Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 58
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 57
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Однажды, в Баксанском ущелье, зимой
Мне случай послал в разговор старика –
Седой, худощав, и высок, и прямой,
Весь в шрамах – и лоб, и щека, и рука.

Автобус не шел, день под вечер стекал,
Я нервно ходил, сын сновал тут и там,
Не выдержав это, старик-аксакал,
Ворчливо присесть предложил по местам.

Потом разговор завязался о нем, –
Что сто лет ему, что живет сам в горах,
А что много шрамов – так что-то огнем,
А часть от свинца и штыков на фронтах.

Автобус к Терсколу довез нас, потом
Старик настоял на визите к нему,
Рассказ свой закончил нам в доме пустом,
Что в нем он не нужен теперь никому.

Я старца спросил о секрете его,
Как век свой он жил до глубоких седин,
Что рядом друзей теперь нет никого,
В фамильном роду тоже только один?

Как так получилось за век, почему,
Что было немало с ним в жизни родных,
А век свой продлить удалось лишь ему,
Не будучи младшим среди остальных?

Где дети и внуки его, где жена,
Что сам теперь бродит средь комнат пустых
А рядом крадется за ним тишина
Да смотрят без слов за ним лики святых?

И старец с минуту молчанье хранил,
В тот угол взглянул, где стоят образа,
Неспешно иконы крестом осенил,
Продолжил негромко, прищурив глаза.

– Что я нынче в шрамах, куда ни взгляни,
Так это все жизнь, что в ней было со мной;
Жаль, нет ни семьи, ни фамильной родни,
Чтоб им рассказать, уходя в мир иной.

Вначале ж, оставив свой край и подруг,
А юность свою, повстречав на коне,
Терял я друзей, что сражались вокруг
И кровь отдавал ненасытной войне.

Потом, уж имея жену и детей,
И планы, что были надежды полны,
Я весть получил от высоких властей,
Что вдруг стал врагом для своей же страны.

Скитаний пять лет, вдвое больше тюрьмы,
Изгнанье в Сибирь до второй мировой,
И снова бои, кровь и смерть, и дымы,
И горькая радость – вернулся живой.

Потом был прощен, нет уж больше вины,
Но только семьи моей нет до сих пор,
Спасли от безумья тюрьмы и войны
В строительстве дома пила и топор.

Жить в доме потомкам бы тоже сто лет
И помнить бы предка и славу его,
Но, видно, уже в этой жизни их нет,
Я долго искал – не нашел никого.


Нет сил держать зло на коварство пути,
Жестокой судьбой уготованном мне,
Лишь каждому молвить хотел бы «прости»
И детям, и внукам, родне и жене.

Ушли мы от старца вопросов полны,
Так прав был он путь себе выбрав такой,
Что век свой прожил без детей и жены,
И нет никого, кто б провел на покой?

А ночью ко сну он пришел моему
И то, что сказал мне, запомнить велел:
– Я вынес немало за век потому,
Что жил для других и себя не жалел.

Свидетельство о публикации № 07012009173405-00089843
Читателей произведения за все время — 116, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют