Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 62
Авторов: 0
Гостей: 62
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

183. Наталья Хмелёва (Берлин, Германия). Конкурсные работы. (Литературные конкурсы)


Молчание

Исповедимо ли
< когда такое здесь живёт молчание,
что мир оставленный стареет, никнет, тает>
кому творят молитву по ночам?
кого в себе пустынном обретают,
как каждый стебель  <каждый корень>  ценного,
роняя в теплый чернозем <в грудину > целого
мира, о, кто польет их здесь живым вином?
Но сестры - молча - <ночь> - крадутся мимо,
И всходит неизбывный свет в лице их.
<Схороненное зримое зерно>
… в тени, под куполами древних башен,
где дух ночных дорог, ведущих в сон,
живой водой глубоких темных скважин
умоет неподвижное лицо,
где брат ловил сачком Непостижимое,
и тает снегом в теплом кулаке
любой из символов
<и речь исконно лжива >
там молятся о новом языке.


Звуки

Ты тот, кому свято тайное
имя каждого скомороха
И ты не выдашь ни брату его, ни племени.
Звучит, как ропот,
а в середине - грохот:
так буква, расщепляемая во времени,
собой становится и собирает звуки
в конце секунд, рождений и центробежностей.
Я слышу плохо
и понимаю плохо,
но если бы не разница в нашей внешности,
то не было бы границ:
упразднились руки
в конце имен и ранцев,
страстей и нежностей,
в конце всего, что бродит при слабом свете
не лучших ламп. Любимый, в какой-то мере
я больше не боюсь, открывая двери,
за ними
обновленное утро встретить
и судорожно назваться, и тут же сбыться:
так буква, расщепляемая в отце,
еще свежа, раскатиста и резка, но -
ползет в свой след, оставленный балагану
и кожей расцветает в ничьем лице.


Речь

1.

На бессильном дне
Покоится, спит вода.
А над ней клубятся дивные города.
Их бросают люди, чтобы уплыть туда,
Где свершится таинство.
И однажды аист, в клюве неся Христа,
Распахнет окно, и в нём загорит звезда:
Незакомый свет, в котором - нет, неспроста -
Поневоле плавятся.
Но каких племён уходят, бредут отцы
В эти земли новые, в этот иной язык?
О, Иосиф, брат, в конце своих злых путей
Жди от здешних птиц
чуть-чуть не своих детей.

2.

Разбиты хмелем, холмы нахохлились,
Лихие стебли
увили тонкие стволы эпохи.
Являясь бережно несчетным братством
В напрасной гонке,
мир пересчитывал свои ворсинки,
И свились в гнезда синиц и аистов
Все телеграммы и фотоснимки.
Открыты окна и ни пылинки.
Повисло солнце и всё не старится.
И скрип полов замрёт неясностью.
Какие поводы меня похитили,
Что дом мой возникал из разности
А не из суммы моих обителей?


Свидетельство о публикации № 27052015224454-00380617
Читателей произведения за все время — 169, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют