Не Вифлеемские хроники (Лирика)


Запойный плотник графоманил.
Его жена… Да « есть никто».
Дом пуделил и доберманил.
Ну не вертеп - так шапито.

А город был такой хороший.
Не Вифлеем – не тот рельеф…
Но чем-то всё-таки похожий.
Направо – лев, налево – хлев.

Да и Волхвы понабежали.
Листву мели промеж осин.
И всё как будто что-то ждали,
перекликаясь на фарси.

Менялось небо, люди, звери.
А Муж…  Не Ной и не пират
Всё пил и  пил - но свято верил
в Тортугу или Арарат.

Но в ту дыру не посылалось
ни лжепророков, ни мессий.
Она страдала и металась:
« Ах, Отче наш, иже еси»…

И всё ребёночка просила,
а графоман не просыхал…
Комета небо не чертила –
Господь, как будто не слыхал.

Ушли тихонько друг за другом
все доберманы, пуделя,
супруга следом за супругом.
Очаг погас. Финита ля…


Ушли? И что, погасло небо?..

…В палатах Ирода - покой.

И у порушенного Хлева
волхвы торгуют анашой.

© Скубилин Михаил Илларионович, 13.11.2016 в 23:49
Свидетельство о публикации № 13112016234901-00403998 на Grafomanam.net
Читателей произведения за все время — 13, полученных рецензий — 0.
Голосов еще нет