Блин, торт (Юмореска)

— Ну че, все купил?
— Все. Кроме торта.
— Чего?! Да как ты мог!
— Цены подорожали.
— Да че это будет за свадьба без торта?!
— Какая свадьба?!
— А ты че, не в курсе, нафига всей группой скидывались?! Леха с Лариской своей в семейку вселяются. Нормальной свадьбы у них не было, вот и накрываем. А ты что думал?
— Я думал — днюха.
— Ну, ты прям, как с другой планеты.
— А ты сам разве не с Сатурна?
— Я не виноват, что мой родной поселок Сатурном назвали. Не мы выбираем себе имена. Блин, да как же без торта? Лучше бы без чего другого…
— А торты особо подорожали. Это было бы только бухло и торт. Или без бухла…
— Блин. Совсем по-стденчески как-то…
— А мы, типа, не студенты.
— Не до такой же степени!
— Ладно. Надо домашних обзвонить, может, кто поможет. Так, давай покупки разбирать, чего нам, чего девчатам. Ну, оливье они займутся, винегретом и бутербродами — мы. Только надо разобраться, что куда. Майонез куда идет, в оливье или в винегрет?
— Можно в винегрет. Но лучше в оливье. А мука зачем?
— Это я блинов на всех напеку.
— А ты умеешь?
— Не знаю, не пробовал. Пойду, попробую.
— А нафига столько тюльки?!
— Так по списку же закупался! Я сам хотел спросить, нафига столько тюльки, а вы список мне сунули и ушуршали куда-то.
— Э-э… да.
— Что?!
— Это мы прикалывались… когда список составляли.
— А-а, понятно. А в чем прикол был?
— Ну… типа, глаза у тюльки повыковыривать и в баночку сложить — типа, черная икра.
— Что-то у меня аппетит пропал. Вы бы хоть смайлик в списке поставили напротив тюльки, я ж не знаю, прикол это, или реально серьезно. И нафига нам теперь столько тюльки?
— А че, бутербродов наделаем, мировая закусь.
— В том смысле, что сожрут — не жалко? Ее же потрошить!
— Да че там потрошить, долго, что ли?!
— Может, займешься?
— И займусь! Давай тюльку.
— Ладно, давай девчатам ихнее отнесем, а сами винегретом займемся. И надо домашних обзвонить, за торт поспрашивать.

— Блин, закон подлости, никого домашних дома нет. Чего бы вместо торта сынженерить? Ладно, пока делаем бутерброды — думаем.

— Ого, сколько блинов! Ты, прям стахановец. Как ты их так быстро?
— Сперва по-приколу, а там — по тяге.
— И большие…
— А там сковорода крупного диаметра.
— Знаете, что я вам скажу, мужики… Это не блины. Это торт. Только без крема.
— А ну, а ну, а ну, вот такая инженерная мысля мне нравится. Только что вместо крема?
— А у тебя сгущенка была.
— Да… была. Только она начатая.
— Все равно давай.

— Это по-твоему начатая?! По-моему это не начало, а самый конец продолжения!
— Ну, вот так… получилось. Может, тонким слоем хватит.
— Ладно. Мажем.

— Все, нет сгущенки, не выскабливается. Блин.
— Точно, что блин, а не торт. Тонковат.
— Уже не блин, но еще не торт. Может, еще чего намазать? У тебя ничего такого нет? Сладкого?
— Варенье было, только…
— Тоже начатое? Ладно, тащи.

— Так, варенья всего на пару блинов осталось, что делать?
— Мазать и думать.

— Это ты, типа, бутербродов с тюлькой наделал?
— Так наделал же!
— А ничего, что я их только два насчитал?
— А ты, типа, не видишь, что они большие! Это ж разрезанный вдоль лаваш!
— Да, большие… Звони в фонд Гиннеса. Слышь, а у тебя сгущенки нет или варенья, или еще чего сладкого? Нам блины мазать нечем.
— Ну… джема пачечка была, меду остатки…
— Тащи свои остатки-сладки.

— И все равно тонковат торт. Точно больше ничего нет? Мороженного там… Ну посмотри в холодильнике.
— Горчица есть.
— Да пошел ты! Э, да у тебя йогурт есть! Вот, куркуль!
— А йогурт разве можно?
— Я понимаю, что тебе жалко, а что делать?

— Теперь уже ближе к торту, чем к блину. И все равно — мало.
— Слышь, раз уже йогуртом намазали, так может и сметаной?..
— А может — горчицей?
— Да не, ну если — с сахаром?
— Что, горчицу с сахаром?
— Ну… это разве что совсем на крайний случай.

— Что-то последний блин кривой какой-то.
— Это потому что он первый. Я его первым спек и первым на тарелку положил…
— Ясно. Ладно, обойдемся без последнего. Так, чем бы торт украсить? Сметаной, допустим, намажем, а сверху? Посыпать бы хоть чем…
— О! У меня ж орехи есть, пойду наколю.

— Во, зацените!
— А это чего? Это, типа, на туалеты вешать, женский — мужской?
— Это в торт воткнуть, типа мужик и невеста.
— Жених и баба. Красиво. А оно съедобно хоть?
— Ща обижусь! Это я из шоколадок вырезал.
— Да?! А обрезки остались, или схавал уже?
— Начал…
— Тащи, что осталось, натрем и торт посыплем.

— Э, вы уже посыпали! А нафига я орехи колол?!
— А давай, мы их самые целые отберем и сверху выложим. Только мало будет…
— О, у меня киви есть, можно кружочками порезать и разложить.
— Ладно, давай.
— Слушай, раз ты жениха с невестой вырезал, может, и торт по краю обрежешь? А то видно, что блины.
— А че, и обрежу. Размечу только.

— Так, куда все эти обрезки краев девать?
— Да прям в пищевод. Ну че, вкусно?
— Офигеть. На, зацени.
— М-м-м-м-м-м! Кстати, сметана еще осталась и орехов обломки, может, торт сбоку обмажем и орехами посыплем?
— Как обмазать, я представляю, а посыпать как? На бок торт ставить?
— Ну… давай орехи со сметаной перемешаем.

— Мальчики, у вас горчицы нет? Мы холодца наварили, а горчицы у нас нет.
— Ого, как круто, холодец!
— Да нет, у нас по-студенчески — бульонные кубики в кипятке развели, желатина добавили и залили кусочки копченой курицы и жареных сарделек. Ух ты, какой вы красивый торт купили! А какая фирма?
— А вот об этом мы еще пока не думали.

© Тракторбек Артемидович Шнапстринкен, 03.01.2010 в 23:09
Свидетельство о публикации № 03012010230908-00143807 на Grafomanam.net
Читателей произведения за все время — 22, полученных рецензий — 8.
Голосов еще нет