Литературный портал Графоманам.НЕТ — настоящая находка для тех, кому нравятся современные стихи и проза. Если вы пишете стихи или рассказы, эта площадка — для вас. Если вы читатель-гурман, можете дальше не терзать поисковики запросами «хорошие стихи» или «современная проза». Потому что здесь опубликовано все разнообразие произведений — замечательные стихи и классная проза всех жанров. У нас проводятся литературные конкурсы на самые разные темы.
Реклама
Содержание
Поэзия
Проза
Песни
Другое
Сейчас на сайте
Всего: 132
Авторов: 0
Гостей: 132
Поиск по порталу
Проверка слова

http://gramota.ru/

Для печати Добавить в избранное

Краски истории и Народа Судьбы. (фантастика / реализм)

Приблизиться к цели — ещё не значит достигнуть её: не дойдя одного шага, можно встретить пропасть, которую не перейдёшь.
Луи Огюст Бланки (1805–1881) — французский политик.

Если ты ищешь предел, то будь готов к тому, что тебе будет необходимо преодолеть его.
Жиль Вильнёв (1950–1982) — канадский автогонщик.

Для сохранения своей жизни и возвращения домой необходимо будет дойти до населённых мест на западе во что бы то ни стало; иного выбора не будет, а это всегда сильный стимул в действиях человека.
Фритьоф Нансен (1861–1930) — норвежский полярный исследователь.

Над утренним лесом ковром стелился густой, зловонный дым. Все звери и птицы боялись огня, но зловоние от горелого мяса наполняла пасти огромных чёрных волков слюной. Они-то жили в этих местах давно и знали, что, несмотря на природный страх, надо или идти далеко в поисках большерогого оленя с норовистой опасной лошадью на ужин всей свирепой стае, или подойти к месту недавнего пожарища. Первое не хотелось делать, ведь двое волков из пяти, среди коих был вожак, были ранены именно в сражениях с местными лошадьми, а главную волчицу с несколькими волчатами эти твари и вовсе в яростной панике затоптали насмерть.

А пожарища, которые уже не один сезон царили в этих горных лесах, имели не совсем естественную природу. Двуногие двух пород, одни тощие и слабенькие, с мелкими зубами и глазами, вторые были массивны, как медведи, но и ловки не меньше. Причём, первые явно трусили и старались нападать на расстоянии, ведь при прямой схватке Массивные побеждали, голыми руками ломая Тощим шеи, как какие-то гнилые хворостины. И это не говоря уже о том, что и те, и другие держали в руках острые палки, жалящие больнее когтей и зубов. Причём, как замечали в стае уже не первый раз, Тощие старались их метать, а Массивные – дать подойти. Поближе, лишив преимущества метания, и более массивными палками растерзать противника. Вожак сам пробовал управлять стаей, чтобы Тощие не могли метать палки в густом подлеске, и пару раз Тощие попадались им на обед.

Но самое опасное в этих странных зверях было не это, а… огонь! Да-да, тот самый яркий и ужасно болезненный при нахождении вблизи огонь, которого в лесу все боялись, был этими непонятными зверями приручен, что странно при всей неспешности их бега – любой волк-первогодок из нашей стаи догонит самого быстрого из них, подумал раненый вожак, направляя свою стаю к пожарищу, - слабых зубах и лапах.

Что же им помогает приручать такого страшного врага? Но, как бы то ни было, а это нашей стае на руку. После сражений эти звери часто оставляют горелые тела своих сородичей, съедая лишь небольшую часть тушек. А остатки – это свежее мясо для любого не побоявшегося дымной вони хищника, когда нельзя охотиться на что-то более могучее и крупное. Надо подождать, пока заживут раны, а для этого надо есть.

Стая принялась за пир немедленно. Несмотря на то, что эти звери носили вторые шкуры явно для защиты от холода – своей шерсти-то нет! – зубы волков умело содрали эти шкуры и добрались до сочного мяса.

Но случилось то, чего никто не ожидал, потому что не было тех волков, кто мог бы потом рассказать о таком: из пещеры посыпались Массивные. Десять штук, все взрослые, да ещё и мужчины. С таким соперником волки связываться не стали и бросились наутёк, ведь они потеряли из-за Массивных двоих сородичей, в том числе и бывшего вожака стаи, шкура которого была на одном из высыпавшихся из пещеры неожиданных врагов!

Но далеко стае уйти не дали. Все волки ощутили, что их тела пробиты в нескольких местах, чаще массивные тяжёлые палки с острыми концами метили в не бока, а в лапы. Вскоре вожак, умирая, запоздало понял, зачем Массивные и, куда реже, Тощие оставляли туши. Приманка для зверей на шкуры!

Но поведать об этой опасности другим волкам ни он, ни кто-то из его стаи уже не смог…

* * *

Быстрые Копья шли к поселениям поганых Медведей, чтобы отомстить за убитого вождя с женой, а также трёх соплеменников, и избавиться от опасного соперника за охотничьи территории. Ведь соперник опасен, и жить под Ярким Глазом в небе сможет лишь один добрый и сильный народ, а не двое. На два народа не хватит ни дичи, ни удобных мест для жизни в этом суровом, холодном краю. Попытки как-то ужиться вместе и породниться всегда кончались неудачей, ибо дети от союзов с Медведями почти не рождались или, что реже, рождались уродцами и редко доживали до зрелости. Это истолковали как признак злого начала Медведей, и началась ненависть к ним. Надо сказать, взаимная, особенно, если учесть, как те всё чаще смеялись над ними и звали «тростинками, «слабаками», «тощими»! Раньше, кстати говоря, такое сожительство давало обоим народам некоторое взаимное перенятие умений. В частности, Медведи обеспечили Быстрые Копья умением устраивать в лесах засады на крупных зверейи обрабатывать любые рога да кости со шкурой для изготовления инструментов и украшений – до того гости умели делать их лишь из камня и обожжённого дерева. Сами же Быстрые Копья научили Медведей ловить рыбу не только запрудами, как они любят и поныне больше всего, но и острогами. И, всё равно, нужда очистить мир для своих добрых людей от опасных и страшных чужаков, с коими даже не получались нормальные дети, перевесила непрочную дружбу, и трижды бились Медведи с Быстрыми Копьями. С потерями с обеих сторон. С кровью и мясом, благо Медведи вполне хороши на вкус. Да уж. Больше-то эти чудовища ни на что не годны, даже людьми назвать трудно!

Для этого надо было нападать быстро, застать врасплох, ибо Медведи очень опасны в долгом и, тем более, ближнем бою. Ни в коем случае нельзя их подпускать к себе ближе, чем на десять шагов, и, тем более, нельзя давать им навязать бой в густом подлеске. В местах, где лучшие метатели копий пасуют, а их копья вязнут в колючих ветвях ежевики, из которой Медведи делают себе ограды вокруг поселений и на некоторых охотничьих тропах. Нередко пропадали люди, и Быстрые Копья с лёгким сердцем приписали это Медведям. И за них-то они были готовы мстить.

- Тёмный Мох, ты готов принести голову и орудие Медведя и украсить ей свой дом? – спросил вождь, Чёрный Волк, который сделал выше упомянутое четырежды и получил страшные рубленые раны в плечо и бедро, отчего хромал и страдал при перемене погоды от тянущей жестокой боли в когда-то раненых местах.

- Да, вождь, ведущий нас к господству! И его жена будет выть на весь лес о нём и его звериной участи, а наш смех будет ярить Медведей! – с перекошенным от ненависти, раскрашенным в цвета леса лицом в ответ прошептал Тёмный Мох. Для него это было посвящение в воины, настоящие мужчины, и он сможет отрастить бороду, жениться и завести детей. Его законный трофей в этой страшной битве докажет всем и каждому его мужество, что он достоин рода своего отца, павшего в битве с Медведями старика Седого Рыболова. А эти звери проклянут день, когда родились на свет!

- Тогда сделай то, что должен! – ответил вождь. Тёмный Мох кивнул, и люди рассыпались вокруг ежевичной живой ограды поселения этой мрази, посмевшей коптить небо, высшую стихию мира. Как Небо вообще их терпит, это подобие человека, этих глазастых носатых тварей, крамольно подумал было юноша, и тут же осёкся он. Как он может думать такое кощунство? Небо, Отец мой, чей Яркий Глаз видит всё, мы - твои сыновья, и наш священный долг – очистить для тебя землю, дабы ты проливался дождями и давал рост жизни, а мы радовали тебя и помогали в наведении порядка на земле, что вечно под тобой, во славу вечную твою! Так очистил себя от греха готовый к бою человек, и молитвой привёл в порядок все чувства. А мозолистые, крепкие руки, аж онемевшие от силы сжатия дротика с отравленными стрелами, были решительно готовы вершить небесное правосудие. Как вершили его с Зубастыми, почти людьми, но с огромной пастью, полной волчьих клыков, не способных учиться хорошей охоте, кроме как ударами каменных тяжёлых ножей по небольшой добыче. Эти звери, недостойные зваться людьми, долго воевали с нами, но мы одолели их тогда, когда жил мой дед, вождь Быстрых копий, Ядовитая Ягода. И он убил последнего из Зубастых.

Так не посрамим же предков и одолеем Медведей, как одолевали и будем одолевать всех!

По условному сигналу все заняли своё место в будущей битве.

План боя был простой: надо разделиться на три группы: одна показывалась Медведям и отвлекала вроде как охотой на заранее приведённого с собой маленького оленя, вторая изображала нападение с другой стороны, поджигая всё, что можно, чтоб те подумали, что групп людей всего две. Отвлекая, таким образом, чудовищ от третьей, истинно боевой группы, чьи луки с отравленными стрелами – у всех, включая Тёмного Моха, -и должны нести смерть этим подобиям людей. Благо пятнадцать мужчин для этого вида сражения было вполне достаточно.

Когда Медведи, эти отродья, вышли, заприметив погнанного Быстрыми Копьями оленя и, решив поймать столь лёгкую поживу, все пошли приступом на селение врага. Началось пролитие крови правых и виноватых, клубок огня, оружия и живой плоти!

* * *

Народ Судьбы, о, гордый и могучий наш народ, как же хороши наши воины и прекрасны – женщины. Святой долг всех нас – заселить всё и вся, дабы пищу приносили нам стада и птицы с рыбой, дабы грел наши дома огонь от дерева и Небесного Яблока, а вода холодных чистых ручьёв вволю поила нас, как алая и горячая кровь поит нас изнутри. Да будет же жизнь наша полной сил, а враги наши по скудоумию и недостойной слабости погибли, как погибали до того и будут погибать после по той же причине. Ибо Судьба хранит нас, растит в нас мощь разума и даёт нам силы для свершений всех наших!

Недавно такие недоумки появились снова. В год жизни моего деда в нашей долине с юга пришли Тощие. Убогие видом безносые мелкоглазые и плоскогрудые, как камнем придавленные карлики, слабые телом, не способные пристойно охотиться в лесах, они хуже наших самых слабых детей. А любой наш подросток, даже больной, без особого труда сладит с их взрослым в бою. А эти ничтожные подобия настоящих людей вообще выжили, а? Где ж они такими стали, так выродились-то? Не из южных ли болот, Земли Скверны. Которая стала такой после страшного События, последствия пожаров от долгого сотрясения земли с изрыганием на прежнюю землю народа Судьбы серой ядовитой грязи с жидким огнём и потопа из-за схода льдов от земного жара вниз, с Зубастых гор, прямо в ту долину. От болот там скоро завёлся гнус и пиявки, и Земля покоя со времён первой жизни моего деда стала Землёй Скверны, а соседняя долина, где мы все обитаем ныне – новой Землёй покоя. Лишь во вторую жизнь дед мой, Кре-Трек, увидел своими очами Страшное Событие и потерял одно из них от осколка остывшего Земного огня. Но потеря ока не сломала его, не лишила рассудка, а закалила, и именно он лучше всех метал Копья Мужества в крупных зверей. Лучше всех целился он в нужные места на горле и в глаза зверя, добываемого боем или охотой, и ни один из них не оставался живым после его удара. Даже Младший Брат

Так и надо, думал Вил-Триг, живший уже третьей жизнью и оттого совсем седой охотник. Опытный разведчик, способный одолеть по Правилам Поединка всякого: один на один, по-мужски, кто кого. Так учил отец, его – дед, деда – прадед. Так было, есть и будет всегда. Пока есть Народ Судьбы и подобные ему Народ Видящих и Народ Смерти. Именно эти три народа уцелели после пришествия льдов, сражений с Чудовищами Древности, чьи зубы ужасны, а руки сильнее, чем у любого человека на свете, а их каменные ножи грубы и тяжелы, но нрав буен и не воздержан в кровожадности. Но мы смогли, мы одолели их яростью, мудростью и мастерством в изготовлении оружия и ведении боя, свойственных лишь Настоящим людям. Яд, огонь и отделяющиеся составные наконечники наших массивных копий, ловушки всех сортов и пращи и умение собираться боевым порядком – всё это помогло нам, все эти творения наших Мудрецов, чьи потомки до сих пор ведут нас в жизни и говорят о велении Судьбы! Мы одолели всех звере крупнее большерогого оленя, и не стало больше Несущих Рог и Тяжёлых Гигантов, чьи изогнутые колья во рту и длинный нос-рука громили наши селения, а мясо их жёстко и тяжело раскусывается даже нашими зубами и зубами Древних! Не стало Одиноких Охотников, чьи когти были втяжными и могли убить одним ударом даже нашего могучего Мудреца!

И именно Мудрость помогла нам во всём этом. И помогает сейчас.

Когда Тощие повели оленя к нашему дому, думая, что мы не заметим их приметные следы, показывающие расхождение на три группы, то мы уже были настороже. И давно Кток-Вал и Пар-Твит, наши древесные глаза и их смена, спящая в доме, занимали посты на деревьях, укрытые особенно густой листвой, видели их всех. Мы все, даже старики и дети, слышим лес и понимаем его, он – продолжение нас самих, лишь зверь чует запах и слышит наравне с нами. А Тощие-то думали, что мы не видим, как они ломают ветви на разжигание огня! Чтоб отвлечь нас. Они думали, что мы обратим внимание на две их группы, а третья с отравленными дротиками и стрелами, попросту застрелит и заколет всех оставшихся людей в оставшемся без нашей защиты Доме. Они не учли, что мы же, из жалости приняв их за готовых учиться Мудрости, научили их мазать всё ядом и узнаём его во всех обличьях. Запах яда и манера мазать им оружие, держать его определённым образом – иначе нельзя, отравятся сами от случайного пореза – всё это с головою выдало намерения Тощих убить нас тихо, без чести. Впрочем, на что способны те, кто даже метнуть Копьё Мудрости в оленя толком не может, тяжёлое оно, видите ли! Ну, что сказать, Скверна и рождает лишь Скверну, как говорил Мудрец. Тощие – слабаки, как и всё, рождённое Скверной, только по одному этому можно узнать их родину!

И мы должны очистить мир от них, дабы Судьба снова приговорила всё нечистое к исчезновению, как есть, и как должно быть, а наш народ наградила вечной жизнью в наших детях и продолжении нашего Дела.

- Вил-Втиг, четыре ничтожества уже подобрались к ограде, и трое на подходе. Приступай к Очищению! Оружие готово, смазал тетиву оленьим салом, не пожалел, как тогда? – сказал Вил-Втрек, лучший друг и верная опора дочери Вил-Втига, доставая четыре пращи для себя и товарища. Тот лишь еле слышно фыркнул и достал дубовый же, весь в листьях с желудями, лук со стрелами из костей оленя. Эти стрелы не ломались, как у Тощих, но яд Пятнистых Водяных в них быстро делал своё дело. Поэтому у Народа судьбы всегда были прудики. Где те могли жить и копить яд для честных охотников. Сидя на дубе, что рос подле самого Дома, они раскрасились в его цвета и закрылись ветками, и даже зверь не услышал бы их в их молчание. Но Тощие услышали их речь и поплатились за это жизнью: четверо погибли от камней из пращ друзей, попавшие в их головы без промаха. Поняв, что враг наверху, трое стали стрелять из луков. Убив молодого Вил-Втига и погибнув – от стрелы Вил-Втига, которую тот успел выпустить перед скорой смертью, один, от могучих рук такого же юного Вил-Втрека – двое.

С Тощими, что отвлекали Народ Судьбы, церемониться не стали, убили почти всех, а раненых не оставили умирать, а принесли павших товарищей и бросили к их ногам тела врагов, дав детям добить их.

Мудрец начал вести Речь Смерти: «От врага погибли люди, но враг оплатил свой долг, и теперь освобождается, кем бы ни был он в жизни, да будет он пищей в смерти! Да станет враг пищей зверям, а павшие люди, Клок-Так, Враш-Мал, Вил-Втиг, Крас-Мар, – знаменем жизни!».

И до захода Небесного Яблока тела павших людей Народа Судьбы погребли на склоне гор, как погребали здесь всех достойных, принеся славу их родам, а тела тощих просто вынесли недалеко от ограды и подожгли, облив оставшейся после обработки орудий уже зловонной смолой.

Вскоре прибыли Младшие Братья. Решившие поживиться лёгкой добычей, и все были убиты нашими юношами, которые учились охотиться, и охота на приманку – конец первой жизни с началом второй. Первый трофей знаменует её начало, и убитые младшие Братья пошли на шкуры, из коих женщины сшили для мужчин шапки с хвостами, знак второй жизни для каждого, кто увидит человека в такой шапке.

Так мы, народ Судьбы и родственные нам народы, ведём свою жизнь и передадим нашим детям праведный образ жизни, ибо Судьба даёт тем, кто силён и живёт в правде! А Вил-Втрек воспел друга пошёл к своей жене, Авлар, достойной дочери Кту-Хлу, Мудреца, который достойно ведёт уже четвёртую жизнь, что мало, кому удавалось. Именно она сделала ему стрелы, которыми он отомстил за своего друга, и её Пятнистые Водяные были лучше всех в Доме.

* * *

- Дорогой мой муж, я знаю. Что наша родословная велика, и сто поколений назад моя 97 раз прабабка участвовала в разгроме убогих ничтожеств, я знаю, И, что твой 96 раз прадед был её мужем, тоже знаю и чту. Но мы давно уже узнали о том, как жили ничтожества, и эта тема давно исчерпана, как и то, что дети от ничтожеств и наших предков не могли давать полноценное потомство. Так какой смысл прорабатывать тему раскопок далее .когда награда и так твоя?

- Авлар, жена моя, я хочу проработать то, как жили звери той поры, чтобы разобраться в том, как воссоздать дичь для наших охотников, посильнее для Второй и Третьей охоты.

- И на этом заработать?

- Конечно. Любимая, а то как же мы поедем во Льды Юга, ловить так любимую нами уже третью по счёту старую касатку и кашалота?

- Тут спору нет, но Прастло уже давно выводит волка той поры…

- …Жена. При чём тут волк? Я имею в виду зверей крупнее. Ты сама пантеру свалила каменным ножом при инициации, какой ещё волк тебе нужен? Я про медведя говорю пещерного и льва. Вот оно, дело для охоты. Ты ещё вспомни большерогого оленя, вывели, так они обычных в леса загнали, охоться не хочу. Кстати, как тебе окорок копчёный?

- Неплохо, любимый, специй прилично, но фаршировать яйца белой курицы – отдельная беда, и это я всегда лучше тебя делаю. И куры в курятнике твои меньше моих на целую ладонь, ты всегда не досыпаешь им пшеницы!

- Так я их на яйца, а не на мясо, как твои бройлеры, развожу. Яйца приличные, ты же знаешь и сама их смотришь, от полуметровой курицы яйцо по килограмму в день весом – неплохой завтрак!

- Но фарширую их я грибами лучше!

-И фаршируй, а я тогда буду жарить, печь и коптить домашних оленей из нашего хозяйства, на которое ушла вся моя премия, кстати!

- Они бесподобны, как раз, муж мой, как твоя борода на день рождения, сороковой уже!

- Авлар, я тебя обожаю! Завтра поедем охотиться на льва, сегодня я уже досчитал, сколько нужно генов для модификации льва в гигантскую форму весом в полтонны. С Прастло у сегодня договорился на завтрашний вечер, посмотрим вместе с тобой на него вместе и решим, что делать. Говорит, у него оборудование есть, купил.

- Сбрив и продав для набивки чучел таки свою хлипкую бородёнку? Не смеши куриц, муж! Отец помог его, всегда его выручает, позорище! Это мы своим умом, муж мой! Ты ему скажи, чтоб хоть волчью шапку почистил от старости, а то смотреть стыдно!

На этом молодые супруги, Вил-Втрек и Авлар, потомки Народа Судьбы, пошли со всем жаром встречать ночь. Поужинав ежевичным салатом с куропатками.

© Старый Ирвин Эллисон, 11.06.2021 в 12:44
Свидетельство о публикации № 11062021124454-00442923
Читателей произведения за все время — 8, полученных рецензий — 0.

Оценки

Голосов еще нет

Рецензии


Это произведение рекомендуют