Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 53
Авторов: 0
Гостей: 53
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Иго первенства

Июльская жара в Ленинграде. До смешного – тридцать градусов тепла! Солнце растеклось по всему небосводу, и воздух парит. Так, как может парить только на болоте.
Волосы туго забраны в хвост на затылке. Где-то там очень чешется, потому что капелька детского пота застряла и не может стечь.
– Алка-палка! – Это мальчишки из соседнего двора, растрепанные.
Фу! У них руки в земле!
Аля сейчас пойдет в кино. Просто мама еще не готова. У девочки бело-голубое шелковое платье, гольфы с помпонами на веревочках, а туфельки сильно жмут, и где-то на пальцах стерлась до крови тонкая детская кожа. А мама все не выходит.
– Алка-палка! Алка-палка!
Аля делает вид, что не слышит, и старается держать голову прямо – на голове тяжелый бант. Капелька пота, наконец, стекает прямо за шиворот платья и ползет куда-то дальше, под лопатки.
– Алка-палка! Алка-палка!
Терпение Али лопается. Нет, она не будет реветь. Девочка поднимает ком земли, отчего руки сразу становятся грязными, и бросает его в сторону мальчишек. Те ловко уворачиваются, и через минуту несколько таких же комков попадают в Алю.
– Алка-палка! Училкина дочка!
Коричневое крошево сыпется за шиворот, липнет к потному детскому телу, застревает в волосах.
Из подъезда выходит нарядная Марина Леонидовна, Алина мама, но девочка уже стоит вся в коричневых пятнах и стряхивает землю с головы.
Мальчишки затаились где-то за кустами и слушают, что же будет.
– Алька, ты у меня дура! Не могла подождать нормально полчаса? – рассерженно говорит Марина Леонидовна. – Никакого кино! С замарашкой я не пойду!

***

– Алька у меня дура, – делится Марина Леонидовна с соседками по подъезду, такими же пенсионерками, как она. – Сорок с лишним лет, а ни мужика, ни детей! Сколько ж можно?
– Ну, не у всех складывается, – жует слова бесцветными губами старушка с третьего этажа. – Зато у тебя младшие удачные.
– Алька у тебя точно дура, – вмешивается властная Елена Григорьевна. – Всю жизнь на тебя потратила. Младшим – и семья, и карьера, а старшая только таблеточки тебе успевает подносить, да по врачам с тобой бегать. Прислуга!
– Алька не дура! – оскорбленно кричит Марина Леонидовна и тяжело поднимается со скамеечки, хватаясь за перила. – Она школу с золотой медалью закончила. И институт с красным дипломом. На своих разгильдяев посмотрите!
И пожилая женщина, с трудом переставляя ноги, удаляется к дому, не заметив, что седая прядь волос выбилась из-под берета и развевается на ветру ведьминой космой.
Гораздо позднее, ночью, ей становится страшно, и старуха звонит старшей дочери – Але.

***

Аля поздно приходит с работы, потому что, кроме обычных нагрузок, ведет продленку, и приносит с собой толстую стопку тетрадей на дом.
Но сначала – чай.
Он как будто заполняет собой пустоту проверенными ритуалами. Женщина ставит на газ прозрачный чайник, ждет, пока вода закипит, и долго смотрит, как пузырьки воздуха спешат выбраться из-под крышки.
Если бы у нее был ребенок, можно было бы показать, как формируется атмосферное явление.
«Это испарение воды», – говорит Аля своему невидимому ребенку, снимает крышку и кладет на чайник салфетку, тотчас намокшую от пара. – «Видишь, сколько воды содержится в воздухе?»
Сморщенные листья зеленого чая кружатся в горячем потоке, разворачиваясь и слабо окрашивая кипяток. Всплывает белый цветок жасмина.
Женщина пьет маленькими глотками, никуда не торопясь. Она всегда ложится спать поздно.
После чая – проверка тетрадей. Двойка. Снова двойка. Пожалуй, тройка. Никто не может знать ее предмет на пять. Русский язык и литературу вообще невозможно знать на пять.
Аля тихо включает радио на компьютере. Зеленый огонек питания подмигивает ей.
Она ждет, чтобы Марина Леонидовна могла не ждать.
Наконец раздается надтреснутый звонок телефона, Аля сразу берет трубку и слышит скрипучий голос мамы:
– Ты купила мешок картошки, как я тебе говорила? Не купила? Алька, ты у меня дура! Война будет, я тебе говорю! Уж сколько я пожила и повидала, тебе и не снилось. Вот смотри: бабушка пережила войну, прабабушка тоже. Каждое поколение пережило войну, я тебе говорю! А цены все растут! Скоро с голодухи все помрем. Знаешь, сколько уже стоит хлеб?
У Али есть два часа. За это время она остановит войну. Сейчас в маминых глазах «дура» сильнее Путина, Меркель и Обамы. Кроме того, она понизит у Марины Леонидовны сахар и давление, по силе исцеления мелкими шажками приближаясь к Иисусу.
– А ты знаешь, что Лёшина семья сейчас живет на одну зарплату? Это не так-то легко. Картошки не напасешься. Вот двух детей народили и вертятся. А я помогла: Лёша-сынок приезжал вчера, пришлось дать ему денег на еду. Все ведь от матери зависят!
– Ты отдала Лёше деньги, которые мы отложили на лекарства?
Потом не спится. Она долго прикидывает, сколько мешков картошки можно купить на учительскую зарплату и предоставят ли маме льготу на лечение.
Ей горько. Аля давно называет это «иго первенства».
Наконец, веки тяжело смыкаются, и женщине снится, что она стоит очень прямо – у нее опять на голове тяжелый бант, капелька детского пота скатывается с головы за шиворот и мокнет где-то под лопатками, а туфельки снова жмут.

***

Аля переходит лужу по тоненькой досочке, балансируя двумя сумками с тетрадями.
– Алка-палка! Училкина дочка!
На тротуаре, засунув руки в карманы, стоит мужчина. Немолодой уже, Алиного возраста.
– Давай помогу!
Что-то из детства шевелится в мыслях: «Какой-то мамин ученик? Может, мой одноклассник? Убей, не помню».
– Приехал посмотреть на родные места. Я так и думал, что ты училкой станешь. Русский, небось? Вижу, вижу, все глаза книгами выела – очки на носу.
Мужчина продолжает нести Алины сумки, медленно приближаясь к дому. И зовут его Володей.
– Помню, Марина (как ее?) Леонидовна, говорила, что честного труженика из меня не получится. И не получилось. – Незнакомец весело хмыкает и шутовски ерничает: – Из ларечников мы, из коробейников.
Странная пара приближается к скамейке у Алиного подъезда.
– Ну, все, пришли. Спасибо большое за подмогу. Дальше я сама.
– Что же, и на порог не пустишь? Неужели дома сердитый муж?
– Да, муж и дети. Много детей.
Володя хмурится и внимательно смотрит на спутницу:
– Нет никаких детей. Мне соседи сказали. Не помнишь ты меня, а жаль, девочка с большим бантом.
Пойманная на вранье, Аля чувствует, что ее заливает жар стыда: почему-то от спины через шею на лицо.
«Что бы сказала мама? “Алька-дура не схватила свое счастье” или “Алька-дура водит домой незнакомых мужиков”?»
Женщина рассеянно шарит в сумочке, доставая ключи, и как-то вдруг, отключившись от своих мыслей, принимает решение:
– А заходите! Выпьем чаю за давнее знакомство.
Нет, Аля не наивная. В ее жизни, конечно, были мужчины, но приводить домой прямо с улицы еще не приходилось.

***

Володя достает из рюкзака кусок сырокопченой колбасы, белый хлеб, крошечную, стограммовую бутылочку армянского коньяка. Он обосновывается на кухне так основательно, словно и не топтался только что у подъезда.
Аля набирает телефонный номер и торопливо произносит в трубку:
– Мама, у меня сегодня голова болит и надо спать лечь пораньше, так что завтра поговорим. Картошку я куплю потом. Честно-честно.
За окном сгущаются сумерки.

А ночью Марине Леонидовне снова становится страшно, и она звонит старшей дочери – Але. В трубке долго-долго тянутся длинные гудки.

© Юлия Миланес, 24.04.2015 в 17:46
Свидетельство о публикации № 24042015174606-00379025
Читателей произведения за все время — 107, полученных рецензий — 4.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 6)

Рецензии

Генчикмахер Марина
Юля, очень хороший рассказ.
Четко схвачены проблемы "старшенькой".
:0)
С теплом,
Марина
Юлия Миланес
Юлия Миланес, 25.04.2015 в 22:42
Спасибо, Марина.)
Александр  Донецкий
Одних детей родители , через белые банты , направляют в стан отличников..Других , через грязные песочницы - в общее русло..А встречаются все , позже ,  в одном городе - Жизнь. И тут  каждый волен показать  школу знаний , нажитых  с  детства...
Юлия Миланес
Юлия Миланес, 26.04.2015 в 16:27
Спасибо, Александр. Я так глубоко не копала, но получается, что так.
Дмитрий  Выркин
Дмитрий Выркин, 11.01.2017 в 03:33
Хороший и превосходный рассказ с интересными героями.
Юлия Миланес
Юлия Миланес, 11.01.2017 в 03:39
¿Прям хороший и превосходный?
Георгий Моверман
Георгий Моверман, 18.03.2017 в 21:35
Интересный рассказ со сбалансированной , в хорошем смысле,  художественностью. Вот только хотелось бы... как бы сказать... увидеть более "саспенсированный" финал, ведь дело-то идёт к каким-то "продолжениям", а может и нет...
А тут - просто некая информативность. Может быть насыщением образа этого самого Володи, а то он получился каким-то бесплотным, по Распутину: "мужичьей задумкой".
Удачи и здоровья  
Юлия Миланес
Юлия Миланес, 18.03.2017 в 21:46
Нет, я хочу, чтобы читатель додумывал, работал извилиной, а не раскрывал ротик...

Привет, Лука.

Георгий Моверман
Георгий Моверман, 18.03.2017 в 22:00
Привет,
Так и додумывать-то лучше, когда мешалкой по... додумке.
А то он - лентяй, наш читатель, ему бы позанятнее да покороче.

Это произведение рекомендуют