Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 54
Авторов: 1 (посмотреть всех)
Гостей: 53
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

                             Вечер.                                                                      Рассказ.                Александр Волков


                                                                      Светлой памяти Джерома Дэйвида Сэлинджера.

Акации пышно цвели  и, казалось, в деревьях больше  белых гроздей, чем зеленой листвы. Легкий ветерок медленно раскачивал пышные цветущие кроны. Стволы деревьев местами истекали соком, и темные пятна потеков были видны издали.
Было около пяти часов теплого майского вечера.
Жанна, медсестра из психиатрической больницы, стояла на  балконе  своей квартиры, на последнем этаже новой пятиэтажки, и смотрела на блестящий купол церкви на фоне морской синевы, ожидая опаздывающую подругу.
У дома остановилось  такси,  из него выбралась подруга Жанны и, тяжело отдуваясь, отчего ее полное лицо вздрогнуло,  посмотрела наверх, прищурив глаза.
-Сюда, сюда! Света! Сюда!- крикнула Жанна и махнула рукой.
Подруга кивнула водителю и жестом отпустила машину. Медленно скрылась за углом, ставя четко ногу  в туфле перед собой  очень сосредоточенно  и аккуратно,  при этом,  цепко держа ручки сумки накинутыми на плечо, по чему и можно было понять, что она была раздражена.
Света зашла за угол дома и оказалась во дворе пятиэтажки, в котором жила ее подруга. Возле старой акации суетились дети дошкольного возраста, совсем маленькие, в ярких одеждах. Они что-то бросали в яму у подножия акации и весело смеялись. Света медленно прошла мимо и вошла в подъезд.
Уже через полчаса подруги сидели на ковре возле журнального столика, держа в руках  бокалы с «мартини».
Света сняла  туфли и красный  вельветовый пиджак и осталась в желтой рубашке, ткань которой  едва сдерживала избыточные выпуклости тела.  Уложенные  длинные пепельные волосы были обильно покрыты фиксирующим лаком, отчего ее прическа казалась металлическим  шлемом на крупной голове.
Жанна сидела на  ковре  с независимым выражением на скуластом  лице с узкими губами и еле заметными веснушками,  в легком  сером свитере, скрестив ноги в синих джинсах.   Светло - рыжие волосы были стянуты на затылке резинкой, и «хвост» свисал между лопаток.
В комнате  стоял диван, на котором стопкой были сложены несколько разноцветных одеял и большая белая подушка, раскладушка, с небрежно брошенным на нее одеялом в белом пододеяльнике и журнальный столик, на котором лежала пачка сигарет,  несколько рекламных газет и стояла пепельница из толстого стекла.
Балкон они распахнули, и по ковру, на котором сидели, потянуло прохладой.
- Пока тебя дождалась, все уже остыло, и кусок курицы и вообще!
Света  обиженно хмыкнула и насупилась, ее полное лицо покрылось розовыми пятнами:
- Я уже поела дома. Не голодна, - словно сквозь силу произнесла она, стараясь не напрягать мимические мышцы, и отпила из бокала. Потом расслабилась, зажмурилась как кошка и продолжила вполголоса, - тебя найти! Еще то дело! Я два раза говорила адрес этому дебилу - шоферу, мол, улица Светлова. А он говорит, что нет такой. Есть только Свердлова.
- Ну, правильно! Свердлова. Ты же  говорила мне, что знаешь, где это. Что забыла?
-Когда подъехали, вспомнила.
Жанна протянула рука и взяла  со столика пачку сигарет. Достала две и одну протянула подруге. Та взяла и стала молча ждать, когда  ей дадут прикурить. Потом обе сидели в тишине и, вытянув губы, выпускали  в воздух клубы сигаретного дыма.
-Поставь сюда пепельницу, поближе, -  попросила Света.
Света и Жанна  вместе учились в Севастопольском медицинском училище.  С тех пор  не виделись несколько лет, пока недавно случайно не встретились на рынке. Света закончила учебу в своей группе, и в это же время вышла замуж  без происшествий, а Жанне пришлось брать академический отпуск, в связи с беременностью. И вот только по прошествии семи лет они случайно встретились.
-Тебе когда на работу?- прервала молчание Жанна и допила одним глотком содержимое бокала, поставила тот на ковер и посмотрела на розовые капли, стекающие по толстым  мутным стеклянным стенкам.
Света скривила свои пухлые губы, вроде передразнивая невидимого собеседника:
-А я сегодня не пойду! Они напутали с очередностью, а я  не буду им подсказывать. Скажу, что не предупредили!- и засмеялась  каким-то утробным смехом, получилось так, будто в полупустую  бочку ударили палкой, и возник резонирующий звук.
-Во-о!- широко раскрыла глаза Жанна, - тебе не влетит? Тебя уже выгоняли с работы?
Света резко перестала смеяться и опять насупилась. Ее  раздражало, что подруга напоминает о не самых приятных моментах  биографии.
-Давай еще выпьем! - предложила она.
    Хотя между ними что-то осталось, какая-то связь. Но была ли она прочная? Сколько лет прошло!
Света вышла замуж  в медицинском училище. С Жанной со времени совместной учебы она не общались, и только при встрече с давней уже подругой  оказалось, что их мужья знакомы, служили в одном дивизионе черноморского флота, пока муж Жанны не  ушел со службы.
-Черт, совсем сбилась. Про что это ты?- спросила Жанна и, чтоб скрыть неловкое положение, вызванное ее  замечанием,  расхохоталась, запрокинув голову. Потом:
     - Здорово сказано! Давай!- проговорила она и снова наклонилась к своему бокалу.
     -  Где  твой бокал? Ой, откуда у тебя эта штучка?
     - Эта? - Света тронула кулон у ворота. -  Господи, да он у меня после свадьбы появился, муж  подарил, говорит, что это его бабушки.
     - Как интересно! Он выглядит совсем новым! - сказала Жанна, взяв в руки пустые бокалы,- а мне  хоть  бы  кто что подарил - ни черта, носить нечего. Если б моего Ромку не поставили в условия, когда нужно принимать решения. Эх! Все, наверное, было бы по-другому. А так, говорит, когда мы еще встречаться только начали, мол, поедешь со мной в Новороссийск, если распишемся? Я говорю, нет, конечно! Да зачем? Тут у него служебная квартира, пусть ее приватизировать пока нельзя, но с нее не выгонят, и она уже есть, а там? Говорю, если останешься, то распишемся, а так не поеду. Он и бросил службу. Но с тех пор ничего не дарит, денег нет, пенсии не выслужил, и работы нет, дождешься,  как же!  А  пока не расписались, то  дарил всякую мелочь. Даже  один раз с  монограммой!
     - А ты с ним  ладишь? - спросила Света у Жанны.
     - Тебе все шуточки! - сказала независимым тоном Жанна, поднялась и пошла на кухню за выпивкой.
Света смотрела с завистью на  тощую фигуру подруги.
     - Я больше не хочу «Мартини», слышишь? - крикнула  ей  вслед  Света.
     -  Фигу тебе!  Кто  опоздал на три часа?  Теперь  сиди,  пока  мне  не  надоест.  А твой медицинский центр пусть катится к чертовой маме!
     Света опять захохотала, мотая головой, отчего ее полные щеки затряслись, но Жанна уже была  на кухне.
-Я же тебе сказала, что не пойду, они смены напутали!
     Когда Свете стало скучно сидеть одной в комнате,  она встала  и  подошла  к окну. Откинув занавеску, взялась, было, рукой за подоконник, но вымазала пальцы накопившейся темно-серой пылью, вытерла ладонь о занавеску  и  отодвинулась от окна. Опустила занавеску  и пошла к своему месту на ковре. Усевшись,   открыла сумочку и стала рассматривать в зеркальце свое покрасневшее полное лицо. Сжала губы, затем расслабила их и снова посмотрела в зеркальце.
     Жанна  остановилась,  в  руках у нее были полные бокалы.
-А кто тебе сказал, что у меня «Мартини» есть? Нет у меня «Мартини», только спирт с  глюкозой, но еще я соком подкрашиваю.
Она  вытянула  лицо, как будто что-то ее испугало, и сказала:
     - Ложись! Руки за голову! Нас сейчас будут брать менты за воровство спирта с психиатрического отделения. Наш дом оцеплен настоящим милицейским ОМОНом, здоровенными парнями из войск морской пехоты и мерзкими городскими участковыми. Ложись!
     Света в ответ опять закатилась смехом  и убрала зеркальце.
     Жанна  подошла  к ней с бокалом. Неловко  сунула бокал подруге в руки. Та поставила его на ковер и посмотрела на Жанну:
-А как ты его разводишь? По правилам?
-По правилам, по правилам, не волнуйся! Как пенициллин на новокаине! Музыку поставить? У меня есть диск Валерии. Тебе нравится?
-Кто? Валерия? Не очень.
-Зря!- ответила Жанна,- она, как только  развелась, стала  как настоящая  леди!
Жанна  посмотрела по сторонам, как бы высматривая место для посадки.
     - Это к добру не приведет! Слышишь? Мой говорит, что «шила» в мешке не утаишь! - сказала Света и стала рассматривать бокал.  -  Да,  угадай,  кого  я  видела на прошлой неделе? В главном  универмаге?
     - А? -  сказала  Жанна и тоже присела на ковер.
- Твоего последнего, Камалова! Такой важный, как депутат! С животом! Ты с ним общаешься?
     - Кого-о-о? - удивилась Жанна.
     -  Ну, Камалова! Обожаю его... Он у тебя такой важный всегда был. Ох, черт, дай мне что-нибудь под спину, совсем дубовая стала, у тебя подушка есть?
-Возьми на диване!
     -  Ну, так ты общаешься?- продолжила Света, подложив под спину подушку.
- Не  знаю, как тебе сказать! Мы опять расстались, я его послала в очередной раз, надоел, денег зажал  мне за квартиру заплатить! А у нас накопилось достаточно. Говорит, мол, я не должен за квартиру платить, у тебя муж есть. Я ему говорю, ну тогда пусть муж со мной и спит, а ты иди в задницу!
- Он тебе ничего не покупал?
-Покупал, что я хотела, сапожки там, туфли, джинсы всякие, просто денег давал, но я же хотела за квартиру заплатить, чтоб Рома не знал. А он, видишь какой! Что он о себе возомнил? Лет столько и туда же!
     - Ну, знаешь, ты, по - моему, зашкалила? С таким огромным мужиком...
     -  А-а, Что он мне сделает? Пусть к жене идет, если не нравится. Пей! А то выдохнется!
     - Не успеет!- Света сделала глоток и поморщилась.- Дай яблоко закусить, я там принесла.
Жанна сходила на кухню, продолжая держать бокал в руке и прикладываясь к нему во время движения. Принесла яблоко, блюдце и нож. Все это сунула подруге и сказала:
-Разрежь!
Села рядом и подтянула  ноги, стала пить мелкими глотками.
-А где он живет? Там же? - спросила Света, энергично работая жевательной мускулатурой, отчего щеки и уложенные волосы мелко дрожали.  
-Нет, – ответила Жанна и прикрыла глаза, будто что-то пыталась представить,- он себе дом построил. Сейчас у него крупная фирма. У  него мать умерла, сидел тут переживал, когда Ромки не было, в Питер к родителям уезжал.
-У меня сосед умер от рака, так иссох весь, страшно смотреть! На отделении у вас умирают?
-Давно не умирали. А вообще, конечно умирают. Если умирают алкаши, там,  или наркоманы, так от отека мозга. Зато бредят все. На прошлом дежурстве один гнал-гнал всю ночь, потом под утро слышу, плачет и причитает, мол, я один здесь, как дырка в попочке! Ха-ха-ха!- залилась смехом Жанна.
-Какой ужас!- с серьезным лицом произнесла Света и задумалась, - как ты можешь с этими алкоголиками и наркоманами?
- А мне-то что?- отозвалась Жанна.
     - Фу, какая ты жестокая, Жанна!- поморщилась Света и повернула голову в сторону.
     - М-да. Ну, а еще что скажешь?
     - Мужа моего повысили,- тут же вернулась в разговор подруга,- сейчас он начальник МТО части и у него свой шофер. Он меня, кстати, как-то    чуть  не   изнасиловал.  Понимаешь,  стоим в универмаге, на втором этаже, а он меня за  попу как схватит! Представляешь? Вообще, нахал! А потом повез меня в то утро на рынок и опять как схватит! Говорит, я никогда ничего такого не путаю. Что мне было делать? Я мужу рассказала, вот шуму было с этим матросом. Все оправдывался, мол, что вы выдумываете? Что вы выдумываете? Это в толпе, толкали.
В этот момент грохнуло в прихожей, потом послышался звук закрываемой двери.
-Саша, сынок! Ты?- спросила Жанна.
-Я, мама! Дай попить, скорее. Ну, скорее. У нас охота!
Света поднялась на ноги и выглянула в переднюю.
-  Закрой,  пожалуйста,  двери  хорошенько!  -  крикнула Жанна.
     -Это твой Саша пришел? Как интересно! Ведь  я  его  не видела ни разу, с тех самых пор...
     - Саша!  - крикнула Жанна, зажмурив глаза. – Ступай на кухню и попей и сними с себя ботинки!
     - Ладно, - сказал Саша. – Только мне некогда ботинки снимать, у нас охота!
     - Хочу его видеть! – тараторила Света, вытаращив глаза на ребенка,- Боже! Я когда входила, он среди  детей бегал вокруг ямы какой-то, и еще они кричали!
-Это не яма!- громко сказал Саша, - это ловушка на собак и мамонтов! Они в нее падают, а мы их спасаем. Мы индейцы! Нас целое племя команчей!
- Брось! Да брось же мне сигарету! -  сказала  Света,  -  и налей мне еще! Какой чудный ребенок!
     Жанна протянула ей всю пачку и повторила, обращаясь к сыну:
     - Сними ботинки и напейся на кухне!
- Слушай!  На кого он похож? На Ромку что-то маловато. А может? -  прыснула со смеху Света.
     Жанна зажгла спичку и проводила глазами сына, который в ботинках направился из прихожей в кухню и стал греметь оттуда посудой:
     - На Камалова. Не видишь, что ли?
     - Нет, я серьезно.
     -  Да черт знает на кого? Тогда я и с Ромкой была и с Камаловым, и там еще один был, мы его рыбником называли. А потом раз - и задержка. Подгадай теперь, от кого? Да тебе-то,  какое дело? Чего сама не рожаешь?
-А у нас не выходит. Я уже обследования прохожу. Но искусственное оплодотворение дорого, до пяти тысяч долларов.
-Мама! Я пошел! Меня ребята ждут! Мама!-    вынырнул из кухни Саша.
-Со двора ни на шаг и как стемнеет, домой! Нечего собак гонять, еще покусают!
-Нас собаки не кусают, им Ленька из третьей квартиры колбасы докторской вынес.- Саша исчез из квартиры быстро, как  и появился.
- Собаку завести, коккер - спаниеля, что ли, - сказала Света, - пусть хоть кто-нибудь  будет похож на меня.
- Тогда уж лучше мопса!- вставила Жанна и пожалела, что сказала.
Света надулась и замолчала, стряхнула пепел  в стеклянную пепельницу, опустилась на ковер, и откинулась спиной на подушку и холодно произнесла:
-А Ромка твой где?
Жанна подтянула  к себе пепельницу и стряхнула наросший столбик, потом отпила из бокала.
-Сказал, что они на лобана пошли, приду, говорит, с рыбой. Жди!
Подруга уставилась в потолок и снова пустила серую струю дыма.
- А мой на рыбалку не ходит, в части пьет!
Жанна встрепенулась, положила сигарету на краешек пепельницы и, собрав бокалы, ушла на кухню.
-Хочешь, я тебе кусочек шоколада в бокал положу?
-Зачем?- отозвалась Света.
Из кухни с бокалами в руках появилась Жанна и произнесла:
-Готово!- поставила бокалы на ковер.- Шоколад, говорят,  с витамином Е, а он кожу омолаживает.
Света взяла бокал в руки и понюхала смесь:
-Совсем спиртом не пахнет!
-Глюкоза из ампулы все отбивает, проверено!- ответила Жанна, подтягивая под себя ноги, продолжила, когда устроилась удобно,- слушай, а если нужно кого откапать, так ты звони, я мигом! И за полцены. У нас доктора по схеме назначают, как половинку аспирина и от головной боли и от живота. Так что, помни, если у мужа кто-то запьет, к кому обращаться. Меня доктора всегда с собой берут, я в вену хорошо попадаю, любому, как говорится, раз - и мы дома! Ну, в вене!
Света глотнула из бокала и спросила:
-А Ромка пьет?
Жанна, стараясь не менять выражения лица, тут же  ответила:
-Я его здесь только два раза капала. А так не пьет!
Тут же вскочила, покачнулась:
     - Дай-ка свой бокал Света!
     - Не надо, Жанна,  ей - богу!  Мне хватит!
- Ты всегда так говоришь!
Она вдруг  споткнулась  и  притопнула ногой.
Света только хихикнула.

За окном стало темнее, солнце уже коснулось горизонта, и тени вытянулись в длину, словно в домах  приспускали занавески.
     -  А  я  тебе  говорю,  не знала ты Камалова, - говорила Жанна в четверть девятого,  лежа  на  ковре  и  держа  бокал перед собой, как держат свечку покойники,- никто на свете  так не смешил меня. До слез, по-настоящему.
Она взглянула  на Свету и тут же   прыснула со смеху.
Света свесила голову и уперлась подбородком на свой кулак, чтобы лучше видеть Жанну. Бокал с выпивкой стоял на полу, рядом.
     -  Вот  он    меня  смешил, - продолжала Жанна. - Смешил в разговоре. Смешил по телефону. Смешил до  упаду.  И самое главное, он и не старался нарочно, просто с ним всегда что-то случалось смешное.
Она повернула голову к распахнутому балкону.
- У нас сигареты остались?
     - У меня в сумке целая пачка! - сказала Света.
     - Ну, ладно! – Жанна откинула голову и уставилась в  потолок. -  А  как-то  раз  мы с ним так напились и попали в аварию. Так он в себя первым пришел, бросил свою «Тойоту» и на руках меня нес до самой больницы, такой смешной! Я как гляну на него, сразу смеяться начинаю, а он говорит, это у меня травматический шок! Смешной, правда? Я тогда только  растянула  связку.  Он  говорит мне:  "Бедная моя Жанночка!». Это про то, что мне ступать было поначалу больно. Это он про мою ногу. Так  и  сказал:  "Бедная моя Жанночка!» Господи, до чего ж он был смешной!
     -  А  разве  у  твоего Ромки нет чувства юмора? – спросила Света, не убирая руки от подбородка и закрыв глаза.
     - Что?
     - Разве у Ромки нет чувства юмора?
     - А черт его знает!  Наверно,  есть,  не  знаю.  Смеется, когда  мы у мамы смотрим вечера юмора по телевизору, и всякое такое.
Жанна приподняла голову с ковра и отпила глоток из бокала.
      - Нет, все-таки это еще не все, - сказала Жанна, - этого мало. Понимаешь, мало.
     - Чего мало?
     - Ну... сама знаешь... Если тебе с  человеком  хорошо,  и все такое... Этого мало.
     -  А  кто тебе сказал, что этого мало? - сказала Света.
      - Жизнь стала лучше, жить стоит веселей! Так говорил Камалов!
     Жанна  захохотала:
     - Нет, ты меня уморишь! - продолжила она.
     - Господи боже, до чего Камалов был классный, - сказала  Жанна, - Не то, что этот молодняк, такие  прилипчивые, и гадкие, как грязь какая-то, эти дебилы-подростки, косящие под бандитов, а до дела доходило, у них стресс, у них не получается! Только скулят и скулят, помоги мне, помоги! Нет, он  и  ласковый  был  по-настоящему. Знаешь, что он однажды сделал?
     - Ну? - сказала Света, не открывая глаз.
     -  Мы  ехали на его иномарке из Симферополя, так он специально заехал на цветочный рынок на Очаковцев и купил целое ведро роз. Ну, все, что было в ведре, купил. Такая охапка! Ты бы видела, как на меня смотрели на улице, ты бы видела. А сколько денег стоит! Ты бы видела! Ужас!  
Света открыла глаза и сказала:
-Я своему говорю, мол, что тебе на двадцать третье подарить? Он мне отвечает, подари мне свою  попочку. Такой дурак!
Жанна удивленно встрепенулась:
-И что? Подарила?
Света закрыла глаза и ответила:
-В тот раз?
Жанна недоуменно стала разглядывать подругу, потом залилась смехом:
-Все они мерзкие извращенцы и гадины!
Света  открыла глаза и выговорила:
-А мне по одной маленькой розе покупают на праздники! По одной, Жанна, по одной! И маленькой!- скривила лицо, будто собиралась заплакать и опять закрыла глаза.
-Понимаешь!- продолжила Жанна после паузы,- он вроде и не ухаживал, а все получалось вроде нормально. Как-то едем в машине, он на ходу руку свою мне под джинсы засунул и гладит, гладит, а второй рукой машиной управляет! Во!  А он говорит еще, мол, у тебя такая классная попка. Я говорю, как ты видишь, ты же на дорогу смотришь? А он мне, мол, я чувствую. Такой классный. Без всяких там…
Света открыла глаза, стало видно, что веки у нее покраснели, и сказала, продолжая подпирать кулаком свой подбородок:
- А ты своему Ромке про Камалова рассказывала? Вообще, рассказывала кому-нибудь?
     - Кому? - сказала Жанна, - да, я как-то упомянула, он же приставал все время, мол, кто у тебя был до меня. Кто был до меня. Заладил, кто был, кто был! Скажешь, кто, тогда начинается другое. Как вы это делали? Что ты делала? Я и говорю, мол, был мужчина старше меня, очень старше меня, и долго был.  И  знаешь, что он, прежде всего, спросил? В каком он был звании.
     - А в каком?- спросила Света не закрывая глаз.
     - А я откуда знаю? Он вообще не военный! Во всяком случае, при мне не служил! И на службу не ходил! Все делами, как он говорил, темы решал!- сказала Жанна.
     - Да нет же, я просто так...
     Жанна вдруг рассмеялась грудным смехом.
     - Знаешь, если б Камалов служил, то был бы сразу адмиралом! Не ниже. Не то,  что мой Ромка, старшим лейтенантом так и остался. А еще в Новороссийск звал. Такой дурак!
     Света посмотрела на Жанну, но та даже не шевельнулась.
     - По-твоему, это грустно?
     - Во всяком случае, не смешно, конечно. Только почему ты не рассказываешь все Ромке?
     -  Почему?  Да  потому  что  Ромка - тормоз, каких свет не видел, вот почему, - сказала Жанна. - Мало того. Я тебе  вот что  скажу,  милочка  ты моя.  Если  ты надумаешь еще раз, выйди замуж, никогда ничего мужу не рассказывай. Поняла?
     - А почему? - спросила Света.
     - Потому что я знаю,   -  сказала  Жанна.  -  Им хочется  думать,  что  тебя обязательно будет  тошнить от каждого мужика, который на тебя внимательно посмотрит, от любого, кто взгляд дольше секунды задержит. Думают, что они сами что-то из себя представляют. Что только с ними хорошо. Тормоза чертовы! Да, конечно, можешь им рассказывать что угодно. Но  правду никогда, ни за что! Понимаешь, правду  ни за что! Если скажешь, то все! Он тебе будет корить этим, о ком ты сказала, при всяком удобном случае...  
     Жанну явно понесло, она   расстроилась, поднялась с ковра и, пошатываясь, стала смотреть в распахнутую балконную  дверь.
     - Но не будешь же ты  отрицать,  что Камалов  умный?  - сказала Света вслух.
     - Как не буду?
     -  А разве он не умный? - невинным голосом спросила Света.
     -  Слушай!  -  сказала Жанна.  -  Что  толку  болтать впустую?  Давай заканчивать это. Только поругаемся!
     - Чего ж ты за Ромку вышла замуж? Целовался хорошо? - спросила Света.
     - Черт возьми! Да откуда  я  знаю. Целовался? Да я вообще ни с кем не целуюсь. Вот еще! Лучше любую гадость в рот взять, только не целоваться?
Она широко раскрыла рот, высунула язык, как на приеме у ЛОРа  и показала, что хочет засунуть два пальца в рот, чтоб вызвать рвоту:
- Э-э-э!- продемонстрировала она, как ей неприятно  и продолжила, - увольте!
Потом покачала головой, будто положила тяжелые сумки и снова:
- Но Ромка говорил,  что  любит. Таскался каждый день, как на дежурства, умничал, книжки приносил, а когда мы поженились, я все узнала: оказывается, он ни одного    романа  и  не  прочитал. Говорил, что его любимый писатель Ф. Саган. А потом так удивился, что это женщина! И зовут ее Франсуаза!
     - Да ты что?- встрепенулась Света.
     - То-то, замуж вышла! Мама просила, сколько можно  гулять, кричала на меня. Сейчас, вроде, молчит, успокоилась. Я  тоже. Но все не то. Понимаешь? Не то!
     - Тебе бы все поставить вверх дном. Все тебе не нравится,  -  сказала Света,  - понимаешь,  слишком  ты  все критикуешь. А может, Ромка хороший на самом деле.
     - Ни черта в нем хорошего, поверь мне! - сказала Жанна. Подумала  и  добавила:  -  У  тебя  хоть  работа  у мужа есть, ну, служба эта! А мой крыши смолой заливает, «шабашником» стал, больше ни на что не годен. Понимаешь, хоть работа...
     -  Нет,  ты послушай, - сказала Света. - Может, ты все-таки возобновишь отношения с Камаловым? Расскажешь   ему, что тебе трудно, что денег нет. Ты же, сколько лет с ним? Когда узнает, что тебе трудно, он будет с тобой.
     -  Ах,  какая ты  дурочка!- сказала  Жанна.  -  Да  я  в любой момент его могу позвать, и он прибежит!
-А как это?
- Просто наберу его номер телефона и скажу: привет, дорогой! И положу трубку! Ему главное, чтоб я первая позвонила. Понимаешь, самоутверждение - ему, мол, позвонили! Все, уже через  час он начнет сам звонить и косить под дурачка, спрашивать, чего я звонила? Я скажу, просто так. Он скажет, давай встретимся. И все начнется снова, тут же в машине пристанет, и пошло - поехало как обычно! Он из меня всю кровь выпьет своими приставаниями. Не пойму, что с ним происходит? Ты пойми.
     Света приподняла  голову,  потерлась подбородком об руку:
-Я никому не расскажу, что ребенок от Камалова, никому-никому! Обещаю!    
Жанна хмыкнула и неопределенно пожала плечами:
- Это еще доказать надо, что ребенок его. А кто будет доказывать? А если докажем, то сдеру с него алименты за все годы. Только зачем? Ромку все устраивает. Меня тоже. Ромкины родители зовут нас в Питер, может, поедем, не век же здесь сидеть.
Света поднялась на ноги и с видом обиженного человека подошла к подруге:
- А ты что, уехать хочешь?
Жанна неопределенно пожала плечами, взяла пустые бокалы и вышла на кухню, оставив подругу одну.
- Не знаю я, чего хочу!- послышалось из кухни, - не знаю я!  Раскури мне сигарету, я выпить несу.
Света взяла в рот две сигареты и прикурила, пустив струйку дыма в  потемневший потолок. Шмыгнула носом.
Вошла Жанна, и подала бокал с напитком. Приняла зажженную сигарету и уселась на ковер.
-Ну, выпьем, подружка!- сказала она и чокнулась со Светой.
     Света села на диван, выпила одним махом весь спирт с глюкозой, подкрашенный соком и поставила посуду на ковер. Стала поводить головой из стороны в сторону, как бы приходя в себя после тяжелой работы. И вдруг заплакала и вновь крепко обхватила пальцами пустой бокал.
     Скользнув с дивана, Света на четвереньках подползла к Жанне и стала гладить ее по голове:
     - Не плачь, Жанна, не надо, не плачь!
     - Разве я плачу? - сказала удивленная Жанна.
     - Да, да, понимаю. Не надо. Теперь уж не стоит, не надо.
     Стукнула парадная дверь.
     - Саша пришел, -  сказала Жанна в  нос.
     - Ладно, ладно, только ты не плачь! Обещаешь?
     - Обещаю.
      Света встала,  пошатнулась,  выпрямилась и вышла из комнаты. Вернулась она  минуты через минуту, впереди шел Ромка в полевой форме. Глаза у него были как стеклянные, а на лице глумливая улыбка, в руках он держал целлофановый пакет.
-Это не Саша! Жанна! Это не Саша!
Жанна обернулась и увидела мужа, тут  же настроение ее поменялось:
-А, рыбак пришел!- зловеще проговорила она и поднялась на ноги,- что принес? Где лобанчик? Постой, да ты пьян! Пьян, что ли? Ты же обещал!
-Что ты, что ты?- запричитал мужчина,- только пиво попили, только пиво!
Жанна уже шла на него, при этом прищурилась и стала втягивать голову в плечи.
-Только пиво, говоришь? Только пиво! Рыбу давай!- скомандовала она и протянула руку за пакетом. Достала  крупного лобана, оценивающе качнула рыбу на руке и со всего маху ударила мужа по лицу. Хлопок разнесся по всей комнате,  посыпалась  чешуя, и плеснули брызги жидкости от рыбы.
-Пиво! – завизжала она, входя в роль, и замахнулась снова.
Ромка быстро отскочил в переднюю и закрылся в туалете.
-Умойся и выходи!- скомандовала Жанна,- да ложись спать! Я не собираюсь тебя всю ночь пасти! Понял?
-Понял, понял! Секундочку!- послышалось из туалета.
Жанна стала убирать из комнаты посуду и остатки еды, при этом еле слышно всхлипывая. Лицо ее сделалось белым, и веснушки стали заметны, как севшие на бумагу насекомые.
Света почувствовала себя лишней. Ей стало одиноко и неуютно.
-Я, пожалуй, такси вызову,- сказала она и побледнела, потом полезла в сумочку искать мобильный телефон.
-Да подожди!- остановила ее Жанна,- этот сейчас спать ляжет, мы на кухне посидим.
Жанна постелила на диване. Потом приготовила постель для сына на раскладушке, прикрыла дверь на  балкон и вернулась на кухню.
Чуть приоткрыв дверь туалета, выглянул Ромка. Жанна увидела свет  и сказала:
-Иди уже, ложись, рыбак, никто тебя трогать не будет! Ложись и спи! Тогда все будет нормально!
Ромка быстро прошел в темную комнату и, повозившись немного, затих.
Света села на одну из  трех табуреток у стола, заваленного немытой посудой и бутылками. Жанна заглянула в комнату, убедилась, что муж устроился, и  вернулась на кухню. Включила верхний свет и села рядом с подругой.
-Что ж ты так с ним?- начала робко Света.
-Не бери в голову, куда он от меня денется? Я то знаю!
Света  полезла в сумочку и достала сигареты. Посмотрела на синеву за окном и протянула Жанне сигарету, потом закурила сама. Затянулась и выпустила облако дыма, потом сказала:
-Как из дома не выходила. Как начальником моего назначили, так с тех пор и не просыхает. Прямо в части и пьет. А что ему? У него все есть! Когда тут о детях думать? Деньги доставать. По врачам бегать. А помнишь, как мы на практике были в пятой больнице? Там еще терапевт был такой молоденький! Я же с ним потом встречалась, он меня замуж звал. А я, видишь, предпочла. Он подождал немного, да уехал к матери в Казахстан. Звал меня с собой. А теперь все.
-Ты забыла, когда вы пошли в пятую, я в академке была! Не застала я твоего терапевта!
-Жаль. Он хороший. Эх, если сейчас кто-нибудь позвал!
Жанна посмотрела на подругу и сказала:
-Слушай, а твой в части  действительно пьет? Или просто домой не приходит?
Света встрепенулась, не зная как ответить, потом проговорила:
-Черт его знает! Нет дома и все! А позвонишь ему, так вроде как лыка уже не вяжет!
-Так подкатись к Камалову! Я тебе телефон дам, вы же знакомы!
Света вопросительно посмотрела на подругу:
-А ты как?
-А мне все равно!- и захихикала.
-Нет!- твердо ответила Света и затянулась сигаретой.- Камалов полных не любит!
В прихожей опять громко стукнуло, и распахнулась входная дверь.
-Это точно Саша!- сказала Жанна, и поднялась, пошатываясь на ноги.
Саша зашел, стуча подошвами, стараясь как  можно  громче  шлепать ботинками.
     - Нужно снять ботинки!- сказала Жанна.- Ты  же знаешь, что нельзя в ботинках...
     - Мама, я хочу  в уборную, - сказал Саша.
- Сначала сними ботинки! Ну, как, дай  ногу! - сказала Жанна. - Нет, ты сядь, слышишь?.. Да не там, прямо тут, тут... Ох, что ты за егоза?
     Света уронила сигарету и стала ее поднимать, шатаясь при этом из стороны в сторону.
     - Саша, что случилось? Почему ты такой поцарапанный?- сказала Жанна,- другую  ногу!  Слышишь,  другую  ногу! Ну!..
     - Мама! Нас предали! Вовка попал в капкан. Сорвался в яму и стал плакать. Все его бросили  и убежали домой, а он один  остался в яме и плакал. Я его не бросил, мама, я его доставал из ямы сам и никого не позвал на помощь! Понимаешь, его все бросили, предатели, индейцы называется, команчи! Я один с ним остался!- сказал сын и вызывающе посмотрел на Свету.
-Какой смелый! - сказала Жанна, – лучше б позвал его родителей.
-Нет, мама, нельзя, тогда скажут, что мы не индейцы, что мы мамины сыночки! Ведь так?
- А ты и так мой сыночек! Разве нет?
- Мама! Ну, пожалуйста! Ты только никому об этом не говори! Ладно? Мы же индейцы, команчи!
-Ладно, только если помоешь руки и все съешь!
-Договорились, мама, только никому. Слышишь? Никому!- Саша с видом заговорщика наклонился к матери, потом быстро скинул ботинки и пошел в ванную.
Жанна, пошатываясь, поставила на огонь кастрюлю и чайник. Стала разогревать ужин сыну.
     -  Дай-ка  лоб,  -  сказала Жанна.  Она дотронулась до лобика Саши: - Да у тебя жар.  Ступай,  покушай и в постель, утром посмотрим, что у тебя будет. Ступай! Покушаешь и сразу в кровать. Я потом приду. Иди же, иди, пожалуйста. И забери свои ботинки.
     Медленно, как уставший  воин, Саша сел за стол.
     - Брось-ка мне сигаретку! - попросила Жанна у молчащей все это время Светы,- и давай еще выпьем!
     Света подала Жанне сигарету.
     - Нет, ты только подумай!  У них такие проблемы! Все бросили, а он остался. В кого он такой? Индеец! Мечтатель! Не в тебя, точно!
     -  Да-а-а! Давай-ка я налью нам еще. А ты кушай, Саша, кушай!- и погладила по голове сына.

На кухне Жанна перемыла всю посуду, убрала все по местам и разлила остатки спирта с глюкозой по бокалам, села за стол к засыпающей подруге.
-Ну что, подруга, давай выпьем кофе? Как?
-Мне все равно!- ответила Света и стала щупать свою прическу, порядком,  помятую за прошедшее время.
Жанна встала и приготовила по чашке кофе себе и подруге.
-Может, еще выпьем?
Света, покачиваясь из стороны в сторону, выдавила из себя:
-Мне все равно! Нужно позвонить моему, чтоб прислал за мной машину. Пусть меня заберет!
Жанна поднялась и пошла в комнату. Подошла к дивану и посмотрела на спящего мужа. Тот глубоко дышал и был совершенно неподвижен, как колода.
Потом подошла к раскладушке и  посмотрела на спящего сына, который  еле заметно подергивался во сне, будто ему снилось что-то опасное.
Поправила одеяло и пошла назад. У порога остановилась и быстро вернулась к постели сына. Тронула его за плечо.
-У тебя ничего не болит, Саша? Ничего не болит?
Ребенок с трудом просыпался, потом открыл глаза, сказал:
-Мама!- и тут же опять заснул.
Жанна   убрала руку и заплакала, потом резко поднялась и пошла на кухню, по пути больно ударившись мизинцем  об угол стены.
На кухне дремала Света. Жанна резко толкнула ее в плечо.
Та вскинула глаза и сказала:
-Что такое? Приехали?
Жанна пододвинула подруги бокал и сказала:
- Помнишь,  какой я была на своей свадьбе? Помнишь? Вся в белом, невеста, да и только!  Помнишь? А какая я была худенькая! Я так голодала, Клава Шиффер отдыхает. Я так голодала. Помнишь, какая я была? Правда, худенькая? Ты еще мне говорила, какая я стройная, прямо ужас! Как Ромка на меня смотрел, глаза вываливались. Правда, я была стройная. Помнишь? Все в городе еще  оборачивались! Такой ты меня раньше не видела. Я так себе нравилась? Ужас как нравилась! Я была такая хорошая! Я же была хорошая, - умоляюще сказала она,- правда, хорошая? Помнишь?

г.  Севастополь.













© Александр Волков (makis), 01.03.2011 в 21:46
Свидетельство о публикации № 01032011214613-00205693
Читателей произведения за все время — 128, полученных рецензий — 4.

Оценки

Оценка: 5,00 (голосов: 1)

Рецензии

Синюшкин колодец
Синюшкин колодец, 05.03.2011 в 01:58
А вы знаете, Ваша героиня и сейчас хорошая.
Я так думаю.
Спасибо,
Александр Волков (makis)
Вам виднее!
Удачи.
Макис.
Александр Старших
Александр Старших, 20.03.2011 в 14:03
Очень тонкий срез...Начиная от мелочей:"Ступай на кухню и попей и сними с себя ботинки!" Почему многие произносят именно в этой последовательности? ( может происходит сбой от соприкосновения параллельных миров...)Мой сын тоже всегда громко топает:" Я пришёл!" И этот чисто женский взгляд на мужчин ( обсуждение в третьем лице и здесь создаёт ощущение параллельности...) И общая архитипическая картина... Что касается женской психологии - хотелось бы услышать их мнение...
Марина Лемаева
Марина Лемаева, 07.07.2012 в 05:11
Каждый мужчина получает то, что заслуживает.Мужчины не ценят доброго отношения.Им нужны жены стервы, которые им изменяют, вытаскивают деньги, долбят, доводят до пьянки.
Владимир В.Сухарев
Владимир В.Сухарев, 10.04.2013 в 21:16
отличная авторская работа...
не важно кто и как, от кого и где...
главное быть настоящим каманчем...
тяжело им быть...мало их...
теперь время ромок...
с уважением...

Это произведение рекомендуют