Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 85
Авторов: 2 (посмотреть всех)
Гостей: 83
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Год не помню. Да это и не важно... Возраст был дошкольный. 90-е. В дом еще не провели горячую воду, и мама предпочитала водить нас в городскую баню, нежели греть огромный бак с водой на плите, а потом убирать за нами потоп. Шли распаренные. Летний вечер, каштаны цветут. Мама шла с тетей Олей чуть впереди и о чем-то увлеченно рассказывала. Я плелась сзади. В качестве общественной нагрузки мне дали нести сланцы. Мама положила их в прозрачный пакет. Несла, прижав к груди. Сланцы обыкновенные, резиновые. Оранжевая ребристая подошва, синий жгут. Этим маршрутом ходили сто раз уже. Мамин рассказ был о какой-то перфорирующей машине и не вызывал интереса. Скучно. Я крутила головой по сторонам. Машинально запустила руку в пакет и теребила клепу. Ту самую пипочку, которая соединяет жгут с резиновой подошвой, образуя треугольник. Увлекшись, очнулась, когда в руке оказался значительный кусок этой самой пипочки. Сланец испорчен. Я пристально взглянула на мамин затылок. Он не выражал осведомленности о случившимся. Завернула пакет. И с наигранной веселостью поймала мамину руку. Мама, увлеченная беседой, лишь мельком взглянула на меня и, сжав руку, продолжила путь. Через несколько минут, когда угроза наказания стала казаться призрачной, я снова заскучала. Кусок резины, зажатый в кулаке, стал хорошей альтернативой кручению головы. Я долго рассматривала обгрызенный синий комочек. Внезапно, поддавшись порыву, поднесла его к носу. Сама не поняла, что побудило меня к этому поступку: то ли запах резины, то ли жажда познания. Но через треть секунды, резинка оказалась у меня в носу. Сначала "ух ты!", потом "ой, мамочки!", затем попытка вытащить эту штуковину. Безуспешно поковырявшись пальцем в правой ноздре, я решила выдуть ее.  Естественно, перед тем, как выдохнуть, я как следует вдохнула. Конечно же носом. И конечно же резинка засела так глубоко, что возможности спасти ситуацию собственными силами совершенно не осталось. Как полагается избалованному материнской любовью ребенку, я резко остановилась и истошно заголосила. Мама, как всегда, отреагировала молниеносно. Подскочила ко мне, схватила за плечи... "Что? Что случилось? Где больно?". Я прижалась к ней и жалобно всхлипывала, глотая крокодильи  слезы. Взволнованная, мама ощупывала меня и растерянно осматривала со всех сторон. Наконец, уловив первые нотки раздражения в ее "Да скажи толком! Что?!", я сдалась и ткнула пальцем в правую ноздрю. "Что там?Укусил кто?". Я разразилась второй волной безудержных рыданий и на ее пике промямлила: "Резинка...".
- Какая резинка?
- От сланца?
- От какого сланца?
- От этого..
Все еще плача, но уже приняв жалобно-скорбный вид, я протянула ей пакет.
- Как она туда попала?
- Оторвалась.
- Это понятно. А в нос как?
Третья волна вселенской грусти обрушилась на меня и разразилась мировым потопом.
Мама выждала немного...
- Ну, понятно: сама из пальцев выскользнула и в нос прыгнула. Так?
Я только несчастно кивнула.
-Большая?
Я кивнула и на всякий случай горько вздохнула.
- Давай высморкаем. Пробовала? Больно? Ну, тогда пошли в травмпункт.  Ну-ну, не плачь, маленькая.
Она обняла меня и прижала к себе.
Мигом поняв, что ругать не будут, по крайней мере сейчас, я уняла слезные потоки и, пошмыгивая, пошла за мамой.
Какое-то время мама шла постоянно поглядывая на меня с тревогой. Но тетя Оля, решившая нас сопроводить и не бросать в сложной жизненной ситуации, отвлекла ее рассказом про племянницу, которую оса укусила за язык.
Пока ситуация устаканилась, я принялась осмысливать произошедшее. "Мама не сердится и не ругает за сланец. Даже хорошо, что резинка в носу застряла. Так бы влетело. Но дышать стало трудно. И нос как-то болит. По особенному. Такого еще не бывало. И будут вытаскивать. Ой-ей... Щипцами. Здоровущий доктор. А второй будет за руки держать".
Мне стало так жаль себя, так тоскливо. Слезы снова покатили солеными струйками по щекам, а от безысходности я еще начала жалобно поскуливать.
Обеспокоенную маму тети Олины рассказы уже не занимали. Она подгоняла меня, путь был не близкий.
Вообще-то  в нашем городке все было рядом. Наверное,  от любой крайней точки до противоположной взрослый человек уверенным шагом мог добраться часа за три. До травмпункта от городской бани этот же взрослый преодолел бы путь за минут двадцать.
Но ревущий ребенок - это же совсем другое дело! Тем более мне начало казаться, что силы мои слабеют, потому что зловредная резинка уже наверняка сидит во лбу. Оттуда просочится в мозг, и думать я больше не смогу. Эта мысль меня очень расстроила. Поразмыслить о всяких там интересных вещах я очень даже любила. "А может я вообще и видеть не смогу?!  Не известно же, куда она залезет.". Я остановилась, хватая ртом воздух, словно золотая рыбка, выпрыгнувшая из аквариума.
- Господи, что такое? Светочка, что?! Давай дыши. Ротиком дыши. Спокойно! Иди на ручки. Донесу. Потерпи, маленькая!
Мама сунула сумку с вещами тете Оле, подхватила меня и спринтерским шагом понеслась по дороге. Тетя Оля вприпрыжку последовала за нами. Я же распластавшись на маминой груди, заливая слезами ее рубашку, прощалась с белым светом. На самой скорбной ноте нос вдруг нещадно защипал, зачесался и ... чихнул. Машинально я закрыло лицо рукой, и зловредная резинка скользкая и теплая приземлилась мне в руку. Осознание случившегося пришло не сразу. Мама все еще неслась со мной по улице, я все еще поливала ее слезами, а травмпункт уже виднелся на горизонте. Да... Ситуация была критическая... Резко возник импульс засунуть резинку обратно, но что-то удержало меня. До ступеней травмпункта оставалось метров десять.
- Мама
- Что? Что, Светочка?!
- Вот..
- Что вот?
Мама остановилась и взглянула на мою раскрытую ладонь.
- Что это?
- Она.
- Резинка?
- Резинка... Нос чихнул и она выпала...
Мама опустила меня на землю. Взяла резинку. Несколько секунд рассматривала ее надрывно дыша после пробежки. Потом посмотрела на меня. Я сжалась, пытаясь предугадать последствия такой паузы: "Точно влетит!".
Ну, и слава Богу! Пойдем домой. Чаю выпьем. Оля, давай с нами! Стресс снимем. У меня пол торта в холодильнике. "На. Держи своей трофей!". Мама рассмеялась и протянула мне резинку.
Зажглись фонари. Мы шли по Парковой улице, соответствующей своему названию. Каштаны, акация... Теплый ароматный вечер. Взрослые шли не спеша. Снова завели какую-то беседу. Я, развеселившись, наматывала круги вокруг них. Когда, наконец, усталость взяла свое, я взяла маму за руку и обнаружила, что резинка все еще зажата в кулаке. "Значит, она все таки выходит. Какой нос у меня большой. Интересно, а в левую ноздрю она поместится..."
- Мама!
- Что?
- Резинка... Она опять не выходит.
- Света!!!
До ворот дома оставалось десять метров.
© Елена Орехова, 05.04.2016 в 13:40
Свидетельство о публикации № 05042016134023-00395311
Читателей произведения за все время — 16, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют