вернуться к непосильной задаче, грубо бросив напоследок:
‒ Поздно рыдать. Мы все скоро умрем. Вверенное мне барахло никогда не заработает. Им еще повезло, что отделались легкой смертью.
Крепко зажмурив глаза, агент стоял на пороге полуразрушенной квартиры. Черта, отделявшая его от будущего, которое в мечтах он рисовал совсем иначе, была прямо перед ним, но переступить ее не хватало смелости. Неведомая сила, не пропускавшая внутрь, настойчиво твердила: «Не ходи. Просто не ходи. Уноси ноги из проклятого места. Они живы, поверь. Они обязательно живы. Не заходи, и все останется, как прежде».
‒ Нет, я должен. Ради погибших, – сжав пальцы в кулаки, парень шагнул в комнату и нехотя приподнял веки.
Первым делом, под завалами полуразрушенной стены, Алес увидел труп в костюме К-9. В коридоре он встретил точно такой же. Неопытная доктор, не переставая удивлять, оказалась не только отважной, но и меткой. Злобно хмыкнув, молодой человек внимательно огляделся в поисках намека на присутствие девушек и их дальнейшей судьбы, но ничего, кроме полного разгрома и невообразимого бардака не обнаружил. Воодушевившись, он решительно исследовал помещение сантиметр за сантиметром, но по-прежнему тщетно. О присутствии жертв напоминали разве что брошенные в спешке вещи. Устало присев на диван, агент откинулся на грядушку, раскинул руки и обессиленно размяк.
‒ Раз их здесь нет, значит, они еще живы. Возможно, я оказался прав, и пилигримы взяли заложников. Дело осталось за малым: освободить подруг, открыть портал в параллельную вселенную и спасти мироздание. Начнем с первого и попытаемся понять, что же пошло не так. Думай, Умник, думай, ‒ оглядываясь по сторонам в поисках подсказки, бормотал парень. ‒ Попробуй восстановить картину. Вот оно! Когда мы с Нилом пожаловали, Злата разговаривала с нами через систему контроля гостей, а Карна сказала, что весь дом напичкан современными примочками. Значит, в здании есть программа полного контроля за помещениями.
Алес деловито потер руки и запустил пробук. Спустя пару секунд разрешение на просмотр файлов одобрили и, все, что ему оставалось: устроиться поудобнее и наблюдать. По комнате, дублируя оригинал, пробежала прозрачная пелена и покрыла все еле заметной рябью: единственным, что отличало голограмму канувших в небытие событий от реальности. Какое-то время ничего не происходило. Лишь отдаленно слышались взрывы. Как вдруг в коридоре зазвучали залпы, ругань и звуки отчаянной борьбы. Затем все стихло, раздались тяжелые шаги и следом тот самый, напугавший всех до безумия, единичный выстрел. Спустя мгновение, грозно рыча и обливаясь потом, в двери показалась доктор. Одной рукой она волокла истекающую кровью подругу, а другой, используя вместо щита, подстреленного Легионера Фемиды. Грубо скинув мертвое тело на пол, как раз в том месте, где минуту назад его обнаружил агент, девушка принялась отчаянно обороняться, непрерывно паля наобум из укрытия.
‒ Черт возьми, это ты стреляла, а не пилигрим! – не сдержав эмоций, удовлетворенно воскликнул Алес. Взгляд упал на согнувшуюся пополам Нику, и отчаянный комментарий вылетел сам собой: ‒ Давай, детка, не смей умирать! Вставай, – упрашивал парень не существующего в данный момент человека.
‒ Ника, умоляю, вставай! – вторила ему тень Карны. – Я не справлюсь одна. Что же делать? – в очередной раз, прячась за стеной, она забегала вокруг себя растерянным взглядом. – Мы пропали, черт возьми. Мы пропали, – крепко зажимая рану агента, отчаянно бубнила девушка, нет-нет выглядывая из-за угла и отчаянно отстреливаясь от приближающегося противника.
‒ Ты же понимаешь, что попытки избежать смерти ни к чему не приведут? – раздался знакомый грубоватый голос Рема. – Нас тут трое, за окном парит Шин с парой легионеров, еще трое ждут внизу, возле входа, и двое ребят на парковке. Да, тебе повезло. По удачному стечению обстоятельств ты завалила двоих солдат, но больше этого не повторится. Бежать некуда, – самодовольно причмокнув, здоровяк дерзко вышел в центр коридора. – Видишь, я настолько в этом уверен, что не собираюсь больше прятаться. Брось элеум в проход, подними руки и выходи. Тогда, быть может, твоя напарница будет жить! Ты же, доктор, прекрасно знаешь, ее состояние не терпит отлагательств. Без медицинской помощи бедолага умрет. Выполни приказ, и никто не пострадает.
‒ Не верь ему, – тяжело задыхаясь на коленях подруги, прохрипела очнувшаяся Ника. – Дай… Дай пушку мне. Я убью гада, пока он на виду, а затем и ублюдка, что летает на улице.
‒ Тихо, тихо! – нежно погладив девушку по голове, успокоила Карна. – Он прав. Тебе срочно нужна капсула для восстановления. С твоими ранами далеко убежать у нас не получится, да и некуда. Если Алес прав, и они хотят заложников, пусть возьмут меня.
‒ Нет, не смей!
‒ Послушай. Я выйду к ним. Тебя спасут. А затем вы все вместе придумаете, как меня вытащить. Они не убьют пленника, пока не получат Злату.
‒ Я запрещаю так поступать! – все еще продолжая тянуться к оружию в руках собеседницы, из последних сил кряхтела агент. ‒ С чего ты взяла, что, получив желаемое, жестокие твари не прикончат остальных?
‒ У нас нет выбора. Придется довериться, ‒ брюнетка осторожно опустила подругу на пол и громко произнесла: – Я сдаюсь, но не забывайте, вы обещали не трогать напарницу.
‒ Конечно! – удовлетворенно произнес Рем, расправляя огромные руки в приветственном жесте.
Собравшись с духом, Карна осторожно поднялась на ноги, но не успела сделать и пары шагов, как Ника, откуда только у нее взялись силы, резко дернула девушку за ногу. Повалив доктора на пол, она выхватила из ее дрожащих рук элеум, и пока та приходила в себя, перевалилась на живот и, высунув рельсовую пушку в коридор, пустила очередь. Вопя, как сумасшедшая, агента КОСПа развернулась в противоположную сторону и принялась палить по Шину.
‒ Это тебе за Аишу, сволочь! – кричала она, поочередно меняя цели. Как только Легионеры Фемиды разрозненно капитулировали от окна, а Рем вернулся в засаду, Ника приказала напарнице: – Беги! Я прикрою!
‒ Что ты делаешь? Дай мне сдаться, – отчаянно хватаясь за голову, взмолилась та. Карна была благодарна неудавшейся спасительнице, но прекрасно осознавала, что действия агенты были напрасны. ‒ Остановись! Их люди везде. Меня все равно схватят!
Но Ника ее не слышала. Обезумев от боли и злости, видя перед собой лишь мерзкую улыбку Шина, она увлеклась настолько, что, задержав внимание на окне чуть больше допустимого, совершила ошибку. Рем и Иля, воспользовавшись подаренным промежутком, проскользнули в квартиру. Злобно оскалившись и рыча, словно бойцовский пес, здоровяк набросился на раненую девушку, а его спутница, подбежав со спины, сжала в крепких жилистых объятьях Карну. Сковав железной хваткой беспомощно извивающуюся пленницу, она потихоньку потащила ее в сторону выхода и остановилась, только когда достигла цели.
‒ Глупая беспомощная пташка, – прошипел разъяренный Рем, хватая ослабленного агента кибернетической рукой и поднимая в воздух, как пушинку. – Настало время расправить крылья, – с неподдельным интересом разглядывая жертву, слащаво протянул он.
‒ Иди к черту, мразь! – выплевывая на него соленые сгустки крови, пренебрежительно бросила побежденная Ника. – Я не боюсь ни тебя, ни твоих искусственных штучек, бездушная тварь. Ты и без железяк не человек!
‒ Наивная, полагаешь твои слова обижают? – нежно погладив заложницу по макушке, усмехнулся легионер. – Должен разочаровать, меня давно не впечатляют подобного рода высказывания. В родной вселенной приходилось слышать обвинения и похуже, но я это как-то пережил.
Предвкушение удовольствия тенью отразилось на лице мучителя. Холодно улыбаясь, он вытянул руку с девушкой в пробитый снарядами оконный проем и мелко затряс, словно соломенную марионетку. Ноги несчастной бесконтрольно забултыхались в воздухе, а голова безжизненно повисла.
‒ Не смей этого делать! – прикрикнула Иля, заливаясь пунцовой краской. – Мы получили то, зачем пришли. Оставь бедолагу в покое. Она и без того еле дышит.
‒ Тем более! Сделаю одолжение, чтоб не страдала. К тому же девчонка так вкусно пахнет. Ее запах преследовал меня с момента, как мы встретились. Я не в силах устоять.
Здоровяк с упоением втянул ароматный воздух, пропитанный кровью и потом пленницы. Вздрогнув от наслаждения, он замахнулся ногой, собираясь отшвырнуть ее как можно дальше, но, прежде чем выполнил задуманное, изумленно уставился на торжествующее лицо агента. В спешке пилигримы забыли забрать у нее элеум. В тот самый момент, когда легионер окончательно разжал кулак, агент, находясь уже в свободном падении, показала ему средний палец и, грубо бросив напоследок: «Сюрприз, ублюдок!» – выстрелила. Раздался оглушительный взрыв. Рема и всех, кто находился внутри комнаты, волной отбросило к стене, а Ника, расправив руки и закрыв глаза, со светлой улыбкой отправилась в последний полет, чтоб упокоиться навсегда.

***

Единственное, что теперь чувствовал Алес ‒ пустота. Он не помнил себя, не ощущал горя, не замечал печали и утраты. Безразличие заполнило его сердце без остатка. Все стало серым и убогим. Не существовало больше мира, в котором ему хотелось жить. Дрожа телом, он поднялся с дивана и направил невидящий взгляд на осколки разбитого стекла. Машинально отправив запрос на пробук начальника, парень откуда-то издалека услышал его взволнованный голос:
‒ Докладывай.
‒ Они забрали Карну. У остальных не было шансов. В том числе и у Ники. Подробности узнаешь из файлов программы контроля за помещением, – кратко отчитался агент безжизненным тоном.
Услышав в ответ учащенное дыхание Ната, он не выдержал и без лишних прощаний порывисто отключил персональный ПК. Им нужна была передышка. Возможность оплакать близкого человека. Время осознать потерю. Они не ценили, что имели, а когда стало поздно и Нику не вернуть, обоим предстояло смириться. Нет у них больше верного друга, надежной опоры, поддержки, чистой любви и правды, сказанной в глаза. Осталась только боль и вина. Как бы не пытался каждый из них принять случившееся и привыкнуть, отныне и до конца жизни, только они будут их верными спутниками.
Медленно, спотыкаясь практически обо все, что валялось под ногами, Алес добрел до злосчастного окна. Перед его лицом все еще стояла картина безжалостной расправы Рема над подругой. Рассеяно перегнувшись на сторону улицы, парень затуманенным взглядом посмотрел вниз. С такой высоты вряд ли он мог различить мертвое тело девушки, да оно почти наверняка и не сохранило в себе ничего похожего на когда-то прекрасное лицо и фигуру Ники, но сознание агента упорно рисовало отчетливое видение. Беспомощно раскинутые изломанные руки и ноги несчастной. Растрепанные каштановые косы с выбившимися синими прядками, беспорядочно разлетевшимися по земле. В уголках пухлых широких губ тонкой струей засохла кровь. А вместо некогда выразительных, имевших чудесный медовый оттенок глаз, на него укоризненно смотрела пара стеклянных бусин. Где-то там, среди убитых, он видел именно такую Нику, и как бы не пытался отогнать ужасное наваждение, оно непременно возвращалось снова и снова.
‒ Это мы ее убили, – прошептал молодой человек, медленно выходя из ступора. ‒ И Аишу, и Гапея, и всех тех сотрудников ВНСПБ, что потеряли в схватках. Ни у кого из них не было шансов. И у нас нет.
Алес шагнул ближе к пропасти, оказавшись носками ботинок практически над пустотой. С наслаждением втянув прохладный сырой воздух, он прикрыл воспаленные веки и, подставив подбородок навстречу ветру, расправил руки в стороны. Замерев, словно каменное изваяние, на краю двадцать первого этажа, парень все прокручивал в голове альтернативные варианты событий. Его упорно не покидала мысль, что поступи они в какой-то момент иначе, все остались бы живы. Повторяя видения бесконечное количество раз, агент потерял ощущение действительности. Он не замечал, как легкий поток, обхватывая тело, норовил скинуть его вниз, а депрессия вселяла бесстрашие перед смертью и полное безразличие. Алес застрял в несуществующей версии благополучной реальности и не желал возвращаться в мир, где ждал гнетущий, сжирающий изнутри мрак, тоска и одиночество. Ники больше нет. Все кончено.
‒ Умник? Умник? Что происходит?
Услышав рядом знакомый голос, молодой человек вздрогнул. Не заметив, когда и как, он принял звонок от Ната и теперь тот видел через экран пробука, то же, что и он сам: безбрежную бездну небесного пространства. Не удивительно, почему у начальника был такой обеспокоенный тон и глупое выражение лица.
‒ Прости, я задумался, – краснея и смущаясь, пробубнил парень, спешно возвращаясь вглубь комнаты. – Запись? – коротко спросил он, не сумев выдавить большего. Мужчина несколько раз открыл рот, но в безуспешных попытках что-то произнести неизменно закрывал его обратно. – Как обстоят дела с коллайдером? – поняв все без слов, сменил тему Алес. – Есть результаты?
‒ Да какие результаты, – с благодарностью принимая фальшивую инициативность, хмуро отозвался директор ВНСПБ. ‒ Поганец без тебя взбесился. Орет постоянно: дай ему то, дай ему се! И ведь, прекрасно знает, что в вашем мире таких вещей пока не существует даже в планах! Именитые профессора бегают перед ним с трясущимися руками, совершенно не понимая, что происходит. Нил так разошелся, что я его сам боюсь! Но, если честно, начинаю верить в бесполезность наших действий. Мы не сможем открыть портал во Вселенную №1, по крайней мере, не сейчас. Признаю, для этого понадобится больше времени, чем я требовал. Старинный адронный коллайдер вряд ли кого-то сможет отправить в параллельную реальность, разве что лет через тридцать.
‒ Карна в руках Легионеров Фемиды. Ей требуется помощь. Судьбы многих вселенных в наших руках. Нельзя сдаваться. Если Нил не способен создать червоточину, нам потребуется другой план.
‒ Прости, Уник, но впервые в жизни у меня нет идей.
‒ Зато есть у меня. Но предупреждаю, задумка попахивает безумием.
‒ Не важно, я весь во внимании!

Глава 9. Переговоры

Вселенная №7693. 12 сентября 2124 год. Воды Атлантического океана. Крейсер Миллениум.

‒ Как здорово капитан, что снова выдалось поработать вместе, – печально улыбаясь, поприветствовал Алес старого наставника. – Жаль лейтенант не дождалась момента встречи. Она всегда уважала вас, была благодарна за воспитание силы воли и духа. Давно следовало наведаться на крейсер, но постоянно что-то отвлекало. Дела, служба, ответственность.
‒ Понимаю, и тоже буду скучать по несравненной Нике, но надо держаться. У нас еще будет время оплакать погибших. А пока приступим к делу, – деликатно потрепав парня по плечу, мягко посоветовал Марик. За последние одиннадцать лет он почти не изменился, разве еще больше поседел и ссутулился. – Так зачем на крейсере собралась львиная доля армии СОКа? Плюс я слышал, в случае необходимости, вы готовы применить протокол «Митра». Все настолько серьезно? Признаю, не думал, что доживу до момента столкновения родной цивилизации с кем-то извне. Возникали мысли об инопланетянах, но гости из параллельной вселенной. Всегда легче противостоять кому-то, кто не выглядит, как и ты.
‒ Вы правы, капитан. Печально, что приходится бороться с созданиями из плоти и крови, – на мостик, с суровым видом, тяжелой поступью поднялся Нат. Следом за ним, уверенной походкой, к мужчинам присоединился пожилой джентльмен с богатой пепельной шевелюрой, ухоженной длинной бородой и роскошными усами. ‒ Позвольте представить моего учителя, друга и просто хорошего человека, – замечая глубокое уважение на лицах собравшихся и неподдельный интерес к широко известной персоне старца, гордо произнес директор ВНСПБ. – Господин Радос. Сенатор Европейского континента и один из семи членов парламента СОКа. Он был в курсе происходящего с самого начала.
‒ Мы рады приветствовать вас на Миллениуме! – отчеканил Марик и позволил себе небольшую вольность: – Жаль, что ситуация с КС и НСП обострила отношения с представителями чужого мира и не позволила нашей версии земли вступить в Коалицию Разумных Вселенных…
‒ Вряд ли бы это что-то изменило, – устремив напряженный взгляд перед собой, остановил его бледный как полотно, Нат. – Мой мир жесток и беспощаден, ничего хорошего объединение не суслило.
Впервые за долгие годы знакомства Алес понимал друга. Разбитый, потерянный, отчаявшийся, но в то же время грозный, свирепый воинственный хищный зверь, потерявший последнее, что у него было: непоколебимую веру в светлых намерениях родной реальности. Агента изнутри раздирали не менее сильные эмоции. Скорбь, уныние, одновременно ярость и главное: ослепляющее желание отомстить. Никогда прежде мужчины не были так близки и похожи. Между ними будто установилась необъяснимая связь. Не оставалось никаких сомнений: с ее помощью они накажут алчную Вселенную №1 и освободят мироздание от тираничного гнета.
‒ Может, опустим любезности, и кто-нибудь объяснит какого дьявола мы торчим со вчерашнего вечера, посреди океана, в компании неотесанных вояк? ‒ раздраженный возглас Златы вырвал парня из мрачных мыслей. Несмотря на присутствие высокопоставленного лица, сердитая фурия не собиралась сбавлять обороты, привычно вымещая недовольство на окружающих. – Погибла куча достойных людей! Аиша, Ника, многочисленные представители системы правопорядка! Моя подруга неизвестно где, в плену у психов из параллельной реальности. Из-за меня она находится на волоске от смерти, если бедная Карна вообще еще жива. Столпы почти соединились спектральной полосой, и никто из нас, да что из нас, даже профессор из более совершенного мира, понятия не имеет, что будет, когда они завершат ход, – возмущенно раздувая щеки, причитала журналистка, сотрясая тоненькими кулачками воздух. – Я до корней волос успела проникнуться идеей спасения метавселенной. Готова рискнуть и добровольно сдаться проклятым пришельцам, а вы вместо этого, притащили меня сюда, в безопасность, и, всучив с утра пораньше чашку кофе, как ни в чем не бывало, впустую разглагольствуете! Пора сделать хоть что-то!
‒ Не покушайся на святое, Злючка! Я в восторге от ароматной субстанции! Ничего вкуснее не пробовал за всю жизнь! – попивая горячий густой напиток, давно исчезнувший с лица их земли, вставил меж делом Нил. Он единственный не впечатлился речью девушки и с наслаждением продолжал смаковать черную жижу.
‒ Да заткнись ты! За что мне это?! Короче, господин Радос, вы извините, но я буду предельно откровенна. Если мне сейчас же не изложат суть плана, я выйду в прямой эфир с военного крейсера и расскажу людям, что происходит! ‒ собравшись с духом, выдала Злата на одном дыхании.
‒ Неугомонная женщина, – заведя глаза к потолку, бесцветным тоном пробурчал директор ВНСПБ. – Мы находимся в точке переброски.
‒ И что это значит? Мне нужны подробности.
‒ Я солидарен с дамой, ‒ небрежно забросив ногу на ногу, отозвался из уютного кресла ученый. ‒ Почему мы здесь? ‒ в ответ последовала зловещая тишина и тогда, обращаясь только к девушке, он попытался самостоятельно понять логику их действий. ‒ По этим координатам расположен портал черной дыры. Именно сюда прибывают Легионеры Фемиды из Вселенной №1. Отсюда же отправляются обратно. Пока они разыскивают Константу, регулярно отчитываются перед Киром. И раз пилигримов не видно со вчерашнего вечера, значит, они точно объявятся в ближайшее время. Вывод: Нат и Алес решили облегчить им задачу и притащили нас сюда, чтобы сдать и получить награду. Ну же, не стесняйтесь, выкладывайте подробности гениального плана. Для этого мы собрали.
‒ Нил, ты все неправильно понял, ‒ попытался защититься агент.
‒ Отнюдь, он очень верно описал смысл наших намерений, ‒ раздался приятный голос Радоса, заставляя молодого человека покорно замолчать. ‒ Гость прав. Мы находимся на Миллениуме с целью обмена. Вы, Нил, сами дали понять, что не в силах создать червоточину. Однако продолжаете утверждать, что для спасения миров, вам с Константой необходимо в кратчайшие сроки чудесным образом переправиться на другую сторону. Мы придумали путь, который поможет этого добиться. Но, прежде чем услышите подробности, имейте в виду, он никому из нас не по нраву. Умник, идея твоя, – бросая короткий взгляд на Алеса, старец позволительно махнул головой, ‒ опиши детали.
‒ Умоляю, простите, но отдать вас Рему оптимальный вариант, ‒ виновато опуская карие глаза в пол, промямлил парень. Он все отчетливее ощущал тяжелый груз ответственности за то, что собирался сделать. ‒ Злата гражданин вселенной №7963, где смертные казни категорически запрещены. Потому мы с Натом потребуем сопроводить ее в параллельную реальность, дабы исключить возможность применения необоснованной силы.
‒ Глупая затея! ‒ гневно фыркнул ученый. Несмотря на раздражение и обиду, он не смог отказать себе в удовольствии принять из рук бледного друга очередную чашку крепкого кофе. ‒ Стоит переступить дыру и всех незамедлительно прикончат.
‒ Нам этого и надо, – очнувшись, словно от глубокого сна, с ледяным спокойствием заявил директор ВНСПБ. – Как ты понял, в этом мире большинство граждан честные, преданные родине люди. Они, без колебаний отдадут за нее жизни. Но не думай, что местное правительство настолько наивно, что бесповоротно отказалось от смертельного оружия. Кое-что все-таки осталось. На случай кризисных ситуаций СОК создал для защиты народа секретные протоколы безопасности. Одним из них мы и воспользуемся. Нам в кровь введут специально разработанную сыворотку. Она распространит по сосудам особый состав. При любом механическом воздействии на носителя он сработает как мощная бомба. Четыре таких снаряда разнесут Юй-Ди в щепки, а поскольку на ПАКе находится постоянно работающий адронный коллайдер, то вместе с ним и всю планету. Не знаю, поможет ли это пострадавшим реальностям, но нетронутые точно останутся девственными. Спасем от бедствия под гордым названием Вселенная №1 хотя бы их.
‒ А-ха-ха! – разразился безудержным хохотом Нил, истерически дергаясь в нервных конвульсиях. – То есть, вы хотите угробить себя, двадцать три разумных мира коалиции и еще как минимум двадцать семь тысяч, просто посещенных нами реальностей, только ради того, чтобы потешить самолюбие призрачной надеждой на восстановления идиллии в мироздании? Думаешь, где-то найдется вариант земли со счастливым концом для тебя и дочери? Ради этого стараешься? Да кто вам сказал, что уничтожение чужой планеты поможет? Константа наш шанс! Почему вы так упорно не хотите в это верить? Все, что нам нужно: незаметно переправить Злючку на другую сторону и отыскать моего отца!
‒ Полностью согласна! – нахмурив милый белокожий лобик, поддакнула Злата. – И не потому, что боюсь умирать. Смерть и без того страшна на уровне подсознания. Но я готова пойти на нее ради родины. А потому, что ваш план: геноцид против многочисленных вселенных! Поверить не могу, что вы, господин Радос, одобряете подобный акт бесчеловечности!
‒ Никто не знает, что будет дальше, – с достоинством приняв вызов журналистки, размеренно парировал сенатор. – Так или иначе, наш мир приближается к гибели. Мы можем, сложив руки, смотреть на нее со стороны или напоследок дать возможность выжить другим реальностям. В конце концов, никто, даже хваленый профессор Тит, не может предсказать последствия исчезновения с лица мироздания Вселенной №1. А вдруг на всех двадцати трех планетах исчезнут КС и НСП и никто, в итоге, кроме агрессора не пострадает?
‒ А если нет? Если террористический акт никак не остановит аномалию? Тогда вы собственноручно лишите нас последней надежды! – горячо возразил ученый, в порыве праведного гнева ударяя кулаком по столешнице. Он намеревался до последнего отстаивать свое мнение, но командир корабля жестом потребовал тишины.
‒ Новости с капитанского мостика, ‒ пояснил он Радосу и с разрешения старца спроецировал изображение с пробука в центр каюты, чтобы разговор мог услышать каждый присутствующий в комнате. ‒ Докладывай!
‒ Только что, в ясном утреннем небе, прямо над нашими головами, возникла целая россыпь быстро расширяющихся темных точек. Словно частичка космоса с огромным скоплением черных дыр, – затараторил молодой статный моряк. ‒ Мы уточнили у мирового астрономического сообщества, может ли подобное явление быть как-то связано с их работой, но они ничего об этом не знают.
‒ Хорошо. Оставайтесь на месте. Мы сейчас же присоединимся к вам, – Марик отключился и с деловитым видом обратился к сенатору: – Что прикажете делать? Предложить им сдаться?
‒ Ни в коем случае! – категорично возразил тот. – Нам нужны мирные переговоры. Окажем гостям радушный прием.
Спустя пару минут, Нат в компании Радоса и капитана крейсера с сожалением лицезрел на палубе совсем ни ту картину, что когда-то представлял. Вместо маленькой спасательной команды, прибывшей забрать его домой, к любимой дочери, перед ними предстала минимум сотня Легионеров Фемиды. С жутковатым видом они висели на футуристических литых оборотнях высоко в небе и жаждали одного: уничтожить любую преграду к достижению поставленной цели. Глядя на высокомерное величие прибывших, директор ВНСПБ все больше убеждался в правильности принятого решения. Превозносящая себя над остальными реальность не должна была иметь право существовать в огромной мультивселенной. Лишь одно ему до сих пор не давало покоя, навевая смутные, бесстыдные сомнения. В проклятой, прогнившей Вселенной №1 росла и мужала его ненаглядная Ада.

***

Сотни боевых, укомплектованных отборными бойцами, кораблей занимали огромное водное пространство. Значительно в меньшем количестве, в небе над ними, рассеялись безжалостные Легионеры Фемиды. Весь арсенал обеих армий был направлен друг на друга, но никто из противников не решался сделать первый шаг. Стояла такая гробовая тишина, что, если б не мирно бьющиеся о борт волны, океан казался бы девственно безлюдным. Противостояние могло продолжаться вечность, но тратить столько времени впустую было излишней роскошью. Поняв это первым, достопочтенный старец выдвинулся вперед, жестами давая понять прибывшим, что они готовы к переговорам.
Несколько модифицируемых летательных капсул сбились в небольшую кучу и спустя десять минут напряженных обсуждений, отделились от общей массы и направились вниз. Как только оборотни достигли палубы, трое из пришельцев покинули транспорт. Убрав шлемы в воротники, они открыли лица и с гордо поднятыми носами встали напротив встречавшей делегации. Помимо безумного Шина и садиста Рема, Нат с легкостью узнал в одном из представителей родной вселенной надменного Кира. За пройденные одиннадцать лет тот ни капли не изменился. Тот же чудовищный излишек веса. Та же глубокая блестящая залысина. Прямые, по-прежнему идеально ухожены и, вечно только начинающие седеть, плотные усы. Неизменно нахмуренное морщинистое лицо и излюбленной формы круглые очки на кончике большого толстого носа. Директор ВНСПБ не сводил взволнованных глаз с бывшего покровителя, все, раздумывая, поймет ли профессор, что перед ним стоит некогда пропавший сотрудник или равнодушно примет его за аборигена. Незамедлительно подтверждая вторую версию, пухлый суровый мужчина мельком бросил раздраженный взгляд на нахала, откровенно не понимая причину неподдельного интереса к своей персоне. Безразлично цыкнув в ответ на откровенную наглость, он в грубой форме обратился к Радосу, безошибочно распознав главного.
‒ Любезности можно опустить. Вопрос, заставивший прибыть меня лично, не терпит отлагательств.
‒ Ничего не имею против, чтобы перейти сразу к сути, – в том же надменно-вычурном тоне ответил сенатор, после первых же слов начиная испытывать к чужаку неприязнь, – но прежде предлагаю соблюсти такую формальность как имя.
‒ «Имя»? – с неподдельным удивлением, вскинув щетинистые брови, повторил профессор за собеседником. ‒ Видимо я ошибся, решив, что переговоры будут короткими. Кир, руководитель самой крупной в мультивселенной платформы адронного коллайдера Юй-Ди. На данный момент по совместительству, дипломатический посланник Коалиции Разумных Вселенных, – задрав двойной подбородок, важно сообщил толстяк, холодно уставившись на оппонента.
‒ Радос, один из семи сенаторов мирового парламента, называемого в нашей реальности СОК, Союз Объединенных Континентов, – с уважением произнося каждое слово, сдержанно пояснил старец.
‒ Полагаю, нет нужды объяснять наш визит.
‒ Отнюдь, хотелось бы услышать версию глубокоуважаемого посланника.
– Не испытывайте мое терпение! ‒ заметив насмешку в голосе собеседника, сердито прошипел профессор. ‒ Нил находится под опекой земли №7963. Так или иначе, вы в курсе дела. Но боюсь, опасный преступник ввел вас в заблуждение, заставив поверить в то, чего нет, – переходя на кошачий, мягкий и в то же время хитрый тон, заявил он. ‒ Укрывая мерзавца, вы подвергаете опасности не только свою, но и множество прочих реальностей. Передайте негодяя, и мы позволим вступить вашему миру в Коалицию Разумным Вселенных.
‒ Смотрите куда угодно, но не в глаза, ‒ наклонившись к уху почти одурманенного руководителя, предупредительно прошептал Нат. – Не забывайте о КЭМИ. Если зрительный контакт продлится достаточно долго, Кир с легкостью повлияет на ваше решение в свою пользу.
Быстро спохватившись, благодарный старец с задумчивым невозмутимым видом устремил взгляд в пространство поверх головы оппонента. Не выдавая внутреннего напряжение и беспокойства, он размеренно продолжил разговор в угодном им направлении:
‒ Вы правы. Ученый, поведал подробности о вашей, крайне развитой версии планеты. В частности, о жестоких экспериментах и излишне частых путешествиях в параллельные миры. Ваша самонадеянность спровоцировала возникновение КС и НСП. Глупо отрицать, что СОК это возмутило и насторожило. Много лет мы считали себя дружелюбным народом. Всегда были открыты для честного обоюдного диалога. Оставили позади войны, глобальные угрозы и катастрофы. Но, своим появлением здесь, вы вновь заставили нас взяться за оружие.
‒ Печально, что пилигримы, грубо ворвавшись в новую реальность, нарушили установленный порядок и уничтожили столько агентов, – не собираясь прятать ехидную улыбку, с превосходством процедил профессор, – но им необходимо было выполнить приказ и поймать опасного террориста. Вы скрывали подданного Вселенной №1, так что мы имели полное право вернуть нарушителя любыми способами.
‒ С парнем все понятно. Мы готовы предоставить его в ваше распоряжение и урегулировать конфликт. Но вы гонялись не только за ним и до сих пор требуете отдать гражданку нашего мира!
‒ Константа – собственность Коалиции Разумных Вселенных. Вы не понимаете, что она на самом деле! – начиная терять самообладание, заявил пришелец. Его пресыщенное лицо покраснело от злобы, а щеки шариками вздулись от возмущения. – Эта женщина – не человек и уж тем более не «гражданин чьего-то мира», а опасная аномалия. Она не принадлежит ни одной из существующих реальностей, несет огромную угрозу и должна быть немедленно уничтожена. Хотите вы того или нет.
‒ Не забываетесь, дорогой гость. Мы ни в какую ассоциацию не входим, и подчиняться чужим правилам не собираемся, – с недобрым огоньком в глазах парировал Радос. ‒ По какому праву вы решили, что можете прийти сюда и всем распоряжаться? Легионеры Фемиды безнаказанно разрушили несколько зданий, напали и жестоко убили невинных людей. И после случившегося мы должны принять вас с распростертыми объятьями? Подчиниться и беспрекословно выполнить выдвинутые условия?  Вы не у себя дома и, с легкостью получить все, что хотите, не выйдет.
‒ Это вы заблуждаетесь, если считаете, что способны нам противостоять! – угрожая мощными кулаками носу собеседника, грузный мужчина послал на его голову кучу нецензурной брани и только в конце добавил: ‒ Мы или заберем, что причитается, или сотрем с лица мироздания охамевшую вселенную!
‒ Довольно глупая угроза перед лицом тотального уничтожения, что ждет нашу цивилизацию.
‒ «Глупо» слушать Нила! Вам ничего не угрожает!
‒ Неужели? Хотите сказать КС и НСП радуга на небосводе? И не причинят никакого вреда? – сдержанно поинтересовался сенатор, с удовлетворением замечая смешанную реакцию удивления, злости и недоумения на физиономии оппонента. – Не только ваша Земля обладает продвинутыми технологиями. Да, наши ученые не зашли так далеко в развитии, как во Вселенной №1, но нам есть чем похвастаться. Можете пичкать враньем миры пресловутой коалиции, но нас не обманите! Мы очень давно знаем о путешествиях сквозь черные дыры и изучаем столпы с момента первого появления. Так что рассказ Нила лишь подтвердил уже существующие догадки и теории.
‒ «Давно»? Здесь нет достойно функционирующего коллайдера. Откуда вам знать о неисчерпаемых возможностях темной материи? ‒ Кир озадаченно нахмурился, соображая, как местные умудрились разобраться в сложных хитросплетениях перемещений по параллельным реальностям. Впрочем, на удивленно вытянутом лице мужчины скоро появилось озарение. – Какое упущение. Вы были внесены в список опасных и не посещаемых, но, как выяснилось, вполне обитаемы и безобидны. Мы не первые гости. Что же случилось с пилигримом, если он не потрудился явиться на точку перемещения?
‒ Попал в шторм.
‒ Бедолага, – без капли сожаления жестоко бросил профессор, не замечая, как по спине Ната пробежали холодные мурашки обиды и негодования. ‒ Тогда нет смысла продолжать дипломатические игры. Что вы хотите за Константу?
‒ Технологии, которые помогут выжить!
‒ Они не пригодятся. Как только аномалия умрет, все встанет на свои места.
‒ Не вам решать. К тому же, никто не знает, поможет ли жертвоприношение невинной женщины остановить апокалипсис.
‒ Я одни из тех, кто открыл портал в параллельные вселенные и знаю, что говорю. Она сгинет, и вместе с ней уйдут КС и НСП.
‒ Не в моих привычках беспрекословно доверять незнакомцам. На плечах СОКа лежит забота о миллиардах жизней. Мы отдадим Нила и Константу, но вместе с ними в ваш мир отправятся двое агентов. Вы передадите им те знания, что потребуются и на этом мы квиты.
‒ Хм… ‒ задумчиво протянул Кир, осознавая, что несчастные не подозревают, с кем столкнулись и что в итоге их ожидает. – Идет! – согласился он, прекрасно зная, что исполнять данное обещание не придется.

***

‒ Ты ради мести собираешься пойти на необдуманный шаг?
Воспользовавшись временным отсутствием сенатора и директора, Нил пытался переубедить друга не совершать глупую ошибку. Он не сомневался, что нелепую задумку в воспаленный, сломленный мозг парня поместили именно старшие по званию. Ну не мог добрый, честный, смышленый Алес решиться на столь бездарный план. Идею точно подкинули. Сокрушенно бегая по каюте, пришелец напористо пытался вывести на разговор молчаливого агента, но тот упрямо не проронил ни слова с тех пор, как комнату покинули старец и бывший пилигрим. Путая слова и мысли, ученый вел диалог сам с собой, доказывая и объясняя, как глупо и самонадеянно они поступают:
‒ Плевать на мою вселенную, но ее уничтожение ни к чему не приведет! Если бы существовала хоть крошечная перспектива иного пути, отец обязательно воспользовался ею. Но он был убежден, что единственный шанс исправить положение – Константа. Пока она еще здесь, с нами, не будем упускать возможность. Давай сбежим и разберемся с проблемой сами. Без Ната, Радоса и бомбой глобального масштаба. Посмотри на меня, Умник! Я, как и прежде, пытаюсь всех спасти, а не оттянуть гибель родной планеты! Умоляю, доверься.
‒ Не надоело кружить возле каменной статуи? – угрюмо пробурчала Злата, нехотя отвлекаясь от пробука и кидая в сторону молодого человека суровый взгляд. На самом деле она ничем не была занята, но упорно создавала вид кипучей деятельности, чтоб без лишних подозрений, из-под тяжка, изучать симпатичного блондина. – Пора бы заткнуться. Если ты еще не понял, он не скажет ни слова. Строишь из себя премудрого, а на деле, будто только на свет родился. Наш парень боится вступить в беседу. Думает, даст слабину и начнет искать повод для отказа от тупой затеи, – заводя глаза к потолку, пояснила девушка простые истины.
‒ Тебе-то откуда знать, Злючка?
‒ Скажи еще, что ты никогда не был в подобном состоянии.
‒ Заткнитесь оба! – наконец обратив внимание на парочку, прошипел Алес. – Из агентства звонят. Надеюсь у них хорошие новости, – заключил он, переводя изображение с универсального ПК в центр комнаты. ‒ Говори, Саломея! – потребовал парень у симпатичной черноглазой красотки в темно-синей классической форме сотрудника ВНСПБ.
‒ Эм… – начала та неуверенно, переводя недоверчивый взгляд с всемирно известной журналистки на незнакомое лицо мрачного Нила. – На базе сумасшествие. Случилось нечто невероятное, и мы не можем понять, с чем это связано, – пространно описала ситуацию девушка, с надеждой глядя на сослуживца. – Было бы здорово, если бы вы с директором незамедлительно вернулись в штаб.
‒ Черт подери, Саломея! Не смотри на посторонних. Выкладывай, как есть. Под мою личную ответственность.
‒ Сам напросился. Я порывалась быть осторожной и действовать согласно регламенту, – охотно оживилась агент, словно только и ждала, когда ей развяжут руки. – Короче, тут такое! Спектральная полоса десять минут назад закончила путь и полностью объединила континентальные столпы в единое целое! Она образовала спираль, которая устремилась выше к мезосфере. Новое образование провоцирует малоощутимые колебания поверхности, похожие на землетрясения. Мы считаем, дрянь пытается выйти не только за пределы планеты, но и проникнуть внутрь нее. По прогнозам экспертов, по мере продвижения НСП вглубь литосферы, толчки будут увеличиваться и усиливаться каждые несколько часов, пока завиток не достигнет ядра планеты и окончательно его не разрушит. Последствием окажется полное уничтожение Земли. Сложно судить, сколько времени осталось до полного исчезновения, но думаю, сутки-двое, не больше. Это не все… ‒ мертвенно бледнея, Саломея умолкла и в упор посмотрела на собеседника. ‒ Эвакуировать людей по экстренному протоколу «Митра» нет смысла, – пролепетала она, кусая истрепанные до крови губы. ‒ Мы, конечно, можем покинуть умирающий мир, но все попытки спастись на просторах космоса окажутся тщетны. Одиноко скитаясь по галактике в поисках нового дома, ковчег лишь отсрочит неминуемую гибель человечества. Видишь ли, нашим шариком дело не ограничится. Разделавшись с ним, спектральная полоса продолжит расти во всех направлениях. Она сожрет любое препятствие, пока не уничтожит вселенную без остатка. Обратить процесс вспять нам не под силу.
‒ Что ты говоришь? Невозможно! ‒ чувствуя, как последняя надежда просачивается сквозь пальцы, пробормотал Алес.
‒ Ты меня спрашиваешь? Кто из нас Умник? Я только помощник директора, а не агент первого ранга. Так что, если узнаешь решение задачки, поделись результатом.
‒ Нат как раз работает над этим вопросом.
‒ Тогда удачи, – тяжело вздохнув, бросила на прощание Саломея и отключилась.
‒ Что происходит? – негодующе набросился молодой человек на Нила, как только лицо коллеги исчезло из комнаты.
– Я откуда знаю?! – небрежно разводя руками, обиженно прошипел тот в ответ. – Сюда только что пожаловала сотня пилигримов! Неужели ты думал, после такого КС и НСП останутся на прежних местах? Странно, что вообще планета до сих пор держится, а не разваливается на части! Я предупреждал о последствиях, но вы не слушали.
– Я говорю не о прибывших. Пострадает не только Земля?! – бегая по каюте, как загнанный зверь, запричитал парень. – Подожди-ка, до меня дошло! – хватаясь за виски, а затем и за сердце, промямлил вмиг посеревший Алес. – С первых слов, упоминая о гибели мира, ты подразумевал вселенную в целом, а не отдельную планету.
– Естественно! Я говорил о сумме всего сущего! С чего все началось, тем и закончится.
– Все было зря! Одиннадцать лет упорной работы впустую! Что мы натворили?! «Митра» была единственной надеждой пережить катастрофу.
– Что за протокол такой? – подозрительно впившись изумрудно-зелеными, кошачьими глазами в агента, потребовала разъяснений Злата.
– Наш Ноев Ковчег. Несколько кораблей, способных бороздить космос достаточно долгое время, чтобы отыскать потомкам новый дом. Мы начали строить звездолеты, когда на планете появились первые столпы. Сенат решил, они станут резервным вариантом на случай необратимого хода вещей.
– Что?! И кого вы собирались на них эвакуировать? Сомневаюсь, что места хватило бы всем! – сжимая маленькие нежные ладошки в твердые жесткие кулачки, девушка бесстрашно подошла к парню вплотную. – Я-то, дура, готова была пожертвовать собой ради справедливых принципов великого Союза Объединенных Континентов, а он наверняка не собирался рассматривать меня в качестве пассажира спасательной операции!
– Ты права, вывезти всех невозможно, – согласился молодой человек, чувствуя, как вскипает от злости и теряет контроль над ситуацией, – но и выделять драгоценное место тем, кто будет не способен в будущем привнести вклад в развитие новой колонии глупо и нелогично! Подумай сама, – умоляюще протягивая сложенные ладошки к журналистке, прохрипел он, – кто полезнее на борту космического корабля с подобной миссией: молодой инженер или пожилой уборщик?
– Да брось! Никто из вас не входит в число везунчиков? Ты? Нат? Старый маразматик Радос?
– Мы умрем здесь, как и остальные, – с ледяным спокойствием заявил Алес. Он и не заметил, как схватил златовласку за плечи и легонько затряс, то ли успокаивая ее, то ли пытаясь сбить собственное нервное перенапряжение, бурлившее в венах. – Каждый год список обновляется, но для поиска нового дома отбирают исключительно одаренную молодежью до восемнадцати лет. Жертва, на которую мы собирались пойти, была бы ради их будущего, а не нашего!
– Пусть так, все равно это больше не имеет смысла. Взорвем мы себя или нет, никого не спасти. Так что я по-прежнему поддерживаю Нила. Единственный шанс – придумать, как незаметно отправиться в его реальность.
– Жаль наш друг до сих пор не видит истины, – благодарно пробурчал ученый, протягивая девушке очередную чашку ароматного кофе. – Подожди… – поперхнувшись черной жижей, протянул он, только осознав горькую иронию сложившейся ситуации. – Получается директор и сенатор считают, что могут уберечь часть населения от тяжкой участи. Потому так отважно рвутся взорвать мою планету.
– Да… – сокрушенно признал агент. – Мы же не догадывались о глобальных масштабах бедствия.
– Умник, хотя бы теперь вернись на нашу сторону! Бежим отсюда, пока не поздно!
– Я не могу вновь подвести Ната. Дождемся результатов беседы с Легионерами Фемиды и вместе подумаем, как поступить дальше.
– К тому времени будет поздно!
– Мы ничего не станем предпринимать без дозволения Радоса.
– Если такой правильный – оставайся, но отпусти нас с Константой. Я сам придумаю, как попасть домой и расставить все по своим местам.
– Нет! – растерянно заявил Алес, все больше бледнея и сомневаясь в правильности выбора.
– Хорошо. Тогда давай хотя бы свяжемся с моим твердолобым земляком, пока не закончились переговоры, и сообщим открывшиеся обстоятельства. Они с сенатором должны знать, что затея не сработает! Вдруг это заставит старика задуматься и поступить иначе!
– Не могу же я пойти к ним и прошептать информацию на ушко!
– Это ни к чему, когда есть КЭМИ, – с хитрой ухмылкой заявил ученый, самодовольно потирая руки. – Я сам поговорю с Натом.
– Разве в параллельных мирах имплантат способен обеспечить связь на расстоянии? Здесь нет поддержки вашего программного обеспечения. Как ты собираешься обменяться сведениями? – Алес подозрительно покосился на друга. Разумом он понимал – вряд ли такое возможно, но от души хотел верить, что Нил его не обманывает.
– Кое-что в запасе есть. Когда я оказался в КОСПе и столкнулся с недоверием Аиши и Ники из-за отсутствия пробука, то заставил КЭМИ установить контакт с базами данных вашей реальности. Теперь я подключен ко всем существующим каналам связи. Полагаю, Нат, одиннадцать лет назад, поступил также. Уверен, его имплантат примет сигнал через местные спутники.
– Стоит попробовать, – согласилась воодушевленная Злата, с мольбой глядя на агента. – Пожалуйста, Умник. Дай нам шанс.
– Терять все равно нечего, – коротко бросил Алес и замер в молчаливом ожидании.

***

– Какого хрена ты творишь? – вот уже пять минут Нат отборным матом высказывал в лицо друга все, что думал, не давая тому вставить слова. – Представляешь, как подвел меня? У нас было два, – он потряс перед носом расстроенного парня указательным и средним пальцами, – целых два козыря, и ты благополучно просрал оба! Просто объясни, как можно было их упустить? Вокруг столько охраны, что хватило бы уберечь весь состав СОКа, но нет, этого оказалось недостаточно, чтобы удержать гражданских лиц!
– Прости, Нат, но должен окончательно разочаровать. Они ушли не сами, я им помог, – с сожалением промямлил агент, сгорая со стыда. – Лично сопроводил к управляемым спасательным капсулам и ввел код доступа экстренной эвакуации.
– Ты еще и пособник побега, – мужчина огромным усилием воли заставил себя успокоиться, но предательские шрамы на лице, ходившие ходуном от нервного напряжения, с лихвой выдавали реальность его состояния. – Почему?
– Я круглый дурак. Только теперь понимаю, как легко Нил обвел меня вокруг пальца. Разговор с Саломеей выбил из колеи. Мы должны были как-то сообщить о происходящем, и он предложил помощь. Сказал, что смог установить связь через КЭМИ, и ты велел срочно убираться отсюда, но только им. Якобы я должен остаться на Миллениуме и ждать дальнейших распоряжений. Я лишь думал, что выполняю приказ.
– Не верю ни единому слову! Ладно, он и журналистка, они изначально трусливо были настроены против, но как ты мог отступиться от собственного плана? Я доверял тебе, надеялся, мой друг одумался. Не знал, что гражданину вселенной №7963 свойственно малодушие!
– Ты считаешь, я поступил так намеренно, потому что боялся смерти? Мы знакомы одиннадцать лет! Я хоть раз шел на попятную?! Обстоятельства изменились. Я действительно полагал, что положительно влияю на ситуацию!
– Серьезно? По-твоему, весть о полном уничтожении этой реальности способна что-то изменить? – устало опускаясь в кресло, разочарованно поинтересовался директор ВНСПБ. – Как можно было поверить во вранье с КЭМИ? Ты не прохожий с улицы, а агент первого ранга! Должен был догадаться, что россказни ублюдка бред. Да, мы можем общаться между собой в двадцати двух мирах Коалиции Разумных Вселенных, но потому, что там есть ПАК и завезенные технологии. В остальных версиях Земли остаются лишь личные способности, поскольку имплантат пробуждает их на клеточном уровне мозга. Что теперь прикажешь делать? Единственный шанс разнести врагов на кусочки безнадежно утерян, и мы…
– Хватит нравоучений, – жестко оборвал мужчину сенатор, влетая в комнату, словно ему было не семьдесят с хвостиком, а семнадцать. – Мальчик понятия не имел, что допускает ошибку. Вы так восхваляете продвинутые технологии любимой реальности, что впору поверить в любые небылицы. Откуда ему было знать, на что горазды ваши развитые игрушки? И, кстати, кто может с уверенностью утверждать, что и ты говоришь правду? – подозрительно-сурово предъявил старец, усаживаясь на заботливо подставленное кресло. – Вы с Нилом оба выходцы из параллельного мира, забыл? Когда-то мы предоставили одному пришельцу кров и работу, но он по-прежнему мог остаться преданным гражданином Вселенной №1. Поди, узнай, зачем тебя когда-то прислали и что вы сейчас делаете на пару …
– Радос, я бы никогда… – очумело уставившись на старика, промямлил всегда уверенный в себе Нат.
– Расслабься, я только хотел донести, как ценна поддержка близких, особенно когда неосознанно совершаешь ошибку. Я всегда доверял тебе и сейчас не собираюсь поступать иначе, – улыбаясь одними уголками глаз, заверил сенатор. – Умник споткнулся, но ни он один виноват в происходящем. У парня еще будет шанс исправиться. Мы тоже хороши. Вместо того чтобы уделить больше внимания изучению КС и НСП, пошли легким путем и создали звездолеты. Будто они способны решить все задачи. Нельзя было поступаться теми, кого СОК собирался бросить погибать на умирающей планете. Это расплата за самонадеянность… – старец на время забылся, поникнув и растекшись на мягком удобном сидении. Никто из собеседников, следивших за каждым его движением, не осмелился нарушить воцарившееся молчание, пока тот не продолжил сам: – Надо признать, дела плохи. После того, как пилигримы узнали об исчезновении задержанных, отношения резко испортились. Невероятными усилиями мне удалось напомнить Киру, на чьей территории они находятся. Однако глупо было не согласиться, что беглецов нужно поймать. Предложения о совместных поисках ученый отверг, мотивируя тем, что мы будем их тормозить. Как результат: каждая из сторон станет вести собственную операцию. Они дали обещание, что никто не пострадает, включая Нила и Злату. По крайней мере, пока те находятся под нашей юрисдикцией.
– И мы им поверим? Отпустим самостоятельно преследовать бедолаг? Легионеры Фемиды быстрее, агрессивнее и опаснее нас! – в сердцах воскликнул Алес, едва сдержав рвущуюся на волю брань. – Вы не видели, что творят Рем и Шин. Они, не задумываясь, убьют ребят. Им плевать на любые договоренности. А как же Карна, про которую все благополучно забыли? Она до сих пор в руках мерзавцев! Ее жизнь не имеет ценности? – запричитал он, бегая по комнате, словно сумасшедший.
– Именно поэтому к черту долгие обсуждения! Кир наверняка уже отправил людей на поиски Константы. Нам необходимо срочно организовать свою погоню. У пилигримов есть живая ищейка, но даже ей не под силу учуять запах на том расстояния, что успели преодолеть Нил и Злата. На удивление, у нас есть небольшое преимущество. Мы в состоянии отследить сигнал спасательных капсул и начать операцию с места, где беглецы их покинули. Доступ к пробуку журналистки поможет обнаружить нарушителей на месте. Это персональная, строго охраняемая законом о частной жизни граждан, информация. Мне понадобится разрешения всего сената, но я позабочусь, чтобы вы получили его как можно быстрее. Ну что, дружок, – мягко обратился Радос только к Алесу, хитро улыбаясь, – на сей раз не поведи нас.  Отправляйся во главе отряда и приведи аномалию целой и невредимой. Что в процессе погони случится с ученым не важно. Бесполезный груз нам больше не нужен.

Глава 10. Разломы

Вселенная №7693. 12 сентября 2124 год. Побережье Атлантического океана. Каменные Джунгли Тары.

Раньше, когда Алес садился на скоростной Марлин, ему казалось, что нет в мире более быстрого, мощного и технологичного транспорта. Как и многие агенты, он был влюблен в шустрый, малогабаритный, маневренный и легко управляемый аквамот. Колоссальная возможность воспользоваться красавцем выпадала редко, а потому каждый уважающий себя наездник относился к агрегату с маниакальной заботой, трепетностью и бережливостью. Оседлать Марлин позволялось далеко не каждому сотруднику ВНСПБ, так что воспользоваться аквамотом хотя бы один раз в жизни считалось огромной честью и удачей. Не будь последние несколько дней омрачены уходом близких людей, парень был бы на седьмом небе от счастья, что ему вновь выпала возможность прокатиться на железном скакуне.
Не добравшись до берега каких-то пятьсот-шестьсот метров, молодой человек остановился и подал знак подчиненным последовать примеру. Он точно знал, куда они прибыли, но в душе искренне надеялся, что после звонка ситуация прояснится, координаты чудесным образом поменяются, и команда благополучно уплывет от проклятых джунглей, как можно дальше. Собравшись с духом, что заняло несколько минут, Алес нажал на висок и застыл в тревожном ожидании.
– Мы прибыли к точке, где был зафиксирован последний сигнал спасательных капсул. Ни самих аппаратов, ни беглецов я не вижу, – монотонно отчеканил он, параллельно считывая с пробука постоянно обновляющиеся данные. – Мы недалеко от береговой линии Каменных Джунглей Тары. Я надеюсь, у Златы хватило мозгов не лезть туда. Спутникам удалось засечь точное местоположение шлюпок? Вряд ли ребята покинули их посреди океана.
– Да, мы видим капсулы, – озабоченно нахмурив брови, сообщил директор ВНСПБ. Он лично курировал операцию с Миллениума под контролем Радоса. – Они брошены на материке. В полукилометре на северо-восток от вас. Мне жаль Умник, но ты прав, вам придется наведаться в закрытую зону. Если все пройдет гладко, навести тетушку и передай привет, – пошутил Нат, в безуспешной попытке разрядить обстановку. Быстро вернувшись к серьезному тону, он скупо предостерег: – Отправляйтесь на сушу и будьте бдительны. Дьявольский лес – место не для слабонервных. Что насчет гостей?
– Мы неотрывно наблюдаем за открытым пространством, но пока никого не встретили. Не уверен, что Легионеров Фемиды вообще возможно засечь, – озираясь по сторонам, отчитался агент. В душе он знал, что теперь их ждут вещи пострашнее, чем снабженные крутыми пушками и костюмами люди. – Ты обещал лично подстраховать. Что видишь на горизонте своим КЭМИ?
– Странно, но пока действительно чисто. Однако я отказываюсь верить, что Кир не наблюдает. Уверен, пилигримы где-то рядом. Все время оставайтесь на чеку. Сенатор скоро получит разрешение на доступ к пробуку Константы, и ты сможешь полностью контролировать его даже локально. Прочешите всю окрестность, но достаньте девчонку. И еще, поскольку в Каменных Джунглях Тары универсальные ПК сходят с ума, связь с кораблем станет ограниченной. В случае экстренной ситуации выведи Злату к военной станции Ирбис. Она находится ближе всех. Если через пару часов вы не объявитесь, я отправлю оттуда людей на встречу, – Нат хотел отключиться, но, видимо решив, что все-таки обязан сказать вслух тревожившие мысли, мягко напомнил: – Умник, понимаю, вы с Нилом каким-то образом умудрились сблизиться за столь короткий срок, но когда придет время выбрать сторону, надеюсь, ты вспомнишь, что стоит на кону…

***

Выбравшись на сушу, агент схватился за голову и спешно бросился осматривать место крушения. Иначе увиденное назвать было сложно. Ругая журналистку за неосмотрительность и безрассудство, он заглянул в кабины вскрытых спасательных капсул. Высадка оказалась плохо рассчитанной и жесткой, вследствие чего один из агрегатов плотно вошел в контакт с могучим ближайшим деревом. Помимо отголосков сильного удара в виде покореженного корпуса и валившего изнутри черного едкого дыма, повсюду виднелись следы крови. В большом количестве они были размазаны на всем, к чему прикасался пострадавший, пытаясь выбраться наружу. Кто-то из беглецов был ранен и судя по количеству алых пятен, довольно серьезно.
– Ох, Злата, если б ты знала, куда затащила нас, – настороженно оглядываясь по сторонам, процедил сквозь зубы парень. Он отлично понимал, что ждет впереди, если они посмеют сунуться дальше ближайших зарослей. – Ты думала: остальная береговая линия обитаема, рискованно туда соваться. Правильно, вас бы засекли и отправили обратно. Здесь был шанс затеряться и спрятаться. Что ж, ты рассуждала здраво, – не мог не согласиться с ее действиями Алес.
Вот только девушка заблуждалась, считая лес более дружелюбным и безопасным. Пилигримы были лишь людьми, слепо следующими циничному убеждению: либо ты, либо тебя. С Каменными Джунглями Тары все обстояло иначе. Здесь были свои правила, не подчиняющиеся ни физическим законам, ни моральным принципам, ни логическому порядку вещей. Никто из гражданских и не подозревал, что здесь творилось на самом деле.
В далеком 2052 году, когда Пернатый Змей все еще работал полным ходом и принадлежал отдельно взятому государству, на ПАК произошла серьезная авария. Мощный взрыв разнес научный состав на атомы, спровоцировав многочисленные подземные толчки. Магнитуда первых землетрясений была оценена в девять с половиной баллов по шкале Рихтера. Их охват составил несколько сотен километров. Образовавшееся цунами накрыло большую часть прибрежной зоны, включая гигантский город, расположенный как раз в том месте, где сейчас находился лес. Мегаполис был не просто полностью разрушен, а буквально смыт с лица Земли. Погибли сотни тысяч человек. Несколько миллионов в срочном порядке эвакуировали и вывезли в ближайший населенный пункт – Юнион. Эта была крупнейшая катастрофа двадцать первого века. Ситуацию осложняло молчание и скрытность страны-виновника. До сих пор не известно, какие эксперименты положили начало трагедии.
Совсем скоро правительство пришло к выводу, что возвращать людей в мертвые окрестности опасно и полностью перекрыло подходы к развалинам защитными электрическими столбами. Только военные и ученые, ликвидирующие последствия аварии, имели право находится на территории бывшего мегаполиса. Через полгода все секретные организации мира ошарашила весть: ограничения были введены вовсе не из соображений заботы, а из-за начала новых исследований. В разрушенном городе обнаружились точки с жуткими отклонениями, способными нанести колоссальный ущерб, но в то же время предоставить огромный научный опыт. Аномальные зоны скрывали в себе нечто неизведанное, способное с легкостью поджарить случайного путника, словно в гигантской печи. Раздавить его, как на дне океана, заставить увидеть сводящие с ума иллюзии, наткнуться на не виданного зверя или отравиться неизвестным газом.
После объединения государств, в 2053 году, на загадочный регион не посягнул никто из новых сенаторов СОКа и его окончательно законсервировали. Только спустя двадцать лет, когда технологии позволили приступить к изучению последствий чудовищной катастрофы и возобновить научные труды, границы открыли, но лишь для ограниченной группы лиц, в виде военных и агентов ВНСПБ.
Впервые побывав в Каменных Джунглях Тары, Алес наконец-то понял, почему они носили такое необычное название. Казалось, будто время откидывало тебя обратно в юрский период мезозойской эры. Из-за аномальной природы, местность всего за десять первых лет так густо покрылась растительностью, что от рукотворных дел человека не осталось и следа. Тогда видимо и стали шутить, что Тара, хранительница лесов из сказаний древних славян, решила напомнить людям, кто на планете главный.
Окинув тоскливым взглядом зеленую, густо заросшую полосу, агент постарался сконцентрироваться и в мельчайших подробностях вспомнить известные ему надежные тропы. Уж если и предстояло обследовать край опасных и непредсказуемых аномалий, то делать это стоило предельно осторожно.
– Укройте Марлины, чуть поодаль, на поляне, после чего рассредоточьтесь согласно плану, указанному на универсальных ПК и ждите дальнейших распоряжений. Будьте начеку, за нами наблюдают. Мы не должны упустить цель!  – распорядился командующий операцией и, отключившись от общей локальной связи, вновь забрался на Марлин. Вернувшись в океан, к ближайшей точке, где связь была еще доступна, он без особой надежды принялся вновь и вновь повторять одни и те же слова: – Прошу предоставить неограниченный доступ к пробуку гражданки Златы и определить ее местоположение… Да неужели! – воскликнул парень, спустя десять минут монотонного бурчания. Полный контроль был получен и, к неописуемой радости Алеса, объект обнаружен. Ребята оказались всего в паре десятков метров от пляжа, где высадилась команда. – Далеко с раненым не убежишь, – угрюмо заметил агент, насильно отправляя проекцию своего изображения на устройство журналистки. Пусть он и не видел их растерянные лица, зато отлично слышал взволнованное дыхание парочки. – Не просто тащить на себе огромного мужика, да Злата? – поинтересовался молодой человек, сердито складывая руки на груди. – Вернуться не хотите? Твой напарник серьезно пострадал при высадке. Будет обидно, если в наше время он умрет от кровопотери.
– Как ты… – возмущенно заверещала девушка, но тут же осеклась, решив, что дружеская беседа в их положении ни к чему не приведет.
– «Как я» что? – ухватившись за внимание собеседницы, Алес послал на универсальные ПК солдат приказ о незамедлительном окружении целей. – Веду трансляцию с твоего пробука? Или понял, что в переделку попал именно Нил? Я сотрудник ВНСПБ, как только ты приобрела статус дезертира, то перестала быть себе хозяйкой. Отныне всем управляю я. А насчет второго: кровавые следы пальцев на стенке капсулы были слишком крупными, чтоб принадлежать маленькой женской ладошке.
– Ты прав, ему нужна помощь, но сдадимся мы только на наших условиях!
– Думаешь, СОК пойдет на переговоры с преступниками? Не заставляй гоняться за вами по зловещему лесу. Ты хоть представляешь, куда привела себя и нашего друга? Ничем хорошим прогулка по Каменным Джунглям Тары не закончится. Вы и часа не продержитесь, а из моих ребят в живых останется процентов тридцать. Прежде, чем поступить опрометчиво, знай: все, что ты когда-либо слышала об этом месте, – чистая правда. Поверь человеку, который побывал здесь ни раз.
– Плевать, значит, не достанемся никому! – вспылила в привычной манере девушка, о чем-то тихо перешептываясь с напарником.
– Пойми, куда бы вы ни двинулись, вас моментально вычислят. Твой пробук под полным контролем ВНСПБ. Он выдаст местоположение даже локально. Удалить устройство без хирургического вмешательства не получится. Плюс со мной полсотни солдат. Любые попытки сбежать, бесполезны. Выбора нет: выходите. Вы никогда и ни за что не выберетесь из глухих зарослей самостоятельно. Для всех будет лучше, если мы покинем лес, не заходя в него. Подумай о Ниле, на Миллениуме ему окажут медицинскую помощь. Ты же не убийца, правда?
– С чего вдруг я должна ей стать?
– Если ничего не предпримешь, парень умрет у тебя на руках. Бездействие и равнодушие приравнивается к хладнокровному и умышленному причинению вреда. Человек погибнет, и ты будешь в ответе за его смерть.
– Пусть солдаты не подходят близко, – уступила Злата после нескольких минут затяжного раздумья. – Я может и дура, что приперлась сюда, но отдаю себе отчет, что ты тянул время. Мы сдаемся, не нужно насилия.
– Верное решение.
Вернувшись на берег, агент устало слез с Марлина и, развернувшись в сторону океана, замер. Подставив лицо соленому знойному ветру, он с сожалением наблюдал за уходящим желтым пятном солнца, будто символизирующим закат его прежней жизни. В последний раз настолько паршиво Алес чувствовал себя, когда умерла мама, и он решил, что у него никого не осталось. Понадобилось немало времени, чтобы оправиться и понять, сколь ошибочным было первоначальное мнение. Гапей, Ника и Нат всегда находились рядом. Теперь первое двое мертвы, а последний отвернулся от него, окончательно забыв о дружбе.
Мысли в голову лезли тяжелые, но столько еще предстояло сделать, что проще было отмахнуться и не думать о плохом сейчас. Опустив глаза на безмятежное водное пространство, так и манящее окунуться в нежных пленительных объятьях, парень непроизвольно сощурился и затуманенным взором уставился на безграничный горизонт. Скоро послышались сбивающиеся шаги приближающихся друзей и чуть поодаль уверенная мягкая поступь солдат. Тени от тел были совсем рядом, когда агент, прежде чем обернуться, успел различить медленно и бесшумно поднимающиеся из глубин океана черные точки. Приставив ладошку ко лбу, он подозрительно нахмурился. Сердце упало. Герметичные модифицируемые капсулы быстро превратились в грозные оборотни пилигримов и на всей скорости понеслись к берегу.
– Кто бы сомневался, что они могут передвигаться и под водой, – побледнев, пробубнил Алес. – Защищать Константу! – отдал он единственный приказ и спиной попятился к задержанным. Но не успел достичь цели, как Рем выпустил из кибернетической конечности несколько разрушительных залпов. Песок и щепки от деревьев полетели во все стороны, на короткое мгновение, скрывая берег от пришельцев. – Отступайте под прикрытие леса и обороняйтесь оттуда до последнего! – воспользовавшись моментом, скомандовал парень, прикрывая собой застывшую в ужасе Злату. Девушку настолько сковал страх, что, переждав очередную серию взрывов, агенту пришлось тащить ее до ближайших кустов на руках, а затем еще вернуться за раненым, еле поспевающим Нилом. – Нужно добраться до Марлинов. Без них мы далеко не уйдем, – парочка беспрекословно последовала за лидером и совсем скоро оказалась на небольшой поляне.
– И как поступим? – задыхаясь от быстрого бега, журналистка во все глаза таращилась на непривычный транспорт.
– Я поведу! – понимая, что спутница вряд справится с управлением нечто подобного, торопливо прохрипел Нил. Он сжал истерзанный бок и повалился на сиденье одного из аквамотов. – Думаю не сложнее оборотня.
– Следуй в джунгли за нами, – без лишних споров согласился агент, водружаясь на соседнего красавца. – Пока военные отвлекают Легионеров Фемиды, мы успеем скрыться.
– Постой, пусть Злючка едет со мной, – и в самом деле без труда заводя новый агрегат, предложил ученый. – КЭМИ говорит, так безопасней. Во-первых, вы вдвоем тяжелее и будете двигаться медленнее. Во-вторых, только у тебя оружие и, обороняясь, большую часть удара в случае схватки, ты возьмешь на себя. И, в-третьих, кто-то должен подстраховывать меня, если я отключусь.
– Эй, стойте! Я не собираюсь соваться в Каменные Джунгли Тары. Мне хватило предынфарктного состояния! – возмутилась Злата отсутствию права голоса. – Умник, ты пять минут назад заявил, что мы «не протянем там и часа», а теперь сам тащишь вглубь! Если так требуется бежать, почему не отправиться в сторону крейсера?
– И оказаться как на ладони? – озлобленно огрызнулся Алес, аккуратно объезжая аквамот Нила и становясь во главе маленькой колонны. – Как думаешь, далеко отплывем? Хватит споров, садись и поехали! Со мной у вас есть шанс не сгинуть в этом месте. Хочешь жить, не трать драгоценное время.
– Черт с вами! – журналистка намеренно грузно уселась на Марлин и, обхватив ученого за тонкую талию, раздраженно забубнила: – Чего стоим? Погнали уже! Не видите, враг рядом.

***

Вселенная №7693. 12 сентября 2124 год. Каменные Джунгли Тары.

– Если кто-то меня слышит: отступайте! – каждые десять секунд бубнил в пробук Алес, умело маневрируя между деревьев. – Нам удалось скрыться. Прячьтесь в зарослях, предпочтительно на окраине Каменных Джунглей Тары, не заходя вглубь. Как только все стихнет, возвращайтесь на Миллениум и доложите о нападении Радосу. Кто-нибудь ответьте!
– Умник, ты зря тратишь время. Все мертвы. Нас осталось трое, – без тени сожаления прохрипел Нил, мешком сваливаясь с Марлина, как только предводитель позволил наконец сделать привал. – Ты видел, на что способны Рем и Шин. От них не уходят живыми, так от чего продолжаешь звать ребят?
– Может от того, что не привык терять надежду? Будь иначе, бросил бы помирать тебя еще на берегу, – все еще злясь за выходку на корабле, агент грубо разорвал лохмотья рубашки друга, чтобы изучить рану.
– Держишь за идиота? Ты не оставляешь меня потому, что я еще нужен, – с ехидной усмешкой возразил ученый, не привыкший доверять кому-то, кроме себя.
– Уверен? У меня действительно приказ привести только Злату. Сенатор решил, для спасения мироздания ее будет достаточно, а тебя можно пустить в расход, – Алес помог парню перебраться под ближайшее дерево на мягкий влажный мох. Достав из закромов аквамота походную аптечку, он принялся водить ею над поврежденным участком тела. – Не дергайся, я обследую бок, – приказал молодой человек, ни на секунду не прекращая наблюдать за окружавшим их лесом. – Жить будешь, – доставая указанное на табло лекарство, одобрительно сообщил он, – но тот факт, что мы находимся в Каменных Джунглях Тары, гарантий не дает.
– Злючка пояснила, что мы в запретном месте и решила: здесь легко потеряться и заодно запутать нюх Рема. В лесу на самом деле хватает других запахов. Она думала, мы благополучно доберемся до Юниона. К несчастью, ни один из нас не вспомнил о ее универсальном ПК… Ай, поаккуратнее! – Нил закряхтел от жара лекарства, безжалостно введенного прямо в рану автоматическим шприцем. – Хватит сердиться. Я поступил, как свинья, но на то были весомые причины.
– Ноешь как девчонка.
– Ты когда-нибудь колол себе подобную дрянь? Жутко больно! Кстати, что это такое? Ты задумал меня убить?! Поэтому заговорил, что я больше не нужен? – пришелец мертвенно побледнел, с трудом превозмогая все сильнее возрастающий огонь в теле.
– Вот теперь ты точно идиот! Это универсальное военное средство полевой аптечки. Сложного, официального названия я не помню, да оно ничего и не даст. Мы его кличем просто трио. Разработано специально для экстренных случаев. Там замешано обезболивающее, противовоспалительное и антисептическое средство. Мне неоднократно его вводили, и я ни разу не ныл. Через пять минут полегчает, но будет лучше, если до темноты мы уберемся из лесного ада.
– Чего ты боишься? Злючка заверила, что человеку здесь давно ничего не угрожает.
– Злата гражданское лицо и многого не знает, – неохотно признал агент, бросая в сторону журналистки настороженный взгляд.
– Что на сей раз скрывали от общественности? – без особого энтузиазма поинтересовалась златовласка, пытаясь расслабить утомленные мышцы.  Она облюбовала в качестве стула трухлявое поваленное дерево и с наслаждением плюхнулась на него. – Молчишь? Думаешь, раз я репортер, говорить не обязательно?
– Ты разболтаешь обо всем, стоит отсюда выбраться, – даже не пытаясь спорить, согласился парень. – Не хочу коротать остаток жизни в криосфере. За разглашение государственной тайны предусмотрен пожизненный срок.
– Хватит! – устало потирая горящие щеки, вклинился ученый. – Мы застряли в непроходимых дебрях, которыми видимо родители пугают детей. На хвосте сидит ищейка с кучей пилигримов, а вы умудряетесь тратить силы на споры. Ощущение, будто я вернулся домой. Куда делись добродушные, открытые люди, коими вы были раньше?!
– Ты прав, – нехотя сдался Алес и, кратко разъяснив ситуацию, закончил: – С момента аварии здесь ничего изменилось. Разве что теперь мы умеем вычислять отклонившиеся от нормы территории.
– Возмутительно! – сердито встрепенулась Злата, дудочкой складывая угловатые губы. – Как вы смели скрывать настолько важные вещи? Огромный мегаполис находится не далеко за границами леса! Не говоря уже о ближайших мелких поселениях! СОК с самого начала знал о происходящих странностях и скрывал правду!
– А ты думала, зона закрыта просто так?! – с издевкой поинтересовался Нил, тихо хихикая над детской наивностью девушки. – Хреновый из тебя специалист. Я считал ваш брат сует нос во все дыры и никогда не верит в сказанное правительством.
– Ты чего лезешь? Может в прогнившей Вселенной №1 все и обстоит настолько плохо, но у нас вера в лидеров – основа, на которой построено современное общество! Если бы мы не умели доверять друг другу, то в каком хаосе жили?!
– И в самом деле, в «каком»? На первый взгляд, тут не мир, а утопия какая-то. Простодушный, наивный народец и святые вожди! На деле же вы ничуть не лучше нашего! Мы хоть не скрываем порочности. Перестань делать вид, будто перед лицом собственной беспомощности и скорой смерти тебе есть дело до окружающих и послушай Умника. Раз он говорит: надо убираться, – то оставим аспекты морали до лучших времен и двинемся дальше. В конце концов, он единственный, кто до сих пор продолжает спасать наши шкуры, – впервые с благодарностью взглянув на агента, пропыхтел недовольный вынужденной откровенностью, пришелец.
– Несмотря на скверный характер, я тоже успел тебя полюбить, – мягко потрепав ученого по роскошной белой шевелюре, признался Алес. Недовольство и обида мгновенно улетучились, уступив место прежнему доверию.
– Только не надо соплей. К ним я еще не привык, – насупившись, ответил Нил, тяжело приподнимаясь при помощи парня. Впервые в душе проснулись теплота и понимание. В его никчемной жизни появился настоящий друг!

***

– Теперь понятно, почему заброшенную зону назвали Каменными Джунглями Тары! – восхищенно впитывая все, что видела вокруг, прошептала зачарованная Злата. – Это великолепно! – вздыхала она, сетуя на сердобольного агента, строго-настрого запретившего снимать на пробук. Единственное, что разрешалось: любоваться воочию на нетронутую прелесть уникального природного ландшафта, буквально переносившего в первобытный мир.
Вместе с ней, на удивление Алеса, стоило путникам достигнуть подножия старого города, возбужденно пожирал глазами представшую картину и потрепанный, смертельно уставший Нил. Не удержавшись, парень и сам застыл на несколько минут, чтобы, возможно в последний раз, лицезреть удивительное чудо.
Некогда высотные, ныне глубоко разрушенные здания, были плотно опутаны толстенными у основания и утончающимися к верху бордовыми и оливково-зелеными лианами, плющами, а местами и буйно цветущими сорняковыми кустарниками. На каждом шагу из земли вырастали огромные, с широкими стволами, такими, что невозможно обнять и втроем, хвойные и лиственные деревья, покрытые мхом и мелкими, шиповатыми растениями. Между ними, словно из ниоткуда то тут, то там, торчали перевернутые, прогнившие транспортные средства, которые ребята прежде видели лишь в обучающих фильмах. А повсюду, под ногами: нежный, по самую щиколотку, ковер из сочной травы и диковинных, невообразимого окраса, цветов, на свежий аромат которых каждый десять секунд прилетало по несколько экзотических букашек: от божьих коровок ядовито-оранжевого цвета с салатовыми кружочками до крупных стрекоз в среднюю человеческую ладонь. И это, не говоря о том, сколько по дороге встретилось разнообразных животных и птиц, ни капли не боявшихся и не замечавших присутствия посторонних. Созерцая небывалую, совершенно одичавшую роскошь, создавалось впечатление, что последний раз нога разумного существа ступала здесь как минимум пару сотен лет назад.
– Ничего не видела прекрасней! – нехотя отрываясь от чудесного пейзажа и с удовольствием вдыхая приятный букет ближайших соцветий, восторженно верещала журналистка. – В этом лесу так спокойно, что совершенно не ясно, почему СОК по-прежнему скрывает такое богатство. Если можно определить ненадежные зоны, почему их просто не огородить? Тогда люди смогли бы любоваться на неземные дары! Они обязаны это увидеть! Не честно лишать весь мир тех эмоций, что только что испытала я!
– Просто «огородить» не поможет. Каменные Джунгли Тары никогда не станут дружелюбными, – Алес понимал, что скрывать от друзей правду не имеет никакого смысла. – Аномальные зоны – это некие разломы, подойти к которым нет возможности. Добровольцы, сунувшиеся туда, либо не вернулись, либо погибли страшной смертью. Чтобы избежать напрасных жертв, сенат еще в 2061 году запретил приближаться к опасным явлениям. Их можно изучать только на приличном, не причиняющим вреда, расстоянии, что сильно тормозит исследования. Ученым ВНСПБ так и не удалось выяснить, как выглядят и откуда берутся непрошеные гости, раздирающие на мелкие кусочки бедолаг, коим не посчастливилось с ними столкнуться.
– Спасибо за просветительную лекцию, место прекрасно. Но с другой стороны, мне мучительно жарко и слегка жутковато от соседства с девственным миром юрского периода, – обливаясь потом, пожаловался Нил, с трудом поглощая раскаленный воздух. – Долго еще до выхода?
– Если не будем останавливаться и делать передышки, с учетом аккуратного объезда запрещенных зон, к десяти вечера выйдем к станции Ирбис. Там нас ждут военные и агенты ВНСПБ. Они проводят на Миллениум и... Тихо… Все в кусты, к аквамотам! Сейчас же! – распорядился парень, вовремя услышав еле приметный шум модифицируемых капсул.
– Быстро нагнали. Чуйка у Рема отменная, – ученый вжался в дерево, к которому его прислонили, будто в единственную защиту. – Что предпримем? Он через пять минут доставит всех сюда.
– Что и собирались. Пойдем к базе, – коротко бросил Алес, внимательно наблюдая за двумя десятками круживших неподалеку оборотней. – На улице ни ветерка. Будем надеяться смешение ароматов леса, собьет ищейку с толка или хотя бы усложнит задачу. Еще один повод добраться до места встречи затемно. Как только на землю опустится ночная прохлада, обнаружить нас станет проще.
– Думаешь, получится оторваться? – шепотом поинтересовалась Злата, озабоченно поглядывая на бледное лицо ученого. – Постоянно прячась и петляя, мы передвигаться слишком медленно. Еще и Нилу от раны становится только хуже. За два часа передвижения, ты поменял повязку три раза. Отберем возможность отдыха, он помрет у нас на руках. Я не хочу рыдать над трупом говнюка!
– Выбора нет. Нат обещал отправить команду с Ирбиса. Как только встретим их, они задержат Легионеров Фемиды и дадут шанс уйти подальше.
– А если нет? Если разминемся? Что тогда? Думаю, пора переходить к радикальным мерам и двигаться напрямик.
– С ума сошла?!
– Просто послушай. Я предлагаю устраивать ловушки. Будем доезжать до аномальных зон, мелькать у тварей перед носом, оставляя для Рема запах посильнее, а дальше, в нужный момент, сходить с маршрута. Вдруг получится выиграть время, а там глядишь, и уменьшить численность гадов.
– Злючка шарит! План хорош, – активно поддержал затею журналистки Нил. – Моя кровь слишком привлекает ищейку, ведя за нами по пятам, а так сыграет на руку. Оставим, где необходимо, использованные повязки, сбивая мразь с толку. Соглашайся, Умник. Ты и сам понимаешь, если ничего не предпримем, нас скоро поймают. А так, чисто гипотетически, появится небольшой процент избавиться от Шина или Рема.
– Почему нет? – удивляясь себе, согласился с друзьями Алес. – Рискнем.

***

Ближайшая аномальная зона находилась в десяти минутах езды. Нил был ранен, Злата слишком ценна, а потому, по общему обоюдному согласию, отвлекать противников поручили Алесу. Задача оставшихся беглецов состояла в неотступном следовании за приманкой на безопасном расстоянии. Двигаясь четко по границе запретной территории, они должны были держаться в тени до конца и, если ситуация и действия противника того потребуют, бросить друга и дальше выбираться самостоятельно. Отныне секретность данных теряла смысл, и агент, с чистой совестью, раскрыл спутникам последние тайны запретного места.
Во-первых, как только нога человека ступала на особый участок, пространство вокруг ломалось и в глазах стороннего наблюдателя, объект исчезал. Во-вторых, нутро аномальной зоны ученые поделили на три области. Крайняя, наиболее безобидная, распространялась на несколько километров и не приносила испытуемому никакого вреда. Ее прозвали – суша. Следующая, длинной до километра, особо опасная и непредсказуемая, где могло произойти что угодно, именовалась берегом. И центральная, критичная, куда еще никто никогда не добирался живым, носила название: море. Впрочем, информация насчет ее предшественницы тоже существовала исключительно на уровне гипотез. Все, кто оттуда возвращался, в лучшем случае умирал на руках спасателей, так и не успев проронить ни слова.
Алес погибать не собирался. Он надеялся на эффект неожиданности и напротив, рассчитывал избавиться от парочки пилигримов. Парень поставил четкую цель: добраться до второй зоны, не дав легионерам себя подстрелить, заманить врага на берег и, оставив там разбираться с появившимся «нечто», оперативно унести ноги.
Переодевшись в испачканное рванье друга, агент дождался очередного пролета оборотней и подал ребятам сигнал «приготовиться». Появление беглеца не должно было показаться преследователям откровенно подозрительным, и потому он, по-прежнему продолжая тщательно маскироваться, лишь раз мелькнул на открытом пространстве. План сработал. Рему хватило краткого мгновения, чтобы уловить сладковатый запах крови. С видом зверя, учуявшего добычу, здоровяк завис в воздухе, раскрыл шлем и, оголив гладковыбритую, с коротким ежиком, голову, жадно втянул воздух. Устремив яростные, горящие огнем, глаза точно в сторону жертвы, он что-то прокричал подчиненным и два десятка капсул, моментально сгруппировавшись, устремились на Марлин. Началась бешеная гонка, в процессе которой никто из Легионеров Фемиды не заметил, как преступив запретную грань, оказался в загадочном силовом поле.
– Только не будь слишком длинной, – снова и снова повторял Алес, понимая, что густые заросли и высокие каменные стены больше не спасают. Пилигримы без труда нагнали его и первым из них, парень отчетливо это чувствовал, был Шин.  Плавно уводя аквамот от столкновения с оборотнем, агент широко улыбнулся и язвительно поинтересовался: – Скучал по мне?
– Несомненно! – послышался из-под шлема самовлюбленный голос. – Мы кое-что не закончили.
– Я понял это, когда ты вернул ниндзя-то отца. Придется отблагодарить тебя и вновь принять бой. Когда-нибудь. А сегодня есть дела поважнее.
Алес выжал всю мощь, на которую был способен Марлин и с ревом вырвался вперед. На удивление между транспортом образовался приличный разрыв. Воспользовавшись полученным преимуществом, молодой человек резко свернул в сторону и рванул к эпицентру разлома. Он надеялся, прибрежная зона окажется рядом и не прогадал.
Спустя минуту, будто нырнув в большой мыльный пузырь, парень очутился в совершенно ином, неведанном мире. Буйная сочная лиственно-кустарниковая растительность внезапно сменилась на вечнозеленую, обильно покрытую снегом. Серый, туманный и в целом, после знойного непроходимого леса, непривычно холодный пейзаж, неожиданно растерял все то, за что его прозвали Каменными Джунглями Тары. Никаких старинных, разрушенных до основания домов, с единично оставшимися стенами, укутанными лианы и вьющимися растения. Ни одной проржавевшей железяки или каменных дорог, покрытых мхом и испещренных кустарниками. Ничего, кроме нестерпимо сковывающего мороза, высокой влажности, пронизывающего до костей ветра и сыпавшихся на голову огромных пушистых хлопьев.
Не понимая, что происходит, но с удовлетворением замечая врага, пересекшего в полном составе вслед за ним опасную черту, агент рванул вглубь незнакомого места. Он был готов к заключительной части коварного замысла и собирался добраться до самого «моря», но вдруг, кожей почувствовал, как вокруг стало неестественно тихо. Молодой человек инстинктивно остановился и затих. Оглядевшись по сторонам, он неожиданно понял, что помимо их разношерстной компании рядом прятался кто-то еще. И этот «кто-то» был гораздо опаснее Легионеров Фемиды. Рем, словно прочитав его мысли, настороженно остановил погоню и, сложив шлем, принюхался.
– Мы не одни, – в полной тишине слова эхом прозвучали в ушах каждого. – Будьте наготове. Здесь опасно.
Пришелец выставил правую руку вперед и, превратив ее в прочный, огромный щит, закрывавший большую часть тела, оптимально сгруппировался. Вслед за пилигримами, в слух превратился и беглец. Глотая ледяные снежинки и пытаясь понять, что конкретно заставляет кожу покрываться мурашками ужаса и отчаянья, он пристально вгляделся в безмятежное пространство вокруг себя. Сначала Алес их услышал. Это была невообразимая канонада, состоящая из лязгающего металла, скрипа древесины и гудящего, продирающего до костей, свиста. Да такого, что казалось, еще немного и вот-вот что-то неминуемо взорвется. А затем, в нескольких сотнях метрах от него, из-за пышных елей показалось нечто невообразимое и поражающее массивностью. Только теперь парень отчетливо понял причину необъяснимого страха.
Махина, размером с приличный многоэтажный дом, размеренно продвигалась вперед, сметая все на своем пути в пыль и щепки. Со стороны она походила на огромную сферу, состоящую из прочных стальных прутьев, в центре которых громыхала устойчивая чаша-кабина. Благодаря многозвенным амортизированным шарнирам, внутренняя конструкция была прочно зафиксирована и оставалась в горизонтальном положении при любом механическом воздействии на корпус. Наверху устройства, как на старинном танке, возвышалась башня с большим, двигающимся по кругу, шаром на конце. Он был усыпан множеством разнокалиберных стволов, среди которых выделялась чудовищных размеров зловещая пушка. Повсюду на машине торчали шумно работающие рычаги, вентили, оружие и шестеренки, а леденящую душу картину дополнял, клубившийся вокруг густой пар.
Постоянно вращаясь и моментально меняя направление, смертоносное колесо, накатываясь на высоченные деревья, легко дробило стволы и выжигало многовековой лед, выпаривая и рассеивая туман по воздуху. Следом за гигантом, ровной колонной, двигалось, по меньшей мере, несколько сотен его уменьшенных копий, затем самоходные картечницы, многодульные пулеметы и фантастического вида пехотные войска. Их серебряная металлическая, наложенная друг на друга крупными частями, броня больше всего походила на идеально отполированное зеркало, а огромные, закрывающие всю верхнюю часть лица, шары-шлемы с овальными очками на старинный противогаз: круглое устройство на подобии дыхательной маски на лице с длинной гофрированной трубкой, уходившей к объемному агрегату за спиной. Аппарат источал тонкие струйки пара и будто поршнем качал внутрь костюма какой-то газ. В руках солдаты держали нелепые, больше половина тела, пушки, напоминавшие исторические миниганы прошлого столетия: с длинными ручками и торчащими круглыми обоймами по бокам.
Воспользовавшись пробуком, агент приблизил изображение и, громко стуча зубами, изумленно уставился на процессию. «Неужто по нашу душу пожаловали?!», – пронеслось у него в голове, а к горлу подкатил тошнотворный ком. Судорожно проглотив его, парень потянулся к тыльной стороне кисти и, активировав никчемным перед такой мощью ниндзя-то, решил не сдаваться до конца. Но скоро понял тщетность своих намерений. С противоположной стороны донесся не менее грозный, появляющийся с периодичностью в несколько секунд, чвакающий звук. Каждый раз он сопровождался небывалым грохотом, будто на землю падал крупный метеорит. Повернув голову в направлении очередного нарушителя спокойствия, молодой человек, с отвисшей челюстью и остановившимся сердцем, обнаружил новую угрозу. По всему лесу раздался угрожающий лязг и перед глазами предстал исполинский болт с двумя шапками и застрявшей посередине гигантской многогранной «гайкой» кабиной. Одновременно сжимаясь и резко выпрямляясь, основания устройства срабатывали, как пружины и выталкивали конструкцию вперед. Следствием чего и становился страшный ударный выхлоп во время приземления. Равномерно распределяя силы, шляпки компенсировали последствия мощного прыжка, заставляя кабину оставаться в неподвижном положении.
Смешивая деревья, снег и камни с грязью, дышащее огнем и паром чудовище, с вращающимися, полуоголенными механическими деталями и неустанно работающими поршнями, втаптывало металлической платформой землю на полметра вглубь и не оставляло после себя ничего живого. Оно было напичкано оружием не меньше, появившегося чуть раньше, собрата, разве что с дополненными по нижней поверхность болта жутко жужжащими наточенными пилами, явно установленными для предотвращения проникновения врага в зону управления. Как и в случае с первой армией, за основной машиной выстроились мелкие прыгуны, орудия и пехотинцы в позолоченных доспехах. Костюмы сильно походили на те, что носили в армии напротив, но были более угловатыми и несуразными: треугольные маски на лицах, прямоугольные очки и квадратные горшки на головах.
– Что происходит? – сжимая единственный кулак до белых костяшек, грозно прикрикнул на Алеса Рем. Единственный, решивший среди образовавшейся безумной толпы, произнести хоть слово. – В какой ад ты нас затащил? Это что, газ, вызывающий галлюцинации или платформа для тренировочного боя? – сердито прохрипел он, несмотря на собачий холод, краснея от негодования. – Меня не проведешь! Что за бредовое наваждение?!
Здоровяк поочередно посмотрел на застывших, стоящих под мирно кружившими малюсенькими хлопьями снега, великанов и направил было оборотня в сторону беглеца. Но тот, неожиданно сообразив, что каждый из врагов в этом лесу ждет от другого первого шага, решил сыграть ва-банк. Агент стремительно достал бесполезный НИП и, зная, что никому не причинит вреда, направил его на Легионера Фемиды.
– Предатели! Изуверы! Покарать! Смерть негодяем! – завизжал он не своим голосом и с воинственным видом выстрелил, запуская колесо смертельной схватки.

***

Интуиция не подвела. Случаем воли, Алес с преследователями попали в эпицентр самой настоящей войны. Неизвестно где и когда начавшейся, но точно собиравшейся закончится здесь и сейчас. Только в воздухе перестали звенеть вибрации произведенного выстрела, как армии обоих сторон, приняв поступок незнакомца за сигнал к битве, открыли огонь. Безжалостно сжигая и кромсая все вокруг себя, они спешно ринулись навстречу победе. Под крики и обоюдный вой началась кровавая бойня, в сжимающемся кольце которой оказались случайные зрители.
Непрестанно выплевывая снаряды, высоко над головой агента сошлись два механических гиганта. Они крушили друг друга огромными длинными щупальцами, отсоединившимися от оснований главных устройств, и сминали все, что оказывалось под ногами. С трудом отведя взгляд от смертельного танца, молодой человек вцепился в Марлин, с твердым намерением убраться подальше от чужой схватки. Но момент был упущен. Пока Рем с командой из последних сил продирались сквозь толпу обезумевших солдат, не понимавших, за кого сражаются пришельцы и потому нападавших с обеих сторон, Шин бросил соратников и, сломя голову, помчался к долгожданному противнику. Засмотревшись на паровые машины, парень и не заметил, как тот оказался рядом. Схватив соперника за шиворот, худощавый юркий пилигрим стащил агента на землю и, с неприсущей силой, грубо отшвырнул в глубокий сугроб.
– Самое время разобраться, – прошипел легионер, смиряя жертву высокомерным взглядом васильковых раскосых глаз. – На настоящем поле боя. Только ты и я!
– Чего ты прицепился? Не дает покоя, что после поединка я остался жив?! – кое-как выбираясь из плотного плена, язвительно предположил Алес. Внешне он выглядел уравновешенной стеной, но душа пылала от негодования и страха. Парень знал: ему ни за что не победить негодяя. Да и черт бы с ним. Не за себя он боялся. Нил ранен, Злата напугана: в таком состоянии им ни за что не выбраться самим. – У тебя был шанс покончить со мной, но ты им не воспользовался. Кого теперь винить? – постоянно уворачиваясь от осыпающихся на голову запчастей, деталей и обжигающих капель таявшего в воздухе снега, агент раскрыл ниндзя-то и выставил перед собой. – Признаю, ты сильнее, и я сполна поплатился за посрамленные шуангоу твоего отца. Так может, отстанешь от меня и перестанешь таскаться попятам, как влюбленный идиот, которому разбили сердце?
– Шутки шутишь? – в отличие от соперника Шин твердо стоял на ногах. Не замечая ложившихся на его плечи шестеренок, колесиков и маховиков, он был всецело поглощен жаждой предстоящего боя. – Этим ты мне и нравишься: ни страха, ни отчаянья. Но КЭМИ говорит: ты лжешь и ни капли не раскаиваешься. Зачем? Надеешься отвлечь меня и вновь уйти от смерти? Решил, дружки без тебя не справятся? – безошибочно угадала пилигрим, резко взмахивая перед лицом парня шуангоу.
– Ты прав, они пропадут без моей помощи. Впрочем, как и вы. Лес, куда мы имели наглость вторгнуться, называется Каменными Джунглями Тары, и имя свое носит не просто так. Как видишь, здесь попадаются крайне опасные зоны. Лишь я знаю их обходные пути, – схитрил Алес, еле успевая отскочить от летящей мини-сферы, в итоге с грохотом развалившейся на части в полуметре от его ног. – Если прикончишь меня, дружно сдохните в жутких дебрях проклятого местах. Однако мне кажется, ты не из тех людей, кто горит желанием побыстрее расстаться с жизнью.
– С чего ты взял, что мы не сможем противостоять всему, с чем встретимся? Прыгая по параллельным мирам, я натыкался и не на такое! Поверь, ваша версия реальности стимпанка далеко не худшее, что встречалось. Где мы вообще? С трудом верится в действительность происходящего, – скептическим взглядом легионер окинул щедро окропленное кровью снежное пространство и творящийся вокруг хаос. – Слишком отдает фальшивость и имитацией. Что за больное воображение создало подобную голограмму? Так вы обучаете солдат?
– Считаешь, наша дружелюбная миролюбивая вселенная способна сделать нечто подобное? Пусть так, но, как ты объяснишь быстро пустеющие ряды соратников? – ехидно оскалившись, агент кивнул в сторону Рема и пятнадцати еще живых Легионеров Фемиды. Несмотря на их животное сопротивление, плотное кольцо бронированных людей, к удивлению, выдерживающих даже выстрелы элеумов, все плотнее зажимало пришельцев в смертельных объятьях. – Думаешь, они получают ранения и умирают понарошку?
– Ублюдок… – выругался пилигрим, осознавая, что желание поквитаться с врагом, заставило его поступить подло и предательски покинуть своих. – Что предлагаешь? Я знаю, твоя хитрая рожа не просто так завела разговор. Учти, КЭМИ никогда не подводит. Я с легкостью пойму, если ты обманываешь.
– В моей реальности люди не врут! Я проведу, минуя препятствия, но только тебя. Остальные члены группы должны умереть. Взамен, как только окажемся в безопасности, согласен устроить честный бой.
– Я не могу вернуться без Рема. Иначе примут за дезертира, – категорично заявил Легионер Фемиды, одним движением перерубая сунувшегося к ним рыцаря. – Если кто и выбрался бы из передряги, то – он. Так будет менее подозрительно.
– Пусть выживших будет двое, – повторяя поступок соперника и протыкая насквозь человека с котелком на голове, согласился Алес, – но, имей в виду, пока мои спутники не доберутся до защищенной точки, я любыми способами стану избегать встречи с тобой.
– Договорились. Что делать дальше?
– Дай мне небольшую фору, а затем, с теми, кто выживет, отправляйся строго на северо-восток. Скоро вы покинете пределы аномальной зоны. Я буду ждать в нескольких километрах отсюда и, если хочешь жить, постарайся убедить однорукого урода следовать за нами на приличном расстоянии. Иначе останетесь в Каменных Джунглях Тары навсегда! – сурово пригрозил парень и, вскочив на аквамот, умчался из снежного ада.

***

– Как вышло, что ты обманул Шина? – недоверчиво уставившись на парня, потребовал объяснений шокированный Нил. С момента расставания, не более часа тому назад, он стал выглядеть еще хуже и находился в полубредовом состоянии. – Не могу поверить. Надул мерзавца! – бубнил ученый, периодически теряя нить разговора. – Я считал, КЭМИ ублюдка невозможно обвести вокруг пальца!
– Я этого и не делал, – невозмутимо признался Алес, тревожно осматривая рану друга. – Стоит поторопиться. Выглядишь хреново. Нужна помощь профессионалов, иначе мы тебя потеряем.
– Сейчас тот случай, когда можно было и не говорить правду… – заливаясь лающим кашлем, прохрипел раненый.
– Что ты видел по ту сторону? – таращась на агента, с нескрываемым любопытством поинтересовалась Злата. – Как я поняла, оттуда никто не возвращался. Значит ты первый.
– Неудачное время для рассказов. Обещаю, как окажемся на базе, я поведаю все в мельчайших подробностях… – парень не успел закончить мысль. Все вокруг неожиданно сотряслось мелкой не приятной дрожью, и почва под ногами зашлась волнами, испещряя землю тонкими глубокими ранами.
– Что это? – испуганно схватившись за руку Алеса, жалобно простонала девушка.
– Началось. НСП проникает вглубь планеты и медленно разрушает ее.
– Так вот как все будет происходить.
– Надеюсь, конец окажется быстрым.
– Не будем о грустном, – сердито фыркнула журналистка, брезгливо отдергивая ладошку, как только все прекратилось. – Мы до сих пор живы, а значит, еще можем сделать для нашего мира что-то полезное. Как действуем?
– Придерживаемся плана. Пока Шин на нашей стороне, я буду вести их сквозь разломы, а вы следовать по безопасному пути. Пилигримов сейчас семнадцать. Остановимся, когда негодяев останется двое. Чтоб был шанс добраться до Ирбиса живыми, аномальные зоны должны изрядно потрепать гадов.
– Но как же ты? Мало ли что может случиться внутри «берега»? А если погибнешь? Если мерзавец не сдержит слова и вновь нападет? Что тогда станет с нами? Нил еле дышит. Я не дотащу его до базы, да и дрогу не знаю!
– Я буду в порядке, – уверенно заявил агент, нутром чуя: его жизнь прервется точно не в Каменных Джунглях Тары. – Неукоснительно следуйте обрисованному маршруту. Я дождусь Легионеров Фемиды и поведу к новой зоне. Встретимся на границе с «сушей». Береги нашего друга и себя. Не забывай насколько ты ценная.
– Ты понимаешь, как глупо поступаешь? Неужели думаешь, если один раз получилось провести Рема, то он поведется на ту же уловку дважды? Он далеко не дурак.
– Да, но мы с Шином договорились…
– Он представитель чужой вселенной и сделает все, чтобы спасти собственную шкуру! – резко оборвала парня Злата. Забывшись, она перешла на громкий визг: – Понимаю, ты боишься за меня, но взгляни на Нила, – искоса поглядывая на стонущего ученого, девушка вновь перешла на шепот: – Ему плохо. За пару часов мы израсходовали всю аптечку. Не надо быть доктором, чтобы понять: времени у бедолаги осталось мало. Я не справлюсь одна, но и бросить товарища не смогу. Без тебя мы погибнем раньше, чем узнаем: потащились ли за тобой пилигримы или ублюдок, ожидаемо, предал. Я нужна тварям, и кто знает, на что они способны ради выполнения приказа. Мы должны идти вместе и действовать согласно обстановке.
– Опомнись! Им нужен твой труп, а не ты. Пойдем вместе, рискнем гораздо большим, чем просто моя жизнь!
– Это ты «опомнись», Умник! Чем дольше торчим в джунглях, тем быстрее таят шансы выбраться отсюда невредимыми. Ты сам сказал: не сделаем этого до темноты, останемся в лесу навсегда. Время – девять. По первоначальному плану, через час мы должны быть на Ирбисе, но до сих пор торчим далеко за пределами досягаемости базы!
– Народ, – раздался за спинами молодых людей тихий, ослабший голос Нила, – споря так громко и отчаянно, вы окажетесь в руках врага гораздо раньше, чем планируете, – пошутил он, тяжело поднимаясь на локтях и прислоняясь спиной к ближайшему дереву. – Скажите честно, какой расклад?
– К полуночи будем на месте, – коротко бросил Алес, опуская глаза в пол.
– Ты забыл добавить: если не помрем, сбившись с пути или случайно угодив в одну из ловушек. А то, глядишь, и просто став кормом для местных, мутировавших, зверюшек. Видел я тут бабочек размером с аквакар, – расплывшись в хитрой ухмылке, хрипло захихикал ученый. – Я согласен с идеей Злючки. Она еще та заноза в заднице, но ради нее я готов пойти на риск.
– Уверен? Не буду скрывать: путь через аномальные зоны сэкономит нам пару часов, – под фыркающее недовольство журналистки, нехотя признался агент.
– Тогда вариантов нет. Поступим, как она предлагает.

***

Спор закончился в пользу журналистки. Нил всецело встал на сторону девушки, и большинством голосов было принято решение двинуться в опасное путешествие по разломам втроем. Вместе с тем твердолобый ученый категорически отказался взять Злату в попутчицы. Заявив, что ему лучше, и он в состоянии управляться с Марлином один, молодой человек приказным тоном отправил спутницу за спину агента, дополнив непреклонную позицию тем, что тот лучше управляется с аквамотом и в случае необходимости быстрее среагирует и скроется от преследователей. Сильно не задумываясь над истинными причинами нетипичного поведения Нила, Константа быстро согласилась и пересела к Алесу. Но последнего было не провести. Агент понял, что ученый поступил так неспроста. Решение пришельцу далось не просто и оттого побуждало к искреннему уважению и гордости. Возможно, впервые в жизни гость из другого мира беспокоился не о миссии и личном благополучии, а действовал в целях безопасности друзей. Он боялся, что его плачевное состояние подставит попутчиков. Во время погони могло произойти что угодно. Потеря контроля над транспортом, дезориентация от болевого шока, помутнение рассудка, полная отключка или элементарное отставание от ребят. Как следствие: их могли схватить и убить. Будь с ним Злата, Нил стал бы обузой, а так мог надеяться, что спасение Константы продолжится и без его участия.
Не успели молодые люди достигнуть следующей аномальной зоны, как на горизонте показалась потрепанная, лишившаяся еще пары пилигримов, команда Рема. Взвинченные беглецы, не теряя времени, показательно вынырнули из кустов и рванули внутрь первого круга. На сей раз «суша» хорошенько потрепала нервы. Протянувшись на несколько километров, она заставила расстояние между врагами катастрофически сокращаться и дала повод Алесу задуматься над словами Златы о фиктивности сделки с Шином. Уж слишком рьяно легионеры пытались их нагнать.
Вхождение во вторую зону усугубило положение друзей еще больше. Стоило пересечь границу, как Марлины плюхнулись в неглубокий бескрайний водоем, красота которого могла поразить воображение даже самого притязательного художника. Подавляющая часть идеально чистой воды была покрыта нежными сиреневыми гиацинтами, а в редких прозрачных просветах виднелись розовые кораллы и мелкие морские обитатели. Дополняли великолепную картину разбросанные по всей акватории, огромные цветущие деревья. Их кривые стволы торчали прямо из воды, а роскошные гроздья мягким лиловым ковром свисали с тонких веток, источая на всю округу божественно приятный запах. Судя по простым деревянным конструкциям, заботливо подпирающим растения, рядом с гостями вновь должен был оказаться кто-то живой.
Едва успев перестроить аквамот в режим передвижения по водной глади, агент сделал петлю вокруг тонущего Нила. Только он собрался помочь парню трансформировать машину в нужную категорию и уже дотянулся до панели управления Марлином, как услышал за спиной размеренный, шипящий голос:
– Я бы на твоем месте не торопился, – ехидно скалясь, прохрипел Рем, воткнув в грудь Алеса кибернетическую конечность. Целой рукой он целился внушительных размеров элеумом в голову Златы. – Слизняк нам не нужен. Пусть тонет, – приказал здоровяк, искусственной ногой отшвыривая аквамот с раненым на несколько метров в сторону и с наслаждением наблюдая, как они вместе медленно идут ко дну. – А теперь, разберемся с вами. Шин рассказал о милой беседе…
– Говорила же: обещаниям негодяя верить не стоит, – хмуро напомнила журналистка на ухо напарнику. – Нам конец.
– Если ты не лгал и из всех присутствующих единственный можешь вывести отсюда, – между тем монотонно гудел старший легионер, злорадно улыбался и, тыча в грудь агента роботизированным пальцем, – то лишняя обуза нам ни к чему, – сообщил он, намереваясь выстрелить в висок Златы. – Всем известно, как страшно мы торопимся закончить пару неотложных дел и убраться с вашей гребаной вселенной.
В смятении от происходящего, забыв о направленных в их сторону еще как минимум четырнадцати элеумах, Алес бездумно набросился на Рема и попытался выбить рельсовую пушку из огромной лапы мерзавца. На мгновение парню показалось, что ему удалось одолеть громилу, но страшный удар в грудь быстро вернул защитника на землю. Кибернетический отросток пилигрима с легкостью отшвырнул противника в ближайший ствол огромного, раскидистого дерева, в результате чего бедолаге вышибло несколько позвонков и сломало пару ребер. Пока хрипло засипевший от боли агент пытался заставить непослушные конечности грести обратно в сторону журналистки, разъяренный его поступком здоровяк без сожаления и сочувствия вцепился здоровой рукой в тонкую шею напуганной до смерти девушки и вплотную приблизил к лицу. Привычно впитывая на прощание аромат жертвы, он провел носом по бледной веснушчатой коже и дьявольски заулыбался. Сложив три пальца искусственной руки вместе и срастив их в заостренный наконечник, легионер развернулся в сторону захлебывающегося водой молодого человека и, не спуская с него жестоких глаз, безжалостно всадил сформированное оружие в живот Константы. Провернув пальцы несколько раз, он насквозь разорвал нутро обреченной и по локоть оказался в ее теле. Глаза Златы широко распахнулись и недоуменно уставились на убийцу. Медленно начиная стекленеть и терять жизненную силу, они непроизвольно переместились на бескрайнее темнеющее небо и завороженно застыли. Изо рта несчастной тонкой струйкой потекла красная густая жижа, а руки бессильно повисли вдоль тела. С каждой секундой кровь все больше забивала ей горло и все меньше давала дышать. В какой-то момент девушка захрипела так, словно ее душили, пока, наконец, беспомощно завалив голову назад, она окончательно не умолкла, обмякнув в руке Рема безжизненной куклой.
– Неееет! – яростно прокричал сверкающий ненавистью Алес. Несмотря на острую боль во всем теле, он все еще отчаянно пытался доплыть до места расправы.
– Неееет! – вторил ему Нил, до глубины души ошеломленный происходящим. О нем никто не вспомнил до этой трагичной минуты, преждевременно списав со счетов. Ученый же успел незаметно добраться до ближайшего цветущего дерева и, облокотившись с обратной стороны на мощный ствол, спрятаться за ним, как за щитом.
– Я прикончу тебя, сволочь! – вплотную приблизившись к злобно скалящемуся палачу, причитал агент под животный гогот Легионеров Фемиды.
– Попробуй. Избавьтесь от предателя Нила, – резко успокаиваясь, скомандовал Рем, надменно задирая квадратный подбородок. – А ты, – грубо бросил он Шину, словно провинившемуся, – разберись с нашим героем Умником. Только пока не убивай, он еще нужен.
Пилигрим послушно кивнул и направил оборотень к потрясенному обозленному парню, с последней надеждой в глазах безуспешно цеплявшемуся за истерзанное тело Златы. Ехидно скалясь, негодяй был уже в нескольких метрах от цели, когда нечто странное отвлекло его внимание. Настороженно оглядевшись, с видом приготовившейся к прыжку кошки, легионер судорожно попытался уловить, в чем причина вставших дыбом волос на коже, как вдруг изумленно округлил глаза и истошно закричал. Брыкаясь и не без труда дотягиваясь до шуангоу, он потерял равновесие и, резко свалившись с летательного аппарата, камнем пошел на дно. Следом, по очереди, туда же отправились и остальные члены зловещей команды. Неистово вереща и бешено сопротивляясь, они открыли огонь. Не видя цели, безумцы взрывали все вокруг, валя роскошные деревья и принуждая брызги с илом превращаться в непроглядную муть. Моментально опомнившись, Алес закружился в воде, как волчок, лихорадочно раздвигая прекрасные сиреневые цветы, но так ничего устрашающего и не различая под ногами.
– Лезь на дерево! Как можно выше! – услышал он слабый, но настойчивый голос Нила. В суматошной неразберихе ученый забрался на ствол, который до этого его прикрывал и теперь с обезумевшим видом тыкал сверху указательным пальцем на дно. – Щупальца! Я видел щупальца с присосками!
Не задавая лишних вопросов, агент завертел головой в поисках ближайшего убежища, но прежде чем достиг его, воочию увидел то, о чем предупреждал товарищ. Над поверхностью глади, увеличиваясь и нарастая с каждой секундой, стали появляться длинные, беспорядочно метавшиеся, розовато-сиреневые щупальца. Спустя короткое время, следом за ними, показались высокие, от пояса отдаленно похожие на человеческие, тела. На овальных, непомерно больших лысых головах обнаруживших себя чудовищ красовалась пара желтых, крупных глаз. С вытянутых подбородков свисало подобие «сопливой» бороды, а из огромных круглых ртов торчали острые, конусовидные зубы.
Существа внимательно разглядывали добычу. Судя по мимике, они явно обладали признаками интеллекта. Не понимая, что происходит, аборигены крепко вцепились в пришельцев и, оценивая ситуацию, размышляли, как действовать дальше. Встав на четыре опорные конечности, оставшимися четырьмя полноценными руками, на которых вместо пальцев красовались отростки с присосками, они ожесточенно повыхватывали из рук напавших рельсовые пушки и с жутким, писклявым звуком, исходящим из разинутых пастей, остервенело отшвырнули оружие и людей в противоположные стороны. Однако пилигримы сдаваться не собирались. Придя в себя, Рем, с пеной у рта от злости, приказал подчиненным сопротивляться до конца. Он так громко и свирепо голосил, что расправа последовала незамедлительно. Ближайшее чудище тут же залепило здоровяку увесистую пощечину, мигом отправляя в короткий нокаут. Следуя приказу, Легионеры Фемиды, у которых в руках все еще оставались элеумы, открыли огонь, чем разозлили обитателей водоема еще больше. Истерично вереща и молниеносно передвигаясь, люди-осьминоги стали хватать ближайших агрессоров и, крепко держа конечности жертв руками-щупальцами, с легкостью разрывать их тела пополам. Особо сопротивлявшихся и нагло пытавшихся вставить в розовые тела холодное оружие ждала еще менее приятная смерть. Раскрывая рты до неестественно больших размеров, монстры попросту откусывали наглецам головы, смачно почмокивая мозгами и выплевывая расплющенные черепа.
– Что за херня? – брезгливо визжа, завопил Алес. Он быстро активировал ниндзя-то и, размахивая им в разные стороны, медленно попятился спиной к укрытию друга.
– Успокойся! – хватая его за ладони и заставляя опустить оружие, шепотом попросил бледный Нил. Пока агент в шоковом состоянии наблюдал за происходящим, молодой человек отправился к нему навстречу первым. – Они похожи на расу разумных созданий и не нападали первыми. Не сопротивляйся и нас не тронут. Со дна осьминогов поднял шум элеумов. Вот они и решили разобраться, в чем дело. Как ваши ученые добились такого ошеломительного результата? Даже нам оказалось не под силу вывести на столь высокий уровень менее развитые виды, – с ноткой уважения и восторга пролепетал парень, любуясь отвратительными существами. – Давай, забирай Злючку и убираемся отсюда, – как ни в чем не бывало, заявил он, с трудом влезая на единственный работавший Марлин.
– Нил… – заботливо вглядываясь в серые глубокие глаза друга, невнятно промямлил Алес. – Злата, она… – он не смог подобрать нужных слов и, сглотнув подкативший к горлу ком, замолчал.
– Что «она»? – сердито передразнил ученый и, не дождавшись ответа, сполз обратно в воду. Тяжело дыша и не обращая внимания на идущее параллельно сражение, он кое-как догреб к плавающей среди прекрасных гиацинт девушке и вцепился в ее безжизненные плечи мертвой хваткой. – Злючка, очнись, – ласково позвал он, легонько дотронувшись до плеча журналистки. – Нам пора. Прошу, вернись, – жалобно прохрипел молодой человек, недоверчиво вглядываясь в хрустально-изумрудные глаза. – Ты не могла умереть. Ты – Константа. Не смей так поступать! Слышишь? Не бросай меня, пожалуйста. Не делай больно!
– Мне жаль, но она умерла, – печально произнес агент, легонько кладя руку на плечо парня. Но тот в бешенстве увернулся и снова приступил к тщетным уговорам. – Злату не вернуть, – повторил попытку Алес, на сей раз настойчивее хватая друга под локоть и насильно уводя подальше от трупа. – Мы не можем ей помочь. Посмотри на меня. Смерть не обернуть вспять. Уходим! Мы все еще можем спастись сами.
– Какая разница, где и как мы теперь погибнем?! Не видишь? Константа – мертва!
– Но мы живы! И обязательно что-нибудь придумаем. Умоляю, идем!
– Ты не понимаешь? Она мне нравилась. На самом деле нравилась. Все гадости, что я говорил, были не со зла. Я просто подтрунивал. Меня не научили по-другому выражать эмоции. Но Злючка догадывалась о моем истинном отношении к ней, правда? – тоскливо поглядывая через плечо на мертвую девушку, по-детски доверчиво спросил Нил.
– Уверен, она знала это, – с трудом усаживая на аквамот рыдающего друга, заверил Алес. – А теперь надо покинуть проклятое место, пока такая возможность еще есть. Прощай, – окинув затуманенным от слез взглядом распластанное тело Златы, бросил он напоследок и рванул к безопасной линии разлома.

Глава 11. Константа

Вселенная №7693. 12 сентября 2124 год. Побережье Атлантического океана. Каменные Джунгли Тары.

В голове Алеса до сих пор не укладывалось произошедшее. Смерть журналистки далась тяжелее остальных. Нет, они не стали близкими друзьями, и не то, чтобы, как напарник из параллельного мира, он испытывал к девушке теплые чувства, его мучило иное: долг. Перед СОКом, Радосом, Натом, родиной, мирозданием, теми, кто безвременно погиб, самой Златой и конечно милой сердцу доктором, с которой, как парень был уверен, пилигримы давно расправились. Он всех подвел. Не смог, как обещал, доставить аномалию живой и невредимой на Миллениум. Допустил очередное убийство. Никогда агент не проигрывал так разгромно. Никогда не терял столько близких людей одновременно. Карна умерла. Константы больше не было. Для его реальности все было кончено, для него кончено. Но для тех миров, где земляне еще жили спокойной жизнью и не подозревали о существовании злосчастной Вселенной №1 – нет. А значит, предстояло найти выход и спасти хотя бы их.
Благодаря форе, предоставленной племенем осьминогов, беглецам удалось добраться до Ирбиса, когда на улицу опустилась ночь. База оказалась крошечной и состояла из одного небольшого двухкомнатного здания, под завязку напичканного разнообразным оборудованием. Она больше походила на научную лабораторию, чем на сооружение военного предназначения. Но Алесу было наплевать. Он надеялся, что здесь их ждет защита, помощь и в особенности медикаменты, поскольку к моменту прибытия на обговоренную точку Нил уже еле дышал. Жадно втягивая носом воздух, ученый мешком висел на плече друга и время от времени невнятно бормотал. С тех пор, как они покинули одновременно прекрасную и ужасную зону лиловых деревьев, бедолага ни разу не приходил в себя. Он то всхлипывал в бреду о погибшей журналистке и окончательно потерянной возможности спасти метавселенную, то грозился убить предательницу Илю за отца, то снова умолкал и погружался в болезненную дремоту. Агент не хотел терять последнего соратника и точно знал: для расшатанной психики новая потеря станет последней каплей и точкой. Он больше не сможет сопротивляться судьбе, оставит все как есть, опустит руки, сдастся, иссякнет, поникнет и ему было совершенно наплевать, что подумают другие.
– Умник! – послышался вдалеке, где-то за пределами глубоких мыслей, настойчивый голос. Его обладатель пытался вернуть собеседника в реальность, а когда не помогло, мягко потрепал Алеса за свободное плечо. – Вы меня слышите? Позвольте заняться раненым…
С трудом воспринимая происходящее, агент непонимающе поднял глаза на говорившего. Сквозь пелену отчаянья и безнадеги, он наконец увидел перед собой военного и только теперь осознал, что тот хотел помочь.  Офицер силился забрать Нила, но старший по званию, сам не заметив, как, зажал ученого в стальных объятьях, будто того хотели отобрать силой.
– Тут есть доктор? – осторожно разжав пальцы, Алес обмяк и передал больного подоспевшему персоналу базы. – Он еле дышит.
– Есть военный врач. Он перевяжет объекту раны и сделает все возможное.
– «Объекту», – непроизвольно повторил агент, сухо усмехнувшись. – Вот кто они для нас: объекты, – зло прохрипел он, глядя на совершенно равнодушное лицо стоящего перед ним бойца. – Будьте наготове. Как только пострадавшему окажут помощь, мы незамедлительно покинем Ирбис, – распорядился молодой человек, с тоской глядя на медбратьев, быстро уносивших бессознательного Нила. – За нами охотятся.
– Но нам велено доставить на борт крейсера девушку…
– Если ты не заметил: ее с нами нет! – резко бросил Алес, лишь усилием воли, не набрасываясь на бедолагу с кулаками. – Она погибла в одном из разломов.
– Тогда по распоряжению господина Радоса и директора Ната мы не можем покинуть Каменные Джунгли Тары, пока не найдем труп.
– Что за дикость?! – взревел Алес, не на шутку рассердившись. – Любые попытки вернуться, заранее обречены на провал. Во-первых, Злату убили там, откуда не выбраться живыми! Нам чудом удалось уцелеть! Я ни за что не сунусь обратно. А, во-вторых, на хвосте сидит настоящая ищейка. Не пройдет и пяти минут, как он обнаружит нас: здесь или там, – не важно, и перебьет всех без остатка!
– Но это приказ…
– У меня для тебя другой «приказ»: убраться отсюда, пока еще дышим!
– Простите, но я не могу ослушаться сенатора.
– Да плевать на него! Он сидит на корабле и понятия не имеет, что происходит! У меня на руках полуживой человек, что предлагаешь делать с ним? Оставить умирать, пока сами дохнем в лесу от рук Рема и Шина?
– Начнем операцию с утра. За это время ваш друг окрепнет и пойдет с нами.
– Ты не знаешь, с кем имеешь дело. Даже если останемся пережидать ночь на Ирбисе, пилигримы придут сюда и прикончат нас раньше, чем за них это сделают КС и НСП!
– Мне жаль, но задача поставлена четко: привезти Константу. Живой или мертвой. Мы с места не сдвинемся, пока не выполним задание.
– Зачем им труп несчастной?!
Недоуменно таращась на стушевавшегося бедолагу, агент и не рассчитывал дождаться ответа, но на удивление, тот напротив набрался смелости и заговорил:
– Я не уверен… Но вроде девушка особенная. Господин Радос и директор ВНСПБ, заранее подозревая, что она может погибнуть, рассчитывали обменять ее тело на информацию или, на худой конец, изучить самостоятельно. Вдруг это поможет разобраться в ситуации со Столпами и Полосой.
– Если для них это так важно, ищите аномалию, – остолбенев, промямлил Алес, не понимая, кого ненавидит больше: Ната, за то, что позволил допустить непростительное кощунство или себя, за то, что собирался сделать. – Мне подобного приказа никто не отдавал. Я подробно объясню, где искать Злату, а затем заберу раненого, Марлин, на котором мы приехали, и свалю на все четыре стороны.
С грустью осознавая, что на этом карьера и жизнь закончена, парень демонстративно отключил пробук и, развернувшись спиной к офицеру, уверенной походкой направился в небольшое здание за Нилом.

***

Агента терзали смутные сомнения: правильно ли он поступил, бросив бедолаг на верную смерть? Может, стоило вывести ребят насильно или выманить обманом? Остаться, в конце концов, самому, а не сбегать перед лицом опасности. Но что бы изменилось? Они с Нилом просто погибли бы раньше. Впрочем, к чему теперь было задумываться о справедливости принятых решений? Отныне парень был дезертир, и все, что его волновало – не дать другу умереть хотя бы до конца этого мира.
Возможности военного врача были ограничены дальностью Ирбиса, а потому, несмотря на все его усилия и манипуляции, лечение больного ограничилось перевязкой и парой доз медикаментов, способных скорее продлить агонию несчастного, чем вылечить. В итоге хрипло дышащего через раз ученого, пришлось затаскивать на аквамот все еще в бессознательном состоянии. Бедолаге срочно требовалась квалифицированная помощь, но, отступившись от ВНСПБ, Алес стал предателем и обратиться в больницу не мог. Без служебной поддержки гостю из другой вселенной залечили бы раны, но тут же сдали в лучшем случаем в КОСП, а в худшем – сразу в лапы учуявшего запах Рема. Словом, все разумное, что приходило в голову, означало один конец – смерть. И тогда пришлось позвать на выручку не здравый смысл, а чутье. И оно подсказывало, что верный способ спасти напарника – отправиться к любимой тетушке. Кто как ни она была способна поставить друга на ноги и находилась в ближайшей доступности? К тому же, единственный, кого сейчас по-настоящему хотел видеть агент, попрощаться и вместе принять гибель планеты, была именно Абангу.
Убегая от погони, Алес каждый пять минут невольно притормаживал, настороженно прислушивался к звукам, доносящимся с базы. Какое-то время в лесу царила тишина и в душе парня проснулась надежда, что им-таки удалось избавиться от Рема и его команды. Тогда смерть близких оказалась бы не напрасной. Но скоро раздался ожидаемый сильнейший взрыв, разнесший Ирбис на осколки, и мечтатель вернулся на землю.
– Ублюдки, – гневно выругался он, устремив ненавистный взгляд в сторону зарева, казавшегося среди ночного неба чем-то противоестественным и пугающим. – Я предупреждал. Нужно было послушаться и уходить вместе. Во всем виноват Нат, – впервые в жизни агент винил кого-то, а не себя. – Это он заставил Радоса принять дурное решение. Уговорил пойти на бесполезные переговоры и изначально собирался сдать Нила и Злату в лапы кровожадным тварям. Ника была права. Он всегда хотел только вернуться домой. Почему я раньше этого не замечал? Пришелец никогда не видел преград, нарушал правила и не гнушался поступаться моральными принципами. Как сделал и сейчас. Он знал, что никто из солдат не вернется, но все равно отдал приказ и совершил убийство.
Разочарованно сплюнув, молодой человек продолжил движение, не останавливаясь больше ни на секунду. Он был уверен, что ему удалось оторваться от преследователей, пока по бокам и сзади аквамота неожиданно не возникли жуткие тени. Оглянувшись, с упавшим сердцем парень обнаружил погоню. Их было пятеро. Все, кто смог уцелеть в столкновении с расой осьминогов. Однако теперь легионеры были еще опасней, чем прежде. Агрессивные, потрепанные, уставшие, они мечтали лишь об одном: растоптать гадов, подвергших их жизни такому риску. Пилигримы знали, проводник им больше не нужен, а значит, убить можно было обоих наглецов.
Замученные на Ирбисе бедолаги, быстро выложили Шину правду: территории с аномальными зонами остались позади. Через час пришельцы должны были покинуть коварные земли Каменных Джунглей Тары и, оказавшись в черте ближайшего города, с легкостью добраться до океана, где ждал новостей Кир. Новостей, которых не было, отчего Рем злился еще сильней. На базе он выяснил, что ни ученый, ни его помощник, нужной информацией не обладали, а сам ищейка давно не чуял нужного запаха. Бесясь от бессильного бешенства, здоровяк пришел к выводу, что обязан прикончить ублюдков, подпортивших ему жизнь. Просто так, для себя, в удовольствие.
На сей раз Легионер Фемиды был осмотрительней. Не желая понапрасну рисковать головой, он всю дорогу преследовал беглецов на расстоянии, выжидая удачного момента. Когда такой подвернулся, мужчина использовал эффект неожиданности и появился перед Алесом, когда тот не ожидал. Обогнав Марлин соперника на пару метров, громила, с самодовольной, хищной улыбкой вытянул кибернетическую руку в бок и снес агента с сидения аквамота. Пролетев несколько метров, молодой человек влип в полуразрушенную стену и, пробив ее насквозь, свалился вместе с грудой камней, лиан и мха на ее противоположной стороне. Полуживой Нил, оставшись без водителя, проехал еще несколько десятков метров и, благодаря системе контроля безопасности транспортного средства, медленно остановился без повреждений.
– Ты! – грозно рыча и извергая потоки отборного мата, взвыл Рем. Он подлетел к охающему от боли парню, сломавшему очередную партию ребер, и привычным жестом схватил наглеца за шею, нетерпеливо сжимая пальцы. – Как вы оба меня достали. Плевать на Шина с его глупой местью. Я убью вас лично! Сдохни, тварь, и перестань путаться под ногами!
Лучшие моменты жизни пролетели перед глазами Алеса за один миг. Грубо, по-солдатски, улыбающееся лицо отца. Заботливое прикосновение мамы, ласково поглаживающей по голове. Добрые искренние объятья Гапея. Веселые, медовые глаза Ники и конечно Карна, сидящая рядом на берегу иллюзорного моря. Хрипя и извиваясь, будто червь на крючке, агент готов был умереть и присоединиться к той части людей, что пришли в последние мгновения, но почему-то смерть, взмахнув косой чуть выше темечка, вновь решила пройти мимо.
К всеобщему изумлению почва под ногами враждующих еле заметно задрожала, с каждой секундой набирая обороты, пока не стала ходить ходуном, заставляя всех, кто недавно твердо стоял на ногах, пошатнуться и потерять равновесие. Беда не миновала и легионера. Пытаясь восстановить баланс, он на секунду ослабил хватку. Использовав момент, его пленник быстрым точным захватом вывернул кибернетическую руку здоровяка и, ударив в горло, добил обидчика болевым приемом. Пока пилигрим, лихорадочно ловя ртом воздух, корячился на земле, по ожившей зеленой глади к Алесу пытался добраться Шин. Но парень не собирался допускать одни и те же ошибки дважды. Вместо честного поединка, он предпочел тактическое бегство. Падая и снова вставая, не замечая щедро сыплющихся и больно бьющих по спине шишек, листьев, веток и даже камней, агент упорно преодолевал преграды и пролезал сквозь дыры в стенах, быстро сокращая дистанцию и приближаясь к Марлину.  
– Стой! Будь мужиком! – отчаянно кричал ему в затылок худощавый пришелец, с трудом удерживаясь на ногах. – Прими бой!
– Прости, но ты не в моем вкусе! – бросил в ответ беглец, чувствуя, как почва под ногами катастрофически начинает расходиться в противоположных направлениях.
– Гад, не уйдешь! – орал взбешенный Легионер Фемиды, следуя за жертвой по пятам.
– Посмотрим, – тяжело перепрыгивая на противоположную сторону разлома, где лежал аквамот, молодой человек, не оборачиваясь, показал противнику неприличный знак. – Надеюсь в твоем мире это не признание уважения!
– Сволочь!
– Отлично! Значит – нет. Тогда держи еще! – и не удержавшись, парень показал преследователю средний палец уже на обеих руках.
Земля неистово ходила ходуном, расползаясь трещинами разной величины, поднимая клубы пыли и нещадно обрушивая на голову все, что удавалось сбить. Старинные стены, стоявшие годами, обваливались на глазах, как карточные домики. Деревья, вырываясь с корнями и громыхая, падали в образовавшиеся огромные дыры. Животные, растения, птицы, все вокруг в момент превращалось в тлен и грязь.
Развернувшись в очередной раз в сторону обидчиков, Алес поймал себя на мысли, что с каким-то маниакальным удовлетворением застыл на несколько секунд, наблюдая, как пилигримы страдают и погибают. Один из них с громкими воплями нечаянно провалился в образовавшуюся щель, другого засыпало камнями и щепками, а на Рема, обдавая потоком иголок и шишек, упала огромная ель. Безумно расхохотавшись, агент очнулся, когда получил огромной увесистой веткой по голове, будто в отместку за непристойное поведение. Подняв лицо к небу, он в панике обнаружил, что та оторвалась от крючковатого дерева, росшего на вершине обваленного высотного здания, остатки которого грозились в ближайшее время погрести его заживо под тяжестью своих камней. Забыв обо всем на свете, парень рванул к транспорту, находившемуся в шаговой доступности и, легко подхватив по пути Нила, оперативно взобрался вместе с ношей на аквамот. Быстро сорвавшись с места, он уверенно направил Марлин к самому большому разлому на их пути.
– Вот он, шанс! – прохрипел себе под нос Алес, ловко маневрируя между валившихся сверху камней, щепок и пыли. – И я его не упущу! Мы выберемся, брат. Вперед.

***

Вселенная №7693. 12 сентября 2124 год. Лесная чаща в ста двадцати километрах от столицы, мегаполиса Юнион. Дом Абангу.

В детстве Алес обожал гостить у тетки. Стеклянный светлый двухэтажный дом, со всех сторон окруженный дремучим лесом, магнитом притягивал малыша. В этом месте для него всегда находилось что-то интересное. Будь то куча мелких веселых зверюшек, бесстрашно евших с маленькой ладошки мальчика, или небольшой пруд, куда втайне от родителей, ему разрешалось нырять прямо с ветхого деревянного причала. К сожалению, отец, никогда не позволял сыну задерживаться здесь надолго. Ему не нравилась ни сама взбалмошная, странная родственница, ни ее место жительства в крайней близости к Каменным Джунглям Тары. Не важно, что до них еще было пару часов пути. Сама Абангу в ответ на недовольство лишь широко улыбалась белоснежными зубами, неизменно казавшимися на фоне почти черной кожи лучиком света в ночи. И только просила почаще привозить любимого Ала. Женщина приходилась родной сестрой его матери, была зоологом и всю сознательную жизнь охотнее, да и чаще общалась с животными и природой, а не с людьми. За что большая часть разумного сообщества считала ее слегка сумасшедшей дикаркой. В действительности все было не так. И для агента тетка была самым замечательным человеком после родителей. К огромному стыду, как только мамы с папой не стало, племянник окончательно перестал к ней наведываться, ограничиваясь частым общением с пробука. Однако сейчас Абангу была единственной, кому он мог доверять и кого страстно хотел видеть.
Бросив аквамот на землю, кряхтя от боли и усердия, парень кое-как стащил Нила с Марлина и поволок к особняку. Ученый по-прежнему был без сознания, но Алес неустанно продолжал бормотать, что с ним все будет в порядке. К счастью, участок тетки тряхануло не сильно и максимальные разрушения, последовавшие после толчков, ограничились парой разбитых фонарей и кучей упавших веток. Из последних сил, уставший путник забарабанил по стеклянной двери, мощно сотрясая ее и уже представляя, как полотно, выдержав землетрясение, рушится под его нервным напором. Ответа не последовало. Недолго думая, агент схватил несчастного напарника под локти и потащил, как набитый мешок с картошкой, по грязной земле на другую сторону строения.  Память не подвела. Женщина никогда не запирала вход со двора. Она бы и главный оставляла открытыми, если бы когда-нибудь им пользовалась.
– Абу! Это Ал. Ты где? Пожалуйста, будь дома, – взмолился парень, безнадежно озираясь и совершенно не понимая, что делать дальше. – Черт подери. На дворе ночь, куда ты делась, Абу? Ты спишь? Мне нужна помощь!
Разочарованно выдохнув, гость разместил раненного на большом голубом диване в гостиной и, сломя голову, бросился на верхний этаж, в надежде, что тетка давно отдыхает и просто не слышит происходящего внизу безобразия. Залетев в хозяйскую спальню и обнаружив пустую, идеально заправленную кровать, он в панике вернулся к другу. В голове витали не добрые мысли.  Где в такое время могла находиться пожилая женщина, живущая в гуще дикого леса? Отгоняя отвратительную надуманную в панике чушь, Алес сломя голову понесся на кухню. Там Абангу раньше хранила медикаменты и инструменты для обработки ран. Судорожно роясь в многочисленном хламе, где вперемешку с человеческими лекарствами, заодно лежали и средства для лечения животных, он так разнервничался, что с трудом соображал, какие препараты нужно искать. Дрожащими пальцами перебирая по десять раз одни и те же баночки, агент вдруг замер в полусогнутом состоянии, кожей ощутив нечто неприятное и холодное, приставленное к его затылку.
– Не может быть! – пролепетал он, перебирая в голове за несколько секунд сразу миллион вариантов. От неосмотрительного промаха, приведшего в дом единственной родственницы хвост в виде Рема, до догадливого Ната, понявшего куда, в крайнем случае, сунется его друг. – Как вы нас нашли?! – без разницы, к кому обращаясь, безразлично спросил парень. Теперь его беспокоила лишь жизнь Абангу, на которую он по неосмотрительности навел убийц. – Чего тянешь? Стреляй! Только не трогай тетку. Иначе я достану тебя и мертвым, – пригрозил он, в надежде огородить близкого человека от преждевременной гибели.
– Ты меня с кем-то путаешь, – к удивлению, сзади раздался насмешливый женский голос. – Во-первых, я давно нашла то, зачем пришла в вашу вселенную. А, во-вторых, я не искала, а ждала. Честно говоря, терпение уже подходило к концу. Где Нил?
– Не знаю.
– Не будь дураком. Я слышала, сюда пришли двое. Нам срочно нужно возвращаться домой. Где он?
– Не прикидывайся хорошей. Я знаю, ты хочешь его погубить.
– «Погубить»? Повернись, живо! – грубо толкнув пленника в спину, потребовала девушка. – Ты в курсе, кто я? – с нескрываемым любопытством рассматривая собеседника, она направила элеум ему точно в нос.
– Конечно, – не без удивления обнаруживая пилигрима в гордом одиночестве, с ледяным спокойствием заверил Алес. – Ты Иля. Легионер Фемиды, дочь мерзавца Кира и по совместительству предательница и убийца.
– Как ты меня назвал?! – в бешенстве ударяя обидчика по лицу тыльной стороной ладони, взревела взбесившаяся фурия.
– Сильная рука, – похвалил агент, вытирая разбитую в кровь губу. – Ты разозлилась, ибо я что-то упустил? – язвительно поинтересовался он, с трудом отводя взгляд от неземных насыщенных синих глаз Или. – Вы были друзьями, а ты бросила его в трудную минуту, встав на сторону отца и связавшись с Шином. Еще и стреляла в Тита, чуть не отобрав у бедолаги последнего родного человека. Так что да, все верно. Ты – подлая, лживая сука.
– Да что ты знаешь обо мне? О нас с Нилом? О том, что происходит…
– Уверяю, о последнем я знаю достаточно. Покончим с болтовней. Делай то, зачем явилась.
– Упертый идиот. Где он, я тебя спрашиваю? Нил был с тобой. Я уверена! Ему срочно нужна помощь, – и пока заложник вновь не начал отпираться, девушка истерично заголосила: – Мое КЭМИ – слух. Я за километр слышала, как ты причитаешь, что вы уже близко. Его дыхание я не спутаю ни с чьим другим. Оно было прерывистое. Такое, как обычно, бывает у умирающего… – она не нашла, что добавить и, как сумасшедшая, дико задергала руками и ногами, производя на голове форменный беспорядок из распущенных ярко-желтых волос. – Где он, мать твою?! Говори!
– Сначала скажи, где Абу.  
– Вспомнил, наконец-то! – осторожно выглядывая из-за двери, проворчала худая, жилистая женщина. Сурово хмуря сморщенный темнокожий лоб, она сердито затыкала в парня корявым пальцем. – Если бы не гостьи, пожалуй, и попрощаться на закате мира не пожаловал бы лично. Конечно, куда проще воспользоваться пробуком, – язвительно бурчала Абангу, демонстративно складывая на груди сильные, часто работающие с землей, руки. – Ты уж не бей его, Фиалочка. Обещаю, он никому не причинит вреда, – мягко попросила пожилая, но все еще отличающаяся красотой и ухоженностью леди. Она бесстрашно встала рядом с пилигримом и, устремив темно-карие, глубокие глаза, точь-в-точь как у племянника, в сторону гостиной, озабоченно сообщила: – Там твой друг. Он плох, так что лучше иди к нему. Наша Совушка уже воркует над бедолагой. Ей понадобится подмога. А я пока разберусь с мальчиком.
– Спасибо вам за все! Вы прекрасная женщина! – искренне поблагодарила Иля, нежно пожав руку пожилой даме и бегом вылетая из комнаты.
– Абу, она тебя не обижала? – изумленно задрав брови, встревоженно спросил Алес, стоило Легионеру Фемиды скрыться за углом. – Что происходит? Нам нужно срочно тебя спрятать или увести…
– Умоляю, успокойся! Кто меня тронет? – беззлобно перебила тетка, как ни в чем не бывало, снимая легкую, крупной вязки кофту и оставаясь в непривычном для почтенного возраста, виде: удобных, молодежных шароварах цвета хаки и белой, спортивной майке в обтяжку. – Не смеши. Кому сдалась старая карга, – она тихо, словно чихающая собака, рассмеялась и аккуратно вытерла разбитые губы племянника салфеткой. – Все наоборот. Милые крошки составили бабке компанию и рассказали, что творится в мире. А Фиалка и вовсе поведала то, о чем я никогда раньше не слышала!
– Фиалка? – непонимающе переспросил, парень, скорее больше интересуясь, что здесь происходит, чем, почему Абангу так мило называет хамоватую девицу.
– Это мое имя, болван! – раздался через несколько комнат громкий, расстроенный голос пилигрима. – Иля означает Фиалка!
– С таким КЭМИ, проще повеситься! Постоянно слышать то, о чем говорят другие: низко и мерзко! Все равно, что подслушивать, – специально во весь голос прокричал агент, тут же слыша в ответ надменное фырчанье.
– Как грубо, Ал! Фиалка не выбирала последствия имплантата, – укорила его пожилая женщина, неодобрительно цокая и причмокивая пухлыми алыми губами. – Девочка заботилась о нас. Она первой обнаружила, что вы подъезжаете к дому и приказала спрятаться. А затем в одиночку пошла на разведку. Сюда могли пожаловать и плохие люди.
– Я не собираюсь извиняться. Ты понятия не имеешь, кто она и зачем это делает! Змея не по доброте душевной помогает! Рядом с ней мы находимся в опасности.
– Ты не прав. Они хорошие девочки…
– Постой, – будто внезапно очнувшись, застопорился Алес. – Ты сказала: «девочки».
– Ты не ослышался. Я несколько раз произнесла слово во множественном числе, а ты только заметил. Хреновый из тебя специалист ВНСПБ, племянничек. Все правильно: гостий было двое.
– «Двое»?
– Ты видимо серьезно вымотался, – заботливо трогая лоб парня, огорченно пропыхтела старушка. – Совушка сейчас помогает вашу общему другу выжить. И надо сказать справляется с задачей отлично. Надеюсь, позже она осмотрит и твои поломанные ребра…
С сердцем, упавшим в пятки, и лицом, больше похожим на восковую маску, молодой человек в полной прострации прошел мимо продолжавшей что-то мирно ворковать тетушки. Не ощущая под ногами твердой почвы, с кучей вопросов в голове, он на ватных ногах медленно побрел в сторону гостиной. Зайдя в комнату, агент замер в дверном проеме, не в силах выдавить ни слова. Возле мечущегося по дивану в горячечном бреду Нила, спиной к вошедшему, стояла девушка. Ее точеная тонкая фигура, естественные черные, как смоль, идеально лежащие прямые волосы и загорелая кожа не оставляли никаких сомнений. Перед ним была Карна.

***

Остаток вечера выдался тяжелым. Отойдя от первого шока и услышав от живой и невредимой брюнетки вместо добросердечного приветствия и жарких объятий лишь сердитое: «Что встал?! Оттай и помоги, если хочешь, чтоб Нил выжил!» – агент окончательно пришел в себя и весь остаток совместного досуга провел в бесконечной беготне. То искал нужные инструменты, то лекарства, то травы, то приносил воду, то выполнял еще какие-то мелкие поручения. Пока, наконец, все они, усталые, но удовлетворенные результатом работы, не пришли к обоюдному выводу, что сил держаться на ногах и тем более рассказывать друг другу истории ни у кого не осталось. Сжалившись над молодежью, Абангу предложила подежурить у кровати больного до утра и, устроившись поудобнее в ближайшем кресле, принялась следить за состоянием хлипкой аппаратуры, что имелась в наличии. Остальные, с удовольствием воспользовавшись предложением, разбрелись по разным комнатам.
Спустя десять минут бесполезного метания в замкнутом пространстве, не находивший себе места Алес, все же не выдержал и, собравшись с мыслями, отправился к Карне. Уставшая, разбитая девушка, открыв дверь, тепло улыбнулась пришедшему, будто только его и ждала, и сердце парня тут же бешено заколотилось. То, что он пришел сказать, комом застряло в горле. Посмотрев в черные, по-прежнему манящие своей глубиной, глаза, агент так и остался стоять в нерешительности на пороге.  С открытым, жадно ловящим воздух, ртом и выпученными, красными глазами, он впервые не знал, как мягче преподнести плохую новость.
– Она мертва, да? – тихо спросила Карна, осторожно беря друга за руку и легонько втягивая в комнату. – Мы оба лишились близких людей, – ласково произнесла она, закрывая дверь и нежно кладя вторую ладошку на темнокожую щеку. – Теперь у нас есть только мы.
Брюнетка крепко прижалась к сильной, тяжело вздымающейся, груди гостя и молниеносно разнесла по его коже приятное тепло и негу. Тело охватило сладкая дрожь и Алес вдруг понял, что больше не нужно никуда торопиться и что-то искать. Все, что он хотел – было рядом. С тех пор ни один из молодых людей больше не проронил ни слова. Даже когда посреди ночи снова повторились сильные подземные толчки.
Утром, не сговариваясь, также молча, парочка вместе спустилась вниз. Благодаря совместным усилиям, больной в импровизированной палате уже пришел в себя. На радость собравшихся, он вальяжно развалился на диване и с пеной у рта доказывал Абангу неизвестную теорию, в паузах с удовольствием уминая предложенный завтрак.
– По-моему, он полностью здоров, – тихо прошептал на ухо спутнице Алес, с удовольствием отмечая, как от легкого прикосновения губ к ее коже у девушки зарделись щеки. – Как дела, пострадавший? – широко улыбаясь, поинтересовался парень, размашистым шагом подходя к другу. – Ну, ты и напугал нас.
– Карна? – вместо ответного приветствия, удивленно вылупив глаза на попутчицу агента, воскликнул возмущенный ученый. – Но как?! Как ты умудрилась выбраться из того ада? Я видел запись собственными глазами. Иля схватила тебя и… – он не успел договорить, как за спинами ребят показалась бледная, напуганная пилигрим. Она растерянно затопталась на месте, не зная, какую реакцию ждать от старого знакомого. – Какого хрена? Как эта тварь тут оказалась? Что за шутки?! Дайте элеум! Черт, у нас его нет! Или есть? Карна, дай мне его! Ладно, хрен с тобой! Умник, тащи бесполезную пукалку НИП. Активируй хотя бы ниндзя-то! Я убью тебя, убью! – потянувшись руками к поджавшей губы девушке, истошно кричал раненый, отчаянно вырываясь из сильных рук вовремя подоспевшего Алеса. – Что происходит?! Кто-нибудь объяснит, почему лживая, подлая дрянь до сих пор жива? Какого дьявола она разгуливает тут, как ни в чем не бывало?
– Успокойся, – примирительно попросил агент ВНСПБ, неохотно ослабляя хватку, но, все же стараясь оставаться где-то поблизости. – Тебе нельзя так брыкаться, иначе швы разойдутся. Это не больничный корпус, где все делают за пять минут. Зашивать раны пришлось по старинке. Карна едва вытащила тебя. Будь добр, пожалей ее труд и собственную шкуру!
– Ладно, – кое-как сдерживая гнев, прошипел ученый, сжигая взглядом серых глаз расстроенную легионершу, – но выгоните суку! Не могу ее видеть. Она чуть не убила отца! Из-за нее он в плену у Кира и неизвестно, сколько там протянет.
– Прекрати истерику. Я тоже пока ничего не понимаю, но девушки пришли сюда вместе. Это ли не повод, выслушать обеих?
– А смысл тратить время на очередную историю чудесного спасения? Константа мертва. Дружки поганой дряни добились своего. Нам ничего не остается, как плюнуть и сдаться. Не знаю, зачем вы меня спасали. Лучше бы не видеть того, что будет дальше…
– Ты не прав, – несмело выходя из укрытия, деликатно вставила Иля. Утирая горючие сопли и слезы, что никак не сочеталось с ее внешне брутальным и грозным видом, она тихо пролепетала: – Самое важное впереди. Аномалия жива и нам предстоит переправить ее в нашу вселенную!
– Какой бред! Я лично видел, как погибла несчастная Злата! Ее глаза… Пустые и отрешенные. Они больше никогда не смогут смотреть на мир, как прежде…
– Я говорю не о златовласой девушке, что была вместе с вами. Сожалею о ее смерти, но журналистка была обыкновенным человеком.
– Зачем ты пытаешься нас обмануть?!
– Она не лжет! – сверкнув глазами, вступилась за подругу Карна и вышла вперед, прикрывая ее собой.
– Я бесконечно благодарен, что ты спасла мне жизнь, однако прости за грубость, но тебе-то, откуда знать? – заносчиво поинтересовался Нил, сердито сверля защитницу колким взглядом. – Мразь за твоей спиной на моих глазах хладнокровно стреляла в Тита! Какие еще доказательства ее лживой натуры нужны?
– Дружище, давай полегче, – нахмурился Алес, не собираясь слушать, как оскорбляют его даму. – Ты и в самом деле должен ручки ей целовать…
– Не надо, – бросив в сторону молодого человека нежный, благодарный взгляд, попросила брюнетка. – Я понимаю твое недоверие, Нил, но Фиалка не врет. Мне известно это, потому что я – Константа.
– Что?! – тут же с недоверием уставились на нее оба парня.
– Как такое возможно? – не веря ушам, пробубнил агент, хватаясь за ладонь девушки, как за спасательный круг. – Зачем ты пытаешься ее выгородить?
– Ничего подобного я не делаю. Просто выслушайте, и все поймете сами. В конце концов, именно Иля вытащила меня из той передряги. Рем был так занят расправой над Никой, что даже не заметил, как Фиалка оттолкнула меня от входа, когда произошел взрыв. Пока урод с кибернетическими конечностями и пособники приходили в себя, мы уже неслись к оборотню, чтобы успеть скрыться, прежде чем ублюдки поймут, что среди них был предатель. Нил, – с надеждой обратилась к ученому Карна, взывая к разумности, – твое КЭМИ – расчеты, но и оно порой ошибается. Особенно когда в деле замешаны эмоции и куча пробелов. Попробуй заново смоделировать ситуацию, тогда и для тебя все встанет на свои места.
– Ты соседка Златы, – начиная понимать, что происходит, парень облизал пересохшие губы и перевел неуверенный взгляд с одной девушки на другую. Прогоняя в голове все возможные погрешности, что допустил, молодой человек болезненно захлопал ресницами и заскрежетал зубами. – Мы ошиблись дверью, – наконец признал он, ошеломленно зависая в мрачных мыслях. – Злючку убили по глупой случайности. Если б я только был внимательней…
– Не надо себя корить, – быстро останавливая самобичевание, возразила Константа. – В смерти нашей подруги никто не виноват. Злата, как и остальные, погибла, защищая планету. Постучи вы тогда в мою дверь, никто б не ответил. Неизвестно, чем бы сейчас все обернулось. Но вы попали туда, куда было нужно. Мироздание четко вело в правильном направлении. Выслушайте Илю. Но не потому, что она спасла меня от Рема и неминуемой смерти, а потому, что помощник, о котором говорил твой отец, не Нат, а Фиалка.

Глава 12. Заговор

Вселенная №17637. 6 февраля 2124 год. Город Пять. Координаты месторасположения Константы.

– Это Земля, будто отстала от нашей на пару веков, – без умолку болтала Иля, изумленно рассматривая просмоленные полуразрушенные крыши на высоких, потрескавшихся от старости, домах. – Не могу похвастаться значительным числом прыжков, как ты, но из всех миров, где была, этот – наиболее серый, унылый и грустный. Кажется, что мы попали в царство, застывшее где-то между средневековьем и современностью. Не понимаю, почему ИСНГ позволило допотопной реальности вступить в Коалицию Разумных Вселенных, – недоумевала она вслух, давно привыкнув к крайне редким высказываниям Рема, выступавшего в их тандеме большей частью грубой физической силой.
– У них есть то, чего нет ни на одной дружественной планете: почти не тронутые полезные ископаемые, – в грубоватой солдатской манере ответил пилигрим. Столь длинное высказывание говорило о его хорошем настроении. – Ты прекрасно знаешь, большинство ресурсов в нашей реальности катастрофически улетучилось десятки лет назад.
– Спасибо за напоминание. Я-то упорно стараюсь забыть, что наш прекрасный мир всего лишь циничный потребитель, – язвительно пробурчала девушка под ничего не выражающим безразличным взглядом напарника.
Поначалу Илю бесило неотъемлемое присутствие здоровяка во всех путешествиях по параллельным вселенным. Моменты рядом казались сущим адом. Он вечно молчал, был по-простецки неотесан, никогда не позволял ввязываться в авантюрные передряги, был ко всему равнодушен и хладнокровен. А про дикую манеру убивать или, как он называл ужасное действо сам: «впитывать запах страха» от несчастной жертвы, – не хотелось и вспоминать. Однако, спустя короткое время, она поняла истинную причину их союза и смирилась. Легионеру вовсе не хотелось возиться с неопытной девчонкой, просто у него был приказ. Кир специально приставил громилу к дочери, следить за благополучием отпрыска. Так что деваться было некуда и постепенно оба привыкли к неизбежному сотрудничеству. Девушка даже стала смотреть на поведение Рема иначе. Стоило ей понять мотивы беспристрастного отчуждения мужчины ко всему происходящему, как он тут же перестал казаться злодеем. И вот уже Иля, не заметив, как, стала находить позитивные моменты совместного пребывания. Безмолвный паж постоянно был начеку, никогда не давал в обиду, выполнял любую прихоть и в нужный момент оказывался рядом. Правда порой верный охранник мог залепить оплеуху и ей самой, но честно говоря, подобное случалось всегда заслуженно.
В реальность №17637 парочка попала благодаря предпочтению Кира держать наследницу поблизости. Девушке было двадцать восемь. Чрезмерная забота раздражала, но ничего поделать она не могла. Отец был властным хитрым человеком, но искренне любил дочь и излишне заботился о ее благополучии. Послабление случилось лишь однажды. Когда профессор узнал, что настырный упертый и единственный ребенок собрался стать Легионером Фемиды. Толстяка чуть инфаркт не хватил, но, благодаря уговорам и угрозам жены, неизменно выступавшей на стороне чада, он отмахнулся и позволил делать все, что заблагорассудиться. Но только до момента выпуска из академии и перехода к прыжкам. Тут уж стало очевидно, что скорая капитуляция имела под собой четко продуманный план. Как только Иля получила необходимые допуски, Кир определил дочь в личную группу, приставил Рема и с тех пор не спускал глаз. Куда бы ни отправился отец, что случалось крайне редко, девушка была рядом. Отношение между родственниками бесповоротно испортились, но старику было наплевать: главное ребенок был в безопасности. Отныне все дурные проступки отпрыска и ее откровенно-частые попытки доказать самостоятельность, слепо воспринимались как затянувшийся юношеский эгоизм и ничего более.
Иля и сейчас люто ненавидела отца. Он насильно притащил ее в затхлую вселенную, где цивилизацией и не пахло. Но главное: оторвал от давно спланированного плана признаться Нилу в нежных чувствах. Пилигрим строила его с такой тщательностью и продуманностью, что на сей раз точно справилась бы с волнением. Оставалось надеяться, что экспедиция не затянется надолго, а друг детства и по совместительству прекрасный принц не найдет другую принцессу. Она бы ни за что не простила себе этого. Девушка мечтала о Ниле с тех пор, как начала понимать, что они вовсе не однояйцевые близнецы, а два совершенно разных человека. Столь сильные эмоции, проснувшиеся тогда в сердце, вряд ли можно было назвать просто дружбой. Конечно, Иля не знала, насколько чувства были взаимны, но в душе лелеяла надежду, что ее любовь не отвергнут сразу. Подогревал уверенность тот факт, что у молодого ученого никогда прежде не было постоянной пары.
Сумбурные мысли мучили легионера всю дорогу, пока в итоге дребезжащая кабинка скрипучего металлического лифта не остановилась на двадцать первом этаже и не выпустила их с напарником в грязный, исписанный гадостями, коридор.
– Ты уверен, что мы пришли по адресу? – в сотый раз поинтересовалась она у громилы, с отвращением поглядывая на пошарпанную тонкую дверь.
– Профессор изучал историю и жизнедеятельность аномалии три дня. Поверь, мы там, где нужно. И помни, объект необходимо доставить на местный ПАК без лишнего шума, – выдав непомерно длинную речь, Рем с досадой обнаружил как минимум шесть приоткрытых соседских дверей с торчащими в щелях любопытными лицами. – Ты права, как подобная реальность могла попасть в список разумных миров?!
Иля несмело постучала в дверь, с интересом изучая кислые физиономии высунувших носы людей. На первый взгляд они ничем не отличались от Легионеров Фемиды, но при детальном рассмотрении имели кардинальные отличия. При этом аборигены были полностью идентичны между собой. Чистая, но серая, убогая, выцветшая и давно застиранная одежда в виде широких брюк-дудочек и рубашек до колен с обязательно длинными рукавами. Грубая дерматиновая обувь и в завершении печального образа, короткие стрижки до плеч и ни грамма косметики или ярких причесок. Неважно кто был перед тобой: женщина, мужчина, ребенок или старик, – все выглядели одинаково. Словно заключенные во вселенной-тюрьме.
– Брр, – не удержалась девушка, брезгливо передернув плечами. – У меня мурашки от местных жителей. Быстрей бы свалить из жуткого инкубаторского мира.
– Согласен, – искренне ответил напарник, никогда прежде не впечатлявшийся увиденным. Даже он ощутил неприятный холодок по спине от пустых, подавленных обреченностью, глаз смотревших. – Сделаем дело и…
Не успел здоровяк закончить, как дверь, в которую они стучали, распахнулась. К неописуемому восторгу и удивлению, на пороге стояла нетипичная представительница скучной и невзрачной реальности №17637, где не только люди, но и деревья были подстрижены в одном полукруглом стиле. Брюнетка была одета по принятому обыкновению, но внешне разительно отличалась от безликой массы угнетающей вселенной. Она обладала идеально пропорциями: рост, фигура, черты лица, – все было как из фантазии перфекциониста. Точеные формы. Нежная, без единого изъяна, слегка загорелая кожа. Черные, цепляющие, манящие и затягивающие глубиной глаза. Безупречные прямые волосы и пухлые, естественно-розоватые губы. Увидев такую красоту, Иля на мгновение замерла. Хотела бы она обладать хотя бы тридцатью процентами столь же прекрасного природного дара, но, увы, была классическим примером среднестатистической внешности.
– Добрый день! Вы хозяйка квартиры? – первым опомнился Рем. Будучи не менее ошарашенным от увиденного, он сильно изумил напарницу, считавшую, что ничто в мироздании не способно вывести здоровяка из равновесия.
– Да, меня зовут Карна, – с удовольствием отозвалась девушка, широко и открыто улыбаясь. – Вам нужна помощь? Я врач. Поэтому вы пришли?

***

Вселенная №17637. 6 февраля 2124 год. Воды Атлантического океана. ПАК без названия по указу местных властей.

– Карна, будьте любезны, расскажите немного о себе, – мягко попросил сидящий напротив девушки, пожилой, приятный мужчина с модной стрижкой, зачесанной на бок. – Откуда вы родом? Кто ваши родители? Где учились? И так далее.
– Не знаю, как объяснить, но в плане воспоминаний я бесполезна, – брюнетка неопределенно пожала плечами, не моргая глядя собеседника. – За что меня арестовали? И почему привели сюда? К прыгунам? Я думала, в этом месте совершают перемещения в иные реальности, и делаю научные открытия, а не проводят допросы с пристрастием.
– Как раз именно поэтому вы здесь. Никто не собирается отправлять вас в тюрьму. Напротив, мы хотим попросить об одолжении. Ваша личность оказалась очень интересной для важных исследований. По правде говоря, – искренне признался Тит, внимательно рассматривая находку и все никак не понимая, что в ней особенного, – я и помыслить не мог, что вы – человек. Поверьте, вам не о чем беспокоиться. Мы проведем ряд экспериментов и…
– Если это действительно просьба и пребывание на ПАК носит добровольный характер, то я категорически отказываюсь быть подопытной крысой. Но что-то мне подсказывает, вы не собирались спрашивать разрешения! Я не из числа первой касты и, благодаря работе доктора, нахожусь аж в третьей категории! У меня есть право голоса и опротестования…
– Вы можете оказаться опасной для общества, – перебил пылкую речь девушки профессор. – Как специалист, ежедневно спасающий чужие жизни, вы должны понимать насколько все серьезно, раз сама Коалиция Разумных Вселенных просит вас об одолжение. Если подозрения окажутся напрасными, мы больше не посмеем вас задерживать.
– И чем я угрожаю окружающим? Заботой и состраданием? Я врач! Случись что, сразу почувствовала бы отклонения в состоянии здоровья. Так что происходит?
– Не усложняйте ситуацию, дорогая. Пока нам лишь требуется узнать друг друга поближе, – седовласый мужчина, многозначительно посмотрел в пустое пространство за спиной собеседницы, давая понять, что ни он один решает исход этой встречи.
– Говорят, я родилась где-то здесь, в Пятом, – тяжело вздохнув, сдалась Карна. – До шестнадцати лет жила в приюте, где новорожденной меня оставила мать. Ни про нее, ни про отца больше ничего не известно. Из детства у меня не осталось никаких ярких пятен, исключительно пустота. Впрочем, то же касается отрочества и юности. Полагаю, причиной тому послужила серьезная психологическая травма, полученная в доме малютки. Что не удивительно. Вы когда-нибудь бывали в заведениях для сирот? Возможно, во Вселенной №1 они выглядят иначе, но у нас – это унылое, безрадостное место, где к ребенку относятся, как к вещи: с холодной жестокостью и безразличием. Все, что остается бедолагам в убогом склепе: мечтать о скорейшем взрослении, чтобы навсегда покинуть ад.
– Продолжайте, – тепло улыбнувшись, подбодрил Тит, на протяжении монолога девушки старательно внося заметки в пробук.
– Осознанность пришла, когда я оказалась на улице. Помню первое, что пришло в голову: мне непременно нужно стать врачом. Помогать людям, оберегать их, лечить. Просто так. Безвозмездно. Мечта сбылась. Меня приняли в медицинский институт, и я стала отличным доктором. Вот и вся жизнь. Настолько проста и незатейлива, что умещается в несколько фраз.
– И никаких любовных связей, опрометчивых поступков? Приключений?
– Ничего. Никогда не была замужем. Из-за нехватки времени ни с кем не встречалась. С соседями не общалась. Все свободное время посвящала работе в больнице. Ни разу не выезжала за границу Пятого. Вас это удивит, – съязвила Карна, безразлично разглядывая белый потолок замкнутого пространства, – но я обычный, наискучнейшей человек, ничем не отличающийся от любого другого жителя нашей вселенной.
– А вот тут, дорогая, к глубочайшему сожалению, вы не правы.

***

Вселенная №17637. 25 февраля 2124 год. Воды Атлантического океана. ПАК без названия по указу местных властей.

– Тит, понимаю, ты боишься делиться новыми теориями с научным сообществом, пока до конца не удостоверишься в их справедливости. И нужен кто-то, с кем бы ты мог обсудить волнующие вопросы. Но, черт возьми, почему я? – сонно зевая и сладко потягиваясь, добродушно возмутилась Иля. – Ты в курсе, что из всего сказанного я поняла только «значит» и «тогда»?!
– Именно поэтому Фиалка, я и делюсь догадками с тобой, – отстраненно пробурчал мужчина. Он был занят важной задачей, что не мешало параллельно общаться с девушкой. Ученый часто делал несколько дел одновременно. Сейчас он, например, снова и снова прокручивал с помощью КЭМИ последние опыты над Константой. Периодически делая в уме паузы и заостряя внимание на наиболее интересных моментах, профессор легко умудрялся вести беседу дальше: – Смысли твоя головушка хоть немного в науке, я никогда не произнес бы ни слова. Ради твоей же безопасности. А так, получается помимо приятного, наше общение становится еще и полезным.
– Ты видел время? Тебе может и достаточно отдыхать пару часов в неделю, а мне, чтобы выспаться и не обзавестись гигантскими мешками под глазами, необходимо минимум семь часов в сутки!
– Не прикидывайся дурочкой, я знаю, у тебя завтра выходной.
– Можешь тогда, объяснишь, чем мы тут занимаемся?
– Я же говорил: поскольку кроме вас с Нилом и малышки Перчинки доверять больше некому, а из перечисленных по близости есть только ты, тебе и терпеть нудное общество старика. Присутствие благодарного слушателя помогает мне думать. Дождись, пока я не пойму, что конкретно смущает в Константе и можешь отдыхать.
– В «Константе»… – раздраженно передразнила Тита пилигрим. – Ты бы ее еще, как Кир, «объектом» назвал. Какие же вы бесчеловечные. У нее имя есть – Карна! Она очень умная, хорошая и добрая девушка. Мы на редкость быстро нашли общий язык и успели сдружиться. И с каких пор ты стал таким осторожным?! – протяжно зевая, Иля широко распахнула глаза, догадавшись, в чем суть проблемы. – Ты отцу не доверяешь! Так? Почему? Вы всю жизнь были не разлей вода. Вмести ели, жили, работали бок о бок, а тут вдруг, буквально за последний год, отношения резко ухудшились и сошли на нет. Улыбаетесь при встрече, но стоит одному оголить спину, как другой тут же втыкает в нее нож.
– Ты же знаешь Кира… – пространно отмахнулся профессор, подперев невинное лицо огромными кулачищами.
– Не так, как ты! – впервые за вечер проявляя неподдельный интерес, встрепенулась собеседница.
– Только взгляните! Оживилась-то как, – рассмеялся пожилой мужчина, оставляя наконец поток воспоминаний, связанных с Карной и всецело переводя внимание на помощницу. – Не думаю, что дочери полезно слушать сплетни про родителя. Тем более от капризного, выжившего из ума, старца. Как минимум, это не справедливо по отношению к Киру.
– Ну, пожалуйста! Ты же знаешь какие «теплые» семейные отношения нас связывают.
– Можешь говорить про отца что угодно. Выбор за тобой. Но как бы хреново он не относился к другим, тебя искренне любит и бережет.
– Ясно, нотации… – разочарованно устремляя синие глаза в потолок, констатировала пилигрим.
– Фиалка, наши разногласия касаются исключительно профессиональных трудов. Ты все равно не поймешь, о чем идет речь. Сама только что говорила.
– Ты не лучше Кира! – грубо бросила Иля, с умным видом продолжая заниматься бестолковым делом: изучать потолок. – Вы считаете, мы с Нилом до сих пор малые дети. Вечно пытаетесь от чего-то огородить и уберечь. А между тем, я – Легионер Фемиды, а твой сын – достойный ученый. И порой мы понимаем в жизни куда больше вашего.
– Может ты и права, – впервые за жизнь, неожиданно сдался Тит, – пора переложить тяжелое бремя знаний с усталых плеч на тех, кто моложе и по-своему мудрее. Ты в курсе о КС и НСП, которые возникают во всех реальностях, куда нам стоит сунуться? – поинтересовался он, с задумчивым видом потирая густую бороду.
– О них не знает, разве что ленивый, – вернувшись к прежнему заинтригованному виду, спохватилась девушка. – Во всех вселенных Коалиции болтают о спектре. Но вы же заверили, что с нашей деятельностью это никак не связано. Путешествия в пространстве не могут повлиять на глобальные явления, происходящие в параллельных мирах.
– Во-первых, «заверили» не «вы», а Кир. А во-вторых, я никогда так не считал. Скорее – напротив. Все, что случилось на иных версиях Земли, напрямую связано с прыжками сквозь черные дыры. Никогда не задумывалась, почему в прочих реальностях появились столпы, а первооткрыватели остались не тронутыми?
– Хочешь сказать, отец был не прав?
– Не просто «не прав», а критично ошибался во всем, что утверждал. Рождение Констант – прямое тому доказательство! – профессор сердито стукнул огромной сухой ладонью по столу, мигом разгоняя лабораторные принадлежности. – Задумайся, в двадцати двух из двадцати трех реальностей Коалиции Разумных Вселенных неожиданно объявляются аномалии в виде совершенно одинаковых женщин. Сходится буквально все: начиная от имени, места жительства, работы и заканчивая провалами в памяти до совершеннолетия. Теория вероятности от столь колоссального совпадения была бы в шоке, будь она человеком. До сего момента ни в одном из миров нам не попадались люди и с пятидесятипроцентным совпадением, а тут все сто! Да еще и сразу на стольких Землях! – в нервном порыве мужчина выудил из закромов стола односолодовое виски и сделал несколько жадных глотков прямо из бутылки.
– Понятней все равно не стало, – со смешком объявила Иля, оперативно подставляя стакан. Раз уж выпал шанс испробовать дорогостоящий напиток, упускать его она не собиралась.
– Если проще: именно мы, нарушив баланс, спровоцировали возникновение разрушительных явлений. Чем чаще и больше мы переправляем пилигримов в параллельные реальности, тем хуже становится. К сожалению, Кир думает диаметрально противоположно!
– Так вот где камень преткновения. Я слышала об успешном продвижении в ИСНГ программы по увеличению количества отправок в день. Отец неоднократно уверял нас с мамой в ее прибыльности и успехе. И конечно гордился, что идея его, а не твоя. Неужели подобные мелочи способны повлиять на дружбу, проверенную годами?
– Конечно нет! Дело не в успешности и зависти, а в мироздании! Ни одна живая душа не имеет право нарушать его законы. Тем более, если мало о них знает, – пояснил Тит, на сей раз наполняя бокал и выпивая его залпом. – Будь прыжки во времени и пространстве нормой, мультивселенная не стала бы так долго скрывать от нас тайну черных дыр. Ученый раскусили бы ее еще в двадцатом веке.
– Иными словами, открытие червоточин и путешествий по параллельным мирам было ошибкой. Но почему?!
– Потому что в итоге, мы подвергли опасности и себя и всех, кого успели посетить! – статный старец заговорщицки сузил глаза и шумно, сбивая на своем пути склянки и приборы, наклонился через весь стол к девушке. Жестом заставляя ее сделать то же самое, он тихо заговорил: – Представь, будто мироздание живой, думающий организм, а человечество дремлющий вирус, пытающийся найти наиболее уязвимые места его тела. Долгие годы мы сидели взаперти, в рамках одной реальности, пока не нашли лазейку – черные дыры, сквозь которые отныне могли распространять заразу дальше. Параллельный Вселенная №1 – начальная, отправная точка болезни и потому она, прочно укоренившись на своем месте, самый неуязвимый и опасный противник. Остальные миры ее детища: размножающиеся и расползающиеся со страшной силой, но не имеющие прочной неприступной защиты как прародитель. Тогда, как и любой другой биологический организм, мультивселенная сначала попробует избавиться от недуга естественным путем, используя в качестве защиты иммунитет, которым и выступают Континентальные Столпы и Непрерывные Спектральные Полосы. Но что мы делаем, когда природные резервы исчерпаны, а болезнь продолжает прогрессировать? Правильно, прибегаем к помощи лекарств. Они, в свою очередь, выявляют и излечивают первоисточник. Что если найденные Константы и есть те пилюли, которые раз и навсегда призваны избавить мироздание от навязчивого вируса? Через множество чужих параллельных реальностей они, шаг за шагом, ищут вход в пока что единственную, недоступную, но изначально виновную реальность – нашу.
– По-твоему, все двадцать две Карны взялись из ниоткуда и ждут удобного случая, чтобы каким-то чудом оказаться во Вселенной №1 и «исцелить» ее, как виновницу не стабильности?! – так и не решившись сделать ни единого глотка из полного бокала, Иля испуганно уставилась на бледного, вмиг осунувшегося и постаревшего, профессора.
– А ты умнее, чем прикидываешься, – похвалил ее Тит, вновь откидываясь на спинку кресла и расслаблено растекаясь. – Все верно. Но боюсь, ИСНГ узнав о том, чего не понимает, попросту уничтожит бедолаг, а вместе с ними погубит и многочисленные версии Земли, что мы заразили. Это будет продолжаться, пока их кто-нибудь не остановит.
– Остановит, значит… – вместо слов девушка медленно провела по горлу рукой и высунула язык.
– Именно.
– И бесстрашным «избавителем» метавселенной собираешься стать ты?
– Я надеялся, вы с Нилом и Перчинкой поможете. Мы обязаны дать возможность хотя бы одной Констант восстановить равновесие.

***

Вселенная №17637. 3 мая 2124 год. Город Пять. Координаты месторасположения Константы.

– Объясни, что мы снова тут делаем? – возмущению Или не было предела. С момента выезда на место она негодующе разводила руками уже в сотый раз, но не разговорчивый преданный пес отца упрямо молчал. Девушка все ждала, когда он устанет от ее истерик и бесконечных расспросов, но тот был непоколебим. Рем так и не выдал истинную причину их появления в пошарпанном доме Карны. – Нам только вчера было велено отпустить Констант во всех двадцати двух мирах. Бедолаг три месяца держали взаперти. Проводили многочисленные опыты, ставили дикие эксперименты. Неужели недостаточно? Когда мы оставим их в покое? Ничего плохого они не сделали! Что не так?
– Не знаю, – с равнодушным видом безразлично соврал здоровяк и уверенной походкой зашел в перекошенный, старинный лифт.
– Не ври! Уж кому, а тебе Кир наверняка поведал все детали операции.
– Мне известно не больше твоего.
– Не верю!
– Чего прицепилась? Я только выполняю приказ! – случайно брякнул пилигрим что-то новенькое.
– Ну же, признайся, что велел сделать отец? – моментально ухватилась девушка за оплошность здоровяка. Дверь кабины распахнулась, и она невольно прижалась к напарнику плотнее. В подъезде царила кромешная тьма и, если находиться среди фанатиков инкубаторской реальности жутко было днем, то, что было говорить о ночи. Они словно попали в чудовищный кошмар, но и это не способно было остановить поток вопросов любопытной Или. – Он хочет вернуть Карн на ПАК? Допросить еще раз? Но зачем?! Тит убедил ИСНГ в нецелесообразности их задержания. Что могло измениться за сутки?!
– Много чего. Фиалка, это – политика. Солдатам подробности не сообщают. Мы, в свою очередь, не задаем вопросов и четко следуем поставленной задаче. Смирись с этим, – наставительно прошептал Рем.
– И тебе ни на секунду не стало интересно, почему Легионеры Фемиды в каждом из двадцати двух миров должны прибыть сегодня в одно и то же время к квартирам Констант?
– Нет.
– И мы будем просто стоять и ждать дальнейших распоряжений?
– Именно.
– Ты всегда беспрекословно выполняешь приказ?
– Не будь ты избалованной дочерью обеспеченного влиятельного человека, делала бы так же.
– Не правда. Каждый волен решать сам, как поступать. Это называется – выбор!
– Да что ты знаешь о «выборе»? Когда семья живет впроголодь, и ты не хочешь смотреть, как медленно погибают близкие, он не всегда тот, что примут окружающие!
– Чтобы обеспечить родных, можно найти другую работу, а не прыгать по черным дырам, исполняя чьи-то гнусные прихоти!
– К чему этот фарс?! – тихо прошипел мужчина, заливаясь краской негодования, что случалось крайне редко. – Ты прекрасно знаешь, чем я обязан Киру. Если бы не он, мне пришлось бы остаться калекой до конца жизни. Я никогда не накопил бы денег на новые руку и ногу. Как, по-твоему, без них зарабатывать во вселенной, где слабым нет места?!
– Но ты убиваешь людей и делаешь это с удовольствием! Как можно, вернувшись домой, спокойно целовать детей и не думать, что где-то в другой реальности ты лишил таких же малышей их родителей?
– Всегда есть две стороны и две правды, – грубо прорычал пилигрим, чувствуя, что не на шутку вскипает. – Мы те, кем нас видят люди, и создает общество. Да, мне нравится убивать, а знаешь почему? – со звериным оскалом прохрипел он, приблизившись к собеседнице так близко, что она кожей могла ощущать жар его тела. – Потому что это моя работа. Не выполняй я ее с любовью, давно бы сошел с ума. У меня не было иного пути. Вместо того чтобы поддаваться ипохондрии, я решил не сдаваться и идти вперед. Скажи, что в этом плохого?!
Девушка открыла рот, но так и не смогла возразить громиле. Она никогда не анализировала его жизнь после трагедии под непривычным ей углом. Всматриваясь в лицо израненного, покрытого шрамами изнутри и снаружи, человека, легионеру стало жутко неудобно за глупые высокопарные слова, бездумно брошенные в его сторону. Впервые мужчина вызывал не то, что жалость, скорее уважение, если такое чувство вообще имело смысл в отношении жестокого изверга.
– Рем, Иля! – вдруг зазвучал в ушах напарников властный голос Кира, имевшего право во время важных операций влезать в головы подчиненных без предупреждения. – Общее распоряжение для Легионеров Фемиды. На утреннем заседании ИСНГ рассмотрело новые, отягощающие обстоятельства по делу Констант. В итоге мировое правительство пришло к выводу, что все двадцать два объекта крайне опасны. Они угрожают целостности Коалиции Разумных Вселенных и в первую очередь Вселенной №1. Было принято решение ликвидировать цели и засекретить любые упоминания о них во всех открытых источниках. В связи с чем, приказываю немедленно уничтожить Константу, находящуюся в квартире перед вами. Мертвое тело доставьте на ПАК для дальнейшей транспортировки на Юй-Ди.
Прежде, чем Иля успела как-то отреагировать, старший пилигрим уже выбивал кибернетической ногой хлипкую деревянную дверь. С успехом справившись с преградой, он без промедления наставил искусственную руку на спокойную и нисколько не удивленную вторжением, Карну. Следом за ним в помещение ворвалась его едва пришедшая в себя напарница и неожиданно для всех запрыгнула здоровяку на спину. Несмотря на тщедушный по сравнению с ним вид, она вцепилась в легионера мертвой хваткой и, сбивая на своем пути немногочисленную убогую мебель, заставила носиться негодяя по комнате, как ошпаренного. Рем зверски ревел и покрывал матом происходящее, уверяя наездницу, что как только он разберется с объектом, то и ей самой настанет конец. Та, в свою очередь, не слушая причитания, истерично голосила, чтоб подруга убиралась отсюда к чертовой матери. Однако обескураженная творящимся безобразием Константа, словно не понимая слов спасительницы, вместо этого бросилась ей на помощь. Сумев кое-как вдвоем оглушить громилу, девушки удовлетворенно уставились друг на друга. Первой опомнилась Карна.
– Фиалка, зачем ты пыталась его остановить? – разъяренно возмутилась она, крепко вцепившись в локоть благодетельницы. – Он мог тебя убить! Я так испугалась!
– Мне бы Рем не причинил вреда, а тебя, выполняя приказ моего проклятого папаши, собирался прикончить, – наморщив длинный, чуть с горбинкой нос, возразила Иля и силой потащила брюнету к двери. – Идем. Я спасу тебя.
– Нет! – категорично заявила Константа, вырывая руку из тисков агента СМП и останавливаясь на полпути, как вкопанная. – Я… Я не могу уйти, – заикаясь, призналась она, печально опуская голову.
– Что значит «не могу»? Ты наша последняя надежда! Объясню по дороге, бежим!
– Именно поэтому я останусь!
– Ты знаешь правду? – настороженно застыв в дверях, пилигрим начала подозревать, что ничем хорошим день не закончится.
– Да, профессор все рассказал.
– Отлично! Не придется вдаваться в подробности. Бежим отсюда. Ты нужна мирам, что мы так дерзко подставили под угрозу!
– Нет! – снова воспротивилась девушка, делая шаг назад, вглубь комнаты. – Ты не знаешь, но Тит предпринял последнюю попытку примириться с другом. Он пытался объяснить Киру опасность происходящего. Хотел, чтоб тот понял, как сильно ошибается. Старик думал, твой отец, услышав правду о КС, НСП и Константы, одумается. Решил, они вместе, рука об руку, исправят то, что собственноручно создали. Но глупец лишь посмеялся в ответ и заявил, что если все на самом деле обстоит так, как говорит профессор, то он, даже ценой миллиардов жизней, никогда не позволит подставить под удар Вселенную №1. Тем более ради спасения чуждых ему реальностей.
– Ты лжешь! – тихо прошипела Иля, не желая верить в гадкие обидные обвинения. – Кир конечно подлец и, порой, делает гнусные вещи, но он никогда не был настолько жесток. Уверена, отец не согласился с Титом, потому что искренне считал иначе! Прежде чем сделать выводы, папа взвесил бы все «за и против» и неоднократно перепроверил бы слова друга.
– Так и было. Он убедился в правоте ученого и вместо того, чтобы присоединиться, выдвинул более удобную для всех теорию, – прямолинейно и от того жестоко, заявила Карна. – Кир решил, если избавиться от аномалий, угроза испарится сама собой. Но ты знала, что он может пойти на такой шаг, не так ли? Поэтому и собиралась меня спасти.
– Знала, но скажи, кому доподлинно известно, кто в итоге окажется прав? Может версия отца не так плоха? И он не прав только в той части, где нужно убивать, – надменно выпалила девушка, неосознанно направляя элеум на подругу. Она медленно и осторожно стала продвигаться в ее сторону, ругая себя за то, что согласилась помочь профессору, не задумавшись о существовании других вариантов. – А если вас изолировать? Контролировать, постоянно наблюдать…
– Кого ты пытаешься переубедить? Меня или себя? И зачем достала оружие? Разве не видишь, я никуда не убегаю, а спокойно продолжаю стоять здесь, перед тобой, – равнодушно, будто ей ничего не угрожало, допытывалась брюнетка, внимательно изучая лицо собеседницы. – Расчеты Тита верны, ты просто не хочешь поверить, что Кир принял другую сторону. Не страшно. Я не осуждаю ни его, ни тебя. Это инстинкт самосохранения. Тяжело стать героем, когда речь идет о собственной жизни.
– Не знаю, что на меня нашло, – тяжело опустившись на колени, Иля склонила голову в пол и скрыла слезы обиды за ярко-желтыми, плотными волосами. – Это все отголоски КЭМИ отца. Другого я от подлеца не ожидала.
– Фиалка, ты ни в чем не виновата. Профессор предвидел подобную ситуацию. Он рассказал правду сразу после разговора со старым товарищем. После чего отдал приказ отпустить Констант, в надежде, что кто-нибудь скроется и выживет.
– Тогда уходим! – воодушевившись, пилигрим оперативно поднялась с пола и схватила девушку за руку. – Рем вот-вот очнется. Я не могу его убить, но попробую продлить бессознательное состояние. Это даст фору в несколько минут…
– Прости, – Карна невозмутимо переступила через громилу и уселась на диван. – Чем больше времени проходит с момента, как я узнала, кем являюсь, тем доступней становится тонкая материя мироздания. Я вижу и понимаю то, чего ваш разум никогда не постигнет.
– Но Тит хотел вас спасти…
– И мы благодарны за это. Но сегодня никто из вас не в силах помочь. Наша с сестрами смерть неизбежна. Мы не станем убегать, ибо такого предназначение.
– Я не понимаю, почему не попытаться?
– Так надо. Из множества вариаций будущего, я вижу, что ни одна из нас не приведет к должному концу. Мы все погибнем до того, как попадем во Вселенную №1.
– И что дальше? Неужели реальности обречены?
– Нет, но ты должна кое-что для нас сделать. Помоги Титу переправиться в безопасное место. Передай, что он во всем прав, но все же кое-что упускает. Есть еще одна Константа, и найти нужно именно ее. Только у той Карны есть шанс что-либо исправить. На версии Земли, где она обитает, необратимые процессы изменения начались одиннадцать лет назад. Это они были первооткрывателями, волею случая не переступившими черту. Запомни мои слова и прощай.
Ровно секундой спустя, будто небольшой монолог девушки был четко распланирован и просчитан, на полу зашевелился Рем. Коротко встряхнув головой, он оперся на кулаки и, молниеносно вскочив на ноги, принялся водить кибернетической рукой с предательницы на жертву и обратно. Недолго думая, легионер выполнил приказ и выпустил в Константу сразу несколько десятков пуль, превратив тело несчастной в решето. Злобно оскалившись на оставшуюся в одиночестве напарницу, он смело подошел к ней вплотную и здоровой рукой отвесил звонкую пощечину:
– Никогда больше не смей так поступать, а иначе окажешься следующей! – рыча и ругаясь, выплюнул он в лицо нахалке, безразлично уставившейся в пустоту. – Я не знаю, что за псих произошел в твоей пустой башке, но хорошо, что ты вовремя одумалась и задержала объект. А теперь возвращаемся на ПАК. И учти, никаких поблажек, я доложу о случившемся отцу.

***

Вселенная №17637. 3 мая 2124 год. Воды Атлантического океана. ПАК без названия по указу местных властей.

– Дорогая, как можно было так разочаровать? – Кир пребывал в состоянии крайнего бешенства. Он полчаса сетовал на нерадивую дочь, стараясь заглянуть в ее безразлично устремленные в пустоту глаза, но нахалка демонстративно игнорировала любые попытки вразумления. – Мы одна кровь и плоть! Ты чуть не подвела отца! А на кону, между прочим, стояли карьера и благополучие. Я, в первую очередь, стараюсь для тебя! Как ты не поймешь, глупое дитя?
– Если бы все было так, ты не отдал бы приказ уничтожить двадцать две невинные души! Постоянно ссылаешься на заботу о моем благополучии, а сам делаешь отвратительные вещи ради удовлетворения личных амбиций. Хватит врать, что все из любви! – наконец заговорила Иля, поднимая тяжелый взгляд на тучного мужчину, но быстро опомнившись, снова перевела его в свободное пространство. – Хоть бы постеснялся использовать КЭМИ на родном ребенке! Стоишь, распинаешься перед всеми, какой замечательный родитель, а сам норовишь забраться в мои мозги. Слабо убедить в правильности принятого решения без возможностей имплантата?! Или ты забыл, как общаться с людьми без преимуществ? На равных?
– А зачем? – едва сдерживаясь, чтобы не ударить грубиянку, с надменным видом поинтересовался профессор. – Мою точку зрения признало само ИСНГ! С чего я должен в чем-то убеждать капризную девчонку?!
– С того, что ты отлично знаешь… – чуть не проболтавшись об осведомленности происходящего, запнулась пилигрим. Здравый смысл вернулся в последний момент, не позволив выдать Кира и сказать лишнего. – Насколько чудовищно поступил, – сглатывая слюну негодования, закончила она, прикусив язык. – Неужели нельзя было без кровопролития? Карны никому не причинили вреда!
– Пока! Они пока «никому не причинила вреда»! – к облегчению Или отец не заметил смятения дочери, упорно продолжая настаивать на своем. – Фиалка, ты многого не знаешь. Если бы способна была понять…
– Я не настолько глупа, как кажется. Возможно, попробуй ты объяснить причины ужасного поступка, мне не пришлось бы так критично отзываться о тебе и твоей работе. Сейчас же мне известно одно. Ты убил невинного человека, мою подругу! И подло предал лучшего друга! Как смел ты объявить его преступником и мятежником? Легионеры Фемиды охотятся на бедного старика, будто он злодей! Я рада, что ему удалось сбежать от них.
– Тит сошел с ума! – мужчина гневно всплеснул пухлыми руками и развернулся к девушке спиной, посчитав, что дочери необязательно видеть его самодовольную улыбку, спровоцированную долгожданным чувством победы над давним соперником. – Он собирался подвергнуть великую Вселенную №1 неизвестной опасности. И девицы были главным инструментом в коварном плане. Все они были в сговоре! Кто знает, что могло произойти, добейся ублюдки своего.
– Хочешь сказать, профессор нашел новый уникальный способ общения сквозь пространство с другими мирами? – ядовито поинтересовалась пилигрим, на сей раз сама упорно пытаясь заглянуть в лживые глаза ученого. – Должен же он был как-то, сидя здесь, организовать заговор сразу с двадцатью двумя Карнами из разных реальностей! Так и вижу глобальную катастрофу метавселенского масштаба: нападение измученного жизнью старика и добрейшей души докторов. Противостоять великому ИСНГ с ее могучими Легионерами Фемиды такой компанией просто раз плюнуть!
– Перестань ерничать! – сжав могучие кулаки, Кир покрылся красными пятнами злобы. Взглядом приказав всем охранникам, кроме Рема, покинуть комнату девушки, он в последний раз попытался переубедить нерадивое дитя. – Ты не слышала, какую чушь несет Тит. Безумец действительно готов пойти на крайние меры. При необходимости пожертвовать родным миром во благо недоразвитых остальных. А если случится непоправимое? Если во Вселенной №1 появятся аномалии еще более ужасные, чем КС и НСП? Что тогда? Будешь дальше заступаться за негодяя и предателя? Константы были бомбой замедленного действия. Избавившись от них, я спас всех одним махом!
– Да пошел ты папа… – Иля грязно выругалась и, сплюнув в сторону разъяренного толстяка, демонстративно плюхнулась на кровать пятой точкой к посетителям.
– Тебе двадцать восемь, а ты все не поймешь, как устроен мир, – грозно просипел новый директор Юй-Ди, сузив за очками близорукие глаза в тонкие щелочки. – Выживает сильнейший. Пустое сострадание к пешкам в рамках глобальной шахматной партии не что иное, как проявление слабости. Если бы большинство населения нашей планеты состояло из таких как ты, мы никогда не добились бы тех высот, что имеем. Обитали бы в убогих, плачевных условиях, как версии Земли, с которыми приходится иметь дело, – с протяжным вздохом толстяк разжал потные жирные ладошки и мученически завел глаза к потолку. Никакие уговоры и объяснения не могли пробить прочную стену, возведенную упрямой девицей. – Рем, – переведя разочарованный взгляд на верного пса, обратился он к здоровяку, – Легионер Фемиды Иля с данного момента находится под домашним арестом. Позаботься, чтоб никто не нарушал ее раздумий над отвратительным поведением.
Шумно хлопнув дверью, Кир оставил расстроенную дочь в гордом одиночестве. Замок щелкнул и позволил наконец несчастной предаться кислому унынию. Скорбь по Карне не давала покоя и мучила уставшее сердце, но позволить себе горевать долго она не могла. Ради подруги, Нила, Тита и всего мироздания.
– Я неплохо справилась, – самодовольно заверила себя девушка, изображая на губах подобие кривой ухмылки. – Не просто было устоять перед КЭМИ отца.
– Не считая того, что из-за вспыльчивости ты попала под арест, – тут же напомнило ей благоразумие.
– Это не преграда. Они не подозревают, с кем связались. Старик продумал все! – быстро нашла, что ответить Иля.
И была права. Профессор настолько педантично подошел к плану, что предвидел даже случай, в котором сейчас оказалась она. Прижавшись спиной к стене, пилигрим устроилась поудобнее и уставилась в потолок, в ожидании условленного времени. С нетерпением посматривая на часы, ближе к вечеру, она заранее стала настраиваться на «контакт». Следуя наставлениям ученого, ученица включила вокруг себя «тишину» и приготовилась «ловить» голос. За пару месяцев, совместно проведенных в убогой вселенной, Тит помог девушке развить КЭМИ до уникальных возможностей. Научил правильно концентрировать внимание внутри себя. Помог распознавать, отделять и улавливать знакомые звуки на расстоянии до нескольких километров. Рассказал, как слышать то, что надо и отсеивать ненужное. Это и был запасной вариант: экстренная связь на случай заключения одного из членов команды. Ровно в восемь Иля услышала долгожданный шепот, давший новые распоряжения и оповестивший о дате, времени и месте будущей встречи. Отныне предстояло сделать самое сложное: за ближайшие несколько недель убедить отца в полной преданности и безоговорочном подчинении.

***

Вселенная №7693. 13 сентября 2124 год. Лесная чаща в ста двадцати километрах от мегаполиса Юнион. Дом Абангу.

– Папаша, уверовав в прочное влияние над моим разумом, был так удовлетворен успехами в воспитании дочери, что и мысли не допустил о предательстве, – подходя к завершающей части повествования, Иля брезгливо сморщила носик. – К встрече с Титом, с меня сняли все подозрения и досрочно освободили из-под конвоя здоровяка. Я вновь могла беспрепятственно передвигаться по вселенной №17637. Единственной непредвиденной проблемой стал Шин и его дурацкое КЭМИ. На время моего наказания Кир поставил ублюдка в напарники Рему, а после и вовсе решил, что он отличное приобретение в личную коллекцию и оставил мудака в приближенном круге на постоянно основе. Иметь дело с таким человеком – ужасно! Гадкий тип видит тебя насквозь, не говоря уже о ласкающим слух, голосе. Он с легкостью выведает то, что хранилось в секрете годами. Стоило огромных усилий обходить надоедливого придурка стороной, а когда столкновения оказывались неизбежными, я боялась посмотреть в васильковые глаза и ненароком проболтаться. Надо было как-то устранить мерзавца. И ничего умнее, как прикинуться влюбленной идиоткой, я не придумала. Вид пылкой дурочки логично обосновывал вечно опущенные ресницы и паникующее нервозное состояние в его присутствии. Я не ожидала, что кретин так быстро поверит в мою игру. Вы бы видели, как изменилось его поведение. Невиданная удача! Дочь профессора проявила благосклонность и симпатию, – злорадно рассмеялась пилигрим, к концу рассказа уже сидя на кушетке, рядом с другом детства. Она осторожно поглаживала его потрескавшуюся от мелких ран тыльную сторону ладошки и не знала большей радости. – В итоге, самовлюбленный тип, усыпленный чувством превосходства над соперниками, до последнего ничего не заподозрил. Впрочем, как и остальные. Я рада, что мне не приходится больше лгать, – искренне призналась Иля, со вздохом облегчения прижимаясь к оттаявшему Нилу.
– Я болван, раз считал тебя обманщицей и предательницей, – сокрушенно прохрипел парень, всеми силами пытаясь скрыть боль от жарких объятий девушки. Чего он точно сейчас не хотел, так это спугнуть внезапно нагрянувшее облегчение и счастье. – Мы знакомы с детства, и ты всегда была рядом. Не оставляла нас с отцом ни при каких обстоятельствах. Я мог бы и догадаться. Чувствую себя глупцом.
– Откуда ты мог знать. Тит отлично все распланировал. Главное, мы снова вместе. Мне так много надо тебе сказать!
– Может сначала закончишь историю для всех? – Алес нелепо помахал рукой, напоминая воркующей парочке, что они по-прежнему не одни.
– Да брось, Ал. Дай деткам насладиться моментом! – запротестовала Абангу, с досадой хлопая племянника по руке. Несмотря на почтенный возраст, она, как и все, разместилась на полу, напротив больного, дабы в очередной раз услышать рассказ пилигрима. – Они такие милые! Когда я еще увижу столь трогательную цену?! Ты до вчерашнего вечера одиноким ходил, да и теперь – ледышка. Не особо афишируешь чувства, – без стеснения заявила она, вгоняя одновременно всех четверых молодых людей в краску.
– Ты прав, Умник. Вернусь-ка я к рассказу, – неловкого сконфузившись, пробурчала Иля, стараясь смотреть куда угодно, лишь бы не на смущенные лица ребят. – Свидание с профессором состоялось пятого июня, в последний день пребывания во вселенной №17637. На следующее утро, группа Кира отправлялась в свою реальность. К тому моменту Тит исчерпал запас роста с излишком. Он лично изучал аномалии в каждой из двадцати двух мирах и отныне, прыжки сквозь черные дыры грозили ему смертельной опасностью. Мне жаль, – девушка сочувственно сжала плечо Нила, судорожно пытаясь подобрать правильные слова.
– Не надо, – попросил тот, прежде чем подруга успела что-то придумать. К горлу подступила тошнота, боль и обида. – Он признался, когда отправлял меня на чужую Землю. Поэтому я был ему нужен. Процесс спагеттификации не позволил отцу прибыть самостоятельно и исправить оплошность лично. Старик виноват в случившемся сам. Не стоило безрассудно бросаться с головой в исследования. Но они всегда были для него важнее сына. Так что первый шок давно прошел. Просто продолжай.
– Кроме меня и Перчинки о страшном недуге Тита никто не знал. Это нас и спасло. Легионеры Фемиды были уверены, что он каким-то чудом сбежал в одну из реальностей коалиции. Они и не думали искать в мире, где все началось. Благодаря недальновидности пилигримов, я без проблем передала профессору слова Карны, а он в «награду» запретил общаться с тобой! – сердито выпалила Иля, багровея от досады. – Велел до его появления во Вселенной №1 держаться подальше. Старик знал, ты меня возненавидишь, но сказал: «Так надо». Никто не заподозрит сговор, и я останусь верным соратником в глазах Кира. Мы расстались. Я отправилась домой, ждать прихода сообщника, а он продолжил разбираться с загадкой Константы. На месте я передала Перчинке дату и время возвращения ученого. Она должна была, используя свое КЭМИ, обеспечить ему переход на нашу сторону. И пока девочка подготавливала план, я упорно продолжала игнорировать тебя, играя роль стервы.
– Ублюдки. Во всем виноваты наши отцы. Никто больше. Я ровнялся на них, считая великими людьми, а они на деле оказались гнусными разрушителями миров, не достойными и капли уважения!
– Не говори так о профессоре! Он хочет вернуть все на свои места.
– Да, за наш с тобой счет! Мы пытаемся все исправить, а Тит мечтает загладить вину!
– Сейчас не время спорить, – вмешалась Карна, грубо перебив обоих. – Расскажи, что было дальше, – не терпящим возражения тоном, приказала она пилигриму.
– Ученый покинул вселенную №17637 седьмого сентября, за день до происшествий, что всем уже известны, – послушно продолжила Иля, бросив извиняющийся взгляд в сторону подруги. – План Перчинки сработал безукоризненно. Никто не заподозрил о его проникновении на ПАК. Мы встретились. Я до глубины души была поражена метаморфозами, произошедшими в профессоре. Как и раньше, он выглядел ухоженным и опрятным, но состарившимся лет на двадцать. Старательно скрывая усталость и боль, Тит поведал, что все три месяца создавал систему, способную разыскать нужную нам реальность среди множества посещенных пилигримами. Не знаю, как ему это удалось, но в итоге он не промахнулся.
– С алгоритмом поиска как раз все ясно, – устало потирая воспаленные глаза, моментально разобрался в действиях отца Нил. – Старик искал аномалию в тех мирах, где мы побывали. Карна из вселенной №17637 дала ему на этот счет четкие указания. «Необратимые процессы изменения начались одиннадцать лет назад», – как раз в тот день, когда сюда прибыл Нат и запустил первый КС. Тит догадался, что речь идет о проверенной, но по каким-то причинам списанной в неликвид, планете. Оставалось просчитать наиболее вероятные варианты одиннадцатилетней давности.
– Наверное, так и было. Я поверила профессору на слово и выполнила свою часть плана: оставила для тебя записку и приложить подробную инструкцию от Перчинки. Таким образом, ты проник на Юй-Ди и добрался до главного зала адронного коллайдера. Мы должны были вместе прибыть на эту планету, но в какой-то момент все пошло не так …

***

Вселенная №1. 8 сентября 2124 год. Воды Атлантического океана. ПАК Юй-Ди.

С огромным элеумом наперевес, Иля осторожно пробиралась в центральное помещение для отправки в параллельные миры. Последние два часа, для отвода глаз, она торчала в спортзале, но так нервничала и боялась опоздать, что рассеянным поведением только привлекала еще больше не нужного внимания. Бросив гиблое дело, девушка решила выйти пораньше и разведать обстановку. Душа была не на месте. Несколько месяцев она избегала встречи с Нилом и теперь с нетерпением ждала, когда наконец сможет поведать другу правду. Пилигрим в ярких красках рисовала дивную картину, как тот, в порыве чувств, бросается ей на шею, обнимает и тихо шепчет на ухо слова благодарности. Возможно и вечной любви, поскольку на деле между ней и Шином ничего никогда не было. Беспечно витая в прекрасных мечтах, заговорщица добралась до очередного пролета и вдруг услышала сквозь несколько стен взволнованный голос отца:
– Вы уверены? Это точно были они?!
– Никаких сомнений, – отчеканил грубоватый голос Рема. – Программа засекла обоих по физиологическим параметрам. Профессор в пятнадцатом отсеке. Петляя через подсобные и технические помещения, он движется по направлению к главному залу, где сейчас находится его сын. Им однозначно помогает кто-то опытный и хитрый, прослуживший на ПАКе не один год. О некоторых лазейках на пути нарушителей не знал даже начальник охраны, – здоровяк побледнел, понимая, что следующее заявление вызовет очередную дозу отборного мата. – Однако считать данные сообщника не удалось. Личность осталась засекреченной. Мы имеем дело с отличным хакером. Не каждый смог бы остаться для защитной системы невидимым. Тита негодяй тоже пытался стереть, но явно торопился и упустил некоторые мелочи. Старику столько лет, что подчистить все оказалось нереально. Понятия не имею, с какой целью преступники пожаловали на Юй-Ди, но подозреваю, что они хотят вместе скрыться где-то в параллельных вселенных.
– Ты плохо знаешь бородатого прохиндея. Скорее он с мерзким отпрыском нашел лазейку для спасения никчемных реальностей. Ублюдок наверняка вычислил новую Константу, – гневно прошипел Кир и, судя по звуку, что-то звонко запустил в громилу. – Выясни, кто провел его незамеченным домой, а иначе отправишься вместе с товарищами-неудачниками, прозевавшими Тита, на Космическую Гавань. Останетесь торчать там до конца поганой жизни и сгниете заживо без права на амнистию!
– Мы все исправим, профессор, – затравленным голосом промямлил пилигрим извиняющимся тоном. – Руководитель технической службы выясняет, кто из его людей мог обладать достаточно продвинутыми навыками, чтобы удалить секретные данные гражданина Вселенной №1. Шин с небольшим отрядом отправился на поимку ученого. Через десять минут террорист будет готов к допросу. А сыном я сейчас займусь лично.
– Нет! За Нилом мы следили достаточно долго, чтобы понять: идиот не в курсе происходящего. Старик важнее. Отправляемся за ним!
– Будет безопаснее, если вы останетесь здесь.
– Заткнись и следуй за мной, безмозглая груда мышц…
– Черт, Перчинка, ты же гений, как можно было допустить ошибку, – срываясь с места и больше не боясь с кем-то столкнуться, пробормотала Иля, на всех парах несясь к следующей точке маршрута. По ее расчетам, сообщники должны были быть там.
– Фиалка?! – подпрыгнув от неожиданности, воскликнул седовласый мужчина, стоило девушке вырасти перед ним за ближайшим поворотом. – Почему ты не в главном зале?
– Да, зачем все портишь? – возмущенно вторила ему малявка, со всего размаху врезаясь в спину старика и больно ударяясь длинным горбатым носом. – Нужно четко следовать моим указаниям, а не заниматься самодеятельностью!
– Я пришла предупредить! – сердито парировала пилигрим, приосаниваясь и выставляя грудь колесом. – Ты что-то упустила и Тита с Нилом вычислили! Кир с командой направляются сюда, на перехват. Говорила, не будь самонадеянной и проверяй за собой по десять раз!
– Черт… – грубо выругалась девчушка, что никак не стыковалось с тщедушным видом юной особы. – Следуйте за мной. Раз засветились, отбросим предосторожности и пойдем коротким путем.
Срезав пару помещений, подросток, как и обещала, сквозными переходами, довела друзей до пункта назначения. Когда до дверей оставалось несколько поворотов, пожилой ученый резко остановился и, категорично замотав головой, преградил дорогу Иле.
– Дальше мы с Перчинкой пойдем вдвоем.
– Какой бред!  Я иду с вами и точка, – возмущенно заверещала спутница, так и норовя протиснуться мимо высоченного мужчины. – Пусти!
– Нет! План сорвался. Мы не можем рисковать операцией. Нам необходимо быть на шаг впереди неприятеля. Никто не справится с этой задачей лучше тебя. Как только переправим Нила на другую сторону, Кир вычислит его координаты и пошлет погоню. Постарайся, во что бы то ни стало, оказаться в ее числе. Когда ситуация накалится до предела и оставаться в тени станет невозможным, раскройся сыну и помоги переправить Карну в нашу реальность.
– Но что будет с вами?!
– Не беспокойся. Перчинка уберется подальше, как только сделает все, что требуется. С ее талантами и юным возрастом никто не догадается, что именно она провела преступников на ПАК. А что до меня… Неважно. Сразу все равно не убьют. Мой мозг годами копил важную для ИСНГ информацию. Пока ее не выкачают, я буду жить. Единственный минус: вам придется вытащить меня из плена.
– Бредовей идеи не придумаешь! – фыркнула пилигрим, все еще предпринимая безуспешные попытки прорваться в сторону главного зала.
– Помни, время на исходе. Вы должны торопиться, – словно, не замечая сопротивления, наставлял меж тем Тит. Мертвой хваткой он вцепился в плечи девушки, насильно заставляя посмотреть ему в глаза. – И главное. Пока находишься под прикрытием, какой бы приказ не отдали – выполняй. Поняла? – слегка встряхнув мигом осунувшуюся собеседницу, потребовал мужчина грозным тоном. – Ты поняла, Фиалка?
– Да, – нехотя промямлила Иля, опуская заслезившиеся глаза.
– От твоих действий зависит будущее метавселенной, – сильнее вжав пальцы в тело сообщницы, с угрозой проревел профессор, – а потому еще раз спрашиваю: ты поняла?
– Да! Поняла. Если потребуется, я убью тебя, но не раскроюсь раньше времени… – в ушах эхом раздались приближающиеся шаги. – Отец близко, бегите! Перчинка, позаботься о них! – только и успела бросить девушка, прежде чем из-за поворота показалась команда Кира.
– Что ты тут делаешь? – возмущенно выпучив глаза, заорал на подчиненную Рем. – Ты была на другом конце Юй-Ди, в спортзале…
– Когда услышала знакомый голос предателя, – огрызнулась Иля, решив, что лучшая защита – нападение. – Забыл мое КЭМИ? Я бросилась сюда. На подмогу. Не хотела упускать шанс поймать гада!
– Отставить споры! – став почти пунцовым, вмешался толстяк. – Молодец, деточка, радуешь отца. А теперь все бегом за преступником!
Легионеры настигли беглецов, когда ворота перед их носом плотно захлопнулись. Пока остальные судорожно пытались взломать замок, девушка, уйдя глубоко в себя, застыла на месте с глупым, испуганным выражением лица. Что только не промелькнуло в ее голове. От картинки, где она убивала Нила, до безумного финала, где погибала сама. Иля не помнила, как на ватных ногах забежала в большой зал, как Кир разговаривал с Титом, как любимый человек стоял по ту сторону тубы для отправки в иные реальности. Она очнулась, когда услышала приказ отца и поняла, что настал момент, о котором ее предупреждали. Нужно было стрелять. Пилигрим подняла припухшие от бессонных ночей глаза и, посмотрев на старика почти с мольбой, мечтала уловить малейший намек на отречение недавней просьбы. Но тот, казалось, специально игнорировал любой контакт. Сдержав данное обещание, она подняла тяжеленную пушку и, скрепя сердце, выстрелила.

***

Вселенная №7693. 13 сентября 2124 год. Лесная чаща в ста двадцати километрах от мегаполиса Юнион. Дом Абангу.

– Затем ты исчез, а Тита схватили и отправили в изолятор. Где он сейчас, я не знаю. Главное, старик жив, – под облегченный вздох Нила, сообщила Иля с видом затравленного провинившегося ребенка. – Перчинка тоже в безопасности. Маленького гения не вычислили. Она благополучно продолжает работать младшим техническим сотрудником Юй-Ди. Никому и в голову не пришло, что сложные махинации с дорогостоящим оборудованием окажутся под силу подростку. Твой отец – мудрый человек. Быстро заметил в девочке нечто особенное. Он всегда видел людей насквозь. Не то, что мой папаша. Кира вечно интересовало только пополнение собственного цирка беспринципными уродами и отъявленными негодяями. Вот он и поплатился за эгоизм, – с отвращением прошипела пилигрим, съеживаясь и передергивая плечами. – Остальное вам известно. Я продолжала выполнять приказы, пока не оказалась в квартире Златы. Там я поняла, что больше не могу скрываться и, если не спасу Карну, то всему придет конец. С легкостью похитив в неразберихе напуганную Константу, я умудрилась увести нас достаточно далеко, чтобы Рем окончательно потерял запах.
– Но почему вы пришли именно к Абангу? – переводя взгляд с одной девушки на другую, изумился безупречному совпадению Алес. – Координаты дома мало кому известны… Ника, – быстро догадался он, моментально мрачнея при одном воспоминании о смерти близкого друга. – Как она узнала, что мы с Нилом окажемся здесь?
– Не «она». Я, – мягко произнесла Карна, легонько дотронувшись до спины парня. – Как только мы расстались и расселись по разным аквакарам, в душе все перевернулось. Я уже тогда начала чувствовать неладное. Нутро взбунтовалось против задуманного плана, будто стремилось убедить, что он заведомо провальный. Мне было не по себе, и я поделилась страхами с твоей подругой. А пока рассказывала, вспомнила про тетушку и вдруг решила: возле нее единственное место на планете, где я окажусь в безопасности, и куда ты примчишься попрощаться с единственным родным человеком. Услышав опасения, агент тепло улыбнулась, и сама переслала на мой пробук местоположение дома Абангу.
– В Нике я не сомневался, но что насчет Ната? Если Нилу должна была помочь Иля, то, какое место в истории отведено ему? Банальное течение обстоятельств?
– Мироздание не допускает случайностей, – твердо возразила Константа, устремив осмысленный глубокий взгляд в пустоту. Она будто черпала оттуда истины, доступные только ей, и из обычной женщины вмиг превратилась в нечто сверхъестественное и непостижимое. – Если бы одиннадцать лет назад пилигрим не попал сюда, Тит никогда не обнаружил бы нашу реальность. Как следствие: Умник не спас бы Ната, тот не занял должность директора ВНСПБ и все мы никогда не встретились бы. То, что происходит – взаимосвязано, строго отстроено и идет своим чередом.
– Ты стала говорить, как она, – с грустью заметила Иля, печально опуская глаза. – Моя Карна из мира №17637. Меня это пугало тогда, пугает и сейчас.
– Значит, скоро она начнет видеть вещи, неподвластные человеческому разуму, – Нил безотрывно наблюдал за брюнеткой на протяжении всего разговора. На краткое мгновение он стал своим отцом, все размышляя и никак не понимая, что особенного было в Константе. – И тогда мы узнаем, что подразумевала ее сестра…
– Мне знаком этот отрешенный вид на умной физиономии, – проницательно заметил Алес, с интересом наблюдая, как друг пропадает где-то в недрах подсознания. – Ты используешь КЭМИ. Просчитываешь варианты. Но что тебя смущает?
– Последние слова аномалии, переданные через Фиалку. Помните? Карна сказала: «они были первооткрывателями, волею случая не переступившими черту». Какую подсказку она пыталась донести? Что такого вы открыли, чем не смогли воспользоваться?
– Считаешь, девушка подразумевала параллельные вселенные? Исключено. Открой кто-то из независимых деятелей науки нечто похожее на порталы, ВНСПБ узнало бы об этом. Да и вспомни о Нате. Торчал бы он здесь, имея возможность вернуться домой, к дочери? Нет, речь шла о чем-то другом.
– Согласен, но есть одно «но». Вы могли не знать о своем открытии, – туманно предположил Нил, прокручивая в голове различные вариации. Одна из них показалась любопытной, и он озарено уставился на агента. – Когда мы очутились в Каменных Джунглях Тары, мне не померещились те странные, будто эволюционировавшие из осьминогов, существа?
– Если так, то теперь нас связывает еще и общая галлюцинация.
– И то, что происходило в аномальной зоне не эксперимент местных ученых?
– Нет!
– Не бред моего больного воображения?
– Да нет же! Все это было. Я сразу предупредил: неизвестно с чем мы там столкнемся.
– Тогда расскажи, что встретил в первый раз. Когда попал на «берег» один.
– Огромные машины, работающие на пару и многочисленных поршнях. Людей в механических доспехах со старинным, но в то же время усовершенствованным оружием в руках. Лес, изменившийся до неузнаваемости. Было жутко холодно, валил снег, и шла ожесточенная битва. Я бы решил, что все наваждение, но на моих глазах погибло несколько Легионеров Фемиды. Так что случившееся в Каменных Джунглях Тары, нам не приснилось. К чему ты клонишь?
– До вас до сих пор не дошло?! – обведя друзей надменным взглядом, восторженно воскликнул Нил. – Ваши разломы не что иное, как порталы в другие реальности, точнее их кусочки! Вы неосознанно открыли секрет перемещения в пространстве еще в 2052 году, – пояснил он, открывшим от изумления рты, ребятам. – Уверен, на ПАКе тогда изучали червоточины. Опыт вышел из-под их контроля и спровоцировал взрыв с последующими разрушительными катаклизмами. Серьезная авария повлекла за собой необычный выброс, в результате чего появился аномальный лес и прорывы в тонкой материи мироздания. Тогда, если мои расчеты верны, а они верны, «суша» – пограничная зона между двумя версиями Земли, «берег» – небольшой отрезок одной из бесконечного множества реальностей, а «море» – не что иное, как черная дыра. Вход в параллельную вселенную, на участке которой вы в данный момент оказались.
– Выходит КС и НСП возникли из-за нас? – насупился Алес, протестующе складывая руки на груди. – Не вы, а мы виноваты, что миры исчезают?
– Нет. Тяжелая ноша по-прежнему давит на наши плечи. Вы надорвали ткань метавселенной, но не смогли добраться до сути. Все, кто попадал в аномалии, не продвигался дальше «берега», вероятно погибая от рук враждебно настроенной реальности. А если кому и удавалось добраться до «моря», он умирал, не успев приблизиться к червоточине. К-9 вы до сих пор не изобрели, а без него находиться рядом с черной дырой невозможно. Но если бы костюм у вас был… – округлив глаза до невероятных размеров, восхищенно протянул ученый. – Вселенная №7693, начиная еще с прошлого века, стала бы неоспоримым лидером. Страшно представить, чего бы вы добились к сегодняшнему дню, путешествуй на просторах мироздания столько времени. Черт, если бы не гуманистические идеи, тормозящие ваше развитие…
– То мы бы сейчас были похоже на людей еще меньше, чем вы, – огрызнулся агент, заставляя друга начать оправдываться.
– Знаю, вы считаете, меня жестоким, холодным типом, – затараторил тот извиняющимся тоном. – Не стану отрицать, так и есть. Но здесь я сильно изменился и благодаря вам понял, что человеческая жизнь бесценна. Без нее прогресс не возможен, иначе на Земле остались бы лишь Каменные Джунгли Тары.
– Жаль Нат за столько лет не проникся теми же идеями. Но вернемся к твоей теории. Значат ли озвученные выводы, что мы можем попытаться проникнуть в вашу реальность при помощи разломов?
– Однозначно! – с самодовольным видом подтвердил Нил и нетерпеливо заерзал на диване, словно готов был отправиться к аномальным зонам уже сейчас. – Все, что нам потребуется: раздобыть несколько модифицированных костюмов и найти правильный вход.
– Первая задача сложна, но решаема. Как быть со второй?
– Проблем не должно возникнуть. КЭМИ взломает базу данных ВНСПБ и вычленит нужную информацию о лесе. Мне останется только сопоставить ее с новыми фактами и произвести необходимые расчеты.
– А что с Титом? – вмешалась Иля в разговор мужчин. – Никто из нас понятия не имеет, какие действия нужно предпринять Константе, чтобы спасти миры. Без профессора мы не справимся.
– Придется придумать, как вытащить отца из плена до того, как здесь все развалится, – согласился с ней ученый.
– У меня есть на сей счет некоторые размышления, – Алес обвел сообщников заговорщицким взглядом, – но, боюсь, они вам не понравятся.
– Я готова безоговорочно довериться любым твоим предложениям, – мягко вставила Карна, широко улыбаясь идеальными губами. – Метавселенная на нашей стороне, чтобы мы не задумали.
– Верно. Она будет стараться помочь тебе всеми доступными средствами, – поддержал девушку Нил, горячо сожалея, что нет времени исследовать странную, идеально похожую на человека, «пилюлю» для выздоровления иллюзорного создания. – Мы столько лет изучали пространство, забывая главное: черные дыры еще и время. У мироздания свои замыслы на будущее. В отличие от нас, оно может предвидеть все миллиарды случайностей, что происходили, происходят и будут происходить. Каждое наше решение – ее глобальный, продуманный до мелочей, план, почву для которого она заложила и подготовила еще давным-давно.
Надежда вновь вернулась в сердца молодых людей, заставляя поверить, что смерть друзей была не напрасной. Позитивные мысли как нельзя лучше настраивали на верный лад. Грели души и добавляли бодрости перед последним, самым сложным испытанием в жизни. Но стоило ребятам приободриться, пол под ногами, точно в назидание за легкомыслие, мелко задрожал и принялся ходить ходуном. Однако вместо очередного разросшегося землетрясения и разверзающейся тверди, отовсюду послышался оглушающий грохот. Казалось, гром из тысяч гроз гремел прямо над их головами.
– Что-то новенькое… – застыв в полусогнутом балансирующем состоянии, настороженно просипел агент ВНСПБ. – Срочно выбираемся наружу!
– Постой, нет! – Иля замерла с раненным Нилом на плече и жестом приказала не шевелиться. – Я слышу сбивчивое неосторожное дыхание. Кто-то возле дома пытается убежать от опасности. Все это время мы были не одни, – прохрипела она, изо всех сил пытаясь прислушаться. – И раз гость до сих пор вел себя тихо, значит он в курсе моего КЭМИ. Это однозначно пилигрим. Если бы не катаклизм, гад не допустил бы ошибки. На улицу высовываться нельзя.
– Внутри сейчас не менее опасно, – возразил парень, активируя ниндзя-то и выставляя перед собой. – Я выйду через парадную дверь, а вы идите на задний двор. Фиалка, ты за всех в ответе.
Девушка послушно махнула головой и повела процессию на выход. Алес же, осторожно перебегая от угла к углу, благополучно добрался до главного входа. Выглянув в окошко, он не заметил ничего подозрительного и, немного успокоившись, слегка приоткрыл дверь. Осмотревшись по сторонам, агент бесшумно проскользнул на крыльцо и пораженно замер, непроизвольно опустив меч и позабыв обо всем на свете.
Никаких слов не хватило бы передать, сколь сильно повезло друзьям. Быть может так метавселенная напоминала о своей заботе. Дом тетки, некогда стоявший посреди могучего леса, ныне одиноко возвышался в метре от гигантского обрыва. Образовавшись за считанные секунды, кратер возник в земле из ниоткуда, жадно поглотив все, что было раньше по соседству. Деревья, камни, невысокие горки, животных, птиц и даже небольшое, вставшее на пути и теперь благополучно стекавшее каскадом вниз, природное неглубокое озеро. Но самым страшным и поражающим воображение было не это. Из вновь созданного бездонного разлома вверх тонкими прозрачными лучами вздымалось еле окрашенное в оранжевый цвет спектральное полотно, безупречно переливавшееся в лучах дневного солнца.
Закрыв рот и кое-как найдя силы передвигаться, молодой человек собрался обогнуть жилище и присоединиться к остальным, но не успел повернуть за угол, как почувствовал у виска нечто холодное и неприятно впивающееся в кость. Он резко остановился и рассмеялся. В последнее время встречи подобного рода стали для него нормой.
– Какая неприятная традиция, – не унимался парень, гогоча во все горло. Ожидая обнаружить за спиной Рема или Шина, он резко развернулся и обомлел. – Ты? – только и выдавил Алес, обнаружив перед собой довольное лицо Ната.
– Разочарован или может ждал кого другого? – с напыщенным видом заявил мужчина, целясь бывшему другу точно в лоб. – Занимательную историю я тут услышал. Пожалуй, теперь без сомнения есть шанс попасть домой. Обсудим варианты?

Глава 13. Равновесие

Вселенная №7693. 14 сентября 2124 год. Воды Атлантического океана, крейсер Миллениум.

Наконец события подошли к логическому заключению. Нат устал от чопорной реальности, которую с одной стороны успел полюбить за добродушную самобытность, а с другой люто ненавидел за отсутствие любимой Ады. Пару лет назад, мечтая утешить родительскую тоску, он даже пробовал разыскать себя и дочь в этом мире, но местная история оказалась еще более плачевной, чем его собственная. Двойник пилигрима, экстремал и спортсмен, всю жизнь был одинок. Он не завел семью из соображений совести. Боялся однажды не вернуться из опасного приключения и оставить жену и детей без отца и мужа. В итоге так и вышло. Одинокий волк случайно погиб в Гималайских горах во время восхождения.
Но теперь невзгоды оказались позади. Какой бы тяжелый выбор не стоял, у директора появился шанс. Настала пора задуматься о будущем. Нат не знал, поступал ли верно, а потому внутренняя борьба мучила его постоянно. Мужчина и сейчас, торопясь в каюту Кира, чувствовал, как в нем по-прежнему состязаются два разных человека. Злой и уставший, отдавший последние одиннадцать лет поискам выхода из скучной вселенной №7693, готов был пойти на что угодно, лишь бы еще раз увидеть милую улыбку дочери. А унылый и нерешительный, непрестанно терзавшийся угрызениями совести, считал пиком эгоизма ставить личные привязанности выше миллиардов невинных душ. Первый, упорно твердил, что дороже ребенка нет ничего на свете, так почему бы Константе не сгинуть? Пусть прочие версии Земли канут в прошлое, зато у Ады будет будущее. Но голос противника тут же протестовал: погибнут двадцать две реальности с разумными видами и тысячи с потенциальными, – и все ради спасения одной жизни.
Несмотря на сложный внутренний диалог разбитой надвое личности, не дававшей директору покоя, выбор был сделан. Во многом на него повлиял ужасный вид, преследовавший делегацию с арестантами всю дорогу до Миллениума. Большую часть экопоселений, расположенных до Юниона, поглотили огромные трещины-дыры. Разверзнувшись, они выпустили непрерывный поток НСП, который, в свою очередь, устремившись к термосфере, с каждым часом все больше расширял границы тотальной оккупации. Тех немногих, кого не постигла участь моментального уничтожения, ждала иная напасть. Их смывали сильнейшие потоки воды и селя, сжигали огненные смерчи, образовавшиеся из многочисленных пожаров, или отравляли летучие газы, случайно высвободившиеся наружу. Не будь у агентов ВНСПБ Марлинов, способных трансформироваться под любую поверхность, и они и пленники давно были бы мертвы. В столице дела обстояли не менее плачевно. Эвакуировать людей было некуда. На всей планете царили хаос, ужас и катаклизмы. Почва ходила ходуном, провоцируя не только землетрясения, но и цунами, полностью поглощавшие прибрежные города. Спящие вулканы, одновременно активизировавшись, выжигали раскаленной лавой целые поселения. А неконтролируемо выходящие из-под земли спектральные полосы, выкидывали в неизвестность сотни тысяч людей, неся с собой все новые стихийные бедствия: ураганы, смерчи, песчаные бури, ледяные грады.
Нат очумело затряс головой, заставляя разум вычеркнуть из памяти жестокие картины. Но на смену им пришли не менее мучительные воспоминания о недавнем разговоре с Радосом. Директору неимоверными усилиями удалось убедить сенатора вновь пойти на сделку с Киром. Теперь ошибок быть не могло. На кану стояла жизнь дочери толстяка против свободы Тита. Пилигрим лично присутствовал во время беседы титанов и реакция профессора на, несомненно, дерзкое предложение была бесценна.
– Как смеете вы предлагать столь наглый обмен? – мучаясь отдышкой ярости, бушевал он, покрывшись алыми пятнами негодования. – Мы искали в вашей реальности преступников, а вы взяли в плен подданного Вселенной №1, да еще и Легионера Фемиды! По законам коалиции…
– Я устал повторять: мы не входим в ваш союз и не подчиняемся его законам, – в очередной раз грубо оборвал зарвавшегося гостя уважаемый старец. Для усиления эффекта он многозначительно приподнял одну седую бровь, а следом непроизвольно поползла и вторая. – К тому же, ваша хваленая агломерация, как и мы, скоро перестанет существовать. Все исчезнут, оставив зачинщика в гордом одиночестве. Так что не вам осуждать условия сделки. Вы или предоставите нам в распоряжение ученого, или Иля останется здесь, погибать вместе с умирающим миром.
– Вы серьезно полагаете, мне позволят обменять Фиалку на военного заключенного? – трясясь от злости и негодования, пухлый мужчина угрожающе покачал перед носом сенатора жирными кулаками. – Он умнейший человек на планете и знает слишком много, чтобы попасть в чужие руки!
– Нам не нужны ваши секреты, мы лишь хотим узнать свой.
– ИСНГ ни за что не согласится!
– Так постарайтесь убедить их, а иначе лишитесь единственной дочери.
– Допустим мне удастся уговорить правительство насчет Тита, но оставить Константу в живых не получится ни при каких обстоятельствах.
– Девушка останется здесь и точка. Если я верно понял, находясь дома, она ничем не угрожает вашей реальности. Забирайте Илю и убирайтесь. Вы ничего не потеряете в итоге. Наша планета не протянет и пары дней. Преступники так и так погибнут.
– Вы действительно считаете, старый безумец сможет вам помочь?
– А есть другие варианты? Вы с самого начала знали, что никакой протокол «Митра» и космические корабли не уберегут нас от угрозы НСП и КС, – все больше злясь и распыляясь, негодовал старец. – Нам некуда бежать. Если кто и способен изменить ситуацию, то тот, кто все начал!
– Вы понимаете, что профессор серьезно болен? Еще один переход станет для него губительным. Он умрет раньше, чем спасет ваш мир! Посему предлагаю альтернативу: пусть кто-то из сотрудников ВНСПБ прыгнет во Вселенную №1 и лично расспросит обо всем Тита.
– Я, возможно, скажу нетипичную для нашего менталитета вещь, но сложившиеся обстоятельства вынуждают действовать грубо. Какая разница сколько времени проживет этот человек? Главное, чтобы хватило все исправить.
– Я мог бы заставить сделать то, что мне нужно, – с гонором вспылил Кир, не найдясь с ответом.
– Понимаю, поэтому нахожусь здесь ни один. Убедить всех одновременно у вас не получится, – обводя взглядом почтенных членов парламента, экстренно собравшихся на Миллениуме, саркастично заметил Радос. – Времени осталось в обрез. Решайтесь.
Директор ВНСПБ нервно передернул плечами, отгоняя очередное наваждение. Он и не думал, что план сработает настолько безукоризненно. Скрепя сердцем, глупый толстяк согласился на обмен, заранее зная, что ему откажут. Нецелесообразность сделки была очевидна: важнейший для мирового правительства ученый или обычный пилигрим. И тут, в наиболее безысходный для Кира момент, на сцену выходил он – Нат. Пришелец, одиннадцать лет проживший на чужой территории и давно заслуживший безоговорочное доверие СОКа. Только он мог уговорить сенат пойти на уступки и послабления, но в обмен ему требовалась услуга.

***

Появление Ната в личной каюте Кир расценил как неуважение и угрозу. В грубой вульгарной форме он попытался выгнать ворвавшегося в покои наглеца, стоило тому переступить порог.
– Кто ты такой, что посмел нарушить уединение посла? – верещал толстяк, от негодования раздувая и без того пухлые щеки. – Я уже сказал, следующий прыжок ровно в четыре! Решить вопрос обмена раньше мне не под силу. Нечего здесь ошиваться. Убирайся!
– Успокойтесь, профессор. Я пришел не поторапливать или контролировать, – многозначительно ухмыльнувшись, сообщил мужчина в шрамах. Грозный облик собеседника нисколько его не смущал. Скорее веселил и возвращал к давно забытым ощущениям изворотливости и хитрости. – У меня к вам заманчивое предложение.
– И что же сопляк из однообразной убогой реальности собрался предложить гражданину высокоразвитой цивилизации? – не скрывая сарказма и желчи, расхохотался Кир, тыча пальцем в простака, щеголявшего перед ним с надменным достоинством.
– Себя, – Нат вразвалочку пересек комнату и вгляделся в единственное окно: не подслушивает ли кто снаружи. – Не хочу исчезнуть вместе с доживающей свои дни планетой.
– «Себя»?! – едва не поперхнувшись, толстяк перестал смеяться и недоверчиво уставился на гостя. – Я знаю, кто ты. Директор задрипанного агентства мировой безопасности вселенной №7693. Но совершенно не понимаю, чем может быть полезен выдающемуся ученому союз с никчемным охранником.
– Не думайте обо мне столь мелко. Вы понятия не имеете кто я.
– Неожиданно. Чего я точно «не думал», так встретить предательство и трусость на патриотичной и самоотверженной версии Земли.
– Вы правы, здесь живут исключительно добропорядочные идиоты. Только вот незадача: я не из их числа. Возможно, проблема состоит в злом случае, заставившем меня застрять в нелепой реальности.
– Так ты, – прищурив левый глаз, а второй широко распахнув, догадался наконец толстяк, – тот неудачник, что умудрился пропустить сеанс связи. А-ха! Одиннадцать лет. Как можно было столько времени терпеть приторно-правильное общество и не помереть со скуки?
– Меня грела мысль о дочери. К тому же, народ здесь доверчивый. С навыками пилигрима и отличным КЭМИ, я быстро взлетел по карьерной лестнице до самых высот. Как вы верно подметили, на меня возложили должность руководителя наиболее важного агентства планеты. Не это ли говорит о неограниченном авторитете и доверии, что я заслужил? СОК прислушивается к моим словам, особенно в моментах, касающихся параллельных миров.
– Так вот в чем дело, – с нарастающим любопытством рассматривая гостя, профессор попытался считать мотивы поведения пришедшего. На словах все было предельно ясно, но стоило ли доверять человеку, прожившему много лет на чужбине? Бывший прыгун ни на шаг не отходил от сенатора Радоса и вполне мог прийти сюда, чтоб заманить в хитрую ловушку. – Хочешь вернуться домой и взамен предлагаешь накопленное влияние? И зачем мне оно?
– Будет вам. Я тоже гражданин Вселенной №1 и прекрасно понимаю, что у вас не получится уговорить ИСНГ на неравноценную замену.
– На что ты намекаешь? Я с легкостью договорюсь с правительством. Последняя Константа здесь. Обмен пойдет на пользу всем.
– Вы можете врать СОКу, Кир, но не мне. До талантов ваших питомцев я может и не дорос, не могу понять по лицу, говорит ли оппонент правду, но я и не абориген, готовый поверить в любую чушь, что скормят. В моей памяти еще свежи основополагающие принципы родины, где прогресс с жадностью заглатывает человеческие жизни, не зная разбора и жалости, – кровожадно сверкнув глазами, сурово процедил сквозь зубы Нат. – Вам не под силу освободить Илю из заложников. Максимум, на что вы способны: вернуться с несколькими десятками пилигримов, дабы попытаться отбить дочь. Но бессмысленный поступок никого не спасет. В условиях безысходности люди подвержены отчаянью. Сколь бы благородны они не были, катастрофа перекроит их в жестоких зверей. Приведите хоть всю армию Легионеров Фемиды, вы все равно ничего не добьетесь.
– В чем заключается суть предложения? – чувствуя в словах собеседника непоколебимый настрой, Кир решил пойти на риск и довериться. Дерзкий незнакомец был прав. Другого способа вернуть родную кровь у него не было.
– Парламент не отдаст девушку, пока не получит Тита. Вы, конечно, можете попробовать подменить ученого на фальшивку, но не советую. Здесь его сын и я, те, кто с удовольствием подтвердят подлинную личность старика.
– Я не дурак и не собирался делать подобного. Ближе к делу. Оставь ужимки и уловки для глупых сенаторов. Говори, как есть.
– Да вы и сами обо всем догадались. Местное правительство безоговорочно доверяет мне. Особенно Радос, который имеет неоспоримое влияние на остальных членов политического кружка. Я устрою личную встречу со стариком, а вы, используя КЭМИ, убедите его в целесообразности отправки агента ВНСПБ на вашу сторону. Как только марионетка подомнет под нас СОК, я, в качестве представителя реальности №7693, отправлюсь домой, побеседую с заключенным и запишу для убедительности разговор на доисторический пробук. Затем передам полученную информацию сенаторам и лично сопровожу Илю во Вселенную №1, где благополучно останусь, покинув тухлый мирок навсегда! Результат и преданность гарантирую. У меня тоже есть дочь, и я сделаю все, чтобы вновь ее увидеть!
– Ты действительно не растерял хватку. Меня устраивает твой план, – самодовольно усмехнулся толстяк, протягивая жирную ладошку для закрепления договора новоиспеченному сообщнику. – Я согласен.

***

Вселенная № 1. 14 сентября 2124 год. Космическая Гавань.

Как и рассчитывал Нат, хитрое предательство прошло четко по сценарию. Он исполнил данные Киру обещания, а тот, в свою очередь, с легкостью переубедил Радоса в необходимости тащить Тита в чуждую реальность. Затуманив разум сенатора, толстяк пообещал устроить посланнику личную встречу с заключенным и никоим образом не вмешиваться в ход беседы.
Не веря свалившемуся счастью, директор ВНСПБ наконец-то очутился дома. Казалось ничто не могло омрачить возвращения. Ни Шин с Ремом, отправленные профессором в качестве надсмотрщиков. Ни разваливающийся пополам миры. Ни многочисленный конвой, сопровождавший под дулом элеумов в Космическую Гавань, где, как выяснилось, находился сейчас ученый. Ни то, что предатель собирался делать дальше. Все моментально отошло на задний план, и он стал с упоением наблюдать за проносившимся в окне Хокингсом: гигантской мировой столицей Вселенной №1. Во время его отсутствия она значительно изменилась. Стала еще более развитой и прекрасной, чем когда-либо. Бывший пилигрим ни на секунду не сомневался в ее возможностях. Он повидал кучу реальностей, но ни одна не могла сравниться с родиной.
За каких-то одиннадцать лет город разросся настолько, что занимал чуть ли не пол Европы. Он был неповторим и уникален. Сначала гостя встречали высоченные, идеально ровные, квадратные, круглые, спиралевидные, да и вообще любой невообразимой формы, здания, на крышах которых красовались длинные металлические наконечники-приемники. Эти чудо-установки черпали неограниченную солнечную энергию со станций на луне и в беспроводном режиме заряжали и заставляли работать все, что попадалось на глаза: бытовые приборы, продуктовые агрегаты, автоматы с напитками, ключевые предприятия с чудовищными производственными мощностями, сложную робототехнику и конечно гигантские очистители воздуха, давно заменившие приевшуюся Нату в мире №7693 зелень. Затем взгляд начинала завораживать каждая мелочь. Висящие в воздухе, словно пухлые блины, иссиня-черные аэровокзалы для воздухоплавательного транспорта. Их разинутые рты то и дело принимали и выпускали бесконечные кары, напоминающие шустрых оборотней пилигримов. Мчащиеся по многоуровневым трассам и мостам, мобили, автоматически подстраивающиеся под общий поток. Те самые, воспетые в воспоминаниях директором ВНСПБ, кафешки с мятным лимонадом, по-прежнему пользующиеся популярностью среди жителей Вселенной №1. Незаменимые в быту сферы забвения: шарообразные заведения, где люди могли отвлечься от повседневных сложностей любым приятным для них методом, от обычных магазинов до свободного киберпространства. Новейшие роботы, следящие за правопорядком и способные не только опознавать, задерживать и сразу устранять нарушителя на земле, но и трансформируясь, исполнять долг на любом недоступном ранее участке: и в воздухе, и на воде, и в космосе. Сверхбыстрые поезда, перемещающие население планеты из одной точки мира в другую за пятнадцать минут. Гигантские экраны, ведущие трансляции не только на небоскребах, но и на дорожном покрытии – для тех, кто несся высоко над всеми. И конечно околоземные вокзалы, откуда обслуживающий персонал, да и просто туристы могли свободно попасть на лунные станции, орбитальные караваны или Космическую Гавань. Сюда и направлялся Нат с огромной вереницей охранников.
Внутри, здание вокзала, как обычно, было до отказа набито непритязательными туристами, желающими посетить ближайшие просторы вселенной, а также единичными заядлыми путешественниками, собиравшимися отправиться на многодневную экскурсию как минимум в сторону марса, полюбоваться на пояс астероидов. Все они, строго соблюдая очередь, выгружались и загружались в модернизированный транспорт, ставший в отсутствие пилигрима еще более вместительным, просторным и скороходным, чем прежде. Стоило директору ВНСПБ оказаться подле черного, крестообразного, сверхмощного, военного космического шаттла, как он тут же понял, насколько сильно скучал по родной сверхразвитой цивилизации. Корабль был великолепен и разительно отличался от того, с чем Нату приходилось сталкиваться раньше. Любуясь последним словом боевой техники, мужчина замер подле красавца, с упоением разглядывая тысячи мелких металлических пластин, покрывавших машину снаружи. Прочные, опасные малютки торчали перпендикулярно к обшивке шаттла и сейчас не могли причинить вреда, но при необходимости моментально превращались в крепкую броню и наиопаснейшее в космосе оружие.
Усевшись в эргономичное, полностью подстраиваемое под тело седока, кресло, Нат, с грустью вспомнил, как глупо растратил лучшие годы в затхлой вселенной №7693 и, как наивно полагал, что рано или поздно примет незнакомый дружелюбный мир. Забудет все прелести прогрессивной жизни. И что в итоге? Он старался, как мог, но кровь победила. Желание вернуться к дочери привело к печальным последствиям.
Мысли путались. Чтобы как-то избавиться от них, мужчина уткнулся в длинное, практически во весь бок судна, открытое смотровое пространство и постарался не думать больше ни о чем, но беспокойство упорно не покидало голову. Разглядывая невидящим взором ярко сверкающие станции, на сей раз разум страдальца затуманили ненависть и злоба. Ушлый хитрый Кир, опасаясь подвоха, а может, просто желая подразнить, не дал директору ВНСПБ возможности встретиться с дочерью. «Сначала дело», – сказал он и омерзительно ухмыльнулся. Образ отвратительного оскала так и стоял перед глазами несчастного отца, моментально заменив неприязнь и отвращение к толстяку на агрессию и гнев. С другой стороны, кто знает, как поступил бы Нат, взгляни он в чистые, добрые глаза Ады. Возможно, после свидания пилигрим никогда не смог бы завершить начатое.
– Господа, мы на месте. Включаю режим посадки, – раздался в кабине голос капитана корабля. Директор ВНСПБ вздрогнул и незамедлительно вернулся в прежнее, уравновешенное состояние. – Всем приготовиться к стыковке.
Мужчина в шрамах впервые за путешествие осмысленно уставился на чудовище, всплывшее за окном. Он никогда не бывал здесь раньше и теперь с трепетным ужасом поглощал увиденное. Космическая Гавань обладала невероятными размерами и более всего напоминала муравейник: миллионы светящихся голубых крошечных окошек на столь же маленьких земляных песчинках-камерах, собравшихся в единый гигантский купол. Впечатление оказалось двояким. Исполин заставлял задуматься о неограниченных человеческих возможностях, неисчерпаемых ресурсах и совершенстве, но одновременно говорил о неидеальности и узколобии их реальности, прятавшей в себе столько негодяев и подлецов. В наивной, но живущей по законам совести вселенной №7693, Нат не встречал подобного противостояния. Криосферы чудаков работали безотказно. Они внушали страх и трепет. Однажды побывав там, заключенный не возвращался снова. А потому, самый злостный нарушитель их планеты представлял собой хулигана, разбившего окно или самоуверенного водителя, случайной ставшего зачинщиком аварии. Так может он ошибся и все, что раньше казалось правильным – вздор и ложь? Может идеальное общество – это не только прогресс и технологии, но и гуманность, отзывчивость, толерантность? А они, те, кто считал себя всемогущими и всесильными, на самом деле идут к регрессу и массовой деградации, предпочитая в погоне за поглощающим развитием, не останавливаться ни перед чем…
– Эй, гражданин двух миров, – грубо ворвался в сознание директора Шин, – мы на месте. Пошевеливайся. Часики тикают. Не успеем вытащить Фиалку вовремя, все останемся в жутких камерах навсегда, – подталкивая в спину нового соратника, злобно предупредил парень. – Пошли, нас уже ждут.
– Заботишься о благополучии девицы, все еще наивно надеясь, что станешь Киру родственничком? – надменно съязвил Нат. – И не мечтай. Когда я застал ублюдков врасплох, твоя избалованная возлюбленная мило ворковала с сыночком Тита, – с удовольствием заржав во весь голос, сообщи он, предусмотрительно глядя выше головы молодого человека, дабы не оказаться прочитанным самому. – Она использовала тебя, идиот. Хотела усыпить внимание и обмануть назойливое КЭМИ.
– Ах ты мразь… – зашипел в ответ метис, быстро доставая шуангоу.
– Убери! Мы в тюрьму не отношения выяснять прибыли, – резко остановил вспыльчивого напарника Рем, резко просунув между соперниками кибернетическую руку. Он одарил обоих спутников неприязненным взглядом, в итоге брезгливо остановившись на незнакомце: – А ты, заткни пасть и делай то, для чего прислали. Иначе все договоренности закончатся здесь и сейчас. Не забывай, Кир директор Юй-Ди, а не член ИСНГ. Все, что он наобещал за дочь, продиктовано личным интересом, а не потребностью вселенной. Ставки могут резко измениться.
Примирительно вскинув руки, бывший пилигрим согласно кивнул и, развернувшись к конвою спиной, вышел из шаттла. В огромном пустом зале для посетителей, широко улыбаясь, их встретил сам начальник колонии: худощавый, моложавый мужичок лет сорока пяти.
– Рад вновь приветствовать вас в обители грешников! – проворковал он, мягко беря под локоть безэмоционального здоровяка. – Заключенный готов к визиту и находится в камере для допроса, – отчитался неприятный тип, нервно поглаживая откровенно блестящую проплешину на голове.
– Что-то в вашем гнилом гнездышке не многолюдно, господин Жак, – насмешливо заметил Нат вместо молчаливого громилы. Он с нескрываемым отвращением наблюдал за хозяином Космической Гавани, истязающим собственную плоть, и все удивлялся, от чего столь солидный человек до сих пор не исправил уродовавшую его прическу.
– Не удивительно! – с ядовитой ухмылкой ответил тот, всем несуразным видом показывая, что имеет представление, с кем общается и, что беседа с предателем не приносит ему никакого удовольствия. – В проклятом месте наказание отбывают соответствующие личности: отпетые мошенники, убийцы, воры и наиболее страшное – изменники родины. Согласитесь, о грязных отморозках лучше забыть, чем нести бремя родства. Вот к ним никто и не заглядывает. Зачем терять время и силы на тех, кто никогда не покинет стен камеры.
– Порой система ошибается, – горя от злости, многозначительно возразил директор ВНСПБ, – а наша еще бывает и несправедлива! – быстро протараторил он и, заранее опережая очередные колкости тюремщика, многозначительно сжал челюсти до скрипа, заставляя испуганного плешивого козла окончательно заткнуться.

***

Насколько бы давно Нат не встречал Тита в последний раз, сейчас, и он был непоколебимо в этом уверен, старик выглядел наихудшим образом. Непомерно высокий и оттого сгорбившийся, словно поломанная ветвь, одетый вместо белоснежного халата в непривычно салатовый тюремный костюм, ученый сидел с отсутствующим выражением лица. Низко опустив засаленную, нечёсаную голову над грязным столом, он что-то неразборчиво бормотал, вздрагивая и пугливо озираясь, но неизменно возвращаясь в отрешенное первоначальное состояние.
– Профессор, – несмело позвал директор ВНСПБ смертельно уставшего мужчину в пятый раз. Тот, наконец, тяжело поднял на гостя бледное, худощавое лицо с выцветшими голубыми глазами. – Как вы себя чувствуете?
– Константа еще жива? – прохрипел старец, внимательно разглядывая пришедшего. – Потому ты здесь?
– Да, – коротко ответил Нат, с трудом разбирая слова заключенного.
– Я помню тебя. Здорово, что ты выжил, – улыбаясь по-детски наивно, вдруг заявил Тит. – Я сомневался, но ее веры хватило, чтобы убедить нас обоих, – он схватил ледяную ладошку собеседника дряхлыми, ссохшимися руками, скованными тонкими, словно женские браслеты, наручниками и затараторил: – Много лет назад ты прыгнул в параллельную вселенную №7693 и застрял там. Мне жаль, что тебе не довелось увидеть, как растет дочь. Она стала славной и очень умной девочкой, а какое у нее КЭМИ!
– Вы действительно меня помните? – не веря ушам, переспросил очарованный стариком директор.
– Бесспорно. Ада похожа на тебя. Юное прекрасное создание.
– Откуда вы ее знаете?
– Я черствый человек, но не настолько, чтобы, ставя опыты над людьми и отсылая бедолаг в иные реальности, не задумываться, как тяжело приходится их семьям. Особенно тем, куда пилигримы не возвращаются, – фыркнул осунувшийся дед, возмущенно играя косматыми бровями. – Одиннадцать лет назад твоя бывшая жена привела ко мне вашу горько плачущую дочурку. Обычно моя помощь ограничивалась финансовой поддержкой и потому, личное общение было в новинку. Я растерялся, понятия не имел, как вести себя и что делать. Но передо мной предстала сильная женщина. Она отказалась уходить, пока я лично не объясню убитому горем ребенку, почему ее папа никогда не вернется домой, – никакое КЭМИ не понадобилось седовласому мужчине, чтобы в подробностях запомнить день, изменивший его мышление. – Тот случай оказал на меня огромное влияние и полностью перевернул мир. Отныне я оказывал поддержку вдовам и осиротевшим детям не только материально, но и морально, лично встречаясь с каждым. Старался по возможности устроить судьбы ребят, воспользоваться связями во благо, облегчить им жизнь и обеспечить достойное будущее, – закончил он историю искупления, возвращаясь к печальному образу побитой собаки. – Но Ада для меня осталась особенной девочкой. Мое сердце навеки принадлежит ей. Впервые заглянув в глаза маленькой, пятилетней фее, я сразу понял, что за детским милым очарованием скрывается безграничный талант и упорный характер. С тех пор я не упускал принцессу из виду ни на мгновение. Знай, она помнит отца и гордится его подвигами.
– Достаточно соплей! – грубо оборвал Рем затянувшийся монолог старца. Вместе с Шином, по приказу Кира, он лично следил за беседой ученого и бывшего соотечественника. – Ближе к делу. Время не ждет.
– Что?! – удивленно-наивно переспросил Тит, неожиданно осознав, что в комнате они находятся не одни.
– Спасибо, профессор, – не реагируя на замечание громилы, поблагодарил рассеянного старика директор ВНСПБ. – Позвольте и мне рассказать о вашем сыне. Он молодец. Справился с поручением и нашел Константу. Осталось лишь восстановить баланс, но без вас Нил не знает, как это сделать. Что нужно, чтобы проклятые КС и НСП оставили параллельные миры в покое?
– «Баланс»? – заключенный непонимающе уставился на гостя. – Нет-нет! Речь шла вовсе не о нем. Чтобы все исправить, сначала нужно разрушить.
– Что это значит?
– Ты помогаешь Нилу или Киру? – устремив взгляд в прострацию, пожилой мужчина не услышал вопроса собеседника и задал свой.
– Моя сторона – мироздание. Но если быть честным, я до последнего не верил вашему сыну, всячески препятствуя и вставляя палки в колеса, – скрепя сердцем, особенно после услышанного, честно признался Нат. – Быть может, прислушайся я к словам парня изначально…
– Ничего бы не изменилось. Метавселенная выстроила последо