Глава первая. Как корова языком (Проза, содержащая ненормативную лексику)

                         ЭКЗОПЛАНЕТА

Фантастический триллер с элементами детектива и ужасов
                    
            Вечером сидели с женой на диване и смотрели новости. Ведущая, уже расслабившаяся перед сводкой погоды, видимо, получив от редактора материал с пометкой «Срочно в эфир», встрепенулась и выдала:
      - Только что, мы получили данные последней расшифровки радиосигналов с орбитального телескопа Хаббл, предоставленные НАСА: астрофизики НАСА обеспокоены резким, скачкообразным, увеличением скорости сближения галактик Млечный Путь и М31, известной, как Туманность Андромеды. Учёные не могут найти причину, объясняющую столь резкое, фантастическое, увеличение скорости сближения двух галактик. Скорость сближения галактик не изменялась за время наблюдения с 1995 года и определялась в диапазоне 100-140 км/с. А теперь сводка погоды …
         Жена переключала каналы и, наткнувшись на сериал «Вечный зов», сказала – Я буду смотреть.
         Я ушёл в комнату, включил ноутбук и, выйдя в сеть, просматривал новости, но, ничего про сближение двух галактик, не нашёл.
       «Странно» - подумал я и, зайдя на сайт Lostfilmа, обнаружил очередную серию третьего сезона «Чёрных парусов».
       Досмотрев серию, ещё раз просмотрел новости в «Яндексе» - ни-че-го!
      Проверил почту и, очистив папку «спам», выключил ноутбук.
        Зашёл в зал и жена, вставая с дивана и переключая на «Дом2», бросила мне – Сегодня твоя очередь, заправлять – и присела на пуфик.
       Я разобрал кровать, заправил и пошёл в ванну подмыться и почистить зубы. Подмываться и утром, и вечером, приучила жена, каждый раз, перед сексом, спрашивая – А ты подмылся? Ну ка, покажи его.
       - Может по чашке цикория на ночь? – предложил я ей, закончив процедуру.
        - Можно
       - С сахаром или шоколад?
       - Какой шоколад? С сахаром, да немного, а то опять набухаешь, обоссусь ночью.
     Я ушёл на кухню, приготовил две чашки напитка и, положив в чашку жены ложку сахара, отнёс ей в зал
       - Мог бы кусок хлеба с маслом принести
       Я вернулся на кухню и сделал бутерброд.
     - А что, сыру слабо было отрезать или уже съел весь?
      Я сделал ещё один рейс на кухню, вернувшись с сыром.
      - Ладно, иди пей свой цикорий, а то бегаешь туда-сюда, прислуживаешь – она улыбалась.     Ей нравилось, когда я прислуживал.
        Выпив цикорий, я зашёл в зал, забрал чашку жены и, вернувшись на кухню, помыл чашки.
      - Ну чё, спать? – спросила она, держа пульт.
     Я снял шорты и потянул с себя тельняшку.
       Жена выключила телевизор – Повернёшь часы, чтобы не мешали мне? И открой дверь балконную на единичку, душновато.
        Я лёг рядом и тронул её животик
      - Спать! – отрезала она и оттолкнула мою руку.
     Я вздохнул и повернулся на бок.
      Жена уже сопела, разбросавшись на всю кровать, а я всё не мог уснуть.
      «Блин, да что такое?! Далась мне эта Андромеда» - я лёг на спину и накрыл ладонями глаза. Через пару минут, почувствовав, что засыпаю, опустил руки и … проснулся от сигнала на сотовом жены. Она выключила сигнал и села, а я повернулся на левый бок …
        Проснулся, услышав, как поворачивается ключ в замке – жена ушла на работу.
       Член торчал, но ссать вроде не хотелось. Я подрочил, пока не почувствовал, что сперма вот-вот брызнет, встал и, набрав ведро ледяной воды в ванне, сходил на кухню, выпил стакан воды и вернулся в ванну.
       Сначала подмылся, а потом облился. Ополоснул лицо и пошёл убирать постель. Пока убирал в шкаф постельное, обсох.
       Расстелил на полу коврик и стал заниматься йогой.
       Я сидел в лотосе, когда задрожал дом и стена перед моими глазами качнулась. В следующее мгновение, меня, будто корова языком слизнула и, единственной мелькнувшей мыслью, было – «Хорошо, что Тани нет дома».
      Я не помню, закрывал глаза или нет, моргал или нет, я не помню слышал ли какой-то шум и не представляю сколько времени прошло после того, как «слизнула корова», мне вообще показалось, что просто мелькнуло что-то и всё!
         Я всё также сидел на коврике в лотосе … в лесу! Осторожно осмотрев всё вокруг и, убедившись, что я действительно в лесу и это мне не сниться, я встал. Достаточно было одного взгляда на небо, чтобы понять: я, не на Земле.
        В небе было два солнца и одно клонилось к закату, а другое всходило. Было тепло и даже жарко, дышалось легко, как после грозы на Земле и ещё я заметил, что встал я с коврика, почти не напрягая мышцы: планета, наверное, имела массу меньше, чем Земля. Оба солнца были почти такие же яркие, как и земное, но размерами меньше, или из-за удалённости или действительно меньше. В лесу щебетали птицы, но я их пока не видел. Деревья, я присмотрелся; нет, листва, если это листва, была зелёной, как и на деревьях на Земле, но сами деревья были, я ещё раз осмотрелся, они были двойными, то есть, каждое дерево имело два ствола, разделяющиеся из одного, на высоте, чуть больше полуметра от поверхности планеты.
     Периферическим зрением я увидел что-то чёрное справа, глянул в ту сторону и удивился, что не заметил сразу: это было моё кресло, в котором я работал, сидя за компом. На спинке кресла висели мои шорты и тельняшка, а на земле (какая разница, я всё равно не знаю названия этой планеты и для меня она теперь земля) лежал мой сотовый. Я поднял сотовый и нажал клавишу «вкл»: сеть, разумеется, не определялась, аккумулятор был заряжен почти полностью. Я выключил телефон, ещё раз осмотрелся и до меня, наконец, дошло: я на другой планете и, видимо, уже никогда не вернусь на Землю. Перехватило горло, потемнело в глазах, из-под мышек струился холодный пот. Я сел на коврик, закрыл глаза и сжал голову руками.
     - Что за шутки! Где я?!!
         Я вскочил и обернулся на крики: кричала женщина. Голос, по крайней мере, был женский, визгливый и я бросился в ту сторону. Я проскочил через зелёную стену кустарника, отметив шелковистость листвы и податливость ветвей, и оказался на краю полянки, а в центре поляны, на унитазе, сидела женщина в ночнушке, с айфоном в одной руке и лоскутом туалетной бумаги, в другой.
          Увидев меня, она возмутилась – Выйдите немедленно, как вы смеете подглядывать!
        Я смотрел на неё и рот, секунду назад я был в отчаянии, растягивался в дурацкой счастливой улыбке. И вдруг я узнал её – это была вчерашняя ведущая, передавшая странную новость.
          - Ооо, привет! Значит меня забросило сюда не одного.
        - Кто вы такой? – она всё также сидела на унитазе – И, что вы делаете, и как вы оказались в моём туалете?
        - В твоём туалете! – я усмехнулся – Да ты я вижу ещё не проснулась, дорогуша
        - Я вам не дорогуша и будьте добры ответить на мой вопрос или я сейчас позову мужа
        Мне стало смешно и немного жалко эту женщину – Ну, зови!
        Она пялилась на меня во все глаза, и я понял, ей страшно, она боится смотреть по сторонам.
       - Ну, ладно – я пошёл к ней – Ты только не впадай в истерику, нас уже двое
       - Не подходите ко мне, я неодетая и я замужняя женщина!
       - Да ладно, замужняя женщина, можешь забыть про него, вряд ли ты его теперь увидишь.
      Я подошёл к ней почти вплотную – Ну, что ты сидишь? Закончила? Вставай, он нам больше не понадобится, нужду будем справлять, где прихватит.
       - Я ещё … – она сжимала лоскут бумаги
       - Ну, так подтирайся! Стесняешься? – и я отвернулся.
         На экране она выглядела моложе, но и без макияжа, всё же была очень привлекательна.
         Я услышал шум воды, сливающейся из бачка, и обернулся: желтоватая от мочи вода с кусками кала вытекала из слива на землю.
         Она стояла и смотрела на своё говно, нажимая на кнопку слива.
      - Ну, что ты в ступор впала? Говна не видела?
Она вздрогнула и обернулась ко мне: в её голубых глазах стояли слёзы.
      - Ну плачь, плачь – я тронул её за руку – Плачь, не держи в себе
     - Что произошло? – её голос дрожал, срывался – И где мы?
     Я вздохнул - «Много бы я отдал тому, кто смог бы сейчас ответить на эти простые, бесхитростные вопросы».
     - Ты только не впадай в истерику. Единственное, что я могу сказать вполне определённо, мы -  не на Земле.
      - А где?
      - Я не знаю, как называется эта планета.
     - А долго мы здесь пробудем? Когда нас заберут отсюда? Мне вечером новостной блок вести …
       Я молчал, понимая, что женский мозг не может, вот так мгновенно, от всего отрешиться и принять очевидное.
     - Видишь ли … Алексей – я вспомнил, что не назвался – А ты, Катя?
     - Да
     - Катя, если произошло то, что произошло, то … то нас отсюда никто не заберёт.
     - Как?! Мы здесь останемся навсегда? Но – она оживилась – Нас ведь будут искать!
     - На Земле, наверное, будут, а на этой планете – вряд ли.
     - Катя, смотри туда – я показал на заходящее солнце – А теперь туда – и я показал на восходящее солнце – Два солнца. Два! А на Земле одно! Значит, мы, не на Земле.
      - Может это оптический обман зрения?
     - Если бы они были рядом
      - А может это не солнце, а луна!
      - Луна отражает свет солнца, а эта звезда излучает свет, значит солнце.
       - А ты тоже из Москвы?
     - Нет, я из Новосибирска и нам повезло, что мы оказались рядом, а не на расстоянии семи тысяч километров, как на Земле. А ещё нам неслыханно повезло, что на этой планете и климат и природа очень схожи с земными. Надеюсь и фауна на этой планете не сильно отличается от земной.
     - А люди здесь есть?
    - Катя, я здесь столько же времени, сколько и ты: пока не встречал никого, кроме тебя
    Она улыбнулась. Грустно, но улыбнулась.
     - Меня беспокоит вот что: если мы здесь надолго, то нам придётся осваивать эту планету и населять её …
     - Кем?
     - Детьми, людьми
    - Какими детьми-людьми? Где мы их возьмём?
     - Вот это меня и беспокоит. Тебе сколько лет?
     - Это бестактно, спрашивать у женщины возраст
     - Какая на хрен бестактность, сколько тебе лет?
     - Сорок пять
     - Я серьёзно
     - Пятьдесят один, но ты не в моём вкусе, и ты уже – она замялась - В возрасте
     - Мне пятьдесят девять, у меня стоит и сперма в яйцах есть. А у тебя месячные приходят или климакс?
    Она покраснела – Ты всерьёз думаешь, что я буду с тобой … спать?
   - А с кем ты собралась здесь спать, дорогая?
     - Я замужем – прошептала она – Я не разведена, и я … я не хочу изменять своему мужу
    - Изменять?! Мужу?! Который тебя никогда больше не увидит!
    - А ты женат?
    - Там на Земле, да! А здесь, пока нет.
    - Я пить хочу и … кушать
    - Да, я тоже хочу, и мы сейчас этим и займёмся. Ты с собой больше ничего не прихватила?
Она с удивлением смотрела на меня, а я осматривал полянку: увы, кроме унитаза и айфона в её руке, больше ничего не было.
    - Ладно, идём ко мне, может у меня ещё что-то есть.
    Она смотрела на моё кресло и коврик – Да ты сядь, пока я тут всё осмотрю.
       Увы, больше не было ничего.
      Я подошёл к ней – Ну что? Ложись! Проверю тебя, как хороша ты в сексе
     Она испуганно взглянула на меня – Это насилие, Алексей
    - Насилие будет, если ты не ляжешь сама – я выразительно повёл глазами, член уже возбуждался
     Катя покраснела и встала с кресла, шагнула и легла на коврик.
   - Ну! – я стоял над нею – Ночнушку задери!
    Она выгнулась, приподняв попу и, подтянув ночнушку, опустилась и раздвинула ноги.
    Я снял плавки и лёг на неё, успев заметить мелькнувший испуг в её глазах.
    Член упёрся в интроитус, она сама раздвинула губы, и я осторожно стал погружаться в её лоно. Пиздёнка была аккуратная, неразъёбанная, влагалище неглубокое: я ткнулся головкой в шейку матки, засунув чуть больше половины своего восьмидюймового члена.
    - Оий! – в её, широко распахнутых, голубых глазах, метался страх.
    Я медленно вытаскивал и также медленно погружал член, надавливая залупой на матку, и заставляя влагалище вытягиваться, и через несколько минут мой лобок коснулся её лобка.
     Я лежал, наслаждаясь ощущениями: матка дёргалась, сокращая влагалище.
     Она, вдруг, задышала, застонала и обмякла подо мною.
    Я приподнялся на руках – Ты чего, Катя?
    - Я кончила – она с улыбкой смотрела на меня
    - У тебя давно не было секса?
    – Полгода, муж лечился … у него не стоит – Она опять покраснела
    - Быстро ты перестраиваешься, а всего лишь полчаса назад была такой благопристойной! Ну ладно, становись раком, надо же и мне слить!
   Она послушно встала в позу, и я прижал головку к анусу, сжимая пальцами ягодицы.
- Что ты делаешь?! – она дёрнулась, но я удержал её и, ничего не отвечая, лёгкими тычками протолкнул залупу сквозь анальное кольцо.
  - Ааххаааа! – задохнулась она – Ааа, мне больно!
  - Ты напрягись, тужься, как будто какаешь – я задержался и, почувствовав ослабшую хватку сфинктера, просунул член в её жопу, погрузив наполовину.
    Она застонала, и я стал ебать её в жопу и через минуту излился спермой, содрогаясь в конвульсиях сладострастия.
     Я обтирал член травой, а она, присев и задрав ночнушку, ожидала, пока стечёт сперма.
    Я рванул пучок травы и сунув руку между ног, подтёр её – Долго будешь сидеть и сперма ещё долго будет вытекать. У тебя не было анального секса?
    Она опять застеснялась и отрицательно покачала головой.
     - Будет вот ещё что: когда захочешь пукнуть, вместе с газами потечёт слизь. Так что вот привыкай, у нас это будет каждый день.
     - Надень! – я протягивал ей свои плавки – А я буду в шортах.
    Я надел шорты и тельняшку, Катя надела мои плавки.
    - Нам бы ещё обувку какую-никакую. Хотя, может быть и так привыкнем. Схожу ка я посмотрю унитаз, может в нём есть что?
    - Что ты хочешь с ним делать? – она шла за мной – Это финский, мы недавно купили его.
   - Перестань пизду смешить! В унитазе, возможно, есть железка, которая нам сейчас может пригодится.
    Я открутил колпачок сливной кнопки и снял крышку: все детали были из пластика.
    - Ладно, пошли назад. Стоп!
   Я осмотрелся – Вот те на!
    - Что! Алексей, что?!
    - Ты в зоологии и биологии сильна?
    - Нуу, я в основном по русскому и литературе. А зачем это?
    - Я вот тоже в зоологии не силён. Посмотри на деревья, на траву, на птиц … на деревья
   - Ну что! Алексей, что?!
   - Деревья нормальные и птицы летают …
    - Ну и что?
   - Идём! – я взял её за руку и потянул за собой
    Мы стояли в центре моей полянки – Посмотри на деревья
    - Ааа! – Катя удивлённо обводила взглядом деревья по кромке поляны
   - И птицы … ты птиц здесь видишь?
    - Нету
    - Но мы их слышим и на твоей поляне деревья нормальные, не раздвоенные, и на деревьях есть птицы. А на эти, птицы не садятся
   - Ну, и что это означает?
   - Это означает, что … что пока не знаю
   - Надо принести сюда твой финский унитаз – я пошёл на её полянку, она следовала за мной – он может ещё пригодиться.
   Главное отличие финского от российского, не принимая во внимание дизайн, он был лёгкий, даже с бачком, и я отнёс его без проблем.
   - Мы будем в него ходить? – её наивность и беспечность обезоруживала – А где мы будем брать для него воду?
     - Вот поиском воды, мы сейчас и займёмся, моя хорошая
     Катя улыбалась, рот до ушей – А как?
     - Ты останешься здесь, а …
    - Нет! – она вцепилась в моё плечо
    - Ну, хорошо-хорошо – я взял её за руку
    «Какая нежная кожа» - у Кати, от прикосновения его ладони, потеплело в груди
    - Мы сейчас сделаем разведку местности, пойдём-ка на твою полянку и последим за птицами, откуда они прилетают и куда улетают.
    Мы прошли сквозь двойное кольцо, странных, двуствольных деревьев, через зелёную, в мой рост, стену шелковистой травы: всё же это была трава, а не кустарник, так как и стебли, и листья, продолговатые и вытянутые, имели одну структуру и, вообще, стебли состояли из свитых в жгут листьев.
     - Постоим здесь – я остановился сразу за стеной шелковистой травы
      Я присматривался к птицам и не мог найти каких-либо отличий от земных: два крыла, оперение, клюв, лапки, хохолки, разноцветная окраска. Юркие, шустрые, они перелетали с дерева на дерево, срывались с веток и улетали, щебеча о чём-то на своём птичьем языке.
     Понаблюдав за ними минут семь, мы убедились, что никакой системности в том, откуда они прилетали и куда улетали, нет.
     Я вздохнул
     Катя вопросительно смотрела на меня
     – Так! – я взглянул на неё – Ты бы в какую сторону сейчас пошла?
     Она пожала плечами, обводя взглядом поляну
    – Не знаю, может туда? – она махнула рукой в сторону восходящего второго солнца.
     - Идём!
       Мы сделали несколько шагов и оба, как по команде, остановились. Её дрожь передалась и мне
       – Что с тобой?
       - Мне страшно – она жалась ко мне
  Мне и самому было не по себе
    – Назад! – и мы, почти бегом, вернулись на мою поляну.
     Как только мы оказались за стеной двуствольных деревьев, страх исчез.
Мы вглядывались друг в друга
    – Тебе страшно?
    - Нет – она улыбнулась
    - Странно … что-то не так …
    - Что не так?
    - Подожди, птицы …
    - Что птицы?
     - Они не напуганы, слышишь? Щебечут, как ни в чём не бывало
     - А чего им бояться? Они же летать умеют
     - Здравое суждение, но оно не объясняет наш страх. Давай попробуем ещё раз, но пойдём в другую сторону
   Мы вернулись на её поляну и, понаблюдав за птицами, пошли в другую сторону
     Всё повторилось, мы не прошли и семи шагов, и успокоились, только оказавшись снова на моей полянке.
         «Что за чертовщина? Не пойму»
     - Что?
      Я, оказывается, вслух говорил
      - Да мелькают у меня мысли, но …
      - О чём? – она, видимо забыв, где находится, повела взглядом, отыскивая зеркало, чтобы поправить причёску, но вспомнив, взглянула на меня.
          В её глазёнках заблестели слёзки.
       - Каатя – я притянул её и погладил волосы – ну ты чего, хорошая моя. Вернёмся мы на Землю. Вернёмся
       Она прижалась ко мне, как ребёнок: беззащитный, беспомощный, доверчивый
         - Ты хотел сказать о чём думал – она подняла глаза и улыбнулась
        - Страх, который мы испытываем. Его природа – загадка.
         - Загадка?
         - Я пока не знаю, как мы будем эту загадку разгадывать. Страх может быть проявлением каких-то физических свойств на этой планете: какие-то волны сверхнизкой частоты или … в общем, природного, этой планеты, происхождения
       Она внимательно слушала, но по её глазам я видел - понимает мало.
       - Либо, страх, может иметь разумное происхождение и с этим разумом мы …
Я замолчал, пытаясь представить инопланетный разум.
         - Мы можем встретиться? – закончила она
         Я вздохнул – Чё то не хочется мне развивать эту тему. Слишком уж много совпадений, чтобы быть просто случайностью.
           - Хотя, с другой стороны, если нас занесло сюда не случайно, или случай только в том, что, именно ты и я, сейчас здесь, а могли быть другие, то, возможно, есть некий способ вернуться назад.
              - Бррр! – я потряс головой – Наговорил, что и самому непонятно.
      Я посмотрел на небо: второе солнце уже прошло больше половины своего дневного пути. Я взял свой сотовый и включил, прошло три с половиной часа – «Ещё пара часов и это солнце уйдёт за горизонт, а первое вряд ли взойдёт и перспектива, ночевать под открытым небом, никуда не исчезнет»
   Я поёжился – Что-то мне не очень хочется провести первую ночь здесь на полянке под открытым небом, согреваясь теплом твоего тела, хотя, само по себе это, конечно, будет приятно – я ласкал её грудь левой рукой, удивляясь упругости молочных желез.
    - Силикон?
    - Нет! – она обиделась и дёрнулась, высвобождаясь из моих объятий.
     - Странно! – она смотрела на меня – ты странный, необычный человек: мягкий и нежный, и грубый одновременно, но твоя грубость не ранит … коробит, правда, но это может быть из-за того, что я выросла в других условиях, в другой среде. Я была единственным ребёнком в семье, и вся любовь родителей, и бабушек с дедушками, доставалась мне. А у тебя есть братья и сёстры?
   - Да, у моих родителей десять детей, и я самый старший в семье …
    Она взглянула на меня, в её глазах снова заблестели слёзы – Прости …
    Катя шагнула ко мне и, обняв, прижалась и поцеловала – Ты добрый, ты очень добрый, а твоя грубость показная и напускная.
     - А знаешь, как я это поняла?! – она с улыбкой смотрела на меня – по твоим рукам: у тебя кожа на руках нежная, как у младенца – она взяла мои ладони, прижала к своим щекам и закрыла глаза …
    Странно было то, что я не возбудился от этих её слов, её объятий и поцелуя …
     Солнце опускалось за верхушки деревьев – «Стоп! Верхушки. Деревьев!» - я сжал Катю
     - Кажется я нашёл способ оглядеться!
      Она удивлённо смотрела на меня
     - Деревья! Я залезу на де …
     - И я с тобой!
     - Ты умеешь лазать по деревьям?!
     - В детстве, когда меня отвозили к бабушке в деревню, я там играла с Юркой, соседским мальчишкой, моя первая любовь – она вздохнула – мы с ним лазали по деревьям. Баба Люба меня отчитывала: ты девочка, тебе не надо лазить по деревьям
    - Это было давно и …
   - Нет, нет, нет, я полезу вместе с тобой. Ну, пожалуйста!
   - Кому скажи, не поверит, бабка полезет на дерево!
    - Я не бабка! – она надула свои красивые, выразительные губки – А ты плохой, невоспитанный – она шлёпнула меня по руке
    - Ладно! – я возбуждался – Полезем вместе …
  Она запрыгала, как девочка
      – Только, ты, на высоту не полезешь, хорошо?
   Она согласно качала головой, а я тонул в её бездонных голубых глазах.
       И лишь подойдя к деревьям вплотную я разглядел, наконец, ещё кое-что: ветви на стволах росли, абсолютно симметрично, только по трём сторонам обоих стволов. Внутри, меж стволов, ветвей не было!
        Я коснулся коры; цветом и гладкостью она была очень похожа на тополиную, да и сами деревья, стройные и высокие, с толстыми, разросшимися ветвями, очень сильно были похожи на тополя, и только листья отличались, они были узорчатые, с выпуклыми светлыми прожилками, овальные и очень большие: я приложил ладонь и растопырил пальцы, и перекрыл всего лишь половину листа. Но, самое главное, ветви, будто специально, росли ступенчато: так, что карабкаться вверх по стволу было очень легко.
      - Ты стой там! – Катя стояла между стволами, держась за ветки – Не девочка.
      - Ой-ой-ой, а ты мальчик?! – но в её взгляде было восхищение.
      Я лез всё выше и выше. Из-за того, что деревья по кромке поляны были одной высоты, увидеть что-либо я мог лишь, с одной стороны. Открылось перед моим взором немного: на расстоянии с полсотни шагов от нас был овраг и на другой его стороне, плотной стеной, стоял всё тот же лес.
     Всё! Больше не видно было ничего.
    Я глянул на светило: до заката оставалось немного, ну, может часа полтора, не более.
     - Что там?
    - Да ничего - я разочарованно вздохнул и окинул взглядом сверху свою полянку
    Вот это дааа!
     У меня перехватило дыхание: прямо в том месте, где стояло кресло, выделялся в траве круг, образованный линией густой травы, шириною с ладонь.
     Я стал спускаться.

© Юрий Павлов, 08.05.2017 в 17:29
Свидетельство о публикации № 08052017172938-00409242 на Grafomanam.net
Читателей произведения за все время — 44, полученных рецензий — 1.
Оценка: 5,00 (голосов: 1)