Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.

К авторам портала

Публикации на сайте о событиях на Украине и их обсуждения приобретают всё менее литературный характер.

Мы разделяем беспокойство наших авторов. В редколлегии тоже есть противоположные мнения относительно происходящего.

Но это не повод нам всем здесь рассориться и расплеваться.

С сегодняшнего дня (11-03-2022) на сайте вводится "военная цензура": будут удаляться все новые публикации (и анонсы старых) о происходящем конфликте и комментарии о нём.

И ещё. Если ПК не видит наш сайт - смените в настройках сети DNS на 8.8.8.8

 

Стихотворение дня

"Песнь любви"
© Сергей Вострецов

 
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 7
Авторов: 0
Гостей: 7
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

1. Червоточина

Род занятий – литература. Имя – Гумберт, профессор, холост. Запрещённая партитура, приглушенный изъяном голос.

Через стенку по коридору обитает мое паденье, юный демон, дитя раздора, всё идет ей, что не наденет.
Нет на свете такой молитвы, яда, цепи, вериг, кинжала, что бы сдвинуло эти плиты, от безумия удержало.

Через стенку ее пластинки, платья, ленточки, запах кожи, вёрткой кошки шальной инстинкты, мрак и пьяное бездорожье...

Сжать коленку в капкан ладони, беспощадно, неотменимо, остужая пожар агоний, неизбывный, неутолимый.
Сдернуть ленточки, гольфы, платье, выпить всю её. Сразу! Сразу. Упрекающее распятье не заметит кружащий разум.

И в каком бы бездонном аде не была моя кровь пролита, и в предсмертном своем распаде буду звать я тебя, Лолита.

2. Распад

Ваш Маяковский хотел стреляться,
Но в магазинах нет револьверов,
Тогда глупейшей из инсталляций
Он пьяным брел по дневному скверу,
Сквозь снежный морок июньских улиц,
И шелест листьев, все так же пьяным
Сидел в кафе на дурацком стуле,
Курил и образом окаянным
Был переполнен, хрустели в пальцах
Стекло бокалов, осколки рюмок,
И бесприютным немым скитальцем
Висел портрет на стене угрюмой.
И резал память упрямый локон,
Входили в ребра зрачков кинжалы,
Сейчас сидеть бы не здесь, а около,
И что-то в сердце вонзалось жалом.
Ушел с рассветом. Разверзлось алым.
Шальное небо вином залили.
А в жизни нужно ему так мало:
Вот только... Лиля.
Вот
Только
Лиля.

3. Исход

«Кальвадос кончился. Нет спасенья. Рассвет несет неизбежность смерти. И как ни мягок Париж весенний, в его изломах таятся черти.

Жоан, ты помнишь тот мост туманный, и сигарету, и пламя спички, они теперь неизбывной раной всегда во мне, но зачем о личном.

Так ненасытно, по-детски, зверски, ты хохотала, пила, кричала, любила платья, кальвадос... черти за мной крадутся, и все сначала...

Ты не умела сама, вцеплялась в меня... но, впрочем, сейчас довольно.
Тупая, ноющая усталость.
Тебе не больно.
Тебе.
Не.
Больно.

Не мне с тобой говорить о рае, я слишком часто смыкаю веки. Закат темнеет, горит, сгорает, моря собой поглощают реки.

Сейчас ты там, где клубится вечность, куда конвертов нельзя отправить, и снова черти, и снова вечер...
Я не прощаюсь...»,

Твой верный Равик.

© Ирена Альбре, 06.10.2022 в 13:50
Свидетельство о публикации № 06102022135057-00456812
Читателей произведения за все время — 20, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют