Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Именинники
Именинников нет
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 71
Авторов: 0
Гостей: 71
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Было лето. Сквер на Пушкинской словно выцвел. Присыпанные пылью деревья шелестели листьями, пытаясь отряхнуться. Безуспешные попытки. Дождя не было вторую неделю. Днем сквер пустовал. Солнце неутомимо пекло. И аллеи, наполненные жарой, не дарили прохлады даже в тени. Ближе к вечеру, когда скамейки остывали, жизнь возвращались сюда. Сколько историй  мог бы рассказать сквер... Но он умеет хранить секреты. Прислушиваясь, запоминая, он накапливает отрывки людских судеб.

Наташа остановилась перед дверью. "Господи... Сколько же лет я уже вхожу в этот кабинет?! Шесть? Немалый срок. Задолбало меня все!". Хотелось ворваться и выплеснуть накопившийся гнев. Но она, как всегда, не решилась. Тихонько постучала и вошла. 
- Привет! Занят? Найдется минутка?
- Ты по делу или так?
 Он сидел за массивным столом. На столе идеальный порядок. Просматривал документы на визу. 
- Хотела лично сообщить, что тендер по Уфе завершили. Завтра заключим договора.
- Ну, отлично. Я в принципе не сомневался, что все нормально пройдет. Не в первый раз.
Он снова перевел взгляд на бумаги.
- Что-то еще?
- Да... У меня личный разговор. 
- Давай не сейчас. Надо срочно разгрести тут.
- Я уже неделю пытаюсь с тобой поговорить. Мне нужно... 
-Ты же знаешь, я всегда "за" поговорить. Но правда, не сейчас. Давай вечером куда-нибудь сходим. Помнишь, этот рыбный ресторанчик. Неплохо мы там "поговорили" прошлый раз. Только предлагаю тебе так больше не стонать. Там же приличная публика.
Он расхохотался от души. Наташе захотелось ударить его. Наотмашь. И лучше бейсбольной битой. 
- Нет! Не в ресторане. Давай... Давай на Пушкинской, в сквере, после работы. 
- Что за бред! Мне еще только не хватало по лавочкам тереться. Людное место. Давай к тебе приеду.
- Нет! Я не так часто прошу тебя о чем-нибудь. Пожалуйста.
- Ты меня достала уже! У тебя ПМС что ли вторую неделю. Может в отпуск тебя отправить!? Сгоняй на Бали. Тебя там отмассажируют. 
- Я прошу... Если я хоть немного не безразлична тебе... Это такая малость...
- А потом к тебе? Стрессу накопилось...
- Хорошо... Потом ко мне.
Она порывисто встала и уверенной походкой вышла. " Только бы до кабинета... Только бы до кабинета".. " Здравствуйте, Ольга Петровна! Как съездили? Давайте через пол часика. Зайдите ко мне."
Она наконец добралась. Повернула ключ. Плюхнулась в кресло. "Как же гадко!". Слезы вытекали натужно. Но она старалась выцедить все, что есть. Иначе день не пережить. А срываться заму по финансам непристало. Она же Наталья Сергеевна.. Не хухры-мухры тебе!
В этом году она первый раз ушла с работы вовремя. Просто встала в шесть часов, и бросив ключи охраннику, вышла на волю. Даже мысли не возникло сесть за руль. Доехала на метро. В начале сквера ряд сувенирных магазинчиков. Мороженое! Пожадничала... Взяла три. Неспешно прошла вглубь аллеи и приземлилась на скамейку. Времени было в запасе много. Мороженого тоже. Самое время подумать о наболевшем. "Надоело! Ни один год думаю... " Выгнав из головы все мысли, просто сидела и разглядывала прохожих... Народ собирался: влюбленные, приятели, знакомые... Все парами или мелкими стайками располагались в притемненных местах. Расслабленно болтали и потягивали охладители или просто потягивали...
По затекшей спине она поняла, что время растаяло  вместе с мороженым... Он не появлялся... Предсказуемо. 
"Так, что я ему скажу?! У него талант уводить разговор в сторону... Мне уже тридцат. Я хочу второго ребенка. Хочу семью. Через пять лет мне уже поздно будет. У тебя уже все есть...Семья, жена, дочь, внучка...  Отпусти меня. Да, как-то жалко звучит.... Я тебе благодарна... Я ценю, все что ты дал мне... Но, отпусти меня».  На этой высокой ноте, внутри словно что-то лопнуло... Плакала она горько и долго, как по усопшему. Плакала от чувства безысходности. Она не принадлежала себе. "Просто уйти хлопнуть дверью? Слишком зависима. Это значит лишиться работы, всего лишиться в этом городе. Он мстителен, и связи у него везде, реально везде! А если он еще выставит счет за сейчас будто бы оплаченные долги? Квартиры лишиться я не могу. Нужно же Алинку поднимать. Как?". "Как я в это вляпалась?!". И так по кругу.... Слезы иссякли к десяти вечера... Телефон молчал. Он даже не удосужился позвонить. Но вот странность...  Вместе со слезами исчерпался и запас злости... " А если отпустит? Если скажет: "иди не держу". Заведет себе новую пассию?! Конечно на него слетится куча всяких идиоток... А я тогда?! Как я буду на это смотреть? Знать об этом?! А я буду одна?! Я же люблю его, до сих пор люблю". 
Она поспешно вытащила телефон из сумки. Гудки длились, казалось, бесконечно. " Это я! Я так и поняла, что занят. Прогулялась отлично! Слопала тонну мороженого. Ко мне? Конечно ко мне, Алинка у бабушки. И я тебя! До встречи!". 
"Вот и поговорили..." бросила она скверу. Тот даже не шелохнулся. Вечер был безветренный.

Да, сегодня день явно не задался. Во-первых Леша проспал. Продрал глаза в десятом часу. Похмелье мучило нестерпимо. Собирался как-никогда долго: не мог найти чистые носки, так, что бы одинаковые были. Гора грязной посуды на кухни лишила даже желания выпить кофе. Тем более растворимый кончился, а варить времени не было. В конце концов помятый и голодный, в грязных носках, плюхнулся в машину. Ну и конечно, попал в пробку. Еще и магнитола забарахлила. Что-то с колонками. Пришлось в тишине тащиться. На работу попал к обеду. Естественно, наткнулся на шефа. Отшутиться как обычно, не удалось. Тот был явно не в настроении: Леша, видите ли, запорол контракт. Так, конечно и было. Но бесконечно облизывать этого урода Харисона и кошка бы не смогла, даже если его сметаной обмазать. "Да пошел он... " . На работе сломалась кофе-машина. Целый день ваял бесконечное техническое задание, а его постоянно дергали... Ланч он пропустил. Пришлось набрать булок в соседнем магазине. "Не день, а геморрой...  Хоть вечером расслаблюсь...". В пустую квартиру идти не хотелось. Мысль об алкоголе отдавалась неприятным жжением в желудке. "Вовка сегодня на дачу... Может на тренировку..  Черт, форму забыл!". Ему стало как-то совсем уныло. Семейные друзья на лето становились садово-огородническими рабами. Неженатые... "Да... Точно не бухать. Здоровье уже не то". 
Он внезапно поймал себя на мысли, что не вспоминал про Олю уже несколько дней. И про Кирюху не спрашивал. "Паршиво... Задрала эта холостяцкая жизнь!". Он вышел в коридор и набрал ее номер. "Оля, привет! Как ты? Как Кирилл? Я не пропал и не забыл. Приболел немножко. Дома температурил. Настроение было поганое, поэтому и не звонил. Давай встретимся сегодня. Поговорим. Нам есть что обсудить... Не отказывайся. У нас же сын. Хорошо! В сквере. Буду ждать!Пока!".
Он хотел встретить ее у выхода из метро. Но Оля сказала, что задерживается с отчетом и опоздает минут на двадцать. Последний раз он гулял по этому скверу... Сколько? Лет пять назад... Да... Вот на этой лавке и сидели. Гуляли с Родиком и Таней. Скамейка стояла на самом солнцепеке, и он прошел мимо. Расположился чуть дальше в тени липы. Как же он любил лето. Пусть душно. Зато стоит выйти из офиса и сразу настигает ощущение праздности. Никуда не хочется торопиться. Вялость летнего зноя очень импонировала его флегматичной натуре. А еще девушки...  Как же приятно смотреть на открытые плечи, точеные ножки на каблучках и эти, коротенькие манящие юбочки. Он развалился с видом чеширского кота и углубился в созерцание перечисленных объектов. Оля подошла неслышно. Как всегда, легкие кеды приглушили шаги. Стояла и смотрела на него. 
- Может отвлечешься? Как никак сам меня звал.
- Оля, привет! Заждался тебя. 
Он встал и попытался притянуть ее к себе. Оля отпрянула "Не надо! Я не хочу, что бы ты ко мне прикасался...". Леша изобразил виновато-покорную улыбку.
- Давай присядем.
- Чего ты хочешь?
- Ты знаешь... Я когда болел, мне так стало одиноко. Я понял, что без вас я просто не могу. Физически не могу и морально тоже... Мне жизнь не в радость. Все время о вас думаю и вспоминаю... Возвращайся!
- У тебя что кончились носки и убрать бардак дома некому? Ты последние два месяца звонил мне один раз в неделю... Пусть твоя пассия наведет порядок. Или ты выбрал неспособную к домашнему хозяйству?!
- Ну зачем ты так! Я ведь тебе объяснял... Это была случайность.. Случайный секс... Единственный раз... По пьяни. Ничего не значит. Я тебя люблю и Кирилла. Ведь каждый может ошибиться. А у нас семья...
- Леша, прекрати. Ты повторяешься. Я это слышала в прошлый раз. И я повторяю: все кончено. Я доверять тебе не смогу. Изменил - Бог тебе судья... Но то, что ты допустил, что бы я об этом узнала... Зачем ты эти фото оставил в телефоне? Ты просто показал, что тебе наплевать на мои чувства.
- Потому что дурак. Ты же в жизни у меня в телефоне не лазила... Я сам был так ошарашен своим помутнением, что забыл про них. Тем более пьяный был. И не помнил, что фотографировал.
- Я хотела посмотреть фото Кирюшки на набережной... Хотя, знаешь, я рада! Случайности не случайны. Счастье, что я узнала об этом в двадцать пять лет, а не пронянчившись с тобой до сорока. 
- Оля... Остановись. Ведь случайность...
- Хватит врать. Все, закончим. 
- Зачем ты тогда вообще пришла?
- Наивно думала, что захочешь обсудить как с Кирюшкой будешь видеться. Даже не спросил... 
- Я думал, вы вернетесь...
- Все, пока!
Оля резко встала. Сделав два шага обернулась: "Я, кстати, подала на алименты. Получишь исполнительный лист  - не удивляйся. А завтра я подам на развод".
Он даже не успел сказать что-нибудь в ответ. Слишком стремительно она ушла. "Вот стерва! И с этой дрянью я пять лет прожил". 
Встал, потянулся. " Ну, что! Теперь точно кабак!". Лениво побрел к метро. 
А сквер... Сквер опять ничего не сказал.. Люди, такие разные...

"Это не подходит! Я как корова... Что за ноги... Какой-то урод...". Аля готова была разрыдаться. Во всем конечно же была виновата мама. Никак Аля не могла понять, зачем нужно было стирать джинсовую юбку, если она еще чистая. В чем теперь идти на свидание?. Свидание было первым. Вообще первым. Раньше ее никто еще никуда не приглашал. Ну, нет, конечно, были походы в кино и кафешку с Толькой и Рыжим, но это не считается. Они же друзья. К тому же одноклассники, малышня. Егор совсем другое дело. Он старше ее на 3 года. Ему уже 16. И в ее секции по айкидо он был лучшим. Да и вообще он был лучшим. Аля это поняла с первого взгляда, когда отец привел ее на пробную тренировку. "Просто посмотри!". Она посмотрела и поняла, что в другом месте ей не место. Потому что Егор ходил именно сюда. А потом были четыре месяца изнурительных тренировок. Что ей пришлось вытерпеть?! Это был явно не ее вид спорта. Она предпочитала плавание и теннис. Но воля отца, считавшего, что девушка должна уметь постоять за себя, решила ее судьбу. Как только по меркам отца она стала девушкой, или похожей на девушку, отец выбрал ей лучшую секцию. 
Егор долго не обращал на нее ни малейшего внимания. Она прекрасно осознавала, что красотой ей успеха не добиться. В группе были девочки старше и красивее нее. Это факт. Алю сюда определили из-за высокого роста, которого она жутко стеснялась. И это внушало ей чувство неуверенности и страха насмешек. А потом... Потом ее упорство сделало свое дело. Она раньше почти на месяц получила желтый пояс. Через три - валила мальчишек тяжелее ее на двадцать килограмм секунд за тридцать. Постепенно к ней подтянулись девчонки, а затем... Затем однажды он с ней заговорил. Она так растерялась, что начала ржать как пони. Они стали здороваться, перекидываться парой фраз... А вчера... Вчера она пришла раньше, разминалась. Он подошел... Молча смотрел на нее, пока она не замерла с вопросительным знаком на лице. 
- Может погуляем завтра?
- Чего?
- Я говорю, может погуляем завтра?
- В смысле?
- В смысле поболтаем, по городу побродим.
- С кем?
- Ну, я и ты. Или не хочешь?
- Если уроки успею сделать. Скинь мне свой номер. Спишемся.
Всю тренировку ее трясло. Она прокручивала разговор снова и снова. В целом своим ответом осталась довольна. Не смотрела в его сторону и делала равнодушный вид. Хотя внутри все пылало, и по ощущениям на животе запросто можно было бы зажарить яичницу. Вечером кинула ему смайлик. В ответ  получила место встречи. После школы она прилетела домой словно реактивный самолет. Вытряхнула весь шкаф. Ничего не подходило... Наконец все же сочла, что белая майка с синей плиссированной юбочкой достойны такого события. В душе проторчала  еще два часа. Когда наконец выскобленная, уложенная и надушенная вывалилась в коридор, на часах было пять. "Черт! Опоздаю..." Дальнейшие сборы походили на метание бешеной белки... И вот она на Пушкинской. Так бежала, что мысли в голове не удерживались от сотрясания. Но, наверное, это и к лучшему. Раскрасневшаяся выбежала из перехода, перевела дыхание, выпрямила спину и не спеша пошла по аллее. 
Егор сидел на траве, уставившись в телефон. Поднял глаза и, увидев ее, разулыбался. 
- Привет! 
- Привет! 
Она плюхнулась на траву рядом, забыв и про наглаженную юбку и про осанку. Они сидели долго. Начали с тренировок, обсудили школу, общих знакомых, гаджеты.... Оба говорили много, стремясь заполнить даже секундную паузу. Но она все равно настигла их... Аля смотрела по сторонам и отчаянно выпалывала газон. Егор молча смотрел на нее. 
- Ты красивая! И ты не такая как все. Я это сразу понял, как тебя увидел. Тогда, тебя еще отец привел и у нас показательные выступления провели. Он у тебя шишка?
- Есть немного... Ты тоже не такой... Как все. Ты быстрый. Меня всегда удивляло, как ты умеешь перемещаться.. 
- Я не про это. Не про спорт. 
- И я не про спорт. 
Он улыбнулся. Изумительной, искрящейся улыбкой, на которую нельзя было не ответить. Через несколько секунд они неудержимо хохотали. Так ушла натянутость, неловкость и боязнь молчания. Потому что теперь молчание было общим. 
- Пойдем?
- Пойдем!
Он взял ее за руку, рывком поднял с земли и они молчаливые и светящиеся тихонько пошли в глубь сквера. Через три лавочки он мягко обнял ее за талию. Через четыре она была абсолютно счастлива.

Сквер видел все это тысячи раз. Такие обыденные, такие известные истории. Жаль, что он не мог рассказать, уберечь от ошибок... Только слушать и хранить... Хранить отрывки людских судеб.

© Елена Орехова, 05.04.2016 в 10:37
Свидетельство о публикации № 05042016103714-00395304
Читателей произведения за все время — 13, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют