Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 31
Авторов: 0
Гостей: 31
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Исторические корни романа Льва Толстого «Война и мир» как волшебной сказки. (Проза / фантастика)

Автор: Ольга Юнник
Исторические корни романа Льва Толстого «Война и мир» как волшебной сказки.

«Пропп добрый, он всякому помочь может, если рассказать  у подножия его капища новеллу или устареллу»

М.Успенский


ПРЕДИСЛОВИЕ.

              Кажется, никто еще из огромной армии исследователей не рассматривал роман «Война и мир» с точки зрения теории русской волшебной сказки. Между тем место этого романа в русской классической литературе представляется современному читателю особым. Все линии романа и их развитие точно, практически буквально воспроизводят основные структуры волшебных сказок и полностью объясняются  при помощи анализа источников волшебной сказки в исторической действительности. Даже странно, что сам В.Я.Пропп не стал приводить примеры из самого значимого романа русской классики, впрочем, и он отмечал, что «Все приводимые факты - не более как примеры, число которых можно было бы произвольно увеличить или уменьшить, приводимые примеры могли бы быть заменены», существенна «только устанавливаемая между ними связь».  

Зато название романа приводится в ряду мифических тем последователем Проппа Греймасом как "семантическая оппозиция в роли дифференциальных признаков (благодетельный - зловредный, дух - материя, мир – война)». ("Структурная семантика», 1966).  По неизвестной нам причине дальше названия исследователи не пошли.

             Мы исходим из предпосылки, что фундаментальные работы В.Я.Проппа и Дж.Фрэзера хорошо знакомы читателю, и лишь переносим их метод на роман Льва Толстого.

             Повествование великого классика, особенно в той его части, где он говорит не о «войне», а о «мире», является историей его рода. Как известно, в семье Болконских изображены предки автора по линии матери, а семья Ростовых – это семья его отца.  Таким образом, главных героев в романе много, действие романа заключается в основном в том, что все герои проходят через древнейший социальный институт прошлого, а именно Посвящение, или инициацию.  «Что такое посвящение? Это - один из институтов, свойственных родовому строю. Обряд этот совершался при наступлении половой зрелости. Этим обрядом юноша вводился в родовое объединение, становился полноправным членом его и приобретал право вступления в брак. Такова социальная функция этого обряда. Формы его различны…и определяются мыслительной основой обряда» (В.Я.Пропп).  Для юношей и девушек формы прохождения этого длительного обряда различны, и все их мы видим в романе «Война и мир». В начале романа возраст главных героев следующий: Безухов, Николай Ростов – 20 лет, Андрей Болконский – 25 лет, Марья Болконская – 18-19 лет, Наташа Ростова – 13 (тут Толстой неточен) , Соня – 15. Проходит приблизительно 7-8 лет до конца романа, не считая эпилога.


Глава I.  ПЬЕР БЕЗУХОВ.

              Центральный герой романа – Пьер Безухов, любимый герой автора. Его фамилия «говорящая», как и все имена у автора – имена значимые, несут в себе квинтэссенцию характера и роли героя. Оно означает неразвитость, невзрослость юноши, проходящего все стадии посвящения в настоящего мужчину.

               Имя «Безухов» образовано по типу сказочного Ивашко Плешивко, Ванюшки-Нечесаного, девушки-Косоручки, Неумойки, Незнайки, Золушки, словом, это типичный  Иванушка-дурачок, Емеля-дурачок - любимый герой русских сказок. Все эти наименования  отражают важный момент обряда инициации – прохождение сквозь мир мертвых (умирает  подросток, возрождается взрослый человек), для чего герой должен представиться неживым: обезобразить свою внешность, не мыться, никого не видеть и не слышать, и чтоб его никто не видел и не слышал.  Безухов – «неслух» и по роли, отводимой автором герою, он постоянно норовит сойти с пути, на который наставляют молодежь мудрые учителя племени, жаждет ненужных знаний, и этим определена его судьба.  Богатство сваливается на Пьера в юности, но герой не готов пользоваться им сознательно, он должен его еще заслужить (как и герои некоторых сказок), доказать свое право.

              Инициация героя начинается, как и полагается, с большого света, куда сына приводит отец, то есть с «большого дома мужчин», в котором молодые люди проходят обучение, после чего им доступны знания, доставшиеся от прародителей, и при выходе из него возможен законный брак. Пьер под влиянием одного из шаманов большого дома (большого света) прерывает обучение и до завершения инициации заключает брак с его дочерью Элен.  Брак этот оказывается временным и неугодным предкам.  Пьер ступает на путь получения ложных знаний – вступает в масонскую ложу. Почему этот путь ложный?  С точки зрения духов предков, это знание чужое. Для благополучного сохранения своего рода-племени родович должен  стремиться получить знания, подтвержденные и проверенные поколениями своих предков, а не предков чужих племен, и не вновь выдуманные знания, вовсе не имеющие почвы.  Чужеродность и бесплодность масонства подчеркивается тем, что главный лжеучитель Пьера – безбородый желтолицый старичок, не то китаец, не то скопец!    Лжеучение не несет в себе вреда на первый взгляд, но оно уводит в сторону, притом -  в молодости, когда важен каждый год. Ложное учение можно рассматривать и как испытание, искушение на пути становления героя. Когда Пьер разочаровался в масонстве, в действие вновь вступает механизм инициации.  

             Здесь в соответствии с канонами сказки герой должен вступить в борьбу с Великим Врагом племени и победить его.  Наполеон - это символ враждебных человеку стихий – огненный змей. Змей налетает с запада, как и во многих сказках.  Он имеет двунадесять языков.  Нет ни мифологического, ни тем более реального существа, имеющего двенадцать языков при одной голове. Одной голове любого существа присущ лишь один язык, следовательно, мы видим змея с двенадцатью головами. Это наибольшее число голов змея, встречаемое в мифах, оно означает максимальную силу чудовища.  Змей  Наполеон  подтверждает свою огненную природу: от нашествия его сгорает Москва – древняя столица предков.  Заметим, что победа над Змеем в конце романа также воспроизводит архаические представления о сущности  Змея: в момент своей гибели Змей становится колодцем или рекой.   Изгнание Наполеона за реку Березину – это превращение Змея в реку, и после этого о нем не говорится в романе.

             Змей захватывает в полон соотчичей Пьера.  Пьер может вовремя спастись от змея, но он, как настоящий герой при прохождении испытания, не бежит от него, а принимает со змеем бой (остается в Москве с намерением убить Наполеона).   Но поскольку становление героя еще в самом начале, змея он не видит, хотя и совершает настоящие подвиги – спасает из Огня девочку и избавляет девушку от мародеров.

Пьер не только не убивает змея, но оказывается в колонне проглоченных им – движение пленных по дорогам войны идентично продвижению инициируемого внутри туловища змея-поглотителя. Обряд проглатывания и извергания  Змеем человека входил в систему инициации и означал проникновение в мертвое царство с последующим  возрождением и приобретением  магических, или колдовских сил. Это кульминационный момент инициации Безухова. Пьер, как мы видим, проходит через испытание холодом и голодом, ходит несколько месяцев босым и оборванным, немытым-нечесаным,  терпит унижения, соприкасается со смертью.

              Только теперь Пьер заслужил настоящего Учителя, проводника к духам предков и выразителя их воли – Платона Каратаева.      Приобретение магического помощника в царстве смерти  и связь этого помощника с Тем Светом – необходимое звено во время обряда посвящения.  Ученик-Пьер уже подготовлен к восприятию вековой мудрости своего рода предыдущими злоключениями и впитывает на всю жизнь отношение к жизни и смерти, навыки выживания и свод правил и обычаев,  вплоть до готовых формул-подсказок - поговорок Платона Каратаева.

              Как еще одно существенное обстоятельство общения с Платоном Каратаевым в качестве проводника к духам предков является собачка Каратаева.  Автор романа, возможно, не вполне понимая значение этой Собачки, интуитивно чувствует ее истинное значение и всячески его подчеркивает: Собачка всегда вертится около Каратаева, постоянно упоминается о необычном лиловом цвете ее шкурки.  В мифологиях родового общества Шаману для общения с миром мертвых предков придается помощник-животное.  Очевидно, Лиловая Собачка Платона Каратаева -  это облик тотемического животного Пьера. Она символизирует лучшие качества этого рода – кротость, дружелюбие, смирение.  Ее лиловый цвет – это цвет мистики, общения с потусторонними силами.  

              Солдаты в данном случае есть также помощники магического учителя, мучающие инициируемого, а пленные мужчины, с которыми Пьера гонят в одной колонне – это его соученики в большом доме, доме мужчин, некоторые из которых не выдерживают плен и погибают, как погибали слабые юноши при мучительных испытаниях Посвящения в мужчины.

              К тому времени, когда Пьер постигает смысл жизни и тайны бытия (а заметим, что Пьер наконец начинает видеть вещие сны, как и полагается при выходе из инициации), становление героя входит в завершающую стадию. Наставник, проводник воли духов предков погибает только потому, что Безухову он больше не нужен.   И он возвращается к духам предков. Практически одновременно с шаманом уходит к предкам и его Собачка. Их смерть тоже является наукой – именно так безропотно должны погибать потомки этого духа кротости и непротивления злу…  Пьер при сцене смерти находится в состоянии, близком к трансу, в который его научил погружаться Каратаев, и намеренно поддерживает в нем себя. В этом состоянии ему открываются истины, и одна из них – это то, что волшебные помощники не исчезли вовсе, но ушли к предкам и при необходимости возродятся.

              Таким образом, герой проходит инициацию, заключает настоящий брак, вознаграждается духами предков за следование их мудрости.  Наташа Ростова подмечает при этом, что «он точно из бани» - мотив испытания и очищения героя баней также характерен для инициации.  Правда, гораздо позже Безухов опять сбивается с пути и ищет ложного учения, как и положено «неслуху», за это духи предков от него отступаются. Впрочем, роман лишь намечает эту линию в финале.  

Глава II.  РОД   РОСТОВЫХ.


               Само это имя звучит символично, как и все имена романа.  Ростовы, которых автор обрисовал с большой, истинно сыновней любовью – его прямая родня.  Николай Ростов есть отец автора этой волшебной сказки.  В значении слова «рост» недвусмысленно подчеркивается, что этот род не угас, он живет, растет и множится.  Автор воспевает своих предков, как и полагается рассказчику мифов племени.

              Николай Ростов проходит инициацию путем военной службы. У него, как и у Пьера, свои приключения и искушения, свои временные жены (о которых есть лишь намек, зато однозначный), свои испытания, в результате которых Ростов заполучает жену-княжну вместе с ее половиной княжества и становится вождем - главой своего рода.  Время романа – это эпоха патриархата, время земледельцев и всадников. Николай – помещик, то есть вождь земледельческого клана, и конник, то есть военный-кавалерист.  Эти его качества подчеркнуты обстоятельствами, при которых он получает богатую и знатную жену.  Николай едет закупать коней для своего полка и встречает княжну-невесту. Конь является животным-помощником, приводящим героя к его благам.

              Конь – мифологическое и тотемное животное мужчин – пахарей, вождей племен.  Конек дома – верхняя, главная  часть дома. Конь – солярное животное, знак силы и правды, обладатель коней есть обладатель тех благ, что дает солнце – Конь-Огонь.  Вспомним, что любимое занятие семьи Ростовых – охота, притом конная. Даже девушка из этой семьи ездит на коне великолепно.  Это тоже символ, условный знак рассказчика продвинутому слушателю.

              Когда Николай появляется во владениях Болконских, оказывается, что вождь этого рода только что умер и похоронен.  Это настораживает, так как мотив враждебного тестя, явно выраженный в романе, смазан позднейшими наслоениями и, вероятно, волей автора.  Отец княжны не желает выдать ее замуж за недостойного и с этой целью держит в заточении.  По канонам мифов, жених должен одолеть враждебного тестя, лишить его силы и власти, а в идеале и жизни, и воцариться на его месте.  При этом часто сама невеста помогает  жениху–избавителю неким волшебным способом убить своего отца.

В романе нам представлена совершенно иная версия сватовства, а именно избавление невесты от змея. Тесть якобы погибает от того же нашествия Огненного Змея, то есть Николай Ростов выступает еще и мстителем за гибель будущего родовича.  Так ли было в действительности или иначе, тщательно завуалировано автором – сыном Ростова и Марьи.  Змей так змей!   В любом случае бой со змеем – кульминация инициации Николая, как и Пьера, причем роль Николая активная, а не страдательная.

              Николай завершает инициацию еще и доблестным выполнением запретов.  Посвящаемым давалось немало запретов, в романе выделены следующие. Во-первых, Николай, герой, победитель змея, в конце своего испытания не хвастается воинскими подвигами.  Он без жалоб терпит материальные невзгоды.  Во-вторых, он  принимает на себя обремененное огромными долгами наследство – то есть, не отказывается от предков, полностью разделяет судьбу рода.  Наконец, он пунктуально выполняет табу не жениться на тех, с кем едят за одним столом – то есть, не женится на родственнице Соне, хотя фактически они друг другу седьмая вода на киселе.

              И духи предков, проведя героя через положенные испытания, награждают его сторицей.  Консерватизм Николая рассматривается предками – хранителями рода – как верный путь к благополучию семейного клана.  Казалось бы, достаточно правильное поведение вождя клана? Но и это еще только необходимое, но не достаточное условие благополучия рода.  Для того, чтобы полностью заручиться поддержкой духов племени, необходима человеческая жертва.  В жертву приносят невинных девушек без недостатков,  Соня – троюродная сестра Ростовым, ее принадлежность к роду хотя и слабая, но несомненная,  Соня как раз и подходит для этой цели. На жертве настаивает мать-старуха, хранительница очага.  Жертва сопротивляется, но деваться ей некуда.  Затем и брали в семью дальних родственников и сирот, чтобы в случае чего принести их в жертву. Это подтверждается воспоминаниями детства Сони.  Когда ее привозят в дом Ростовых, нянька ей говорит, показывая на Николеньку: «Вот какая куртка со шнурками, и тебя в шнурки зашьют».   Выражение «шнурки в стакане», что означают «предки уехали», мы знаем и теперь.

              Зашивание в шкуру тотемного животного, с присущими ему атрибутами-шнурками (аналог вибрисс животного или сомовьих усов, а в нашем примере, скорее, символическое изображение атрибутов Коня, тотема Ростовых, его узда или сбруя) – это часть обряда усыновления.    Очевидно, с Соней этого не происходит.   Жертва приносится, семья благоденствует. Имя Соня здесь, как и все имена романа, символично. Эвфемизмом «сон» прикрывается слово «смерть».  Соня вроде бы жива в конце романа, но ее существование больше похоже на смертное оцепенение.  Маскирование прямого названия требует позднейшая, нежели базисная для мифов, формация, но слово «жертва» остается.  По В.Я.Проппу, такое явление «можно назвать переосмыслением обряда…   замену сказкой одного какого-нибудь элемента (или нескольких элементов) обряда, ставшего в силу исторических изменений ненужным или непонятным, другим, более понятным».  Жертва в прямом значении подменяется иносказательным значением этого же слова.

              Почему же духи так охотно принимают эту жертву?  В подобной ситуации сиротки всех сказок ходят на могилки предков, особенно отца и матери, желательно каждый день, разговаривают с ними, приносят им подношения, а взамен получают советы, волшебные вещи и незримую опеку.  Дело в дальности расстояния Сони от ее отеческих гробов.    У нее с Ростовыми лишь один общий прадед или прабабка. Остальные предки Ростовых пересиливают его. (Напомним, что у Сони была возможность уклониться от своей участи. Главное действующее лицо в мужском «большом доме» во время юности героев, Долохов, предлагал Соне законный брак, но  Соне Долохов не понравился, а духи предков, видимо, больше ничем не могли ей помочь).

              В дом Ростовых Соню привезли в слишком малом возрасте и издалека, связь со своими хранителями была разорвана, что и привело к плачевному, но логичному результату.  Предки должны получать пожертвования!  

              Автор показывает нам типичное в для мифологии родового общества превращения родича в мелкого полезного божка рода.  Соню недолюбливают лишь женщины, у которых с нею нет общего предка - то есть мать Ростовых и Марья,  жена Николая.  Тем не менее, Соня после смерти продолжает приносить пользу всему роду, «оказывая те мелкие услуги, на какие была способна».  

              Наташе Ростовой было суждено продлить род Безуховых.  Но как мужчины вступают в брак после достижения зрелости, так и женщины сначала  проходят свою инициацию.  Позднейшие наслоения вер и обычаев не заслонили двух основных вариантов Служения девушек духам предков.  Первый из них – это служение в мужском большом доме, служение за плату, временное, с последующим удалением из большого дома (большого света) и вступлением в настоящий брак.  А кто желает остаться в большом доме навсегда,  того духи предков не одобряют и наказывают.  

              Так, Элен Безухова, во время службы  в большом свете (большом доме) принимает предложение Безухова вступить в настоящий брак, но преступает правила настоящего брака, придерживаясь полиандрии.  Давно пройдя инициацию, Элен вдруг вновь начинает носить белые платья, знак смерти.  В тексте есть намеки на инцест Элен (позволяла Анатолю целовать себя не по-братски).  Когда же она захотела прервать беременность, выпив зелье, духи предков разгневались окончательно, затмили ей рассудок, Элен выпила в несколько раз больше зелья, нежели следовало, и умерла в страшных мучениях, в назидание другой молодежи.   За нежелание продлить свой род духи мстят жестоко и неотвратимо.

              Здесь мы подходим к пониманию вины жениха Наташи Болконского и его отца старого князя перед духами своих предков.

              Вина их заключалась в препятствовании плодородию своего племени.  Невеста была оставлена женихом в большом свете, где любому не возбраняется  забрать хорошую жену в свой род.   Наташа формально права, переключившись с Андрея на Анатоля, но ложный герой – Анатоль уже женат законным браком и Наташины родные не желают временного брака, этого варианта служения предкам.  Тогда Наташа избирает более приемлемый в патриархальном обществе вариант инициации.  Она, согласно обычаю, проводит полгода в изоляции. Она носит черное платье (цвет принадлежности к миру мертвых), небрежно причесывается и много молится.  Духи предков довольны, и через полгода они подсовывают Наташе раненого князя Андрея для продолжения служения – Наташа выполняет черную работу, выхаживая больного.  Духи предков не считают нужным удержать Андрея в мире живых, и инициация Наташи продолжается. Она вновь предается изоляции, самоунижению и молитвам. Затем происходит гибель брата Пети  (а это духи предков допускают потому, что Петя не обладает должным послушанием своему наставнику-проводнику в мире мертвых, во время своей инициации:  Петя не обращает внимания на приказ полковника не ехать неподходящей дорогой и гибнет, как многие юноши  при прохождении посвящения).  

              Мать Ростовых в ужасном состоянии, что требует от Наташи полной самоотдачи. Это кульминация Наташиного Посвящения в женщины.  Она не выходит из комнаты матери две недели, не раздевается, не ест, напрягает все силы, и мать приходит в себя.  Наташины испытания завершаются.  Теперь она признана в качестве взрослой женщины, способной продлить и сохранить свой род.   К этому моменту и Безухов освобождается из плена, и духи предков вознаграждают их счастливым браком.

              О старшей сестре Ростовых Вере мы знаем, что она соответствует своему имени (что вера, что  истина – предки ею довольны), выходит замуж по расчету, хорошо и правильно все делает.  Еще в начале повествования она уходит в род мужа и занимается умеренным стяжательством со своим мужем, о котором у нас не будет речи в этой саге.  Лишь одно может дурно повлиять на их карму – они не спешат народить наследников, но как знать, может быть, предки предназначили их состояние в наследство многодетным родичам?  


Глава III.   РОД   БОЛКОНСКИХ.

              Значение имени Болконских немного замаскировано путем искажения имени.  Их истинное имя – от слова волхвование.  Они Волхонские.  Старый князь, несомненно, не только князь, он одновременно и верховный жрец своего рода.  В большом свете сохраняется изначальное титулование старого Болконского – «прусский король».  Пруссы, давно исчезнувшее племя, родственное литовским племенам, было сильно своими волхвами, которые там назывались вайделотами.  Смоленск  находится недалеко от границы западнославянских и литовских племен, близко от Пруссии,  и так же, как руссы бежали в северные леса от кочевников, пруссы уходили за литовские границы от германского завоевания. Скорее всего, перед нами последний властитель этого знаменитого племени.   Поклоняется он  воинскому божеству (по-видимому, Пяркунасу), немцев терпеть не может.  Вожди других кланов ездят к князю на поклон в канун Николина дня, а точнее, в канун  Дня начала Зимы, когда силы тьмы безраздельно властвуют над землей.  Затем, после смерти старого князя и наследования его функций Николаем Ростовым соседи ездят  в день тезоименитства уже к Ростову.  Мы видим, что имя Николай в этом роду – почти нарицательное, возможно, каждый вождь рода Болконских, приходя к власти, нарекается этим именем.  Николаос означает «победитель»,  лучшее имя для жреца Бога Войны.  

               Когда ложный герой Анатоль пытается взять замуж дочь князя Марью, старый Волхонский подсылает Анатолю Бурьенку, тот обнаруживает перед Марьей свою ложность и с позором изгоняется.  Изгоняется и отец Анатоля, Василий Курагин, сам искусный колдун, в доме Волхонского совершенно бессильный.  Когда Ахросимова приезжает разбираться со стариком насчет визита Наташи Ростовой, она тоже уезжает ни с чем.   Среди крестьян также есть свои колдуны, одного из них князь делает управляющим. Крестьяне говорят об управляющем: «Он на три сажени под землей видит». И этот сильный колдун подчиняется князю как Верховному, сильнейшему колдуну.

              Известно, что сила колдуна делается слабее при его удалении из своего дома.  Княжна Марья не ездит в свет именно потому, что туда не ездит отец (по обычаям позднейших формаций, в свет девушка не может ездить без родственников).  Нашествие Змея вынуждает старого Волхва уехать со своего места, и он тут же умирает.

              Дочь Марью отец пытается обучить своим знаниям, хотя это знания мужские, и они ей не нужны, но старик знает, что делает: знания не пропадают, позже  Марья обучает своего племянника, маленького Николеньку Волхонского,  дедовской науке.  Дочь он проводит через инициацию в полном объеме, по законам предков. Насаждает парк и строит дом (заколдованный лес и дворец) и заточает ее там, постоянно унижает и ругает дочку.  Такое отношение к дочери вытекает из того, что волхв знает: чем суровее испытания при инициации, тем сильнее прошедший их.   Марья всю юность молится, общается с божьими людьми и ходит в сереньком или черном платьице, иногда в белом, Все эти цвета – цвета мира мертвых, как мы уже говорили ранее. И, очевидно, старый Волхв насылает на дочь видимое безобразие, которое спадает после смерти колдуна.  

              Никто не в силах противодействовать старому князю.  Старик даже берет себе молодую временную жену, Бурьенку из страны Змея, подчеркивая, что силен и по-прежнему может возглавлять свой род.  Он ведет себя именно так, как и следует Главному Мужчине рода, утверждает свое главенство.   На самом деле старый Болконский давно перешагнул ту черту старости, за которой вождь семейства нужен, полезен и прогрессивен.  Обязанность его сына и преемника – побороть Отца (в идеале – убить его) и воцариться самому, но Андрей не делает этого.  

              Князь Андрей старше всех главных героев, об инициации которых идет речь в романе.  Мы его видим уже прошедшим  Посвящение в качестве военного, заключившим настоящий брак.  Боги даруют ему наследника.  Быстро разочаровавшись в жене, Андрей под благовидным предлогом уезжает на войну (мотив отлучки). Старый князь шепчет Андрею: «Что, брат, жена? Не говори, я все сделаю…а ты сам знаешь.».  Княгиня Лиза оказывается слишком далеко от могил своих собственных предков, чтобы получить их защиту... Она старается не выходить из комнаты, меньше видеть старого князя, но, увы...  Андрей горюет о смерти жены, занимается устройством дел своего дома, и в качестве награды духи предков устраивают ему встречу с возможной настоящей женой.  Остается взять в жены плодородную Наташу, на радость предкам, но Андрей оплошал, промедлил, и духи начинают наказывать. Но наказывают они не только за это.

              Мы видим, что при каждом затруднении в жизни князь Андрей стремится уехать, подальше от дома отца: при беременности жены – на войну в Австрию, после помолвки с Наташей – на лечение в Швейцарию, после разрыва с Наташей –  на войну в западные области империи.  Вообще после рождения сына он живет в поместьях, удаленных от резиденции отца,  а когда живет при отце, старается уехать из дома по делам.   Почему он так делает? Вероятно, от слабости своих магических сил.  Старый Волхонский крепко держит власть в своих Лысых Горах.   Да, именно так называется его дом! А еще одна резиденция Волхонских названа БогуЧарово. (А в Москве они живут, надо думать, на Волхонке?)  Старик силен,  и сын пытается накопить силы вдали от прямого влияния отца.  Отец же постоянно призывает сына к себе,  противится его второй свадьбе.    И, вместо того, чтобы свергнуть власть Старого Вождя и Мага, молодой князь не имеет в себе сил сделать это.  Нужен ли слабый наследник Роду Предков?

              У князя Андрея перед родом есть и другие вины.   Как и Пьер, Андрей попадает под влияние чуждой системы верований – масонства.   Ну на кой ляд потомкам воинов и волхвов узкопрофессиональные обряды каких-то смердов-каменщиков???  Волхвование есть неотъемлемая черта семьи, и если бы оно было в русле традиционных воззрений предков на мир, все было бы замечательно, но Андрей мало  верит им.  Его со страхом предостерегает сестра, дочь Волхва, Марья  и  дарит брату амулет, который спасает Андрея  в первой войне, когда грехи Андрея перед предками еще невелики.   Семейная склонность к волхвованию находит свое выражение и в составлении законов для вождя союза племен, что молодому человеку  делать недопустимо и кощунственно.   Затем следует отсрочка свадьбы и покорность отцу.   Чаша терпения Великих Духов Предков переполнена.   Теперь жизнь будет идти далее без участия обоих Болконских, тем более, что свою основную функцию молодой Болконский выполнил – у него есть сын, можно и убивать.

              Сюжет о княжне Марье самый узнаваемый. Их даже три, и все они донесены до нас сказками – самой удобоваримой, легкоусвояемой формой изложения обычаев и верований.   Это сюжет о царевне-лягушке, которая оказывается Василисой Прекрасной и Премудрой,  сюжет о заколдованном лесе и дворце, где ждет жениха принцесса и сюжет о спасении принцессы от змея.  Во всех трех случаях цель волшебств одна – ритуальное заточение девушки, многолетние путешествия ее в Верхний мир и обратно при помощи молитв и занятий музыкой; и, наконец, законный брак с избавителем, вождем рода, который доказывает право на руку принцессы-Волховы.

              Мы знаем, что умрет княжна Марья еще не старой, хотя и  выполнив свою миссию – став матерью-родоначальницей потомков ростовского рода. Влившись в истоки рода, она с того света будет помогать своим потомкам.  

              Сын и наследник рода Болконских, также Николай,  в дальнейшем также проявит все волхонские качества – в эпилоге о нем сказано немного,  но сказано главное:  что подросток, не проходивший еще инициацию, уже видит вещие сны.  Он наследует неприязнь своего деда и отца к Ростовской породе, за исключением их женского элемента, чем подтверждает родовые качества деда – быть главой рода.  По всей видимости, его инициация начнется на Сенатской площади и будет проходить в горах Акатуя.  Он достаточно молод, чтобы пройти испытания и выжить, но об этом не говорится.   Может быть, лишь княжне Марье удастся сохранить в веках наследные черты Волхонских.  Ведь автор – ее сын. Рассказ  о предках, их подвигах и обычаях – одна из главных функций шамана рода.  Как и дед, Лев Толстой будет препятствовать браку своих дочерей и пренебрегать сыновьями (и в шестьдесят лет сына родит, в доказательство своего главенства).  Как и князь Андрей – дядя автора, Лев станет искать новые пути ко всемирным тайным доктринам и изобретать новые законы для человечества.  В повести «Детство» Лев именует себя Николаем.  Уж не проговаривается ли Лев о своем истинном имени, титульном для Верховного Волхва?   Рискнем предположить, что Шаман-долгожитель Лев Толстой, пока был жив, оберегал  Землю Предков от Змея.  Лишь когда развеялись его заклятия, защита ослабла.  После смерти Льва Толстого проходит малое количество лет (всего четыре года), и над Россией разражается новая ужасная война, затем революция, несущая море бедствий.  Но это лишь предположение.

Глава IY.   БАБЫ-ЙОГИ В РОМАНЕ ТОЛСТОГО «ВОЙНА И МИР».


              Когда автор рассказывает о своих родичках-женщинах, мы видим, что некоторые из них имеют особые свойства и судьбы их могли бы получить развитие в ином ключе.

              Интересно предположить, какой бы могла стать судьба Сони, если бы она вышла замуж за Долохова? Очень может быть, что привыкший к вольным нравам дома мужчин муж счел бы этот брак временным и оставил жену. Представляется возможным, что в этом случае Соня стала бы Ягой.  Предпосылки для этого у нее были: неплохой певческий голос для заклинаний, умение видеть будущее (и верить себе самой при этом). Но в брак она не вступила, и способности женщины-йоги остались нераскрытыми.

              А вот Наташа Ростова, при том условии, если бы она овдовела или иным образом была разлучена с мужем (на что автор нам и намекает, говоря о Пьере-декабристе), или попросту состарилась, стала бы очень сильной Бабой-Йогой.  Она чует истинное обличье людей: видит суть Безухова как сине-красный квадрат, Бориса Друбецкого – как узкий светло-серый прямоугольник, одна из всей семьи чувствует злобную сущность Долохова и понимает, что Пьер собирается убить Наполеона. Она, никогда не знавшая фольклора, по наитию точно воспроизводит фигуры народного танца. Голос у Наташи чарующий, слушая ее, люди начинают высказывать вслух свои тайные мысли (мать, Денисов, братья и другие).  Наташа оставляет эту свою магическую способность неразвитой намеренно, она все Силы употребляет на создание Домашнего Очага.  

              Но другой ее дар остается – дар чувствовать настроение и мысли людей.  Возможно, при должном обучении Наташа читала бы мысли на гигантских расстояниях. Как знать? В эпилоге Наташе всего двадцать пять лет, у нее, как у Йоги, еще все впереди.  В любом случае иметь сестру-Йогу, даже потенциальную, для вождя рода почетно и полезно.  

              К жертве рода – Соне Наташа, как настоящая Яга, относится  без сантиментов,  она проговаривается княжне Марье, что жертва была по традиции опоена зельем, чтобы та  была безропотна: «Она не чувствует так, как это чувствовали бы мы», говорит Наташа.

Для Наташи - Бабы-Йоги  характерно и то, что она постоянно стремится к лидерству.  Мы видим это так часто, что примеры заняли бы слишком много места, подчеркнем лишь, что ее слушаются даже ее родители.   Для лидерства Бабы-Йоги важно и то, что яга не может быть никому другом, особенно женщинам.  Автор многократно подчеркивает – у Наташи друзья-женщины есть (сначала Соня, затем Марья), но нигде не сказано, друг ли им Наташа.  Соню принесли в жертву, а как умрет Марья, нам вообще не говорится.

Для Йоги есть лишь одна несомненная ценность  -  благо Рода, а все прочее суть лишь средства к тому и явления преходящие.  

              Могла ли графиня Марья стать Йогой, мы не знаем. Судя по количеству и качеству  ее общения с духами, да, безусловно.  Наташино обучение намного ниже Марьиного, но о способностях Марьи автор почти ничего нам не говорит, и создается впечатление, что они несравнимо ниже Наташиных.  Мы видим лишь, что Марья видит душу детей  и так же, как  Наташа, разговаривает с мужем почти без  посредства слов.  Правда, бесследное исчезновение Змеихи-вредительницы Бурьенки после отъезда Марьи из  Воронежа может быть связано с принесением младшей жены вождя в жертву для  сопровождения мужа в царство смерт.   В романе не сказано, станет ли  йогой Наташа, но все предпосылки к этому есть, а вот почему умирает во цвете лет графиня Марья?  Особые качества яги мы видим у Наташи тогда и только тогда, когда она еще только проходит инициацию.  Зрелые Яги умеют скрывать от посторонних глаз свою волшбу, дабы все было шито-крыто…

              Когда уже были написаны эти строки, меня  вдруг осенила странная мысль, я даже не решаюсь ее выговорить.  Почему-то, и совершенно безо всякой связи друг с другой, одна за другой следуют смерти всех членов семьи Болконских: молодая здоровая Лиза не выдерживает родов; старый князь, еще недавно бодро помыкавший всем семейством, внезапно получает удар; а князь  Андрей, который уже выздоравливал, за неделю до приезда к нему сестры Марьи ощущает почему-то резкое ухудшение и умирает.  

Как мы помним, после спасения княжны Николаем от Змея  Марья получает известие о ранении брата во время первого же свидания с Ростовым. Свидание проходит при тетке Марьи и при Бурьенке. Выздоровление Андрея навсегда отдалило бы Марью от Николая.  Марья выезжает к Андрею и приезжает через две недели (кружным путем, а обычный путь в мирное время занял бы три дня). Бурьенка-Змеевна, свидетельница жизни семьи Болконских, постоянно находившаяся при княжне Марье с 17-ти Марьиных лет, до князя Андрея не доехала.  С  момента свидания Марьи с Николаем о Бурьенке в романе нет даже упоминания.  Из большой семьи остается лишь маленький Николенька да княжна Марья, кроткая, убитая горем девушка, вот именно ангел… а когда Николенька подрастает, тетка его Марья, в эпилоге, решает, что ему полезно будет общество и собирается отправить подростка  к родственнику-декабристу...  Какой-то простенький вопрос задавали в подобных случаях римляне…  Кому достается в случае гибели всей семьи княжество, не ангелу ли? Кажется, даже автору романа эта мысль не приходила в голову, ведь зрелые Яги умеют скрывать от посторонних глаз свою волшбу, дабы все было шито-крыто,  а Марья намного старше той же Наташи.

              В романе есть упоминания и о других девушках, которые могли бы стать йогами (Ягами), но они не вышли из инициации, остались старыми девами, и их деятельность лишь фикция, видимость деятельности Баб-Йог.  Они пытаются оказывать влияние на семьи рода, но их или не слушаются (старшая кузина Пьера), или же их усилия оставляют впечатление мыльного пузыря.  Они хлопочут, стараясь быть в центре жизни родовичей, но основные события рода  происходят без их участия, и мы видим псевдодеятельность, подобную салону Анны Павловны Шерер.   Нереализованная яга – это лишь жалкая пародия на истинную Бабу Йогу.  

              Скажем же, наконец, и об открыто действующих бабах-ягах.  Это, прежде всего, мощная Яга  Марья Дмитриевна Ахросимова,  крестная Наташи Ростовой. Как в любой волшебной сказке, крестная для девушки – это не просто крестная, это аналог мужского проводника в мир духов и обратно.  Это Яга, назначение которой – благоденствие своего рода.  Она  -  мудрая и жестокая выразительница воли Праматерей Рода.  По-видимому, Ахросимова – Верховная Яга союза племен. Мы не видим, что она в кровном родстве с  каким бы то ни было родом, но оно подразумевается.  Она признана всеми, танцует с императором на балу, никто не осмеливается ей возражать, и лишь за глаза могут  посмеиваться.  

              Яга имеет несомненные права наставлять кого угодно, прилюдно отчитывать за  большие и малые прегрешения перед родом -  она распекает молодого Безухова,  Денисова, в лицо осуждает Элен, поругивает даже старого Ростова. Ахросимова выступает в роли дарительницы по отношению к Наташе (в первой же сценке романа Яга дарит Наташе серьги). Именно Ахросимова занимается дальнейшей инициацией Наташи после того, как ее первый жених отсрочил брак. Ахросимова благоволит Андрею и едет сражаться за его и Наташино счастье – но старый Волхв намного сильнее Яги, в силу общей патриархальности эпохи, и Яга терпит поражение. После этого Яга вновь приводит Наташу Ростову в Большой Свет= Большой Дом Мужчин, и даже именно в Большой театр. :-)  Она не советует водиться с Безуховой и с Анатолем, но что поделать, коли девушка должна пройти через назначенные мытарства? Зато Яга вовремя утаскивает девушку из-под носа Ложного героя – Анатоля. Все это она проделывает уже не в молодом возрасте, предварительно исполнив свои семейные дела – вырастив кучу детей, уже выдав замуж дочерей и отдав на войну (то есть, на Посвящение), всех четырех сыновей. Когда отец Ростовых тревожится о Николае, именно она его подбадривает – что необходимо роду, то должно совершиться. Обратим внимание, что она знает судьбу Сони (кстати, Наташа и это чувствовала), еще в те времена, когда все, даже мать, думали, что той назначено выйти за Николая, одна Ахросимова относилась к ней пренебрежительно. А каждую неделю (по-современному, каждое воскресенье), весь ее дом предается молитвам. Словом, перед нами образцовая Баба-Йога, и мы можем с большой долей вероятности предположить, что Наташе в дальнейшем предстоит ее заменить.

Но в романе есть и другие яги. Например, старушка Белова, живущая при матери Ростовых – классическая бабушка-задворенка. В заточении Наташи она водит Наташу говеть, а для ее и Николая детей в конце романа вяжет носки необычайным, одной ей известным способом. Просто это уже старенькая и потому не очень сильная Яга. А носки наверняка обладают некими магическими свойствами, старушка их вяжет Пьеру в подарок, и тот не должен их видеть, пока носки вяжутся. Довольно слабой и неприятной ягой является и вдова Друбецкая, исплаканная женщина, добивающаяся всеми правдами и неправдами притока новых сил своему роду, лелеет единственного сына, занимается даже несвойственным женщине деловым общением с вождями-мужчинами. В результате ее деятельности сын становится богат (этот молодой человек подчиняется законам остаточного матриархата: предоставляет ведение дел своей матери, женится на богатой, но старой и противной Жюли, за что его презирают истинные герои). В роду Болконских также есть действующая Яга – это тетка Марьи из Воронежа. Она сварлива, уважаема, на короткой ноге с губернаторшей. Она дозволяет губернаторше устроить встречу Николая с Марьей, то есть играет роль, обычную для яги, указывающей герою дорогу к невесте.

Итак, Путь Яги – путь уважаемой женщины, носительницы знания и власти. Лев Толстой показал это со всей очевидностью.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Надо ли продолжать с тою же тщательностию рассматривать и остальных персонажей романа с их злоключениями? Наверное, теперь каждый может восстановить их отношение к исторической подоплеке волшебных сказок по методу В.Я.Проппа. Роман велик, в нем много других героев, каждый из которых живет в своей сказке, в романе рассыпана масса намеков на истинную сущность вещей – наподобие шнурков предков.

Повторяемость некоторых действий разных героев позволяет отнести суперсказку «Война и мир» к числу рекурсивных со ступенчатой структурой. Напоминаем, что А.Кретов, развивая подход, намеченный В. Я. Проппом и И. И. Толстым, предлагает классификацию сказок, называемых им рекурсивными, т. е. таких, "структуры которых основаны на повторении сюжетных морфем". Пропп называл подобные сказки кумулятивными, определяя их по особенностям их внутреннего строения как сказки, в которых основной композиционный прием "состоит в каком-то многократном, все нарастающем повторении одних и тех же действий, пока созданная таким образом цепь не обрывается или же не расплетается в обратном, убывающем порядке". Так, Наташа последовательно становится невестой то Бориса, то Андрея, то Пьера; Соню шпыняет сначала графиня, затем Ахросимова, затем Марья, и кольцо замыкается вновь на графине. Анатоль изгоняется сначала Волхвом Волхонским, затем Ягой Ахросимовой; Андрей ранен то под Аустерлицем, то под Бородиным; Пьер ударяется сначала в масонство, затем в декабризм и тащит за собою в масонство -Андрея, в декабризм – его сына Николеньку, и так далее, пока роман не кончится.

В заключение можно лишь восхититься живучестью представлений и обычаев родового строя, хранимых народом (Родом) через века чуждых религий. Не возродился ли во Льве Толстом некий древний Великий Шаман, хранитель истинного знания, и не выразил ли он посредством увлекательного романа основные заветы предков, в поучение следующим поколениям? Кто знает…

И кто знает, за что его в действительности отлучили от церкви ...


29.06.2006
Тогда меня звали Кицунэ :-)

© Ольга Юнник, 28.06.2013 в 09:53
Свидетельство о публикации № 28062013095355-00337157
Читателей произведения за все время — 1260, полученных рецензий — 9.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 6)

Рецензии

Ольга Юнник
Ольга Юнник, 28.06.2013 в 09:56
прошу сильно не возмущаться)))
Мангупли Леонид
Мангупли Леонид, 28.06.2013 в 23:21
Вооо!!! Искусство обоснования достойно восхищения! Жаль, Лев Николаич не дожил - так и не узнал, бедняга, что он на самом деле сотворил)))))
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 29.06.2013 в 05:46
они там с Проппом уже все давно обсудили, наверно:-) :-) :-)
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 04.07.2013 в 23:38
вот некому мне было сказать, чтоб каждую на цитату из обеох источников сделала ссылки...посмеялись и забыли:-)
Алексей Сажин
Алексей Сажин, 28.06.2013 в 23:56
Оля, прочитал с большим интересом! Вы проделали огромную работу, и оценить сразу это сложно. Ну что ж – серьёзному труду гамбургский счёт.
Честно говоря, читая эту "фантастику", больше следил за игрой Вашей мысли, чем собственно за исследованием. Рассказывая об "исторических корнях романа Льва Толстого "Война и мир" как волшебной сказки", Вы сами создали сказку, миф, попытавшись поместить великий роман в своеобразное "проппово ложе". Но слишком это большая глыба, раздавила она и Проппа, и его ложе. Впрочем, это понятно и без моей ремарки.
То, что Вы выбрали такой жанр – "фантастика", а не, скажем, "эссе" или просто "проза", намекает читателю, что всё это несерьёзно. А между тем могла бы получиться весьма интересная научная исследовательская работа! Только для этого надо оставить поменьше самого Проппа (даже название Вы взяли как явную аллюзию на его "Исторические корни волшебной сказки") и добавить побольше авторских мыслей. Другими словами, как стёб читается здорово, а хочется чего-то большего. Тем более что чувствуется – талантливому, пытливому и трудолюбивому автору это по плечу.
Надеюсь, не обидел Вас. Дерзайте!
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 29.06.2013 в 05:56
спасибо, Алексей:-)
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 30.06.2013 в 19:21
Алексей, я слышала, что подобным образом "проппарировали" другие солидные произведения ( к сожалению - я их не видела, и если кто-то мне подскажет, где их найти, буду очень благода), и что получился тоже юмор.
Можно ли всерьез подходить с методом Проппа не к волшебным сказкам?
вы же видите, что выходит:-).
Боюсь спросить, а можно ли с этим методом и к самим сказкам подходить:-) :-) :-)  ну, тут я уже шучу!
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 29.06.2013 в 05:54
я помню, как это писалось, сегодня ровнешенько семь лет как.
Стеб, разумеется, однако все точно по Проппу!  :-) :-) Клянусь, чем хотите! любимая с детства Война и мир оказалась наглядным пособием для метода Проппа:-)
Иван Быков
Иван Быков, 02.08.2013 в 12:41
Слово "стеб" мгновенно материализовалось. Хороший, умный, со знанием дела))). А потом это же определение увидел у автора. Совпало))).
"Очевидно, Лиловая Собачка Платона Каратаева -  это облик тотемического животного Пьера," - восторг! Можно, например, установить явную связь Лиловой Собачки с Черным Пуделем Фауста. Ну, если выбрать иной аналитический ракурс. Раньше, когда я еще читал в школе литературу, обожал подобные эксперименты, чем доводил родителей учащихся до когнитивного диссонанса))). Пропп, кстати, тоже успел пожить у меня и в Изумрудном городе, и в Зурбагане... Фазы инициации можно наложить на метания практически любого протагониста.
Еще раз - восторг! Спасибо)).
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 02.08.2013 в 19:59
Иван, большое спасибо! Рада, что Вас порадовала.
Дайте же почитать вот это " Пропп, кстати, тоже успел пожить у меня и в Изумрудном городе, и в Зурбагане". Вы будете смеяться, но я правда ничего проппоообразного не читала(.
А про Черного Пуделя озадачили..это, стало быть, тотемное животное Фауста?! лезут на язык фразы из современного олбанского словаря:-)
Иван Быков
Иван Быков, 03.08.2013 в 08:31
))) Да как же я дам почитать конспекты уроков двадцатилетней давности? Я даже не помню, был ли у меня тогда компьютер))). А рукописи, хоть и не горят, но пропадают))). Там таааакой ворох бумаг был. Знаете как - к повседневной работе своей не относишься как к чему-то нетленному. Отчитал урок, выбросил, живешь новой темой.
Был ли Мефистофель тотемным животным Фауста? Думаю, Гёте несколько иное имел в виду))). Говорю же - если поменять ракурс. Хотя - кто его знает? Но Вагнер или гумункулус на эту роль подошли бы лучше)).
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 03.08.2013 в 00:04
"когнитивный диссонанс", "доминант-септ-аккорд" и - расчет стальных балок с ездой поверху - ммм, обожаю эти понятия, как родные...
Иван Вересов
Иван Вересов, 17.08.2013 в 11:35
Ну, а люди от которых я слышу кодовое слово "доминант-септ-аккорд" становятся моими друзьями по факту.
Иван Вересов
Иван Вересов, 17.08.2013 в 11:34
Интересно! Неожиданно. "Война и Мир" - мой любимый роман Льва Толстого. Перечитывал его раз пять, но никогда не пытался сопоставить со сказкой, эпосом.О том, что все герои проходят испытания Миром и Войной - думал. Но поскольку никогда не слышал о Проппе и его методе, то думы так и остались на фазе смутных догадок и сомнений :-)
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 17.08.2013 в 20:11
Проппа надо бы в старших классах детям показывать. Мне повезло, в моем детстве была книжечка "К мудрости ступенька", Пропп для маленьких:-) , правда, не помню, упоминался ли сам В.Я.Пропп.
Большое спасибо за внимание к моей работе, за доброе слово, Иван! Обязательно читайте САБЖ!
Олег "guslik" Слободянюк
Мне понравилась эта "фантастика", эта интерпретация...
На одном дыхании прочиталось.
  С теплом,
Ольга Юнник
Ольга Юнник, 27.03.2015 в 20:02
Гуслинька, спасибо тебе.

Это произведение рекомендуют