Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 38
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 37
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Автор: De Gomera
Выход

Лишь одно движение мышц , всего одно и отделанный веками механизм начнёт свою работу и тут же закончит. Через головной мозг пройдёт инородное тело – пуля – лишив его жизнеспособности как и тело его носителя , которым он так хорошо управлял. Хочу ли я этого ? Хочу ли выйти из игры ? Грязная игра ! Они играют с тобой , обманывают тебя даже не скрывая этого , а наоборот выставляя на всеобщее обозрение своё мастерство лжи и унижения.
Каждый участник игры желает выиграть с наименьшими потерями , а в случае выигрыша забрать как можно больше. Здесь нет таких понятий как гуманизм и честь. Здесь властвуют жадность , корысть , похоть , чревоугодие – тёмная сторона жизни. Слабая комбинация бьёт сильную. Рука бьёт другую , ставка повышается. Проигрыш либо выигрыш. Ложь правит игрой. Но что делать тому кто не владеет искусством лжи и обмана , кто потерял всё и кому нечего терять ? Сколь не было высоко его мнение о себе и как бы сильно он не дорожил своим существованием , он постарается подороже продать свою жизнь уничтожив столько скверны сколько сможет и захватить их с собой. Но сейчас в душной комнате и c алкоголем в крови , игрок не может показать свои карты. Боится проигрыша или последствий выигрыша ? Приступ головной боли усиливает страх и нерешительность перед раскрытием карт. Что ожидает его прими он решение – покой или боль ?


7 дней назад.

Каждый день – это испытание силы моей плоти , его работоспособности. Эксперимент , которым заведует приступ головной боли. Боль мешает работе  разума и субъективность сменяет загостившуюся объективность. Боль меняет человека. Когда лезвие клинка ежедневно пронзает твою плоть , то на каждое слово обращённое к тебе ты реагируешь так же болезненно. Ласковое слово превращается в насмешку , предостережение в угрозу , а благодарность в оскорбление. Побороть боль , хоть и на время , может лишь омовение тёплой водой. Идеально холодная вода – для отрезвления разума в совокупности с идеально горячей – для разогрева плоти – дают идеально тёплую воду. Медикаменты не помогают. Даже лекарства признанные фармакологическими компаниями и обществом их потребляющее , не имеют власти над болью , что испытываю я. Другая боль ? Нет. Людей много и у каждого своя боль. Спасение приносит и долгожданный сон , дающий силы для продолжения яростной борьбы с болью. Но так кроток этот миг покоя и восстановления душевных и телесных сил. Всё возвращается снова. Если жизнь – это боль то , что есть смерть ? Может быть она и есть спасение ?
Путь к выходу из игры жизни , игры боли ?

День приносящий страдания от физической боли и возвращение на вынужденную низкооплачиваемую работу , даёт предостаточно оснований для того , что бы отгородиться от всего этого , попытаться забыться , уйти от реалий настоящего. Забвение приходит с выпивкой. Она не заглушает боль , но притупляет её. Выпивка помогает отвлечься от боли , переключиться на проблемы духовного плана. Семичасовой рабочий день проходит в офисе. В мои обязанности – как первого помощника заместителя директора рекламного агентства – входят отбор и отсеивание клиентов ,непосредственная коммуникация с ними и убеждение в необходимости услуг предоставляемых нашим агентством как залог и основа успеха в их деле. Иногда головная боль имеет свои плюсы. Руководству известно о моих приступах и я имею некоторые льготы. Я имею право отказать в общении с любым не понравившемся мне клиентом , ссылаясь на боли , предварительно обосновав руководству , что сотрудничество с данным лицом , взятым из базы данных клиентов , не принесёт большой пользы , а повлечёт за собой лишь вред.
Ложь во благо , не во благо агентства. Ещё я имею право в любой момент уйти с работы , ссылаясь всё на те же боли , и прийти лишь на следующий день. Как бы я не презирал деятельность данной организаций , а именно популяризацию деятельности людей пытающихся поживиться на наивности и доверчивости людей , которых привлекает яркая обёртка , но мало интересует состав конфет , сколь бы не омерзительны были люди входящие в совет директоров , я добросовестно выполняю свою работу. Может показаться , что меня волнует простодушие потребителей продукции наших клиентов. Мне нет до них дела. Они знают на что идут. Их прельщает красота , манит яркость красок обложки и они с благодарностями глотают наживку и крючок всё глубже впивается им в плоть причиняя всё большую боль и страдания. Мысли жалости к ним появляются лишь когда я выпиваю , но тут же исчезают , потому как не стоят о том , чтобы думать о них.
А в обычное время боль настолько сильна , что лишь мысль о том как избавиться от неё поскорее занимает мой разум.

Наблюдение у врачей не дало никаких результатов. Меня уверили в том , что нет никаких физических причин для головных болей , как и характерных для неё симптомов.
- Ваша боль носит фантомный характер и является отголоском аварии , которая произошла с вами два года назад – говорил один из них.
- Но приступы боли реальны , они мешают мне нормально думать , жить. Боли не «фантомны» ! – разражался я.
- Уверяю вас , сэр , ваши боли носят психологический характер. Цвет лица нормален , температура нормальна , тошнота есть , но она также могла быть вызвана психологической травмой , ведь вы потеряли жену в тот день.
- Это здесь не при чём и я никого не терял !
- Не нервничайте , сэр.
- Мне больно ! – кричал я от боли и ярости.
- Я выпишу вам амитриптилин и индерал и всё будет..
- Нет , не будет. Ваши лекарства не помогают !
Таким людям легче переложить всё не лекарства – пусть они лечат.
Не помогают лекарства – не моё дело. Тот кто принёс клятву Гипократа и поклялся помогать всем нуждающимся в медицинской помощи и нарушающий эту клятву , обязан почувствовать хотя бы часть той боли , что чувствую я.
То , что моя жена ушла – не является причиной болей. Боли есть и они реальны. Я улыбнулся и лицо мнящего себя доктором исказилось от ужаса.
- Доктор , можно вас на пару слов ?
- Зачем ?
- Хочу поделиться личным.
- Хорошо.
Лжец подошёл ко мне и немного наклонился вперёд , я сделал вид , что хочу сказать ему что то. Он не заметил как я сжал кулак и замахнулся. Удар был сильным и лжеврач потерял сознание.
- Уверяю тебя , твоя боль будет такой же реальной как и моя.
Поразительно , но на мгновение боль ушла. С улыбкой на лице я вышел из кабинета. Секретарша разговаривала по телефону и не слышала ни моих криков ни удара тела лжеврача об пол. Секретарь обратила на меня внимание.
- Сэр , вижу доктор Голденринг помог вам ?
- Очень , очень помог – ответил я. И это была правда.

6 дней назад.

Офис агентства находится на улице Мидвуд в центре Бруклина. Трёхэтажное серого цвета здание выглядит интересно и даже необычно на фоне однотипных тридцати-двадцатиэтажных домов. Внешность обманчива , но не в этом случае.
История этого агентства начинается в послевоенное время , когда Авив Холмстейн – немецкий еврей , который настолько презирал богатую культуру и традиции народа Израиля и больше всего хотел быть родом из Италии – великой нации , родины центурионов , легионеров и вина , что оскорбил семью отказом от фамилии своего рода , на отложенные средства поехал в Соединённые штаты , сменил фамилию на Холмс и работая мойщиком посуды познакомился с официантом Джереми Бруком. Так уже после нескольких месяцев , они арендовали трёхэтажный дом на Мидвуд стрит и начали свою работу. Первое время клиентами были мелкие организации , группировки , не требующие особой рекламы. Позже агентством «Брук и Холмс» заинтересовались более крупные воротилы. Успех был ошеломительным. Здание офиса было отремонтировано , было создано пятнадцать отделений , каждый этаж был занят до верху. Кабинет директоров находился на крыше. В скором времени англичанину Бруку надоела реклама и он решил уйти из этого дела взяв столько от доходов , сколько было положено по контракту , который был предварительно составлен его партнёром немецким евреем. Евреев считают скупым , жадным и алчным до власти и денег народом – это сложившееся веками мнение основанное на национальной вражде. Но бывают и такие. Холмс решил надуть своего партнёра и оставить его ни с чем. Подделав бумаги , он провернул всё так , что в бумагах он один являлся основателем , а Брук всего лишь помощник и потому не имеет прав ни на что. Так один получил всё , а другой остался ни с чем. Мало что изменилось с тех пор. Джереми Брук после предательства Холмса бесследно исчез , а о истории его жизни и деятельности ничего не известно. Об этом позаботился Холмс , собственноручно уничтожив всю информацию.

Этот лжеврач Голденринг , сам того не сознавая помог мне лучше всяких лекарств. Его унижение принесло мне душевный покой. Необходимо было выплеснуть свою ярость и дать почувствовать этому шарлатану мою боль.
Сидя в офисе на третьем этаже , где так же находится ещё четыре отдела , я радовался отсутствию головной боли. Даже рутинная работа не могла испортить мой душевный настрой. Я знал , что это продлится недолго и нужно ловить каждую секунду. Я собирался уйти с работы но у входа на лестницу я встретил управляющего пятым отделом диагностики и прогнозирования.
- Уже уходишь , Вальтер ? – язвительно спросил Гносов – снова голова заболела ?
- Не твоего ума дела , Гнусов – сухо ответил я.
- Гносов , идиот !
Эта химера не любила когда коверкали его фамилию.
- Кровососущее омерзительное создание , всё верно – усмехнулся я.
- Как только твоя головушка не заболела ещё сильнее от такого остроумия ?
- Не лезь ко мне , а не то ты вдоволь насосёшься крови но уже своей ! – сказал я взглянув ему прямо в глаза. Его глаза не выдержали и десяти секунд пристального взгляда. Он отвернулся , что то проговорил и удалился прочь. Но мой разум был настолько трезв , а душа испытывала такой покой , что мне не было дела ни до чего , особенно до таких отребий как Гносов.
Целый день был свободен и предоставлял мне широкий выбор возможностей. Когда твой разум не пронзают тысяча игл и твоя душа не находится в смятении , мозг с жадностью перебирает мысли , строит планы , словно разминаясь как пианист играет гаммы и этюды для разогрева пальцев. Литература и музыка – то без чего я не мыслю себя и всё сущее.
Как же давно я не читал , боль препятствовала этому. Но теперь я мог продолжить начатую мной «Шагреневую кожу» Бальзака. Мои мысли нехотя возвращаются в офис к встрече с Гносовым. Как же жалок и омерзителен он и его мелкие и незначительные потуги очернить меня перед начальством. Гнус склонен сомневаться в том , что мои приступы головной боли имеют место быть в моей голове. Приступы головной боли непостоянны в своём проявлении. Невозможно сказать сколько продлится нынешний приступ , когда закончится , когда начнётся другой и когда закончится и он. Но боль существует и это невозможно опровергнуть. Этот мусор не стоит даже малейшего физического насилия над ним. Я могу и вовсе не обращать внимания на это ничтожество. Но было бы интересно проучить его , унизить перед своим и другими отделами. И у меня есть не плохая мысль , как проучить его , сыграть с ним шутку. А сейчас «Шагреневая кожа» и фуга ля
мажор из «хорошо темперированного клавира» Иоганна Себастьяна Баха.

5 дней назад.

Проснувшись , я приготовился испытать уже привычную мне острую всепоглощающую боль. Но было обычное пробуждение. Иной раз боли приходили на мгновения позже. Зажмурив глаза и закусив одеяло я ожидал когда острая сталь клинка сначала легонько прикоснётся к коже , а потом начнёт уверенно проникать всё глубже , принося всё больше страданий. Боль не приходила но мозг , уже привыкший к яростной борьбе за свою жизнь и не привыкший к столь долгому перемирию , понял это несколько позже. Как долго будет продолжаться тишина и принесёт ли это затишье ещё больше страданий чем раньше ? Лёжа в постели я стал анализировать вчерашний день. После событий в офисе – боль ушла. Я вспомнил , что после визита к лжеврачу мои боли так же прекратились. Могли ли эти события быть связанными с прекращением приступов болей ? Одно я знаю наверняка. После этих событий боли прекратились. Подумаю об этом позже. Приступы боли – это отголоски , всепоглощающее эхо , которое пробуждает болезненные воспоминания той ночи , которые хочется забыть. Во время приступов во сне я вижу фрагменты того события : холодным вечером мы возвращались после просмотра оперы «Зигфрид» Рихарда Вагнера , довольная оперой Лора улыбается мне и обещает приготовить вкусный ужин , а после.. , затем идёт встречная машина , звук тормозящих колёс , столкновение.. , сломана рука , кровь застилает глаза , но меня волнует лишь Лора.. , отсутствие дыхания , разбитая голова и грудь.. , отчаянный рёв боли. Но не в этот раз. В этот раз я не видел ничего , просто спал.

Этот день большее время я провёл дома обдумывая действия своего замысла. Суть была в том , что бы испугать ублюдка Гнусова игрушечным оружием , которое невозможно отличить от настоящего по виду и даже по весу – благо , что производство игрушечных изделий достигло такого уровня , который позволяет практически точно скопировать оружие – предварительно взяв у своего брата боевой пистолет с холостыми патронами в нём. Насчёт игрушечного оружия. Ведь эти безделушки и в правду неотличимы от настоящих и несведущему человеку было бы трудно определить на глаз подлинность. Производители игрушек , выпуская такие вещи , популяризируют применение оружия , делая это обычным делом – ведь это же лишь искусно-воссозданное оружие в руках детей в их милых забавах – с самого детства вербуя в свою армию исполнительных и холодных ко всему живому машин для убийств. Позавтракал , выпил кофе , позвонил брату – брат воевал во Вьетнаме. Ненависть к насилию и оружию не помогли ему уйти от службы. Он понимал , что он не в праве отнимать жизнь даже у враждебно настроенных солдат Вьетнама. И потому он стал полевым врачом и ни разу не стрелял из оружия. Лечил всех кого мог. Во время битвы получил тяжёлое ранение в плечо и контузию и за все его заслуги перед страной получил лишь жалкую публичную похвалу , железное клеймо солдата – медаль – и пистолет марки Уилсон , как память. Всё это пылится в коробке под кроватью , а воспоминания о ужасных днях войны , к счастью , потускнели и почти исчезли. Зайду к брату попозже. Позвонил ребятам из моего отдела и напомнил им их завтрашние роли. Я заранее предупредил их о грядущем событии и посвятил их в тайны представления. Нужно принять душ и закончить недочитанную главу «Мук и радостей» Стоуна.

Боль возвращается и постепенно даёт о себе знать. Не дочитав одной страницы , я ощутил первые незначительные атаки головной боли и отложив книгу вновь отправился в душ.
- Буря снова грядёт. Посмотрел в зеркало , заметил лёгкую щетину , синяки под глазами – традиционный атрибут моего лица - , налитые кровью глаза и нечищеные зубы. Мысли были заняты предстоящим событием и на лице невольно появлялась улыбка. Это была глупая затея. Эта шутка возвращала меня в кажущиеся далёкими дни детства , когда мы мечтали и грезили о будущем , беспечно относились ко всему на свете , представляя , что мир – это площадка для наших игр. Мир наш , а мы его короли. Хочется почувствовать себя большим ребёнком и проучить злодея. Во второй половине дня я поехал к брату за Уилсоном и в магазин игрушек за фальшивым оружием.
При нажатии на курок игрушечного ружья пружина выталкивает маленький флажок с надписью «Шутка» и выбрасывает конфети , а от Уилсон с холостыми патронами получится правдоподобный выстрел. Будет забавно. Возвращаюсь домой , боль усиливается. Ложусь спать и предаюсь спасительному сну , вновь убегая от боли.

4 дня назад.

Открыв глаза , я ощутил боль. Нужно поесть , умыться и идти на работу пока разум ещё в силе справляться с болью. Сегодня добрая часть сотрудников агентства во главе с Холмсом уехала в ИЦБ на конференцию но по счастливой случайности Гносов был на месте. Мои ребята были с ним и делая вид , что разделяют мнение Гносова обо мне и в ожидании расправы над ним , невольно и искусно притворялись и подыгрывали ему во всех его претензиях ко мне.
- Приступы у него ! Да это всё ложь ! Он просто некомпетентный и бездарный идиот – восклицал Гносов. Ребята из моего отдела утвердительно кивали ему.
- Как же я его ненавижу и презираю ! Его должны прогнать отсюда ! А этот идиот Холмс даже не додумается до такого ! Ему бы мозгов побольше как у Шерлока Холмса ! И все притворно поддерживали его.
- Пусть только сунется сюда , этот Вальтер и я ему..
Гносов не заметил как я вошёл. На лицах ребят из отдела появилась улыбка.
- И что же ты сделаешь , Гнусов ? – спросил я подойдя к нему поближе.
- Гносов , моя фамилия Гносов ! Думаешь ты такой умный ? Да я уделаю тебя в два счёта !
- Ну попробуй , Гнусов !  - сказал я ухмыляясь и ожидая следующих его действий.
- Ну всё ! Тебе конец , урод ! – он кинулся на меня но я остановил его прицелившись на него из Уилсона. Гносов немного отошёл и присмотрелся , а потом засмеялся.
- Ты до сих пор в игрушки играешь , Вальтер ? Решил напугать меня ?
- Карл – обратился к нему один из моих ребят – это настоящий пистолет , не игрушка.
- Ну да ! – язвительно ответил Гносов – я по твоему игрушку не отличу от настоящего ? Сейчас ты ответишь за всё , Вальтер ! Засучив рукав он направился ко мне. Я выстрелил. От неожиданности Гносов упал на пол.
- Нн.. настоящий пистолет ! – вскрикнул он. Я подошёл  к нему и для достоверности выстрелил в потолок. Гносов закрылся руками и испуганно сжался на полу. В это время я убрал во внутренний карман Уилсон и достал фальшивый пистолет.
- Вставай , отброс ! – сказал я и пнул Гносова в живот – Или ты хочешь дыру в теле ? Уверяю тебя – она будет настоящей. Испытывая боль от удара и страх , Гносов встал и с ужасом посмотрел на меня.
- Что ты хочешь от меня ? – надрываясь спросил Гносов.
- Я хочу твоей смерти , Гнусов ! – ответил я приставив игрушку к его голове.
- Прошу , Вальтер , прошу , не надо ! – надрывался Гносов упав на колени.
- Ты не достоин жизни и ты мне надоел – сурово отвечал я.
- Я сделаю всё , что ты хочешь , только не трогай меня ! – молил он сложив руки.
- Ты жалок , Гносов ! Умри – сухо ответил я взглянув на него.
- Нет ! – ревел он – ребята , помогите мне ! Услышав звук затвора и поддетого курка , Гносов прижался к полу ожидая гибели.
Вместо пули вылетел флажок , и осыпал конфетти прижатого к полу Гносова.
Вместо ожидаемых воя гончих ада , запаха серы и звона труб , Гносов услышал злорадный и весёлый смех. Он не решался встать и открыть глаза.    
- Может это демоны смеются надо мной ? – думал он. Он всё же решился посмотреть на чудовищ и стойко принять свою участь , но увидел всё тот же офис и возвышающуюся над ним мою фигуру.
- Отброс ! Об тебя даже руки марать зазорно ! – ответил я и засмеялся.
- Вот , на память – сказал я и кинул к его ногам игрушку.

Я почувствовал детский восторг исполнив эту шалость и боль прекратилась.
Постойте ! Боль ушла ! Величайшая лёгкость наполнила меня. Ни с кем не разговаривая , я направился домой. Гносов так и лежал на полу и не посмел встать. Он был опозорен , как и задумывалось.

******

Оружие. Я решил попросить у брата боевые патроны к Уилсону. У меня появилась одна мысль. В тот же день я заехал к нему за ними.
- Но зачем тебе боевые патроны ? – спрашивал Малкольм – неужели и вправду убьёшь Гнусова ?
- Нет , Малк , он того не стоит. Они нужны мне для одного дела.
- Просто будь аккуратен , брат – говорил Малкольм протягивая мне патроны.
- Буду. Уже собираясь уходить я добавил – Если через три-четыре дня я не дам о себе знать , то..
- Что ?
- Да нет , ничего , Малк – ответил я.
- Будь осторожен , Вальтер. Мы обнялись и он закрыл за мной дверь.
После того как я ушёл , Малкольм обеспокоенно ходил вдоль комнаты и выдыхал табачный дым закуренной сигареты.
- Ты что то скрываешь , брат – говорил он – ну да ладно. Позвоню ему через три дня. Ведь ты не сделаешь ничего глупого , а Вальтер ?

Возмездие совершённое мной было незначительно мало , но уже это принесло мне покой и усмирило боль. Возможно стоит совершить главное правосудие в своей жизни. Нужно закончить игру. Найти выход. Возможно последний акт правосудия уничтожит боль навсегда.
Сидя на заднем сидении автобуса я ехал домой. Боль ушла и я мог трезво рассуждать , снова. Почему боль исчезла ? Что могло способствовать этому ? В мыслях я возвращался к событиям этой недели: поход к лжеврачу , шутка в офисе , свободное от боли времяпрепровождение дома за книгой , чаем и слушанием музыки. Почему боли стали уходить и так надолго ? Я задавал себе вопросы не зная как на них ответить. Прекращение приступов болей словно являли собой антракты - один продолжительней другого - перед грандиозным , таинственным и будоражущим кровь и возбуждающим воображение финалом. Ярость сопровождала меня в кабинете лжеврача и в офисе. Ясно было одно - совершённое правосудие приносило мне успокоение и снимало боль. Возможно , что и оружие сыграло здесь свою роль. Возмездие свершённое мною над ничтожным сбродом подавило боль. А может быть лжеврач был прав ? Нет ! Этого не могло быть. Я отогнал эту мысль и больше к ней не возвращался. Какой то недуг захватил мои душу и тело. Какая то сила играет со мной и не отпускает покуда я могу доставить ей удовольствие поддерживая азарт и интерес игры.
Всё это игра и конец её неизвестен. Много мыслей посетило меня. Но боли нет и я уже дома. Так почему бы не воспользоваться возможностью ?

" Следующие три дня были невыносимыми. Миллионная армия боли с неведомой мне ранее яростью пошла на штурм крепости моего ещё державшего оборону разума. О душе не могло идти и речи. Армию боли я топил в кипящем , жгучем море алкоголя , что временно подавляло и притупляло энтузиазм врага. Временное затишье позволяло моему разуму принять главное решение в своей жизнидеятельности. Пока моя душа бок о бок боролись с болью , моя плоть в пьяном угаре и абсолютном бездействии лежала на полу кухни , комнаты , гостиной. Я больше не мог выносить боли. Я с большим горем признавал своё поражение в этой битве. Я отыграюсь когда у меня будут на то средства , но эту партию я проиграл. Два вопроса и один ответ: постараться и дальше отражать настойчивые атаки врага и погибнуть болезненно или прервать битву - не сдаться , а уничтожить и врага и себя. Прекратить войну или признать поражение ?
- Уничтожить всех ! Мы не склоним головы перед врагом и продадим свою жизнь как можно дороже - убив всех - кричал я себе.

Ночь , сегодня.

Решение принято. Я смирился и покорно ждал конца и начала.
Армия врага поняв , что повлечёт за собой мои действия , поспешно удалилась с поля боя. Враги чувствовали холодное дыхание тьмы , разрушения. Приставив к голове пистолет марки Уилсон я попросил прощения у всех. Минуту я колебался. Я знал , что этого нельзя делать , что я не имею на это права и все мои извинения за порчу чужого имущества покажутся владельцу ничтожными отговорками. Как же я себя ненавижу !
Слёзы гнева и горя потекли по щекам стекая на пол. Эхо от ударов капель разносилось в тиши комнаты. Я закрыл глаза и..
Покой. Покой ? Боль испарилась ! Враг решил избавить себя от мук и покончил с собой - единственный разумный выход для него. Я открыл глаза , убрал подальше оружие и нажал на курок. Осечка ! Я нажал ещё раз и снова осечка ! И так несколько раз.
- Какой же я идиот - сквозь слёзы и сопли почти шёпотом говорил я. Я упал на пол и продолжал плакать.
- Победа за нами - неслышно говорил я чуть успокоившись - спасибо вам за всё.
Звонок телефона. Я не хотел брать трубку но звонок не прекращался. Кто это ? Я взял трубку.
- Кто это ?
- Вальтер ! С тобой всё в порядке ?
- Малк ? - удивился я - да , всё нормально. Было слышно как брат облегчённо вздохнул.
- Прекрасно ! - кричал брат.
- Малк ?
- Да ?
- Уилсон дал осечку , много осечек - сказал я и едва слышно засмеялся.
- Осечки ?! Что ты делал ?!
- Стрелял по мишеням. Я позвоню тебе позже , Малк.
- Хорошо , брат. До скорого.
Я чувствовал себя как нельзя лучше. Мне было хорошо , а главное , что я не сделал этого. Пасовал не я , а враг и моя ставка прошла. Я выйду из игры в своё время и оно ещё не пришло. И когда нибудь я найду выход.

© De Gomera, 12.04.2019 в 18:06
Свидетельство о публикации № 12042019180634-00426736
Читателей произведения за все время — 23, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют