ШВАБРА (Рассказ / миниатюра)

  Ею всю жизнь мыли полы - всегда и везде.
Для чего она и нужна была.  Для чистоты и комфорта.

  Так и лазила она везде и подбирала ошмётки, очистки
и избытки переизбытка чувств и воспитания.

  Слово "гигиена" гиеной сидело у неё в душе
и счастья отнюдь не добавляло.

  Короче говоря, было всё, а всё, чего не было,
с избытком при новой уборке добавляло ей угрюмого оптимизма.

  Однако, бывает ТОТ день, тот странный день,
когда признаки всегдашнего покорного уныния
внезапно трансформируются в лучик надежды...
Когда некий флегмон безнадежности переиначивает
ночь в день, а день -  в мозаику досягаемых солнечных лучей...

  ...  Бабу Клаву сильно начали беспокоить боли в руках.
Возраст... А что ж вы думали?  68 лет, и сил шуровать площади,
достойные среднего по площади магазина, уже не было.
Пенсия достойная, конечно, но не будем об этом. Ибо это неприлично.

  В ту среду Настька, едва успев скинуть пальто
и озорно подморгнув старому зеркалу, сообщила бабуне,
что дядя Вадик окончательно стал зависимым от беспорядка
и срочно нуждается в её (бабуниной) помощи в достижении компромиссной чистоты
и относительного порядка в его запущенной холостяцкой квартире.
Следует добавить, что 49-летний художник Вадик пять лет
как жил бобылём, и причём, абсолютно беспросветным.
Будучи душевным пацифистом и неисправимым авангардистом в быту,
свою уютную халупку он постепенно превратил в деградирующий Эдем,
и иногда сильно от этого страдал, особенно, чрезвычайно накатив.
Что происходило всё регулярнее, и Настьку, его ученицу,
это отнюдь не радовало, а наоборот.

- Ба! Два раза в неделю поубираешься, а он не обидит.
Вчера два немца были из Лейпцига - забирают "Завтрак на столе".
Так предложили в десять раз дороже, чем на тарелках было.
Представляешь?
  Завтра утром у него, и бросай свои общаги!

  Надо думать, что от таких предложений не отказываются,
тем более, если они исходят от Настьки, любимой внучки.

  Утром Вадим Анатольевич, встретив её в Эдеме, галантно предложил
сухого красненького, сказал, где швабра и как вода, и откланялся,
сославшись на шведов, застрявших в галерее у Лермонтовича на трое суток...

  Дверь за ним поспешно захлопнулась, а то, что она увидела в квартире,
не привело её в ужас, но заставило мобилизоваться в силу её мобилизационных сил.

  Мы не будем описывать весь тот разгардияж и неодолимую страсть творческих холостяков
к вдохновенному Босховскому разгулу неологизма и нонкоформизма в конкретизации размещения объектов...
Так не в этом всё дело.

  Швабра!  Замызганная и сиротливо скрюченная в китайский свиток,
она ждала реанимации...
Баба Клава включила горячую воду в...   Да, в ванной, не в тазике, а именно, в ванной.
А что?  Художник улетел к шведам спасать их реноме, а баба Клава пеклась о своём...

  
       И вот здесь, мой заинтересованный читатель, и начинается краткая развязка
так растянутого автором сценария.


......  Повесив сушить в ванной комнате вымытое, готовое к нелёгкому труду полотно, баба Клава
вышла на балкон покурить свой любимый Честер.
Облака кружили хороводы, и в них явственно проступали черты Жорика - молодого
и всегда красивого. Жорик ей всегда снился по ночам и умолял её простить
за внезапное и скорбное исчезновение из Клавиной жизни не по его вине,
а по причине болезни, которой он сопротивлялся, как мог, но больше не смог, хотя сопротивлялся...

  Разбудило её пение.

Так поют или соловьи на рассвете или ангелы на всевышнем корпоративе...

  Баба Клава пошла на звук, как охотничья собака на то, чему её учили.

Войдя в ванную, она упала...

На высохшем холсте Зинка знакомо и нагло показывала все своих тридцать зубов!
Выбитой нижней шестёрки не было ( и это знал весь дом за Вадика), а мудрого зуба
и отродясь не наблюдалось - за этот парадокс Вадик её и любил,
пока не написал "Завтрак на столе".

  Когда Клава пришла в себя, Зинка посерьёзнела и всегдашне приготовилась...


    
...Вадик всегда говорил, что Зинаиду ему послал Бог и, причём, по блату!
Талантливым и неустроенным раз в жизни Бог всегда даёт.
Но, чтобы он не отнял, надо многим поделиться с ним...

   Вадик был законченным эгоистом, и во что он превратил Зинку,
мы не будем уточнять, хотя вы уже поняли...

   Наш рассказ называется ШВАБРА.

     Вечером Вадик приедет после конфузных шведов...
     Второй шанс даётся не каждому.
     Даётся изредка и то, только добрым и талантливым!

    
     Вадим Анатольевич обязан бабе Клаве многим!
     И, главное, не быть опять дураком.

     Бог этого не любит.

© Олег "guslik" Слободянюк, 26.12.2014 в 03:16
Свидетельство о публикации № 26122014031645-00371743 на Grafomanam.net
Читателей произведения за все время — 142, полученных рецензий — 10.
Оценка: 5,00 (голосов: 14)